Сестринское единство

взаимоотношения Сестер. тысячу лет назад и сейчас

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Келпи

Одно короткое произведение, созданное для участия в конкурсе мифов и легенд древней Эквестрии. Садясь за составление расссказа, я решил обратить внимание на шотландский фольклор и адаптировать выписку из средневекового бестиария к условиям магического мира. И подаю эту историю как байку, которую слушает каноничный собиратель историй в сериале - единорог Трендерхуф.

Другие пони ОС - пони

Когда бессилен автор

Рассказ о материализации придуманного разума и его эволюции, а также о размышлениях плода воображения, разума внутри разума.

А пони так легко обнять руками...

Стихотворное повествование о становлении одного брони. // Дополнено. Теперь - сборник стихов.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд Найтмэр Мун Человеки Король Сомбра

Запах зефира

Много лет прошло с тех грозных событий. Отгремела Северная война, закончилось Покорение Севера, и даже жители южного материка уже начинают забывать о Пришествии Зверя. Жившие в те времена, пони остались лишь на страницах старых мемуаров, надежно скрытых в охраняемой секции Королевской библиотеки - но их мысли и чувства, мечты и труды пережили своих хозяев, голосами своих детей рассказывающих нам новые занимательные истории.

Критическая ошибка

Подвешенные между мирами, пони с не своим характером и человек ведут диалоги на случайные темы.Это немного осложняется тем, что вокруг темнота, а им хочется есть...

Твайлайт Спаркл

Ночь, когда луна остановилась

Можно назвать это легендой, байкой Так или иначе - перед вами - вариант событий тысячелетней давности.

ОС - пони Найтмэр Мун

Дорога мне

Твайлайт давит в себе эгоистичное желание оставить Темпест рядом. Понимает, что та слишком любит свободу. Темпест понимает, что, возможно, есть нечто важнее свободы.

Твайлайт Спаркл Темпест Шэдоу

Чужая

Твайлайт просыпается в незнакомом месте. Из зеркала на нее смотрит величественный аликорн. Последнее, что она помнит — преддверие тысячного Праздника Летнего Солнца. Что же с ней произошло?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Миаморе Каденца

Скайрим в стиле пони

Здесь вы узнаете правду о скайриме

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 43 - Ревность Глава 45 - Грехи

Глава 44 - Побег

Забрав часть ментальной энергии этой твари, я забрал и часть воспоминаний, которые сейчас мне были так необходимы. Конечно, выбирать и отсеивать ненужные времени не было, и я забрал всё, что смог, но и этого было достаточно. Самое главное, что в её воспоминаниях я нашел выход из этого подземелья.

Спросите: почему подземелье? Да всё очень просто. Увидев её и почувствовав кожу этой твари, я понял одно: она хладнокровная, предпочитает находиться там, где всегда тепло. Столбы, излучающие энергию, испускали тепло, что было благоприятно для неё. Но мне было всё равно, ведь сейчас нужно как можно скорее покинуть это место, вернуться обратно в этот Кантерлот и уничтожить его до основания. Метеора, который я использовал на Зависти, как раз должно хватить.

Однако мысли о мести нужно оставить в стороне и подумать, как побыстрее выбраться отсюда. Как мне показали фрагменты памяти этого ящера, отсюда есть два пути. Первый — самый короткий, но при этом опасный. А опасен он тем, что Зависть сможет быстро найти меня, ну, ещё ловушки. Длинный же сам по себе тоже опасен, но не настолько. Там есть где скрыться и, на худой конец, провести бой. Ловушек как таковых там не заметил, лишь странных существ маленького роста и с рыбьими мордами, ходящих на двух конечностях, и целую ораву чудовищ.

Теперь стоял вопрос, какой мне выбрать путь: короткий, что позволит мне быстро выбраться отсюда, или длинный, который на восемьдесят процентов не даст встретиться с хозяйкой этого места? Пробежав через туннели пещер, я остановился перед выбором на перекрёстке, где в разные стороны расходились два туннеля. Решение пришло спонтанно, ну как спонтанно, просто мой демон материализовался рядом со мной и одним толчком затолкнул в туннель, который вёл в длинный путь.

Офигевши от наглости Гнева, хотелось высказать ему пару ласковых, но после я передумал: сейчас нужно не лясы точить, а действовать и как можно скорее убираться отсюда ко всем чертям. И в следующий раз быть готовым. Мало ли что; может, с неба на меня упадет что-то огромное и тоже представится одним из проклятой серии. И как мне после этого быть? Сказать ему: давай, мол, объединимся и уничтожим этот мир? Сомневаюсь, что он захочет со мной объединяться. Как я понял по разговору тех двоих, они должны перво-наперво завладеть телами сосудов, а после встретиться где-нибудь и призвать кого-то. Интересно, кого именно они должны призвать в этот мир? Не имеют ли они в виду Люцифера или какого-то более мощного демона?

— Эй, не нужно забивать свою головку ненужной информацией. То, о чём я разговаривал с сестрой, тебя волновать не должно, — произнёс Гнев, находясь рядом.

— Ты что, мои мысли читаешь?! — рявкнул на него я.

— Нет, просто у тебя всё на лице написано. А обойти стороной эту тему я не мог. Повторюсь, пока забудь всё, что слышал, и думай о том, как выйти отсюда. Не нужно тебе пока это знать. Подчёркиваю, пока. Когда мы выберемся, то, может, и поговорим на эту тему, — с хитрой улыбкой произнёс он, убивая первое препятствие в виде двуногой рыбины, у которой вместо плавников было два, как у богомола, жала.

Зло фыркнув в сторону, я увеличил свой темп. Гневу понравилась моя реакция; видимо, он получил удовольствие от этого и больше не собирался меня подкалывать и доводить. Устремившись вперёд, словно мой меч, он рубил врагов направо и налево. Попадались разные масти чудищ, начиная от уродливых акул, имевших множество ног, как у сороконожек, и заканчивая мелкими букашками в виде лягушачьих голов с острыми, словно бритва, зубами и телами головастиков. При виде врага они ловко допрыгивали до него и вцеплялись мёртвой хваткой. Пока не раздерёшь на куски такую тварь, она так и будет, словно пиявка, поглощать твою кровь.

Гневу было всё нипочём: рубил их, словно косой по траве, не оставляя никого в живых и давая мне спокойно делать ноги из этой клоаки. Если так подумать, то он делает правильно. Камень находится во мне и, если со мной что-то случится, то значит, что и с ним тоже. Так сказать, он не может без меня, и я не могу без его силы.

Путь, что я проходил был кровавым. Не знаю, откуда у Зависти столько слуг, но если собрать все их трупы вместе, то можно создать армию, которую можно спокойно направить на того, кто тебе неприятен. Но вот вопрос: как ей удалось заполучить столько чудовищ и как ей удаётся удерживать всех их под контролем? Как мне известно, они руководствуются своими инстинктами и не более. Выходит, есть какой-то предмет или заклинание, позволяющее промыть голову любому созданию и получить его в виде юнита.

Через промежуток времени раздался необъяснимый крик. Гнев на мгновение замешкался, пропустив очередную пиявку в мою сторону, но я держал ухо востро, не давая себе расслабиться, ведь знал, что такое может случиться. Из моей тени выскочил шип, протыкая лягушку и после отшвыривая её в сторону.

— Она знает, где мы. Если не поторопимся, нам придется драться с ней, а это меня не устраивает. Давай, шевели копытами; я чувствую, что выход уже скоро, — приказным тоном произнёс он, волнующе таращась назад.

— Слушай, я тебе не собачка какая-то, чтобы слушаться тебя. Если понадобится, то будем драться. Я не собираюсь убегать, словно трус, — возразил ему, оскалившись.

— Прикрой свой рот, сосуд! Если я сказал бежать, значит бежать! Ты не ведаешь, на что способна Зависть. Она самая сильная после Гордыни. Если тебе «посчастливится» встретиться с ними в бою, лучше сразу умирай или беги, если выпадет такой шанс. Я знаю, что говорю. В прошлом они меня чуть не уничтожили, — я увидел в его глазах волнение и каплю страха. Совсем малюсенькую, но страха. Теперь я видел Гнева с другой стороны. Не того тщеславного и думающего лишь о себе, а обеспокоенного и за себя, и за кого-то.

Мне ничего не осталось, как поверить ему. Сжав свою гордость, я нехотя взвинтил темп, войдя в Дей-ча. Мир вокруг меня остановился, Гнев же при этом не стал медленно шевелиться. Он удивлённо посмотрел на меня и сказал:

— Впервые вижу, что кому-то удалось войти в режим времени. Это очень редко кому удается. Но это к лучшему. В этом режиме мы сможем оторваться от неё.

— Я знаю, но Дей-ча сжирает очень много ментальной энергии. Меня может хватить всего лишь на пять минут. После я не смогу использовать магию и на вряд ли буду бежать быстро, — сообщил я пренеприятную новость.

— А, это поправимо. Вместо ментальной энергии воспользуйся моей. Она, конечно, другая, но твоё тело уже перестроилось под мою силу, так что не составит труда воспользоваться ницомом.

— Что значит ницом?

— Эмоциональная энергия. Когда ты начинаешь злиться, испытывать гнев и так далее, ты наполняешь меня ницомом, что для вас ментальная энергия, но он имеет другую структуру. Так, для этой лекции мы выбрали неудачное место. Ты будешь использовать мою энергию или нет? — серьёзно спросил у меня Гнев.

— Да, буду. Сейчас нет времени на раздумья, — уверенный в своих словах, я почувствовал эмоциональный хаос в голове. Столько негативных чувств за мгновение я не испытывал ни разу.

— Терпи, через секунду всё пройдёт. Твой организм использовал лишь мою силу, но ещё ни разу не использовал энергию, так что ему это в новинку, — как и сказал Гнев, через секунду все эмоции испарились, будто их и не было. Я остановился и почувствовал себя как-то странно. В голову ударил адреналин; я ощущал, будто могу свернуть горы. Гнев с ухмылкой наблюдал за мной. Шум нарастал с каждой секундой, противник приближался. — Скорее убегаем, она не сможет выйти из пещеры! Я в этом уверен! — прокричал он, двинувшись вперёд.

Я взвинтил темп и вошел в Дей-ча. Мир передо мной остановился. Я, словно ужаленный кем-то очень злым, изо всех сил рванул вперёд и побежал без оглядки; звук приближения, который до этого был так чётко слышен, потихоньку утихал. Это был хороший знак для меня и для Гнева. Чудовища, что преграждали нам путь, были за считаные мгновения сметены демоном. Уже через пять минут я почувствовал свежий воздух. Это предвещало спасение и небольшой отдых от этого всего.

Отдых мне был чрезвычайно необходим. После стольких приключений даже моё бессмертное тело требовало своего. Демоны, предатели, даже надвигающийся хаос не должен меня остановить перед долгожданным отдыхом.

— Смотри, вот выход. Ещё немного, и мы выберемся отсюда, — с коварной улыбкой произнёс демон, который утёр нос своей сестре, но я не обратил на это внимания; мне хотелось как можно скорее покинуть это место.

— Ты поплатишься за то, что тронул меня и забрал силу. Вы не уйдёте-е-е! — знакомым голосом позади нас раздался выкрик. Зависть с бешеным взглядом с помощью своих рук двигалась большими прыжками, с каждым из которых сокращала дистанцию между нами.

— Алекс, она догадалась, шевелись! Либо нам придется драться с ней! — с отчаянием выкрикнул демон.

— Я бегу на максимуме. Больше не могу! — сообщил я Гневу, прикусив нижнюю губу и толкая себя вперёд изо всех сил.

Твою мать, что же делать? До выхода совсем немного осталось. Вот приспичило этой змее нас догонять! Могла бы спокойно посидеть у себя в норе и не трогать нас, ан нет, решила покарать меня за то, что тронул и взял её драгоценную силу. Ну, что прикажите теперь делать? Шансы на то, что мы уйдём отсюда целыми, катастрофически отпадают. Чтобы исправить всё это, нужно подумать и придумать план. А кто мне это даст?

— «Я помогу», — в голове раздался голос того, кого я не хотел видеть.

Милина вышла из-за моей спины, превратившись в черную сову-грифона. Когтистыми лапами она встретилась с Завистью. На мгновение я решил остановиться и вернуть её обратно, но удар Гнева пламенем по стене разбудил чрево пещеры, вызвав обвал. Я не видел, что происходило между Милиной и змеёй. Когда я увидел обвал, под которым мог оказаться, это заставило меня забыться и думать лишь о спасении собственной шкуры.

Мгновение, я выпрыгиваю из пещеры, и позади меня происходит обвал, полностью погребая выход из неё. Тяжело дыша и выйдя из взвинченного темпа, я упал на бок. Гнев, довольный своей победой, потёр демонические ладони. — Ты это сделал! Я даже подумать не мог, что у тебя получится! Как же сестра будет завидовать тому, что я нашел такой замечательный сосуд! Мне так хочется увидеть выражение её лица.

— Хочешь… могу устроить… — истошно произнёс я.

— Нет, спасибо, мне и этого хва… — демон осёкся, увидев меня, лежащего на земле. Подлетев ко мне, он приподнял меня. — Слушай, а это случаем не Старшая дриада выскочила из тебя и остановила мою сестру? Не завидую я ей, — Гнев скривил недовольную рожу.

— Что ты хочешь… этим… сказать?..

— Ну, понимаешь, у моей сестры очень скверные вкусы… Если она поймает твоего фамильяра, я боюсь, что от неё ничего не останется. Так сказать, ты потерял части своей души и духа, отдав её Зависти.

— Что?! — я попытался встать, но ничего не вышло.

Побочный эффект от использования способности быстрого темпа приводит тело в нерабочее состояние. Лишь через несколько часов я смогу двигаться, а через день — полностью использовать магию и Дей-ча. Но сейчас я выгляжу как сломанная игрушка.

— Тише-тише, сейчас она вряд ли что-то с ней сделает. Я это точно знаю. Поначалу она прикинет, кто такой твой фамильяр, а уже потом подумает, что можно с ним сделать.

— Она часть меня… Я могу приказать… вернуться ко мне… обратно.

— Не хочу огорчать тебя, тёмный, но она оказалась во владениях моей сестры. Ничто не может покинуть или войти туда без её ведома. Если хочешь спросить о нас с тобой, то отвечу: мы исключение. Я же демон, как и моя сестра, на меня это не распространяется, а ты мой сосуд. Мы с тобой единое целое, так что её власть над нами равна нулю. А что касается твоего фамильяра… Она сама вышла из тебя, не взяв и крупицы моей силы. Таким образом, на ней сыграет магия Зависти. Сейчас твой фамильяр заперт и не сможет покинуть её владенья, пока она не разрешит.

— Чёрт! — истошно прокричал я, завыв от боли в сердце.

Милина пожертвовала собой ради меня, а я, вместо того, чтобы остановиться и помочь ей, не оглядываясь бежал дальше, сделав вид, что так и должно быть. Каким же чудовищем я стал, предав своего друга, забыв и откинув все моральные ценности, думая лишь о себе одном! Может, правду говорили тогда, в Кантерлоте, что я и есть демон?.. От переизбытка чувств организм дал сбой, и меня накрыла пелена сна.


Однажды мне довелось прочитать один рассказ, который очень сильно зацепил. Сидит один шаман долго и не шевелится. К нему присоединяется его внучка лет семи. Сидит такая и смотрит на него. Прошел час, два. Она не выдерживает и задает ему вопрос:

— Дедушка, скажи, чем ты сейчас занимаешься? — полюбопытствовала она. Ей хотелось понять, что с ним происходит.

Шаман, приоткрыв глаза, коротко ответил:

— Во мне идет борьба.

Этот ответ раззадорил её. Она решила не останавливаться на достигнутом и продолжила:

— А с кем ты борешься?

Дедуля понял, что от него просто так не отстанут, и решил утолить любопытство внучки.

— Страшная борьба между двумя драконами. Один олицетворяет зло. Олицетворяет ярость, зависть, печаль, сожаления, жадность, высокомерие, негодование, ложь, ревность, фальшивую гордость… и эгоизм. Другой же — добро, радость, мир, любовь, надежду, смирение, доброту, сопереживание, правду, верность, сострадание… и веру. Такая же битва идёт и в тебе, — шаман встал и пошёл к себе.

Внучка озадачилась словами шамана. Она повернулась к нему и крикнула:

— А какой дракон победил?

Дедушка, не поворачиваясь, ответил, приоткрыв вход в своё жилище.

— Тот, которого ты кормишь, — с этими словами он вошёл в жилище, оставляя внучку в задумчивости.

Два дракона — белый и чёрный — сражались между собой. Было видно, что чёрный с каждым ударом всё больше доминировал над белым. Последние остатки добра, что так пытались сыграть на меня, испарились, давая полную власть тьме, что обволокла мою душу. Дракон, поглотив белого, увидел меня; оскалившись, он рванул, раскрывая пасть.


Тело дёрнулось, и я подпрыгнул на месте. Покрываясь холодным потом и тяжело дыша, в панике озирался по сторонам. Впервые в своей жизни мне пришлось встретиться со своим страхом лицом к лицу. Я конкретно не помню, что увидел, но точно ощутил его присутствие. За столько времени, проведённом в этом мире, мне наконец-то что-то приснилось. Обычно, когда закрываю глаза, я вижу либо пустоту, после чего через мгновение наступает новый день, либо вообще время пробегает молниеносно. Даже не успеваю сообразить, отдохнул или, наоборот, вообще не ложился.

Но сейчас всё было по-другому. Сон оказался настоящим, но при этом плохим. Конечно, я не против, даже благодарен этому, но можно было бы быть и не таким страшным. Я чуть коньки не двинул от страха. Хвала моей бессмертной сущности, что умереть от такого пустяка сложно. Но хватит об этом; сейчас нужно осмотреться и понять, где я сейчас, и после подумать о дальнейшем.

Я встал с земли, и первым, что попалось мне на глаза, оказался густо заросший лес. Конечно, как же без этого! Только вышел из одного места, на тебе ещё одно! Как мне это уже осточертело; хочется чего-то новенького, где не нужно прятаться ото всех, где большой город и всё в этом духе. Хочется, одним словом, цивилизации, а не жить в образе аборигена.

Не стал я больше ничего придумывать, а решил всё просто: сейчас попытаюсь найти самую высокую гору и взберусь на неё, после найду город. Там нужно ненадолго обосноваться и после пересмотреть планы по захвату Кантерлота. Вбежав в заросли, я даже не подумал, что за ними может скрываться край утёса. Как только начал бежать, сразу же на всех парах затормозил, оказавшись у самого конца обрыва. Стоя неподвижно, словно статуя, и не веря в свою удачу, я тихими шажками сдал назад. Струхнув и тяжко выдохнув, сбрасывая с себя напряжение, я с лёгкостью осмотрелся.

Пейзаж меня не очень сильно обрадовал. Весь край был утыкан разными искорёженными скалами, стремившимися вверх. Сама площадь была разделена на разные участки. В каких-то была жизнь цвета и благоухала фауна, в других земля полностью стала безжизненной и покрылась множеством шрамов, которым и за тысячу лет не зажить. В них горело, подобно гейзерам, пламя, которое стремительно вырывалось к небу. Весь этот, так сказать, хаос закрепил летучий замок, что висел воздухе над всем этим безобразием.

Сам замок был готического стиля и стоял на огрызке земли. Имел семь башен, стоявших кругом, в центре которого возвышался главный шпиль замка. Он отличался ото всех своей грацией и вызывал страх у того, кто посмотрит на него.

— Да куда я попал на этот раз? Властелин колец грёбаный, что за фэнтези передо мной? — стал ругаться я. Рядом материализовался Гнев со скрещёнными руками и стал любоваться дивным пейзажем. По его лицу можно было понять, что он всё знает. Чтобы не показаться дураком, нужно спросить, что это за место, и наконец-то начать недавний разговор про вызов владыки. Гнев сразу понял, что я хочу его расспросить и, не отрывая своего взгляда, изрек:

— Это замок семи грехов. Как ты мог заметить, все эти семь башен являются нашими убежищами. Там мы собираемся, когда находим себе сосуды. Но есть и те, которые предпочитают жить и находиться в других местах. Зависть и Гордыня не любят сидеть на месте, предпочитая путешествия и поиск нас, грехов, — Гнев вдруг замолчал, о чём-то задумавшись.

— Что значит семь грехов? Кто вы такие и зачем вам нужен сосуд, если вы и так существуете в этом мире? — я ошарашил его своими вопросами, из-за чего он перестал лицезреть замок и обратил всё своё внимание на меня.

— Кто мы такие? Вопрос очень интересный, на который я не смогу тебе точно ответить. Я сам мало знаю о своём происхождении. Знаю лишь то, что должен найти себе сосуд и после встретиться с братьями и сёстрами. Больше мне неведомо. Как мне не изменяет память, ты уже встречался с одним из них. Гордыня. Самая властная и сильная из всех нас. Её лучше обходить стороной. Далее Зависть, ты её тоже видел. Дальше, пропуская меня, идёт Лень. У этого персонажа не все дома. Не знаю, почему он так себя ведёт, но будь с ним аккуратнее, если встретишься: нрав его очень взрывной. Что в голову взбредёт, то и будет делать до конца, пока не исполнится его задуманное. Жадность или Алчность — это третья сестра, самая хитрая и тоже со своими причудами. Палец в рот не клади — сумеет воспользоваться оплошностью, излишней доверчивостью и промахом другого. Она ещё тот сорванец, который может заставить нас пойти друг против друга, но она умная и понимает, что если так поступит, то Гордыня с неё семь шкур спустит, — тут Гнев замолчал и уставился на свои руки.

Я молча сидел и ждал, пока он снова начнёт рассказывать. Мне хотелось узнать о всех грехах, которые тут обитают. Но прошло пять минут, а демон так и не продолжил рассказ. Конечно, я мог подождать его и ещё, но время поджимало, да и мне хотелось как можно скорее всё узнать. Пришлось привлечь его внимание мощным ударом задних ног. От удара демон пошатнулся и повертел головой в разные стороны, приходя в себя. После, когда понял, что я сделал, зло зыркнул на меня.

— Хватит мечтать, давай продолжай! Кто следующий по списку? Мне надоело тут сидеть и смотреть, как ты предаёшься воспоминаниям. У нас не так много времени; если мне не изменяет память, ты закончил на Жадности, — и тут Гнев зло выплюнул странный сгусток чего-то. Оно, упав на землю, начало бурно гореть. Опа-на, а демон-то злится, раз у него уже плевки начинают гореть. Раздраженный он продолжил.

— Потом идёт Чревоугодие, он самый жадный из нас. Он готов на всё, даже родную мать продать, если это обогатит его. Он скуп и глуп, но силы ему не занимать. И последняя, самая слабая из нас всех — Похоть. О ней я ничего не могу рассказать. После последнего собрания, которое было много тысяч лет назад, мы потеряли её. Будто сквозь землю провалилась. Из-за неё нам приходится мучиться и искать её по всему миру. Но, как ты мог заметить, мы терпим неудачи. Нужно найти её как можно скорее, или наш хозяин ворвётся в этот мир и уничтожит его, как сделал это с другими, — закончил свой рассказ Гнев.

— Погоди, ты хочешь… — я не успел закончить свою мысль, как что-то моего роста наповал сбило Гнева. Я моментально среагировал, выпустив из ближайшей тени множество игл, которые насквозь проткнули врага. Мне хотелось радоваться победе, мол, враг повержен лишь одним ударом, но, как я мог понять по хихиканью, противник бурно пытал моего демона.

— Слезь с меня, Жадность, — он с криками пытался стащить с себя странную особу. Приглядевшись, я понял, что это была лиса моего роста; она рьяно лобызала Гнева. Те удары, что прошлись по ней, быстро зажили, и она не придала этому никакого значения.

— Ну Гневушка, сколько раз тебе говорить? Не называй меня Жадностью. Просто Неса.