Просто предположим

Просто предположим... что я всех их убью.

Принцесса Селестия

Ночная почта

«– Пусть наша работа всегда отражает усилия, которые мы в неё вкладываем...»

Принцесса Луна Дерпи Хувз

Кубок Лунного Камня [The Moonstone Cup]

Твайлайт приглашают в Кантерлот, чтобы она, вместе с величайшими в мире волшебниками, приняла участие в в соревновании за Кубок Лунного Камня - самую почетную награду для самых сильных и искусных волшебников, единорогов и не только. Сможет ли она победить? С какими состязаниями ей придётся столкнуться?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Вован

Трикси стоило несколько раз подумать, прежде чем призывать "это"... Дурацкие ситуации, забавные диалоги, море абсурда и всяких глупостей - это и многое другое вы найдёте в фанфике с говорящим названием "Вован".

Трикси, Великая и Могучая Человеки Старлайт Глиммер

Дети Ночи

Твайлайт Спаркл была лучшей ученицей самой Принцессы Селестии, выдающимся студентом и давно зарекомендовала себя как одну из самых одарённых единорогов во всей Эквестрии. Ранние годы её обучения были сплошь отняты учёбой и её тягой к знаниям, поэтому Твайлайт в отрочестве была крайне замкнутым и необщительным подростком. Накануне праздника Летнего Солнцестояния она находит одну старинную книгу, в которой говорится про легенду о Найтмэр Мун, что немедленно наводит её на мысль о грозящей катастрофе мирового масштаба. Твайлайт всерьёз обеспокоена этим, но вместо вразумительного ответа и принятия мер, Селестия отсылает свою ученицу в захолустный городок Понивилль, по непонятным причинам избранным на этот раз местом проведения основных событий праздника. Твайлайт поручено проверить подготовку к торжеству, но она считает, что принцесса поступила с ней не справедливо и крайне обеспокоена возможностью мировой катастрофы. Но вскоре она узнает, что правда гораздо страшнее старинных легенд...

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Дивантавия

Октавия живет в Понивилле недавно, и она только что купила диван. И как оказалось, ей придется тащить эту тяжелую штуковину через весь город совершенно в одиночку. Но это не проблема. Проблема - это проклятые сумасшедшие пони, которые от нее все никак не отстанут.

Октавия

Встать на крыло

Вырастая, пегасы, подобно птицам, традиционно обязаны были покинуть отчий дом, но Флаттершай даже вообразить себе не могла, что когда-нибудь решится на такой решительный шаг - до тех самых пор, пока все не изменил один незначительный на первый взгляд случай

Флаттершай Энджел

Возвращение Короля Вампиров

Король Вампиров Николас вернулся спустя много лет после своего поражения. Полный желания отомстить, он начинает придумывать новый план по установлению вечной ночи во всём мире.

Статуя

Каменная статуя всегда безжизненна. И исключений быть не может.

Принцесса Селестия Дискорд

Искры и чешуя

Когда пони получают свои кьютимарки, всё начинает меняться. То же произошло и с Твайлайт Спаркл, ведь в этот день она стала ученицей принцессы Селестии, обрела брата и совершила первый шаг на пути к своему будущему. В этот день она стала драконом.

Твайлайт Спаркл Спайк

Автор рисунка: Noben
Те, кто нас ждёт Эпидемия

Прощение

Первая за тысячу лет встреча за одним столом правителей двух видов пони. Газеты и журналы пестрели заголовками. Чейнджлинги перестали быть редкостью, теперь их стало возможным встретить в любом месте Эквестрии в своём первозданном виде. Но всё же, чёрные крылатые пони предпочитали холодные места, а ещё, маленький по меркам Эквестрии, город-Империю, о котором они всегда говорили с придыханием и горящими от радости глазами. Чейнджлинги называли Кристальную Империю своим домом, а Принцессу Каденс упорно именовали Младшей Королевой. У Шайнинг Армора титул остался прежним, Принц, но его никто не употреблял, в большинстве случаев называли защитником. Документы жеребец терпеть не мог, от бумаг отбрыкивался любым способом. Высшая Бриз стала его помощником во всех делах, связанных с документами и написанием всевозможных распоряжений.

«Встреча прошла в довольно непринуждённой обстановке», гласили передовицы, «Где Принцесса Ми Аморе Каденза и Шайнинг Армор?», «Царственная чета не явилась на встречу! Что это может значить?». Три аликорна с пониманием отнеслись к отсутствию этой парочки. Крисалис смущённо извинилась и честно сказала, мол, получать в нос копытом больше не желает, поэтому розовая кобыла и синегривый единорог на встречу не придут. «Сенсация! Принцесса Каденс стала младшей кобылой!», «Кто теперь Шайнинг Армор? Бывают ли в рое Короли?!», «Принцесса Ми Аморе Каденза получила второй титул – Младшая Королева роя!». Эквестрия бабахнула в полную силу, миллионы пони вчитывались в строчки новостных газет и раз за разом переспрашивали друг друга, что вообще происходит, кто виноват, как теперь жить. Совместные фотографии лидеров улетели в центральные типографии с самыми быстрыми почтовыми пегасами. Сотни прекрасных зарисовок, подготовленных кристальными пони и чейнджлингами, разлетелись яркой волной по Эквестрии. Величественные кристальные горы, архитектурные памятники Королевства, зелёные звёзды на домиках пони в Кристальной Империи. Обнимающиеся табуны кристальных пони с чейнджлингами. Одна из самых ярких композиций, поразившая большинство пони до глубины души. На фоне Кристального Дворца стоял мощный синегривый единорог с гордо поднятой головой, в своей потёртой фиолетовой броне, чуть позади него с правого бока — Крисалис, с левого – Каденс. У всех троих на ногах красовались браслеты со знаком их табуна, зелёная звезда с вписанным в неё голубеньким сердечком и рапира, проходящая через оба символа. «Защитник» – гласила краткая подпись.

«Эквестрия и Королевство чейнджлингов подписали меморандум о сотрудничестве и мирной жизни!», «Кланы единорогов стоят на ушах! У них завелись чейнджлинги!», «Что вы думаете о моховой настойке с красным перцем? Пхы-хы-гы! (звук упавшего тела)». «Не пейте это! Не ешьте это! Даже не смотрите на это! (эксклюзив для лучшего кулинарного издания Кантерлота «Поварёнок»)», «Любят ли дырявые пони сыр?»… Пресса взорвала тихий и уютный мир пони.

Втроём аликорнам удалось убедить Королеву не нападать «вот прямо завтра». На рой, в связи с особенностями чейнджлингов, возложили всю разведку. Армия Эквестрии готовилась к полномасштабной войне. Пока это оставалось тайной за семью печатями, лишь единицы из высших пони знали о второй части переговоров. Практически все они надеялись на успех, печального опыта Кристальной Империи повторять никто не хотел. Перед отъездом аликорнов, Крисалис попросила Луну прогуляться по саду, мол, надо поговорить о делах личных. Чёрная кобыла и тёмно-синяя, с плывущей звёздами гривой, шли по дорожке, обе молчали. Луна не выдержала первой.

— Что ты хотела, Крисалис? – обеспокоенно поглядывая на Королеву, поинтересовалась Принцесса.

— Я не поверила Старлайт сразу, но теперь убедилась в этом сама. Что вы творите? Хотите устроить ещё одно светопреставление? В тот раз вечной ночи мне хватило! Этого вашего Тирека, какого вы вообще не прибили его сразу? Зачем дали возможность вылакать всю магию?

Луна растерянно уставилась на дырявую кобылу со стрекозиными крыльями и села.

— Мы не понимаем твоих слов.

— Ты её сестра! Я чувствую, любишь её! Она вернула тебе разум с помощью Твайлайт. Почему тогда бездействуешь? Зачем дожидаться пока они сцепятся друг с другом, разрушив половину Эквестрии?

— Ты о Селестии и Твайлайт? То печально для нас. Погрязли в обидах. Нам сие противно, но нет права на вмешательство.

— Дождёшься, пока прольётся кровь? Ты ревнуешь!

Луна поникла, опустила голову вниз и тяжело вздохнула. Лгать Королеве, чувствующей эмоции любых разумных существ, не имело смысла.

— Стыдно признавать сие, но то, правда. Сестра стала уделять нам меньше времени, ревность говорит в душе. Нам очень обидно.

Луна обратила внимание на странное поведение могущественной правительницы роя, словно она действительно переживала за будущее её сестры и этой мелкой лавандовой пони.

— А если победит Твайлайт? Луна, прошу тебя, я не хочу больше держать щит над кристальными горами днями и ночами, пока вы разбираетесь между собой. Это тяжело!

— Твайлайт не победит, мы этого не допустим, — довольно резко ответила Луна.

— Убьёшь ту, которая рискнула всем ради тебя?

— Она защищалась от Найтмермун, а не рисковала ради меня, — возмущённо фыркнула Луна.

— Главное, в данном случае, не причина, а последствия. Ты жива, в твоей душе снова горит огонь справедливости, твоя сестра больше не одинока. Твайлайт, всего лишь маленькая пони, чуть старше 30 лет. Я давно простила Селестию за наше противостояние. Каждая из нас совершила огромное количество ошибок. От меня она не примет помощь. Не хочу, чтобы вы лишились аликорна. Смерть Твайлайт станет противостоянием диархов и Шайнинг Армора, я не смогу остановить его, ты вынудишь нас к войне с обычными пони. Принесёшь раздор между кристальными пони и остальными. Ради чего? Твоя ревность превратится в реку крови.

Аликорн долго не отвечала, потом села и закрыла глаза, серебряные слёзы побежали вниз.

— Прости нас, Королева. Ревность гложет сердце. Ты кажешься нам такой чужой и далёкой для понимания, но искренне желаешь помочь. Хорошо же! Мы заставим этих двух заблудших пони быть вместе, и перестать обижаться друг на друга.

Крисалис обняла её своими прозрачными крыльями. Луна растерянно улыбнулась, явно не ожидавшая таких нежностей от чейнджлинга.

— Моё холодное сердце радуется твоему выбору. Взамен, дам небольшой совет, как скрасить вечность одиночества.

Крисалис отошла, её рог ярко вспыхнул, возникло зелёное марево, оно быстро уплотнилось в овал. Королева села и вытянула к нему передние ноги, слегка нагнув голову, сыпанули искры с рога. Поверхность овала задрожала и пошла рябью. Иллюзия показала огромный бассейн булькающей лавы где-то под землёй, на краю этого странного горящего озера стоял десяток алмазных псов и бело-серая единорожка с пурпурно-синей гривой. Они явно о чём-то спорили. Затем единорожка подвесила какой-то небольшой камень в сиянии своего рога и плавно опустила его в лаву, через несколько секунд вытащила. Псы сгрудились около оплавленного камня, опять что-то начали обсуждать. Пони указала кому-то ногой, и тот быстро побежал в нужном направлении, ещё двоих она отправила в другие стороны. Что они затеяли, было совершенно непонятно.

— Алмазные псы подчинились ей. Она два раза приходила ко мне, выпрашивала разрешение на нахождение алмазных псов в Кристальных горах.

Глаза Принцессы ночи вспыхнули пониманием.

— Благодарим тебя, Крисалис! Мы никогда не забудем твоей помощи.


Единорожка возмущённо фыркала, требовательно вереща по поводу столь странного приглашения, но на ночных пони уговоры не действовали, рог ей предложили погасить по-хорошему. Она лежала на большом мягком коврике, который тащил десяток ночных пегасов в броне стражей. Ещё двое летели впереди и один позади. Всё произошло быстро и чётко. Стоило единорожке растянуться на своей кровати, одев на глаза ночную маску, как в окно спальни вежливо постучали. Если быть точнее, попросту открыли раму изнутри магией. К моменту, когда она успела выпутаться из одеяла и сбросить маску, в комнате уже находился десяток пегасов и два единорога. Видя такую толпу незваных гостей, единорожка решила продать свою жизнь подороже и зажгла рог, через мгновение, получив чувствительный удар копытом по нему, концентрация рассеялась, заклинание молнии не сложилось. Кобыла начала отходить к стенке, пони с кожистыми крыльями зажали её в угол. Потом сообщили о желании Принцессы Луны срочно видеть её. Единорожка испуганно упёрлась и наотрез отказалась покидать свой дом. Спеленали кобылу мгновенно.

— Я больше не буду брыкаться, честно. Зачем вы меня тащите? Куда?

— Мисс Рарити, мы вам сразу предложили пойти самой, вы отказались. Повеления Принцесс надо выполнять немедленно. Что же в этом непонятного? – ответил ей серый жеребец, мерно взмахивая кожистыми крыльями.

— А Твайлайт…

— Принцесса Твайлайт Спаркл не правит Эквестрией, она выполняет другие функции, вам ли не знать? Нашей родиной правят диархи.

— Не обижайте мою подругу! – возмущённо зашипела кобыла.

— Мы не обижаем, — удивлённо ответил ночной пони, — без Принцессы Твайлайт наступит хаос и раздор на этой земле, польётся кровь невинных. Никто в здравом уме не пожелает подобного. Поспите. Вам нужно отдохнуть, мы постараемся аккуратно нести.

Она растерянно уставилась на жеребца, тот тепло улыбался.

— Мы всегда на вашей стороне мисс Рарити! Посмотрите мне в глаза, постарайтесь расслабиться.

Она досчитала до десяти, выдохнула и взглянула в жёлтые глаза с вертикальным зрачком. Через несколько секунд магия ночи окутала единорожку мягкой пеленой, её разум ускользнул в долину сновидений. Очнулась она в тишине и темноте. Встала, потёрла голову копытом. На фоне огромного окна, уходящего в звёздную ночь, стояла кобыла, лунный свет серебрил её гриву, силуэт расплывался пляшущими тенями, словно лёгкий ветерок играл шёрсткой.

— Извините?

Луна повернулась к ней.

— Принцесса Луна! – единорожка легла и поклонилась.

— Ужель так быстро пони забывают о царстве без солнца? Вечная ночь не стала напоминанием?

Кобылка испуганно вжалась в пол.

— Принцесса, я чем-то обидела вас?

— Кроме того, что украла у нас целый народ? Нет, что ты, ничем, конечно, — глаза Принцессы вспыхнули белым огнём, она оскалилась и пошла к кобыле, серебряные накопытники вспыхнули искорками.

Единорожка растерянно уставилась на неё.

— Как же это унизительно, они не пришли к нам, не попросили защиты, но обратились к солнечной пони, — оскаленная морда аликорна замерла в сантиметрах от лица Рарити, зрачки Луны стали вертикальными.

Кобыла наконец поняла, чем так сильно расстроена Принцесса.

— Что нам с тобой делать? – растерянно поинтересовалась Луна.

— А… простить? – сразу же предложила Рарити.

— Псы останутся верны тебе, ошибочное решение.

— Но почему вы сами за ними не ухаживали? Почему не помогали? Они ведь совсем не злые.

— Путь к возвышению лежит через трудности, ты поймёшь это со временем. Нельзя давать защиту тем, кто может стать сильнее и бороться самостоятельно за место под солнцем иль луной. Простить тебя мы не можем, ты разрушила их судьбу! — тёмный аликорн задумалась на несколько секунд, — Удивительная кобыла! Элемент Щедрости, ничего для себя, всё для других. Полагаю, обмен одной пони на три миллиона алмазных псов сестра одобрит. О Твайлайт не беспокойся, скоро они уничтожат друг друга. К сожалению, если выбор встанет между нашей сестрой и вашей подругой, мы примем сторону сестры, от родной крови нам не сбежать. Видим понимание в твоих глазах. Мы даруем прощение, если поможешь предотвратить их кровь. Нам придётся многому научить тебя, дабы жители мира без солнца не стали ничтожествами, ползающими в грязи, словно черви. Ты принимаешь наши условия?

Рарити захлопала своими синими глазами, потом встала и с гордостью ответила.

— Истинные леди должны заботиться о своих ближних. Я принимаю ваши условия!

Луна кратко проинструктировала кобылу, чего хочет от неё, затем отправила телепортацией прямо в Понивиль. Перед дверью во Дворец Принцессы Дружбы единорожка замерла, решив подготовиться. Взъерошила свою гриву и разлохматила хвост, подышала, прокашлялась, собираясь с силами. Громкий стук посреди ночи оторвал лавандовую пони от любимой книги. Она зажала в зубах фонарик и спустилась вниз и открыла входную дверь, на пороге стояла всклоченная Рарити.

— Дорогая, надо поговорить. Срочно!

Лавандовая кобыла усадила на табуретку свою подругу, подогрела чайник магией и поставила на стол. Трясущимися копытами Рарити схватила чашку с цветочком на боку и попыталась хлебнуть горячий чай, закашлялась, потом аккуратно взяла печенье из вазы. Через пять минут она смогла говорить.

— Твайлайт, есть большая проблема. Погоди! Дорогая, не делай такие глаза! Никто меня не обижал. Нет! Я разговаривала с Принцессой Луной о разном, то да сё… про алмазных псов поговорили.

Пони с фиолетовыми глазками удивлённо смотрела на бело-серую единорожку, такую знакомую и близкую. Сказать, что она выглядела взволнованной, это ничего не сказать. Даже кончик её белоснежного рога мерцал от напряжения. Про трясущиеся копыта и говорить не стоило. Ушки плотно прижались к голове. Твайлайт очень давно не видела свою подругу такой.

— Ты мне неоднократно обещала подробный рассказ.

— Дорогая, будет тебе рассказ! В общем, мы поговорили с Принцессой и, так получилось, я её немного поспрашивала, про платья, моду, ей же многое нравится. Всякое разное. Ты представляешь? Ей не идут зауженные платья! А камни…

— Рарити! Сейчас два часа ночи! – с улыбкой перебила её аликорн.

Единорожка смутилась, пытаясь собраться с мыслями, потом решилась.

— Дорогая, в общем, в двух словах. Жизненная сила Принцессы Селестии угасает.

— Прости? – чайная ложечка выпала из копыта аликорна и со звоном улетела под стол.

— Умирает она. Я не совсем поняла объяснения Принцессы Луны, связь, которая появляется между ученицей и наставницей очень сильна. В конце твоего пути появилась новая судьба, ты стала аликорном. Это потребовало от Селестии разделить с тобой жизненные силы. Ты убиваешь её. Чем глубже ваш разрыв, тем меньше остаётся у неё и больше у тебя. В какой-то момент она отдаст последнее, и мы лишимся солнечной Принцессы.

— Ч-что… почему?

— Дорогая, кто из нас крутой маг? У меня нет оснований не доверять Принцессе Луне, она же не станет лгать.

Твайлайт замотала головой в разные стороны, сердце от страха ушло куда-то ближе к хвосту.

— Дорогая, помнишь, год назад ты мне кое-что рассказала? Я никому эту тайну не выдала, клятву дала! Почему бы тебе не простить её? Ты простила Трикси и Старлайт. Разве Принцесса Селестия недостойна этого? А ещё, кто-то мечтал уложить её на спинку и посмотреть…

— Хватит! – лавандовая пони густо покраснела.

— Твайлайт, пожалуйста, не убивай наше солнышко, а? – глаза единорожки наполнились слезами, — возьми мою жизнь, если тебе это нужно! Я заплачу за неё!

Рарити легла на запястья и, подняв перемётную сумку с пола, достала оттуда небольшой стилет, протянула его Твайлайт. Грива лавандовой кобылы встала дыбом, глаза полезли из орбит.

— Я заплачу за неё, пожалуйста! Возьми меня вместо неё! Не убивай наше солнышко!

— Ты спятила! – закричала Твайлайт.

— Дорогая, это же совсем неважно. Зато у пони останется две Принцессы, а не одна. Умоляю тебя! Возьми мою жизнь, я заплачу за её ошибки! – слёзы сбегали серебряными дорожками из синих глаз.

— Стоп! Достаточно! Всё! Рарити! Перестань! – в горле мгновенно пересохло, страх зацокал копытцами в душе лавандовой пони.

Стилет взмыл вверх, Твайлайт молниеносно перехватила контроль над предметом, не дав Рарити ударить себя, потом раздавила лезвие своей силой и отбросила в сторону поломанный клинок.

— Значит, это тебе Луна сказала? – глядя на всхлипывающую единорожку, тихо спросила аликорн.

— Да, пожалуйста, она случайно проговорилась, не обратила внимания на свои слова, ты же знаешь, я умею держать аристократическую беседу.

— Рарити, посмотри мне в глаза и скажи, что ты не придумала это всё. Не знаю, какие цели преследуешь, но…

Единорожка закрыла глаза, встала и наклонила голову. Из синих глаз катились горькие слёзы, сбегая по шёрстке вниз.

— Прости дорогая, наверное, мне не стоило приходить, пойду домой. Вы Принцессы, умные и сильные, сами разберётесь, как жить.

— Рарити! Погоди. Как я могу простить ту, которая заставила Каденс изнасиловать моего брата? Она дралась с ним насмерть! Лгала мне долгие годы!

— Принцесса Селестия отдала тебе почти двадцать лет собственной жизни. Она помогла лавандовой единорожке обрести крылья. Ты влюблена в неё по самый рог.

— Ладно, ладно! – возмущённо ответила аликорн, потом подумала и добавила, — Последнее неправда.

— Ха! Кто бы говорил?! Лети к ней и помоги, как ты помогаешь всем пони. Она в беде и только ты можешь ей помочь. Мы с Пинки сделаем лучшую вечеринку в вашу честь! Спайка я заберу. Лети же! Ни у кого из нас нет другой солнечной Принцессы.

Рог Твайлайт ярко вспыхнул фиолетовыми искорками, она построила портал и ушла сквозь него прямо во Дворец диархов. Рарити немного грустно улыбнулась, со второго этажа раздался тихий вздох. Фиолетовый дракончик смотрел прямо на неё сквозь перила, ограждающие внутреннюю террасу.

— Что? – возмущённо поинтересовалась единорожка.

— Ты лгунья, но такая красивая.

— Пойдём?

Дракончик быстро собрал вещи и пошёл вместе с ней в бутик.


В покоях лавандового аликорна стояла тишина, кобыла подскочила к зеркалу, пригладила расчёской гриву, сняла с себя все домашние вещи. Порылась в комоде, вытащила два серебряных колечка, сложила в футляр, забросила его в небольшую сумочку, которую повесила себе на спину, затем выскользнула в коридор. Заклинание невидимости, затем тихий шаг, сфера безмолвия, фиолетовая точка на её роге погасла, кобыла растворилась в полутьме. Мимо стражей она проскользнула тенью. Знакомый коридор закончился, два ночных единорога охраняли вход в покои Селестии. Твайлайт внимательно осмотрела их поисковые заклинания, висящие по всему коридору, поняла, незаметно пройти не удастся. Мгновенный анализ рисунка позволил лучшему магу Эквестрии найти слабое место в магических плетениях, её рог вспыхнул, она подошла прямо к ним, некоторое время размышляла, затем, превратившись в туман, прошла сквозь щели внутрь покоев, поняв, что не зря тренировалась с заклинанием туманного перехода Луны. В покоях белоснежного аликорна всё оставалось по-прежнему, тихонько потрескивал магический огонёк в камине, старое трюмо с зеркалом, на нём разложены гребешки для гривы и хвоста. Старинный резной столик для документов, множество свитков покоились в специальных углублениях на его поверхности, чернильница и вставленное в держатель перо. Твайлайт вернулась в свою физическую форму и сразу уловила подозрительный запах, её взгляд заметался по комнате, источником оказалась бутылка с нарисованным красным перцем на этикетке. Она бесшумно скользнула к столу, ёмкость оказалась пустой, одна рюмка стояла, другая лежала на боку, из неё вылились остатки настойки прямо на стол, они и распространяли этот странный запах прелой листвы. Лавандовая пони задрожала всем телом, вспомнив, как пил её брат. Из глаз брызнули горькие слёзы, она еле слышно прошептала: «что я наделала?!». Кобыла подошла к кровати, Селестия спала, иногда нервно прядая ушами. Твайлайт уже хотела забраться к ней на кровать и лечь, прижавшись к тёплому животу своей спиной, как заметила кое-что странное. У Принцессы было пять копыт! От удивления она растерялась и непонимающе уставилась на кровать, пытаясь сообразить, что вообще происходит. Белая кобыла лежала под тонким одеялом с нарисованным солнышком, освещение в комнате отсутствовало. Твайлайт потёрла глаза, но пятая нога никуда не делась. Она обошла кровать, и заглянула под одеяло с другой стороны. Селестия спала не одна. От удивления лавандовая пони села на хвост и растерянно уставилась на ложе, никогда раньше она не видела её с кем-то. «Значит, бросилась в объятия, наверное, это хорошо?» — подумала Твайлайт, мысли юного аликорна запрыгали подобно солнечным зайчикам. «Когда умирают, спать с жеребцом явно не тянет. Значит, Рарити — актриса!» — она сделала пометку на будущее, поговорить по душам с серо-белой единорожкой, на тему обмана подруг. Селестия подняла голову, но до того, как она раскрыла глаза, Твайлайт уже вновь превратилась в дымку. Белоснежная кобыла осмотрелась и снова положила голову на подушку, приподняла одеяло, раскрыв единорога рядом с собой. Жеребец лежал, прижавшись спиной к её животу. Судя по всему, пили они вместе.

— Четыре утра, просыпайся. Иначе не увидим утренние звёзды.

Единорог открыл глаза и улыбнулся. Твайлайт впервые увидела его таким, её давний знакомый Фэнси Пэнтс без своего костюма, монокля и накопытников. Самый обычный жеребец лежал на кровати с Принцессой и улыбался ей. В тёплом взгляде Фэнси сияла любовь. Лавандовая пони растерянно наблюдала за ними, она прекрасно помнила, у Фэнси есть Флер Де Лис!

— Мы больше не станем пить, хорошо? Половина вечера в тумане, я не хочу терять ни единой минуты с тобой рядом, — сказал единорог.

Тихий смех белого аликорна и тёплая улыбка стали ему ответом. Твайлайт увидела то, чего однажды, много лет назад, испугалась до нервного срыва. Селестии пришлось долго успокаивать единорожку, объясняя свои слёзы делами давно минувших лет и воспоминаниями о той, чьи глаза невозможно забыть, о матери царственных сестёр . Об отце они ничего не знали, она никогда не рассказывала о нём своим дочерям. За тёплым взглядом белоснежной кобылы таилась боль. Твайлайт поняла, для чего она его позвала, пыталась успокоиться. Они встали с кровати, и пошли на балкон, сели рядом, она приобняла его своим огромным крылом. Рог Принцессы вспыхнул, краешек яркого солнца медленно показался над горизонтом, постепенно гася утренние звёзды. Твайлайт долго наблюдала за парой пони, они ничего не говорили, сидели молча, прижавшись друг к другу. Лавандовая единорожка с крыльями осознала чего хочет. «Месть! Но такая, чтобы не обидеть и не причинить боль! Ты хорошая пони, Селестия, и я действительно тебя люблю, жаль только, сказать об этом никогда не решусь. Но за моего брата, ты получишь сполна!» — подумала она. В голове сложился самый безумный план, какой только можно представить.