Меня зовут Хайвз

Доктор Хайвз, терапевт клиники Понивилля, одной из лучших клиник Эквестрии. Он не любит правила, не любит общение с пациентами, но очень любит свою работу - разгадывать загадки. Он - талантливый диагностик, и делает свою работу лучше всех. К нему направляют самых безнадежных пациентов - тех, поставить диагноз которым стандартными методами невозможно.

ОС - пони

Пожар

В своём кабинете Твайлайт беседует со странным кирином, изъявившем желание стать новой принцессой — Принцессой Общения.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Тиреку устраивают праведный мордобой

Тирек сбегает из Тартара и начинает свое неистовство с нападения на Понивилль - и на семью новейшей принцессы, Твайлайт Спаркл. Ну и дурак.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Дискорд Тирек

Праздники

Хочешь ли ты узнать истории о появлении праздников? Если да, присядь у трескучего костра, возьми чай в копыто и слушай. Если нет, можешь просто погреться у огня. Итак, начнем.

Другие пони

Прекрасный и тлеющий мир

Эквестрия столкнулась с небывалой тьмой. Когда в конце проигранной из-за моральных убеждений пони войны был выпущен магический вирус, погибло почти всё население планеты. Немногие выжившие стали лишаться чувств. Первым исчезло обоняние, затем вкус... Носительницы элементов в тщетных попытках пытаются спасти планету. Тем временем выжившим пони предстоит найти путь в этом прекрасном и тлеющем мире.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора ОС - пони

Мой питомец - Твайлайт Спаркл

Разве нормально гулять с мистическим пони-единорожкой по реальному миру? Да, всё верно!

Твайлайт Спаркл Человеки

Яблоки в тумане

А о чём думаете вы, заблудившись в густом тумане?

Эплджек

Шварц

В одном далеком улье родился необычный чейнджлинг...

ОС - пони

Клубок Спаркл

Началось с того, что Твайлайт Спаркл втянулась в изучение специфического вида магии. А выбраться назад оказалось намного сложнее.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Любой ценой

Юмористическая зарисовка на тему одного очень известного тв-шоу

Твайлайт Спаркл Другие пони Человеки

S03E05
Глава 18 - Дикэ Глава 20 - Метексис

Глава 19 - Эвлогон

Вторая часть "затишья перед бурей". Сама буря предполагается начиная с S3E12, то есть где-то с 21й главы :)
20я глава предположительно будет написана от третьего лица, и будет состоять из этаких повседневностных ваншотов. Артур тоже будет, но не как POV.

К сожалению, есть плохая (для читателей) новость. Вышла Torment: Tides of Numenera, так что я, как большой поклонник, потерян для общества как минимум на неделю :)

И как обычно — приятного чтения :)

«Dying be the fire that keeps you warm, but embers of the heart for the silver one may kindle again». И вот как, спрашивается, перевести эту фигню? Каждое слово в отдельности понятно, а вот что имеется в виду — хрен разберешь. То ли буквально переводить, то ли пытаться разгадать глубоко запрятанный смысл.

— Арт, а сколько языков ты знаешь? — поинтересовалась Трикси.

— Три. Русский, свой родной, английский, современный международный и эсперанто, искусственный международный, — я с радостью отвлекся от эзотерических строчек. — Еще я знаю кучу фраз на латыни, мертвом языке, но говорить я на нём не смогу.

— Три языка? Зачем столько? — поразилась Винил.

— Эсперанто я выучил просто по приколу, — признался я. — Надо было чем-то тренировать память, а словарь для этого подходит не хуже чего угодно другого. Грамматика там проще некуда, правил мало, среди них нет исключений, так что это лафа, а не язык. Свой родной — тут понятно, вы все тоже эквестрийский знаете. Ну а международный пришлось выучить просто для того чтобы работать с тем, с чем я работал. Большая часть информации по любой наукоёмкой сфере деятельности опубликована на нём.

— И много у вас языков? — заинтересовалась Октавия.

— Во всем мире? Что-то в районе сотни официально признанных государственными, — надо же, как иногда пригождаются залежи бессмысленной информации. — Но если считать все, то вроде бы больше трех тысяч.

— Три тысячи языков?! — поразилась Трикси. — Зачем столько?

— Исторически сложилось, — пожал плечами я.

— И обязательно знать как минимум два? — предположила Октавия.

— Очень желательно. В школе второй преподают, но не всегда качественно. Жить можно и без него, но если хочешь чего-то добиться… — я снова пробежался по строчкам и недовольно цвыркнул. — Нет, блин, над этой песней можно часами медитировать. Беата, давай следующую.

Единорожка грустно вздохнула и взяла новый лист.

— Может, отдохнете? — предложила Лира. — Вы слишком быстрые, нам уже и так на пару дней работы хватит.

— Я только за, — подхватила идею Винил. — Кстати, Арт, как насчёт обеда?

— Винил! — шикнула на нее земнопони.

— Да, пожалуй мне стоит ненадолго сменить область деятельности, — я встал с кресла и потянулся. — Кто пойдет в Сладкий Уголок?

— Я! — тут же вызвалась Октавия. — Что взять?

— Как обычно, — улыбнулся я ей. Она понимающе кивнула. В том что касалось сладостей наши вкусы совпадали полностью.

Оставив единорожек корпеть над эквиритмическим переводом (и зачем они захотели так заморачиваться?) я пошел на кухню. Воспоминания о чистотело-полынном супчике начисто отбивали у меня всякое желание допускать до готовки эквестриек, так что почетная должность шеф-повара закрепилась за мной естественным порядком. Немного напоминает то время, когда я жил с семьей — после того как я съехал от них, я не слишком утруждал себя кулинарными изысками, ограничившись заготовками еды на следующую неделю, но не более того. Тут такое не прокатило бы — у меня просто не было достаточно большой посуды, чтобы хоть что-то оставалось после одного совместного обеда на пять ртов.

На пять — поскольку когда я засел за переводы, Винил забраковала получающиеся на выходе тексты, и сказала что так дело не пойдет. После чего умчалась и вернулась с Лирой, которую нагло припахала помогать. Мятная единорожка не оставалась у меня на ночь только потому, что свободных комнат уже не было, хоть диджейша (широкая душа!) и щедро предложила ей свою комнату, сказав что может спать вместе с Октавией, ибо кровати у меня позволяют (и еще бровями так многозначительно поиграла). Октавия от такой щедрости за чужой счёт чуть не поперхнулась морсом, но, к ее счастью, Лира отказалась.

Зато теперь у меня было аж двое добровольных подручных. Ну, точнее полностью добровольной была только Окти, а вот Винил вела себя так, будто нашла бесплатный санаторий. Пока что это меня только забавляло. Пока что.

Заниматься переводами мне надоело ещё вчера, так что я стремился покончить с этим как можно быстрее. Дела, которые у меня запланированы после переводов, гораздо интереснее, и мне не терпелось ими заняться. В частности, раздумывая над идеей самоподдерживающихся порталов, я понял что слишком уж увлекся идеей сборки сразу готового многоцелевого процессора, в то время как для решения задач расчета гораздо проще (и быстрее!) сделать специализированную схему. Вторая идея, пришедшая мне в голову, была о том, что здесь я не ограничен в выборе элементной базы. Теоретически, никто не мешает мне использовать троичную систему счисления вместо двоичной — преимуществ море. Гибкость, быстродействие, надежность и точность вычислений будут выше, но для того чтобы убедиться в работоспособности идеи, надо провести уйму экспериментов, а у меня нет ни кристаллов, ни свободного времени. Чёрт, как так получилось? Другой мир, в котором я провел меньше двух месяцев, а я уже загружен какой-то фигней по самую маковку. Раздражает.

Стук в дверь отвлек меня от яростного шинкования капусты.

— Входите, не заперто, — крикнул я, выглянув посмотреть, кого ещё принесла нелегкая. Опаньки! Кажется, одна из проблем решилась сама собой.

Ибо на пороге стояла суровая гопница Лаймстоун Пай собственной персоной.

— Я привезла заказ, — мрачно сообщила она, буквально вонзив в меня взгляд. — Плати.

Ну как ее можно не любить, такую зайку. Ни здрасте, ни досвиданья, сервис такой, что аж Родиной повеяло.

— Жди здесь, — в тон ей произнес я, сполоснул руки и сходил в свой кабинет за деньгами. Деньги я подготовил заранее, так что много времени это не заняло. — Держи. Оплата доставки включена.

Земнопонька подхватила кошель зубами и переправила его в седельную сумку, после чего развернулась, чтобы отправиться восвояси.

— Лаймстоун, обедать не будешь? — предложил я.

— Нет, — отрезала она и вышла, захлопнув за собой дверь.

Ошарашенное молчание, воцарившееся в гостиной прервала Лира:

— Какая невежливая пони.

— Наверное, это из-за меня, — предположила Трикси.

— Ага, щас, — фыркнул я. — В духе Лаймстоун было бы уже забыть, кто ты такая. Разберешь пока кристаллы?

— Ладно, — кивнула единорожка и вышла наружу.

— А кто это был-то? — спросила Винил.

— Старшая сестра Пинки, Лаймстоун Пай.

— Не может быть! — воскликнули обе единорожки.

— Что, тоже поражены глубиной семейного сходства? — хихикнул я. — Но что-то она действительно сегодня раздражительна и торопится больше обычного. Может, хочет провести больше времени с Пинки?

— А что за заказ она привезла? — полюбопытствовала Лира.

— Кристаллы, топливо для страшных колдунств, — задумчиво произнес я. — Эта планета будет моей, муа-ха-ха… ладно, я на кухню.

И свалил, оставив ошарашенных единорожек хлопать глазами мне вслед. Мне еще два кочана капусты шинковать. И картошку.

Уже ближе к концу готовки, вернулась Октавия с корзинкой сладостей.

— Поставлю пока тут, — сказала она, водрузив ее на край стола.

— Хорошо, — я оглядел поньку и спросил. — Ну и как там дела на стройке?

— Уже убрали то, что осталось от стен, сейчас ставят балки, — ответила она и нахмурилась. — Как ты узнал, что я ходила на стройку? От меня пахнет чем-то?

— Нет, просто тебя достаточно долго не было, и это было самое правдоподобное предположение, — пожал плечами я. — Я же вижу что тебе неловко жить у меня.

— Нет, не то что бы… — немного смутилась она. — Просто это немного странно. Ты так спокойно отнесся к тому, что мы к тебе заселились…

— Хм? А разве это повод для волнений? — я попытался разрезать ребром вилки варящуюся картошку. Не, рановато еще. — Я вон у Твайлайт почти месяц жил, пока своим домом не обзавелся. А без Винил и ее хороших связей в музыкальной индустрии, имел бы все шансы жить в библиотеке до сих пор. Так что не парься. Можешь считать, что это я так долг возвращаю. И мне вы совершенно не в тягость.

Пока что.

— Ещё неизвестно, у кого долг больше, — проворчала Октавия. — Если бы не деньги вырученные с твоей музыки, то, что Винил спалила дом, стало бы для нас большой проблемой.

— Разве? — удивился я.

— Конечно! Ты представляешь себе, сколько стоит хороший рояль? — воскликнула земнопони.

Хм-м… ну да, если так подумать. Учитывая понячий способ производства, наверняка инструмент тоже заказывается у ремесленника и стоит соответственно ручной работе. То есть, хуфной. И достаточно дорог даже для пары не бедствующих музыкантш. Неудивительно, что она была в такой ярости позавчера вечером.

— Теперь представляю, — усмехнулся я. — Как-то не задумывался о цене инструмента… хм… а скрипка для тебя особенная, верно?

— А? — удивилась Октавия.

— Раз Винил вытащила из огня именно её, позволив сгореть всему остальному. И… — я задумался на секунду, вспоминая. — Я никогда не видел, чтобы ты оставляла эту скрипку внизу. Ты всегда уносила ее наверх. Винил говорила, что второй этаж полыхнул первым, но она все равно пошла в огонь, чтобы ее спасти.

Октавия замерла, как громом пораженная. А потом, ни слова не говоря, умчалась в гостиную. Ну и ладно. Так, картошка-то готова уже? Нет, ещё нет…

Интересно, почему Твай не пришла вчера? Все еще занята на разборе последствий дискордова заклинания? Если не придет сегодня, то мне определенно надо будет заглянуть к ней завтра или послезавтра, как закончу с переводами. Раз доставили кристаллы, мне могут понадобиться ее общая эрудиция вообще и знания о магическом приборостроении в частности.

— Арт, Винил просила узнать, скоро ли обед, — на пороге кухни появилась Лира.

— И чего она тогда сама не пришла?

— Она занята обнимашками, — хихикнула единорожка. — Что ты такого сказал Октавии, что она так разнежничалась?

— Да так, в детектива играл и случайно попал в точку, — пожал плечами я. — Обед будет готов как только доварится картошка. По моим предположениям, где-то минут через десять.

— Хорошо, — улыбнулась Лира и сменила тему: — Странные у вас песни. Как будто люди не поют ни о чем напрямую.

— Иногда поют, но главное в песне — это эмоция, которая дополняет историю… во всяком случае, я так думаю.

— И некоторые песни злые, — нахмурилась единорожка. — Или рассказывают всякие ужасы.

Я хмыкнул. Даже если бы я знал немецкий, черта с два я бы стал переводить им тот же Tanzwut. Но и того что есть вполне достаточно, чтобы понях слегка коробило.

— Искусство есть искусство, — решил свернуть я со скользкой темы. — Ритмическая адаптация — это полностью идея Винил, так что если тебе не нравятся какие-то тексты, просто откладывай их в сторону.

— Пожалуй, так и сделаю, — улыбнулась Лира. — Так что ты сказал Октавии?

— Любопытная какая. Я ей сказал, что Винил вытащила ее скрипку из огня. Может быть даже с риском для жизни.

— О-о-о! — понимающе кивнула мятная единорожка. — Тогда все ясно.

— Ценная скрипка? — предположил я.

— Да. И очень древняя. Если я правильно помню, то её сделали шестнадцать столетий назад, по заказу основателя клана, Конкорда Мелоди, для первого выступления с созданным им же королевским симфоническим оркестром. С тех пор эта скрипка передается из поколения в поколение лучшему исполнителю клана, «истинному Мелоди», — Лира задумчиво покачала головой. — Наверное, тяжело быть частью настолько древней семьи.

— Почему? — не понял я.

— Надо вести себя прежде всего как представитель рода. Всегда следить за собой, всегда оправдывать чужие ожидания. Если ты сделала что-то хорошо, то «так и должно быть, ты ведь Мелоди», а если сделала что-то плохо, то «ты позоришь свою семью». Никто не обращает внимания на тебя саму.

— Ты тоже из древнего рода? — предположил я.

— Нет, — улыбнулась Лира. — Просто сейчас вдруг подумалось. И я сразу вспомнила, как это было, когда мы учились в консерватории.

— Хм-м… — я вспомнил позавчерашнюю сцену с бешеной Октавией. — Что-то не так уж и всегда она ведет себя, как подобает истинной леди.

— Может быть, поэтому она и живет в Понивилле, подальше от семьи. Чтобы хоть иногда быть собой, — серьезно предположила Лира.

Я взглянул на мятную единорожку с новым интересом. Не ожидал подобных размышлений от пони, уже привык к тому, что они живут, в общем-то, одним днем и такой ерундой как «рефлексия» не страдают. Не сказать, что это такая уж плохая черта…

— Тебе с чем-нибудь помочь? — предлагает Лира.

— У меня уже все готово, кроме, разве что, картошки… можешь морс сделать, как раз закончился.

— Хорошо, — кивнула Лира и подошла к холодильнику.

Я вовремя поймал себя на том, что любуюсь движением мышц под тонкой шерсткой, и отвел взгляд. Меня хоть и не рубит больше от одного лишь присутствия симпатичных кобылок, но это только если сохранять самоконтроль. Надо будет сегодня проверить теорию о фильтрах восприятия.

— Скоро обед? — на кухню ввалилась Винил. — Голодно мне, голодно! Лира, тебя только за смертью посылать!

— Я её поймал и заставил помогать, — мимоходом соврал я. — И, раз уж ты здесь, то сейчас и тебя припряжём.

— Е-е-есть хочу-у-уу! — скорчила плаксивую физиономию единорожка.

Лира хихикнула, глядя на эту пантомиму.

— Ладно, уже вроде бы готово, — я снял кастрюлю с плиты и слил большую часть жидкости. — Накрывайте на стол.

— Ур-р-ра! — Винил выхватила из шкафчика стопку тарелок и потащила её в гостиную.

— Вот уж кто никогда не беспокоится о чужих ожиданиях, — хмыкнул я. — Они сошлись, вода и камень, стихи и проза, лёд и пламень, не столь различны меж собой…

— Что это? — тут же заинтересовалась Лира.

— Отрывок из одной поэмы, — пожал плечами я. — Вспомнилась что-то, как раз про отношения Окти с Винил.

— Можешь перевести? — тут же попросила единорожка.

— Конечно. Сейчас, подумаю немножко.

Размышляя над переводом, я влил теплое молоко в картошку и начал её толочь. Досыпал зеленый лук, перемешал и выдал Лире всю строфу уже на эквестрийском.

— Скучны, потом интересны, потом неразлучны, — улыбнулась она. — Именно так все и было. А чем все кончилось в поэме?

Дуэлью и смертью одного из друзей, упс.

— Ссорой из-за любви, — максимально смягчил я правду.

— Что дальше? — на кухне вновь нарисовалась Винил.

— Тащите всё в гостиную и накладывайте, а я пока Беату позову.

Я вышел из дома и быстро зашагал в сторону мастерской. Ого! Что-то я размахнулся, когда кристаллы заказывал.

— Место ещё не кончилось? — поинтересовался я у единорожки, как раз пересыпающей желто-зеленые камни из мешка в коробку.

— Еще два таких же заказа влезет, — заверила она меня и приклеила на коробку бумажку с надписью «накопители». — Зачем тебе столько?

— Переборщил, — признался я. — Видимо, не слишком хорошо представлял себе итоговое количество, когда делал заказ. Впрочем, мы немалую часть попортим ещё на стадии экспериментов, так что лишними не будут. Пойдём обедать?

— Пойдём! — радостно согласилась она. — Сейчас, только последние два мешка разберу. А что за эксперименты?

— Давай помогу, — я взял один из мешков и начал осторожно пересыпать его содержимое в очередную коробку. — Мне нужно понять, как поведут себя кристаллы под весьма специфическими нагрузками. И ещё, надо будет создать несколько приборов, чтобы замерять интересующие меня параметры.

— Твайлайт будет помогать? — слегка помрачнела Трикси.

— С чего ты взяла? — удивился я. — Нет. Твайлайт мы в этот проект вмешивать не будем. Кое-что я у нее спрошу, конечно, но вся основная работа и вся реализация должна быть нашей и только нашей.

— Почему? — заинтересовалась Трикси.

— Потому что я жадный. И гордый.

Она уставилась на меня с удивленным видом, явно не улавливая связи.

— Если Твайлайт будет участвовать в этом проекте, ей достанется львиная доля славы, — пояснил я. — Потому что она уже знаменита, плюс она Элемент Магии, плюс она ученица Селестии, плюс-плюс-плюс. Мы на её фоне просто затеряемся.

— Разве она тебе не друг? — удивилась единорожка ещё больше.

— Это имеет какое-то отношение к делу? — нахмурился я. — Идея моя, реализация наша, я хочу чтобы и плюшки за её внедрение тоже были нашими. Без шепотков, что я просто примазался к ученице Селестии.

— И что ты планируешь сделать?

— Стационарные самоподдерживающиеся порталы. Транспортную сеть мгновенного перемещения, которая объединит всю Эквестрию.

— Это невозможно! — категорично заявила Трикси.

— Еще как возможно. Вся проблема, в которую упираются единороги при создании портала — это расчёт параметров портала. После того как все уравнения решены и заклинание произнесено, остается едва ли двадцать минут, на то чтобы порталом воспользоваться, причем если где-то есть ошибка, то все усилия вылетают в трубу, и надо начинать заново. Неудивительно, что при таких раскладах никто ими не пользуется. Но технологии моего мира позволяют выполнять все эти расчёты за несколько секунд, без ошибок. Мы с Твайлайт уже неоднократно это делали, и у неё в подвале стоит якорь портала до Кантерлота.

— Рассчитать портал за секунды?!! Серьезно?! — поразилась единорожка. — Как?

— «Как» — узнаешь в ходе разработки. Но я прямо скажу, что принципиально это не только возможно, но и даже не слишком сложно. Нужно всего лишь разработать базовые элементы.

— Если у нас получится, нам посвятят витраж в Кантерлотском замке! — воскликнула Трикси.

— Вряд ли, — хмыкнул я. — Но, можешь не сомневаться, после реализации такого проекта ты мигом перестанешь быть жалким изгоем, а я — королевским массажистом.

— Королевским массажистом? — ухватилась за последнюю фразу Трикси.

У-у-упс!

— Потом как-нибудь расскажу, — поморщился я. — В общем, сегодня кровь из носу доделываем переводы и с завтрашнего дня начинаем заниматься проектом порталов.

— Опять переводы… — простонала единорожка.

— Полностью с тобой согласен. Чем быстрее от них избавимся, тем лучше.

— Вы тут что, застряли?! — в дверях мастерской появилась Винил. — Идем есть уже!

— Вау, — наигранно удивился я. — Ты пришла за нами вместо того, чтобы наброситься на еду с криком «Кто не успел, тот опоздал!». Такого я от тебя не ожидал.

— Да, я такая, непредсказуемая, — покладисто согласилась единорожка.

— Кто помешал, Лира или Октавия? — ехидно поинтересовался я.

— Обе, — мрачно ответила Винил. — Окти отобрала тарелку, а Лира отправила за вами.

— Ладно, пойдём, — усмехнулся я.




После обеда мы снова вернулись к переводам. Ближе к вечеру Лира откланялась и отправилась домой, сказав что ужинать будет вместе с Бон-Бон, Винил ушла на вечернюю пробежку, Октавия отправилась инспектировать стройку, и мы с Трикси остались одни.

— Может, остальное завтра доделаем? — с явной мольбой в голосе спросила единорожка.

Я посмотрел, сколько осталось. Две-три сотни, не больше… можно будет самому с этим посидеть.

— Конечно, давай так, — кивнул я, и Трикси со вздохом облегчения выронила перо из магического поля и растянулась на диване.

В дверь постучались, и на пороге, не дожидаясь приглашения, возникла Пинки.

— Хэй, всем привет! — радостно поприветствовала она нас. — Арт, пошли гулять!

Нахрена?

— Ну, допустим, пошли… — подозрительно взглянув на поньку, я поднялся на ноги.

Пинки молчала ровно до того момента, как я закрыл дверь.

— Арт. Что это за безобразие?! — строго спросила она.

— Да, Пинк, я тоже рад тебя видеть.

— И я рада! — улыбнулась она и встала на задние лапы, чтобы меня обнять. Мы постояли в обнимку секунд пятнадцать, прежде чем розовая понька вспомнила, зачем пришла. — Эй! Нет!

— Не рада? — наигранно расстроился я.

— Рада, конечно! — возмутилась пони. — Прекрати сбивать меня с мысли!

— Ладно, ладно, — усмехнулся я. — Так про какое безобразие ты говорила?

— Я до сих пор не устроила Трикси приветственную вечеринку! Это никуда не годится!

Я вздохнул. Ну началось.

— Пойдем-ка, — я увлек пони в сторону беседки. — Пинки, я в принципе не против, но тут такое дело… Трикси у меня пока только на испытательном сроке, и я ещё не знаю, оставлю я её своей помощницей или нет. Так что рано ещё устраивать вечеринку.

— Оу… — расстроилась Пинки. — Значит, она не справляется?

И куда только подевалось все предыдущее «она ужасная пони»? Одно совместное чаепитие, и все обиды прощены! Пинки такая зайка… в смысле, правда зайка, а не как её сестра… но вот не уверен я, что остальные пони столь же сильны в части всепрощения.

— Ну почему же, — совсем уж нагло врать не хотелось. — Просто я ещё не успел её толком оценить. Только начали работать вместе, как Дискорд появился… в общем, как только — так сразу. Я тебе скажу и даже помогу всё сделать втайне от Трикси.

— Оки-доки! — удовлетворилась этим ответом Пинки и шутливо погрозила мне лапкой. — Смотри не затягивай с этим.

— Как можно! — сделал большие глаза я. — Кстати, а Лаймстоун к тебе заходила?

— А она тут? — удивилась Пинки.

— Доставила мне сегодня заказанные кристаллы и убежала, едва получила деньги. Я думал, она к тебе торопится.

— Нет, она не заходила… может, сейчас зашла? — вскинулась Пинки. — Я сбегаю, проверю! Пока, Арт!

— Удачи! — крикнул я вслед убегающей поньке.

Так. Еще немножко времени я себе выиграл, но больше его терять нельзя. Брага готова, осталось только её перегнать… а порталы когда? Блин. Почему в сутках так мало часов?

— Беата-а-а… — трогательно-просительным голосом позвал я, когда вернулся в дом. — Ты ещё можешь колдовать?

— Могу, — кивнула она.

— Поможешь тогда? Мне надо одну штуку собрать…

— Помогу, — вздохнула Трикси и отставила от себя блюдечко с крекерами.

Мы пошли в мастерскую. Все необходимые детальки для качественного самогонного аппарата я уже давно приобрел, и всё что оставалось — это собрать их воедино, для чего мне и нужен был единорог, в качестве универсального инструмента. Я взял обе коробки с деталями, и мы направились в дальнюю пристройку.

Когда я планировал дом, я собирался со временем поставить два больших ветряка, но покуда этот проект не реализован, кирпичные «трансформаторные будки» стояли пустыми. Отличное место, чтобы поставить дистиллятор — четыре технических форточки и дыра в крыше (под будущую мачту) обеспечат должное проветривание, а то процесс довольно-таки пахучий. Стол и несколько стеклянных посудин под готовый продукт я принес сюда заранее.

— Ну-с, начнем! — потер руки я.

Как представитель «новой школы» самогоноварения, большую часть деталей я заказал стеклодувам и даже доплатил за небольшое колдунство, которое (в теории) позволяет стеклу не уступать в прочности стали. Я разложил содержимое коробок по столу. Перегонный куб, шариковый холодильник, холодильник Димрота в качестве дефлегматора (чтобы Гласс Бловер его для меня сделала, мне пришлось ей нарисовать подробный чертеж), стеклянные трубки для соединения, термометры (к счастью, шкала была аналогична шкале Цельсия, с взятыми за основу точками кипения и замерзания воды), кристаллы нагрева — в общем, всё что нужно практикующему алхимику.

С помощью Трикси я собрал всю систему за пятнадцать минут. Ну что ж… можно приступать, пожалуй.

— Всё? — удивилась единорожка.

— Ага, дальше я сам, спасибо, — улыбнулся я ей.

— Ладно… — она задумчиво посмотрела на итоговый аппарат, но, к моему удивлению, вопрос задала не о нём: — Зачем приходила Пинки?

— Ей не терпится устроить приветственную вечеринку. Я ей сказал, что ты пока на испытательном сроке, так что это удовольствие мы на некоторое время отсрочили.

— А я на испытательном сроке? — напряглась единорожка.

— Нет. Но ей об этом знать не обязательно.

— Хорошо, — повеселела Трикси. — Так что это за прибор мы собрали?

— Дистиллятор. Я хотел им заняться еще в тот день, когда Дискорда распаковали, но руки только сейчас дошли.

— А-а! — кивнула она. — Ты сейчас будешь делать этот, как его… самогон?

— Ага. Прямо сейчас и начну.

— Можно посмотреть?

— Да не вопрос, — пожал плечами я. — Подожди тут, я пока принесу брагу.

Объяснить технологию единорожке я успел, пока брага грелась на кристалле, но едва полился первач, понька закашлялась и свалила в дом. Все-таки обоняние у них и правда гораздо тоньше, чем у людей. Я же, слив «головы» и разогрев брагу до температуры основного процесса, взял из дома книжку по биологии пони и вернулся следить за ходом дела. Аппарат-то новый, надо убедиться что все работает как надо. Эх… все-таки сделать так же круто, как и раньше не получится. Это дома я бы микроконтроллеру перепоручил всё действо, а тут увы… электронику ещё только предстоит создать.

Я открыл книгу и углубился в чтение, время от времени поглядывая на термометр перегонного куба. Общие разделы о строении тканей я пропустил, решив что вряд ли там будет что-то интересное, раздел об органах практически пролистал (никаких значимых отличий от земных млекопитающих не нашел), костное строение тоже особо меня не заинтересовало… так что я вернулся к той части, где остановился в прошлый раз, когда работал с Селестией. Любопытно же, что еще этакого даёт поняхам их магическая структура. Через пять страничек я нашел ответ на давно интересовавший меня вопрос о том, почему у пони вес зависит от того, в сознании ли они. Оказалось, что магическая система пони, пересекаясь с мышечной придает ей некоторые антигравитационные свойства. Покуда мышцы в тонусе, вес пони уменьшается… ага, предполагается что за счёт этого пони могли спасаться бегством от быстрых хищников. Хм, ну допустим. Если бы я, сохранив мышечную массу, весил в пять раз меньше, я бы тоже бегал, как гепард. Величина «корректировки» отличается в зависимости от расы пони. Наименьшей способностью сопротивляться гравитации обладают единороги, а наибольшей (что логично) пегасы. Контролировать этот процесс напрямую нельзя, но можно косвенно, тренируя мышцы. В состоянии полного расслабления, как например, во сне, антиграв вырубается, и пони весят столько, сколько от них ожидаешь. О, хм… у этой способности есть побочный эффект, позволяющий пони смещать центр тяжести тела по желанию. Круто! И заодно объясняет, как это они столь легко принимают позы, лошадям, вообще-то, не положенные. Хотя у них, наверное, и скелет другой, но поскольку сравнивать не с чем, то и хрен бы с ним. Еще дальше в книге было что-то вроде «энергетического рентгена» каждой из рас пони. Основные силовые линии очень схожие, видимо, достались от общего предка. У земнопони все выстроено очень гармонично, небольшие усиления есть в хуфах, груди и голове. У пегасов магическое строение тела проще, зато крылья — практически фрактальное дерево. У единорогов «рентген» такой же как и пегасов, но вся дополнительная сложность ушла в рог, и «вид сбоку» выглядит просто как чёрная чёрточка, а вот следующая картинка, где его структура показана отдельно… завораживающе красиво. Я посмотрел на термометр, затем глянул в емкость с готовым продуктом… хм, еще часа два-три она моего внимания не потребует точно. Удовлетворившись этим выводом, я захлопнул книгу, отчего что-то рядом со мной громко ойкнуло. С недостойным мужчины испуганным вскриком я вскочил на ноги.

— Винил, твою мать! — выругался я, узнав единорожку.

— Напугала? — довольно ухмыльнулась она. — Значит, квиты!

Едрить её налево! На секунду, блин, взгляд отвел — и она уже тут, практически голову мне на колени положила! У-ух, как же хочется ей треснуть прямо по самодовольной харе! Квиты, блин!

— Чего тебе? — недружелюбно поинтересовался я.

— Просто заинтересовалась, куда ты пропал, — пожала плечами она. — Какой странный запах… что это ты тут делаешь?

— Бухло варю, человеческой крепости, — я поднял с пола книгу, и тут мне в голову пришла замечательная идея для мести. — Попробовать хочешь?

— Ха, наливай! После минотаврьей ракии ты меня ничем не удивишь.

— Ну смотри… — усмехнулся я.

Ареометра у меня, ясен фиг, не было, так что годность напитка я оценил на вкус. Бр-р-р… ну, неплохо, для первой-то перегонки. Яблочками отдает. Но чересчур крепкий, не для понях. Не меньше шестидесяти градусов.

— Разбавить бы, — задумчиво произнес я.

— О, у меня как раз есть чем! — обрадовалась она и вытащила из сумки полупустую бутылку с водой.

— Сойдет, — я взял воду и перелил ее в кружку. Попробовал. Можно было бы и еще, но да ладно, все равно она и этого не выпьет. — Держи.

Единорожка довольно улыбнулась, подхватила кружку телекинезом и сделала один решительный глоток, выпучила глаза, и я уже дернулся было уклоняться, но Винил все-таки смогла не только удержать напиток во рту, но даже его проглотить.

— Кха-кха… ладно, удивил, — произнесла она. — И вы это пьете?

— Мы, порой, и не такое пьем, — хихикнул я, вспомнив историю абсента. — Куда? Это тебе не сидр!

— Да ладно, я чего-то такого не пробовала уже лет пять, с тех пор как ездила к минотаврам… — единорожка опять приложилась к кружке и помотала головой. — Ух-х-х!

— Хватит, — я отобрал кружку у единорожки и прикинул сколько она успела выдуть. — Иди закуси яблочком и можешь начинать молиться.

— О чём? — удивилась она.

— О том, чтобы похмелье было легким.

Самогон вроде не мутнеет, да и собрано все по правилам, так что сивухи должно быть минимум, но все равно, первая перегонка, да и неизвестно как поньки среагируют на крепкий алкоголь… Луна с меньшего (в процентах) количества захмелела достаточно, чтобы мы лишь чудом не оказались в одной кровати. А Луна крупнее и, к тому же, аликорн.

— Да-а-а… — задумчиво протянула Винил. — Действует быстрее, чем та ракия… а что это ты читаешь?

— Биологию поней, — я потянулся к книге, но Винил успела первой и притянула ее к себе телекинезом.

— Ого-го! — восхитилась она. — И как, интересно?

— Очень. Все-таки пони сильно отличаются от людей.

— Это трудно не заметить, — хитро посмотрела она на меня и перелистнула страничку. — И давно мы тебя интересуем?

— Да с самого первого дня.

— Вау, — она удивленно покачала головой. — Для жеребца ты просто потрясающе прямолинеен! Мне это нравится… — она снова ехидно улыбнулась. — Ну и, как думаешь, возможно?

— Что возможно? — не понял я.

— Что-что… — фыркнула она. — Секс, конечно!

— Э? При чем тут это? — удивился я и тут же понял. Выхватил книгу из телекинетического поля единорожки и развернул к себе. Ну точно. — Винил. Она просто открылась на этом разделе, когда упала на пол. Я читал про вашу магическую систему, а не половую.

— Ага-ага, — ехидно улыбнулась она. — Оправдывайся теперь.

— К половой я как раз собирался перейти. Из чисто научного интереса.

— Могу быть наглядным пособием… — мурлыкнула единорожка, подходя ближе. — С возможностью потрогать и даже приобщиться…

От её голоса у меня прям мурашки по спине пробежали. Как же хорошо что Церкин подарочек привязывается к человеческой физиологии, а не действует постоянно во всю свою таранную мощь. Впрочем в этом ещё надо убедиться.

— Хорошо, — кивнул я. — Загляни ко мне сегодня ночью.

Глаза единорожки удивленно распахнулись.

— Я ведь зайду, — предупредила она.

— Вот и замечательно. Мне как раз понадобится наглядное пособие.

— Тогда жди, — ухмыльнулась она, а потом, словно только сейчас вспомнила, произнесла: — Арт, а как насчёт ужина?

— Это ты приглашаешь или намекаешь на то что его неплохо было бы приготовить? — уточнил я.

— Я не намекаю, я прямо говорю! — гордо произнесла она, и посмотрела на меня фирменным котеночьим взглядом. — Позязя?

— Дружба будет гораздо прочнее, если хотя бы у одного из друзей водится чего-нибудь пожрать, — саркастически прокомментировал я.

— Точно! — энергично закивала Винил. — Особенно когда один из друзей так вкусно готовит!

— Ладно-ладно, не надо мне льстить.

— Я не льстяю! Ой, то есть… не льстю? Льстью-ю… — она хихикнула. — Ну ты понял.

Я подозрительно посмотрел на единорожку. Мне кажется, или кто-то стремительно захмелел? Боюсь даже представить себе, что было когда она у минотавров угощалась. Хм… а не оттуда ли ее подозрительное влечение к двуногим?

Когда мы вернулись в дом, я застал на кухне Октавию. Она с отсутствующим выражением осматривала содержимое холодильника.

— Окти-и-и! — радостно взвизгнула Винил и спикировала на подругу, как ястреб на добычу.

— Винил? Эй! — обе поньки повалились на пол, до кучи задев холодильник. От удара с верхней полки сорвалась емкость с йогуртом и облила подруг своим содержимым. — Какого сена?!!

— Окти-и-и-и… ты такая хорошая… — полностью проигнорировав как возмущение земнопони, так и стекающий по спине йогурт, единорожка начала тереться носом о мордочку подруги.

— Винил! Да что с тобой такое?! — Октавия покраснела и попыталась стряхнуть с себя любвеобильную диджейшу. Хрена с два, единорожка стряхиваться не пожелала даже, когда земнопони поднялась на ноги.

— Точно-точно. Можете продолжить в душе, — хихикнул я, наблюдая за этой сценой. — И постарайтесь не закапать ковер йогуртом, пока будете идти.

— Ты знаешь, что с ней? — подозрительно уставилась на меня Октавия.

— Ага. На голодный желудок после пробежки тяпнула самогону. Крепче вашего сидра раз в десять как минимум.

— А-а-а! Классны-а-я штука! — восхитилась Винил со спины земнопони. — Окти-и-и… тебе тоже стоит попробовать!

— Ну уж нет! — ужаснулась она, и возмущенно поинтересовалась: — То есть ты её споил?

— Нет, я лишь попробовать предложил. Даже не думал, что она больше одного глотка сделает, — пожал плечами я. — Но выпила она не так уж и много… может, притворяется?

— Может быть… — вздохнула Октавия. — Только разве ж её на этом поймаешь? Мы в душ.

— Удачи вам там, — ехидно хихикнул я на прощанье.

Все-таки один положительный момент от их присутствия в моем доме есть. Жить стало веселее… а, не, ещё Окти бегает в Сладкий Уголок. Целых два положительных момента!

Вытерев йогурт с пола, я взялся за готовку. Надо полагать, что в этот раз Октавия собиралась приготовить что-нибудь сама, но не нашла подходящих ингредиентов. Хм, а ей ведь пришлось бы на задних лапках стоять, чтобы работать по кухне… было бы интересно на это посмотреть. Тьфу, опять я об этом думаю. Лучше делом займусь. Я достал из-под раковины сумку с картошой. Пожалуй, сегодня на ужин будут драники.

Буквально через десять минут ко мне присоединилась красная, как рак, Трикси. Она молча зашла на кухню, подхватила телекинезом нож и тоже стала чистить картошку. Подозрительно…

— Что это за внезапно проснувшаяся страсть к труду? — весело поинтересовался я.

— Они… там… — васильковая единорожка покраснела пуще прежнего. — Я лучше тут помогу, ладно?

— Когда это я от помощи отказывался? — улыбнулся я.

Особенно в чистке картошки. Избалованное дитя человеческой цивилизации, я уже привык к наличию специальных ножей для этого овоща. Хм, интересно, а как с этим делом земнопоньки справляются? Или вообще не чистят, а так едят, вместе с кожурой? Хотя нет, я опять забываю что у них есть «магические пальчики».

— Арт, — окликнула меня Трикси спустя некоторое время.

— М-м?

— Я по поводу твоей идеи с порталами. Ты правда думаешь, что у нас получится?

— Уверен, — кивнул я. — Раз я собрал на кристаллах катушку Тесла, значит они точно годятся и под вычисления. В сущности, я хочу просто выяснить предел их возможностей, прежде чем собирать готовое устройство.

— А кто будет читать заклинание? — поинтересовалась Трикси.

— Какое? Для зачарования кристаллов? Ты, конечно же.

— Нет, для открытия портала. Вычисления это ведь только первый этап.

— Скорее второй, первый это сбор данных из потока… — задумчиво произнес я. — Ну, я полагал что портал тоже будет открываться с помощью кристалла. Я встречал у Хорнвайза упоминание о том, что в них можно вкладывать заклинания.

— Это очень сложно, — покачала головой единорожка. — Заклинающие кристаллы надо выращивать, то есть, сделать это могут только земнопони.

— Ну я это тоже умею. В чем проблема-то?

— В том, что магия кристаллов отличается… — Трикси задумалась. — Ты ведь знаешь, что для нас магия это что-то вроде музыки?

— Да.

— У нас есть врожденный инструмент, на котором мы можем сыграть заклинание. Земнопони же могут только создать музыкальную шкатулку, которая попытается имитировать звучание, но при этом сами они его услышать не могут и действуют вслепую. С очень простыми заклинаниями это иногда срабатывает, но кристаллографам гораздо проще сделать то же собственными методами, вместо того чтобы подражать единорогам.

— То есть, открыть портал — это симфония, а кристаллы способны лишь на несколько аккордов… — резюмировал я. — Жаль. Я потом всё равно поковыряюсь сам, но, видимо, в план придётся внести некоторую коррективу на этот случай. Но ведь даже если портал будут открывать единороги, возможность рассчитать его почти мгновенно всё равно будет прорывом.

— Да, но… — она прижала ушки к голове. — Я не смогу!

— Чего не сможешь? — слегка удивился я.

— Открыть портал! Я даже лечебные заклинания довести до конца не могу, а это высшая магия… я точно не смогу, — она зажмурилась и выдавила. — Тебе… наверное… стоит найти кого-то другого.

Мда. Точка зрения вполне имеет право на существование. Впрочем, я же все равно собирался ее тренировать?

— Первичная задача в любом случае состоит в зачаровании кристаллов, а с этим ты справляешься замечательно. Что же касается заклинания портала… я так понимаю, что ты просто не можешь сосредоточиться, и из-за этого вылетаешь из исоники?

— Угу… — воспрявшая от похвалы единорожка снова поникла.

— Я потом тебя потренирую фокусировать внимание, если хочешь.

— Но ведь ты не единорог, — удивилась она.

— И даже не пони, — согласился я. — Но для этой дисциплины это не важно. И уж что-что, а концентрироваться я умею. Так что?

— Думаешь, у меня получится? — неуверенно произнесла Трикси.

— Ну, после зачарования кристаллов ты не выглядишь такой вымотанной, как Твайлайт, так что, полагаю, запаса магии у тебя хватает, а вся проблема только в голове, — я бы постучал ее по лбу пальцем, но руки грязные. — Так что с завтрашнего дня начнем. Если ты согласна, конечно.

— Согласна! — кивнула она с довольно улыбкой.

— С чем согласна? — на кухню ввалилась довольная Винил. — Спроси меня тоже!

— Тебе без надобности, — хмыкнул я. — Куда это ты Октавию дела, пони-наездница?

— Окти сушится. У тебя такие маленькие полотеф… полотешки… полотенчики, во! Завел бы хотя бы несколько больших, для гостей!

— Да уж, мой косяк, — фыркнул я. — Обязательно. Вот щас картошку дочищу и сгоняю.

— Я ж не заставляю, только реи… рьек… советую.

— Принеси пользу обществу, сходи и купи сама.

— Отличная идея! — одобрила Винил. — Так и сделаю.

Нет, похоже не притворяется. Сто с чем-то грамм самогона натощак — и её уже вот так плющит?

— А-а-арт… — она начала ласкаться к моему плечу, словно кошка, отчего я чуть не порезался ножом. — А ты мне массажик сделаешь?

— Нет. Станешь некрасивая.

— Почему? — доверчиво попалась на старую удочку единорожка.

— Морда треснет, — любезно разъяснил я. — А теперь брысь отсюда, не мешай производственному процессу.

— У-у-у… — Винил показала мне язык и собралась уходить, но внезапно передумала. — А сейчас я красивая?

— Сгинь с кухни, если хочешь жрать! — рявкнул я с интонациями бывалого пирата.

— Ава-ва-ва! — сделав испуганную физиономию, диджейша убежала в гостиную, с великолепным заносом в дверях.

Я недовольно цыкнул, поглядев на оставленное ее гривой мокрое пятно на моей футболке. Рядом хихикнула Трикси.

— М-м? — повернул я голову в ее сторону.

— Ничего, — покачала головой она. — Кстати, ты же обещал рассказать почему это ты «королевский массажист»?

— А, это… — я поморщился. — Одна из многих позорных страниц недолгой истории моего пребывания в Эквестрии. В общем, помнишь как мы с тобой в Кантерлоте расстались? Я тогда пошел прямиком во дворец, и…




Накормив всех своих четвероногих иждивенок, я помылся, не без помощи Трикси намазался мазью и упал в гостиной продолжать читать книгу.

Закончив с магической системой пони, я перешел к следующей главе, о половой. Тут ничего особенно интересного не было, за исключением того, что пони имеют эстральный цикл, как и большинство земных млекопитающих. Вот уж не ожидал — сексуальное поведение у них (хотя, что я тут знаю?) больше похоже на человеческое, которое в немалой степени состоит из постоянного влечения… блин, я не слишком хорошо знаю биологию, но вроде как тут должно быть что-то одно, «или крестик сними, или трусы одень», потому что… не, не помню. Ладно, хрен с ним, пойдем дальше. Органы дыхания… о, есть сравнение с нюхом собак, и пони уверенно считают что в способности чувствовать запахи они им уступают. Впрочем, то что обоняние пони сильнее человеческого я уже и так убедился. Скучно… я глянул в содержание. Эндокринная, кровеносная, пищеварительная… о, последнее можно глянуть. Что-то я припоминаю насчет того, что длина кишечника определяет к какому типу можно отнести вид, травоядному, всеядному или хищному, но конкретных цифр тоже не помню, да и убедился я уже, что пони ово-лакто-вегетарианцы. Хватит мне этого чтива, пожалуй. Учебник для медшколы почитать хоть и полезно, но тоскливо. Чем бы заняться теперь? Я глянул на дрыхнущую на диване Винил. Глянул за окно… закат отгорел сравнительно давно, так что Октавия уже точно спит, а Трикси… ну, возможно. Можно пойти проверить свою теорию.

«Проверка теории» заключалась в просмотре заныканных на планшете материалов порнографического содержания. После заклинания Церки я начал рассматривать пони в качестве объекта сексуального интереса, но так и не удосужился проверить, перестали ли от этого меня привлекать человеческие девушки. Согласно прошлой теории, информация в моей голове не подлежит перезаписыванию магическими способами, так что влечение к особям своего вида (начитался учебника, уже и думаю, словно на симпозиуме выступаю) должно остаться. Однако, в дополнение к обычному влечению, которое можно сравнительно легко игнорировать, Церка подкинула мне еще и приступы гиперсексуальности, которые я и в подростковом возрасте не испытывал. Вопрос тут в следующем — распространяется ли этот эффект на девушек тоже, или только на кобыл? Потому что если распространяется, то у меня будет рабочая модель этого заклинания и, до кучи, возможность его обойти. Но сначала надо убедиться…

Закрыв дверь в спальню, я устроился на кровати и включил планшет. Начнем с картинок… пум-пурум-пум-пум… ага. Поехали. Одна… вторая… третья… бинго! Девушки вызывают не только то же влечение, что и кобылы, но еще и ту же самую неестественную реакцию, вроде охоты… охоты! Точно! Сексуальность людей устроена иначе, чем у пони, и вероятно что одним из компонентов заклинания Церки было что-то, что и должно было вызывать некий аналог течки! Теперь всё становится понятно.

Я откинул планшет на край кровати и принялся лихорадочно размышлять. Итак, заклинание дописало мне в голову такое же отношение к кобылкам, как и к человеческим девушкам. Тут, скорее всего, использовалась магия аналогичная той, которой меня учили языкам. Ограничений на перенос типа данных нет, я уже убедился в этом во время экспериментов с Селестией. Церка говорила, что ходила за мной весь день, возможно она тогда заметила что меня на понях не тянет, и решила это изменить… зачем-то. Зачем? Вряд ли чтобы просто оказаться в моей постельке. Да и они умеют превращаться, почему бы просто не… а, ну да, глупый вопрос. К человеческой девушке в Эквестрии я бы отнесся не просто подозрительно, а гиперподозрительно. Скорее всего я бы понял что это чейнджлинг еще на пороге. Так, ладно, про мотивацию Церки надо спрашивать у нее самой, а я пока размышляю над другим. Вторая часть ее заклинания — магический афродизиак, но рассчитанный на пони, с их эстральными циклами. Просто вызывает охоту, а думать связно в таком состоянии практически чудо, проверено на себе. Хотя странно, на меня оно не должно было подействовать как минимум по двум причинам — не тот пол и не тот вид, но похоже что заклинания способны адаптироваться под такие условия… что за хрень эта их магия, чёрт её дери?! Ладно, этот момент тоже пропустим за недостатком информации.

Адаптировавшееся заклинание представляет собой обычный «фильтр восприятия», который акцентирует мое внимание на тех вещах, о которых я ранее не задумывался, например о том, как привлекательно может выглядеть Октавия, готовящая на моей кухне стоя на задних лапках. Этот фильтр явно привязан к зрительному каналу восприятия, поэтому пока я на них не смотрю, он и не срабатывает. Зато при наличии даже легкого спермотоксикоза влияние фильтра возрастает настолько, что все остальное вообще в принципе выпадает из фокуса, по крайней мере если не найти достаточное отвлечение. Вроде холодного бассейна, злобно пыхтящей аликорны или смачного укуса в плечо. Ха! Лечение простое, как два пальца об асфальт — не позволять себе спермотоксикозить и не смотреть слишком уж долго на симпатичных поняшек. Либо… хм… самогипноз. Не занимался им со времен института, но это как езда на велосипеде, один раз научился и умеешь всю жизнь. И старые формулы действенности не потеряли. Правда, вырубать влечение с корнем как-то не хочется… хм?

— А вот и я, — прошептала Винил, заметив что я на неё смотрю. — Заждался?

— Да-да, заходи, — ухмыльнулся я. — Ну что, пособие, начнем занятие?

— Нетерпеливый, как и любой жеребец, — хихикнула Винил.

— Обижаешь. Первым делом у нас идет массаж.

— Серьезно? Ва-а-а! — она с небольшого разгона плюхнулась ко мне на кровать. — Давай!

Я поднялся на ноги и жестом предложил единорожке занять нагретое местечко, что она и сделала. Я положил ладони ей на шею и закрыл глаза. Начнем-с.

Стандартные десять минут массажа и легкая боль в пальцах — и все! Никакого подросткового безумия и прочего роговозлизания. Правда, посторонний слушатель вполне мог бы решить, что тут была самая натуральная оргия. Винил, в отличии от Селестии, совершенно не сдерживалась.

— Что-то все-таки у тебя необычное с руками… — заметила единорожка, когда я прекратил массаж и просто стал ее гладить. — Мр-р-р… как после хорошего дня в спа, но гораздо быстрее.

— Ну-ка, ну-ка, с этого момента поподробнее. Я думал, что я просто хороший массажист, а у меня, оказывается, еще и какой-то дополнительный эффект есть?

— Ну, массажист ты неплохой, хотя техника у минотавров гораздо лучше, — прямолинейно сообщила мне Винил. — Ты по наитию действуешь, это заметно. Получается хорошо, и руки у тебя мягкие, но самое приятное все-таки не это, а расслабляющее ощущение от твоих прикосновений.

— Интересно… — задумчиво протянул я. Церка, вроде бы, тоже упоминала что-то вроде. Кажется мне, что причины те же, по которым я древолков вырубаю.

— Мр-р-р… если бы ты еще и у минотавров поучился, цены бы тебе не было…

— Мне и так нет, — я зевнул. — Ладно, Винил, хорошего понемножку. Я спать, чего и тебе советую.

Единорожка перевернулась, выскользнув из под ладоней.

— То есть как это спать?! — возмутилась она.

— Очень просто. Ложишься в удобную позу и вырубаешься до тех пор, пока не отдохнешь.

— Ты меня звал только чтобы сделать массаж? — возмутилась Винил. — Нет, спасибо, конечно…

— Хе-хе-хе, а ты на что рассчитывала? — ехидно поинтересовался, открыв глаза.

— На страстную межвидовую любовь!

— Кха-кхм, — я аж поперхнулся. Забыл, что подобными намеками можно смутить Флатти или Трикси, но уж никак не диджейшу. — Я, помнится, говорил что мне нужно исключительно наглядное пособие.

— Арт, только не говори, что ты струсил, — разочарованно протянула Винил.

— Не струсил, просто изначально не собирался ничем этаким заниматься… — я лег на кровать рядом с ней. — Винил, а можно один нескромный вопрос?

— Чего тебе, кайфоломщик? — недовольно поинтересовалась единорожка.

— Чем я тебе так приглянулся? Категорически не понимаю.

— С другими видами проще. Не нужно ухаживать за капризными жеребцами, делиться с другими кобылками, да и просто, — она поиграла бровями и хитро улыбнулась. — Новые ощущения. И раз уж мы тут откровенничаем, то ты мне тоже скажи, чего это ты на попятный пошел? Я тебе не нравлюсь?

Кхм… ух, ответить «да, не нравишься», и она обидится. Сказать «нет, нравишься», и она потребует снимать трусы, с Винил станется. Чёрт, идея позвать её сюда просто шутки ради обернулась против меня. А я ведь давно решил не шутить действием и не играть людьми! Все-таки подсознательно я не воспринимаю пони равными, с этим надо что-то делать.

— Как друг нравишься… — начал было я, но единорожка меня тут же прервала.

— О-о-о, бла-бла-бла, — фыркнула она. — Нет, спасибо, наслушалась. Сено, я-то думала что ты нормальный парень, а ты такой же как эквестрийские жеребцы. Трус.

Она спрыгнула с кровати и пошла в сторону двери.

— Спокойной ночи, Арт, — прохладно попрощалась она со мной. — А, да, спасибо за массаж.

И дверь за единорожкой аккуратно закрылась.

Её слова оставили весьма неприятное послевкусие… что ж, заслуженная отповедь. Не надо начинать делать то, что не собираешься доводить до конца. Я вздохнул, поднялся с кровати и начал раздеваться. Трус, значит… да, пожалуй. И кому тут нужно оправдание после этого? А с другой стороны, какие были варианты? «Страстная межвидовая любовь»? Нет, спасибо. Одно дело знать, что тебе нравятся женщины другого вида (учитывая, как со мной это случилось ближайшим сравнением будет выбитый глаз. Ну да, было два, стал один, но жизнь продолжается), а другое дело просто взять и затащить их к себе в койку, в здравом уме и твердой памяти. Или нет? Или это тоже этакая отмазка перед самим собой? Стоп. Начнем вообще с другого конца. Я не хочу никаких близких отношений. Из-за того, что здесь нет метро и высоток, я уже начал забывать об этом решении… я уже один раз самоубился, и нет сомнений в том, что сделаю это ещё раз, был бы способ достаточно экзотичный. Винил же… ну, подпорченные отношения с ней будут напоминать о том, что надо думать, прежде чем делать. На этом, пожалуй, все. Артур out… блин, забыл про самогон!!!




Проснулся я где-то в районе обеда. В гостиной царило обычное (и давно я считаю его обычным?) дневное оживление. Винил, Лира и Октавия слушали музыку и спорили насчет ритма, Трикси читала что-то из моей маленькой магической библиотеки… идиллия.

— Доброе утро… — пробормотал я.

— Привет-привет! — помахала лапкой Винил. — Арт, ты как раз вовремя! Мы уже проголодались!

Я слегка удивленно поднял бровь. И тут же её опустил. Если она ведет себя как обычно, то мне же лучше.

— Сегодня… — я зевнул. — без меня. У меня есть дела к Твайлайт, так что я прям щас умываюсь и ухожу.

— Ты бросишь нас на произвол судьбы?! — патетично вознесла лапки к небу диджейша.

— Угу, — я открыл дверь в ванную. — Без жалости и зазрений совести. Можете в ресторан сходить, я угощаю.

— Йей! — радостно возопила Винил, и, к моему удивлению, Лира.

— Окти, — серьезно посмотрел я на земнопоньку. — Ты моя единственная надежда. Проследи, чтобы эти две энтузиастки не пустили меня по миру.

— Пожалуй, откажусь, — ехидно улыбнулась она. — Ты сам предложил.

— Преступный сговор, — вздохнул я. — Если хотите, можете меня подождать, вместе пойдем.

— Конечно, подождем, — заверила меня Лира.

Умывшись, протерев лысину тряпочкой и полюбовавшись в зеркале на свои демонические глаза (кажется, белок потихоньку светлеет), я быстренько восстановил слой мази на своей многострадальной тушке, переоделся в чистое и вышел обратно в гостиную. Троица музыкантш оживленно обсуждала ресторан, в который они пойдут, а вот Трикси индифферентно продолжала читать книгу. Мгм… её явно не звали. Если вспомнить, то она с остальными переводчицами и не взаимодействовала почти. Оставить её здесь, или позвать с собой? Одна из вещей, которые я собираюсь обсуждать с Твайлайт касается неё… м-м-м… ладно, хрен с ним, что-нибудь придумаю на месте, а то сейчас на нее просто больно смотреть.

— Беата, — позвал я. — Собирайся, ты со мной.

— М-м? — она удивленно посмотрела на меня. — Хорошо, сейчас.

Я сходил в спальню за планшетом, в гостиной переложил в сумку книгу о понячьей биологии и ещё пару из прочитанных по теории магии, возвращаться к которым я не собирался. Сходил в кабинет, взял из сейфа один из кошельков и тоже закинул его в сумку. Всё, готов к выходу.

— Эй, Арт, а зачем тебе к Твайлайт? — поинтересовалась Лира, когда мы вышли под палящее эквестрийское солнышко. Я, как обычно, шёл под зонтом, но от горячего воздуха это не спасало.

— Я её ещё пару дней назад просил зайти, но либо у нее нет на это времени, либо она чем-то занялась и забыла об этом, — пожал плечами я. — Мне нужна консультация аж по пяти разным вопросам, и раз уж мы с Беатой закончили с нашей частью переводов, самое время заняться следующим делом.

— Это, случаем, не мой инструмент?

— Нет, извини, — я виновато улыбнулся. — Я постараюсь сделать его как можно быстрее. Но уж точно не на этой неделе.

— Я не тороплю! Просто интересно.

— Я помню про него, — кивнул я.

Когда мы вошли в Понивилль, троица музыкантш практически сразу распрощалась с нами и свернула куда-то в сторону бутика Рэрити. Мы же направились в библиотеку, под косыми взглядами мимопроходящих горожан. Словно откатился на месяц назад, когда пони меня еще боялись и обходили по дуге. Все-таки Трикси тут не особо любят.

Сама единорожка при этом шла с гордо поднятой головой и делала вид, что мнение жалких крестьян её великомогучести не касается. Прям королева, ведомая на казнь. Мда-а-а… всё будет сложнее, чем я ожидал. Ну, хоть камнями не кидаются.

В библиотеке нас встретила тишина и прохлада. Последнее меня заинтересовало — у меня дома хоть и не слишком жарко, но аналогичный кондиционер совсем не помешал бы, особенно на кухне.

— Спайк! Твайлайт! — крикнул я. — Есть тут кто-нибудь?

— Привет, Арт. Привет, Трикси, — Твайлайт появилась посреди гостиной в телепортационной вспышке. — Я сейчас закончу и вернусь, подождите немножко.

— Хорошо, посидим пока в гостиной, — кивнул я.

Она кивнула и снова телепортировалась. Мы с Трикси прошли внутрь, и я указал ей на диванчик.

— Пить хочешь? — поинтересовался я.

— Можно, — она оглядела библиотеку. — Ты с собой и воду взял?

— Нет, зачем… — я пошел на кухню, и вернулся с двумя стаканами и пояснил: — Я тут жил до того как обзавелся собственным домом. Честно говоря, я тогда удивился понячьей гостеприимности.

— В твоем мире не так? — она вдруг пряднула ушками. — Точно! Помнишь, ты говорил, что у вас Дискорда бы отправили в космос? А что бы сделали со мной?

— Хм-мм… — я задумался на мгновение. — Некая мстительная особа пришла в маленький городок и силой захватила там власть, используя мощное оружие… думаю, послали бы группу захвата, которая бы пристрелила тебя, не вступая в прямую конфронтацию. Скажем, издалека и во сне.

— Это же ужасно! — воскликнула Трикси.

— Зато быстро и эффективно, — пожал плечами я.

— Люди не ценят жизни других людей?

Я вздохнул.

— Ну, в общем и целом, нет, не ценят. Особенно преступников.

— Жуткий мир.

— Нормальный. Жуткий он был лет этак тысячу назад.

— Даже знать не хочу, — она поёжилась.

— И правильно, — кивнул я.

Ждать Твайлайт пришлось довольно-таки долго — я даже начал подумывать о том, чтобы и Трикси научить играть в морской бой, но, когда я уже полез в сумку за блокнотом, единорожка все-таки выбралась из подвала, и, судя по тому, что она воспользовалась лестницей, а не телепортацией, чем бы она там не занималась, это ее изрядно вымотало.

— Массаж? — привычно предложил я.

— Да, пожалуйста… — она забралась на мой диванчик и положила голову мне на колени. — Ты меня разбаловал, пока жил тут.

Я поймал ревнивый взгляд Трикси. Бли-и-ин… не подумал. Ну, теперь уже поздно на попятный идти.

— Так зачем ты пришел? — поинтересовалась Твайлайт, когда я начал разминать напряженную шею.

— Помнится, пару дней назад я тебя просил найти мне книги…

— Точно! — она дернулась, словно собралась немедленно их искать, но тут же расслабилась. — Арт, извини, я совершенно про это забыла!

— Я так и подумал, — усмехнулся я. — Но ничего страшного, я и сам был занят до сегодняшнего дня. Как там с приведением в порядок хозяйства Эпплов?

— Вчера закончили. Осталось только статую Дискорда вывезти.

— А что вы будете с ней делать? — заинтересовался я.

— Вернем принцессе, наверное, — Твайлайт слегка прижала ушки к голове. — Кажется, она расстроилась что так вышло.

— Не сомневаюсь. Слушай… а можно я заберу статую себе?

— Себе?! — поразилась Твайлайт. — Зачем?!!!

— Просто так. Поставлю за домом.

— Ты серьезно? — она даже попыталась извернуться, чтобы посмотреть мне в лицо.

— Без шуток.

— Я спрошу у принцессы, — Твайлайт покачала головой. — Но я тебя не понимаю.

— Считай это трофеем в духе «все что нас не убивает, делает нас сильнее». Впрочем, я не за этим.

— Да, книги по защитным артефактам и заклинаниям в кристаллах.

— Ага, но не только. У меня тут еще кое-какие вопросы появились. Первый связан с вашей системой мер. У вас есть какая-то универсальная система взаимосвязанных эталонных величин?

— То есть? — не поняла единорожка.

— Ну, расстояние вы меряете в скачках, температуру в долях кипения, время в солнечных сдвигах… у всего этого есть эталон? Скажем, «скачок» же будет разный у кобылки и жеребца. Да и у разных кобылок тоже.

— Но ведь примерно один и тот же… ну да, эталон есть. Ты же видел линейки.

— Так, хорошо, а в чем вы измеряете магию?

— Магию?! — удивилась единорожка. — Зачем её измерять?

— Для создания заклинаний? — предположил я.

— Единорогам это не нужно… — растерянно произнесла Твайлайт. — Сколько энергии будет затрачено зависит от мага, а не от заклинания…

— Даже так… — я недовольно цвыркнул. — Хорошо, а с остальными единицами?

Чем дольше Твайлайт рассказывала, тем больше я осознавал, насколько я влип. Все их техномагические достижения, вроде холодильников, бойлеров и кухонных комбайнов заставили меня предполагать, что развитие науки у них находится на том же уровне, что и на Земле, просто электричество заменено магией, а все остальное примерно так же. Я дико ошибся.

Стандартизацией и унификацией у понях и не пахло. Вещи, создаваемые ремесленниками, зачастую этими же ремесленниками и обслуживались, причём гарантия передавалась из поколения в поколение. Единой системы мер не было тем более — каждый вид придумал себе свою, причем основа была больше похожая на английскую, с единицами вроде «февры», длины третьего махового пера в грифоньем крыле, или единорожьего «крыловатта», который описывает способность отдельного пегаса формировать воздушный поток, но при этом является неким сферическим замером в вакууме, поскольку сами пегасы этой единицей не пользуются (как саркастически прокомментировала это Трикси). Пока Твай возмущенно глотала воздух, Беата еще и развернула мысль, сказав что единороги очень любят считать и систематизировать других, а самих себя полагают выше всяких измерений. Волшебницы тут же и погавкались на этой почве, но на ехидное предложение Трикси назвать хоть какую-нибудь единорожью величину касающуюся самих единорогов Твай ничего ответить не смогла, и недовольно засопела.

Мда-а-а… похоже, создавать систему измерений мне придется самому.