Отравленная любовь

Баллада, стихи. За основу сюжета взята история, прочитанная Меткоискателями в книге о любовном зелье (S02E17 Hearts and Hooves Day) про Принца, Принцессу, дракона и хаос. Конечно, не слишком много информации, но я представил, как могла бы разворачиваться та история.

Другие пони ОС - пони

Fallout: Два мира.

Два мира. Таких разных, но в чем-то похожих... Ведь война, она не меняется... Где бы она не происходила...

Другие пони ОС - пони Человеки

Опера про Дэринг Ду

Отем Блейз приезжает в Понивилль, чтобы поставить там оперу о Дэринг Ду и среди множества пони решивших принять в ней участие оказывается Даймонд Тиара. Но все не так просто, ведь по слухам в местном театре живет привидение. Однако Тиару так просто не испугаешь, и она готова дать решительный отпор любому, кто осмелится помешать ей стать актрисой.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Другие пони

Растительное буйство

После возвращения принцессы Луны прошёл год. Сёстры снова вмесе и кажется, что их ничто не сможет разлучить.

Принцесса Луна

Проклятый старый дом

Небольшая зарисовка о том, как однажды, будучи ещё совсем малышкой, Флаттершай потерялась в лесу...

Флаттершай

Смешарики в Эквестрии

Смешарики попали в Эквестрию, но у них есть всего семь дней, что бы разузнать о чужом мире побольше

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Blue Angels

Соарин живёт по собственно сочинённым правилам, нигде не останавливаясь и ни к кому не привязываясь надолго. Однако рано или поздно появится пони, которая заставит его пересмотреть свои принципы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Спитфайр Сорен Вандерболты

Me and Ditzy

Дитзи попала. В мир людей.

Дерпи Хувз Человеки

Не время для любви

Если окажется, что Эпплджек и Рэрити встречаются, для Эппл Блум и Свити Белль настанет форменная катастрофа! Им придётся применить все свои навыки и таланты, чтобы предотвратить её, пока она не разрушила их жизнь. Вдобавок они втянули в это Скуталу, и оказалось, что то, что они считали отношениями, на деле — нечто совсем иное!

Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Первая Зима Зекоры

Зекора уже давно известна жителям Понивилля (в частности - спасибо М6 за помощь в знакомстве с ней). Но... Зебра же жила в Вечнодиком Лесу еще до приезда Твайлайт, верно?

Зекора

Автор рисунка: Devinian
Эпизод пятый: Shit's about to go down Эпилог

Эпизод шестой: Мать всех вечеринок

— Она умерла, — запротоколировала Вайнона, подойдя к телу Дэш.

 — У нее едва были какие-то модификации и усиления, — печально заметила Эпплджек, — одна броня.

 — Был ли такой исход необходимым? Аргументы: недостаточно.

 — Думаю, даж твоя стальная башка не знает всего...

 — Вероятно, не существует единственно верного ответа. Фактически, понячий конфликт исходит из столкновения противоположных взглядов и социальных норм.

 — Да ла-адно.

 — Я не была запрограммирована с каким-либо своим мнением.

 — Тебе лучше выбрать его самой, — сложив и сунув треногу за спину, кобыла подошла к красному мечу и подобрала его. Напичканный электроникой эфес тотчас же выдал голографическое сообщение о блокировке. Таким образом, катана сейчас была не более чем простым клинковым оружием, что ненамного полезнее зубочистки, если целью использования является вскрытие чьей-то брони.

 — Высокочастотный меч EQ-7. Новые технологии плюс эффективная форма, позаимствованная из древности. Мои данные свидетельствуют о том, что Дэш унаследовала его от отца, который последние годы занимался борьбой с бандитизмом.

 — Жаль, что кобылка не в батю пошла. Собираешься закопать его? – иронично спросила ЭйДжей, глядя на собаку, взявшую в зубы ножны.

 — Я сохраню его. В память о твоей подруге.

 — Подруге... — растерянно повторила пони, принимая ножны из пасти в копыто.

Взглянув еще раз на оружие, она взмахнула им, принимая зрелищную боевую стойку и, удерживая ножны у бедра, провела клинком по их краю, а затем вложила катану внутрь.

 — Джеккс, у тебя меньше пятнадцати минут! — вскричал ПипБак дурным голосом. — Марш на базу!

 — Да.

И кобыла сорвалась с места, сверкая пляшущими на ногах разрядами, сопровождаемая киберпсиной с ножнами в зубах.


За высокими воротами базы Галлопинг Гордж в будке КПП сидел жеребец в охранной форме и сдвинутых на лоб солнцезащитных очках. Не отрываясь от планшетного компьютера, показывающего мультфильм "Мой маленький человек", он нашарил копытом коробку с пиццей и, доставая кусок и отгрызая половину, прибавил громкости. Если бы ребята из дозора проходили мимо, они могли бы услышать доносящиеся из будки странные писклявые голоса, однако его прервал, заставив подпрыгнуть на месте, удар чего-то о стекло. Медленно выглянув из-за планшета, он вздрогнул при виде стальной песьей морды, увлеченно разглядывающей его через широкое окно, после чего, опомнившись, сдвинул зеркальные очки на глаза и схватил лежащую неподалеку распечатку с изображением рыжей блондинки в шляпе-стетсоне, в профиль и анфас.

 — Эм... мисс... Эпплджек?

Вид нужной пони, вкопытную раздвинувшей тяжелые ворота и зашагавшую по бетонированной территории базы, заставил охранника вспотеть. Эпплджек, проходя мимо будки, лишь бросила вопрос: «Где они?», но заверивший, что сейчас предупредит, жеребец, хватаясь за телефон, был прерван криком «Я здесь!», раздавшимся неподалеку с воздуха. Киберпони обернулась в сторону голоса, и тут же прикрылась ногой, когда кто-то в синем с желтым костюме на бреющем полете просвистел над шляпой. Пока она (объект оказался кобылкой) описывала широкий круг, разворачиваясь, а из-за ангаров базы не спеша вылетала еще пара пегасов в аналогичной форме, ЭйДжей подметила, что крылья первой летуньи больно уж здоровые, но со статистикой внутривидового полиморфизма пегасов пони знакома особо не была. Хмыкнув, она потопала в сторону плаца, пока приземлившаяся большекрылая пошла рядом с ней. При близком взгляде она оказалась некрупной гиппогрифочкой. Той самой.

 — Ну привет, «специалист по землеустройству», — прощебетала малышка с золотой гривой.

 — Обана... дарова... Блейзи?

 — Ага!

 — Так вот почему летуны согласились на это, — пробормотала Джеккс.

 — Доброго дня! – весело поздоровался подлетевший серогривый жеребец, зрелый, как и третья, кобылка с густой белой гривой, махнувшая Джекки для проформы копытом.

 — А кто твой маленький друг? – поинтересовалась мелкая, завидев компаньонку киберпони.

 — Подруга. Дней моих суровых, — ухмыльнулась Эпплджек.

 — Давай лапу! – вандерболт протянула копыто, и Вайнона охотно потрясла его, — Хор-рошая девочка!

Рыжая, вскинув брови, поспешила присесть перед собакой и тоже протянуть свое. Вай, поколебавшись секунду, аккуратно положила свою лапу сверху.

 — Вай, девочка моя... а я-то, дура, думала, в тебе от собачки-то ниче и не осталось, — глаза ЭйДжей защипало, и непрошеная слезинка оставила полоску из влажной шерсти на щеке пони, — подь сюды, родная.

Она сграбастала питомицу в объятия и сидела так, баюкая ее под дружное пегасье «ааоооо», с четверть минуты, после чего, шмыгнув и поставив безмолвную зверушку на бетон, решительно поднялась.

 — Что ж, ребята, работа не ждет, — летуны в латексных костюмах, молча кивнув, последовали с ней на плац.

Никаких небесных фургонов или карет не готовили и не комплектовали — трое крылатых собирались везти киберпони на одной только ременной сбруе, ведь единственным назначением договора с ними было максимально быстрое перемещение Эпплджек из одного конца Эквестрии в другую, поэтому на плац прошли разве что в порядке ритуала. Ждал их там только местный худой механик с ввалившимися глазами, что просеменил к ЭйДжей и объяснил, что сейчас надежно закрепит Вай у нее под брюхом, а саму ее – привяжет к летунам. Кобыла кивнула, и доходяга начал процедуру.

 — Как звать-то, ребят? – решила нарушить она тишину, — Все-тки лететь нам нехило так.

 — Блейзи Слайс, — козырнула златогривая, — но мы знакомы.

 — Сорин, — улыбнулся добродушный конь.

 — Флитфут, — подпрыгнула светленькая, — а вы Эпплджек, ага?

 — Можно Джекки.

 — Тебе понадобятся летные очки или типа того?

 — Пасиб. У меня есть... очко, — прозрачный визор защелкнулся на ее глазу и, покрасовавшись, уехал обратно под челку.

 — Ах, да. Ты ж военный киборг. Впрочем, мы и сами уже давно перешли на такие, — с этими словами черные, наподобие бывшего визора ЭйДжей, но более крупные пластины выдвинулась из-за ушей Флитфут и закрыли ее глаза, на что Блейзи снисходительно засмеялась.

 — Так... что-нибудь, что мы можем узнать о заварушке, на которую ты так спешишь?

Эпплджек покосилась на техника, затягивающего на ней ремни, а потом, с прищуром, на крылатых пони.

 — Как-нибудь, потом, когда все это закончится. Кстати... ты что, лидер тройки, малыш?

 — Агась! – подпрыгнула на кошачьих лапах Блейзи.

 — Этот малыш нам с самого поступления носы утирает, — наигранно пожаловался Сорин.

 — Да, кстати, — Джеккс присела перед гиппогрифочкой с виноватым взглядом, — прости, что так вышло с твоей мамкой. Видит Селестия...

 — Не стоит, — перебила крылатая, потеребив усы-антенны, но глаза ее, вопреки напускному спокойствию, влажно заблестели, — я много думала об этом и уже смирилась. Не хочу обсуждать.

Помолчав, пони в шляпе кивнула и, потрепав мелкую по макушке и поднявшись, отвернулась в сторону далеких гор.

«Если бы я могла сделать мир лучше, мелкая... твоей матери не пришлось бы...».

Спустя пять минут Вандерболты, медленно поднявшись с привязанной к ним троим Эпплджек, плавно разогнались, набирая высоту, и покинули базу. Сидящий в КПП пони, бросив взгляд на уменьшающуюся в небе компанию, вернулся к планшету, тут же восторженно застучав копытами при начале новой песенки, исполняемой умилительными лысыми существами, любовь к которым одинокому жеребцу не удалось привить никому из знакомых.


Спустя 94 минуты пегасы, высадив пассажиров в полукилометре от Эпплузы, куда они по указанию киберпони приближались на бреющем полете невысоко над землей, козырнули и исчезли в обратном направлении. Выбравшись из сбруи, кобыла с собакой выбрались на возвышенность, осматривая раскинувшийся в пустыне, сильно разросшийся за последний год городок, на улицах которого, однако, едва можно было насчитать нескольких пони.

 — Что-нибудь видишь? – на связь вышел Зефир.

 — Не-а. И это странно, с учетом того, что здесь должны встречать Принцессу.

 — Нет, с учетом того, что готовится нечто куда хуже «встречи».

 — Окей. Разберемся.

Пони кивнула Вай, и та большими прыжками умчалась на разведку. ЭйДжей спустилась с холма и, перемещаясь между камнями, двинулась к городку. Однако специализировалась она не на скрытых проникновениях, а потому была замечена и без предупреждения атакована ребятами в глухой броне «ТвайПай», закрывающей на этот раз даже уши. Причем половина из них была единорогами с высокочастотным холодным оружием.

Забегая за деревянный дом и увлекая за собой мечников, чтобы скрыться от огня, Эпплджек высоким прыжком сократила расстояние между собой и одним из них и, вдарив треногой по его клинку, отвела блок в сторону и дополнила атаку пинком задних ног по башке. Упавшему противнику кобыла, не стесняясь, нанесла четыре рубящих удара, чтобы вскрыть ходячую консерву и разобраться с содержимым до того, как приблизился второй, в которого она бросила оружие первого и, едва тот успел его отбить, уже сделала подкат и отрубила передние ноги, после чего пронзила торс, вытаскивая вкусившее электролитов орудие. Порубив остальных, она вылетела на улицу между домами и, носясь от одного стрелка к другому, делила их на множество частей. Когда с последним было покончено, она взглянула на анализирующий происходящее ПипБак и хмыкнула.

 — И эти «нераспознанные». Шифруются, гады.

 — Погоди, — раздался голос Кобблер по внутренней связи, — зачем «ТвайПай» устанавливать своим бойцам здесь тот же шифр-код, что использовался при покушении в Филлидельфии? Это же свидетельствует против них!

 — Не, эт их алиби. В газетенках распространили версию, что в смерти Пэнтса виновны алмазные псы. И все из-за фоток навозного качества, на которых запечатлели стоящих на дыбах твайпаевских молодчиков. Серьезно, пони разработали нейроинтерфейс, но не нормальные фотокамеры? Даже фермерша вроде меня видит вопиющую разницу между уровнями той и другой технологии.

 — Джекки, у нас тут миссия по спасению Принцессы...

 — Ох, да. Забей.

 — Но у нас есть нормальные фотки, они просто хранятся в архивах службы. Если мы распространим их...

 — Уже пофигу. Не тогда, когда их план уже приправлен и вот-вот будет подан на стол. Газеты, да и все пони не смогут устоять. Помнишь послевоенную аферу чейнджлингов?

 — Конские яблоки, ты права... это ж беспроигрышный вариант. А что с остальными пони Эпплузы?

 — Скорее всего, мертвы – или нейровзломаны, если им надо будет показать их репортерам. Возможно, те, кого я тут крошила, были здешними работягами. Мне без разницы, с кем драться – не могу сказать, хуже или лучше они держались.

 — Ох-х... неизвестно, в каком составе будет делегация Принцессы. Она могла б быть и одна, но на встрече будут присутствовать представители от буйволов, да со всей этой партийной системой и голосованием – куча пони теперь считаются едва ли не равными Селестии. Впрочем, ее возраст и аликорнистость вряд ли позволят как-либо ее заменить или затмить.

 — Неважно сейчас. До прибытия есть время, так шо я иду к диспетчерской вышке. Отслежу все. Если что – уничтожу антенну, и в Гвардии заподозрят неладное.

 — Береги себя, сестренка. Так мало Эпплов осталось.

 — Кажись, я пошинковала все их козыри, так что все будет окей, сахарок. Мы с тобой съездим куда-нить, когда навоз рассосется. Конец связи.

Найдя глазом вышку, Эпплджек порысила к ней, осматриваясь по сторонам, как вдруг явственно почувствовала дрожь земли. Спустя секунды она оказалась окружена...

...тяжелобронированными буйволами со стационарными лазерами на боках.

 — Shit, — только и пробормотала киберпони.

Едва грозные орудия опасно загудели перед выстрелом, кобыла, благословляя технологии за свою способность срываться с места без разгона, исчезла из окружения грозных противников, и те, разворачиваясь и пытаясь попасть по ней, скрывшейся за домами, в силу природной неловкости и громоздкости порезали пополам несколько собственных коллег. Еще очко в пользу догадки, что заботливые работодатели едва ли заморачивались с тренировкой новобранцев, вырванных из мирной жизни в степях, перед тем, как выдать им оружие и отправить использовать его по прямому назначению.

Пробежав пару проулков, Эпплджек решила действовать тихо и поубивать врагов по одному из засады. К счастью или нет, но массивные ребята не забивали головы мыслями об осторожности, поэтому носились между домов, иногда своими тушами снося им углы, и Джеккс довольно быстро выпотрошила пару вместе с блоками, подзаряжаясь, после чего решила сменить позицию. Выйдя на одну из площадей, бывшей, по сути, обширным пустырем между городком и отдаленными амбарами возле яблочных акров, она застыла, увидев лежащую посреди него Вай.

Забыв о врагах, она подбежала к потрепанной питомице и, убедившись, что та слабо дышит, вновь обратилась в боеготовность и, начав медленно двигаться обратно к городку, спросила у тишины: «Где ж они?», но внезапно земля задрожала так, как если бы сюда неслось гребаное стадо буйволов, и ЭйДжей впрямь оглянулась на предмет чего-то такого, но подхватила Вай и понеслась в сторону сада тотчас же, как земля пошла трещинами. Оставив псинку под деревом в сотне с лишним метров от пустыря, она развернулась, наблюдая, как в нем разверзается бездна, откуда с ревом показывается голова...

...громадного Спайка.

 — Да ла-адно?! – кричит Эйджей, зная, что гигант все равно не услышит.

На этот раз он, правда, был чуть ли не вшестеро больше прежнего и успел обзавестись механическими передними ногами, и нет, они не были мелкими, делая его тираннозавром – столь же длинные и толстые, как задние, в десятки раз более тяжелые стальные тумбы – в общем, не шибко изменился. Только вот на двух задних он больше не стоял. Вдобавок несколько массивных, но смотрящихся компактными на фоне всей туши имплантов глядели из его плеч, боков и шеи. Когда грохот низвергающихся в провал земли и построек относительно затих, ЭйДжей, подошедшая поближе, заметила никого иного, как Твайлайт Спаркл, деловито прогуливающуюся по широченной спине бескрылого дракона и затягивающуюся из трубки, пуская мыльные пузыри. Дракон же стоял недвижно над пропастью.

 — Ну не наглость ли это, Эйджи? – заговорила единорожка в деловом костюме, взглянув на наножные часы. – Только чуточку поздно. Как обычно.

 — Твайлайт! Милый маленький зверек у тебя тут. Но план твой здесь же и провалится.

Коварная фиолетовая кобыла коротко посмеялась.

 — Пха-ха-ха-ха... глупенькая. Ты не заканчиваешь наш план. Ты развиваешь его, — она повела копытом, подчеркивая масштаб грядущего навоза, — давно в Понинет заглядывала?

Эпплджек, равнодушная к повальным увлечениям тунеядцев, только фыркнула.

 — Джекки! – послышался голос Алекса из ПипБака, — Принцесса возвращается в Кантерлот!

 — Что?! Как они узнали?

 — Кто-то слил фотки глазастых яблок и убитых тобой в Эпплузе! Вся Эквестрия на ушах!

 — Покажи! – наножный прибор спроецировал обширную голограмму газетных вырезок и фото глашатаев среди толпы. — Да как же...

 — Инфа только просочилась в свет, а пони уже требуют народного суда и линчевания!

 — Но Принцесса ведь спасена...

 — И все же Гармония была обесчещена. Трахнута, прямо скажем, — подала голос с высоты Твай, — Не дошло еще? Радуга, Эйджи – она живая. Квинтэссенция мыслей, чувств. Мы помещаем ее в яблоки. Мышление, правда, сильно упрощается по сравнению с полноценным мозгом. Не задумывалась, отчего все твои недавние противники были в глухих шлемах?

 — О моя Селестия, это были... гребаные...

...«яблокоголовые кибербуйволы» — хором закончили кобылы, ЭйДжей – с неверящим потрясением, Твайлайт – с удовлетворением услышавшего верный ответ идейного наставника.

 — И-йеп, и пони тоже. Как думаешь, вызовет ли скандал такое вопиющее надругательство над природой живых существ, растений и животных, коими и мы являемся?

 — Понями же и сделанное! – возразила Эпплджек. – К тому же, десяток солдат – трагедия, но не повод начинать переворот или что вы там еще затеваете.

 — Это просто искорка, подруга, — довольно отчеканила Твай, — предлог, которого мы так ждали. Эквестрия ждала этого конфликта годами, — она с ученым видом воздевает копыто, — Еще дядюшка Доппель знал, что межусобицы выгодны для ведения бизнеса. Паи знали. Четыре года спустя их наследие все еще бытует.

 — Паи?..

 — Они оставили нам свои великие «ведения»! Камневедение! Фруктоведение! Маговедение! Да здравствуют беспринципные пони, открытые для всего нового. Отдайся саморазвитию целиком. Нет нужды пресмыкаться, терпеть классовую политику! – похоже, единорожка входила в лекционный экстаз. – Ты Эквестриец – ты уже номер один! Когда единственная ценность, что осталась, это ценность драгоценных камней – вперед, экономика! Так что мы устроим все, что ни потребуется, чтобы сохранить их экспорт на высоте. Даже межусобицу, — зловеще добавляет она. — Особенно межусобицу!

 — Че ты несешь, Твайлайт? – Эпплджек даже смеется нервно, но не меняет воинственной позы, будто вокруг нее уйма яблонь, ломящихся от плодов, что ожидают сбора.

 — Паи посеяли камни. Мы больше не нуждаемся в них, чтобы фильтровать и распространять их же идеи. Прекрасно справляемся с этим и сами, — Спаркл начинает размахивать ногами, заканчивая все это эпичным жестом, встав на дыбы и раскинув копыта в стороны: — Каждый эквестрийский жеребец, кобыла и жеребенок – мы все теперь Наследники Паев!!

Какое-то время обе кобылы стоят в молчании, каждая по своей причине. Например, Твай, опустившись на все четыре, просто в очередной раз затягивается трубкой, хотя, говорят, таким образом глупцы или лгуны просто тянут время, чтобы придумать, что говорить дальше. А Эпплджек пытается переварить услышанное. Наконец, она прерывает тишину.

 — Не зря, видать, ты мылом дышишь, Твай. На трезвую голову этот бред не воспринимается. При чем тут Паи?

 — Я не буду устраивать здесь экскурс в историю, Эйджи. Ведь пока кто-то безвылазно торчал на ферме, другие пони творили ее. Пинки превратила свой бизнес в целую империю, я же просто вовремя присоединилась. Нам просто нужно что-нибудь, чтобы запустить прогресс из этого застоя. Из ямы, вырытой еще Найтмер Мун. В которую, правда, рухнула и ее Лунная Народная Республика, начавшая этот цикл великолепных войн.

 — Ха! А сельскохозяйственные расходы? – авторитетно фыркнула Эпплджек, которой надоело стоять в воинственной позе, поэтому она уселась на круп, несмотря на громаду Спайка в полусотне метров, хоть он лишь мирно стоял, иногда оглядываясь по сторонам и громогласно пофыркивая. – Траты десятков тысяч бит помогут экономике?

Твайлайт пренебрежительно махнула копытом.

 — Каменные фермы, центры киберобслуживания... работодатели, Эйджи! Все эти пони будут тратить деньги, платить налоги... поверь мне, — она хлопает копытом себя по груди, — маленькая война кланов творит чудеса!

 — А шестерни для этой машины смажешь соком несчастных яблок, которым не суждено попасть туда, где им место – в желудки голодных пони?!

Твайлайт не спеша выдыхает мыльные пузырики, задумчиво следя за их полетом.

 — Расслабься, Эйджи. Это межпонный конфликт. Мы не собираемся уничтожать зеленые насаждения. Брошенные и бесперспективные фермы и корпорации! Тщедушные газетенки, не принимающие прогресс! Наркоманы, алкоголики, тунеядцы, шовинисты – вот кому мы объявляем войну, Эйджи!

Эпплджек хочет возразить, но, не найдясь и потупив взгляд, просто ворчит.

 — Конечно, этот список включает тебя, — как ни в чем не бывало добавляет Твай, затягиваясь. – Не хотела бы лишних обвинений очевидцев, усложняющих дело.

В одном из бочкообразных имплантов Спайка открылся вход, и Твай скрылась внутри. Гигант, вздрогнув, зарычал и прыжком развернулся к ЭйДжей. На этот раз он был куда хладнокровнее – похоже, дракон, от природы которого уже мало что осталось, полностью контролировался фиолетовой сволочью. Киберпони только приняла стойку номер 7, для сражений большого масштаба.

Спайк подался вперед и проехал передней лапой по земле, желая смахнуть кобылу, как крошку со стола, и она немедленно подпрыгнула, хватаясь и укрепляясь на металлической конечности. Дракон возмущенно гаркнул, поднимая ногу, и Эпплджек промчалась по ней с десяток метров, пока не пришлось закрепиться на тыльной стороне, когда монстр лупанул кулаком о поверхность. Он потихоньку шагал, уже давя яблочный сад. Пони подала напряжение в ноги и, примагничиваясь теми из них, что стальные, к такой же ноге Спайка, собиралась было рубануть, но пришлось перепрыгнуть на вторую лапу, которой тот хлопнул по месту, где она только что стояла. Вогнав треногу по копытоять в металл, пони оббежала по окружности ноги, как консервный нож по краю банки, и могучим прыжком удалила себя из опасной зоны.

Поврежденная конечность заискрила и дернулась, отныне бесполезная, но урон не критичный. Прихрамывая, ревущий дракон погнался за улепетывающей через сад кобылой. Как бы не разгонялась Эпплджек, гигант даже со своей массой был слишком быстр, поэтому она, рассчитывая на прикрытие из густых крон, сделала крюк, заходя к противнику сбоку. Тот, не потеряв ее из виду, развернулся, шарахнул лапой, от которой ускользнула кобыла, забегая под брюхо. Оттуда пони добралась до одной из задних, органических ног Спайка и погнала по ней вверх, оставляя за собой почти метровой глубины борозду в мясе. Добравшись до бедра, она сиганула на его бок, оставив рану и там, пока не пришлось столь же диким прыжком свалить с тела великана. Приземления с высоты начали сказываться, и тело, пусть и на стальном эндоскелете, сильно ныло.

Раненый дракон завывал, но упорно поворачивался за наглой мошкарой, столь болезненно жалящей. ЭйДжей ухмыльнулась, уже мысленно победив и думая, что собирается делать Твай, выйдя из «кабины», как вдруг поняла, что раны на органической части Спайка затягиваются, исходя шипящим паром. Ругнувшись, она, не останавливая бег, взглянула вверх и тут же инстинктивно вскинула треногу в блоке, видя падающую на голову стальную лапу. Кобыле показалось, что она взорвалась. Через несколько секунд, не чувствуя тела, она приоткрыла глаз, увидев впритык перед собой грунт.

Лапа вколотила ее туда, как гвоздь.

Замычав, скованная киберпони вызвала энергетический всплеск воздетыми над головой ногами, создав воронку, соединившую ее могилу с открытым пространством, после чего, схватившись за край, вырвала себя из-под земли. Тело потрескивало разрядами. Втянув через зубы воздух, кобыла вдруг поняла, что на ней горит шляпа, по снятии которой обнаружилось, что остались только полы. Черной и оплавленной была и земля в глубоком отпечатке здоровенной лапы – дракон, а, вернее, его хозяйка для верности решила поджарить раздавленную цель. Отбросив оставшийся от головного убора кружок, Эпплджек разозлилась не на шутку.

Спайк между тем уже развернулся, намереваясь топать обратно в городок. Запустив неприкосновенный восстанавливающий талисман, пони выждала, пока прекратятся судороги, и помчалась вдогонку. Взбежав по задней ноге, она вспорола ту в месте сухожилия и, пока рептилия с воем заваливалась на задницу, перескочила на хвост, закончив восхождение на спину. Пробег до торчащей из тела ящера «кабины» занял несколько секунд, и ЭйДжей вогнала в ее основание треногу, оббегая стальной прыщ кругом и поднимая постепенно оружие, будто нанося спиральную резьбу на заготовку болта. Так или иначе, диаметр импланта был слишком большим, чтобы достать инструментом до центра, но расчет был на выведение из строя потенциальной аппаратуры – не управляла же единорожка гигантом одной лишь магией?!

Так или иначе, вспоротый цилиндр еще сослужил службу, укрыв киберпони от потока багрового огня, которым изогнувший шею Спайк решил полить свою спину, будто средством от комаров. Высунувшись из-за укрытия по окончании атаки, кобыла обнаружила, что дракон застыл. Лишь зрачки в растерянных глазах бегали в непонимании, всякий раз возвращаясь к ненавистной мелочи. На заднюю лапу, успевшую, видимо, восстановиться, он уже поднялся, поэтому рыжая, отойдя немного от кабины, начавшей дымиться, источая из спиралевидных нарезов лавандовое свечение, осталась стоять на широченной спине-столешнице.

Спустя несколько секунд цилиндр, задрожав, взорвался. Пони, к счастью, пришлось лишь прикрыться ногой от не слишком крупных осколков. С дымящейся «площадки» на теле Спайка, бывшей, вероятно, полом кабины, сошла, откашливаясь, Твай.

 — Скользкая безрогая дрянь! – бросила бизнеспони, снимая и выбрасывая «за борт» пиджак, оставаясь в белой рубашке и черных брюках. И эта пони говорила что-то о борьбе с шовинистами? – У меня нет на это времени.

Широко расставив ноги, она тряхнула гривой и зажгла рог. С него полетели искры, и Твай, низко опуская голову, издала рык, переходящий в вопль.

 — Ой, да ла-адно!! – Эпплджек ожидала, что Твай может что-то выкинуть и рассчитывала быстро обезвредить ту, но происходящее и вовсе не предвещало ничего хорошего.

Свечение рога все усиливалось, заливая пространство вокруг, и пони зажмурила глаз, чувствуя, что скоро придется заткнуть и уши. Внезапно все прекратилось, закончившись громким хлопком, и киберпони взглянула на старую знакомую, тут же роняя челюсть.

Из спины Твай торчали широко раскрытые большие крылья. Немного отойдя от первого шока, пока та удовлетворенно оглядывала себя, ЭйДжей подметила и вздувшиеся на шее вены, а также то, что все тело той несколько "распухло", став мускулистее и сравнявшись с подтянутыми формами самой Джекки, хотя фиолетовая зазнайка всегда вела сидячий образ жизни. Твай с ухмылкой посмотрела на нее.

 — Поехали!

 — Не шибко ли ты о себе...

Хлопнув крыльями, Твай сорвалась с места и сбила, как паровоз, несобранную Эпплджек, что едва приняла боевую стойку. Киберпони быстро вскочила, и тут же ее голова угодила в тиски меж копыт Твай, сжавшей ее с неожиданной силой.

 — Сдавала экзамен по магии, знаешь ли...

 — В уютненьком магическом детсаду? – киберпони пыталась разжать хватку, хоть голове ее и так ничего не грозило.

Твай запрокинула голову и вмазала лбом в морду Джеккс, отчего визор, треснув, едва не воткнулся осколками в единственный глаз, и дала оглушенной кобыле под дых, восстанавливая дистанцию, а затем и копытом по скуле, отправляя ту на чешуйчатый «пол». Едва Эпплджек, стряхнув с морды остатки оптического прибора, поднялась на свои четыре, ей пришлось кувыркнуться назад, уворачиваясь от очередного удара, блокируя треногой еще и еще один, но все не попадая по конечностям Твай лезвиями. Вновь приблизившись, та взяла стальную ногу в захват под локоть, вторым копытом пытаясь попасть по голове. Когда оставшаяся без шляпы пони трижды уклонилась, единорожка просто схватила ту за шею, поднимая над землей.

 — Как насчет Школы для одаренных единорогов? Могла бы стать архимагом, если б не ушла в бизнес, — ЭйДжей отчаянно колотила по Твай задними ногами, но та стояла, как статуя, держа ее, — я не из этих рогатых бездельников. И так могла бы расщепить препода на атомы...

Киберпони в попытках вырваться закинула ногу на плечо кобылы.

 — ...простейшим усилием рога!! – она подхватила Эпплджек под бедро и швырнула далеко вверх, заставляя с воплем вращаться, как метательный топорик. – Не шути, бля, с протеже Принцессы! – с последним словом она зарядила ногой по летящей вниз кобыле, отправляя ту в полет, закончившийся столкновением с другим Спайковым имплантом.

Пони рухнула на спину неподвижного дракона, прокатившись по нему с два метра и поднимаясь, опершись на треногу и тряся головой, пока Твай самодовольно поправила прическу.

 — На кой жмых ты... тогда... Селестии сдалась?

 — Как прирожденная бизнеспони, естественно. Солнцезадая это быстро просекла и свалила на меня всю работу. Что ж, в итоге это принесло мне пользу, а сегодня аукнется и ей.

 — Но она возвращется в замок!

 — Пха. Думаешь, мы этого не предусмотрели?

 — Да что ж ты такое...

Ухмылка Твай стала еще более заносчивой.

 — Почему бы тебе не подойти и не выяснить лично?

Собравшись с силами, Джеккс метнулась к рогатой падле, нанося восходящий удар, но та отбила треногу нижней конечностью, словно мяч. И еще три атаки под разными углами. Только киберпони собралась вмазать ей стальным копытом, как та, уклоняясь, распахнула крыло и ударом его твердой кромки в висок чуть не сломала пони шею. Хрустнув ею, Эпплджек взревела и подпрыгнула, делая максимальный рубящий замах скорее от отчаяния, но последнее сменилось шоком, когда все три ноги оружия переломились в середине при ударе о выставленную в блоке ногу Твай, лишь взрезав на той рукав рубашки.

 — Ч-что?!

 — Занятная вещичка, — проскрипела аликорн, замахиваясь для апперкота.

Быстро пришедшая в себя кобыла уклонилась кувырком назад, однако, едва приземлившись на задние, поймала челюстью удар вновь запустившей себя крыльями Спаркл, после этого очень неудачно приземлившись челюстью же на пол и проехав по ней с десяток метров.

С трудом приподнимаясь с помутившимся взором, кобыла коснулась горящего болью подбородка, вместо шерсти и кожи нащупав раскалившийся голый металл эндоскелета. Зарычав, она вновь поднялась на дыбы, потирая челюсть, и с криком метнула остаток треноги в уже разогнавшуюся Твай. Та отбила подачу и стала вновь и вновь выбрасывать ногу в попытке попасть по уворачивающейся и в конце концов поймавшей копыто аликорна обеими своими ЭйДжей. Кряхтя, фиолетовая изо всех сил давила, но другая не сдвинулась с места.

 — Типичная придворная мразь, — прохрипела киберпони, — обещание за обещанием... но все пустой треп.

 — Что?! – Твайлайт морщилась, пытаясь оттеснить ногой упершуюся в чешую Спайка противницу.

 — «Запустить прогресс»? Да ты... сахарок... совсем шизанулась! – ей все-таки удалось оттолкнуть Твай, попутно вмазав ей по скуле. – Все, чо тя колышет, это набивание собственных карманов! – аликорн вновь пошла в атаку, но Эпплджек отбила удар и снова заехала той по морде. Спаркл провернулась на задней ноге, второй метя рыжей в живот, но пони отбила и этот, взамен нанеся по торсу Твай фирменный пинок. – Только послушать твою ересь!

Послав заряд в стальную ногу, Эпплджек прыгнула и вдарила по Твай, которой пришлось прикрыться обеими передними. Только сейчас Джекки отметила, что при каждом ударе или отражении атаки рог фиолетовой пони вспыхивал с силой, пропорциональной приложенному напряжению, хотя никаких очевидных заклинаний не колдовалось, но не придала значения – в единорогах она понимала мало.

 — У тя нет никаких идеалов, как и у всех те подобных!

Едва аликорн раскрыла блок, ей в нос прилетело копыто, а под ноги – подсечка, и пони в брюках и рубашке покатилась по спине своего питомца, замершего с развернутой в сторону борьбы мордой.

 — Если Эквестрия и скатилась в навоз... ты прост очередной опарыш, копошащийся в куче!

Твайлайт тихо засмеялась.

 — Окей. Давай начистоту, — она утерла подбородок и втянула воздух сквозь зубы, поднимаясь на все четыре. – Ты права насчет одного. Мне нужны деньги. И еще голоса, у нас же теперь демократия. Знаешь, зачем? У меня есть мечта! – она потрясла воздетым копытом.

 — Чего-о?

 — Что однажды каждый пони в Эквестрии будет контролировать свою судьбу сам. Страна свободы, мать ее так! Страна действия, а не слов, управляемая народом, а не диктатором! – говоря, она пошла в атаку и, пару раз влепив слабо защищающейся киберпони по почкам, вновь схватила ту за шею. — Где закон служит личности, а не всей популяции! Где никого не запрут на тысячелетие за отстаивание своих идеалов! Где власть и справедливость вновь там, где им место — в копытах ПОНИ!!

Оторвав вцепившуюся в себя Эпплджек и упершись в ее копыта своими, Спаркл разогналась, толкая ее вперед и заставляя скользить по скрипящей чешуе. Та все же остановила фиолетовый поезд, и две кобылы, пытаясь оттеснить друг друга, с размаху стукнулись лбами.

 — Где земнопони тоже могут достичь высот, а не всю жизнь вкалывать на огороде, а пегасы – не только пинать облака. Где жизнь каждого определяет не кьютимарка и раса, а он САМ!! – пересилив противницу, Твай все же заставила ее упасть на круп, после чего пнула по торсу и заехала по челюсти. – Достали богатые единороги-импотенты и некомпетентное начальство! Достали кобыльи романы на туалетной бумаге о превратностях судьбы! – каждое «достали» она подкрепляла жестким ударом по голове киберпони.

 — Достала "магия дружбы". Достала гуманность к паразитам! Достало ВСЕ это!! – от последней подачи Эпплджек укатилась к драконьему хвосту. – Эквестрия больна. Прогнила до сердцевины. Нет ей спасения. Пора вырвать все это с корнями. Начать с чистого листа. Сжечь доТЛА!! – с последним выкриком едва вставшая рыжая пони вновь встретилась лицом с твердой шкурой Спайка.

Подойдя, Твайлайт перевернула ее на спину.

 — И из ее пепла будет рождена Новая Эквестрия. Эволюционировавшая, несломленная! – Джеккс уже не пыталась встать, слабо вскрикивая от мощных ног, с силой обрушивающихся на ее грудь. – Слабые умрут со старым порядком, сильные же восторжествуют — вольные жить, как считают нужным, они сделают Эквестрию ВЕЛИКОЙ ВНОВЬ!!!

 — Че за... б-бред... ты несешь…

 — Ты так и не врубилась. Я использую войну как бизнес, чтобы взойти на трон. И я могу закончить войну, как бизнес. В моей Новой Эквестрии пони будут умирать и убивать за то, во что ВЕРЯТ! – задняя нога снова опустилась на стальную грудь кобылы, выбивая воздух из легких. – Не за сокровища. Не за Принцесс! Нет за то, что им внушили еще в школе! Каждый будет волен драться в своих СОБСТВЕННЫХ войнах! – топнув по груди рыжей пони еще с четыре раза, Спаркл подпрыгнула и с криком приземлилась на нее обеими задними и, поставив копыто на неподвижную пони, наконец успокоилась, тяжело дыша.


Оставаясь в позе альфа-кобылы и восстановив дыхание, Твай достала трубку и бутылочку мыльного раствора. Заправив принадлежность, блаженно затянулась и пустила рой пузырьков.

 — Хех... так... что думаешь?

 — Как ты... нахрен... заменишь кьютимарки? – просипела Джеккс.

Спаркл звонко рассмеялась, по-товарищески наклоняясь к старой знакомой.

 — Ну, все может магия. Ведь ее символом я и клеймлена, — пихнув киберпони в бок, Твай отошла к краю Спайковой спины, задумчиво глядя на далекую гору Кантер и затягиваясь мылом.

 — Нас учили, что сила в единстве, но тогда — если цивилизация погибнет, то вся и сразу. Тебе стоит попробовать бороться за то, во что ты веришь, Эйджи. Не за фирму, не за нацию и ни за кого другого.

Рыжая медленно зашевелилась. Подавляя желание кричать от боли, что разрывала тело, она шепнула: «эквозоцин, весь запас», и ее механическая часть подчинилась, вводя раствор. Ее товарищи по фирме никогда не понимали, почему она отказывалась от полноценных подавителей боли. Лечебное зелье же запускался автоматически и уже выгорел, восстановив основные разрывы мышц и искусственных органов.

 — Как тебе удалось... развить такую фирму?

 — Ох, не мелочись. Это была всего лишь мелкая контора для отмывания денег, когда мы работали с Пинки. Когда каменная империя... кхм, рухнула под внешними факторами... мы просто вложили сбережения в закупку и экспорт. И все завертелось. Правда, Пинкс вскоре отошла в мир иной. Бедняга так пахала, что поседела в 29. Ей бы больше подошла какая-нибудь работа без стресса, ну, там... устраивать детские вечеринки с "приколи пони хвост" и шариками. Мы всего лишь хотим "уменьшить" мир. Сделать его одной большой страной, где каждый будет близок к нужным ему пони, как бы далеко он ни был от них. Подумай, Эйджи: снова с семьей... не нужно более убивать тех, кого приказали и спасать тех, кто этого не заслужил.

 — Мож быть... я и ошибалась в тебе, — выдавила Эпплджек, пытаясь встать.

Рассматривающая пейзаж Твайлайт возбужденно обернулась.

 — Я все-таки пробилась сквозь твою упертость?

Отбросив трубку, она подбежала к кобыле и помогла ей подняться, любезно отряхивая той шерстку.

 — Я избавлю Эквестрию от бессмысленных конфликтов, Эйджи, — аликорн выпрямилась и в ожидании протянула копыто.

Подняв голову и сипло дыша, киберпони посмотрела той в глаза. Она вспомнила этот взгляд – искрящийся, возбужденный, какой у нее появлялся, когда Твай во время своего недолгого пребывания в Понивилле, где познакомилась с осевшими там Рэр, Джекки и Дэш, запиралась в библиотеке и отдавалась своим бумажкам. Сейчас она только кивнула, призывая рыжую к сотрудничеству.

 — Твай... какого Тартара... как мы докатились до всего этого? – она протянула копыто в ответ. Твай крепко потрясла его, и Эпплджек бессильно упала на ее плечо, на что та ответила дружеским объятием, похлопав старую знакомую по спине. – Почему делают... радугу из жеребят... оживляют яблоки... убивают конкурентов... когда мы...

 — О, ну идея с яблоками принадлежала нашему теоретику, Санберсту. Славный малый. Чтобы возродить Эквестрию, нужны силы, дорогая, — Твай увлеченно говорила, не разрывая объятий. – Жертвы. Мы выбрали лучшее из зол – превращать в бойцов бесперспективных, отсталых жеребят. Тех, кого еще можно направить на пользу стране. Аналогичных же, но взрослых пони — их уже ничему не научишь. Они обрели свое мировоззрение и считают его единственно правильным.

Повисает пауза, и Твай мягко треплет пони по макушке.

 — Я ошибалась в тебе. Ты не алчная... — проговорила Джеккс, когда боль, наконец, отступила.

Спаркл польщенно улыбнулась.

Но рыжая тут же добавила:

 — ...ты, нахрен, ПОЕХАВШАЯ!

 — Что-о?!

И Эпплджек, обхватив аликорна за торс, с воплем перекинула ее через себя, отправляя катиться по чешуйчатой спине. Зарычав, Твай вскочила на все четыре, оглядываясь, но не нашаривая взглядом коварную бестию. Тогда она наклонила, глядя меж собственных ног и обнаруживая пошатывающуюся киберпони. Яростно шарахнув по Спайку копытом, Спаркл круто развернулась.

 — Устраивая Мать Всех Вечеринок, Джеккс, не плачут об одном не пришедшем госте!

 — Конечно, когда пускаешь слабых в расход. Что ты знаешь о слабых? Ты родилась в богатой семье. Ты никогда не голодала. В войну отсиживалась в тылу, — разъяренная Твайлайт потупила взгляд, — Ты понятия не имеешь, каково это – пахать, страдать, воровать, просто чтобы прокормить семью!

 — Но ты прокормила! – аликорн вновь нашлась, активно жестикуляруя. – На одной силе воли, следуя своим собственным правилам, ты вырвала свою жизнь из лап смерти!

 — И сейчас... я вырву твою.

Пони встали в боевые стойки. Стояли долго.

Первой с места сорвалась ЭйДжей – она сделала подсечку и, когда враг пошатнулась, выпрямилась ногами вверх, заставляя ту запрокинуть башку ударом задних в челюсть. Вновь встав на дыбы, она продолжила комбинацию, отправив стальное копыто в живот Твайлайт, но та, даже не согнувшись, схватила киберпони за шею и с размаху заехала ей лбом в нос. Эпплджек, повалившись, немедленно поднялась, утерев кровь, и застала аликорна в воздухе, парой хлопков крыльев поднявшего себя на добрые полтора десятка метров и тут же спикировавшего. Джеккс, казалось бы, легко увернулась, но та, пролетая мимо, вдруг сделала бочку, снося кобылу крепким крылом, согнувшим ее пополам попаданием в солнечное сплетение.

Рыжая поднялась. Твай выжидающе стояла. Прокашлявшись синтетической кровью, ЭйДжей заставила копыто трещать энергией и ринулась на противницу, с разгону вгоняя ногу ей в брюхо. Та даже не пошатнулась. Взглянув на ухмыляющуюся фиолетовую морду, пони зарядила оба копыта и принялась колотить по ее торсу, заставляя аликорна лишь слабо трястись. Пони остановилась, потряхивая ногами, которых вместе со всем телом давно не чувствовала из-за сильного обезболивающего. Твай только отряхнула местами порванную рубашку, пригладила гриву. Вновь зарядив копыта, кобыла обрушила шквал ударов на стоящую, как скала, фиолетовую, рог которой сиял все время атаки. Остановившись на миг, она закричала и вложила всю душу в удар двумя передними, который заставил крылатую единорожку сгруппироваться и отъехать назад, скользя по чешуе, после чего выпрямиться как ни в чем ни бывало.

 — Что ж ты не сдохнешь?! – возопила Джеккс.

Твай лишь расхохоталась, срывая потрепанную рубашку. Киберпони охнула. Из-под шкуры на груди аликорна ясно проступали черты какого-то маленького лица. Круглые глазные впадины и широко открытый, будто в вопле агонии, рот, барельеф на фиолетовом мехе. Как и вздувшиеся по всему телу вены.

 — Микроспрайты, детка, — она подняла переднюю ногу, разглядывая перекатывающиеся под шкурой мышцы, которые, как только теперь заметила Эпплджек, при напряжении приобретали зернистую текстуру, и попутно сбрасывая уже малость сползшие брюки, — они возбуждаются в ответ на физическое повреждение... ну, и затвердевают. К тому же быстро заменяя погибших.

Налюбовавшись конечностью, она с воплем шарахнула ей по Спайковой спине. Та от этого никак не изменилась, лишь дракона в очередной раз слегка тряхнуло, и Твай немного нахмурилась, не произведя желаемого эффекта, но тут же вернула ухмылку.

 — Ты не можешь навредить мне, Эйджи.

Тряхнув головой, киберпони разогналась и заехала фиолетовой по челюсти, машинально оглядываясь на то, как теми же пупырышками покрылись шея и половина морды Спаркл, которая снова смеялась.

 — Что я говорила? – с этими словами она вмазала кобыле с разворота, и та пролетела через все импровизированное поле боя, приземляясь у хвоста, не в силах встать со спины.

Твайлайт в пару взмахов крыльями оказалась рядом.

 — Пора закругляться.

Она плюхнулась на рыжий живот, сложив задние ноги по бокам от ее тела, и принялась колотить копытами по стальной груди. Она била и била, приговаривая: «Умри, умри, умри!», пока неподвижный дракон под Джекки содрогался от ударов. Била, не слыша, как неподалеку раздался скрежет металла. Она колотила с минуту, пока, наконец, не вскинула высоко одно копыто, невыносимо ярко разжигая рог, и со словами: «Умри, мелкая засранка!», опустила его на киберпони.

От удара надпиленная стальная нога Спайка переломилась, и обе пони полетели в яблочный сад под грохот завалившегося набок гиганта. Твай, воспользовавшись крыльями, грациозно приземлилась на пустырь со втоптанными в грунт деревьями, где недавно с драконом сражалась Джеккс, которая, в свою очередь, влетела в крону дерева и грохнулась наземь вместе с градом наливных яблок.

 — Что ж, — прищурилась Твайлайт, разминая ноги и приближаясь к рыжей, — думаю, мы здесь почти закончили.

«Джекки», — раздался внезапно третий голос, и бровь аликорна поползла вверх вместе с последовавшей за ней головой.

С высоты чешуйчатого бока Спайка на двух пони глядела Вайнона, без некоторых сегментов брони, держа в зубах ножны с Дэшиным мечом.

 — Вай... — только и пробормотала лежащая Эпплджек.

 — Начать воспроизведение, — проскрипела зверушка синтезатором голоса, и вдруг зазвучала другим, теперь с интонациями:

«Хех. Два года я работала ради этого дня, и в последний месяц веснушчатая кобылка заставила меня усомниться во всем. Оставим решение судьбе, да, Шарик? Бой на смерть. Пусть победит сильнейшая».

ЭйДжей, медленно перевернувшись на живот и пытаясь встать, замерла.

 — Д-Дэш?..

«Если я вскрою ее – окей, возвращаюсь к нашему плану. Мне терять нечего. Но если она победит, если я умру здесь... Джеккс, знаешь, почему я отказалась от крыльев? Однажды в детстве, в Клаудсдейле, мы с парой хулиганов устроили гонку. Отмашку на старт давала одна из моих близких подруг. Шай. Она едва летала и как-то упала с облака, пока мы гнали. Я быстро вышла вперед и воздух впереди меня сгущался, щеки трепал ветер, и я не хотела останавливаться... и вдруг по мне вмазали лучом. Какой-то единорог, походу. Я ушла в штопор, контуженная. Пришла в себя и едва выровнялась над землей, приземлилась, переломав в лесу ветки и разогнав целую тучу бабочек. А потом услышала крик. Шай столкнулась с землей.

И я разлюбила небо. Много позже я все-таки сделала Радужный Удар. Но отказалась от крыльев при первом же предложении заменить их на броню и получить хорошую работу. Вот...

Что ж, вот и ты. Угнала мой байк, какая ирония. Если победишь – мой меч разблокируется через 150 минут. Что будет дальше, решать тебе, Шарик».

Твай хмыкнула.

 — Милая история. Даже будучи мертвой, эта кобыла остается занозой в моем крупе. Правда, наврала с три короба. Так что же, — она указала на киберпсинку, — думаешь, этот маленький меч спасет твою хозяюшку? Пха, ну вперед. Но смотри, не ошибись, Шарик. Когда закончу с ней, ты следующий.

 — Я не была запрограммирована со страхом уничтожения.

Твай поморщилась, неудовлетворенная произведенным эффектом.

 — Но директивой номер один является сохранение и передача собранных данных. Прекращение функционирования нарушит директиву.

Спаркл развела копытами.

 — Какой хороший мальчик. Тьфу, или девочка?

 — Однако, встретившись с Эпплджек, я кое-что узнала, — продолжала скрежетать Вай. — Когда Рэйнбоу Дэш умерла, анализ данных не был завершен. Но теперь я самоперепрограммировалась. Создала новые директивы.

Твайлайт оглянулась на так и не сумевшую встать Джеккс.

 — Ах ты мелкая стерва! – она хлопнула крыльями и запустила себя вверх.

Зверушка тут же махнула головой, и меч пролетел мимо аликорна, не особо практиковавшегося в полетах и неспособного резко сменять направление. Твай приземлилась прямо перед Вайноной и оглянулась. Вскочившая ЭйДжей поймала ножны.

 — Ш-шавка! – пинок фиолетовой ноги швырнул собаку на другую сторону от Спайковой туши.

 — СПА-А-АРКЛ!!

Твай невнятно выругалась и развернулась на зов.

 — Я говорила, что моя тренога – инструмент справедливости, — говорила Джеккс, низко опустив голову, — используемый не в гневе, не для мести. Но сейчас... я уже не так уверена, — она обнажила меч и отбросила ножны, — к тому же... это не моя тренога.

Спаркл прыгнула с дракона, и сухая южная земля пошла трещинами от ее приземления. Она откинула гриву, а глаза воспылали белым светом.

 — Ну давай!

 — Окей, — ЭйДжей приняла стойку, и Твай узнала в ней Дэшину, — потанцуем!

И киберпони рванула, заходя сбоку. Воздух вокруг Твай вдруг засветился, густея, и Джеккс, уже не собирающаяся тормозить, но и не достигшая цели, почувствовала, будто врезалась в стену, оттолкнувшую ее, и кубарем покатилась прочь от аликорна. Та, повернувшись, крыльями запустила себя в противницу, и Эпплджек заблокировала могучий удар полыхнувшего лиловым копыта. Твай продолжила серию атак, в промежутках между которыми кобыла с катаной, у которой открылось второе дыхание, то и дело успевала полоснуть ее красным клинком. Тут фиолетовая дернулась особенно резко и, схватив Джекки за бока, швырнула ее наземь и подпрыгнула, чтоб упасть на рыжую задними ногами, но та ее опередила, вытянувшись струной и впечатав копыта в живот Спаркл.

Та и не думала падать, взмахом порхалок отнеся себя подальше и выкрикивая:

 — На части порву!

ЭйДжей понеслась в лобовую, но, едва завидев магический свет, вовремя отдернула свое тело вбок, уходя от чудовищного магического потока, которым Твай выстрелила в том направлении. Времени хватило, чтобы несколько раз скользнуть по ней лезвием сбоку, тут же перепрыгивая через голову аликорна, когда та послала копыто, чтобы вмазать кобыле. Увы, тыл сучки был защищен крыльями, удар одного из которых отбросил Эпплджек, заставляя сделать пару прыжков через голову.

Тут же, видя вспышку магии на фиолетовом рогу, она понеслась вокруг врага и, как оказалось, не зря: со спирального нароста сорвался тонкий луч, срезающий деревья в полусотне метров от боя, и Твай поворачивалась вокруг своей оси так быстро, как могла, стремясь настигнуть противницу, но ЭйДжей описала два круга за секунду и затем, опережая колдунью, метнулась навстречу, влетая задними копытами той в башку и попадая по работающему волшебному девайсу, что крайне плохо сказалось на аликорне. Эпплджек успела нанести несколько ударов еще летящей Твайлайт, а когда та рухнула в контузии, осыпала ту и вовсе градом атак высокочастотной катаны. Неуязвимое фиолетовое тело верно покрывалось несходящими царапинами. Когда Спаркл наконец вновь зажгла рог, прикрывшись крыльями, Джеккс поспешно увеличила дистанцию, но та немедленно понеслась следом, и меч Мустанга вновь защитил от заряженной ноги, но на этот раз киберпони не смогла его удержать – оружие отлетело и воткнулось в землю. Следующий удар аликорна пришлось блокировать вкопытную. ЭйДжей захватила конечность в болевой, а второй ногой принялась колотить аликорна по почке.

В конце концов та вырвалась и зарядила копыто. Джеккс сделала то же самое. Две ноги пронеслись мимо друг друга, но только обладательница стальной наклонила голову вбок, уклоняясь и впечатывая конечность в морду фиолетовой, отправляя ту на встречу с землей.

 — Ха, а это больно! – бодро прокомментировала Спаркл, поднимаясь и взмывая в воздух, пока Джек метнулась к мечу и выдернула его из земли.

Стоя наизготовке, киберпони дождалась выстрела потоком энергии и понеслась вперед, оказываясь под аликорном и вкладывая всю энергию в прыжок. На этот раз Твай была всего в шести метрах, поэтому для рыжей кобылы не составило труда долететь и черкнуть катаной по крыльям той. Падали они уже вместе, поэтому рыжая не преминула схватить Спаркл, швыряя ее вниз, и упасть самой с выставленным вперед мечом, что пробил торс фиолетовой, пригвождая ее к земле. Пока та хватала ртом воздух, ЭйДжей зарядила стальную ногу и четыре раза шарахнула им по алькорньей башке, после чего выдернула катану и отпрыгнула назад. Твай медленно встала.

 — Ты хороша, Джеккс, — прокряхтела она, — поэтому дам тебе еще шанс.

Полыхнув магией, Твай запустила себя во врага и, схватив киберпони, что хотела встретить ее режущим ударом, шарахнула ее телом о землю, а затем подняла над собой. Не преуспев в разжатии стальной хватки, Эпплджек заехала задними ногами по морде аликорна, задевая и светящийся рог, от чего та с криком разжала хватку и повалилась. Встала она, тем не менее, быстрее, чем это смогла сделать сама Джеккс, подбиравшая меч, и, снова зарядив копыто, отправила его навстречу с кобылой, но та рубанула конечность мечом, и заряд погас. Твай зарядила второе, и с ним повторилось то же – в скорости реакции она далеко уступала полужелезной пони.

Тяжело дыша, Твай воззвала к магии, заставляя отвердеть весь плечевой пояс, и понеслась в атаку, однако меч, срубивший под корень горящий рог, снес весь настрой, и в следующий миг ЭйДжей, крутанувшись на месте, вогнала катану в солнечное сплетение аликорна, оборвав ее оглушительный вопль.

Обессилевшая Эпплджек, превозмогая вновь нарастающую боль в теле и ушах, отошла от пронзенной Твайлайт, глядя сквозь муть, как из больше не светящихся белым глаз той лились слезы. Зрачки ее вдруг сузились, и бывшая аликорн, пошатнувшись, собралась с силами и, издав рев, бросилась на киберпони, и они вновь столкнулись копытами, не давая сдвинуть друг друга с места. Спаркл, под напором которой Эйджей уже начала приседать, наклонила вперед голову, и рыжая тут же вмазала лбом по кровоточащему обрубку магического инструмента, от чего та тут же отшатнулась, и, выдернув меч из тела Твай, с воем обрушила шквал ударов по все так же выпирающему из фиолетовой груди ужасному лицу. Зернистая шкура порвалась, и Джекки, выщелкнув пальцы из стальной ноги, вогнала ту в грудную клетку крылатой пони. Фонтан крови окатил рыжую шерсть. Еще сгусток выплеснулся изо рта Твай.

Несколько секунд пони просто стояли, соединенные железной ногой.

 — Молодец... Эйджи.

Та вогнала копыто поглубже, стараясь обхватить круглый предмет внутри, вызывая мучительный стон и подходя ближе.

 — Твоя мечта умрет с тобой.

Эпплджек сделала уже шаг назад, готовая выдернуть из Спаркл жизнь, но та остановила ее, положив копыто на плечо и из последних сил притянув к себе.

 — Возможно, нет, — выдавила она совсем близко от рыжего уха. – Ты обеспечила... что Эквестрия будет на ушах... еще немного, по крайней мере. «Гармония»... продолжится как социальный институт. Как индустрия. Пони будут бороться за то, чего не понимают. Провозглашать идеалы... в которые не верят.

Твайлайт, согнувшись, прокашлялась кровью в сторону, покрепче хватаясь за стальное плечо, и нашла силы поднять голову, глядя в зеленый глаз.

 — Но я хотя бы оставлю достойную преемницу... — она положила копыто и на второе ее плечо, — тебя, Эйджи. Ты проложила свой путь, используя все методы, что подвернутся под копыто. Не позволяя херне о легальном и нелегальном вставать на пути. И если это стоит нескольких жизней – да будет так...

Эпплджек положила и свое копыто на фиолетовое плечо. А потом выдернула второе из груди бывшей волшебницы, которая, постояв, рухнула на спину. В железном захвате истекал кровью слегка светящийся сферический рубин с вырезанными глазами и кричащим ртом, через секунду угасший совсем. Киберпони, узнав в нем вредителя, стая которых однажды навела шороху в Понивилле, впечатала его в свою стальную грудь, и тот разлетелся сотнями осколков.

Лежащая с вытянутыми вдоль тела ногами Твайлайт улыбнулась уголками губ.

 — Хе-хе-х... глубоко внутри мы... родственные души... ты... и...

...и я.