Пока поёт свирель

Что такого может быть в простом пении свирели?

Другие пони ОС - пони

Безвестные Жертвы

Продолжение книги "Повелители Жизни" в котором главные герои ищут способ вернуть всё на круги своя, в то время как остальной мир борется с куда более насущными проблемами, в коих погрязла Эквестрия за последние пять лет.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Три девицы под окном и страшилки вечерком

Страшилки, Метконосцы и костерок. Поскольку серия, похоже, будет продолжаться, как и обещал, делаю сборник.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Лира

Chronicles Postapocalypse: Secrets of Equestria

Роза и Лина пускаются в новое путешествие по самым злачным местам постапокалиптической Эквестрии с целью раскрытия некоторых тайн, касающихся научно-технического прогресса, начавшегося до Катастрофы. Впрочем, поиск оставшихся Элементов Гармонии никто не отменял. Какие опасности поджидают подруг на их пути? Зло ведь не дремлет. И сможет ли Эквестрия стать такой, как прежде?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Сегодня я Санни Скайс!

Принцесса Селестия устала постоянно быть окружённой подобострастием, излишним уважением и вниманием. Поэтому она решает взять себе отпуск на один день и отправиться инкогнито в Понивилль. Но это оказывается не так легко, как казалось. Сможет ли она вписаться в общество пони и завести друзей, не выдав себя?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

Тот, кто утешит её...

Любые отношения, какими бы они не были замечательными, имеют свойство заканчиваться. Разлука же, заставляет страдать... особенно, если приходится разлучаться с той, что всегда была рядом в приступы отчаяния и охватывающего чувства трагедии, служа опорой и утешением.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Там, где пляшут безумные боги

Зебрахара – самое негостеприимное место во всём мире. Но даже здесь жизнь умудряется цепляться за существование. В крохотном поселении зебр шаман пляшет ужасный ритуальный танец, который высвобождает волну смерти настолько могучую, что та достигает границ Эквестрии и её миролюбивых пони. И когда Селестия посылает Королевскую Армию на помощь смятенному царю зебр, ей и её верным солдатам предстоит первыми столкнуться с истинным ликом безумия. Это истории о Безумном Царе-Боге Д'жалине и Пляске Крови.

Зекора Биг Макинтош Сорен

Хайвмайнд

Не кормите случайных людей после полуночи и не давайте им писать вместе.

Другие пони

Как я стала злой.

Самый сложный период в нашей жизни - это переходный возраст. И каждый подросток переживает его по-разному. Рассмотрим случай, когда всё кончается плохо для него и для всех окружающих.

ОС - пони Найтмэр Мун

Коньспирология

Представим себе, что в Эквестрии появился Интернет... Небольшая зарисовка к 50-летнему юбилею полёта "Apollo-11"

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Мод Пай

Автор рисунка: Devinian
Защитник Прощение

Те, кто нас ждёт

Ленточки порхали вокруг почти готового платья, бело-серая единорожка жмурилась от удовольствия, новый законченный шедевр моды дарил радость и, конечно же, биты для закупки новых материалов и выкроек. Её отвлёк звук дверного колокольчика.

— Свити, ты не занята? Можешь дверь открыть?

— Уже скачу!

Внизу раздался цокот маленьких копыт, щёлкнул замок, послышался громкий испуганный визг. Через мгновение ускоренный стук копыт прошёлся в обратном направлении, мелкая белая единорожка с трёхцветной гривой взлетела на второй этаж со скоростью ветра, заскочила в комнату сестры с выпученными глазами и захлопнула дверь.

— Там! Там… он! Оно! Ого! – тяжело дыша, закричала юная пони, несмотря на прошедшие годы, она порой вела себя, как маленькая кобылка.

— Дорогая, в Понивиле нет ничего страшного и опасного. Кто там?

Единорожка сложила ножницы и нитки на стол, уже догадываясь о том, кто пожаловал к ним в гости.

— Зубы! Ого! Воняет! – пояснила мелкая кобыла, с огромными от страха, зелёными глазами.

Рарити спустилась вниз, подошла к двери и распахнула её, верещать не стала.

— Добрый вечер, мисс Рарити! – раздался хриплый низкий голос.

— И тебе, Редикт, привет. Прости, приглашать внутрь не стану.

Алмазный пёс с жёлтыми глазами поник. Смотрелся он довольно презентабельно по меркам своего народа. На голове бордовая шапочка, на шее ошейник, украшенный прозрачными голубыми камнями. Слегка потёртый пиджак такого же цвета как шапочка, из кармашка сбоку торчали цветные кристаллы, на ногах что-то вроде низких сапог. Когти пса выглядели аккуратно обработанными и были покрытыми синим лаком. За спиной небольшая котомка из серой плотной ткани.

— Ладно, ладно, не делай такую мордочку. Заходи. У меня сестра дома, боится тебя.

— Я по делу, — он снял свою шапочку и шагнул внутрь.

Единорожка скривилась от волны неприятного запаха, пёс, заметив её поведение, поник ещё больше и опустил взгляд в пол.

— Стая много работает, копаем. Диархи любят наши камни. Жить хотим хорошо, чтобы пони нас не обижали. Они обещали не обижать. Иногда молодь шалит, да. Прости за это. Мы не злые. Ты знаешь.

— Дорогой мой, если бы я этого не знала, ты бы со мной не разговаривал. Что привело тебя ко мне прямо в Понивиль? – обеспокоенно поинтересовалась Рарити.

Она стянула со стола магическим захватом вазу с печеньем и подала хрустящие кругляши, посыпанные сахаром, псу, тот заулыбался до ушей и, схватив парочку, засунул в рот, они мгновенно исчезли в его зубастой пасти.

— Обмен. Мы хотим тебя навсегда к нам, а за это сообщим важную новость.

— Прости, навсегда не получится. Я не смогу жить под землёй, мне нужны солнце и трава.

Пёс растянул пасть в улыбке, обнажив чуть желтоватые клыки.

— Мы знаем, как живут пони. Твоя улыбка радует нас! Нет, мы хотим, чтобы ты представляла наши интересы перед пони и помогала алмазным псам.

— Разве это не должен делать кто-то из вас? – озадаченно постукав копытом по полу, поинтересовалась синеглазая единорожка.

— Нам нужен доверенный пони, который не станет нас обижать и притеснять. Стая думает, ты не станешь этого делать. Ты очень много помогаешь нам! И с грибами, и бумагами, договариваешься для нас. Стая давно доверяет тебе. Мы обещаем тебя слушаться и сообщать новости, какие услышат наши уши. Мы дадим постоянный доступ в пещеры и город, тебе больше не потребуется просить нас.

Рарити нахмурилась, тряхнула гривой и отрицательно покачала головой.

— Я люблю платья и драгоценные камни. Плату за дружбу брать не стану, нельзя так поступать, Твайлайт не этому нас учила. А вот новостям я всегда рада и доступ в ваши пещеры мне пригодится.

— Хорошо. Мы рады! Вчера утром поймали голубую единорожку, вот!

— Кто-то говорил, молодь шалит? – Рарити тяжело вздохнула.

— Нет, ты не поняла. Мы её поймали! То есть не поймали, а поймали! По-настоящему, — раздосадовано сообщил пёс.

Рарити наклонила голову чуть вбок, пытаясь понять, о чём твердит её странный собеседник.

— Она сама упала к нам, поймали в сеть, чтобы не ударилась. Просила съесть её, но мы не едим пони! Очень странная. Кричала на нас, обещала всех надуть, словно воздушные шарики, сказала, что она самая великая пони на свете. Потом расплакалась и потребовала, чтобы её немедленно съели. Мы заперли вашу кобылку в пещере, дали яблок и воды. Поэтому просим твоей помощи! Нам совсем не хочется её есть! Что же делать?

— Великая, говоришь? Голубенькая? – озадаченно поинтересовалась Рарити.

— Ага, ещё шляпа смешная, со звёздочками. Плащ у неё порвался, но мы зашили!

Он вытащил из-за спины небольшой рюкзачок и достал оттуда фиолетовый плащ, расшитый звёздами. Рарити приняла накидку в свои копыта, сомнений в имени владелицы не осталось.

— Трикси! Две минуты, одно копыто здесь, одно там. Я за Твайлайт поскачу, без неё не получится уговорить эту упрямицу. Она благотворно влияет на великих и могучих единорожек.

— Хорошо, милая пони! – алмазный пёс заулыбался и явно обрадовался.

Рарити забрала Свити Бель и ускакала вместе с ней, с удивлением осознав, что пёс назвал её милой. Пока неслась галопом до Дворца Твайлайт, поняла, она действительно понравилась алмазным псам, но если быть до конца честной, они оказались гораздо лучше некоторых пони из Кантерлота, Рарити с отвращением вспомнила домовладельца, где расположился её бутик, а так же Принца Блюблада.

Через час две кобылы стояли перед небольшим тупичком в пещере, отгороженным решёткой. По просьбе Рарити псы ушли подальше, чтобы не смущать. Твайлайт с удивлением наблюдала за действиями подруги, возникало ощущение, она тут явно не первый раз и псы её очень хорошо знают. Голубая единорожка лежала на соломенной подстилке, поджав ноги под себя, укрытая тонким покрывалом, её звёздный колпак валялся рядом. Плетёная корзинка с яблоками и деревянный бочонок с водой находились на небольшом низеньком столике внутри. Твайлайт услышала, как та тихо плачет. Они с Рарити переглянулись и, подняв рычагом решётку, вошли внутрь.

— Привет Трикси.

Она, хлюпнув носом, подняла голову, в фиолетовых глазах стояли слёзы. Твайлайт легла рядом и обняла её крылом. Рарити тоже улеглась поближе.

— Великая и Могучая Трикси может поделиться с подругами проблемой? – обеспокоенно поинтересовалась Твайлайт.

Единорожка опустила голову и закрылась копытами.

— Дорогая, что у тебя случилось? Обидел кто-то? – разглаживая спутавшуюся гриву копытом, спросила Рарити.

— Всё пропало, — тихо ответила фокусница.

— Ты разбила свой фургон? Трикси, мы сделаем новый!

— Фургон? – единорожка словно не понимала о чём речь, — Фургон, да, был, где-то оставила. Зачем он мне?

— Дорогая, но он красивый! В нём тепло и уютно, много всяких аксессуаров для фокусов. Он тебе нравился раньше!

— Фургон? – кобыла подняла голову и смущённо улыбнулась, потом её улыбка увяла, — он мне больше не нужен. Когда они придут? Обещали съесть.

Твайлайт удивлённо уставилась на фокусницу.

— Трикси. Где та, великая и могучая единорожка с которой я выясняла отношения? Сильная и смелая! Что с ней стало?

— Мне очень плохо, я не знаю, куда скакать дальше.

— Дорогая, ты только намекни, рога у нас острые, мы кому угодно объясним, насколько нехорошо обижать кобыл! – озадаченно предложила Рарити, в голове не укладывалось, кто мог так сильно обидеть эту воинственную единорожку.

Голубая кобыла некоторое время молчала, потом всхлипнула и сдалась, начав рассказывать.

— Я ездила в Кристальную Империю, полтора года её не видела. Очень устала от одиночества. Её дом стоит пустой, хотела к Санбёрсту зайти, ждала на пороге два дня, он так и не появился. Во Дворец не пустили стражники, я же плохая пони.

Твайлайт от удивления разинула рот.

— Старлайт! Вот из-за чего ты здесь! Да? Потеряла подругу?

Голубая пони кивнула и опять положила голову на землю.

— Не пишет. Всегда присылала открытки и тёплые письма, а теперь не пишет. Наверное, они с Санбёрстом колечки одели, зачем я ей сейчас?

Твайлайт встала и нахмурилась, вспомнив, ведь и ей писем не приходило, да и не появлялась больше Старлайт во Дворце Принцессы Дружбы. Мало того, аликорн осознала, Санбёрст с тех пор в Кантерлот ни разу не приезжал, Каденс всегда приходила одна! На миг сердце замерло, холодок страха коснулся души лавандовой кобылы.

— Трикси, мне она тоже не присылала писем. Странно. Санбёрст последний месяц не появлялся в Кантерлоте. Ты уверена, что она выжила в войне с грифонами?

Трикси подняла испуганный взгляд на аликорна, в её глазах вспыхнул настоящий ужас.

— Нет! Нет! Она не могла погибнуть! Не верю! Не надо так говорить, пожалуйста… пожалуйста… — слёзы хлынули из глаз голубой единорожки.

Обе кобылы её обняли, Рарити начала аккуратно дуть в нос, пытаясь успокоить.

— Рарити, собирай всех подруг, едем в Кристальную Империю. Я займусь Трикси.

Твайлайт с удивлением заметила, как её подруга задержалась у выхода из пещер, потом боднула незнакомого алмазного пса головой и что-то сказала ему на ушко, а тот расплылся в улыбке. Через два дня семь пони уже стояли около Кристального Дворца, им пришлось оставить Трикси у входа, стража наотрез отказалась пускать голубую единорожку внутрь. Перед залом приёмов Твайлайт притормозила и поинтересовалась у стражников, у себя ли Каденс. Те удивлённо ответили, мол, конечно же, она на месте и, если они желают, то могут войти. Все шестеро прошли внутрь, через мгновение лавандовая кобыла начала икать. Золотые накопытники, корона и ожерелье со знаком кристального сердца лежали на троне, а сама Принцесса валялась на кровати, именно так, по-другому не скажешь — валялась. Сбившееся к шее помятое платье, торчащая во все стороны грива довершали картинку, лежащей на спине, свесив голову с края кровати, кобылы. Она громко сопела во сне, чему-то улыбаясь.

— Я ничо не понимаю, да? То есть, теперь это так должно быть? – потирая голову, поинтересовалась оранжевая пони.

— Дорогая, мне кажется, она всего лишь устала. Разрыв с Шайнинг Армором, трудности с малышкой, множество дырявых пони, которых мы встретили по дороге.

Твайлайт подошла к спящей кобыле и аккуратно погладила её по носу.

— Я занята, не видите, работаю?! Идите к Фезе или Мист, — не открывая глаз, ответила кобыла.

— Вижу, сколь упорно ты трудишься на благо кристальных пони. Только не уверена в достойной оценке подобной работы Селестией или Луной.

Кобыла открыла один глаз, потом второй, затем подпрыгнула на постели.

— Мы подождём снаружи, — улыбнулась Твайлайт.

Она телепортировала всех шестерых обратно в коридор. Через минуту двери открылись, Принцесса встретила их сидя на троне, правда, состояние причёски и платья оставляло желать лучшего. Они быстро выяснили, где находится нужная им пони, и поспешили покинуть покои Каденс, та с пониманием отнеслась к их проблемам.

— Твайлайт, задержись на секунду.

Лавандовая единорожка с крыльями кивнула и осталась, остальные пятеро пошли к Трикси.

— Ты помирилась? – беспокойство отразилось в глазах розового аликорна.

Она отрицательно покачала головой.

— Уверена в правильности своих действий? – тихо спросила Каденс.

— Кто бы говорил! Мы с тобой вместе натворили дел. Я не знаю, простил ли он меня на самом деле, она права, родная кровь всегда дарит прощение. На тебя тоже не получается злиться, ничего не могу, везде обман. Я обрела крылья благодаря вам обеим, вы помогли мне найти свой путь и судьбу, как могу злиться на моих самых близких пони? Сердце рвётся на части от того, что мы все натворили. Ещё больнее осознавать причины всего этого. На одной чаше весов счастье всех пони, на другой, жизнь единственного жеребца. Но этот пони — мой родной братик, тот, кто помогал мне всю свою жизнь, поддерживал в трудный час и защищал маленькую лавандовую единорожку. Я запуталась, мне страшно. Сколько тайн навечно окутали солнечную Принцессу? Что на самом деле произошло между Селестией и Луной тысячу лет назад? Благодаря зелью Зекоры, я видела конец их противостояния, но что послужило началом? Почему за целую тысячу лет пони не построили что-то большее, нежели куча деревень и сотня городов? Она молчит, только голову опускает. А ты? Тебе самой стало лучше? Смогла успокоиться?

— Твайлайт, я не смогу без него жить. Мой Дар не оставил выбора. Либо с ним, либо вечное одиночество, которого мне не вынести. Я попросилась к ним в табун, — тихо ответила Каденс.

Твайлайт села на хвост и выпучила глаза, пытаясь осознать услышанное.

— Крисалис теперь моя старшая кобыла. Он упорно пытается меня простить, забыть всё, что сотворила с ним. Тяжело, но я верю, Шайни честный и ответственный жеребец, он не оставит свою младшую кобылу без любви и заботы.

Лавандовая единорожка с крыльями начала икать, смешно подпрыгивая на месте.

— Но как же Крисалис? Она сильная, очень волевая, страшная даже! А как она тебя любит? То есть… хм… как-то же она любит? – задумчиво поинтересовалась лавандовая кобыла.

— Хороший вопрос, Твайлайт. Но, боюсь, не смогу тебе ответить. Сама не понимаю. Они совсем другие. Мой Дар не действует на чейнджлингов, я снова его использовала, на себя и Крисалис. Она пообещала заботиться обо мне и действительно делает это. Я не чувствую огня в её сердце, к Шайни она точно также относится. Он от неё без ума, любит. Порой, так сильно, что мне стыдно. Со мной его сердце никогда так не пылало. Обидно, грустно, досадно и очень страшно. Представляешь, она его не трогает! Я заботилась о своём муже, всегда старалась помогать, где-то что-то разъясняла, иногда запрещала действия, создавала тайны из того, что мне казалось опасным для него. Крисалис ничего такого не делает и мне запретила. Она вообще о нём не заботится с точки зрения безопасности. Шайни мотается по гарнизонам, падает от усталости, простывает. Его пару раз притаскивали прямо в Логово без сознания, забывал поесть два дня подряд, работал без сна. Королева считает это правильным. Каждый сам должен определять пределы допустимого. Если он может позволить себе такой темп работы, значит, пусть делает. Четыре дня назад его притащили прямо ко мне во Дворец, они сейчас организуют на берегу укрепления, чтобы грифоны не смогли причалить. Около морских выходов из каньонов делают подъёмные механизмы из камней и стали, любой чужой корабль разобьётся, если попробует причалить. Шайни упал прямо предо мной. Голодный, уставший, глаза красные от лопнувших сосудов, ещё и подмёрз хорошенько. Я его в кровать затащила, укрыла, а сама стою и плачу. Ничего с собой поделать не могу, сердце сжимается от боли и страха за него. Так и просидела около ложа полдня. Он под вечер проснулся, сказал, мол, я глупая и зря переживаю. Правда, обнял и поцеловал. Велел заниматься своими делами, а грязных и вонючих жеребцов отправлять в казарму, там им самое место. Я заметила, мне перестал нравиться обычный его запах, когда он чистый и вымытый. А когда… Твайлайт, всё, молчу, — заметив, как покраснела лавандовая кобыла, она завершила речь.

— Значит, ты теперь младшая кобыла?

— Ну, я всё-таки значительно младше Крисалис. Как бы там ни было, она сильнее меня. И самое главное, это единственный способ остаться с Шайни.

— Селестия знает?

— Нет и не нужно ничего ей говорить. Придёт в гости, сама расскажу, для меня это большое счастье и первое радостное событие за два года. Тем более, скоро состоится встреча по северным грифонам, и так уже перенесли начало на две недели.

— А знак выбрали? Браслетик? Колечко? – любопытство лавандовой кобылы никуда не делось, даже столь печальные события не смогли потушить огонь в её глазах.

— Обещали к концу месяца изготовить, Крисалис заказала у своих мастеров три браслета для всех нас.

Твайлайт подошла к Каденс и приобняла её крыльями, та прильнула к её груди.

— Всё будет хорошо, — прошептала лавандовая пони.


Поезд привёз кобыл в столицу роя, они быстро одели свои попоны и шарфики с шапочками, предусмотрительно захваченные Рарити. Эплджек взяла с собой рифлёные накопытники для них всех. От открывшейся картины у кобыл начало перехватывать дух, количество чёрных дырявых пони зашкаливало, столица напоминала Кантерлот в день Согревающего Очага. Тысячи чейнджлингов носились в разные стороны, что-то таскали в зубах, переносили жеребят, катили тележки, несли на спинах сумочки. Среди чёрненьких оттенков иногда мелькали другие цвета, они ярко выделялись на фоне огромного моря чейнджлингов. Твайлайт подскочила к ближайшему и, показав карточку с адресом, расспросила, куда им направить копыта. До указанного места оказалось довольно близко, каких-то десять минут лёгкой рысью. Впечатлений все семеро набрали под завязку. Общими усилиями кобылы приняли решение, внимательней изучить таинственный город дырявых пони, сразу после завершения важной миссии. Рарити во все глаза рассматривала зелёные камни во множестве украшающие здания, восьмиконечные звёзды красовались на шпилях самых высоких строений. Никто из кобыл не обратил внимания на поведение серо-белой единорожки, она не охала и не ахала, как это обычно бывало с ней при виде всего нового и красивого.

— Лаборатория? – растерянно спросила Твайлайт, оглядывая низкое одноэтажное здание с двумя входами.

Больше ничего сделать они не успели. Внутри здания что-то гулко ухнуло, вверх вырвался ослепительный луч света. Аликорн накрыла щитом своих подруг, следующий луч оказался зелёного цвета и рассеялся в небе изумрудным маревом. Открылась дверь, из неё кубарем вылетел знакомый всем жеребец. Он громко причитал.

— Дети, дети! Не ссорьтесь! Ну, пожалуйста!

Твайлайт кивнула подругам оставаться на месте и подскочила к жеребцу, тот сидел в снегу и тёр лоб копытами.

— О, здравствуйте, Принцесса Твайлайт! – единорог улыбнулся лавандовой кобыле.

— Санбёрст, мы же договорились. Для тебя я Твайлайт, хорошо? Опять шалит?

— Ага, балуются. Шипят друг на друга, иногда тихо и мирно, а сейчас ужас что, коренные зубы режутся, — посетовал единорог со смешной бородкой.

— Эм… двое? – растерянно спросила аликорн.

Он кивнул, через мгновение изнутри дома послышался испуганный скулёж, на порог выскочила Фларри. Её глаза вспыхнули от радости, едва она заметила лавандовую кобылу. С громким визгом мелкая пони, одетая в тёплую жилетку, устремилась к ней и легко вспорхнула на спину. Следующим на пороге появился маленький чейнджлинг с синей гривой, через мгновение Твайлайт пришлось лечь под весом двух жеребят. Оба малыша радостно топтались на её спине, кажется, они успокоились и теперь дружно улыбались, разглядывая странных гостей. Фларри накрыла своим огромным крылом мелкого чейнджлинга, тот выглядывал из-под него, словно из укрытия, сверкая зелёными глазами.

— Ох, кобыла рядом, это всегда хорошо. Вы к Старлайт все? Она уже вот-вот должна вернуться, Королева срочно захотела её увидеть, пришлось остаться с этими жестокими созданиями один на один, — тепло, вспыхнувшее в глазах единорога, согрело даже вечно холодную землю вокруг.

Оба жеребёнка резко затихли, потом одновременно спрыгнули со спины Твайлайт и перебрались на Санбёрста, Фларри обвила его шею своими огромными крыльями. Чейнджлинг разлёгся на спине единорога и обнял бока ногами.

— Я рада твоему счастью! Со Старлайт всё в порядке?

— В порядке, да, относительно, — пони опустил голову, — Принцесса Каденс запретила мне покидать Империю, только в рой теперь могу ездить. Да, наверное, она права, мне тяжело сдерживаться, нет такой силы воли.

В воздухе возникла неяркая зелёная вспышка, рядом с ними появилась чёрная пони со стрекозиными крыльями. Она удивлённо уставилась на разноцветную толпу, пришедшую к её дому.

— Боюсь спросить, вы все к Старлайт в гости? – низкий голос чейнджлинга с внушительным кривым рогом слегка подрагивал от волнения.

— Вы её знаете? – подскочила голубая единорожка, в её глазах вспыхнула надежда.

— Да, немного. Я помогаю Санбёрсту в уходе за жеребятами. Так что же вас всех привело сюда? Если не секрет, конечно. От Понивиля мы очень далеко.

Твайлайт подозрительно уставилась на чёрную пони, та стояла неподвижно.

— Откуда ты знаешь, где мы живём? – неуверенно поинтересовалась Рейнбоу.

— Где живёт Принцесса Дружбы знают все, остальные пятеро — Элементы Гармонии. А вот вы, мисс голубая единорожка, о вас я ничего не знаю, — зелёные глаза наполнились странными огоньками.

— Трикси, меня так называют, — единорожка почему-то покраснела и начала стукать копытом по дорожному камню.

Аликорн поняла причину своего недоверия происходящему, эта кобыла обладала ярко-зелёными глазами, а значит, являлась высшей пони роя. Судя по отсутствию голубых оттенков, она стояла на высокой ступени иерархии. Поверить в то, что она помогала Санбёрсту в ухаживании за жеребятами, Твайлайт не могла.

— Трикси? Великая и Могучая? Непревзойдённая? Вы серьёзно или шутите? – зелёные глаза вспыхнули радостью и лёгким недоверием.

Твайлайт нахмурилась, пытаясь понять, происходящее. Санбёрст стоял, подозрительно прищурив глаза, дети притихли и с интересом наблюдали за событиями. Потом мелкий чейнджлинг не выдержал и сорвался вниз со спины Санбёрста, радостно заверещав.

— Сталайтик! Стайлатик! – он подбежал к чёрной пони, но запрыгивать на неё почему-то не стал, дождался, пока та аккуратно ляжет, лишь потом взобрался на спину.

— Старлайт? Это ты? – тихо спросила аликорн.

— Здравствуй, Принцесса Твайлайт Спаркл, — улыбка возникла на мордочке чейнджлинга.

Санбёрст подошёл к своей подруге, она зацепилась за него здоровой ногой и попыталась встать, но не смогла подняться с жеребёнком на спине. Опустила взгляд и вздохнула. Единорог подхватил её ногой и потянул вверх, чейнджлинг с трудом встала на четыре копыта.

— Я начинаю понимать, почему Каденс запретила тебе ездить в Эквестрию, — глаза Принцессы вспыхнули холодом.

— Чо-то я туплю, ты наша Старлайт что ли? А чего чёрная тогда? – поинтересовалась Эплджек.

— Долгий рассказ выйдет. Угостить вас особо нечем, но чай с мёдом и печеньем предложу. В тесноте, да не в обиде. Санбёрст, бери этих шестерых, голубенькую единорожку оставь, попейте чаю. Нам надо немного времени наедине.

Через минуту они остались перед лабораторией вдвоём. Чёрная пони подошла поближе к голубенькой и несмело ткнула её головой, пытаясь заглянуть в глаза.

— Трикси, прости, знаю, ты сердишься. Влипла я, очень сильно, назад дороги нет.

Голубая единорожка зажмурилась, из-под сомкнутых век потекли слёзы.

— Даже обнять тебя не могу, хожу с трудом. Ну, прости, пожалуйста!

Трикси подскочила и бережно обняла чейнджлинга, уткнувшись в гребень носиком.

— Много раз садилась за письмо, — чёрная кобыла присела на холодную землю, — не знала, как рассказать о случившемся. Верю, когда-нибудь ты сможешь простить мою трусость. Скажи хоть слово!

— Жить не хочу без тебя! Не нужны мне победы и признание, ничего не хочу! Только ты! Пусть даже дырявая и чёрная! – всхлипнула единорожка, обнимая подругу и поглаживая копытом.

— Я стала чейнджлингом, хожу на трёх ногах, рёбра болят, повреждённые кости ноют при физических нагрузках. Северные грифоны оставили подарок на всю жизнь. Это я попросила Принцессу Каденс, никуда не пускать Санбёрста, он никогда не простит пернатым кошкам случившегося. Некоторые из его друзей погибли, особенная пони ранена. Встреча с любым грифоном закончится плачевно. Мне запрещено покидать пределы роя и Кристальной Империи. Я чувствую, зачем ты меня искала, даже в таком виде хочешь быть рядом. Мы с Санбёрстом стали особенными пони друг для друга, одели колечки. Я помню своё обещание. Великая и Могучая Трикси по-прежнему желает разделить судьбу с одной непутёвой кобылой? Жить с ней на холодных землях Кристальных гор? Смотреть на её заспанную мордашку по утрам?

— Да! Да!

— Что ж, в табуне Санбёрста как раз есть местечко для младшей кобылы.

Звёздная шляпа слетела с Трикси, она приблизила свою мордочку к чёрной кобыле, через мгновение они приникли друг к другу.

— Я скучала! Тошно без тебя, одиноко. Некому пожаловаться на жизнь! – зелёные слёзы закапали на снег, — надеялась, ты сама найдёшь меня. Оказалось, я не столь сильна, не смогла признаться той, чьи глаза мне снились полтора года. Боялась услышать обидные слова.

Трикси ничего не говорила и бережно обнимала свою подругу, только серебряные слёзы дрожали на холодном, пронизывающем до самых костей, ветру.

— Это правда, про холод, вы его действительно так сильно любите?

— Скорее чейнджлинги любят прохладу и влажность. В домах тепло, тело работает как конденсатор. Но если очень долго находиться на холоде, то и мы мёрзнем. По моим расчётам, можно месяц спать в снегу, но я не пробовала. Санбёрст не разрешает, — Старлайт на мгновение закрыла глаза, потом продолжила, — работы навалилось очень много, во время войны моя детская мечта — стать командиром, сбылась. Только последствиями оказались не победные фанфары и награды, а кровь и смерть близких пони. Перегорело всё, в памяти остались лишь их глаза, да сны, полные криков и боли, в которых нет покоя моей израненной душе, — глаза чёрной кобылы вспыхнули ледяными зелёными звёздами, — острые иглы заклинаний холода грифонов, лопающиеся щиты единорогов и замёрзшая кровь защитников Кристальной Империи. Ненависть отравляет. Я жажду мести, как никогда раньше. За их слёзы и памятные камни. Себя не жалко, плевать! Придёт день, и я сполна расплачусь за их смерть.

Трикси прижалась к боку своей подруги.

— Ты изменилась.

— Пролитая кровь быстро меняет пони. Я хочу видеть тебя рядом, вдыхать твой запах, смотреть в твои прекрасные фиолетовые глаза. Любовь предложить не могу, прости.

Две кобылы обнялись, постояли несколько секунд, потом одновременно заулыбались и пошли внутрь.

Шесть пони расселись кружочком около небольшого деревянного стола. Жеребец вскипятил чайник, выставил на стол вазочку с коричневыми кубиками сахара, небольшие плошки с вареньем и приличного размера корзинку печенья. Фларри обнималась с Твайлайт, Комет сидел надувшись, всем своим видом выражая, мол, ему что-то недодали. Санбёрст взял из вазочки кубик сахара и сунул его жеребёнку, поглаживая синюю гриву.

— Твой «салатик» сейчас придёт, Комет! Малыш! Подожди, взрослым пони надо немножко поговорить.

— Стайлатик! – упорно возмущался мелкий чейнджлинг, вырываясь из копыт Санбёрста, — Хочу к Сталайтик!

Лавандовая пони улыбалась, глядя на них. Нежность и тепло в глазах единорога с бородкой согревали не хуже домашнего очага в зимнюю стужу. Добрая улыбка, мелкие морщинки, собравшиеся в уголках сине-голубых глаз, отчётливо видимые из-за огромных очков.

— Дорогой Санбёрст, скажи нам…

— Это некультурно! – возмутилась жёлтая пегаска, аккуратно пихая подругу копытом в бок.

— А что? А что? Почему? Так интересно! Тайна же! Я люблю тайны! – радостно заверещала Пинки.

— Нет Рарити, мне жаль вас расстраивать, но Старлайт пока нельзя иметь жеребят, после операции должен год пройти. Прости.

Чашечка со стуком была поставлена на стол, лавандовая кобыла сглотнула, прижав к себе Фларри, она с трудом удержала мягкое выражение на мордочке. Наступила тишина, подруги сразу заметили её состояние.

— Гилда наша подруга. Не забывай, ага? – тихо попросила Рейнбоу, в чуть красноватых глазах заплясали искорки страха.

— Я постараюсь об этом помнить, Рейнбоу.

Лазурная пегаска перебралась к ней и обняла крылом, пытаясь успокоить. Последние недели аликорн неважно себя чувствовала, о ссоре с Селестией она рассказала, наотрез отказавшись мириться. Лавандовая пони больше не писала писем своей наставнице и старалась пореже бывать в Кантерлоте.

— Так чей это жеребёнок? – поинтересовалась аликорн.

— Твайлайт, вы смеётесь надо мной? – обиженно ответил единорог, поправив очки на носу.

Кобыла удивлённо уставилась на жеребца, пытаясь понять, с чего бы это он такое спрашивал. Тот лишь хлопал глазами в ответ, подразумевая, мол, она просто обязана знать.

— Твайлайт, это ваш жеребёнок! Вы что? Хватит меня разыгрывать!

Наступила полная тишина, потом Пинки начала икать, её глаза стали большими и растерянными, она задумчиво почесала лоб.

— Дорогой Санбёрст, о чём ты говоришь? У Твайлайт ещё нет своих жеребят. Возможно, конечно, мы чего-то не знаем о нашей подруге, но поверь, незаметно отлучиться на одиннадцать месяцев от нас она не смогла бы.

— Нет же! Родственник! Ну, по крови. Ваш племянник. Это сын Шайнинг Армора и Королевы Крисалис. Комет его имя.

Твайлайт закатила глаза и вознамерилась грохнуться в обморок, Рейнбоу бережно поддержала её крылом, Пинки набрала в рот воды из чайничка и с громким «пф-ф-ф» попыталась привести кобылу в чувство. В итоге огребла крылом по носу от подпрыгнувшего аликорна.

— То есть как? Даже если полтора года, пусть! Но он старше! Уже большая часть зубов есть, клыки заметны.

— Ему три года. Немного старше Фларри.

— Чо-то погодь, не части. Эт значит, братик нашей подруги слегка так успел перед свадьбой развлечься? То есть, мы значит, там дрались, а он… — Рарити заткнула рот копытом своей слишком прямолинейной подруге.

— Дорогая, до меня сейчас дошло, почему Королева защищала Кристальную Империю. Вот она, истинная причина! Вот кого надо благодарить за жизнь полутора миллионов кристальных пони! Малыш, спасибо! – Рарити нагнулась к жеребёнку, тот заулыбался в ответ и потянулся к ней.

Продолжительная беседа завершилась всеобщими поцелуйчиками и обещаниями дружбы. Старлайт видела, как её лавандовая подруга улыбается через силу, пытаясь спрятать боль. Перед уходом она приобняла её прозрачным крылом и тихо шепнула: «Всё образуется, не печалься», Твайлайт тихо ответила: «Он меня не простил, ничего не сказал про сына, родители продали дом и уехали, я ненавижу её всё сильнее, не могу больше так жить, ложь, повсюду одна ложь!». Трикси осталась в своём новом доме. Санбёрст прижимал к себе голубенькое сокровище и жаловался на непослушание теперь уже старшей кобылы. Единорожка с удивлением выслушивала, что её подруга плохо кушает, мало спит, забывает пить лечебные зелья, слишком много работает. До неё начало доходить, во что она вляпалась, о поездках и новых местах теперь можно лишь мечтать, её старшая кобыла больна, за ней требуется уход, от жеребца толку нет, он в этом плане исключительно «принеси-подай». Ещё чуть позднее её грива стояла дыбом от осознания того, кто, именно первым, увеличит поголовье табуна этого прекрасного единорога с бородкой цвета киновари. Попытка вырваться из цепких копыт Санбёрста и Старлайт успехом не увенчалась. Серебряное кольцо, одетое на рог, изменило её судьбу навсегда.