Fallout Equestria: Призрак Чернобыля

«Говорят, что надежда умирает последней. Я бы убил её первой. Убита надежда - и пропадает страх, убита надежда - и человек становится деятельным, убита надежда - и появляется самостоятельность.»

ОС - пони Человеки

"Дружба сильнее Войны!", Часть I: В преддверии бури.

«Год 1468 был странный, особенный год... Год, в котором таинственные знамения на небе и на земле грозили ужасными бедствиями и тяжёлыми невзгодами. Туча параспрайтов поела урожай, что предвещало множественные набеги, и большие территории на юге и западе привольной Делькрайны охватил голод, что привело к росту недовольства и мятежным помыслам в народе. Летом случилось солнечное затмение, потом в небесах запылала комета... В облаках над столицей Велькской Республики, Кантерстолью, явился гроб и огненный меч - предвестники необычайных событий. В июле выпал снег, а в декабре зазеленела трава; лето вдруг стало зимой, а зима - летом, времена года смешались. Такого даже старожилы не припоминали. Все обращали тревожные мысли и взоры к Вечносвободной Степи, к Кайрифухскому ханству - туда, откуда в любое мгновение могли хлынуть своры кровожадных псов...» - Виехрабий Кчажанский, летописец при дворе королевы Селестии.

ОС - пони

Дружба это оптимум: Файервол

Порой земли Эквестрии, что под руководством СелестИИ, нужно защищать. И этим занимаюсь я. Ну, как только разберусь с этими накопытниками и наушниками… Компьютеры. Пони. Оптимальное количество дружбы. Полёты на воздушных шарах и белки-летяги. Эквестрия – это удивительнейшее место и Селестия нуждается в ком-то, кто поможет сохранить её таковым. И думаю, она выбрала меня для этой цели. Иначе с чего бы ей ещё нанимать компьютерного гика в качестве сисадмина?

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Equestrian Tail

Эквестрия, эмиграция. События рассказа происходят в немного расширенной вселенной Эквестрии. Главный герой бежал от ужасов, творящихся во имя добра на его заснеженой родине и пытается найти свое место в Эквестрии.В самой Эквестрии, правда, настоящее затишье перед бурей и возможно уже жители Эквестрии встанут перед дилеммой, которую когда-то решали жители его далекого дома.

Рэйнбоу Дэш ОС - пони

От джунглей к Пустошам.

Катачанцы. Суровые воины джунглей, охотники из мира, где любой организм - охотник. Но что если все пойдет не так, как надо? Что, если они попадут в мир, возможно более опасный, чем сам Катачан?

От рассвета до рассвета

Один обычный день из жизни принцессы Селестии в шести сценах. Что он принесёт уставшей за неделю принцессе? Смех и радость? - да. - Новых друзей? - конечно же. - Врагов? - это вряд ли. - Ужасный адский труд? - несомненно. - Новые приключения? - разумеется. - А может Мэри Сью разобьёт её любимый витраж? - увидим...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Осколки истории

Эквестрия уникальная страна дружбы, магии, добра и аликорнов, в которой вот уже тысячу лет царит мир. Но в любое время есть те, кто хотят нажить богатство на доверчивости других. Храбрые "Стальные лбы" не жалея держат границу Грифуса, доброльческие роты "Задир" бросаются в пекло, чтобы охранить северные границы Эквестрии. "Голубые щиты" не раз и не два сталкивались с отрядами своевольного Сталлионграда, а "Хранители" и "Скауты" едва могут сдерживать провокации стран из-за моря - Камелу, Зебрики и Кервидаса. Мир шатается на грани, и именно в такой момент он нуждается в героях. Не в жеманных идиотах в золотой броне, а настощих солдатах, которые вгонят в землю любого врага. И именно сейчас, в такой нужный для всего мира момент, в себя приходит наследник давно минувших дней. Эпохи аликорнов, колосальных сражений, великих героев, и Войны Гнева. В его руки попадают знания, сила и власть, и лишь он вместе со своими последователями сможет вывести Эквестрию из кризиса, или же стереть ее с лица истории. Как когда-то поступили с ним...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Вандерболты Стража Дворца

Великая и Могучая

Маленькое стихотворение о Трикси, покинувшей Понивилль.

Трикси, Великая и Могучая

История Бесцветной

История приключений одной пегасочки после фабрики радуги.

Зекора

Селестия – паук и похоже, на этом всё

Однажды утром, без каких-либо видимых причин, принцесса Селестия проснулась гигантским пауком. Её стражники, её сестра, её когда-то ученица Твайлайт и остальные пони и другие существа Эквестрии были шокированы тем, что с ней произошла такая трансформация. Она же, казалось, не возражала против этого.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 38 - Корван - Неожиданный поворот Глава 40 - Корван - Совет Тринадцати

Глава 39 - Корван - Тринадцать счастливое это число или нет?

И как этой егозе удалось меня уговорить на эту авантюру? Я отпирался, как баран, бьющий камень рогами, но все тщетно. Последний её аргумент как-то подействовал на мой воспалённый мозг, и вместо того, чтобы отказаться, я согласился. Теперь, сидя в доме Кейлы, я изучал все обычая клана. На первый взгляд мне показалось, что какие-то они очень странные, но после, углубившись в них, я стал понимать все значения каждого из них.

— Запомни, в этот день ты лишь гость, который должен показывать почтительность всем главам клана. Лишь тогда ты не упадёшь в их глазах. Давай повторим. Твои действия, когда увидишь вождей?

— Низко поклониться и назвать своё имя, — я продемонстрировал поклон и одновременно произнёс своё имя. Лань задумчиво осмотрела меня на предмет поклона и, не найдя ничего такого, критичного продолжила:

— Когда к тебе обратится глава любого клана, то как ты обратишься к нему?

 — Назову его полное имя и клан, а если забуду, то просто Господин.

— Конечно, первый вариант самый верный и надёжный. Второй относится больше к главе нашего клана; лишь его ты можешь так называть. Но если его нету рядом, а ты забыл имя, то можешь обратиться и так. Ничего плохого не случится, а, наоборот, что-то может и получиться. Ладно, это на потом, давай дальше.

Дальнейшие проверки оказались скучными: как правильно разговаривать и всё по этой теме. После пяти часов вкладывания информации в мою голову из ушей повалил дым, и я, выжатый, словно лимон, стукнулся головой о стол. До начала встречи глав кланов остались считаные часы; в моём нынешнем состоянии было тяжело куда-либо идти. Лишь одна мысль согревала меня и подавала надежды: после этого ада я получу неожиданный для себя подарок. Какой именно, Кейла не уточняла, но он должен оказаться достойным моих мучений.


— Приветствую тебя, Корван. Хорошо, что ты пришел. Я уже не надеялся тебя увидеть. Ну, давай пройдём с тобой, не будем заставлять остальных ждать нас, — сообщил Релог, войдя в огромные ворота. За ним по пятам, не отходя ни на сантиметр, шел светло-серый олень с тату у глаза в виде пламени. Его рога были чуть меньше, чем у Релога, но такие же ветвистые, демонстрирующие его статус. По-видимому, это приближенный вождю, который помогает в критических случаях.

Многое мне предстоит сделать за сегодняшнюю ночь. Нужно постараться не упасть в грязь лицом: каждый мой шаг должен быть обдуман и решителен. С таким настроем я двинулся на мероприятие.

Это место меня сильно удивило: народа было очень много, от мала до велика. По разным углам стояли столы с яствами, но никто даже не притрагивался к ним. Это меня очень сильно насторожило, но потом привлекло другое: дальше располагались трибуны с креслами, откуда за всем могли наблюдать главы кланов. Всего этих трибун было тринадцать штук. Из всех них выделялась стоящая посредине: там стоял большой и более красивый трон. По бокам от него были простые средние кресла, украшенные листвой, когда сам трон самого главного — драгоценным металлом.

Что касается развлечений, то тут развлекались так, как могли. Кто-то создавал своё маленькое сообщество, одни бодались ради развлечения, демонстрируя свою силу и отстаивая честь клана, другие играли в странную игру «У кого выше рога», а вот остальные бродили, ища себе собеседников. Как только интерес между ними исчерпывался, они расходились кто куда и продолжали поиски новых «жертв». Такой мне попался сразу. Один не очень, так сказать, приличный олень — хлипкий, взъерошенная шерсть, постоянно косится по разным сторонам. Я вилял меж толпы, отрываясь от него, но ему как-то удавалось меня находить и продолжать капать на мозги.

— Слушай, что ты такой нервный? Давай познакомимся. Я из клана Борзых; мы только недавно появились. А ты из какого? Нет, не говори, я сам угадаю. Ты из чистильщиков! Самый слабый клан из всех. Ты не горюй так, в скором времени вы подниметесь и вас зауважают. Говоря по секрету, я даже подумываю к вам присоединиться, — он болтал без умолку, не давая мне вставить ни слова.

Что за настырный парень? С каждой минутой, проведённой с ним, он раздражал меня ещё больше. Вот уже прошло пять минут, а он не уставал говорить. За это время он поведал всю свою жизнь. Зачем мне знать это? Хотелось взять да вломить ему по первое число, но мне помешали: в разговор влез странный тип. По его виду и рогам я мог однозначно утверждать, что это был либо сам глава какого-то из тринадцати кланов, либо один из его свиты.

— Грек, снова достаешь всех! Ты забыл, что случилось в прошлый раз, или тебе напомнить? — с угрозой в голосе обратился к нему тёмно-синего оттенка олень с золотыми узорами на предплечьях.

Мой горе-собеседник поёжился от страха и умчался куда глаза глядели. Я лишь проводил его взглядом, а после посмотрел на своего спасителя. Так сказать, спаситель был на голову выше меня. По телу пробежала тупая дрожь, но я не показал её, сделав серьёзный вид.

— Этот червяк уже многим испортил праздник, пора бы его приструнить. Я даже не могу представить, как ты смог выдержать его. Многие после двух минут уже избивали его, но ты сдержался и стоял молча, слушал. Не знаю почему, но ты показал выдержку и не тронул слабого. Из какого ты клана? — спокойным голосом спросил меня спаситель.

— Я Корван из клана Светлых, — сделал поклон. Тут я немного ошибся: для начала нужно было сделать поклон, а только потом говорить имя. Но что поделаешь? Уже ничего не вернёшь, придётся любоваться тем, что есть.

— Вот как, — озадаченно проговорил собеседник. — Ну тогда, если будем придерживаться старым традициям, — он сделал поклон, — я Дхоти «Соколиный Глаз» из клана Тёмных, — теперь настала моя пора удивляться. Почему влиятельный олень, из-за которого расступалась толпа, давая ему пройти, взаимно поклонился мне? Что тут вообще происходит, почему я должен всё время догадываться? Почему Кейла не подготовила меня к этому? Когда вернусь, всё выскажу этой оленихе! Но сейчас мне нужно что-нибудь предпринять. Вот ещё, толпа уже на нас косо смотрит. Наверное, уже думают о чём-то плохом.

— Дхоти «Соколиный Глаз» из клана Тёмных, прошу, не нужно кланяться мне, простому гостю. Я недостоин этого.

— Ох, так ты ещё и это знаешь? Ты меня удивляешь, юный Корван. Немногие пользуются этим способом обращения. Конечно, это почтительно и всё такое, но эти времена уже прошли, можешь просто обращаться ко мне по имени или по прозвищу, как тебе будет удобно. И не нужно больше вспоминать старые традиции. Это уже будет перебор, и я сочту это как оскорбление, — сообщил он. Я лишь покачал головой и прислушался к его словам.

— Хорошо, Господин Дхоти, — осёкся я, поняв, что совершил ошибку. Я как-то не привык, что на меня кричат или оскорбляют, поэтому резко зажмурился. «Сейчас начнётся». Но вместо криков я услышал лишь смех.

— Ха-ха-ха-ха! Ты меня все удивляешь и удивляешь, юный олень. Скажи, ты недавно присоединился к клану Светлых? Просто по твоему виду и манере речи можно подумать, будто тебя этому недавно кто-то учил, и ты придерживаешься его наставлений, — поинтересовался Дхоти. Я ничего не стал утаивать от него.

— Да, я лишь три недели как пришел в их деревню. А сегодня утром меня приняли в клан.

— Хм… странно, — задумался Соколиный Глаз, всматриваясь в меня.

— Что-то не так?

— Да есть тут одна странность. Я впервые слышу о том, чтобы после принятия нового члена в клан его сразу награждали такой наградой. Скажи, что ты сделал такого сверхординарного, что глава клана Светлых одарил тебя походом сюда?

— Честно сказать, сам не понимаю, за что. Я лишь предсказал, что в скором времени будут сезон дождей, вот и всё. После этого весь клан встал на уши и начались работы по сбору урожая, затем пошла неразбериха: все благодарили меня за это, а потом я стал наподобие предсказателя неба. Каждый день в центре деревни предсказываю, что будет на небе и что принесёт с собой.

— Интересно. Получается, правду говорят про Светлых.

— Что именно? — я заинтересованно посмотрел на него.

— А то, мой юный друг, что ваш клан сообщил соседним кланам о надвигающейся опасности. В прошлом году больший урожай был уничтожен из-за проливного дождя, который шел целый месяц. Мы не успели собрать даже малую часть еды, из-за чего многие погибли от голода, а некоторые пошли войной на соседа ради спасения своих родных. Так что ты спас не только свой клан, но и другие. Благодаря твоему дару ты с корнем пресёк войну и предотвратил голод в наших землях. Даже ничтожная информация может спасти сотни жизней. Теперь я понимаю, почему Релог пригласил тебя сюда. Ты достоин этой чести, — серьёзно произнёс он, положив копыто мне на плечо. Какое-то странное ощущение прошлось по плечу. Я даже не успел посмотреть, что это было, как вдруг раздался шум.

Где-то за трибунами разносился барабанный звук. Я и Дхоти повернулись на него и увидели, как главы клана стали усаживаться на свои места. Мой собеседник улыбнулся мне и отчалил. — Как можно ближе подберись к первым рядам, — после подмигнул правым глазом и ушел.

Зачем он мне это сказал и сделал жест глазом? Что вообще всё это значит? Вопросы, на которые я смогу найти ответы, только если послушаю его. Быстро двинувшись к первым рядам, я успел занять крайнее место, но и то меня пытались вытянуть самые большие и сильные. Однако и я был не робкого десятка — одним ударом задних копыт показал, что со мной лучше не шутить, и некоторые поняли это. Теперь спокойно, стоя с краю в первых рядах, я мог лицезреть вождей кланов вблизи.

Каждый глава отличался от другого начиная с самого края. Там располагались слабые, после — посильнее и так далее, пока уровень силы клана не остановился в центре. Там сидел самый мудрый и сильный олень, вождь сильнейшего клана. Его рога казались больше всех, и никто не мог сравниться с ним ни по росту, ни по размеру. Релог располагался на третьем месте от центра. Значит, наш клан не настолько слаб, как мне казалось.

Первый слово взял самый сильный глава, который сидел по центру. Его золотой окрас слепил всех своей красотой, бле­стя в лун­ном све­те. Даже меня это порядком задело, но, сбросив с себя эту навязну, я сосредоточился на задании. Мне нужно было отыскать помощь среди других кланов, но, чтобы это сделать, нужно показать себя с лучшей стороны. А, кроме как плохой, я ничего не продемонстрировал.

— Друзья, мы собрались здесь после десяти лет разлуки, чтобы снова напомнить, что мы — единый народ; мы всегда должны помнить это. В эту прекрасную для нас ночь мы почтим тех, кто не смог пережить прошлый сезон холодов. Мы будем помнить вашу жертву, отданную на благо других молодых поколений. Почтим их минутой молчания, — гул среди толпы прекратился, и все склонили головы, дабы почтить умерших от голода и войны. Тишина тут оказалась мертвой, даже ночные насекомые, которые всегда стрекочут, затихли. Им тоже было жалко, и они решили почтить память тех, кто ушел. Вот и кончилась минута, и вернулся гул народа. Но кто-то из самых влиятельных одним ударом копыта утихомирил всех. Образовалась глубокая тишина. Золотой олень продолжил вещать.

— Вы все прекрасно знаете, что каждые десять лет мы выбираем избранных из всех кланов и награждаем за заслуги, которые они совершили ради клана. Выйдите те, кто помечен белым цветом.

Из толпы вышли лишь единицы, отмеченные белым цветом. Олени были разного пола и масти. Всего вышло семеро. Один из них был с ветвистыми рогами, а вот остальные — с обычными, менее большими. Имелась пара ланей, которые скромно стояли в сторонке от остальных. Однако настойчивые взгляды и подталкивания свитой от глав кланов заставили их поравняться с остальными.

— Не нужно так бояться, вы вправду помогли многим и достойны стать избранными. Одни из вас смогли вылечить болезнь, которая косила целые кланы, другие помогали бедным и нуждающимся, не прося ничего взамен, находили материалы, что упрощали нашу жизнь и давали выжить в холодные периоды. Вы внесли неоценимый вклад. Каждого из вас после праздника ждет достойная награда. Вас будут чтить и помогать ресурсами для вашего дальнейшего развития. А теперь прошу всех присутствующих поаплодировать нашим избранным, — весь народ стал топать копытами по земле и торжественно свистеть. Я не стал отделяться от остальной толпы и тоже топал по земле.

— Господин Араел, позвольте клану Тёмных пригласить того, кто лишь недавно проявил себя, но спас многие жизни от войны и голода, — взял голос сидящий справа олень. Он был тёмно-серого цвета, и, начиная с глаз, по нему расходились хаотичные серебряные линии. Его взгляд был суровым и жестким, но при этом справедливым.

— Фирарм, даже не надеялся тебя услышать. За все двадцать лет ты ни разу не произнёс ни слова. А тут тебя даже кто-то заставил. Интересно, кто же тот, кто смог так тебя удивить? Я позволяю тебе его пригласить, но не более. Что касается награды… Это будет зависеть от его поступка.

Фирарм кивнул одному из своих подчинённых. На середину площади, где стояли избранные, вышел Дхоти; оглядевшись по сторонам, он заметил меня. Нехорошо улыбнувшись, он произнёс моё имя.

 — Корван из клана Светлых, прошу выйти из толпы и предстать перед советом тринадцати, — пока он произносил моё имя, я нырнул в толпу и стал ретироваться, уходя отсюда подальше. Мне не хотелось даже думать о таком: выйти на всеобщее обозрение! К такому Кейла меня не готовила; ей придётся за это ответить. Как только я уже стал выходить, кто-то преградил мне путь и силой стал тащить обратно. Я сопротивлялся ему, мне не хотелось идти обратно, но сила этого рогатого была невообразима. Я лишь ногами топтал землю, пока он тащил меня до самых трибун. Вот уже через минуту я был в центре всеобщего внимания. Толпа гудела и шепталась между собой, завидев мой окрас.

«Смотри, у него на теле ни одного светлого пятнышка!», «Ага согласен. Что это может означать?», «Он странный, но при этом милый», «Смотри, как он дрожит! Наверное, впервые на публике», «Ну не знаю, обычный деревенский, не более», «Смотри на его короткие рога. Ещё юн, а уже претендует на что-то. Тьфу!» — я слышал многое от толпы в свой адрес, но жест главы тринадцати утихомирил толпу. Араел посмотрел на своего собрата и спросил его:

— Фирарм, я вижу перед собой дитя, которое ещё даже не успело вылупиться из яйца. За какие заслуги ты хочешь его наградить? Ты просто решил посмеяться надо мной? — повернувшись к главе Тёмных, он хмуро посмотрел на него, но Фирарм спокойно приподнялся со своего кресла и обратился ко мне:

— Ты, Корван, тот, кто может предсказать, что будет с небом?

Нервничая и не зная, что делать, я в панике поклонился до самой земли, даже не побрезговал грязи у ног, и произнёс, как учила меня Кейла:

— Да, Фирарм из клана Тёмных, это я… — голос предательски стал дрожать. Релог, сидящий третьим, нехорошо покосился на меня, однако я не заметил: сейчас было не до того.

— Араел, заметь, что он сделал сейчас, — Фирарм указал на мой поклон. — После такого ты хочешь сказать, что юный птенец не вылупился из яйца? По его виду я вижу, что он пережил многое в своей жизни. Как такового гнезда, да и самого детства не было. Он уже всех перерос, даже избранные ему в подмётки не годятся. Вижу твою озадаченность, мой друг. Всё очень просто. Взгляни на его плечо, и ты всё сам поймешь, — Араел послушал своего друга и обратил свой взор на меня. Я до сих пор не подымал голову: очень страшно было смотреть на всех них.

— Метка Энта? Как такое может быть? Я думал, это лишь легенды, чтобы пудрить голову молодёжи, но это оказалось правдой! Откуда она у тебя, юный Корван? — но я не мог ответить. Слишком многое давило на меня. Нервы уже были натянуты до предела; ещё немного, и я сорвусь. Минута молчания. Араел снова обратился ко мне: — Отвечай, откуда она у тебя? — стало тяжело дышать. Перед глазами всё темнело. Сердце хотело выпрыгнуть из груди. Релог улыбнулся ситуации и был рад ей. Он предвкушал последующие действия против меня, но вида не подавал.

Однако всё было испорчено, когда вмешался глава клана Тёмных. Вот что не сиделось ему ровно? Вот нужно всё испортить! Фыркнув в сторону, он устремил свой взор в другое место.

— Араел, не нужно так давить на него. Ты не видишь? Мальчик на пределе. Ещё немного, и мы увидим перед собой труп. Так что дай ему отдохнуть. После мы пригласим его к себе и там поговорим.

Золотой олень остепенился и понял, что ноги мои стали подкашиваться. Он головой ука­зал на ме­ня, и двое его са­мых луч­ших во­инов подбежали ко мне. Подхватив меня, они не дали упасть. Один из них возложил меня на свою спину и понёс куда-то в сторону, подальше от центра событий.