Пинки выбирает букву "П"

Один день из жизни Пинки Пай.

Пинки Пай

Здесь меня ждут

После изнурительного дня ты возвращаешься домой, где тебя встречает маленькая пушистая подруга.

Трикси, Великая и Могучая Человеки

За Республику!

Кто бы мог подумать, что в Эквестрии настанут тёмные времена? Но они настали. Принцесса Селестия оказалась скрытным тираном и принцесса Луна решает дать ей отпор. Гражданская война началась. Повествование ведётся от лица молодого жеребца Константина, который вместе с друзьями решает уйти в ряды армии Лунного Сопротивления.

Другие пони Стража Дворца

Надзор

Карма. Универсальная система контроля справедливости во вселенной. Слепая, беспристрастная и... неаккуратная. Ваш борт упал в горах? Ваш пилот бил жену, вам "не о чем беспокоиться". Мост обрушивается ровно в тот момент, когда вы на нём застряли в пробке? О, вы многого не знаете о соседе по полосе. [Перевод строки] Они - Прокуратура. Они следят за работой кармы в мультивселенной. И они постараются быть рядом, когда вас (или вы) можете кого-то задеть. Но и они не боги...

Другие пони ОС - пони Человеки

Работа попаданцем

Есть некая корпорация ищущая всё новое и интересное среди миров. Главный герой работает разведчиком в новых мирах с возможностью контакта с иномирянами, но запретом к разглашению цели прибывания.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна Зекора Другие пони Человеки

Пони против пришельцев

К Эквестрии из космоса приближается нечто совсем непонятное. Твайлайт должна срочно придумать план, что делать в случае вторжения. На помощь ей приходит не унывающая и "вечно-ломающая-четвёртую-стену" Пинки.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Первоклассные стражи

Твайлайт хочет нанять стражу для своего замка. Дерпи ищет новую работу. Лайтинг Даст пытается двигаться вперед после своего провала с Вандерболтами, а Флэйр Варден просто пытается найти себе место как можно дальше от своего братца.

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Лайтнин Даст Темпест Шэдоу

Я не в порядке

Твайлайт не в порядке. Если честно, она уже давно не в порядке. Уже долгое время она не чувствует ничего кроме апатии и бессмысленности своей жизни.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Гнет Судеб

В ходе войны за мировое господство между странами весь мир был уничтожен паровой бомбой. Большая часть населения погибла, а оставшаяся смогла спрятаться от взрыва и выжить. История повествует об антропони по имени Эдан, который пытается найти свое предназначение в этом уже жестоком и опасном мире. К чему же приведут его поиски?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Яблочный Дождь

Эта история банальна донельзя - человек попадает в Эквестрию. Правда, в виде пони. Он привыкает к новому телу, к местным жителям. И конечно - банально влюбляется. А ему - отвечают взаимностью...

Эплджек ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава 46 - Встреча Глава 48 - Город Грифонов

Глава 47 - Ниточка

Найти хижину Зекоры не составило труда. Я помнил, где она живет, и коротким путём сэкономил время. Пока что никто не знал о судьбе разведотряда, кто их убил и где они вообще пропали. У нас пока что есть время, чтобы спокойно побродить по лесу, пока не сюда пришлют основную группу, с которой у нас будет больше проблем.

Уже подходя к хижине, я заметил в окне отблеск. Это горела свеча, освещая помещение хозяина. Если это так, то зебра сейчас на месте и не нужно будет тратить время на ожидание. Приблизившись, я бесцеремонно выбил дверь, впуская вовнутрь тёмную ауру. Чёрный дым, словно живой, стал заполнять помещение. Язычок свечи задрожал, начиная бегать в разные стороны.

Зекора, как мне и думалось, стояла у котла, всё также помешивая варево. Она ничуть не удивилась моему появлению, а как будто специально дожидалась меня. Но это могут быть лишь мои догадки. Клубы тёмной ауры скрыли меня под тёмной пеленой. Лишь глаза светились белым светом.

— Я ждала тебя, но не торопился ты. Странно видеть тебя без твоих новых друзей. Пускай тоже войдут, не заставляй стоять у порога, — спокойно сказала она, что-то добавляя в котёл.

— Не будем тратить друг у друга время и перейдём сразу к делу. Тебе уже известно, зачем я тут. Давай мирно разберёмся и разойдёмся. Ты дашь мне информацию, а взамен я тебя не убью, — усмехнувшись, я впустил сюда остальных.

— Изменился, позабыв свои мечты. Вернуться обратно обязан ты. Слишком беспечно поступила, указав на новую силу. Углубившись во тьму, ты растерял свою семью. Ещё не поздно, есть шанс всё вернуть как в былые времена, — попыталась она уговорить меня, но, выйдя к свету, сразу поменяла своё мнение обо мне.

— Как ты можешь видеть, нет у меня дороги назад. Так что я задам тебе один вопрос. И хочу услышать на него положительный ответ. Ты поможешь мне найти смертный грех Похоть?

Зекора отрицательно покачала головой. — Теперь, когда ты выбрал свой путь, у меня нет другого выбора, как убрать тебя с него. Нельзя тревожить прошлое, что было позабыто. Я не помогу тебе, и ты не найдешь то, что нужно всем.

Огорчённый её словами, я тяжко выдохнул. Лишь кивком указал на зебру, и Неса мигом приступила к своим штучкам. Вальяжно обойдя меня, она улыбнулась Зекоре. Та насторожилась и подалась назад.

— Стой, — спокойно промолвила Неса. Зекора подчинилась и при этом стала озираться по сторонам, не понимая, что сейчас произошло. — О, не нужно так волноваться. Ты сейчас думаешь о том, как мне удалось овладеть твоим телом или почему от меня не повеяло магией? Ответ очевиден: посмотрев на меня, ты попала под чары проклятия. Прошу прощения, что не представилась. Смертный грех Жадность или просто Неса. Не бойся, я буду нежна с тобой, — подойдя к Зекоре, лиса лизнула её в щеку. — Мм… На вкус она совсем другая, не то что те единороги в лесу. Её энергия необычна, и это мне нравится.

— Неса, что ты можешь предложить?

— Что могу? — задумалась на мгновение. — Могу заставить её напророчить всякой лабуды, но вряд ли это нам поможет. Зная магию шаманов, могу сказать, что лишь их собственная воля даёт стопроцентный результат, а мы хотим заставить её. Может, мне удастся вытащить что-нибудь полезное, покопавшись в её голове, — предположила Неса, прислонившись к стене и скрестив перед собой лапы.

— Сколько времени займёт копошении в её голове?

— Ну, я должна закончить быстро. Она же не высший демон, который может поставить блокировку памяти, — усмехнулась она очевидному.

— Не забывай: она шаман. От неё можно ожидать всего, что угодно. Если поймешь, что запахло жареным, то прекращай.

— О-о-о… Я слышу нотки беспокойства. Что случилось с тем грозным Алексом, который множество раз убивал меня, пробивая мою милую мордашку об камень? — съехидничала она, попытавшись разозлить снова.

Подойдя, я приблизился к ней в плотную. — Если хочешь, можем повторить, — широко улыбнулся я, показывая свой оскал. В глазах сверкнули вспышки молний.

Неса сглотнула и неловко улыбнулась. — Нет, не хочу. Мне хватило того раза.

— Тогда приступай, у нас мало времени, — я отошел от лисы, давая ей свободно вздохнуть.

Жадность посмотрела на свой хвост и увидела, что тот распушился. Страх оказался настолько близок, что он среагировал. Прилизав его незаметно от меня, она приступила к своим махинациям.

— Как я говорила ранее, не бойся: больно не будет. Может, лишь чуть-чуть, — с улыбкой садиста номер один Неса приложила свои лапы к голове зебры и закрыла глаза.

Беспомощность и страх, которые испытывала Зекора и которые были видны в её глазах, резко пропали. Теперь в них была лишь пустота. В хижине образовалась гробовая тишина. Теперь нам оставалось лишь ждать, когда Неса вернётся. Честно говоря, я не думал, что у неё это займет так много времени. Солнце уже заходило, наступали сумерки, но Жадность так и не вернулась. Гнев подлетел ко мне.

— Алекс, это плохая затея, мы ничего не добьёмся. Нужно возвращать её обратно и обдумывать другой план.

— Дадим Несе ещё немного времени. Если через час она не вернётся, то вытаскивай, — согласившись с демоном, я вышел из хижины.

Солнце уже полностью ушло, за ним стала выходить луна. Впервые мне своими глазами удалось увидеть этот процесс. Красота была неописуемая. Всё ничего, если бы не одно «но». Раздался шум от разбивающейся посуды, который прервал моё любование. Повернувшись на звук, я увидел Несу, которая подкошенной походкой шла ко мне, при этом Гнев поддерживал её, не давая своей сестре упасть.

— Что произошло?

— Она оказалась не из робкого десятка. Впервые в жизни встречаю такого уникального шамана. Так ловко заблокировать свои мысли от меня под чужими… Сначала я думала, что она лишь издевается, но после поняла, что это всерьёз, — с ухмылкой и тяжело дыша сообщила лиса.

— Ясно. Ты что-нибудь выяснила, или мы зря потратили время?

— Кое-что удалось. Существует одно снадобье, которое позволяет заглянуть в прошлое, причём в ту его часть, что тебя интересует. Ты будешь наблюдать со стороны, как зритель, сможешь увидеть всё своими глазами с любого ракурса. Но есть маленькая проблемка: лишь именующиеся аликорнами могут без какой-либо опаски быть там. А что касается простых, не имеющих с ними ничего общего, история умалчивает. Либо прошлое опустошит тебя, и ты станешь куклой, или твой разум разрушится на мелкие осколки, после чего ты станешь овощем. Там и там нас ждёт одно. Это, конечно, моё предположение. Кто его знает, что будет… Ну, что скажешь?

— Я не вижу другого выбора, кроме как попробовать этот вариант. Мы уже много времени потеряли. Так что, Неса, где этот эликсир?

— Да вот он, на верхней полке. Видишь колбу в виде единорога? Вот её нужно наполнить чёрной магией. Гнев, можешь подсобить, насытить её своей энергией? Это нужно для того, чтобы попасть в правильное прошлое, так что не будь жадиной и насыть как следует. Лайтан, я точно не помню, что там происходило. Чтобы найти нас, ориентируйся по мне. Тогда моим сосудом был белый песец. А у Гнева… Гневушка, а кто был твоим сосудом тысячу лет назад?

Закончив насыщать эликсир энергией, он призадумался. — Кажись, чёрным волкодавом. Точно не помню, — он передал эликсир мне.

В начале эликсир был черного цвета, но после манипуляций с магией он стал красным. Повернув бутыль, я заглянул внутрь и увидел странные осадки на дне, после чего с прищуром взглянул на Несу.

— Ты уверена, что это можно пить? Если я отравлюсь или ещё хуже, то будь уверена: безнаказанной ты от меня не уйдёшь. А камень покажется лишь лёгкой разминкой. Вот лава будет под стать…

— Я уверена, что мы всё сделали правильно. Давай пей уже, сам говорил: времени не так уж много, — открыв колбу, я залпом, словно заядлый алкаш, осушил её, после откинул в сторону и стал ждать результатов. Секунда, вторая. Ничего не происходило.

— Что должно произой… — хотел я уже возмутиться, как вдруг меня заполонило странное чувство, а за ним последовала вспышка.


Перемещение оказалось не таким опасным, как мне показалось на первый взгляд, но кое-что от этого процесса я да получил.

— Чёрт, как же я не люблю это состояние. Будто наизнанку вывернули, — произнёс я сам себе, давая глазам привыкнуть к яркому свету.

Каковым же было моё впечатление, когда, оглядевшись по сторонам, я увидел окружающие меня старинные постройки, сделанные из брусков и соломенных крыш. В этой маленькой деревне были лишь земнопони — представителей рогатых и крылатых не наблюдалось. Каждый трудился в поте лица и всегда был чем-то занят. Даже детвора помогала, перетаскивая легкие вещи. Жизнь здесь кипела ключом. Всё ничего, если бы не одно «но»: на мои глаза попалась странная персона — грифон. Нет, неправильно — грифониха. Лицо чётко выражало женственные черты. Вспомнил историю становления Кантерлота и всё остальное… Тогда пони ещё не знали о существовании других видов.

— Интересно, откуда она прилетела и почему её никто не испугался? Ладно, послежу за ней. Кроме нее тут не наблюдаются подозрительных личностей.

Мысль проследить за ней меня немало подстегнула. Что представитель плотоядного вида делает тут? Грифониха даже не предпринимает попытки сцапать представителей травоядного вида. А может, историки что-то умолчали, не став вписывать грифонов в летопись? Так сказать, они были, но ничего такого трагического с ними не произошло, и они сочли всё как ненужную информацию?

При всём при этом грифониха как-то странно себя вела: частенько поглядывала на опускавшееся солнце. Кажись, она таким методом отсчитывала, сколько прошло времени. Я побродил за ней несколько минут. Она последний раз взглянула на солнце, после чего, кивнув, пошла в сторону небольшой поляны. Ну, мне ничего не оставалось, как последовать за ней.

— Зачем же ты туда пошла? — задумавшись, я не успел опомниться, как грифониха уже пропала с поля зрения. Поляна оказалась девственно чистой; там никого не оказалось. — Как так? Куда она пропала? — осмотревшись по сторонам, мне не удалось найти и следа. — Что за чудеса, твою мать?! — зло выкрикнув, я копытом ударил по земле и тем самым сделал маленький кратер. От удара камни разлетелись в разные стороны.

Я зло уставился на поляну, куда шла грифониха, и, к моему удивлению, всех камней, что разлетелись по сторонам, там не оказалось. Поняв, что тут что-то неладно, я взял увесистый камень и бросил в сторону поляны. Он, брошенный в самую середину, был кем-то поглощен. При этом поляна оставалась чистой.

— Магия. Кажись, тут стоит барьер, — догадавшись, я вбежал в него.

Теперь я оказался на той поляне, только украшенной моими камнями. Среди них стояли так называемые семь смертных грехов. Как я понял? Да всё просто. Вот белый песец и чёрный волкодав — это Жадность и Гнев. Тогда вся остальная пятёрка и есть грехи. По своей удаче я ворвался в самый разгар разговора.

— Ты понимаешь, что натворила, Жадность? Из-за твоей ошибки погиб весть вид песцов! Ты отдаёшь себе отчёт? Зачем ты заставила этот мирный народ воевать между собой? Теперь следующее поколение станет последним! — стала наезжать на неё гидра.

— А что такого? Они сами виноваты. Живут в своей утопии, ни развлечений, ничего. И умирают долго.

— И ты решила вынести этот приговор пораньше? Поздравляю тебя! Теперь на один сосуд, который совместим с тобой, меньше. Теперь это твоя проблема, кем быть через сотню лет. Учти, никто больше тебе в этом помогать не будет. Гнев, тебя это тоже касается. Эти игры тебя уже довели. Ты всё реже появляешься на собраниях. Этот волкодав наверняка тебе через силу достался. В следующий раз ты, в общем, можешь исчезнуть. Также и вас всех касается. Хватит уничтожать виды и подвиды. В таком темпе останутся лишь насекомые. И как вы представляете себе жизнь в этих сосудах? — она замолчала, наблюдая за реакцией своих братьев и сестёр. — Молчите? И правильно делаете. С этого дня никто больше не уничтожает виды. Если я замечу это или узнаю, моя кара будет жестокой, — предупредила всех старшая сестра Гордыня.

Из всей семёрки лениво поднял руку минотавр. — У меня есть предложение… Давайте уничтожим праотца… Мне уже так лениво собираться каждую тысячу лет… Хочется свободы… Залечь куда-нибудь и уснуть… А то этот геморрой так достал… — вяло и монотонно произнёс брат Лень.

— Убить? Ты с ума сошёл? Твой мозг так обленился, что ты стал тупить. Выброси эту мысль из головы. Праотец должен оставаться взаперти. Он нас создал и наверняка знает, как нас остановить, если мы вдруг пойдём против него, — возразил ему толстый свинтус — брат Чревоугодие.

— Он прав, печать должна остаться. И это не обсуждается, — подтвердила Гордыня. Но тут слово взяла грифониха.

— Я против этого. Брат Лень говорит правду. Хватит нам заниматься этим! Мы должны освободить себя от гнёта нашего праотца. С каждым разом мне становится всё труднее найти сосуд. Каждый становится слабее предыдущего. Мне это надоело! Хочется стать свободной, найти себе последнее тело, полюбить кого-то и после чего умереть! — вся шестёрка уставилась на неё.

— Похоть, ты хоть понимаеш-ш-шь, что говориш-шь? — к ней обратилась большая анаконда. — Ты на пару с-с братом с-с ума сошла. Может, вам отдохнуть пару веков в небытие? Так с-сказать, ос-стыть. Вы прекрас-сно понимаете, что ес-сли убить праотца, то мы с-с-станем смертными, а этого никто не хочет.

— Нет, сестра, я уже всё решила. Это последний раз, когда вы меня видите. Следующий раз будет на возвращении праотца. Я советую всем вам подготовиться к его возвращению. На этом я прощаюсь с вами. Прощайте, братья и сёстры! — шестёрка хотела дёрнуться и схватить её, но она, взмахнув крыльями, подняла клубы чёрного дыма.

— Никому не дышать! Это чёрная смерть. Всем бежать отсюда, пока не потеряли свои сосуды! — выкрикнула Гордыня и направилась к выходу из купола, но было поздно: все прилично вдохнули яда.

— Будь… ты… прокля… — вся шестёрка упала на землю. Из каждого тела стала столбом валить энергия.

Похоть уже покинула купол и на всех порах мчалась на север. Я, наблюдая за всем этим со стороны, вышел из купола и понаблюдал за ней. Мне хотелось рвануть вперёд, достать эту чертовку и заглянуть в её память, чтобы понять, куда именно она хочет уйти. Но передо мной образовалась стена; она вытолкнула меня обратно в моё время, где я сам должен разобраться, куда именно направилась Похоть. Подсказка дана, осталось лишь поразмыслить и понять.


Вернулся я обратно, как и уходил: резко, быстро и с побочным эффектом. Меня снова вырвало. Неса, конечно, хотела снова произнести колкость в мою сторону, но передумала, понимая, что сейчас не место и не время.

— Она улетела на север. Я точно не знаю, что там, но нам нужно двигаться туда.

— На север? Ты в этом уверен? Там, как мне помнится, находится бескрайние снежные равнины и огромные скалистые, непроходимые горы, где обитают уродливые подземные черви и пауки. При этом с ними сосуществуют так называемые грифоны, кото… — тут я остановил Несу.

— Ты говоришь «грифоны»? Похоть в том времени была грифоном! Скажи, вы везде искали её?

— Ну да, по всему белому свету. Она же не глупая, чтобы прятаться там, откуда родом её сосуд… Мы сразу откинули это… — тут Жадность задумалась над своими словами. Ударив себя по голове, она посмотрела на брата. — Гнев, она не дура, как мы думали, а хитрая тварь. Лучший способ — спрятаться там, где очевидно, что её не может там быть. Как мы могли так необдуманно поступить?

— Успокойся, Неса. Прошла сотня лет, как мы нашли себе новые тела после того происшествия. Кто знает, может, она уже тогда нашла другое тело и смогла уйти от нас?

— Но при этом она могла оставить после себя след, по которому мы сможем отыскать её. Это магический маяк, он остаётся при каждом перерождении. Нужно лишь найти его. После этого мы сможем понять, куда она делась, — подытожила лиса.

— Тогда наш путь на север, к городу Грифонов, — после чего я осмотрел свою компанию. Они синхронно мне кивнули.

— Ах да, чуть не забыла. Зекорочка, милая, подойди ко мне. Я хочу вкусить твоей кровушки, — плотоядно посмотрела она на зебру. Та, подобно кукле, подошла к Несе.

Шаманка, если бы не ты, я вряд ли смог бы увидеть прошлое и найти след, ведущий к Похоти. Даже как-то жалко будет потерять такой полезный инструмент. Ты можешь ещё пригодиться; будь благодарна мне.

— Жадность, прекращай эти игры. Она ещё может быть нам полезна. Сотри ей память о нас и всё, что было за последние сутки, — Неса посмотрела на меня, недовольная тем, что у неё отняли игрушку, но, увидев мой взгляд, нехотя послушалась. Сфокусировав в пальце светлячок, она тронула лоб Зебры, после чего произошла маленькая вспышка, и зебра упала на пол. Я подошёл к котлу, заглянул в него и увидел своё отражение. Шлейфы на моём теле поменяли окрас: вместо синего стали кроваво-красными. С отвращением я опрокинул котёл ударом. Варево растеклось по всему помещению. Гнев подобрал зебру и бросил в кровать, не позволяя обжечься.

— Она может что-нибудь заподозрить, если обнаружит себя лежащей на полу.

— Хорошо. Теперь нас здесь ничего не держит, выходим, — произнёс я, выходя из жилища и оставляя после себя тёмный след.