Жеребята

Твайлайт с друзьями ненадолго уезжает из города, и их знакомый пегас остаётся нянчиться с Меткоискателями. Понификация рассказа А. Т. Аверченко "Дети".

Эплблум Скуталу Свити Белл

Изгои 2. Маленькие неприятности.

Ну вот вроде и всё! Живи себе долго и счастливо с любимой и не парься. Но разве так бывает, чтобы все жили долго и счастливо? Разве что только в сказках. А в реальности проблемы были, есть и будут! Подруга подкинула проблем и вот уже насущная необходимость срывает тебя с насиженного места, и ты бежишь сломя голову в совершенно другой, волшебный мир, населённый цветными лошадками. Но и там не всё так спокойно и радужно – новым друзьям тоже нужна твоя помощь.

Другие пони ОС - пони Человеки Чейнджлинги

Чужая магия

Написал Kasket (редактура и вычитка xvc23847) Всю жизнь мечтал о магии, и вот мечта сбылась – мир, переполненный ею до краёв. Как бы теперь не захлебнуться в ней.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

Сказка про долгий путь домой

Продолжение рассказа "Сказка об изгнанном Принце". Многое из этого - записи из дневника Принца Земли. Решение уже принято, но выбранный путь весьма извилист.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Зекора ОС - пони

Такхизис Ван Сапка

Где-то в неделе неспешного полета от Кантерлота расположился город внешне похожий на него. Сверху этот город напоминал паука, расположившегося в центре сети железных дорог. Впрочем, сверху его не часто удавалось разглядеть. Город был окутан постоянным облаком смога и лишь изредка горные ветра набирали достаточную силу, что бы сдуть дымчатую пелену в предгорья. Именно сюда, в Город Шестерни, столицу государства грифонов приехала некая единорожка. Ну как приехала, скорее нелегально попала. Денег у кобылки не было, но пони не особо волновалась по этому поводу. Голова на плечах есть, магия… ладно, пропустим магию, копыта тоже. На кусок хлеба заработает.

ОС - пони

Рассказ "Прогресс: 5.5. Луна и Понивилль: Чаепитие"

Встретившись у Рейнбоу Дэш с Флаттешай, Луна принимает ее приглашение пойти на ланч.

Флаттершай Принцесса Луна Энджел

Чувственная Пинки

Безумно влюбленный в Пинки Пай человек наконец переезжает к ней в Сахарный Уголок, чему и он, и она несомненно рады...

Пинки Пай

Искры в метели

Солнце погасло. Только генератор поддерживает жизнь замерзающего города, но способен ли он разжечь угольки надежды, так же, как греет последний оплот пони на этой промёрзшей земле?

ОС - пони

Просто Рэрити

Возвращаясь к вопросу щедрости Рэрити, что значит быть по настоящему щедрым?

Твайлайт Спаркл Рэрити

"Песнь Лазоревки", by Ardensfax

Любая звезда в своё время обречена упасть. Рэйнбоу Дэш оказывается в западне собственного прошлого, но с помощью Твайлайт Cпаркл ей предстоит совершить открытие, что перевернёт весь её мир. Но какой ценой? Посвящается Дональду Кэмпбелу и его "Блубёд", за преодоление границ только потому, что они существовали. Также Стивену Хогарту и группе "Мариллион" за песню "Out of this World", в которой автор (да и я тоже) черпали вдохновение. Оригинал: http://www.fimfiction.net/story/5082/A-Bluebird%27s-Song

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия

Автор рисунка: Siansaar
Эпизод четвертый: Ванхувер, синий самоцвет в серебряной оправе моря Эпизод шестой: Мать всех вечеринок

Эпизод пятый: Shit's about to go down

— Джеккс?

 — Я в порядке, Зеф. Расслабься. Я найду яблоки, — выдавила Эпплджек, поднялась на ноги, проводя механическим копытом по поджившему боку и глядя на разводы крови, оставшиеся на металле. – Я не хочу такого... ни для кого больше.

Повисло молчание.

 — Окей, подруга, — как-то вымученно сказал Зефир.

 — Позже, — ответила ЭйДжей. ПипБак погас.

Она заковыляла к парадному входу в мрачную громаду штаба «ТвайПай».


Спустя минут сорок обычного веселого времяпровождения Эпплджек мчалась по внешнему коридору, опоясывающему весь 32-й этаж здания, пока стену с окнами разрушали многочисленные попадания пускаемых снаружи реактивных снарядов, преследуя ее. Вдоволь насладившись аркадой в виде перепрыгивания через обвалившиеся внутрь железобетонные стены и проскальзывания под только падающими, она с криком оттолкнулась от пола и выпрыгнула из окна, метя в одного из множества вооруженных гранатометами пегасов. Приземлившись ему на спину и мгновенно оценив ситуацию, пони пронзила его треногой и, отталкиваясь от тела, прицепилась ко второму, нанося ему сокрушающий удар стальным копытом. С этого она перелетела на еще одного пониже, уцепившись за шею, выбив гранатомет и не торопясь на этот раз с отправкой наемника на Луга. Этот, что-то крича, взял вверх, что было лишь на копыто ЭйДжей: пользуясь нерешительностью крылатых в плане выстрела из базуки по товарищу и тем, что враги несмело доставали кортики, она снесла «своему» летуну башку и перепрыгнула на спину следующему. Еще три прыжка и столько же трупов, граната-липучка в последнего – и кобыла вернулась к небоскребу, начав бег вверх по наружной стене.

 — Ха, а такой подъем куда быстрее беготни по лестницам со всякими mudakami в компании, а? – весело прокричал голос Лехалекса из ПипБака.

 — Не щас, сахарок! – вторя ему, орнула ЭйДжей, избегая близкого контакта с летящими вниз обломками стен, выбиваемыми пальбой коптеров, что преследовали аналогичную пегасьей цель, — Мамочка немного занята!

Спустя еще пару невыносимых секунд бешеного марш-броска с препятствиями киберпони с грохотом влетела в коридор одного из последних этажей, тут же пробегая в сторону и вглубь здания и покидая, наконец, зону поражения неистовствовавших коптеров.

 — Фух... это было... уф...

 — Эпично? – подсказал Леха.

 — Отвратно. Никогда не чувствовала себя хуже, чем скача по той стене.

 — Оу, а выглядело круто.

 — Забей, — ЭйДжей вырубила связь. Пройдя серверную, кобыла уперлась в массивную дверь, но такие ее, как известно, давно не пугали, поэтому она вырезала и толкнула железяку внутрь, на головы потенциальных врагов.

Однако ее взору предстал огромный зал, испещренный уходящими в потолок колоннами со множеством круглых и явно выдвижных секций-ящичков в каждой. Не успела рыженькая сделать и пары шагов по дымящейся двери, как ее осадил знакомый голос.

 — Тише! Не отвлекай учеников посреди урока. Думаю, тема занятий тебе знакома, — в поначалу раздосадованном голосе Шайнинга, показавшегося на подвесном мостике, пока вторженка шла меж колонн, вновь прорезались нотки осточертевшей Эпплджек иронии. Серьезно, хоть один из ее врагов говорил без нее? Пони начинала чувствовать себя глупой. – Примерно то, через что ты прошла четыре года назад. Эффективная программа. Посмотри, как ты преобразилась. Безусловно, получать такие навыки в реальном мире немного... затруднительно. Затратно. А вот в виртуальном... без суеты. Без сложностей. Напрямую в мозг. Ну, может, «сон» — не слишком подходящее слово. Ведь они по-настоящему работают, ходят где-то. Иногда убивают.

ЭйДжей встала перед мостом, глядя снизу вверх на Шайнинга, и глаз ее светился ненавистью.

 — Они наслаждаются этим. Мы посылаем импульсы в их точки удовольствия почти каждую минуту. Плюс, на выпускной они получат замечательное новое тело. Еще одна ваша общая черта.

 — Я выбрала это, — прорычала киберпони. — Они ж жеребята, стерва.

 — Да. А жеребята жестоки. Как все пони по своей натуре. Они просто теряют с ней связь по мере взросления. Начинают думать, что отличают хорошее от плохого. «Это аморально!». Федеральное преступление – там, правила поведения – здесь... Жеребятами же можно манипулировать. Направить их на любое преступление. Ведь нет ничего лучше, чем жестокость, для разжигания внутрегосударственных конфликтов.

 — Вот почему я собираюсь прикрыть твою лавочку.

 — Ты все еще не видишь всей картины, верно? – увалень подошел к одной из колонн, стоявшей вплотную к мостику. Повинуясь нажатию его копыта, из нее выехала секция, в которой, в большой колбе, лежало крупное яблоко. Оно открыло глаза, тут же панически забегавшие. Жеребец достал его и стал любовно разглядывать на широченном копыте. – Ну разнесешь ты это место к чертям. И завалишь обломками эти замечательные яблочки. Но ничего не изменится.

Внезапно стали выезжать секции на всех колоннах, что пустило холодок по стальному позвоночнику Эпплджек, принявшейся нервно озираться, ведь при мысли о том, что все эти яблоки уставились на нее...

 — Все ответственные за это давно ушли, — провозгласил Шайнинг, раскинув копытами, — а у нас филиалы по всей Эквестрии и за ее пределами. Мы всего лишь поставщики, «Шиппс». Мы не создаем рынок для распрей и мятежей, мы доставляем их.

 — Тогда кто? Не фестралы же? И всех чейнджлингов, что замаскировались и осели после войны, уже выловили.

Бугай захохотал.

 — Эти весельчаки только управляли войной – не изобретали ее. Неужели ты думала, что каждая битва в истории была частью какого-то большого заговора? ХЕРНЯ! Дисгармония – часть нас самих! Так зачем сопротивляться? В любом случае, — он отвернулся, — все это будет неважно через три часа. Потребность в каменных фермах будет все расти. Прямо как в старые добрые времена после объявления Союза Трех Рас.

 — Че ты несешь?

 — Не здесь, — почти театрально махнув полой плаща, Шайнинг пошел куда-то вглубь и вверх по лестнице, — следуй за мной.

Эпплджек не нужно было уговаривать.

Вскоре она нагнала амбала на обширной вертолетной площадке на крыше небоскреба. Темнело, небо давно выплакало всю воду, и воздух донельзя наполнился сыроватой вечерней свежестью. Шайнинг стоял посреди площадки уже без плаща, в неизменной черно-лавандовой броне «ТвайПай». Только сейчас, произнося это про себя, пони подумала, что Дэш, работая на фирму, не соответствует ее «дресс-коду», но положила выяснить это позже. На этот раз, правда, на спине единорога висело какое-то нагромождение из массивных пластин.

 — Ну как тебе, Джекки? Здесь мы можем пообщаться без риска повредить товар. Что произойдет в течение трех часов? – он по-злодейски захохотал, ЭйДжей только скептически подняла бровь. – Не важно, ты слишком поздно. Даже будь ты Мустангом в ее бывшей форме – ну, знаешь, сделала бы «Радужный удар» – не успела бы. К тому же, убивание тебя займет какое-то время, ведь я собираюсь делать это медленно и мучительно, — пока он говорил, смакуя слова, два коптера появились из-за края крыши, зависнув безмолвными наблюдателями.

Кобыла развернула треногу. Повинуясь телекинезу единорога, пластины, оказавшиеся, как и следовало ожидать, бронещитами, отделились от него и повисли по кругу за спиной жеребца, будто аура.

 — Как я говорил, жеребята жестоки, Джекки, — он достал и взмахнул здоровенными мачете, — а мой внутренний жеребенок сейчас просто рвется наружу.

Дождавшись этой обязательной к произнесению эпичной фразы, Эпплджек скривилась и рванула к противнику – правда, не добегая до бронированной туши метров семи, запустила себя в бок направленным всплеском энергии и проскользила на копытах по дуге, нанося Шайнингу треногой размашистый хук, который ожидаемо принял на себя один из щитов. Из-за него тотчас же вылетело мачете, застрявшее в следующий миг между ногами дивного орудия Джеккс, чем она воспользовалась, чтобы дернуть меч врага вместе с ним в сторону, но забыла как о вопиющей разнице в их весовых категориях, так и о втором тесаке, который тут же зарядил ей по металлическому боку, заставив отлетающую от этого кобылу согнуться пополам, но хотя бы не развалиться надвое с хлюпающим звуком.

 — Что такое, детка? Откусила больше, чем можешь проглотить? Решила в одиночку расхреначить наш милый штаб и малость вымоталась?

 — Мудак ты, Шайнинг. И сестренка у тебя мудацкая.

Он опять захохотал, ничуть не напрягаясь в процессе махача. Мастерского владения телекинезом, таланта в защитной магии и двух клинков с лихвой хватало, чтобы отражать град атак закипающей кобылы.

 — Ты разлагаешься в своем деле, в этой болезни под названием «дисгармония», что поглотила вас. Иногда, судя по кругу вовлеченных в это, мне даж сдается, что все это от Твай и исходит. Только посмотри на СЕБЯ, — вскричала кобыла, подпрыгивая над проносящимся горизонтально мачете, проскальзывания меж двух щитов и вмазывая единорогу по бронированной скуле.

Не теряя удачного момента, она нанесла восходящий удар треногой, направляя в нее максимум энергии, от чего туша здоровяка, взлетев, кувыркнулась назад и с грохотом приземлилась. Щиты, получая недостаточно концентрации, хаотично перегруппировались, и ЭйДжей, пропуская оружие меж ними, рубанула Шайнинга сверху вниз, вызывая глухой стон, после чего кувыркнулась назад сама, покидая опасную зону.

 — Только послушай себя, сволочь. Че ты несешь-то, епта? Ты напрочь забыл о том, что такое жизнь нормального пони! Ради чего все это? Неужели плохо жилось? Командир Гвардии, брат протеже Принцессы, уважаемый жеребец, нашел бы кобылу и жил припеваючи! – распаляясь, кобыла пулей носилась по площадке из угла в угол, всякий раз, пролетая мимо врага, нанося мощный удар. Щиты, едва поспевая, прикрывали единорога, но на морде ясно проступило беспокойство из-за того, что контроль над схваткой уходит из-под копыт.

 — На кой ляд тебе... – сделав подкат и проскользив на боку под парящими пластинами, Эпплджек выпрямилась ногами вверх, подбрасывая здоровяка в воздух фирменным лягающим ударом в челюсть, запустила тушу еще выше взмахом треноги, затем, схватившись за амбала, оказалась над ним и послала его на встречу с асфальтом завершающим ударом, будто коля здоровенным топором дрова, — ...страдания ПОНИ?!


— Хе-хе-хе-хе-хех, — кряхтя, грузный единорог в изрядно покореженной броне поднялся с растрескавшегося покрытия площадки, — даже Элемент Потрошения иногда останавливается, чтобы подумать о мотивах тех, кого крошит, а?

 — Я достаточно наболталась с твоими подружками, чтоб сомневаться в правильности своих действий сколь-либо более.

 — Правда? Тогда не буду сотрясать воздух, чтобы что-то тебе объяснить. Попрошу только прикрыть грязный рот в следующий раз, когда решишь советовать мне что-то насчет кобыл.

 — Погоди, я припоминаю... — яростные черты мордашки ЭйДжей, оставшейся, тем не менее, хмурой, вдруг разгладились, — мы же с девочками должны были ехать на вашу свадьбу с...

 — Заткни-и-и-ись! – несколько окутанных магией щитов, в качестве оружия не уступающих тесакам Шайнинга, полетели в нее, и лишь выработанная годами сражений и усиленная модификаторами реакция позволила пони выставить вертикально на их пути удерживаемую обоими копытами треногу, в которую и врезались куски железа, заставляя отъехавшую назад кобылу пропахать в асфальте две борозды.

Открыв глаза после лязга, оставившего звон в ушах, она увидела здоровяка уже со спины, устремившего взгляд на заходящее солнце. ЭйДжей вдруг подумала о Принцессах, которые все это время, должно быть, тоже не сидели без дела, только вот за каким делом?

 — Еще раз заговоришь об этом, и клянусь, яблочная, засуну тебя в суперсидровыжималку... весь настрой сбила.

 — Э? А до этого ты планировал что-то более милосердное?

 — Все шутки шутишь, хе-хе-хе-е. Не знаю, как, но... ох, ты, должно быть, шутишь. Впрочем, не это ли я сказал секундой ранее...

 — Эй, Шайнинг, ты в порядах? Если я ненароком запустила необратимый процесс в твоем мозгу, то знай, я предпочту махач выслушиванию слезливой истории твоего нравственного падения. Да, много навоза случилось со всеми нами, но если ты и твои подельники когда-либо будете прощены, то разве что словом самой Селестии. Пока такового не прозвучало – я отдам всю себя, чт...

 — Да, да, я, знаешь ли, тоже не настроен выслушивать сопливую геройскую речь. Знаешь, что? Пошла ты, Джекки. Через три часа она запустит операцию «Бризи». Я и так уже сказал слишком много, так что... все в твоих копытах.

 — Погодь, ты на шо щас намекаешь? Думаешь, я развернусь и пойду срывать какие-то планы, пока ты отдашь приказ, чтоб меня пришили где-нить орбитальным ударом?

 — Глупая кобыла, — он засмеялся, — если б нам было нужно, тебя б пришили уже давно. Даже я не знаю всего, впрочем — я если и не пешка, то максимум конь. Но в одном ты права, да. У меня нет на тебя времени.

 — Да я тя... — она не договорила, вставшая столбом он возмущения, когда Шайнинг могучим прыжком долетел до одного из парящих неподалеку коптеров и повис на краю его открытого борта. Оставленные щиты рассыпались по площадке.

 — Огонь! – залихватски крикнул увалень, и оба коптера разразились потоком ракет.

Никто, правда, не ожидал, что Эпплджек пробежится по устремившимся в нее снарядам, как по ступенькам, и вмиг доберется до парящих машин. Ударом треноги они вынесла стекло одной из них и отправила пару пилотов пастись на Небесные Луга, после чего, перепрыгнув на обшивку, мощно оттолкнулась и сиганула на второй аппарат. Они с Шайнингом оказались друг напротив друга в открытом с двух сторон внутреннем пространстве транспорта, и искры незамедлительно градом полетели во все стороны от клинков и треноги сыплющих ударами пони. Морду единорога, осознавшего наконец серьезность намерений противницы, в конце концов закрыли сегменты брони. В узком пространстве никто так и не мог задеть соперника, но рыжая кобыла, заметив, что коптер куда-то летит, рывком вылезла наружу корпуса и, достав гранату, забросила ее внутрь, к Шайнингу, после чего парой шагов разогнала себя и прыгнула в сторону штаба, однако только в полете поняла, что небоскреб уже отдалился слишком даже для нее. Окна «ТвайПай» понеслись перед глазами отрешенной ЭйДжей подобно уносящемуся поезду, как вдруг взгляд вниз выцепил еще одну вертушку, на этот раз с одним винтом, причем зависшую как нельзя в нужном месте. Приземлившись на хвост, киберпони изрядно тряхнула машину, вызвав сильный крен назад, но та быстро выровнялась.

 — Wazzuuuup, Джекки? – донеслось из ПипБака.

 — Док? Это чо, сто раз меня пускать по кругу, вы? — кобыла ловко впрыгнула в отъехавшую боковую дверь.

 — Единственный и неповторимый, — козырнул жеребец из кабины, — но отложи благодарности на потом, у нас на хвосте твои новые друзья.

Эпплджек быстро нашарила глазом чертов коптер, граната из которого, видимо, выкатилась до взрыва. Ну, или ее без особых последствий для организма проглотил Шайнинг, потому что мудак выглядывал изнутри, как пиратский юнга, висящий на мачте. Вражеский транспорт открыл пулеметный огонь, и Док поспешил закрыть дверь.

 — Shit! У нас грузовой вертолет, а не штурмовик!

 — Я разберусь. Постарайтесь пролететь под ними, Док. Где у вас тут запасной выход?

 — Да нету запасного...

 — Тогда где вы хотите, чтобы он у вас был?

 — Джеккс... ох-х, кого я пытаюсь переубедить?

Пилот заложил маневр, уходя от пуль и разворачиваясь, но коптер взял вверх. Допустить, чтобы Док попал под обстрел во второй и, скорее всего, последний раз, пони не могла, а потому, высунувшись из вновь открывшейся двери, направила всю энергию в ноги и... почувствовала, что ее нет.

 — ТВОЮ-Ю... — но отчаянный крик прервало что-то, грохнувшееся на кобылу откуда-то сверху и увлекшее ее с вертолета в бездну. Она даже не обратила внимания на улетевшую прочь треногу.

Это оказался Шайнинг, спрыгнувший к ней сам.

 — Скучала, сучка? – они летели рядом, стукаясь чреслами и пытаясь нанести друг другу нормальный удар.

Куда более ловкая, ЭйДжей уцепилась за него, запрыгивая врагу за спину, обхватила задними ногами массивную башку и, ухватившись передними за длинный рог, с кряхтением дернула на себя. Бывший единорог взвыл, даже выронив свое оружие, а затем замолк под градом ударов стальных копыт по макушке, издавая лишь какие-то не очень разумные звуки. Вовремя: земля была тут как тут, и киберпони не хотела бы, чтобы ублюдок помешал принять меры для удачного приземления – поэтому, как могла, оттолкнулась от туши вверх, и приземлилась на врезавшегося в ничего не прощающий асфальт Шайнинга на куда меньшей скорости, чем он сам.

Через пару секунд, пока рыженькая восстанавливала дыхание, параллельно свыкаясь с мыслью о том, что снова чудом выжила, неподалеку с глухим стуком приземлился белый рог, отскочив от земли и выведя кобылу из ступора, заставляя сойти, наконец, с тела.

 — Знатно навернулась, – коротко прокомментировал Зеф.

 — Эпплджек! Как я рад, что ты цела! – бодрый голос Дока разрядил обстановку.

 — Ох, Док... у вас там порядок?

 — Покинул воздушное пространство Ванхувера. Мои искренние извинения, друг мой, но мне повезло, что этот коптер отстал от меня, отвлекшись на тебя, после чего пришлось использовать вспышки, чтобы спастись от пущенных с крыши соседнего здания ракет. Это заста...

 — Минутку, мать моя кобыла... коптер! – Эпплджек помчалась в случайном направлении, уходя от возможной атаки с воздуха и задирая голову – сверху на бреющем полете к ней и впрямь пикировала клятая вертушка, открывая пулеметную очередь.

Кобылка немедленно скрылась за рядом одноэтажных магазинчиков, запрашивая у ПипБака местоположение своего оружия, занесенного, как и все ее вещи, в его базу. Как выяснилось, оно приземлилось на соседней улице... и прямо сейчас стремительно двигалось по двухполосной дороге.

Проклиная все на свете, киберпони вылетела из своего укрытия и помчалась через проулок за потерянной треногой. Через секунды она оказалась на оживленной проезжей части и понеслась, лавируя между обгоняемыми телегами и каретами. Довольно быстро она приблизилась к той, хозяева которой изволили приватизировать ее упавшую с неба собственность – обычной крытой повозке. Не спрашивая разрешения, кобыла запрыгнула внутрь, путаясь в ткани-шторе, отделяющей внутреннее пространство от наружного.

Повозка оказалась набитой тарой, явно торговая. Привалившись спиной к борту между парой ящиков, в одном из которых из кучи ананасов торчала искомая ЭйДжей тренога, сидел жеребец, лежащая перед которым кобыла самозабвенно делала ему минет. Она, конечно, приостановилась с вторжением гостьи, на пару со своим другом глядя на ту квадратными глазами, но киберпони уже, густо покраснев и даже не заявляя ничего о нарушении ими уголовного кодекса, забрала оружие и выпрыгнула из транспорта тем же путем, после чего понеслась на своих четырех между домов, по дворам и переулкам.

 — Джеккс? Как там дела? – вышел на связь Лехалекс.

 — Эм... валю потихоньку из города. Порядок, вы там только заберите яблоки.

 — Работаем, но что ты будешь делать? Что, если дороги блокированы?

 — Я сама обо всем позабочусь. Дай пока свалить подальше от «ТвайПай». Думаю, одолжу пару колес. Только что нам делать в более широком смысле слова?

 — Колес? Ты там не налегай особо, но Джекки... то, что говорил Шайндаунер...

 — Да. В течение трех часов или меньше. То, что затевает Твай, не может быть хорошим...

 — Он сказал, что ты не успела бы, даже сделав «Радужный удар».

 — Если он был на серьезе, — подключился к беседе Зеф, — это по меньшей мере три тысячи километров.

 — Три с половиной, — пробормотала ЭйДжей. – Чем бы это ни было, оно на другом конце Эквестрии, как минимум. Если вообще в Эквестрии, с учетом того, что мы на побережье – кто сказал, что это вообще в ту сторону?

 — Если это «что-то» эскалирует потребность в фермах, это и должно быть происшествие в аграрном секторе. Но даже ряд экономических потрясений, произошедший в стабильном регионе, не будет иметь эффект домино...

 — О, нет...

 — Что?

 — Принцесса... она же летит в Эпплузу.

 — Которая на другом конце Эквестрии.

 — Если с ней что-то случится...

 — Мать моя кобыла...

 — Свяжитесь с Гвардией! – взволнованно прикрикнула ЭйДжей. Уже как минуту пони разговаривала, прислонившись к стене в глухом переулке, а хвост ее нервно молотил стену.

 — Все официальные каналы сейчас заморожены, подъем неофициальных потребует времени... к тому же, какие у нас доказательства? Что мы по сравнению с «ТвайПай»!?

 — Тогда нам надо попасть туда первыми.

 — Невозможно! Даже будь у нас пегасий экспресс, ближе не стало б.

 — Погодите, — раздался вдруг на частоте голос еще одной кобылы, — нам не экспресс нужен.

 — Эм... Кобблер?

 — Это я, сестренка.

 — Я... ох, — ЭйДжей рассмеялась со счастливым облегчением, — сто лет тя не слышала.

 — Месяц, точнее, — лукаво ответила та.

 — Как оно, знойная стерва?

 — Не сейчас, Джек. Как ты сама поняла, судьба Эквестрии на волоске. Так вот: задействуем Вандерболтов – еще и время останется.

 — Это... погоди, но Дэш была единственной после какого-то там хрена из истории, кто делал «Радужный удар», разве нет?

 — До киборгизации, Джеккс. Теперь, благодаря техническому прогрессу, лучшие летуны преодолели барьер в 2200 км/ч, что почти на тысячу больше рекорда Дэш. Не лишись она крыльев, сделала б две с половиной.

 — С учетом груза, так ты доберешься до Эпплузы за... полтора часа, — подал задумчивый голос Алекс.

 — Верно. Свяжитесь с ними. Я двину из города по той же магистрали.

Отключившись и выпрыгнув из переулка на почти беспонную улочку, Эпплджек осмотрелась и приметила зашибенский байк, припаркованный между привычными невзрачными телегами. Встроенная в один из пальцев отмычка после сканирования приняла форму нужного ключа, и киберпони, слегка успокаиваясь под утробное рычание движка, покатила из тепло принявшего ее холодного Ванхувера на родной жаркий юг. И нет, на асфальте парковочного кармана не осталось никаких дымящихся надписей а-ля «Мне нужен твой байк. Спасибо». ЭйДжей была кобылкой без комплексов.


— Что насчет Вандерболтов?

Одинокий мотоцикл катил по однополосной дороге, прорезающей сухую каменистую степь.

 — Мы связались и получили добро на разовую перевозку. Не спрашивай, как мы этого добивались, но тебе нужно быть на базе Галлопинг Гордж через полчаса.

 — Спасибо, с меня сидр.

Впервые с момента разговора с Шайнингом ЭйДжей улыбнулась, хватаясь за искру надежды. Она вдавила педаль до упора, полная решимости, и в безжизненной пустыне ничто не предвещало проблем. Пока она не преодолела очередной холм.

Съехав по инерции, киберпони вдарила по тормозу и уперлась в асфальт копытом.

В десяти метрах посреди дороги стояла Вайнона и сидела «Мустанг» Дэш. Последняя, оглянувшись, потрепала псину по стальной холке, после чего та потопала к хозяйке, оставив радужногривую в ожидании.

 — Эпплджек, — прокряхтел машинный голос.

 — Поболтали по душам? – хмыкнула кобыла.

 — Я проанализировала ее слова и действия. Я не в состоянии определить ее мотивацию.

Рэйнбоу привычно встала на дыбы, разводя копытами с невинной улыбкой.

 — Хех. Какая встреча.

 — Ты знала, что я приду, — буркнула ЭйДжей. – Думаю, должна сказать те спасибо за то, шо не перебила всех на Галлопинг Гордж?

Дэш подперла подбородок, изображая глубокие размышления.

 — Ну, нет, если ты говоришь это таким тоном.

 — Для наемной убийцы ты не особо хороша в выполнении работы.

 — Переворот – большой выигрыш.

 — Еще бы. «ТвайПай» небось здорово поднимутся, когда монополизируют аграрный сектор. Что вы задумали?

 — Я не говорю о битах, Джеккс, — вздохнув, она похлопала себя по груди, — я говорю об идеалах.

 — Чего?! Что с Принцессой, епт?

 — Ох-х, забудь. Разве ты мало наговорилась с Рэрс? Я, все-таки, лишь наемный рабочий. Только ты и я, Джеккс. Ближе к делу, — она погладила копытоять катаны и намекающе качнула головой. – История рассудит, кто был прав.

ЭйДжей опустила голову. Затем вскинулась, заглушила движок и поставила байк на подножку, слезла и пошла в сторону от дороги, приглашающе махнув Дэш. Та только ухмыльнулась и, вильнув хвостом, последовала за ней, Вайнона топала между ними.

 — Мне плевать, кто думает, права я или нет, — выдохнула пони в шляпе. — И я спешу. По крайней мере, у меня достаточно причин убить тебя.

 — Чт... о, хе-хе-хе-хе-х, потрясно, — то ли вымученно, то ли в предвкушении захихикала Дэш, едва ли копытами не потирая, — не, это внатуре потрясно! Да, мне нравится!

 — Обязательно ли драться? – проскрежетала Вай, останавливаясь между кобылами.

 — Не лезь, — отрезала Эпплджек.

 — Это между нами, — подтвердила Мустанг.

Обе покручивали, разминаясь, копытами, чешущимися вблизи оружия. Первой не выдержала ЭйДжей, мгновенно выхватив треногу. Дэш обнажила меч синхронно с ней.

 — И это закончится здесь, — добавила Эпплджек.

 — Окей, — согласилась Дэш. – Потанцуем!


Спустя несколько долгих минут махача ЭйДжей, не пропустившая ни одной атаки Дэш, выбила катану из ее хватки, и железяка, прокувыркавшись в воздухе, воткнулось в твердый грунт.

Похвально покивав, потрепанная Дэш приглашающе раскинула копыта.

 — Хороший удар, Джекки! Еще!

ЭйДжей была отзывчивой пони и не требовала просить дважды, поэтому сделала рывок, выполняя замах снизу и слева, но неожиданно получила копытом в грудь, отчего после короткого полета грохнулась наземь и, проехав на спине, попыталась восстановить дыхание. Дэш с ухмылкой опустила заднюю ногу.

 — Иногда нам приходится обращаться и к данному природой оружию – своему телу, девочка. Или тебе по душе «инструмент»?

Втянув, наконец, воздух, поднявшаяся ЭйДжей по дуге метнулась к радужногривой и сделала подкат, но та схватила нападающую за ногу, которую она в скольжении выставила вперед и, уклоняясь от треноги, замахнулась и ударила рыжей кобылой по земле, будто кулем с навозом. Кашляя, киберпони проползла в сторону от противницы, пока не смогла вскочить.

 — Делаешь себе честь, пух и перья, — выдавила она, — за эти секунды могла бы грохнуть меня раз сто.

 — Ну, лежачих же не бьют, ага?

 — Не ври. В прошлый раз ты этого правила не знала.

 — Э-э, — Дэш нерешительно поглядела в сторону, — знаешь, хорош болтать.

С этими словами Мустанг, будто выстреленная из пушки, полетела к киберпони, но ЭйДжей, попутно осознав, что та проворачивает подобное с помощью миниатюрных реактивных сопел на спине, выставила треногу вертикально между собой и врезавшимся в орудие стальным копытом, после чего воплотила заранее придуманный прием: используя упертое в землю оружие как ось, она провернулась вокруг нее, как танцовщица вокруг шеста, и отвесила Дэш фирменный пинок двумя задними, а затем, не успела та коснуться земли, догнала запущенную в воздух кобылу и зарядила по ей своим инструментом. Полет бывшей пегаски, словно запущенного битой мяча, остановил валун, пошедший от столкновения трещинами.

Только голубая кобыла поднялась, как, не имея доступного маневра, поймала и сжала с двух сторон копытами одну из ног оружия киберпони. Та зарычала, надавив, и Мустанг, заранее знавшая, что не удержит могучих ног Эпплджек, дернулась в сторону и получила скользящий удар, прочертивший весь ее корпус, что рыжая дополнила еще одним пинком, отталкиваясь от вновь врезавшейся в валун радужногривой и увеличивая дистанцию. А на самом деле просто давая ей собраться, сама не понимая, почему не прикончила зажатую в угол противницу с учетом необходимости немедленно быть на базе. Из образовавшейся в броне Дэш щели начала сочиться кровь.

 — Вот эт разговор, — одобрила с кряхтением Рэйнбоу и, пройдя мимо развалившегося камня к устремленной в небо катане, вытащила ее из грунта, вновь принимая боевую стойку. Будто получив разрешение, Эпплджек тут же помчалась в объятия боя, и пони продолжили усыпать мертвую пустынную землю градом искр. Бывшие подруги без отрыва глядели в глаза друг друга, а ноги работали сами собой, не пытаясь выкинуть чего-либо особенного, чтобы прервать поток стандартных и машинально отражаемых атак. Это был их танец, способ сказать все без слов, вековечный способ решить все конфликты и разногласия.

ЭйДжей ударила ногой по копытному хвату Рэйнбоу, а треногой сделала размашистый хук, который, попав той в плечо, заставил ее кубарем покатиться в сторону, поднимая пыль. Дэш сгруппировалась, быстро поднялась и, хрустув пострадавшей ногой, вновь выстрелом запустила себя в противницу, но ЭйДжей прочла движение и, заблокировав атаку, описала треногой и упершейся в нее катаной круг, одновременно лягнув противницу в живот, подпрыгивая и нанося аналогичный удар в лоб. Сделав пару неуверенных шагов назад, Мустанг медленно завалилась на спину.

 — Дэши? – ЭйДжей поймала себя на тоне вопроса – таком же, как если бы она обеспокоенно спросила, в порядке ли врезавшаяся в дерево подруга, лет шесть назад.

Радужногривая в ответ бойко согнулась и, выпрямляясь дугой, вновь вскочила на дыбы.

 — Я растрогана, "сахарок", — но едва пони приняла стойку, ей пришлось блокировать катаной прилетевший удар. Орудия заискрили в трении, и Эпплджек различила смирение в глазах растерянно улыбающейся Дэш, когда та, вновь не сравнявшись с ней силой, ослабила давление, и тренога во второй раз скользнула по бежевой броне. Рэйнбоу отшатнулась, а ЭйДжей, не нарушая никаких правил, приняла позу для колющего удара.

 — Прости, но мне пора сменить партнера.

С этими словами она проткнула тело старой знакомой в трех местах полураскрытым оружием, через секунду выдернув его.

 — Танец окончен.

Пошатнувшись, Дэш тяжело задышала и рухнула на круп, опираясь на одно копыто и подставляя другое под одну из струй крови, начавшей стремительно покидать вместилище. Глядя на багровеющую конечность, она горько засмеялась и подняла взгляд. Кроме правого глаза ЭйДжей на нее смотрела пара красных зрительных сенсоров подошедшей к хозяйке Вайноны. Рэйнбоу устало подмигнула собаке, с которой четверть часа назад поговорила о чем-то, известном только им двоим. Прянула ушами. Закрыла глаза.

И повалилась на асфальт.