Осколки радуги

Тебе никогда не казалось, что история, которую я рассказала Метконосицам... не очень похожа на правду? Если так, то не зря. Жизнь на Каменной ферме не так проста, и на самом деле Эквестрия была основана далеко не так весело. Как? Вот об это я тебе и хочу рассказать! Наберись терпения, налей себе чаю — и слушай!

Пинки Пай Мод Пай

Холодный свет / Cold Light

Даже в самый чёрный час звёзды холодно смотрят на землю, высокие и недосягаемые, но свет их разгоняет тьму. Отвернись, зажмурься... они не исчезнут. Откройся — и, быть может, поверишь в тепло их объятий. Эта история не про звёзды. Эта история — про людей и пони, про то, зачем они нуждаются друг в друге, когда не видно рассвета.

ОС - пони Человеки

Шарлоточная Экзальтация

Рассказ ведётся от лица пони с незаурядным мышлением, и в нём категорически нет ничего, кроме притягательности Понивилля, добра, печенек и прочих няшностей. Одним словом, повседневность.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит

Прямиком в Террарию... вместе с пони

Брэндон, ученик старших классов, попадает в мир Террарии... вместе с поняшами. Смогут ли они объединиться и воспротивиться существу, что отправило их в этот мир?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Искры миров

Случайности вселенной никогда не возможно предугадать, много нитей переплетаются и рвутся в череде непредсказуемостей. Какой-то художник легкими мазками смешивает краски, творит ими пятна и линии, создает картину. Картину судьбы. Картину жизни. Но что стоит мазнуть фиолетовым по серому? Такое простое для художника движение. И такое тяжкое последствие для двух разных и в то же время одинаковых, текущих во мраке повседневности судеб...

Твайлайт Спаркл Человеки

Здесь меня ждут

После изнурительного дня ты возвращаешься домой, где тебя встречает маленькая пушистая подруга.

Трикси, Великая и Могучая Человеки

Обратный виток

Когда последствия вполне себе рядовых событий могут оказаться до абсурда неприятными...

Другие пони ОС - пони

My Little Дебил: Lopata Is Magic (148 проблем Биг Мака)

Внимание: Серьёзное отношение ко всему ниженаписанному наприемлимо! ЭТО ПРОСТО СТЁБ! НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ОТНОСИТЬСЯ К ЭТОМУ СЕРЬЁЗНО! Биг мак попадает в глупую ситуацию из которой ему надо найти выход, заручившись помощью единственного союзника – лопаты.

Биг Макинтош Другие пони

Дэшка

Каково это, жить обычной жизнью в реале, если бы рядом с вами воплотилась мечта? Половина рабочего дня вполне обыкновенного человека, который внезапно узнал, что он не одинок в этой вселенной. Написано ради фана прямо на работе в рабочее время, по мотивам общения с другом в QIPе. Посвящается самой крутой пони во вселенной. ДА, Дэши, специально для тебя КАПСОМ - САМОЙ КРУТОЙ! Я свое обещание выполнил, слезь с клавиатуры. ;)

Рэйнбоу Дэш Человеки

Tannis

Два корабля землян вынужденны срочно отступать, преследуемые вражеским флотом. Адмирал Таннис прикрывает отступление. Во время прохода через врата, на корабле случается сбой гипердвигателя, из-за чего его кидает в неизученную часть вселенной, прямо на орбиту обитаемой планеты. Впоследствии он падает на поверхность, и знакомится с местными обитателями, которыми оказываются раса пони.<br/>Новое видение прошлого Дискорда, правительственные заговоры грифонов, раскрытие прошлого Эквестрии и многих тайн, скрытых в глубине веков. Новые герои, которые присоединятся к главному герою в его приключениях.<br/><br/>Вселенная StarGate, My little pony, и необычный главный герой. Конец знаменуется крупномасштабной космической битвой, и началом новой истории Эквестрии.<br/>PS Не судите о главном герое с первых же глав, так как его более точное описание идет в главе «Предыстория».

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Октавия Человеки

Автор рисунка: Devinian
Глава 17 - Адиафорон Глава 19 - Эвлогон

Глава 18 - Дикэ

Тихая и спокойная глава, без излишних приставаний и дикого экшона. Затишье перед бурей :)

Доброе утро, что ли. Открыв глаза, я сделал небольшую поправку — сейчас глубокая ночь. Горло пересохло, кажется, до самого желудка… я приподнялся на кровати и огляделся. Кантерлотский госпиталь, минотаврье отделение. Хорошо. Пройдемся по стандартному чеклисту: память в порядке, сознание в порядке, ничего не болит, страшно хочется пить, еще страшнее хочется в туалет. Пойду-ка схожу… опа, это еще что за фигня?

Бинты… да я замотан в них как мумия! Так, с этим разберемся позже.

Справив нужду и подойдя к раковине, я глянул в зеркало и обмер. Бр-р-р, жутковато. Обширное субконъюнктивальное кровоизлияние, оно же «two demon eye», как говорил доктор Хаус. Видок, конечно, хоть сейчас на Хэллоуин, только меркурохром нужен, пятна крови нанести… где его теперь возьмешь.

Разматывать бинты идея так себе, хоть мне и ужасно любопытно что под ними. Но хотя бы со рта их надо снять, не буду же я пить прямо сквозь них? Что же со мной такое сотворил Дискорд, что меня так замотали?! Так, графин… стакан… о-о-о… божественно. Как говорил мой сосед по квартире, имя которого я так и не вспомнил, «изысканность удовольствия порождается воздержанием». Про что это он говорил тогда? Ах, да, конечно, о причине по которой он курил травку от силы раз в две недели.

Мда-а-а… с тех пор как я сюда попал прошло… сколько, пять недель? За это время я горел, меня швыряли в стену, пытались совратить магией, топили, превращали в статую, запугивали, кусали и напоследок — вот это, что бы там под бинтами ни было… ничего не забыл? Пора, черт побери, сменить стиль жизни! Подумать только, я же искренне надеялся, что как только появится свой дом на отшибе, так засяду туда и буду спокойно заниматься магией… ага, как же, хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах.

Планшета нет, плеера нет, одежды нет, в крови буквально кипит энергия, сидеть в палате откровенно скучно. Пойду прогуляюсь.

Я открыл дверь и вышел в пустой коридор, спустился на первый этаж и вышел в сад, не встретив ни одной живой души. Ну и хорошо, а то такое чудо, как я, ночью увидишь — заикой останешься. О, знакомая лавочка, тут Твай в первые прочитала мне лекцию про Эквестрию… вроде и недавно было, а как будто целая вечность прошла. Хм. Интересно, а что потом случилось с Дискордом? Вряд ли, после того как он меня отправил в больницу, ему позволили спокойно разгуливать по Эквестрии. Разве что он сбежал… сходить проверить, что ли? Почему нет, все равно делать нечего, а до дворца недалеко.

Когда я добрался до ворот, мордочки ночной стражи надо было видеть. Глаза — что плошки, в лапках короткие копья… шугнуть их, что ли? Не, лучше не надо. Наделают во мне новых дырок, а потом скажут, что так и было. И капитан за них только поручится. Может, даже наградит чем-нибудь втихушку.

— Свои, — сообщил я им хриплым, прокуренным басом уголовника. Йетить-колотить!

— П-п-профессор? — попятился назад стражник.

Я прочистил горло.

— Да, это я.

— Почему вы в таком виде? — стражники уже оправились от первоначального испуга и опустили копья.

— Из госпиталя сбежал, — пожал плечами я. — Так что, мне можно пройти?

— Лучше не надо, — честно ответил земнопони. — Не сочтите неуважением.

— Ладно, — кивнул я. В принципе, мне не так уж и надо во дворец… — Только один вопрос. Статую Дискорда назад не возвращали?

— Эм… нет, — стражник переглянулся со своим молчаливым коллегой, и тот покачал головой в знак отрицания. — Точно нет.

— Понятно, спасибо, — кивнул я. — Доброй ночи.

— И вам, — с облегчением ответил страж, когда я направился обратно.

Странно. Если Дискорда не запихали в камень даже после того что он со мной сделал, то я явно недооценил желание Твайлайт и компании выполнить приказ Селестии. Впрочем, чего гадать, скоро узнаю и так. Тем более что есть и более интересный повод строить теории — что именно он попытался сделать? Меня сразу же вырубило, значит, это как-то связано с направленной на разум магией. Хотел что-нибудь переписать и приложил слишком много усилий? В его духе, и объясняет кровоизлияния в глаза, но зачем тогда бинты? Тем более, что под воздействием магии на мне любые раны заживают с той же скоростью, с которой замерзает плевок в —40. Кроме того, предыдущий опыт «перезаписывающих» заклинаний был крайне болезненным, а в этот раз — ничего… прям армейская телепортация. Сел в поезд, открыл бутылку — и ты на месте. До сих пор не уверен, байки это или нет, но сравнение приятнее, чем воспоминания о собственной фиксационной амнезии. Ну что ж, полагаю, что у меня не осталось никаких вариантов, кроме как вернуться в собственную палату и ждать, пока кто-нибудь заглянет меня проверить. Можно пока кое над чем подумать…


— Доктор Кэйр, вы даже не представляете, как я рад вас видеть, — произнес я, едва маленькая единорожка переступила порог палаты. От неожиданности она слегка вздрогнула.

— Артур, вы уже проснулись! — она подошла ближе. — Как самочувствие?

— Умираю… — я дождался, пока ее глаза расширятся в испуге, и уточнил: — От любопытства. Что со мной случилось?

— Не шутите так! — строго потребовала она. — Вы не трогали бинты?

— Как видите, нет. Я решил что раз уж они на мне есть, то их следует оставить.

— Правильно, — одобрила она. — Давно вы проснулись?

— Среди ночи. Даже сходил на небольшую прогулку, до дворца и обратно.

— И только я хотела похвалить вас за благоразумие! — воскликнула она. — Как вам такое в голову пришло?!

— Ну, чувствовал я себя замечательно, лежать было невыносимо…

— Вы оправдываетесь, словно пегас из Вондеболтов, — вздохнула она.

— Не беспокойтесь, доктор, я в курсе когда со мной что-то не так, — заверил я ее. — Так вы знаете, что со мной случилось?

— Еще бы я не знала! — воскликнула она. — Я уже написала подробный план своей диссертации по вашему случаю!

Диссертации?!! У меня плохое предчувствие по этому поводу. А еще, мне до сих пор не приходила в голову одна простая мысль…

— Док, сколько я здесь?

— Сегодня шестой день.

Офигеть. Шесть дней без сознания.

— Так, и что со мной было? — прищурился я.

— Как нам объяснила Твайлайт Спаркл, вас атаковал Дискорд…

— Это я помню.

— Похоже, что он собирался превратить вас во что-то другое, но его заклинание было разрушено. Тем не менее, до того как это произошло, вы начали перевоплощаться.

— Во что? — по спине пробежал неприятный холодок.

— Вероятнее всего, во что-то вроде попугая. Когда вас доставили сюда, вы были покрыты красными перьями…

— …и они сейчас под бинтами? — тихо спросил я.

— Нет, — покачала головой единорожка. — Нам пришлось срезать их, вместе с кожей. Ваше тело проявило гиперэргичный неспецифический иммунный ответ…

К ее словам добавился сверхъестественный призвук, и у меня тут же заныли зубы.

— Доктор Кэйр, — взмолился я. — Пожалуйста, никакой медицинской терминологии.

— Ох, простите, — она задумалась. — Если говорить очень просто, то вся подвергшаяся магическому изменению кожа воспалилась и начала гнить. Что еще хуже, нам оказались недоступны традиционные методы лечения. Любые направленные на вас заклинания мгновенно теряли стабильность и, более того, ухудшали ваше состояние, провоцируя внутренние кровотечения.

— Звучит так, будто я спасся чудом.

— Так и есть, нам повезло. Мы предположили, что если убрать все нанесенные магией повреждения, то через некоторое время подавляющая магию реакция утихнет, и тогда мы сможем излечить вас. Это сработало..

— То есть, вы сняли с меня кожу и положили в какой-то раствор?

— Покрыли особой смолой, — кивнула она. — На следующий день иммунная реакция ослабла достаточно, чтобы мы смогли использовать магию. Вчера мы устранили последние повреждения, и перевели в обычную палату, где вы и спали до сегодняшнего дня.

— Большое спасибо, доктор Кэйр, у меня только есть два вопроса. Первый: почему я весь в бинтах?

— Восстановленная магией кожа очень нежная, легко сохнет, уязвима к солнечному свету и любым повреждениям. Нижний слой бинта пропитан специальным бальзамом, который должен был обеспечить увлажнение, а верхний слой на случай если вы начнете чесаться во сне. Мы снимем их сегодня. Второй вопрос?

— Когда завтрак? — улыбнулся я.

— Я попрошу сестру Кросс что-нибудь принести, — кивнула она. — И… вы не откажетесь потом ответить на несколько вопросов? Нам бы это очень помогло.

— Конечно, все что смогу, — меня слегка удивила эта просьба. Раньше они мной особо не интересовались.

Доктор Кэйр улыбнулась и ушла восвояси. Зато очень скоро появилась сестра Кросс, с подносом.

— Вы наконец-то очнулись! — радостно воскликнула единорожка, и приземлила свою ношу мне на колени. Что тут у нас? Овсянка (похоже) с изюмом и орехами. Прекрасно! — Как себя чувствуете?

— Замечательно. Словно дрых шесть дней.

— Так оно и было, — улыбнулась она. — Кушайте, а я пока схожу за ножницами.

Еда оказалась вкусной, но после многодневной голодовки (интересно, а у них тут есть методы кормления через капельницу?) ее количество только распалило аппетит. Добавки попросить, что ли? Неловко как-то… размышление прервала сестра Кросс, вернувшаяся с медицинскими ножницами.

— Можно я сам? — попросил я ее.

— Конечно, — слегка удивилась она. — Но почему?

Ну…

— Меня слегка нервирует, когда вокруг меня летают острые предметы, — сознался я. — Мне так будет спокойнее.

— Как знаете, — кажется, она немножко оскорбилась таким недоверием, но ножницы мне отдала.

Я аккуратно поддел бинт острием и начал быстро срезать его с левой руки, сразу оба слоя. Сняв разрезанную часть как перчатку, я внимательно осмотрел кожу. Кхмм-м-да… бледно-розовая, без единого волоска, нежная, как у младенца. И вся в чём-то вроде вазелина с легким пряным запахом. Прям косметическая процедура «сверхглубокий пилинг с последующим магическим восстановлением», любая женщина обзавидовалась бы. Я быстро срезал остальные бинты.

— Вроде бы все хорошо, — с сомнением произнес я. — Сестра Кросс, а где я могу помыться?

— Я вас провожу.

Пока мы дошли до ванной комнаты, я успел слегка замерзнуть — то ли из-за мази, то ли из-за недавней регенерации, кожа отдавала тепло слишком легко. Под душ я залез чуть ли не стуча зубами от холода. Сестра Кэйр пообещала принести полотенце и ушла.

Новая кожа оказалась чересчур чувствительной. Давление воды было не таким уж и большим, но ощущение будто струйки практически вгрызаются в меня слегка напрягало. Мочалки в больничном душе не оказалось, а жирный крем практически не смывался, так что к тому времени, как вернулась сестра Кросс я уже извел почти треть флакона с мылом.

— Вот полотенце! — крикнула она, положив указанный предмет на тумбочку. — Вам нужно что-нибудь еще?

— Нет, спасибо, — поблагодарил ее я, и вернулся к бесплодным попыткам оттереть с себя мазь.

Вот же ж алхимики. Не знаю, что лежит в ее основе, но понячьим мылом это точно не отмыть. Так что я плюнул на это и вылез из душа. Принесенное медсестрой полотенце было хоть и меньше чем в королевском храме мытия, но я все равно мог обернуться в него дважды. Возвращаясь в палату, я заметил свое отражение в зеркальной стене, и подошел поближе, полюбоваться. Хоро-о-ош… красные глазищи пугающе выделялись на бледном лице. Еще большую чуждость ему придавало полное отсутствие волос — только ресницы остались, все остальное пропало начисто, включая брови. Хм? Я наклонил голову, чтобы убедиться. Действительно, шрама больше нет. Ну, хоть какие-то плюсы.

Я вернулся в палату и стал ждать обещанного визита доктора Кэйр с вопросами и последующей выпиской. Дробный цокот магических копыт, я оборачиваюсь — и встречаю грудью удар желтой молнии, сбившей меня с ног и обнявшей так крепко, будто всерьез вознамерившейся никогда больше не отпускать.

— Флатти? — удивился я.

— Я так рада, что ты жив, — прошептала она, прижимаясь еще плотнее.

Мысли сразу же направились в привычно-неприличное русло.

— Я и сам рад, но не могла бы ты слезть с меня? — попросил я.

— Ой! — пискнула она и отпрыгнула назад. Ее мордашку стремительно заливал румянец.

— Беата! Ты тоже тут? — я заметил стоящую в некотором отдалении васильковую единорожку. — Что вы тут делаете?

— Ждем пока ты очнешься, конечно же, — хмыкнула она, подходя поближе. — Мы приехали сюда сразу после того, как Твайлайт вернулась в Понивилль без тебя.

— И вы ждали меня все пять дней? — удивился я.

— Угу, — кивнула она. — Долго спишь!

— Вау, — я удивленно покачал головой. — Не ожидал. Правда. А где вы остановились?

— В гостинице при госпитале, — как само собой разумеющееся ответила Трикси. — Что у тебя с глазами?

— Кровоизлияние под прозрачную оболочку глаза. Это неопасно, пройдет само через некоторое время.

— Вот почему лечебные заклинания не действовали! — воскликнула вошедшая в палату доктор Кэйр. — Надеюсь, на остальные наши вопросы у вас тоже найдутся ответы.

Единорожка явилась во главе целой делегации врачей, причем большинство из них я помнил еще по прошлому разу, это как раз те хирурги и анестезиологи, которых я благодарил за лечение своих ожогов.

— Я, если что, с медициной не знаком! — открестился я.

— Мы и не ждем от вас инструкций по лечению, — заверила меня единорожка—хирург, имя которой я не запомнил. — Просто оба ваших случая были в своем роде уникальны, и мы хотели бы описать их с научной точки зрения.

Ага. Диссертации, я помню.

— Ладно, — кивнул я. — Девочки, подождете меня еще немножко?

— Хорошо, — важно кивнула Трикси и отвела в сторонку все еще алеющую Флаттершай.

— Начали, — хлопнул себя по коленям я.

Если бы я не знал, что послужило тому причиной, мне бы пришлось идти к местным стоматологам, настолько у меня ныли зубы даже после того как блиц-опрос окончился. Утешало меня только то, как мило единорожки подвисали, когда я просил объяснить то же самое простыми словами. Еще я краем глаза подметил, что Трикси и Флатти мило болтают между собой безо всякой враждебности… хоть мне и сложновато представить себе враждебность в исполнении милашки-пегаски. Похоже, что за эти дни они неплохо сдружились между собой.

— Наш разговор получился неожиданно более полезным, чем я рассчитывала, — улыбнулась доктор Кэйр, когда ее коллеги распрощались с нами и ушли. — Удивительно, что ваш вид смог добиться столь многого без магии.

— Прозвучало снисходительно, — хмыкнул я, едва удержавшись от ответной фразы в том же духе. Что-нибудь вроде «удивительно, как ваш вид с магией не достиг хотя бы того же». Но я все-таки промолчал. Уверен, это не последний раз когда мне предстоит у них лечиться, так что не стоит портить отношения.

— Простите, — смутилась она. — Я не хотела вас обидеть.

— Ничего страшного. И большое спасибо, что снова вытащили меня с того света.

— Это наша работа, — улыбнулась она. — Кроме того, всем очень понравилась вечеринка, организованная на ваше пожертвование.

— Так вот как вы этим распорядились, — хихикнул я. — Прекрасно. Так что, я выписан и могу идти?

— Почти, — кивнула она. — Пара рекомендаций по поводу вашей кожи. Если вы не хотите получить солнечные ожоги, вам не стоит появляться на улице как минимум неделю. И, хоть я и не могу быть в этом полностью уверена, скорее всего она будет очень сильно сохнуть и чесаться еще некоторое время. Я выпишу вам мазь, которая поможет справиться с этим.

— Премного благодарен, — кивнул я. — Что-нибудь еще?

— Нет, это всё, — покачала головой она, и вытащив магией блокнот, черкнула в нем название мази, вырвала листок и протянула его мне. — Рецепт.

— Спасибо, — я взял листок и поднялся на ноги. — Беата, а ты случайно мою одежду не прихватила?

Глаза васильковой единорожки расширились на мгновение, а затем она виновато прижала ушки к голове.

— Не страшно, — поспешил успокоить ее я, а то вид у нее такой, будто я ее сейчас уволю без выходного пособия. — Доктор Кэйр, ничего если я позаимствую это полотенце на время? Я отправлю его обратно, когда доберусь до Понивилля.

— Берите конечно, — разрешила она. — И… вы не откажете мне еще в одной просьбе?

— Зависит от просьбы, — улыбнулся я.

— Вы сможете присутствовать на защите моей работы? Возможно, об этом потом попросит еще кто-нибудь из других врачей.

— Конечно, без вопросов. Напишите мне заранее, — я вспомнил условие, придуманное для Блюблада. — Только мне приходит очень много почты, и я читаю только то, что приходит в синих конвертах.

— Большое спасибо, — улыбнулась она. — Я скажу остальным, что вы согласны.

— Вам спасибо. Никаких проблем.

Единорожка ушла, оставив меня наедине с Беатой и Флатти.

— Ну что ж, пошли домой? — предложил я. — А по пути вы мне расскажете, что сделал Дискорд и чем это все закончилось.

— Нам сначала надо заглянуть в гостиницу и взять сумки, — предупредила Трикси.

— Я подожду снаружи.

Пока поняхи собирали пожитки, я размышлял над двумя вещами. Первая: заходить ли к Селестии или нет. Почему-то мне казалось, что это сделать стоит, но ни одной разумной причины для визита в голову не пришло. Вторая мысль: о том, что мне бы надо в больницу прислать комплект запасной одежды и немножко золота, исключительно на всякий пожарный. Надеюсь, пегасье такси работает без предоплаты, или мне придется ехать за счет кого-то из моих спутниц. Ага, вот и они.

— На вокзал? — деловито предложила Трикси.

— Нет, к воздушным каретам, — покачал головой я. — Не хочу ждать весь день. Так что произошло после того как Дискорд щелкнул пальцами?

— Я… не хочу об этом говорить, — тихонько ответила Флаттершай.

— Ладно, — я повернулся к Трикси.

— Я слышала взрыв, — сказала она. — Когда я выглянула посмотреть, в небе с грохотом вспыхивали разноцветные зарницы, а через час ко мне пришла Флаттершай и сказала что тебя увезли в Кантерлот.

— И что стало с Дискордом? — поинтересовался я.

— После того что он сделал?! — неожиданно возмутилась Флатти. — Пусть сидит в камне до скончания веков!

— Но ты ведь сказала ему, что вы друзья… — удивился я такой вспышке.

— Я ошибалась! — твердо заявила она.

— И как на все это отреагировала Селестия?

— Не знаю. Я поехала в Кантерлот в тот же день, когда Твайлайт вернулась в Понивилль без тебя, — Флатти успокоилась так же быстро, как и разозлилась. — Только зашла к Трикси рассказать о том что с тобой случилось.

— А я решила ехать вместе с ней, — кивнула единорожка.

— Спасибо вам обеим, — улыбнулся я. — Вы настоящие друзья. Кстати, Беата, вы на поезде добирались? Проблем с проводниками не было?

— Были, — слегка смутилась единорожка и кинула мимолетный взгляд на Флатти.

— Пони не должны так относиться к другим, — грустно произнесла пегаска. — Трикси хорошая!

Единорожка смутилась еще сильнее. Ага, кажется, теперь понятно, чего это они внезапно сдружились.

— Вы в одной комнате жили? — поинтересовался я.

— Ага, так дешевле, — кивнула Трикси.

Надо будет им возместить затраты. Все еще не могу поверить, что они торчали тут целых пять дней! Еще хуже, что я не могу понять, зачем они это сделали. Это абсолютно нерациональное поведение: добраться до дома я мог бы и сам, одежду они для меня не принесли, их отсутствие бы ничего не изменило, включая мое к ним отношение. Но они хотели быть здесь. Рядом. Нафига? От всех вариантов только мурашки по коже.

Воздушную карету получилось нанять без малейших проблем, и очень скоро мы направлялись в Понивилль.

— Арт, — легкое, почти невесомое касание к правому плечу. Видимо, Флатти тронула меня крылом. — У тебя болят глаза?

— Нет-нет, тут другое, — я улыбнулся. — Просто не люблю высоту. Я так всегда летаю, с закрытыми глазами.

— Не бойся, мы поймаем тебя в случае чего, — пообещала Флаттершай.

— Спасибо, — ответил я, стараясь сдержать улыбку. — Но я лучше посижу так.

Ничуть не сомневаюсь, что они меня поймают, но объяснения «какого черта я прыгнул» у меня не будет, так что… пусть думают, что я боюсь высоты, мне не жалко. Хм-м-м… только сейчас заметил, и это очень интересно. Несмотря на то, что я сижу между двумя кобылками, никаких приступов необоримого влечения я не испытываю… но при этом в больнице, когда Флатти бросилась обниматься, таковой приступ был. Если подумать об этом еще немного, то вырисовывается вполне четкая система. Во всех случаях триггером выступал зрительный образ. Чем дольше всматриваешься, тем сильнее это бьет по мозгам, полностью аналогично работе мортидо, и в какой-то момент приводит на ту же самую грань, где последствия волнуют куда меньше сиюминутного удовольствия… и решение у этого такое же простое. Хм-м. Еще одна любопытная мысль… надо будет проверить ее сразу же, как доберемся до дома. Где-то на планшете у меня есть подходящий материал, если можно так выразиться. Черт, стоп, планшет у Спайка… надо будет забрать. Заодно узнаю у самого надежного источника, что ж там такое случилось. И насчет защитных артефактов. Пора, в конце концов, перестать служить боксерской грушей для всех, у кого есть магия.

Карета приземлилась рядом с домом. Трикси открыла его своим ключом, я взял деньги и расплатился с пегасами.

— Флатти, зайдешь? — предложил я.

— Нет, я пойду проверю своих зверушек, — улыбнулась в ответ она. — Я еще загляну к тебе вечером.

— Хорошо, буду ждать, — кивнул я и зашел в дом.

Одежды с длинным рукавом у меня не нашлось, поэтому я достал бинт, чтобы замотать руки. Я уже один разок имел дело с глубокими солнечными ожогами, больше не тянет. Зажав край бинта между рукой и телом, я начал заматывать левую руку, и за этим занятием меня застала Трикси, спустившаяся со второго этажа уже без седельных сумок. Точно!

— Беата, помоги, пожалуйста, — позвал я ее. Единорожка чему-то улыбнулась и тут же подбежала ближе. — Мне надо в два слоя намотать бинт на обе руки.

— Запросто, — она подхватила его магией. — А зачем это?

— Собираюсь чуток прогуляться.

— Но ведь врач сказала не ходить никуда! — нахмурилась Трикси.

— Доктор Кэйр говорила, что лучше не подвергать кожу воздействию солнца, — уточнил я. — Для этого мне и нужны бинты. Кроме того, мне в любом случае нужно забрать планшет, купить мазь…

— Я могу сделать это! — воскликнула единорожка.

— …и поговорить с Твайлайт, — закончил я.

— Опять Твайлайт… — вздохнула она.

— Не ревнуй.

— Я не ревную! — возмутилась она, но, увидев мою ехидную улыбку, замолкла. — Я… бесполезная, да?

— Чего? — поразился я.

— Я бесполезная. Я почти ничего для тебя не делаю. Когда тебе нужна помощь с магией, ты идешь к Твайлайт, готовишь ты сам и лучше меня, ты не можешь меня ни за чем послать, потому что пони меня ненавидят, я даже вылечить тебя не могу!

Так. Кажется я понял, куда она клонит.

— Я не хочу получать деньги просто из жалости! Лучше…

— Тихо! — резко сказал я, обрывая готовую начаться истерику.

Она посмотрела на меня испуганно.

— Бинт, — напомнил я.

— Ой… — она продолжила наматывать его.

Я вздохнул.

— Беата, если бы ты была бесполезной, я бы тебя уже выгнал. Сколько ты тут у меня, четыре дня?

— Десять…

— Ах да. Ну, с моей точки зрения — четыре. За это время ты ни разу не дала повода в себе усомниться.

— Я не принесла тебе одежду… — промямлила она.

— Ты же не человек, чтобы подумать о том, что она может быть нужна, — хмыкнул я. — Блин, Беата, ну что это за сомнения в себе? А как же великость, могучесть и нахальность?

— Эй! — возмутилась единорожка.

— Бинт, — напомнил я, не сдерживая улыбку.

— Ой…

Н-да, фокусировка внимания у нее однозначно не самая сильная сторона. Интересно, не из-за этого ли у нее проблемы с заклинаниями? Надо будет попробовать научить ее чему-нибудь из моих медитативных техник.

— Почему ты всегда зовешь Трикси Беатой? — поинтересовалась единорожка.

— Не нравится?

— Нет, но... никто меня так не называет.

— Мне так больше нравится, — улыбаюсь я единорожке «Трикси». «Трриккссси». То ли треск разрядов в шокере, то ли удар линейкой по столу — «Беата» звучит нежнее.

Она слегка краснеет.

— Говоря об этом, он гадал, почему Беата всегда говорит о себе в третьем лице? — голосом рассказчика произношу я. — В начале их знакомства человек предполагал, что таков уж ее характер, — меняю голос на Халковский — «Трикси не терпеть глупый понивилльский жители! Трикси не терпеть Твайлайт! А больше всего Трикси не терпеть личные местоимения!», но...

— Эй! Да ты смеешься надо мной! — возмутилась единорожка, и я действительно рассмеялся.

— Прости, прости. Я тебя не обидел? — улыбнулся я.

— Нет... — растерянно произносит она и наконец-то приходит в себя. — Великая и Могучая Трикси не обижается на мелкие подколки!

— Вот это настрой! — одобрил я, и в очередной раз напомнил: — Бинт.

— Ой!

Единорожка домотала одну руку, завязала концы и резво принялась за вторую. Поскольку я ее больше не отвлекал, справилась она гораздо быстрее.

— Отлично, — одобрил я, когда она закончила.

— Может, я пойду с тобой? — предложила Трикси.

— Нет, — покачал головой я. — Я еще не готов.

— Не готов к чему? — удивилась она.

— Если мы оба покинем этот дом на достаточный срок, то когда мы вернемся, нас будет ждать вечеринка большого радиуса поражения. Или я не знаю Пинки.

— Ну… мы на ключ закроем? — с сомнением предложила Трикси.

— Ненадежно, — отмел этот вариант я. — Сиди тут. Пинки не пускать, на провокации не поддаваться.

— Хорошо, — улыбнулась она.

— Вот и договорились. Пойдем поедим?

— Ага!

После небольшого импровизированного обеда я, взяв в шкафу зонт и закинув на спину рюкзак, направился к библиотеке. Час неспешной ходьбы неожиданно оказался не самым приятным испытанием — видимо, шестидневная лёжка сказалась на мышцах. А, возможно, и магическая регенерация тоже сыграла свою роль, но дошел я на дрожащих ногах и обливаясь потом. Впрочем, в последнем скорее виновата одежда, не подходящая к местной жаркой погоде. Зонт спасал от палящего солнца, но горячий воздух совершенно не способствовал нормальному теплоотводу.

— Твай! Спайк! — позвал я, зайдя в библиотеку. Тишина. Позвав обоих еще раз и заглянув в подвал, я окончательно убедился что никого нет дома.

Как некстати. Хотя… как посмотреть. Немножко передохнуть сейчас не помешало бы. Сходив на кухню за водой, я вернулся в гостиную и удобно расположился на диване. Прождав добрых полчаса, слега отдохнув и так и не найдя чем бы себя занять, я решил прогуляться до фермы Эпплов. Посмотрю хоть, что там такое случилось. Трикси упоминала взрывы…

Выйдя из библиотеки, я заметил уверенно рысящую в мою сторону Винил. Я помахал ей рукой, на что она никак не отреагировала. Может, она в библиотеку так торопится? Я отступил в сторону от входа, и тут она добралась до меня. Единорожка сорвала очки магией, встала на задние лапы и грудью прижалась ко мне. Не ожидая такого действия, я едва не потерял равновесие, обхватил ее руками — и тут же получил поцелуй в губы.

Шо? То есть, что происходит?!

— Привет, Арт, — мурлыкнула Винил. — Выглядишь ошарашенным.

— Меня только чуть не сбили с ног и принудительно поцеловали, — проинформировал я. — Ни с того ни с сего.

— Какое ужасное событие, — хихикнула единорожка и потерлась носом о мою шею. — Тебе не следует переживать его в одиночку…

Такая теплая… так близко… симпатя-я-яжка… тьфу, мля! Не о том думаю!

— Винил. Если ты немедленно не скажешь мне что-то, что знаю только ты и я, мне придется тебя задушить, — сказал я серьезным тоном и усилил объятия.

— Что? Почему?! — удивилась она. Я сжал ее сильнее. — Эй, здоровяк, не смешно!

— Да я тут успел познакомиться с чейнджлингами и их магией…

— Я не чейнджлинг! — воскликнула она.

— Неубедительно, — сдавливаю еще сильнее.

— Арт, да что на тебя нашло? — ее рог вспыхивает, и она одним импульсом вылетает из моих объятий, оттолкнув меня назад. — Я только хотела поблагодарить тебя за катушки!

Я оттолкнулся спиной от древесины библиотеки.

— Странный способ выбрала, — хмыкнул я.

— Откуда ж я знала, что ты так отреагируешь на невинный поцелуй от старой подруги!

— После того как меня едва не изнасиловала Твайлайт…

— Тебя изнасиловала Твайлайт?!! — завопила единорожка. — Расскажи!!!

— Чейнджлинг! — крикнул я, увидев как несколько понек с интересом повернули голову в нашу сторону и навострили ушки. Еще мне только таких слухов не хватало! — Он просто принял ее форму!

— Сено, и я все это пропустила! — простонала она. — Кстати, а что у тебя с глазами?

— Не пропустила. Это произошло в конце того вечера, когда я тебе катушки подарил.

— И ты молчал?!

— Другие дела были, — пожал плечами я. — А с глазами у меня случился Дискорд.

— Он вернулся?! — взвыла Винил. — Я и это пропустила?!

— Увы тебе, — хмыкнул я. — Но я после встречи с ним шесть дней провалялся в больнице, только сегодня вернулся в Понивилль.

— Ты мне все расскажешь. Всё-всё, — с убедительностью Твайлайт, желающей послушать о космосе, произнесла Винил.

— Я еще сам не всё знаю. Как раз пришел к Твай, узнать что произошло после того как Длинный Ди меня вынес.

— Но её тут нет, — проницательно предположила единорожка.

— Угу. Так что я собирался сходить на Яблочные Акры, посмотреть на то место, где все произошло. Трикси говорила, что слышала взрыв…

— Кстати. Как тебя угораздило её нанять? — прервала меня Винил.

— Потрясающая история, — воскликнул я. — Пойдем, расскажу по пути.

— Пошли! Ну так что там?

— Иду я значит, иду по пустынным местам недалеко от фермы семьи Пай. И вдруг вижу: среди гор черное облако, грохочет гром и вспыхивают разряды. Вспомнив древнее пророчество, передающееся в моей семье из поколения в поколение, я немедленно пошел туда. Снял с груди амулет, хрустальный кинжал, и вскинул его вверх, и произнес слова призыва, смысл которых мне стал ясен только теперь — «Трикси Луламун! Я вызываю тебя! Трикси Луламун! Приди ко мне! Трикси Луламун! Явись, и мы захватим Эквестрию». Молния ужасающей силы ударила в кинжал, он разлетелся на тысячу осколков! Меня швырнуло на землю, гром грохотал не переставая, а потом все внезапно стихло — и когда я поднялся, она уже была там…

— Очень неплохо, — одобрила Винил. — Думаю, в Понивилле оценят эту историю. А как было на самом деле?

Ну, история вообще не моя, так, вольный пересказ Муркока… ну да ладно.

— Предпочитаешь скучные варианты? — хмыкнул я. — Ехали в одном купе, разговорились, я ее нанял в качестве своей помощницы.

— Действительно, первый вариант был лучше, — она хихикнула. — И как продвигается захват Эквестрии?

— Пока что на стадии зловещих планов, — пожал плечами я. — Думаю, там и останется.

— Ладно, тогда расскажи про Дискорда, — потребовала единорожка.

— Хорошо. Все началось с того, что в мою дверь отчаянно затарабанил Спайк…

Когда я дошел до той части, где я забирался на древесного волка, Винил прервала меня укоризненным:

— Опять врешь?

— Чего сразу вру? Это мой домашний питомец теперь. Листик зовут. Если хочешь, сходим ко мне и я тебе его покажу.

— Серьезно?! Ты приручил древесного волка и теперь катаешься на нем?! — она уронила голову. — Я действительно все пропустила.

— Слушай дальше…

Когда я дорассказал до реакции стражников на наше величественное появление верхом на ночном кошмаре всех пони, Винил взвыла так, что я порадовался, что мы уже вышли из Понивилля:

— ВСЕ ПРОПУСТИЛА!!!

Уверен, если бы поблизости была стена, она бы попыталась побиться об нее лбом.

— Да ладно, не расстраивайся ты так, — попытался утешить ее я.

— Нет! С завтрашнего дня я буду жить у тебя! — решительно заявила она. — Или нет! С сегодняшнего!

— Чего?! — поразился я.

— Так я буду в гуще событий в следующий раз, — кивнула она своим мыслям. — Решено.

— А если я тебя не пущу?

— А ты не пустишь? — она посмотрела на меня с жалобной мордашкой несправедливо обиженного котенка. — Дэш у тебя бывает когда захочет, Трикси ты нанял, а меня, своего лучшего компаньона…

— Ладно, ладно. А ты откуда знаешь про Дэш?

— Про нее весь Понивилль знает, — отмахнулась Винил. — Точно, вспомнила! Как там переводы? Кин мне отправлял уже штук пять писем с вопросами о сроках.

— В процессе, — вздохнул я. — Я как раз собирался заняться ими вплотную, когда случилась эта катавасия с Дискордом.

— Ты так и не дорассказал про нее.

— Потому что ты постоянно меня перебиваешь.

— Я буду паинькой, — пообещала Винил с умильно-котеночьим выражением. — Рассказывай.

В остальной части событий я участвовал мало, и Винил больше меня не прерывала. Вплоть до конца истории, включая то как я гулял ночью по Кантерлоту и как меня выпустили из больницы.

— Так вот зачем тебе зонт, — понимающе протянула она. — Быть бесшерстным так неудобно.

— Мне норм, — хмыкнул я. — Ух ты. Это еще что такое?

Мы уже углубились в яблочные сады, и я совершенно не ожидал чего-то вроде жемчужной, переливающейся световой завесы прямо на пути.

— Состоит из хаотической энергии, — сообщила Винил, засветив рог. — Может, обойдем?

— Давай попытаемся.

Пройдя метров триста вправо, мы убедились в том, что завеса имеет форму купола.

— Может, просто пройдем сквозь нее? — предложил я. — Похоже, это просто что-то вроде иллюзии. Видишь? Ветви яблонь проходят без проблем.

— Если с другой стороны яблони, — возразила Винил, и магией подняла с земли палку. Сунула ее сквозь завесу, вытащила обратно и внимательно осмотрела. — Может ты и прав…

— Есть только один способ выяснить, — пожал плечами я и коснулся переливающегося света рукой.

Слабая вспышка — и завеса исчезла.

— Ого! Как ты это сделал? — поразилась Винил.

— Понятия не имею.

— Офигеть… — она схватила меня за руку телекинезом.

— Эй. Ты мне так бинт сорвешь.

— Извини, извини, — она отпустила меня. — Пойдем дальше?

— Ага.

Чем ближе мы подходили к центру событий, тем причудливее становился ландшафт. Молочных рек не было, а вот кисельное болото встретилось. Все яблони у его берегов изменились — деревья стали шоколадными, а яблоки на них полупрозрачно-мармеладными. Пинки бы оценила. Еще ближе все деревья стали разноцветными, а росло на них все что ни попадя, начиная с арбузов и заканчивая табуретками. И наконец мы вышли к реке.

— Смотри! — воскликнула Винил.

— Да вижу.

Вода с определенного момента взлетала в воздух огромными шарами, которые пролетали некоторое расстояние и лопались, обрушиваясь вниз небольшими водопадами.

— А вот здесь меня долбанули, надо полагать…

— Это что, перья?

— Угу, они. Врачи сказали, что я тоже был покрыт перьями…

— Артур! — раздался откуда-то удивленный возглас Твайлайт.

— Твай? Ты где? — я обернулся по сторонам, посмотрел вверх… а потом единорожка просто выскочила из воздуха и крепко меня обняла.

— С тобой все в порядке! — воскликнула она. — Прости, что не смогла встретить тебя в больнице, но врачи не знали когда ты проснешься, а здесь нужно столько всего сделать…

— Ничего страшного, я вообще не ожидал что меня будет кто-то встречать, так что Флатти с Беатой было более чем достаточно.

— Замечательно! — она с беспокойством меня осмотрела. — Зачем тебе зонт, что с твоими глазами и почему у тебя руки обмотаны бинтом? С тобой все хорошо? Ты же не сбежал из госпиталя?

— Все нормально. Врачи сказали некоторое время не появляться под солнцем, — пожал плечами я. — А в глаза произошло кровоизлияние, пройдет само. Ты лучше скажи, как ты из ниоткуда выпрыгнула?

— Здесь что-то вроде невидимой стены, — она сделала несколько шагов и исчезла.

— Вау! — восхитилась Винил. — Настоящая невидимость!

И последовала за ней. Но когда я шагнул через магическую преграду, та вспыхнула, точно так же как и световая завеса раньше.

— Что случилось? — Твайлайт оказалась рядом со мной мгновенно. — Арт, ты в норме?

— В полном порядке. Но думаю, что невидимой стены тут уже нет.

— Вы разрушили ее? Как? — оказалось, что Твай тут была не одна. Её сопровождало три незнакомых мне единорога, два жеребца и кобылка. Именно кобылка и заинтересовалась.

— Полагаю так же, как разрушил световую сферу на входе сюда, — пожал плечами я.

— У Артура своеобразные взаимоотношения с магией, — пояснила Твайлайт. — Арт, раз уж ты здесь, может, поможешь нам?

— Почему бы нет.

— Вы можете разрушать любые заклинания? — заинтересовался один из единорогов.

— Скорее, некоторая магия не выдерживает столкновения со мной, — пожал плечами я. — Пока я не слишком хорошо понимаю систему.

— Строго говоря, то с чем мы здесь имеем дело не является заклинаниями, — менторским тоном начала объяснять Твайлайт. — Это метастабильные структуры, порожденные бесконтрольно вырвавшейся в наш мир хаотической энергией…

— Твай, извини конечно, но твои коллеги и так в курсе, с чем вы имеете дело, а мне это пока что без разницы. Мне другое интересно — что со мной сделал Дискорд, и куда вы его потом дели?

— Вижу! — воскликнула Винил. — Смотри, вон он!

Я поднял голову в указанном единорожкой направлении. Статуя духа хаоса выписывала замысловатые вензеля в воздухе, как будто ею играли в настольный теннис.

— И чего это он так? — поинтересовался я.

— Одно из двух самых проблемных заклинаний, будем для простоты называть их так, — вздохнула Твайлайт. — Здесь по всей поляне разбросаны невидимые сферы, которые сильно толкают любого, кто к ним прикоснется. Они же висят и в воздухе, и Дискорд застрял между несколькими из них.

— А магией его оттуда извлечь?

— Не получается, — покачала головой Твайлайт. — Если задеть хоть одну сферу, то заклинание телекинеза нарушается.

— Ну что ж, посмотрим как эти сферы среагируют на меня… только дай передохнуть немного. после своей шестидневной лежки не в лучшей форме, — я осмотрелся в поисках удобного места. — Пойдем поболтаем, скажем, вон под той замечательной яблонькой.

Я скосил взгляд на остальных понях — но, кажется, они догадались что я хочу поговорить с Твай наедине, и за нами не пошли, вместо этого начав обсуждать что-то между собой. К этому же обсуждению присоединилась Винил. Ну вот и хорошо. Я сел под дерево и направил зонтик так, чтобы он прикрывал меня тенью. Твай села напротив меня.

— Арт… спасибо, — она секунду смотрела мне в глаза, а потом отвела взгляд. Не могу ее винить, у меня тоже отражение в зеркале дрожь вызывает. — Огромное спасибо.

— За что? — удивился я.

— За то что убедил Флаттершай. Я даже представить себе не могу, что бы натворил Дискорд, если бы Элементы больше не сдерживали его от бесчинств.

— Зачем представлять, он и так это замечательно продемонстрировал, — хмыкнул я. — Кстати, раз уж зашла речь, расскажи — что случилось-то? Последнее что я помню — как он пальцами щелкнул.

— Он что-то крикнул про то, что собратья-духи так не поступают, а потом… ты словно взорвался. Грохот, ударная волна хаотической магии, вывернувшая сад наизнанку, нас разбросало в разные стороны, а когда все кончилось, я увидела, как Флаттершай избивает Дискорда с криками «Ты убил его! Ты убил его!».

Ничего ж себе! Совершенно не представляю себе Флатти, кого-либо избивающую. В тихом омуте…

— Ты просто лежал посреди этой поляны, без движения. Я бросилась к тебе… Арт, как же я испугалась! — продолжила рассказ единорожка. — Ты был весь в крови и едва дышал. Дискорд крикнул, что может помочь… я так разозлилась, чуть грива не вспыхнула! И не я одна. Мы ударили его Элементами, а потом я попыталась наложить исцеляющее заклятие, но магия вокруг тебя разрушалась, и нам не оставалось ничего кроме как отвезти тебя в больницу. Мы взяли крылатый экипаж, я и сестра Рэдхарт полетели вместе с тобой в Кантерлот, а дальше ты уже, наверное, знаешь.

— Вы в очередной раз меня спасли, — улыбнулся я.

— Это ты нас спас, — покачала головой Твай. — И чуть не погиб.

— Все хорошо, что хорошо кончается, — пожал плечами я. — В конце концов в этом приключении даже есть небольшой плюс.

— Какой? — заинтересовалась единорожка.

— Мне не пришлось бриться, — усмехнулся я.

— Ты сейчас выглядишь очень странно. Словно скульптура из живого камня, — задумчиво произнесла Твайлайт. — Арт, можно вопрос?

— Валяй.

— Что у вас с Флаттершай?

Я мгновенно вспомнил свои поползновения к пегаске.

— Дружим, — ответил я, постаравшись чтобы ответ прозвучал максимально непринужденно. — А что?

— Н-ничего… — запнулась единорожка и покраснела. — Просто она крикнула Дискорду одну очень странную вещь, и я подумала, что вы, может быть…

— Что это она ему крикнула? — заинтересовался я.

— Что… н-ну… — окончательно смутилась Твай. — Ох, нет, наверное я все просто неправильно поняла. Давай просто забудем, что я задавала тебе этот вопрос?

— Что крикнула-то?

— Н-не скажу.

Поумилявшись отчаянно алеющей единорожке, я решил все же не развивать тему. И так понятно, что могло бы вызвать такую реакцию. Неудивительно, что Флатти решила ничего не рассказывать.

— Ладно, — я хлопнул себя по коленям и поднялся. — Давай попробуем обезвредить этот магический пинбол.

— Пинбол? — заинтересовалась Твай. — А что это?

— Игра такая, на скорость реакции… я лучше покажу потом. В общем, ты знаешь где находятся невидимые сферы?

— Сейчас подсвечу ближайшую, — кивнула Твайлайт.

Вспыхнувшие огоньки очертили небольшой участок пространства. Я очень аккуратно сунул туда руку, и небольшая вспышка подтвердила успешное обезвреживание магической мины.

— Кажется, получилось.

— Похоже на то, — Твай кинула в тот же участок подобранную с земли палку. — Да!

— Это нам очень поможет! — радостно заявила незнакомая кобылка. — Мы возимся с этим уже третий день!

— А вам это не навредит? — обеспокоился один из жеребцов.

— Ничего не чувствую, — пожал плечами я. — Ладно, давайте покончим с этим побыстрее. Подсвечивайте мне все сферы, которые вы уже нашли.

Где-то с часик поиграв в игру типа «Марио собирает монетки в 3D», я «полопал» все мины, которые единороги нашли к этому моменту. Потом слегка вымок, когда «вырубал» аномалию в реке, впрочем Твай тут же высушила меня каким-то заклинанием и отправила передохнуть.

— Хэй, здоровяк, а ты, оказывается, стал весьма известен, пока я каталась по всей Эквестрии, — хихикнула подошедшая ко мне Винил, когда я снова присел около яблони. — Профессор Кантерлотского Университета, личный массажист принцессы…

— Мля, — я приложил руку к лицу. — А ты времени зря не теряла, да?

— А можно мне тоже массажик? — ехидно поинтересовалась она.

— Если будешь хорошо себя вести, — тяжело вздохнул я.

— Неужели тебе так интересно на него смотреть? — возмутилась Винил. — Он же страшный!

— М-м? — я оторвал взгляд от дискордовой физиономии. — Ты ведь в курсе, что он все слышит?

— Да?! Ой.

— Ну, я так думаю… — я поднялся. — Вряд ли он ожидал, что со мной случится что-то в этом духе.

— Почему ты так думаешь? — спросила подошедшая к нам Твайлайт.

— Во-первых, он почему-то решил что я тоже дух. Как по мне, это вполне объясняет, чего это он со мной общался как с равным, в то время как над вами по большей части насмехался. Во-вторых, вряд ли он планировал что-то вроде того что случилось в итоге. Если бы ему так хотелось попасть обратно в камень, он мог бы просто напасть на кого-то из вас сразу же. Да и если бы он хотел немедленно пойти вредить Эквестрии, то ничего не мешало ему просто телепортироваться в любую случайную точку. Пока вы доберетесь, скажем, до Кантерлота, он уже оттуда телепортнется в Мэйнхэттен…

— Думаешь, он так может? — напряглась Твайлайт. — Локальная телепортация возможна только на небольшие расстояния.

— В коттедж Флаттершай ему переместиться ничего не стоило, — напомнил я. — Ну и последнее, ты ж только посмотри на эту ошарашенную морду.

Хотя вполне возможно что это от того, что его избивала Флатти. Я бы тоже удивился.

— Ты… жалеешь его? — поразилась Твай. — После того как он тебя чуть не убил?

— А-а, чуть не убил, фигня, — я махнул рукой. — Я даже не почувствовал ничего. К тому же, не собирался он меня убивать.

— И как ты тогда объяснишь все это? — обвела головой окрестности Твайлайт.

— Пока никак, но я над этим подумаю. А потом можно и с Ди поговорить.

— Поговорить с ним?! — ужаснулась Твайлайт. — Ты хочешь, чтобы мы снова его выпустили?

— Нет, зачем? — покачал головой я. — Есть и другой способ. Но это позже, сильно позже. Пока что я слишком отвратно себя чувствую для таких упражнений. Пойду-ка я домой, наверное. И еще, Твай, у меня к тебе есть целая куча вопросов. Сможешь заглянуть ко мне на днях?

— Конечно, а что тебя интересует? — с готовностью согласилась единорожка.

— Защитные артефакты и методы, которыми можно вкладывать заклинания в кристаллы.

— Хорошо, я поищу книги по этой теме в библиотеке, — кивнула она. — Спасибо за помощь, Арт.

— Мелочи, — отмахнулся я. — Не перетруждайтесь тут. А, совсем забыл! Можешь попросить Спайка занести мне планшет как можно быстрее? В ближайшие дни он мне очень понадобится.

— Конечно, я ему передам.

— Тогда — до встречи.

И мы пошли обратно.

— Винил. Ты что, всерьез собралась у меня жить? — поинтересовался я у идущей рядом единорожки.

— Ага. Ты ж согласился! — она посмотрела на меня слегка обиженно.

Подозрительно.

— Я думал ты шутишь. И с чего это такое желание? — прищурился я.

— Ну… для начала, я хочу знать все! Все что с тобой произошло за это время! У тебя не жизнь, а просто череда приключений!

— Еще не повод ко мне переселяться.

— Ну-у-у… — она задумалась на секунду. — А, да! И проследить за тем, как идёт перевод!

— И помочь с ними, — намекающе произнес я.

— Конечно же, — покладисто согласилась Винил.

Подозрительно!

— Ладно, убедила. А теперь давай настоящую причину.

— Да нет никакой «настоящей причины»! Неужели ты мне не веришь?

А глазищи честные-честные… сразу понятно, что врет напропалую.

— Не верю. Но я точно знаю, что все тайное становится явным, так что больше спрашивать не буду. Да и комнат свободных у меня хватает.

— Вот и договорились! — довольно улыбнулась диджей.


Когда мы добрались до домика, я вспомнил, что собирался не только к Твайлайт, но еще и за выписанной доктором Кэйр мазью. Видимо, последние капли, которые оставались на мне после больницы, окончательно вымыло потом и повторным купанием в реке, и теперь кожу немилосердно тянуло, будто она мне на пару размеров меньше. И, словно этого было мало, она потихоньку начинала зудеть, причем сразу вся. Блин, похоже, придется вернуться… только сил для этого уже нет вообще. Чувствую себя так, будто мешки с мукой полдня таскал. И жрать хочется просто до безумия. Желательно — мя-я-яска… так, нет, на этом однозначно не стоит сосредотачиваться.

— Наконец-то! — радостно произнес я, открывая дверь. — Пить хочешь?

— Не откажусь.

— Тогда заходи, и чувствуй себя как у меня дома, — радушно произнес я. — Воду? Морс?

— Морс. Что это за фраза вообще такая, «как у меня дома»? Пони так не говорят!

— Очередное преимущество бытия человеком, — усмехнулся я, вытащил из холодильника графин и разлил его содержимое по стаканам. Холодный напиток после уличной жары был просто восхитителен! — Можешь выбрать себе комнату наверху. Дальние занимают Дэш и Трикси, так что для тебя любая из ближних.

— Уф-ф-ф… — она допила морс и поставила стакан на стол. — Офигенно. А пожевать у тебя что-нибудь есть?

— Сейчас приготовлю что-нибудь на скорую руку. Можешь пока обживаться… — я задумался на секунду. — Винил, надеюсь, у тебя никаких проблем с Трикси не будет?

— Ни малейших! — заверила она меня.

— Ну и замечательно.

Проинспектировав холодильник и шкафчик на предмет того, что можно приготовить в кратчайшие сроки, я мысленно сделал себе отметку о том, что надо бы сходить на рынок. Ну а пока… цветная капуста, яйца, спагетти и немного овощей… сойдет.

Обе единорожки явились на кухню одновременно, едва по дому разнесся запах жареной овощной смеси.

— Может, помочь чем? — поинтересовалась Винил, жадно глядя на миску с цветной капустой в кляре.

— Помогать ему мы станем, будем ложками стучать, сливки, масло и сметану потихонечку лизать, — тонким голосом пропел я и добавил уже серьезно. — Нет, я и сам замечательно справлюсь.

— А что это будет? — поинтересовалась Трикси.

— Вегетарианская версия болоньезе и жареная цветная капуста в яичном кляре, — я помешал тушащиеся овощи. — Будет готово через десять минут.

— А он вкусно готовит? — тихонько спросила Винил у Беаты.

— Лучше чем в ресторанах, — уверенно подтвердила та.

Комплимент, однако.

— Ладно, котята-поварята, брысь с кухни. Как будет готово, я позову.

Единорожки переглянулись, синхронно хихикнули и ушли в гостиную. Я попробовал спагетти… хм, уже готовы. Рановато я их поставил. Зараза, как же неприятно тянет кожу… и женщины добровольно делают себе пилинг? Вот уж действительно — красота требует человеческих жертв. Поняхи так не извращаются. Наверное.

Вскоре еда была готова, и я позвал единорожек к столу. Трикси, как обычно, наворачивала так, что только за ушами трещало, Винил, после первой осторожной пробы, не отставала. Впрочем, я и сам изрядно проголодался, так что первое время тишину нарушал только звон посуды.

— Хорошо-о-о… — блаженно выдохнула Трикси, покончив со своей порцией. — Для хищника ты весьма неплохо готовишь еду без мяса.

— Приходится, — хмыкнул я. — В прошлый раз, когда я приготовил еду с всего-лишь подобием мяса, Твайлайт едва не шарахнула меня каким-то заклинанием. Думала я чейнджлинга приготовил.

— Расскафы! — тут же потребовала Винил с набитым ртом.

— Доедим — и расскажу.

Закончив с ужином, мы перебрались в гостиную, где я рассказал всю историю с Церкой (выпустив некоторые ненужные подробности) и последующий визит Твайлайт. Винил хохотала до слез, а у Трикси, кажется, пару раз мелькнул в глазах мстительный огонек.

— Так вот почему ты тогда полуголый был! — воскликнула Винил. — Она тебя после удара чейнджлинга лечила.

— Мгм, — я почесал руку сквозь бинт.

Кожа зудела все хуже, и необходимость идти за мазью встала уже в полный рост, но после ужина у меня просто не было никаких сил, чтобы подняться с кресла и куда-то пилить. Трикси отправлять за покупками идея плохая — помимо того что к ней тут относятся хуже некуда, так еще и подсунут какую-нибудь перцовую вытяжку, а страдать я буду. К счастью, у меня тут теперь завелась Винил…

— Винил, будь другом, сгоняй в аптеку, — попросил я.

— Зачем? — удивилась она.

— За… — я с легким неудовольствием обнаружил, что не запомнил название мази. — Трикси, а где листок с названием, который я тебе дал?

— Сейчас принесу.

Так-то. Даже если бы я и вспомнил про эту мазь раньше, то все равно не смог бы ее купить. К тому же, я понятия не имею, где в Понивилле аптека.

В дверь робко постучались.

— Входите, не заперто, — крикнул я.

— Привет, Винил, — поздоровалась Флаттершай, заходя в комнату, и тут же обеспокоилась. — Артур, почему у тебя забинтованы руки? Что-то случилось?

— Все нормально. Просто ходил на улицу, и чтобы не пожечь кожу, попросил Беату помочь.

— Тебе же врач запретил! — воскликнула она.

— Рекомендовал, — уточнил я. — Разные вещи. Кроме того, как бы я купил мазь, если бы не пошел в город?

— А ты купил? — немножко расстроилась пегаска.

— Нет. Забыл как называется.

— Отлично! — обрадовалась Флатти. — Я сходила к Зекоре и купила для тебя пару баночек.

— Зашибись, можно никуда не идти, — мурлыкнула Винил и крикнула. — Трикс! Можешь не искать!!! Уже не надо!!!

Вот же ленивая задница! Ради друга в аптеку идти не хотела!

— Спасибо, Флатти! — сердечно поблагодарил я пегаску. — Ты просто моя спасительница. Ужинать будешь?

— Если можно, — смущенно произнесла она.

— Пойдем, наложу. Еще горячее.

Я помог пегаске снять сумки, Флатти передала мне пару небольших баночек темного стекла, и мы пошли на кухню. В отличие от единорожек, она ела не спеша, и ей тоже явно понравилось угощение.

— Сходил к Твайлайт, — помня о том, что Флатти вряд ли заговорит первой, начал рассказывать я. — Не застал ее в библиотеке и пошел на Яблочные Акры. Видел место, где меня Дискорд долбанул заклинанием. Немножко помог Твай его расчистить от остаточной магии. Заодно узнал, что там случилось…

Флатти чуть не выронила вилку и слегка покраснела. Я быстренько сменил тему.

— Со всем этим совершенно забыл, что собирался купить мазь, так что ты меня очень выручила. Уже собирался Винил посылать в аптеку.

— Я рада помочь, — тихонько ответила она.

— Спасибо. Вкусно?

— Очень.

— Хорошо, — я улыбнулся. — Извини, я тебя ненадолго оставлю. Пойду помоюсь и нанесу мазь, а то уже сил никаких нет, настолько все тянет и чешется.

— Ладно, — кивнула она, все больше краснея.

Мда. Чую, от этой неловкости мы теперь не скоро избавимся окончательно. Неизбежные последствия необдуманных поступков. Хорошо еще, что сейчас я слишком измучен и порывы подростковой гиперсексуальности ослабли раз в десять. Кстати, тоже неплохой вариант для решения этой проблемы, четко по Челентано! Колоть дрова до тех пор, пока все лишние мысли не покинут голову.

Второй раз за сегодня приняв душ и насухо вытеревшись, я открыл баночку с зекориной мазью. Принюхался. Пахнет хвоей, ромашкой и медом, а на вид — технический вазелин. Запах отличается, надеюсь, поможет… я зачерпнул небольшое количество и размазал его по левой руке. Едва прохладная мазь слегка впиталась в кожу, как зуд и тянущее ощущение тут же пропали. То, что надо! Уже куда более уверенно я нанес мазь всюду, куда только смог дотянуться. Осталась только спина, но тут уж попрошу кого-нибудь из единорожек. Натянув трусы, я вышел из ванны в гостиную, и обнаружил там только Флаттершай, при виде меня вспыхнувшую, как маков цвет. Что за странная реакция?!

— Флатти, все хорошо?

— Ты такой голый… — пролепетала она.

— В пределах приличия, — пожал плечами я. — Тебя это смущает?

— Нет-нет-нет! Но разве тебе не холодно?

— В такую жару? — хмыкнул я. — Наоборот. А где Винил? Или Беата?

— Трикси пошла показывать ей твоего древесного волка, — Флаттершай зажмурилась и помотала головой. — Она и мне предлагала посмотреть, но я не хочу!

— Понятно… может, тогда ты мне поможешь? Я не достаю до спины, а мазь надо бы нанести и там.

— Ладно, — пискнула Флаттершай. — Только сядь пониже.

— Нет проблем, — я бросил полотенце на пол и сел на него по-турецки, подставив спину сидящей на диване пегаске.

— Нет, так не получится. Дай-ка я спущусь.

А, ну да, не то у них строение тела чтобы не слезая с дивана пользоваться передними лапками. Флаттершай спрыгнула на пол, и я сел к ней спиной. Слегка вздрогнул, когда ее лапки прикоснулись к моим плечам. Без какой-либо магии, только подушечками хуфов.

— Это так странно, — раздался завороженный голос пегаски над самым ухом. — Только голая кожа, без единой шерстинки…

— Вообще-то шерстинки должны быть. Просто при магическом восстановлении кожи волосы должны сами отрасти.

— И она такая мягкая… нежнее чем хуфы у жеребенка… словно губы… — кажется, она меня даже не слушает. — Все тело нежное, словно губы…

Она повела лапками вниз, распределяя мазь по коже. Легонько-легонько, едва касаясь.

— Шай, не настолько я уж и сахарный, можешь и сильнее давить, — хмыкнул я. — Скажешь тоже.

— Так необычно… а для тебя наша шерстка приятная на ощупь?

— Да. Я еще когда только попал сюда, удивлялся этому. Почему спрашиваешь?

— Просто интересно! — пискнула она. — Г-готово. Везде намазала?

— Ага. Большое спасибо, — я потянулся. — Как же хорошо, когда нигде не чешется.

— Я на кухню, смою мазь! — с какой-то потаенной паникой в голосе произнесла пегаска.

— Хорошо, — произнес я, поднимаясь на ноги. Когда я развернулся, я успел заметить только кончик ее хвоста, исчезающего в дверях.

Хм… куда она так торопится? И почему именно на кухню, а не в ванную? Впрочем, ее дело. Я взял с пола банку с мазью и закрыл ее крышкой, поднял полотенце и направился было кинуть его в корзину для белья, когда в дверь снова постучали.

— Не заперто.

— Уф! — в гостиную ввалился запыхавшийся Спайк. — Привет, Арт!

— Ты что, бежал сюда, что ли? — удивился я. — Если опять что-то случилось, то я пас. Еще с прошлого раза не отошел.

— Не-е, все хорошо. Я планшет принес, — Спайк вытащил указанный предмет из сумки у себя на боку. Следом за ним он вытащил и кристалл питания. — Твайлайт его подзарядила снова.

— Замечательно, — я взял оба предмета. — Можно было и не торопиться так.

— Просто Твай сказала, что ты просил занести срочно…

— Не настолько же, — хмыкнул я. — Заходи. Пить будешь?

— Ага! А что у тебя с глазами?

— Печальные последствия разборок с Дискордом, — хмыкнул я. — Это пройдет само недельки за две.

— Тогда ладно… — успокоился дракончик. — Выглядит страшно.

— Да знаю, видел в зеркале.

Я закинул полотенце в ванную, и мы зашли на кухню, где застали Флатти, отчаянно пытающуюся отмыть мазь с хуфов.

— До конца не отмывается, как не пытайся, — сообщил я. Похоже, это свойство Зекора повторила в точности. — Потом само сойдет.

— Понятно, — слегка расстроено ответила пегаска, вставая на все четыре лапы и повернувшись к нам. — Привет, Спайк.

— Привет… — дракончик задумчиво посмотрел сначала на пегаску, а потом на меня.

Я взял графин и налил ему стакан морса.

— Я, наверное, пойду… — как-то нервно произнесла Флатти. — Спасибо за ужин!

— Погоди. Давай я тебе деньги отдам. За проживание в гостинице и за мазь.

— Не надо…

— Надо-надо. У нас так принято, — уверенно ответил я, отметая все возражения. — Пойдем.

Вызнав, сколько они потратили в Кантерлоте и сколько стоила мазь, я отдал пегаске деньги и вызвался немного ее проводить, на случай если Трикси с Винил все еще играются с Листиком. Они действительно игрались — но за домом, так что путь был свободен.

— Тебе же нельзя выходить на солнце! — всполошилась Флатти, когда мы прошли метров двести.

— Не беспокойся, я ненадолго. Да и вечернее солнце не такое злое, будет только на пользу. Кожа должна привыкнуть к солнечному свету, не буду же я в бинтах всю оставшуюся жизнь ходить.

— Но ведь врач…

— Они таких как я первый раз видят, — напомнил я. — Я с собственным телом знаком все-таки лучше.

— Если ты так думаешь…

Молчание.

— Ладно, пойду я обратно, — я присел на корточки рядом с пони. — Спасибо за все, Флатти. Если тебе вдруг что-нибудь понадобится — только скажи. Стой! Будешь меня обнимать — вся испачкаешься в мази.

— Ой, я уже о ней забыла, — улыбнулась пегаска. — До встречи.

— Передавай от меня привет зверью.

— Обязательно передам!

Недолго посмотрев вслед уходящей Флатти, я пошел к играющимся единорожкам.

— Арт, это невероятно круто!!! — завопила Винил, увидев что я наблюдаю за их скачками. — Как ты его приручил, я тоже хочу! Поймаешь мне одного?

— В лесу столько волков нет, сколько желающих их получить. Вы его кормили, кстати?

— Точно! — воскликнула Трикси. — Я сейчас заряжу кристалл.

Раздав ценные указания, я вернулся в дом. Спайка в гостиной не было — так что я заглянул на кухню, где увидел его с энтузиазмом уплетающего спагетти. Я заглянул в кастрюльку… н-да. На завтрак хватит, тому кто встанет первым.

— Вкусно?

— Угу!

Ну что ж, может я и правда неплохо готовлю. Кстати о готовке… я подошел к бутылям с брагой. Похоже, уже перебродила. Надо будет перегнать завтра, раз уж я все равно привязан к дому. Я вытащил кристаллы-терморегуляторы и пошел в гостиную. Делать ничего не хотелось, спать тоже… поиграться во что-нибудь, что ли? Тоже не хочу. Тоска-а-а… я взял простыню, накрыл ею кресло и рухнул в него. Все. Больше не встану.

Вскоре вернулись обе единорожки.

— Арт, ты в порядке? — поинтересовалась Беата.

— Выглядишь фигово, — сообщила Винил.

— Я устал, не хочу ничего делать и мне скучно.

— Может, сыграем во что-нибудь? — предложил Спайк. — О! Ты говорил что у тебя есть какие-то супергеройские фильмы на планшете!

— Ну есть, — вздохнул я. — А вы что, язык знаете?

— Фильмы из другого мира? — заинтересовалась Винил. — А ты нам и переведешь!

— Придется постоянно на паузу ставить, — сообщил я. — Да и там же люди играют, а вы наши эмоции не понимаете почти.

Да-а, я просто мастер отмазок, когда мне лень.

— Ого, так у тебя есть эмоции? — очень правдоподобно удивилась Винил.

— Ха-ха.

— Тогда, может в картишки? — предложила Трикси.

— Нет колоды, — пожал плечами я.

— У меня есть! — обрадовалась единорожка. — Я мигом.

Черт. Ну ладно. Тоже развлечение. И, поскольку Пинки нет, то я их щас всех раздену! Стоп, они и так голые. Ну ничего, что-нибудь придумаю, хе-хе…

Трикси вернулась с колодой, и я предложил играть на желание — победитель загадывает его проигравшему. Спайк тут же почуял подвох, но Трикси сразу же самоуверенно согласилась, Винил тоже, так что ему пришлось смириться. Играть стали в понячий вариант дурака — эту игру я уже знал по поездке с Пинки, и предвкушающе ухмыльнулся. Ну что ж, кто будет первой жертвой?

Ею оказался ошарашенный Спайк, к концу игры едва удерживающий в лапках почти всю колоду. Правда, я выбыл вторым, и желание должна была загадывать Трикси. Та без раздумий потребовала принести ей крекеров с арахисовой пастой. Мелкая рогатая обжорка.

Пока Спайк ходил за ними, я раздал карты для следующей партии. На этот раз я вышел первым, и стал с ухмылкой поджидать следующую жертву. Ей снова оказался Спайк.

— Опять?! — взвыл дракончик. — Вы сговорились, что ли?

— Не везет в картах, повезет в любви, — хмыкнул я. — Что бы такого тебе загадать… о, в тему любви. Признайся Рэрити!

— Только не это!!! Пощады! — завопил Спайк.

— Шучу-шучу, это было бы слишком жестоко, — хихикнул я и посмотрел на Трикси. — О! Знаю. В течении суток после сегодняшнего дня ты должен говорить о себе только в третьем лице, называя себя «Спайком, Великим и Ужасным».

— А, ну это можно! — с облегчением вздохнул дракончик.

— Тогда на, раздавай, — я сунул ему колоду.

Третью партию мы начать не успели — в дверь как будто ударил таран. Хорошо, что у меня нет штукатурки, а то бы посыпалась.

— ГДЕ ВИНИЛ?!! — я даже не сразу узнал в этом полном ярости вопле голос Октавии.

— Ой-ей-ей… — прижала ушки к голове диджейка.

— Пойду открою, — с тяжелым вздохом произнес я, расставаясь с креслом.

Я открыл дверь. За ней стояла Октавия — и сейчас в пони не было и следа ее обычного аристократизма. Растрепанная прическа, сбившаяся бабочка, тяжело вздымающиеся бока (она явно бежала сюда всю дорогу), яростно хлещущущий по ним хвост и выражение «Халк убивать!» на мордашке.

— ОТДАЙ МНЕ ЕЁ!!! — потребовала кобылка голосом демона, алчущего крови.

— И тебе привет, — кивнул я. — Что случилось?

— ОТДАЙ МНЕ ЕЁ!!!

— Ну заходи, коль пришла, — пожал плечами я.

— Ты с ума сошел?! — крикнула единорожка из гостиной, и Октавия, словно учуявший добычу зверь, ломанулась вперед. — А-а-а-а!!! Трикси, помоги!

Я закрыл дверь и вернулся в гостиную. Злющая до потери разума земнопонька разве что только зубами не щелкала, беспомощно вися в телекинетическом поле моей помощницы.

— Я до тебя еще доберусь, — прорычала музыкантша, прекратив дергаться. — Сейчас у нее магия кончится, и мы с тобой поговорим по-свойски.

— Окти, а тебе же её труп не нужен будет? — деловито поинтересовался я. — Давно мяса хочу.

— Арт, ты же шутишь? — попятилась Винил.

— Извини, подруга, но ты выглядишь весьма вкусной, и, как я могу судить по состоянию твоей соседки по домику, сегодняшний вечер ты не переживешь. Зато ты останешься со мной навсегда, отнесись к этому романтично.

— Я, пожалуй, пойду, — нервно произнес дракончик.

— Стоять, — я зыркнул на Спайка и тот испуганно замер. — Нарушаешь условия желания.

— Ой, — он прокашлялся и состроил суровую морду. — Спайк, Великий и Ужасный, изволит идти домой!

— Другое дело, — одобрил я.

Трикси хихикнула, ее заклинание мигнуло и Октавия тут же подобралась в позу для прыжка. Винил испуганно пискнула и перехватила ее своим телекинезом.

— Скор-р-ро… — прошипела Октавия, и белая единорожка нервно сглотнула.

— Пойдем, я тебя провожу, — предложил я. — И запомни, ты ничего не видел.

— Спайк, Великий и Ужасный, согласен молчать, если ему заплатят!

— Не жадничай. Чересчур наглых свидетелей убирают.

Мы подошли к двери.

— Арт, она же не убьет её в самом деле? — прошептал дракончик.

— Не знаю, мне кажется она настроена вполне серьёзно.

— Арт!

— Да шучу я. Не убьет, конечно.

Распрощавшись с дракончиком, я вернулся на поле боя, которым стала моя гостиная.

— Ну что ж, Винил, момент истины, — усмехнулся я. — Покайся, смертная, ибо настал твой час!

— Почему ты на её стороне? — прохныкала единорожка.

— Потому что теперь все обретает смысл, — хмыкнул я. — Рассказывай, что ты ей сделала, что решила аж у меня прятаться.

— Я не пряталась! Я оставила записку на двери!

— Остатках двери! — рявкнула Октавия. — Обугленных остатках двери!!!

— Окти, зато я нашла нам временное жилье! — начала оправдываться единорожка.

— Какое еще временное жилье? — прищурилась земнопони.

— Арт согласился нас приютить!

— Так вон оно в чём дело… — протянул я. — В первый раз слышу. Она сюда пришла только в карты поиграть.

— ГРРРР!!! — взъярилась Октавия и рванулась вперед, щелкнув зубами в опасной близости от рога Винил.

— Арт!!! Ты же сказал!

— Да шучу я, шучу, — я хихикнул и решил подыграть единорожке. — Можете пожить у меня, я не против. Только до Понивилля далеко идти.

— Ладно, — прищурилась Октавия, глядя на Винил свирепым взглядом. — Ты сожгла мой контрабас и рояль! Но вытащила все свое оборудование!

— Я спасла твою скрипку! — попыталась оправдаться единорожкка. — А всё остальное куплю новое, обещаю!

— Хм. Ладно. Поставь меня.

— Не будешь драться? — опасливо поинтересовалась Винил.

— Только потому что не хочу ломать чужую мебель о твою пустую голову. Как тебя вообще угораздило?!

— Вини-и-ил… — протянул я, начиная догадываться. — Только не говори, что ты включала катушки в доме.

— Ну-у-у… — единорожка начала ковырять лапкой паркет. — Я нечаянно. Оставила их включенными, когда экспериментировала в подвале с кристаллами, а они, видимо, поймали сигнал… а когда я почувствовала запах гари, второй этаж уже вовсю полыхал.

— И кому я только лекции по безопасному обращению с высоковольтным оборудованием читал? — тяжело вздохнул я. — Хорошо еще, что сама жива осталась. Окти, есть будешь?

— Не отказывайся, он круто готовит! — тут же подхватила возможность сменить тему Винил.

— Буду. Я только что вернулась с концерта и голодная, как древесный волк.

— Пойдем тогда. Винил, отпусти ты ее уже.

Единорожка опасливо поставила подругу на пол, та фыркнула, гордо подняла голову и направилась на кухню.

Охо-хо… что у меня ни день, то бардак и бедлам. И пони. К счастью, этих я уже набрал максимум. Я вздохнул и пошел следом за Октавией.