Твайлайт сдаёт тест ДНК

Став принцессой всея Эквестрии, Твайлайт сдала тест на ДНК, однако получившиеся результаты несколько её обескуражили.

Твайлайт Спаркл Другие пони

По ту сторону

Над этим рассказом я работал почти год, но всё равно не могу сказать, когда же он закончится. То, что планировалось как небольшая зарисовка моих собственных мыслей превратилось в повесть в двести пятьдесят тысяч символов. Я не могу сказать ни слова о своём рассказе. Право оценивать работу того, кто пишет, имеет лишь читатель. Надеюсь, вы не зря потратите своё время.

Твайлайт Спаркл Человеки

Рассказы за чашкой терпкого чая

Сборник правдивых и совершенно реальных историй от уважаемого общества, случайно собравшегося промозглым сентябрьским днем в библиотеке.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Другие пони ОС - пони

Песни скажут многое

Песни всегда говорят нам про что-то. Просто взгляни в текст и тебе откроется многое.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Гильда

Мои крылья защитят тебя

Неожиданно уснув в библиотеке, Эппл Блум, проснувшись, понимает, что на улице разразился сильный шторм. По мере усиления бури растёт и страх в сердце кобылки. Твайлайт делает всё возможное, чтобы успокоить жеребёнка, но шторм не утихает и обещает продлится до утра, сумеет ли аликорн помочь земной пони побороть страх во время этой долгой и ужасной ночи? Примечание: время действие истории относится ко времени 4 сезона.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Конец игры

Мир исчез, остались лишь две пони. Одна – сидит и смотрит. Другая – приходит и уходит. Не порознь, но и не вместе. Первая корпит над последней загадкой мироздания, вторая скитается во внешней тьме. Но они не покидают друг друга. Твайлайт Спаркл вершит невозможное. В бессчётный раз. И она непременно добьётся успеха, ведь он близок как никогда.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Эквестрийское Лето

Это история о невзрачном пони Ларри без кьютимарки, живущем обыденной жизнью. Но однажды с ним случается фантастическое приключение. Ему предстоит пройти через круговорот сложных эмоциональных отношений, разобраться в себе и решить загадки этого нового странного места. И главный вопрос: как выбраться оттуда или не возвращаться вовсе?

Другие пони

Оружие мужей / Martial Bliss

Шайнинг Армор получает самый важный тактический урок в своей жизни. Фанфик от автора "Как вырвать зуб единорогу", "Леди Призмия и принцесса-богиня" и др.

Шайнинг Армор

Почему принцессе Твайлайт не нужна охрана

Что может быть легче, чем обчистить замок, который никто не охраняет? Даже его хозяйка, принцесса Твайлайт Спаркл, болтается неизвестно где. Но, как и всегда, всё почему-то пошло не так…

Спайк Старлайт Глиммер

В мире Эквестрийских животных

Николай Дроздов рассказывает о цветных пони и не только.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз DJ PON-3 Человеки

Автор рисунка: Noben
Прощение Представитель алмазных псов

Эпидемия

Твайлайт выскользнула из покоев Селестии дымкой, пронеслась около сменившейся охраны и нырнула в свою комнату. Серебряные кольца не пригодились. Из ящиков на пол полетели книги, бурная деятельность начала активно развиваться. Свитки запорхали в воздухе, она искала нужный. Наконец, нашла искомое. Быстро пробежала глазами и хищно улыбнулась. Всполох магии поглотил аликорна, через мгновение она выскользнула около Сахарного Уголка в Понивиле.

— Пинки! Пс-с-с! – Твайлайт тихонько позвала свою подругу.

Розовая земная пони одела шляпу и чёрные очки, вопросами типа, зачем ей это, и где она хранит реквизит, аликорн давно не задавалась.

— Пинки, нужна помощь.

Через минуту розовая пони ушла на задание. Следующей на очереди была Флаттершай. Жёлтая пегаска занималась уборкой дома, напевая красивую песенку про медведей. Её голос звучал серебряным ручьём, Твайлайт невольно заслушалась, улыбаясь и поглядывая на хлопочущую по дому подругу сквозь открытые ставни окна.

— Эм… Твайлайт, я верю, тебе нравится мой голос, но может, всё же зайдёшь? Мне очень неудобно, когда подруга стоит за порогом. Эм… пожалуйста?

С пегаской оказалось посложнее, она ни в какую не хотела выполнять просьбу, но дар убеждения Твайлайт не подвёл, через полчаса она уговорила жёлтую кобылу помочь. Следующей по списку являлась Эплджек. С ней оказалось всё до банальности просто, лишь заслышав о необходимости преподнести небольшой подарок в виде лучшего и самого крепко сидра солнечной Принцессе, она принялась за работу, попросив, зайти через пару дней, чтобы она успела обработать бочки и профильтровать драгоценный напиток. Через день Твайлайт добралась до Рарити, кобыла явно находилась в расстроенных чувствах. На вопросы о случившемся отвечать отказалась, опустила голову и старалась не смотреть на свою подругу. Лавандовая пони сообщила ей, мол, не сердится на обман, но единорожка лишь тоскливо вздохнула. Как выяснилось, она поругалась с Принцессой Луной. Обфыркали друг друга. На вопрос о причине, Рарити категорически отказалась отвечать, прикрывая копытом медальон, висящий на её груди со знаком полумесяца. А вот на просьбу предоставить убежище, в знак примирения, выпучила и без того огромные глаза. Через десять минут уговоров и обещаний не сердиться за обман, Твайлайт добилась своего, единорожка пообещала скрыть её у алмазных псов. Рейнбоу аликорн решила не трогать, пегаска с радужной гривой готовилась к выступлениям Вондерболтов в Клаудсдейле и домой фактически приползала, высунув язык. В свитке Твайлайт постепенно появлялись крестики напротив каждой из строчек плана. Аликорн работала каждый день до поздней ночи, распределяя корреспонденцию по ответственным лицам и отвечая на письма пони. На очередное письмо Селестии она не стала отвечать. День завершения плана становился всё ближе. Твайлайт с нетерпением потирала копыта и продолжала исполнять свою царственную партию аликорна. Помогала решать проблемы Эквестрии, направляла магию дружбы в нужное русло, давала надежду на счастливое завтра. И вот, наконец, Пинки сообщила о выполнении задачи. Твайлайт, согласно графика, предоставленного розовой земной пони, подгадала нужное время и смогла исполнить задуманную месть. В виде дымки опять просидела ночь в покоях солнечной Принцессы, внимательно наблюдая за любовью двух пони. После всего, умчалась к Рарити, та отвела подругу в город алмазных псов, где ей выделили пустующий дом, поближе к библиотеке. Она должна исчезнуть, как минимум на три недели.

В полутёмном зале на своём троне со знаком полумесяца сидела тёмно-синяя кобыла, грива развевалась в магическом потоке ночи. Её глаза сияли подобно сапфирам. Рядом с троном, на расшитом серебряными нитями коврике, лежала Рарити. Глаза единорожки мерцали в темноте магическими искорками.

— Рарити, мы рады твоему старанию, ты быстро учишься. Нам не нравится, когда ложь становится частью жизни близких пони. Мы желаем верности, твоя преданность нам не нужна. Ты говорила о доверии, почему сейчас в твоих глазах беспокойство? Ты знаешь нечто важное о пропаже одной несносной лавандовой кобылы?

— Принцесса Луна! Не надо! Пожалуйста!

Тёмный аликорн улыбнулась, за прошедшее время она хорошо разобралась в характере своей подопечной.

— Значит, ты предоставила ей убежище, очень интересно, мы не понимаем. Она появлялась во Дворце в ту ночь, магический след явно говорит об этом. Наша сестра последнее время всё чаще грустит. Тебе известно что-либо о причине столь странного поведения?

— Принцесса Луна, как мне быть? Я уже обманула её, вы тоже требуете ответа, она обещала простить, если помогу спрятаться.

Луна усмехнулась, звёзды в её гриве вспыхнули и поплыли в магическом потоке ночи. Завораживающая картина, на которую Рарити могла любоваться вечно.

— Мы не станем искать встречи. Нас беспокоит её безопасность, не более того.

— Там безопасно, там вообще никого кроме алмазных псов нет, — уверила её единорожка, разглядывая прекрасную гриву.

— Хорошо, оставим это. Расскажи нам о вращении спутника нашей благословенной земли.

— Принцесса! Я выучила всё! – обиженно ответила Рарити, гордо отвернув голову.

Тёмная кобыла сверкнула глазами и опять улыбнулась.

— Мы внимательно слушаем.


В подземном городе жизнь шла своим чередом, стучали кирки, раздавались радостные возгласы в глубоких штольнях, когда псу удавалось добыть драгоценный камень. Странный и красивый мир открылся перед Твайлайт. Светящиеся грибы, множество растений, сияющих самыми разными оттенками. Псы показали ей любимое озерцо Рарити, в котором единорожка обожала отмокать, как она утверждала – шёрстка красивей блестит. Библиотека алмазных псов не внушила радости аликорну, она прочитала все книги оттуда ровно за неделю. Сами же псы очень хорошо отнеслись к кобыле, пояснив, мол, она подруга Рарити, а это для них очень много значит. На исходе второй недели Твайлайт заскучала и, для развлечения, принялась осматривать все ответвления пещер, примыкающих к городу. Подземный мир оказался воистину огромным, сотни туннелей ветвились в неизвестность, уходя ещё глубже под землю. Псы настоятельно попросили аликорна далеко от города не удаляться, объяснив это наличием хищников. На всякий случай ей выдали карты. Именно по ним лавандовая пони и исследовала пещеры. Её коллекция странных растений, семян, камней, насекомых в баночках быстро росла. В один из дней она нашла огромный грот со светящимся потолком, с которого свисали сталактиты. Забравшись на большой камень, она дотянулась до потолка и мазнула его копытом, какие-то крайне мелкие, еле различимые взглядом насекомые облепили весь потолок и красиво сияли в темноте живым ковром, заливая призрачным светом пещеру. Она соскоблила со свода насекомых и бережно закрыла в банке, наложив заклинание стазиса.

— Твайлайт, небо моё! Откуда это всё?

Единорожка удивлённо рассматривала достижения подруги, а та гордо фыркала.

— Тут много интересного, надо всё тщательно изучить, записать и составить каталоги!

Твайлайт почесала крыло копытом, потом зачем-то начала кусать переднюю левую ногу.

— Дорогая, что ты делаешь?! – растерянно спросила единорожка.

— Чешется. Видимо выкупалась в слишком солёном озере.

— Сколько ещё сидеть тут хочешь? – с затаённой надеждой услышать в ответе наиболее короткий срок, спросила единорожка.

— Хочу домой, без вас тоскливо, — тихо сказала лавандовая пони, — Редикт развлекает периодически, но всё равно, я очень скучаю по вас, — уши кобылы прижались к голове, она действительно тосковала по своим подругам и Понивилю.

— Принцесса Луна спрашивала о твоей безопасности, она не станет тебя искать. Принцесса Селестия грустная, видела её пару раз.

— Точно не ищет?

Рарити кивнула и с надеждой посмотрела на аликорна.

— Ладно, остаток дней смогу просидеть в своём Замке. Только не говори никому!

Единорожка заулыбалась. Псы помогли довезти две телеги с баночками и огромные рулоны бумаги с наклеенными листиками и срезами грибов. Работа аликорну предстояла огромная, многие названия она записала исключительно со слов алмазных псов. Через час вернулся Спайк, долго обнимал кобылу, заменившую ему мать. Под вечер собрались все её подруги. Пинки устроила скрытную вечеринку для своих самых близких пони. Весь следующий день Твайлайт провела за книгами и письмами, навёрстывая упущенное время. Легла спать довольно поздно, поэтому громкие крики на заре заставили её возмущённо заржать. Ровно через десять минут в дверь забарабанили. Твайлайт пришлось спуститься и открыть, на пороге стояла Флаттершай, судя по глазам, случилось нечто ужасное.

— Флатти?

— Все пони чешутся! И я тоже! Ничего не помогает!

— А? – пытаясь понять, о чём ей сообщили, ответила кобыла.

— Все пони заболели! Твайлайт, ты чешешься? Я составила карту, сначала все мы начали чесаться, затем те, с кем общались, затем…

Аликорн открыла рот и недоумённо посмотрела на свою подругу, потом неуверенно кивнула, её глаза стали огромными.

— Значит я права, от тебя пошло. Я отправила Рейнбоу к Зекоре, скоро наша травница прискачет. Твайлайт! Очнись! – тихо закричала жёлтая пегаска, лишь она умела так делать.

— Небо моё… но…

— Ты аликорн, может поэтому обладаешь большей устойчивостью?

— Весь Понивиль? Весь, весь?! — с огромными от страха глазами, поинтересовалась лавандовая пони.

— Все! – подтвердила жёлтая пегаска, вцепившись зубами в сгиб собственного крыла.

— Спаа-айк! Пиши письмо Принцессе!

Заспанный фиолетовый дракон спустился вниз с пером и бумагой. Твайлайт начала диктовать.
«Принцесса Луна! Прошу вас закрыть железнодорожную станцию Понивиля…»

— Мы пишем Луне? – неуверенно поинтересовался дракон.

Твайлайт тяжело вздохнула и кивнула, затем продолжила.
«Поезда должны следовать без остановки с закрытыми окнами. По периметру необходимо поставить пегасов с запретом приближаться к жителям. Мы подцепили какую-то болезнь. Надеюсь, Зекора сможет найти средство для излечения. Прошу вас не пускать Селестию сюда! Ваша подруга, Твайлайт Спаркл».

Спайк закончил скрипеть пером и, свернув свиток в рулон, подул на него своим магическим огнём, письмо ушло Принцессе ночи.

— Флаттершай, летим на станцию!

Обе кобылы сорвались в полёт, через десять минут на вокзале Понивиля стало пусто. Там их и нашла Зекора. Зебра тяжело дышала, видимо скакала от самого дома. Над ней нарезала круги пегаска с радужной гривой.

— Принцессы день прошёл удачно? О чём поведать нам желаешь? Беда твоя знакома лишь по книгам, но средство есть.

— Зекора! Что это? Почему? Откуда?

Жёлтая пегаска опять начала остервенело чесать своё крыло зубами, на сгибе выступили капельки крови. Зебра задумчиво покачала головой, звякнув колечками на шее, затем ответила.

— На просторах саванны есть недуг такой. Целебные грязи могут помочь, но далеко Понивиль, не дойти до него. Коль права я, насекомые всему виной. Не вывести их средствами обычными. Рейнбоу осмотрела, мелочь в шерсти хорошо видна. В старых книгах есть рецепт, остричь нам всех придётся, почистить пони и дома. Работы предстоит немало. Добудь нам керосин! Натрём мы пони сим вонючим производным, — нараспев сообщила зебра.

— Эм… чего добыть? – переспросила жёлтая пегаска.

— Керосин.

— Керосин… керосин… вспомнила! Его применяли в лампах, пока не изобрели магические накопители, — выдала историческую справку аликорн, затем закрыла глаза, в её мыслях уже появился план с пунктами, которые необходимо выполнить.

— Мне нужна Эплджек и её сестра. Зекора, Флаттершай идите к Рарити, пусть организует стрижку всех пони у Лотос в СПА-салоне. Сжигайте шерсть и перья! Пегасов стричь в последнюю очередь, они понадобятся. Мы добудем керосин. Рейнбоу, за мной!

Они понеслись на яблочную ферму. Лазурная пегаска умудрялась чесать крылья прямо на лету.

Земная пони с тремя красными яблоками на кьютимарке отчаянно воевала с Эплблум. Та закрылась у себя в комнате и кричала, мол, она точно умирает, потому, как не может чесаться всё одновременно. Твайлайт быстро успокоила сестру Эплджек и вытащила расстроенную молодую пони из своей комнаты. У жёлтой земной кобылки на сгибах ног выступили бурые пятна от расчёсов.

— Эплджек и Эплблум, нам нужен аппарат для дистилляции.

— Чо тебе надо?! – потирая голову копытом, поинтересовалась оранжевая пони.

— Сестрёнка, я знаю, о чём она, – смущённо сказала Эплблум, потом поинтересовалась, — для воды?

— Нефть! Надо получить керосин. Зекора говорит, им можно убить этих насекомых.

— Ты нам чо, из-под земли насекомых притащила? – прищурив зелёные глаза, поинтересовалась земная пони.

— Прости подруга, я не хотела! – покраснев, ответила Твайлайт.

Рейнбоу взяла Скуталу, та скакала снизу, голубая пегаска вместе с лавандовым аликорном носилась над Вечнодиким лесом в поисках чёрных луж. Через три часа они нашли самую крупную. Рейнбоу полетела за пегасами, Твайлайт и Скуталу огородили брёвнами драгоценную находку. Час спустя все погодные пегасы с банками и бутылками начали носиться от месторождения нефти к Понивилю и обратно. Эплблум на пару с Эплджек смастерили ёмкость и готовили настоящий перегонный куб, припахав Свити Бель, которая своей магией сваривала стыки многочисленных металлических трубочек. Ещё через час над Понивилем появился чёрный дым. Пинки получила своё задание и ревностно следила, чтобы ни один пони не смог покинуть Понивиль.

— Принцесса Селестия! Вам письмо! Срочное!

Белоснежная кобыла на троне растерянно уставилась на того, кто точно должен спать днём. Ночной пегас зевал во всю. Она взяла у него свиток со знаком полумесяца. По мере чтения мордочка белого аликорна принимала всё более растерянное выражение.

«Рано утром пришло письмо от твоей ученицы о внезапной болезни в Понивиле. Она попросила остановить движение поездов! Мы решили проверить, не обманывает ли. Как выяснилось – она честна. Пони лечатся, всё будет хорошо, она молодец. Пожалуйста, веди ночные приёмы, мы нескоро сможем предстать в нашем полном величии перед поданными. Пони такие смешные без шёрстки! Твоя ученица где-то нашла каменных вшей! Весь городок ими заражён! И, да! Если не хочешь стать лысой пони, не приезжай! Магией их не выведешь, уж мы-то это хорошо помним с древних времён».

Рарити устало отложила ножницы и лезвия, её наставница по размерам уступала сестре, но всё же оказалась значительно крупнее всех пони.

— Перья на крыльях?

— Дорогая Принцесса! Мне так жаль!

— О, не беспокойся. Мы сами пришли проверить слова Твайлайт, то наша вина в недоверии и ничья больше. Режь!

Кожа Принцессы ночи выглядела тёмно-синей, хотя на животе присутствовало более светлое пятно. Рарити остригла всю шёрстку с неё и тщательно выбрила пуховый подшёрсток.

— Вы всё равно красивая, — тихо сказала единорожка.

— Даже учитывая отсутствие гривы и шикарного хвоста, ты тоже очень симпатичная, мы так полагаем.

Битва со вшами шла две недели. Понивиль ещё никогда не сиял такой чистотой. Измученная владелица СПА салона спала урывками, теперь в бассейне вместо воды плескался вонючий керосин. Каждый день через этот бассейн проходили все пони городка. Установка, доработанная Эплблум и Эплджек, выдавала столько пара, что его хватило бы на всех кобыл города одновременно. Они отпаривали бельё, простыни, одеяла, полотенца, подушки. С раннего утра и до поздней ночи салон для релаксации работал, как баня напополам с прачечной. Хуже всех пришлось пегасам, без маховых перьев они не могли летать, крылатые лошадки слонялись по Понивилю, выискивая, чем им заняться. Мэр Понивиля и Твайлайт быстро нашли занятие каждому пони, поставив свободных на уборку общественных зданий. Рейнбоу немного дулась на свою лавандовую подругу, выступление Вондерболтов в Клаудсдейле прошло без её деятельного участия. Принцесса Луна и Рарити в основном сидели в бутике, принадлежащем единорожке. Принцесса ночи ни в какую не желала показываться в таком виде перед поданными. Зебра вместе с остальными превратилась в голую чёрную кобылу, без своих полосок она ничем не отличалась от обычных пони, её выдавали только колечки на шее. Ежедневно вся нарастающая шёрстка на пони тщательно выбривалась. Через две недели Зекора сообщила радостную новость, её зелья больше не показывают гадских вшей в городке. Перед уходом, Луна немного смущённо попросила Твайлайт проведать её сестру, успокоить, хотя бы просто поговорить. Единорожка с крыльями, теперь напоминала странное создание наподобие ощипанной курицы. Её кожа отсвечивала сине-фиолетовым на всём теле, лишь на крыльях она становилась чисто фиолетовой. В таком виде она и пришла во Дворец вместе с сестрой солнечной Принцессы. Та сидела на троне и вела очередной приём, как только в зал вошли оба аликорна, её свита предпочла срочно покинуть помещение, повинуясь взмаху крыльев белоснежной кобылы и собственным представлениям о прекрасном. Селестия во все глаза смотрела на чудо, стоящее перед ней.

— Твайлайт? Луна? Что вы сделали с собой?! Небо моё! – в огромных фиолетовых глазах светилась тревога, одновременно с искорками смеха.

— Вши! Гадские вши! – обиженно сообщила Твайлайт и вздохнула.

— Понивиль спасён? – обеспокоенно поинтересовалась белоснежная кобыла, сидящая на троне.

— Как всегда, сама кашу заварила, вот только расхлёбывать пришлось всем. Принцесса Селестия…

Белоснежная кобыла опустила голову и вздохнула.

— Я не глупая, Твайлайт. Ты хочешь меня наказать, приму твоё наказание, каким бы оно ни было. Об одном прошу, вернись!

Остатки крыльев прижались к голым бокам, сине-фиолетовая пони опустила голову и начала постукивать копытом по полу из белого мрамора.

— Мне требовалось явиться к тебе полторы недели назад. Ты права, Селестия, весь прошлый месяц я мечтала о том, как накажу за всё сотворённое с моим братом. А сейчас сижу и думаю, ведь если бы я не обрела крылья, ничего бы этого не произошло. Но ты разделила со мной судьбу, несмотря на мои ошибки и глупости. Поверила в меня, как верила в каждую из своих учениц, отдавая им своё сердце. Я вижу сквозь время твои слёзы над их памятными камнями. Ты помнишь каждую из своих учениц, бережно хранишь их письма. Надежды не всегда сбываются. Кто я такая, чтобы осуждать тебя? Прости за это наказание, сделанного не изменишь. Прости меня.

Твайлайт легла на согнутые ноги, опустившись на запястья, и уткнулась рогом в пол. Белоснежная кобыла тяжело вздохнула.

— Мы не поняли, надо прояснить! Вши должны были стать наказанием Селестии?! Ты перепутала нас и нашу сестру? – растерянно поинтересовалась зевающая Луна.

— Вши? Нет, конечно! За кого вы меня принимаете? Я никогда не причиню вреда той, с которой мечтаю разделить ложе, — она замолкла, потом покраснела и усмехнулась, — вот и всё, я сказала это.

В зале наступила полная тишина.

— Т-тва-айлайт?! – ошарашенно выдала Селестия, во все глаза рассматривая свою ученицу.

— Принцесса Селестия, простите, — уши лавандовой пони прижались к голове.

— За что?!

— Теперь это невозможно, у вас скоро появится много забот и без меня.

— Мы опять не понимаем, значит, наказание уже свершилось? – заинтересовалась Луна, подозрительно глядя на Твайлайт.

— Да, Принцесса Луна. Приговор оглашён, наказание исполнено, — тихо ответила лавандовая пони, из её глаз почему-то покатились слёзы.

Селестия внимательно оглядела свою ученицу.

— Теряюсь в догадках. Я не ощутила твоего наказания.

У Луны глаза полезли на лоб, она рухнула на пол, заливаясь смехом.

— Мы… вы… вы обе, дурные кобылы! Ах, какие слова, недостойные Принцесс. Как же права Крисалис, вы стоите друг друга! Два любящих сердца! Две звезды на небосклоне Эквестрии! Твайлайт, ты только что, взорвала Эквестрию! Спровоцировала рождение новой правящей династии. Сестра! Мы никогда не станем ссориться с собственной ученицей до такой степени! Ах, мы больше не можем сдерживаться!

Белоснежная кобыла растерянно смотрела на свою сестру, которая, как самая обычная земная пони, каталась по полу, взбрыкивала копытами в воздухе и смеялась, периодически переходя на ржание.

— Твайлайт, я тебя люблю. Прости за боль, которую причинила тебе и твоей семье. Когда-то давно, ты стала моей ученицей, ныне — на тебе корона. Из жеребёнка ты выросла величественной Принцессой Дружбы и красивой кобылой, я с радостью разделю с тобой жизнь.

— Теперь это невозможно, — опечаленно ответила Твайлайт.

— Но почему?!

— Селестия, ты беременна, в этом состояло моё наказание. Прости.

Рог солнечной Принцессы ярко вспыхнул, через мгновение она рухнула прямо на пол. Обе кобылы бросились к ней и, подняв в сиянии своих рогов, потащили в личные покои, через внутренний переход. Мокрая тряпочка на лоб, подуть в нос, погладить прекрасную гриву, заглянуть в глазки, потрепать белоснежные перья на огромном крыле. Луна улыбалась и гладила свою сестру. Твайлайт носилась рядом. Селестия уткнулась в подушку и обиженно сопела.

— Десять лет назад, когда ты впервые подробно рассказала мне о том, для чего нужны жеребцы, я прониклась идеей. Но совсем не той, про которую вы с Каденс говорили. Я искала ответ, почему жеребцов мало, а кобыл много. Пыталась понять, почему в Кантерлоте такое соотношение. Ты дала мне доступ в закрытые разделы библиотеки, я тщательно разбиралась с этим вопросом. Нашла не один трактат на тему соотношения, однажды мне попался труд Старсвирла, из которого удалось узнать о поручении Принцесс поискать средство для предотвращения гибели всех пони, если вдруг жеребцов станет совсем мало.

Селестия перестала сопеть и удивлённо уставилась на свою ученицу, заинтересованно приподняла свою голову над подушкой.

— Мне стало страшно! Вдруг мой отец исчезнет? Братик пропадёт? Я перерыла все ссылки, которые дал Старсвирсл на свои исследования. В те времена многое казалось непонятным, не хватало знаний. Одно уяснила точно, он добился неких промежуточных результатов. Разработал заклинание переноса искры жизни, но жеребец всё равно остался нужным, без него ничего не выйдет. В те далёкие времена интерес пропал, решила, раз уж у такого могущественного мага ничего не получилось, то мне точно ловить нечего. Ныне, я стала старше и опытней, магия открылась мне. Старсвирл – жеребец, он не смог найти ответ об искре жизни, но он сделал теоретические выкладки о способе переноса искры от одной кобылы к другой. Я дописала заклинание переноса.

— Твайлайт, ты меня пугаешь! – изумлённо глядя на свою ученицу, ответила белоснежная Принцесса.

— Искру жизни я позаимствовала у Фэнси, у жеребёнка, возможно, проявятся некоторые его черты.

— А…

— Королева Крисалис, — искренне смутившись, ответила Твайлайт, — я ездила к ней, хотела посмотреть её магию, заодно, получить книги по магии разума. Она согласилась показать пару интересных заклинаний, уговорить её оказалось очень легко. Во время исследования магической ауры я считала и запомнила её искру жизни, наполнив заклинание переноса Старсвирла. Вернулась обратно, подкараулила вас с Фэнси, заменила все твои зелья, в сидр добавила серебряную пыль для улучшения магического обмена внутри тела. Всё. Теперь мы никогда не поссоримся с роем! Крисалис иногда становится довольно злой, но она никогда не пойдёт против собственных жеребят.

Селестия обняла её и тепло улыбнулась, потом подмигнула сестре.

— Твайлайт, ты действительно хорошая пони! Добрая! Отзывчивая! Прими как данность, в интригах тебе не обскакать тысячелетних кобыл, — Принцесса смеялась, из её глаз текли серебряные слёзы гордости за свою лучшую ученицу.

Лавандовая кобыла увидела, как обе сестры улыбаются и с огромной теплотой смотрят на неё.

— Мы считаем её достойной короны аликорна! Даже в трудный час испытаний она не предала свою наставницу, не стала мстить по-настоящему! Жертва ради будущего! Награда положена за тяжкий труд и верность Эквестрии.

Твайлайт возмущённо заржала и подозрительно уставилась на Селестию.

— Сестра, оставь нас, мы должны многое сказать друг другу.

— Вот так всегда! Младшую гонят, когда такие страсти назревают! – она засмеялась и телепортировалась, видимо в свои покои, где её ожидала Рарити.

Они остались вдвоём в покоях белоснежного аликорна, обе молчали. Твайлайт не выдержала первой, забралась на кровать и прижалась к белоснежному аликорну.

— Не говори ничего. Не надо. Я тебя люблю и всегда любила. Мои обиды ничто перед жизнью миллионов пони, о которых ты заботишься. Прости за сделанное в порыве горькой обиды. Я не должна поддаваться страсти… прости…

Белоснежное крыло укрыло с головой лавандовую пони, копыто нежно погладило мягкую кожу с еле заметным пушком на спине.

— Твайлайт, успокойся, я не беременна. Ты молодец, такой план придумала! Дойти до моих покоев ещё ни одному пони не удалось. Обычно только пытались подсовывать хороших жеребцов, — она на миг опустила взгляд, — некоторые из них действительно являлись лучшими их всех, очень тяжело давалось расставание. Ты обманула ночную стражу, их заклинания мы усовершенствуем, дабы никто не смог потревожить наш покой в неурочный час. Плетение Старсвирла доработала – миллионы кобыл поблагодарят тебя, это важно для тех, у кого слишком слабая искра или проблемы с телом.

— А… хм… ладно, значит, ты не сердишься? – неуверенно поинтересовалась Твайлайт.

— В моём сердце нет обиды, но тебе придётся выбрать другое наказание.

— Забудем о прошлом! Каденс вернула свою любовь назад, Шайнинг простил её. Луна извинилась за родителей. Ты жива! С моим братом помиришься со временем.

Селестия так и лежала с растерянной улыбкой на мордочке. Твайлайт встала, потянулась всеми ногами и ткнула носиком в её бок.

— Перевернись на спину.

Кобыла легла, раскинув свои огромные крылья. Через мгновение лавандовая пони запрыгала от радости, легонько подбрасывая на пружинах кровати Селестию.

— Биты делим по-честному! Ура! Ура! Я выиграла спор! У тебя всё розовое, без единого пятнышка! Тия, не надо плакать, пожалуйста.

Белая кобыла тёрла глаза копытами, по шёрстке сбегали ручейки слёз. Лавандовая пони вновь легла к ней и обняла шею наставницы обеими ногами, уткнувшись в гриву.

— Без твоих писем плохо, — прошептала Селестия.

Твайлайт лизнула её в нос и, через мгновение, принялась за своё любимое дело – объяснения, заставляя белоснежную кобылу непроизвольно улыбаться. Лёд между ними постепенно таял.

— Жеребца мы потом найдём, выберем получше, посимпатичней и чтобы ночью хорош был… и… Фэнси конечно отличный, я убедилась в этом, глядя на вас. Но мне он как-то несильно нравится в этом плане. Я в этом смысле не очень-то хороша, по книгам только теорию выучила, иногда с подругами пробовала, не сказать, чтобы сильно понравилось. С жеребцом так ни разу и не сложилось. У тебя с Фэнси всё так красиво получалось! Я Шайнинг Армора расспрашивала, он хоть и смущался сильно, но пояснил многие непонятные моменты. Потом, когда постарше стала, мне Каденс разрешила подсмотреть за ними… — она зажала себе рот копытом, — ой, наверное, лишнее сказала, да? – мордочка лавандовой кобылы вспыхнула от смущения.

Селестия погладила её крылом по спине и легонько подула в нос. Твайлайт с детства любила этот жест пони, показывающий теплоту в отношениях. Она всегда быстро успокаивалась, когда солнечная Принцесса поступала подобным образом.

— Отнюдь, столь резкие перепады настроения характерны для переходного возраста пони, в основном это касается кобыл, конечно же. У жеребцов такого нет. Я рада твоему предложению, мы попробуем жить вместе. О выборе жеребца… тебе это нужнее, чем мне. Для меня пока достаточно Фэнси. Жеребят не смогу завести, не готова, но обрадуюсь, если это сделаешь ты. Доверишь ли мне место старшей кобылы в будущем табуне?

Вместо ответа лавандовая пони приподнялась на задних ногах и, обняв голову аликорна, поцеловала прямо в нос.

— Спасибо! Я не омрачу твоих ожиданий. Скажи, кто так повлиял на тебя? – лёд растаял, словно его никогда не существовало.

— Долгая история! Началось всё с Рарити. Луна в разговоре с ней упомянула о нашей связи, вроде как, она слабеет, поэтому ты умираешь. Просила забрать её жизнь, вместо твоей. Я испугалась, бросилась к тебе, а ты с Фэнси спала. Стало понятно, моя подруга исполняла чьё-то желание, с присущим только ей актёрским талантом. Решила тебя наказать, в моей голове появился план! Дальше ты всё знаешь. Только про этих гадских вшей я ничего не планировала, это случайность. Маховые перья отрастают в течение месяца. Буду скакать, полёты придётся отложить на потом! Надо родителей найти, они единственные с кем я ещё не помирилась. Не знаю, как и о чём сказать, попрошу Шайни помочь. Наверняка, он знает, куда они переехали.

На мордочке белоснежного аликорна появилась растерянность, потом она немного грустно улыбнулась, поняв, кто-то очень настойчиво желает видеть их вместе.

— Луна, скорее всего, ещё не отошла ко сну, пойдём, спросим, что она имела ввиду, мне самой интересно.

Обе кобылы спрыгнули с кровати и степенно проследовали в трапезный зал. Твайлайт чуть приотстала и незаметно показала язык, двум ночным единорогам, охранявшим вход в покои Селестии, те удивлённо таращились на неё, пытаясь понять, чего это нашло на их Принцессу. В тишине открылись дубовые двери, они зашли внутрь. За столом сидела Луна, рядом с ней Рарити. Как только они вошли, Рарити испуганно сообщила: «Ой, меня сейчас убивать будут!» и попыталась исчезнуть под столом, тёмно-синее крыло без перьев не дало завершить манёвр.

— Привет сестрёнка! Вы как-то быстро закончили, – кантерлотский голос Луны заставил задрожать посуду на столе.

Твайлайт внимательно посмотрела на свою подругу, та опустила голову и прижала ушки, потом прильнула к боку Луны. Синее крыло без перьев легло на её спину. На шее Рарити висело ожерелье с кулоном в виде полумесяца.

— Мы рады видеть улыбку на твоём лице, сестра! Мы скучали по искоркам радости в усталых фиолетовых глазах. Прости за то, нелегка ноша родной крови, другой сестры у нас нет.

Селестия зажмурилась, подгребла под своё крыло Твайлайт и тихонько вздохнула.

— Спасибо, Луна!

— Мы исполняли чужую волю, ставшую нашей собственной. Не нас нужно благодарить.

Белоснежная кобыла удивлённо фыркнула, потом прищурилась и кивнула.

— Опять наша дырявая подруга?

— Дырявая, да, подруга? – она отрицательно покачала головой, — Вряд ли ты вспомнишь её имя. Но среди нас точно есть её подруга, настоящая. Ради которой она решилась потревожить покой Королевы.

Белоснежный аликорн явно призадумалась, потом уставилась на Твайлайт. Рарити показала передними копытами в воздухе странный знак, видимо пыталась подсказать, две ровные полоски.

— Теряюсь в догадках, — удивлённо ответила Селестия.

— Старлайт? Старлайт Глиммер? – лавандовая пони крепко зажмурилась, потом прижалась к ноге аликорна, из глаз потекли слёзы, — Но я же ни о чём не просила! Чувства, конечно! Она ощутила боль в моём сердце, раскалённую иглу. Селестия, скажи, скольким пони запретили посещение Эквестрии?

— Всем, у кого погибли родственники или близкие. Им не продадут билетов на поезд. Каденс сделала реестры, Санбёрст в ближайшие десять лет не сможет посетить Кантерлот. Большая часть пони Кристальной Империи теперь может путешествовать только в города чейнджлингов и обратно. Знаю, это несправедливо, но так лучше для всех. Всем грифонам запрещён въезд на территорию Кристальной Империи. С чейнджлингами немного проще, Крисалис может приказывать всем, не исполнить её желание они физически не могут. Все дырявые пони являются частью Королевы, рой не может её ослушаться. Им ограничения не требуются. Шайнинг Армору запрещены поездки в Эквестрию. Я боюсь, он может сорваться. Мы обсудили это с Крисалис, договорились так, если возникнет необходимость его присутствия, она будет находиться с ним рядом неотступно. Каденс в одиночку не сможет удержать его в случае чего. Луна, тебя можно поздравить?

— Да! – тёмный аликорн заулыбалась, единорожка сидела рядом и прижималась к её тёмно-синему боку, — Твайлайт удивлённо смотрела на свою подругу, та лишь опускала взгляд.

— Твайлайт, Рарити, позвольте нам с сестрой поговорить наедине.

Белоснежная кобыла заглянула в глаза своей подруги, улыбнулась и ткнулась в неё носом. Та фыркнула в ответ и закивала.