Звёзды

Маленькие пони не привыкли обращать внимание на то, что лежит слишком далеко от их повседневных дел. Так было испокон веков, так остаётся и по сей день. Светила ночи и дня — не исключения из этого правила, и они были привычной данностью для всей Эквестрии, пока исправно совершали свой путь по небу. Но однажды…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

В гостях у Обжоры

Работа бывает разной. Кто-то разносит почту, кто-то гоняет пиратов по всей Вселенной, а кто-то всего лишь усмиряет взбесившиеся звёзды.

Другие пони Человеки

Навстречу облакам

Какое счастье - парить в облаках...

Другие пони ОС - пони

Принцесса Селестия обожает чай.

Отсылка только в названии.Писался на табунский турнир, как обычно, переборщил с спгс, поэтому последние места, грустьтоскакактакжитьтеперь :3Тут более полный вариант 9урезал в потолок турнира 2.5к слов, а тут 3.3к).Enjoy :3

Принцесса Селестия

"Cold War, Hot War, Galaxy War"

После прочтения "Сияния Скверны" я не удержался... И решил попытаться продолжить... Внимание - пони появятся далеко не сразу! Кроссовер трёх вселенных, сдобренный бредом автора.) Это мой первый фик - можете кидаться тапками.) Автор приемлет любую конструктивную и адекватную критику в свой адрес. Отдельное спасибо за перевод "Сияния" замечательному переводчику - Многорукому Удаву и автору Каразору за невероятный кроссовер.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Другие пони Человеки

Забытое прошлое

Жизнь драконов, их быт и вековой уклад. А так же герои, что не по своей воле оказались втянуты в поле зрения чешуйчатых особей.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия

Оккулат.

"Тьма и свет - две стороны одной медали. Когда научишься понимать их, тогда и обретешь истинное могущество!" Кем был Старсвирл? Кем были его друзья? Почему нам так мало известно о детстве принцесс? А что было там, в прошлом? Что за ужасы скрывает оно? Этот фанфик дает ответы на вопросы, которыми задавался каждый брони. Он о прошлом. Далеком прошлом, о котором нам так мало известно. Вообще, по сути, является личным мнением автора, о том "как оно могло бы быть". Надеюсь вам понравится! Evil eternal!!!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Другие пони Король Сомбра

Волшебные Земли

"И кто ищет спасения в перемене места, как перелетная птица, тот ничего не найдет, так как земля для него везде одинаковая." Антон Павлович Чехов, Дуэль. Все-таки люди-полные уроды. А вы представьте, что будет, если они потеряют дом, и из-за спора двух великих вселенских существ найдут мир добра и дружбы?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Трикси, Великая и Могучая Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Сильвер Спун Черили Принц Блюблад Энджел Вайнона Опалесенс Гамми Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия Кэррот Топ Танк Колгейт Мистер Кейк Миссис Кейк

Медовый час

Что происходит, когда Октавия играет?..

Октавия

Крушение Надежд

Предательство свершилось. Защитница Твайлайт ступила на путь, который не предполагает права на возвращение. Она намерена ввергнуть весь мир в огонь новой братоубийственной войны и выковать в пламени пожаров смертоносный клинок - верные лишь ей армии новой Эквестрии. И первым ударом Твайлайт становится зачистка малого анклава ушедших от старого королевства общины пони, где суждено погибнуть не только мятежникам, но и всем, кто остался верен присяге, долгу, чести и дружбе

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Квартал ожившего пониме

День понька

Попончик испытывает всю гамму эмоций и теряет сознание.

Когда сытая и счастливая Попончик наконец-то вывалилась из мэйд-кафе, солнце уже спряталось за горизонт и улицы Акихабары были погружены в загадочную полутьму, расцвеченную призывными огнями неоновых вывесок. Ноги у пони-путешественницы гудели, глаза слипались, — сказывалось раннее пробуждение и полный впечатлений день, — поэтому она решила возвращаться в отель.

По пути кремовая единорожка из любопытства заглянула в пару ещё открытых магазинчиков, но те в основном продавали компьютерные комплектующие и бытовую электронику — решительно ничего интересного. Даже цены, после пересчёта с пони-йен на сталлионградские рубли, выходили примерно такие же, как и дома.

Большинство лавочек, активно торговавших днём, сейчас уже были закрыты, толпы спешащих с работы понцев тоже исчезли, и кроме пары-тройки случайных прохожих улицы были абсолютно пусты. Даже вездесущих молоденьких служанок с флаерами как ветром сдуло. На этом фоне ей особенно бросились в глаза фигурки двух кобылок, одиноко ёжившихся на ветру посреди пустой улицы.

Пони-промоутеры были одеты в легкомысленные костюмчики ведьмочек из вселенной «Тохо». Они тоже заприметили нашу героиню и как по команде заулыбались, отчаянно протягивая ей свои рекламные листочки дрожащими копытами. Сердце сталлионградской единорожки ёкнуло, и она, взяв флаеры, обратилась к мёрзнущим местным.

— На улице дубак такой, — неловко начала Попончик, — вам холодно наверное?

— Вовсе нет, вы очень добры, — стуча зубами, ответила пони с большим красным бантом на голове, точно как у храмовой служительницы Рэйму Хакурэй.

— Прохожих уже почти нет, — посетовала пони-путешественница, — давайте я заберу все ваши флаеры, а вы пойдёте домой?

При этих словах обе пони нервно оглянулись и отрицательно помотали головами.

— Вы бы хоть попросили у своего босса тёплую одежду, — не унималась наша героиня, — заболеете ведь!

Пони в чёрной островерхой шляпе, как у ведьмы Марисы Кирисамэ из «Тохо», наклонилась поближе и обиженно прошептала:

— Мы просили, а он говорит: «тёплой одежды нет, но вы держитесь там, здоровья вам, хорошего настроения».

— Ну не знаю… Может вам кофе принести? — осенило вдруг кремовую единорожку.

Кобылки ничего не ответили, только удивлённо смотрели на Попончика, мелко дрожа от холода.

Кремовая пони всё поняла и мигом сгоняла к светящемуся неподалёку автомату, где купила по банке горячего кофе с молоком и сахаром. Поспешно вернувшись, Попончик одарила Марису и Рэйму кофе, великодушно отмахнулась от их благодарностей и потрусила к зданию станции.


Тем временем становилось всё холоднее, Попончик заметила, что изо рта у неё идёт пар и натянула на голову капюшон толстовки.

— Ничего, сейчас в электричке отогреюсь, — успокаивала себя наша героиня. Но её планам не было суждено сбыться. Стоило единорожке завернуть за угол магазина «Gamers», как её кто-то ухватил за рукав толстовки. Пони-путешественница пискнула от неожиданности и резко крутанулась на месте, пытаясь разглядеть в полутьме улицы, кто и зачем её схватил.

Прямо перед её мордочкой в темноте полыхал зелёной магией длинный рог, выхватывая из мрака белый череп с окровавленным ртом и мерцающими зелёным пустыми глазницами. От страха у нашей пони отказали задние ноги и она беспомощно шлёпнулась на круп.

— Что такое?! Что вам нужно?! — забыв с перепуга понский язык, вскрикнула по-сталлиоградски Попончик.

Огонёк на чужом роге загорелся сильнее и осветил фигуру высокой и статной кобылы в длинном богато расшитом кимоно. Её изящную мордочку покрывал толстый слой белого грима, а тонкие губы были ярко накрашены вишнёво-красной помадой. Горделивая осанка и томный взгляд полуприкрытых миндалевидных глаз выдавал в незнакомке профессиональную гейшу.

— Всё знают боги неба и земли. И светом путеводным осветив, они ко мне ту пони привели, что предо мной сидит сейчас, застыв, — высокопарно, будто на сцене театра Кабуки, обратилась единорог к испуганно таращащейся на неё сталлионградской пони.

— Ой, и-извините… — промямлила кремовая единорожка, пытаясь подняться.

— За вашими плечами долгий путь, устало тело, мечется душа, — продолжала таинственная незнакомка, помогая ей встать, — в моём салоне можно отдохнуть, пополнить свои силы не спеша.

Низкий напевный голос ласкал уши нашей героини, вводил в полусон-полутранс. Загадочная кобыла стала постепенно пятиться от здания станции, ведя за собой зачарованную сталлионградскую пони.

— А где ваш салон, и что вы там делаете? — сонно спрашивала Попончик, послушно топая следом.

— Тут рядом, мы сейчас придём… Вот в эту дверь, за мною, сквозь пассаж, — мягко увещевала нашу пони гейша, ведя её всё глубже в плотную жилую застройку, — а вот уже и скромный мой салон, усталость тела снимет вам массаж.

Каждая фраза высокой незнакомки пускала волны мурашек по затылку и спине пони-путешественницы, а при упоминании массажа у неё в груди зародилось распирающее чувство радости.

— О да, массаж бы мне сейчас не помешал, — мечтательно произнесла наша единорожка и доверчиво зашла в небольшой холл массажного салона.


Совершенно голая Попончик ничком лежала на массажной кушетке, — голова была опущена в специальное отверстие для мордочки, а светло-кремовое тело блестело от ароматных масел. Её толстовка, седельные сумки и даже неразлучная нашейная сумочка были разложены на тумбочке рядом.

Сталлионградская единорожка со стоном пришла в себя и чуть приоткрыла глаза. Внизу был виден кусок пола, по которому двигались размытые тени.

— Где я... — пробормотала пони-путешественница. Её щёки горели, а из приоткрытого рта тянулась длинная ниточка слюны. Тело было горячим, кожу приятно покалывало от втёртых в неё массажных масел.

Постепенно в голове нашей героини начали формироваться воспоминания о событиях последнего получаса. Вот загадочная единорог завела её в массажный кабинет, обустроенный в традиционном понском стиле. Пока Попончик зачарованно осматривалась, рог пони-гейши вспыхнул трижды: зажглись расставленные повсюду ароматические свечи, погас верхний свет и что-то тихонько зажужжало.

— А что это жужжит? — спросила навострившая ушки кремовая единорожка.

— Оставьте страхи вы свои, одежды сбросьте и ложитесь, — успокаивающе пропела высокая кобыла, указывая на массажную кушетку в центре комнаты, — о неге думайте, любви; от негатива отрешитесь.

— Не дай Селестия это скрытые камеры, — проворчала наша героиня, послушно снимая толстовку и складывая её на тумбочку рядом, — я же помру со стыда.

Гейша, оказавшаяся ещё и массажисткой, помогла сталлионградской пони забраться на кушетку и накинула ей на круп лёгкое полотенце. Левитируя магией флакончик с ароматным массажным маслом, она побрызгала им на спину кремовой единорожки и принялась передними копытами втирать его в кожу.

Мягкие круговые движения разогревали мышцы, даря тепло и комфорт усталой пони-путешественнице. На губах нашей пони играла лёгкая улыбка, она сладко вздохнула, с головой погружаясь в блаженство, как вдруг по её спине снизу вверх легонько прошлись кончики крыльев.

— Вы аликорн?! — рывком подняла голову Попончик, и увидела незаметно вошедшую в комнату вторую кобылу, точную копию первой, только с крыльями вместо рога.

— Не зря же гости нас порой зовут божественным дуэтом, — гордо произнесла массажист, приобняв копытом кобылу-пегаса, — доставим в рай вас. Мы с сестрой уж позаботимся об этом.

Дальше воспоминания были погружены в тёплый кисель наслаждений: сёстры в четыре копыта массировали умиротворённую кремовую пони, массажные масла приятно щекотали кожу, а ароматические свечи наполняли комнату томной негой...

Из воспоминаний нашу героиню выдернул знакомый низкий напевный голос:

— Вернулся к вам рассудок ваш, пусть робко и несмело, — на шею и спину единорожки снова легли две пары нежных копыт, — ну что ж, продолжим мы массаж. Сестра моя, за дело!

Опытными движениями копыта принялись разминать мышцы шеи и спины, в то время как кончики перьев лёгкими прикосновениями нежно ласкали разгорячённое тело. Ни на минуту не прекращая умело массировать тихонько постанывающую от удовольствия кремовую пони, копыта постепенно спускались всё ниже: со спины перешли на поясницу, оттуда на крестец, потом, скинув полотенце, на круп...

— Ой! Мой пончик! — пискнула пунцовая Попончик, сразу вспомнив, как она потеряла сознание в прошлый раз.


Неловко ступая заплетающимися задними ногами пони-путешественница вышла из электрички на станции Икебукуро. После долгого массажа её тело ощущалось лёгким и звонким, и только внутренняя сторона бёдер до сих пор находилась в плену тёплого онемения.

— Кто ж знал, что массажистка вздумает заткнуть сюжетную дыру своим рогом? — бормотала про себя Попончик.

Погрузившись в мысли, кремовая единорожка сама не заметила, как оказалась на незнакомой улице — вокруг высились одинаковые здания, и нигде не было видно двойных башен-близнецов её отеля. Из-за позднего времени на улице совсем не было прохожих и спросить дорогу было решительно не у кого.

Самое ужасное, что покрутившись на месте, пони совершенно позабыла, с какой стороны она пришла. Наша героиня попыталась сориентироваться по номерам домов и названиям улиц, — из этого ничего не вышло, так как дома в Понии пронумерованы совершенно наобум, и даже местным приходится рисовать стрелочки на карте, чтобы показать, как добраться до того или иного места.

Совершенно заблудившаяся и отчаявшаяся пони вдруг набрела на единорога-поницейского, одиноко стоящего на перекрёстке.

— Ой, омавари-сан, — радостно закричала Попончик, срываясь с места, — помогите мне, пожалуйста!

Поницейский испуганно воззрился на несущуюся на него иностранку. Поняв, что пугает его, сталлионградская пони притормозила и перешла на трусцу.

— Я не могу найти отель «Двойные башни» в Икебукуро, — прохныкала усталая путешественница, подойдя к поницейскому.

Тот молча взял её магией за рукав толстовки и повёл за собой.

— Да что это у них за мода, хватать поней за рукава? — попыталась было возмутиться кремовая единорожка, но сменила гнев на милость, заметив в просвете между зданиями зеркальные башни-близнецы отеля, — может это просто такая национальная особенность, относиться к иностранцам как к несмышлёным жеребятам?