Записки пирата

Работа вдохновлена стилем рассказа "На борту "Утренней звезды". Короткие очерки, сделанные пони, когда-то бывшего пиратом.

Другие пони ОС - пони

Летописи Демикорнов

Летописи Демикорнов, небольшие главы рассказывающие о моментах их жизни, этапах становления некоторых персонажей, проводимых ритуалах и общем укладе их быта. Рассказ будет идти о времени до эпохи Алого Мастера и в самом её расцвете, приоткрывая тайны этого странного народа. Это истории исполненные грустью, радостью, разочарованием и надеждой...

ОС - пони

Поцелуйчик

Вы с Тораксом - бро, и ты убеждён, что бро не целуются друг с другом. Торакс готов поспорить.

ОС - пони Торакс

Заговор знаков отличия

После очередного безобразия, учинённого Искателями знаков отличия, Твайлайт и её подруги решают преподать жеребятам урок. Но как и многие розыгрыши, их шутка приводит к непредсказуемым результатам.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Тёмная Луна

Альтернативная история самого начала мультсериала. Приближается тысячный день Летнего Солнцестояния, день, когда на свободу должна выйти Найтмэр Мун. Тайный Орден Тёмной Луны, основанный ещё до её изгнания, начинает действовать, чтобы Найтмэр Мун могла добиться своего и над Эквестрией воцарилась вечная ночь...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Секс-игрушки

Это небольшая зарисовка на предмет альтернативного развития событий возвращения Найтмер Мун.

Принцесса Селестия Найтмэр Мун Человеки

Темная Твайлайт

Твайлайт Спаркл находит таинственную древнюю книгу, изучение которой наделяет её небывалой магической силой. Но есть и другая сторона медали: тёмная магия книги меняет душу сумеречной принцессы. Твайлайт решает захватить власть в Эквестрии, ощущая себя достаточно сильной, чтобы править вместо Селестии и Луны.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Куриная богиня

Маясь от безделья и в надежде получить кьютимарку, Скуталу решает помочь Флаттершай присмотреть за животными. Но дела идут не по плану, когда курицы при виде Скуталу решают, что она их богиня...

Флаттершай Скуталу Другие пони

Fallout Equestria: Один на Миллион: Понимания

Фанфик-переход, написанный мной под влиянием фика за авторством SilverShine, также в качестве эксперимента. В процессе написания и продумывания о том, как и почему человек попадает в Эквестрию, зародилось продолжение, так что фанфик-переход вылился в произведение на 17 гуглдоковских страниц и 7 с небольшим тысяч слов. И это только начало, так как продолжение пишется. Имеются мат, сленг, ОС, человеки и часть мейн6, пусть лишь в качестве проходных персонажей.©

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Вихрь звёзд вокруг нас

Древний мир. Эпоха "понячей античности". Ещё нет аликорнов, нет Эквестрии. Единственная известная магия - телекинез. Эта история о том, как всё начиналось. Эта история об амбициях и их последствии. Да, и не пытайтесь переводить название на английский. Можете словить спойлер)

Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 16 - Симперасма Глава 18 - Дикэ

Глава 17 - Адиафорон

По объему — три главы в одной, поэтому и писалось так долго.
На фикбуке текст появляется раньше, но может трансформироваться по ходу дела.

За обширные консультации по канону и замечательные идеи хочу отдельно поблагодарить Kinish'а, автора фанфика "Заколебавшийся Брони и Неожиданная Попаданка". https://ficbook.net/readfic/4938035
Без него эта глава писалась бы дольше, а размером была бы меньше :D

Приятного чтения :)

Ну, что я могу сказать по этому поводу? Только одно – «it’s totally worth it»! Даже не считая сладкой мести за все её намеки и поддразнивания, я узнал аж три крайне интересные вещи: во-первых, единороги не могут колдовать, пока им лижут рог, во-вторых это для них что-то крайне приятное, и в-третьих – Тия просто потрясающе смотрится, будучи одновременно возбужденной и в гневе. И она действительно не настолько импульсивна как Луна – я так никуда и не полетел, даже наоборот!

Сейчас я украшал собой кантерлотский сад в качестве скульптуры. После того как Тия все-таки справилась с бесконтрольно светящимся рогом и соизволила поднять с меня свой королевский зад, она закатала меня в камень, оставив торчать одну голову, и поставила недалеко от массажной полянки. Поза «меня придавило злой аликорной» немножко некомфортна, если стоять в ней семь часов кряду, но хэй! Я еще жив, а это уже достижение! К тому же, большую часть этого времени я банально промотал, ритм сердца для этого подходит не хуже любого другого, только под утро птицы стали мне мешать его слышать. Кстати, остальные скульптуры в саду как-то наводят на нехорошие мысли. Может, не я один удостоился чести получить памятник еще при жизни? Что ж, уверен что на моем постаменте тоже будет выгравировано что-нибудь эпическое… не будет же принцесса дня писать настоящую причину. О, легка на помине!

— Поверить не могу. Просто поверить не могу в то, что тебе там весело! – воскликнула она, приблизившись. ОК, еще один полезный факт в копилку, радиус действия эмпатии аликорна примерно семь метров.

— Извини, Тия, я до сих пор не могу прекратить представлять себе выражение твоей милой мордашки.

— То есть ты совершенно не раскаиваешься, — слегка угрожающе поинтересовалась Селестия.

— Не-а. Я ведь уже говорил про это, помнишь? «Эти чувства до абсурдного сильны». Да и потом, после всех твоих шуток и реверансов в мою сторону… можно ли обвинять меня в том что я решился попробовать?

— Арт, у меня есть сильное желание оставить тебя тут…— маленькая пауза и возмущенное. — Вот почему ты не боишься?!

— Потому что ты хорошая, — самым умильным голосом, на который только был способен, произнес я.

— Что я уже успела понять за время общения с тобой, таких простых причин у тебя никогда не бывает.

— Это комплимент, между прочим, — обиженно заявил я. – Но ладно, я предлагаю сделку. Раз уж тебе так интересна подоплека, то я с радостью расскажу тебе, после того как ты снимешь с меня эту скорлупу.

На ее прекрасном личике мелькнуло нехарактерное выражение, а затем она изящно развернулась на месте, и продемонстрировала коронный лошадиный удар. Все тело пронзила острая, резкая боль, как будто мои внутренности зацепило крюком-кошкой и дернуло наружу, но ощущение боли почти сразу же ослабло. Судорожно втянув воздух и открыв рефлекторно прикрытые глаза, я увидел у своей груди яркое свечение рога дневной принцессы. Что ж, метод «сама покалечу – сама вылечу» у них с Луной общий на двоих.

— Прости, Тия, — я протянул руку и легонько погладил ее по щеке. – Я хотел только отблагодарить тебя за помощь, но снова не сдержал свои… порывы.

— И почему ты говоришь это только теперь? – глухо поинтересовалась она.

— Потому что вчера ты меня слушать не захотела. И кроме того, ты сейчас выразила свое честное мнение по этому поводу безо всяких шуток и уверток.

— Лягнув тебя? – удивилась она.

— Мгм. Это ведь была вспышка гнева, я видел твое выражение лица. И, может я и не прав, но это совершенно не в твоем характере.

— Ты прав, — она вздохнула и погасила рог. Я поднялся из разбитой каменной брони… хм, ниже пояса она осталась целой. – Артур, я прощу тебя на этот раз, но никогда больше так не делай. Это слишком интимно для нас.

Ну да, как я понял что-то вроде принудительного поцелуя в сочетании с, кхм, фелляцией.

— Я понял. Еще раз извини меня за это. И… ты можешь снять эти каменные штаны? Только пожалуйста, менее радикально.

— Но тебе все равно весело, — вздохнула Тия.

— Тц. Эмпатия это нечестно, — недовольно ответил я. – Сел, серьезно, я понял что сделал что-то в высшей степени непристойное, но все равно твое лицо, когда ты пыталась что-то колдовать, а я раз за разом сбивал заклинание… это… восхитительно. И очень мило. Образ, ради которого не жалко быть слегка побитым и стоять всю ночь в камне. Единственное о чем я правда очень, очень сожалею, так это о том, что обидел тебя.

— Артур, если ты хоть кому-нибудь об этом расскажешь… — она многозначительно на меня посмотрела.

— Ни за что на свете, — поклялся я.

— Вот и хорошо, — ее рог засветился, и камень просто растворился в воздухе. – Пойдем завтракать?

— Я сначала в ванную, если ты не против.

— Действительно, тебе не помешает, — она улыбнулась и телепортировалась.

Мягко говоря, да. После того как я обнаружил что она не может ничего наколдовать, пока я облизываю ее рог, от вида ее ошарашенно-беспомощной мордашки и у меня окончательно снесло крышу. Я, игнорируя все возмущенные требования (которые, к тому же часто прерывались страстными вздохами) добавил к облизыванию рога еще и массаж ушей, и достаточно быстро увидел все великолепие напряженных пятиметровых крыльев. Ну а потом Тия вспомнила что даже без магии она, вообще-то, физически сильнее. Будь Тия человеком, уверен, она бы меня пинками гоняла по всему саду, но, к моему счастью, анатомия у нее для этого неподходящая, так что она просто грубо сбила меня на землю и села сверху, чтобы я не убежал. На попытки заговорить она отвечала одинаково – просто вдавливая меня лицом в землю (кстати, у пони, оказывается, три магических пальца!). В каком-нибудь другом случае я бы разозлился от такого обращения, но после всей этой чехарды меня пробрал просто-таки гомерический ржач. Как она меня там не грохнула – великая загадка отходчивого понячьего характера. В общем, моими стараниями вечер закончился безобразно.

Хотя… насколько я понял ее характер, через некоторое время Тия будет считать это веселым приключением, но пока что она… «обижена» не совсем точное слово. Скорее расстроена, словно я растревожил какую-то старую рану. И выглядит она не слишком бодрой… что-то мне не нравится, куда все это идет.

И все же… она делает счастливое лицо. Настолько достоверно, что я изначально даже поверил, в то что она уже считает произошедшее ночью веселым приключением. Не был бы я столь нагло-веселым когда она пришла, мог бы и не получить тонкий намек копытами на то, что она на самом деле чувствует по этому поводу.

Или же, мной манипулируют. Никогда нельзя быть ни в чем уверенным, когда имеешь дело с умелым лжецом, оттачивавшим свои навыки десятки веков. Но… черт, если она может сыграть такое, то… то… нет, это уже доза цинизма, несовместимая с моим оптимистичным взглядом на жизнь.

Завтрак, что ожидаемо, прошел слегка натянуто – так что я ничуть не удивился тому, что Луна одарила меня очень тяжелым взглядом едва Тия пошла заниматься своими царскими делами.

— И что ты натворил? – поинтересовалась она таким тоном, что у меня возникло ощущение будто мне в грудь уперлось танковое дуло.

— Не могу разглашать подробности, — вздохнул я. – Но если кратко, то финал массажа был испорчен. Мной. Можешь догадаться как.

— Артур, я знаю свою сестру. Для нее это было бы скорее веселое приключение, никак не повод расстраиваться.

Эк я угадал.

— Я извинился, и она меня простила, — пожал плечами я. – Вообще, я думаю что дело не во мне, я просто напомнил ей о чем-то. Или о ком-то.

— Что же ты сделал?

— Я обещал, что никому не расскажу. Извини.

— Неожиданная щепетильность, — усмехнулась она.

— Луна, может я и не могу долго вести себя прилично пока вы на расстоянии вытянутой руки, но это ведь не потому что я помешанный на пони маньяк-преследователь, растерявший последние моральные ориентиры. Я бы хотел что-нибудь для нее сделать в качестве извинений, но ничего в голову не идет. Предлагать ей еще один массаж однозначно идея так себе.

— Можешь приготовить ей тортик. Или несколько, — она задумалась на секунду. – Лучше несколько.

— Не думаю, что могу хоть как-то сравниться с королевскими поварами. А уж тем более удивить твою сестру, которая ест торты на завтрак, обед и ужин уже не одну тысячу лет.

— Почему нет? – улыбнулась Луна. — Это ведь будет по рецептам другого мира. Вполне возможно, что ты приготовишь что-то уникальное, и тогда Тия от радости точно про все позабудет. Когда-то давно она поручила мне встречать послов из Як-Якистана, сделав вид что это ужасно важно, а сама в это время залезла на кухню, чтобы спокойно насладиться фруктовым льдом, который они привезли в качестве подарка.

Нда… судя по всему, Тия любит объединять хорошую шутку и что-нибудь вкусненькое лично для себя.

— Ну раз ты так говоришь, то можно попробовать.

— Я отдам приказ, и дворцовая кухня будет в твоем распоряжении.

— Спасибо.

— Ах да, — Луна ехидно улыбнулась. – Почему Тия сказала что у тебя была тяжелая ночь?

— Думаю, она хотела этого так сильно, что выдала желаемое за действительное, — хмыкнул я. – На самом деле все было не так уж и плохо… хотя поспать мне и не удалось.

— И подробностей ты не расскажешь, — улыбнулась она.

— Молчание – золото, — я поднялся. – Пойду схожу к Блубладу.

— Зачем тебе этот самовлюбленный прыщ? – сморщилась Луна.

— Вчера я его напугал до обморока. Теперь надо извиняться.

— Может, не надо? Получил, что заслужил, — фыркнула она.

— Интересное замечание, — я сел обратно. – Ну-ка, ну-ка, почему ты так думаешь?

— Ты просто не видел, как он обращается с кобылами. Словно Объединения никогда не было, а он до сих пор принц-единорог, приехавший с проверкой в подчиненный город земных пони.

— Сравнение любопытное, но мне непонятное. Расскажешь?

Еще во время ее рассказа мне захотелось сбегать в библиотеку и взять себе пару книг по древней истории, потому что это должно было быть что-то особенное. Я уже получал несколько подтверждений о том что Эквестрия и сейчас не во всем белая и пушистая, но прошлое у нее – не хуже земного древнего мира! Расизм, захватнические войны, рабство, ксенофобия, кастовое общество… в общем, будь я на месте пони, я бы поставил сестрам памятник из золота. Заслужили полностью. Хм… может быть, когда-нибудь займусь этим лично, раз уж поньки не догадались. Хотя, если посмотреть с другой стороны, на кой нужен памятник, если всегда можно посмотреть вживую? И ведь есть на что посмотреть…

— Артур, — вздохнула Луна. – Я не понимаю, как мой рассказ заставляет тебя чувствовать то, что ты чувствуешь сейчас, и это немного пугает.

— Не обращай внимания, — улыбнулся я. – Это все моя хищная природа. Азарт охоты, удовольствие поимки беззащитной жертвы, это нас возбуждает… шучу, просто шучу. Ты просто очень красива сегодня, и я залюбовался.

— Спасибо, — улыбнулась она, взмахнула крыльями и перелетела мне за спину. «Вне поля зрения», ха… но она права, так что оборачиваться я не стал. — Возвращаясь к Блубладу. Он ведет себя почти так же, как тогда.

— И что, никто не пытается его осадить?

— Его выходки не нарушают законов Эквестрии. Другого жеребца за подобное могли бы и побить, но он принц, и если кто-то начистит его холеную морду, то это уже будет нападением на члена королевской семьи. Впрочем, я слышала что некоторые устраивают ему мелкие пакости.

— Он ваш родственник? – уточнил я. – Я слышал, как он зовет Сел «тетушкой».

— Упаси звезды, — фыркнула она. – Это просто пережиток формальностей, оставшихся со времен Объединения. Новыми землями должны были управлять на равных все пони, и поэтому из королевских домов каждого из государств было выбрано по одному представителю. Их называли «принцессами» или «принцами», чтобы показать, что не один из них не правит единолично. Согласно этикету, они должны были обращаться друг к другу как родственники, и заботиться как друг о друге, так и о своих поданных, словно о семье.

— Ва-а-а… — я покачал головой. – Видимо, отношения между расами были хуже чем у пауков в банке, раз потребовалось такое НЛП.

— Это ты верно ухватил, — усмехнулась Луна. – Погоди, с чего ты взял? И что такое НЛП?

— Ммм… — я задумался. – Это означает «нейролингвистическое программирование». Если объяснять суть предельно просто, то слова, которые ты слышишь и которыми ты думаешь влияют на сам процесс твоего мышления. Как поется в одной нашей песенке, «если поросенком вслух с пеленок обзывают баюшки-баю, даже самый смирненький ребенок превратится в будущем в свинью». Это работает в обе стороны, так что если ты называешь кого-то «братом» или «сестрой» даже в мыслях, то со временем ты привыкаешь к этому и действительно начинаешь считать кого-то если и не семьей, то близко к тому.

— Имеет смысл, — задумчиво произнесла она. – Даже пугающе много смысла… но откуда ты это знаешь?

— Интересовался, — пожал плечами я. – Люди любопытны относительно всего, включая себя самих. Но, кто бы не создавал этикет времен Объединения, он тоже вполне владел предметом, хоть и был несколько… оптимистичен относительного того, как это сработает. Для того чтобы преодолеть старые обиды и разногласия должны были смениться несколько поколений… и все это под строгим контролем. Чем там все закончилось? Гражданской войной?

— Появлением Дискорда, — вздохнула Луна. – Если тебе так интересно, то тебе лучше взять в библиотеке книги об этом периоде.

— Обязательно возьму. Так значит, Блублад принц не потому что связан с вами, а потому что он потомок одного из тех древних родов, которые правили единорогами?

— Именно. Но, как я уже говорила, это пустая формальность.

— Понятно, — я обернулся. – Спасибо за интересный рассказ, но я все-таки пойду извинюсь. Он меня заинтересовал.

Луна ехидно улыбнулась.

— Так же, как интересую тебя я? – ехидно улыбнулась она. – Каков затейник. Но, думаю и тебя, и бегающих за ним кобыл можно понять, он красавчик… оу.

— Фу. Нет, у меня другие предпочтения.

— Отношения между жеребцами кажутся тебе отвратительными, — задумчиво произнесла Луна. – Почему?

— Культурная особенность, точно так же как и моя одежда. Нет, меня он интересует по другой причине.

— И какой же?

— Некоторое несоответствие, — задумчиво произнес я. – Расскажу, как все разузнаю. Хотя погоди, ты сказала, что ему подстраивают пакости. А чтобы он на них как-то реагировал ты слышала?

— Нет, — она нахмурилась. – Это странно. Возможностей у него более чем достаточно. Это и есть твое несоответствие?

— Не оно, но в общую картину вписывается. Серьезно, как я узнаю все подробности, я тебе расскажу.

— Что ж, удачи тогда. Ты пойдешь на кухню, как закончишь с ним?

— Ага.

— Тогда я сейчас отдам нужные распоряжения.

— Я не меньше получаса потрачу на Блублада, — предупредил я

— Хорошо, — улыбнулась Луна.

Я поднялся и вышел, лишь ненадолго остановившись в дверях чтобы полюбоваться принцессой ночи. Она кинула на меня укоризненно-ехидный взгляд, и телепортировалась.

Снова отловив один из патрулей, я попросил проводить меня к Блубладу. По пути я попытался выяснить что-нибудь о единороге, но стражники откровенничать не стали, обойдясь общими фразами. Впрочем, считать их мнение с мордашек особого труда не составило. В народе принц тоже непопулярен. И это весьма любопытно, учитывая что он был готов пожертвовать собой ради Эквестрии. С таким настроем он вполне мог бы быть принцем-героем, любимцем публики, особенно учитывая что он красавчик (поверим Луне, тем более что Тия притащила именно его вместо порнухи не просто так), но – ничего подобного. «Тетушка» Луна отзывается о нем неодобрительно, стражники от его упоминания словно по лимону съели… но вот Тия их мнения явно не разделяет. Осталась лишь сущая мелочь… стоп, нет, мне еще надо продумать извинения.

Я отпустил стражей, постучался в дверь, и, дождавшись ответа, зашел внутрь. Принц что-то писал на листе бумаги перед собой, и посмотрел на меня лишь когда я подошел ближе. Секундное узнавание – и он едва не упал со стула, так дернулся.

— Прошу прощения, ваше высочество, — я остановился. – Я пришел лишь для того, чтобы извиниться за вчерашние события.

— Д-да, — он сглотнул. – П-присаживайтесь.

Ого? Реакция не совсем та, что я ожидал. Но воспользуемся предложением.

— Приношу свои глубочайшие извинения, — я склонил голову. — Все сказанное мное было лишь неудачной шуткой, и мне очень жаль что вы приняли ее столь близко к сердцу.

Он нервно постучал краем лапки по столу.

— Вас тетушка Тия прислала? – наконец, спросил он. Поразительно, но сейчас изменился даже его голос, став тем же манерным тенорком.

— Нет, я пришел сам, — покачал головой я. – Но я сказал принцессе, что собираюсь извиниться перед вами.

— Сами? – удивился он, и снова высота и интонации его голоса поплыли. Какая знакомая проблема.

— Почему вас это удивляет? Я оскорбил вас сам, без чьего-либо наущения, значит и извиняться тоже должен сам. В конце концов я не ребенок, чтобы о правильном и неправильном мне говорил кто-то другой.

Блублад смотрит на меня задумчиво, словно решая, что делать дальше. Вчерашняя маска все еще на нем, но теперь, когда я присматриваюсь, разглядеть тени истинных мыслей не так уж и трудно.

— Я принимаю ваши извинения, — наконец, решился он. – Но я хотел бы узнать, просил ли кто-нибудь вас подшутить надо мной?

— Нет, — покачал головой я, слегка прищурившись. Блублад не отвечает на пакости, так зачем же ему знать, кто о них просил? – Целиком моя инициатива. Я был слишком рад результату эксперимента, и, боюсь, слегка перестарался с шуткой. Принцесса Селестия потом объяснила мне как это выглядело с вашей стороны.

И снова он изучает меня, словно пытаясь понять что я думаю.

— Это было глупо.

— Скорее отважно, — возразил я. – Ваше высочество, позволите один вопрос?

— Если вы, в свою очередь, ответите на мой, — кивнул он настороженно.

— Зачем вы стараетесь выглядеть хуже, чем вы есть?

Его глаза расширились, но он тут же взял себя в руки (в хуфы?).

— Вам тетушка Тия сказала?

— Нет, это мои наблюдения. Во-первых, вы воспользовались заклинанием телепортации в библиотеке, а оно далеко не простое.

— Это была библиотека? — удивился он.

— Тайная книжная комната принцессы Селестии, — пожал плечами я. – Телепортироваться туда может только она сама… впрочем, это догадка по косвенным признакам. Но я угадал? Это была телепортация?

— Да, — он виновато улыбнулся. – Мне ужасно хотелось сбежать, но я не видел выхода.

— Второе, это, конечно, фраза про Эквестрию. Совершенно не ожидал от единорога вашего облика фразы о том, что он готов пожертвовать своей жизнью ради других.

— Я просто… ну… — он покраснел. – Мне стало стыдно перед тетушкой Тией… и мне захотелось хоть раз совершить что-то выдающееся.

— В любом случае, это было впечатляюще. И заинтересовало меня, так что я сегодня провел некоторое расследование. Оказалось, что не я один был обманут образом. Принц Блублад непопулярен в народе, поскольку ведет себя как… — я задумался, подбирая слова.

— Самовлюбленный подлец, — подсказал единорог.

— Хм, ну, можно и так сказать. Однако, хоть во дворце и есть слухи о том, что вам за это постоянно устраивают козни, слухов о том, что вы на них как-то отвечаете нет. И вот, придя сюда, я обнаруживаю что голос и манеры тоже поддельные. Единственное, что мне во всем непонятно – на кой вам все это?

— Поддельные? – удивился он.

— Когда говоришь искусственно изменяя свой голос, нужно быть очень аккуратным с эмоциями. По крайней мере, пока новый голос не станет родным, — объяснил я. – Сам почти год привыкал. Так зачем вам это?

Единорог хмыкнул и покачал головой.

— Вы первый кто заметил… — его голос стал ниже, и из него вмиг пропала вся манерность. – Неудивительно, что тетушка Тия вами заинтересовалась.

— Заинтересовалась? В смысле? – напрягся я.

— Ее не было последние четыре дня, но слуги видели вас вместе с ней и тетушкой Луной обедающих на башне. Она назначила вас профессором своего университета, хотя вы здесь очень недавно, и единственное что успели сделать – начать распространять музыку вашего мира. Еще тетушка подшучивает над вами, а этого удостаиваются только достаточно близкие ей пони… очевидно, что она знает вас лучше, чем другие, поскольку я сильно сомневаюсь в том, что вы способны ее обмануть.

Неплохой анализ! А парень наблюдателен, рассудителен и, как и говорила Тия, умен. И да, пожалуй это все можно счесть «заинтересованностью». А я (как обычно) уже начал думать что-то пошлое.

 — М-м, ну да, пожалуй, — кивнул я. – Так зачем вы притворяетесь самовлюбленным подлецом?

Он посмотрел на меня с сомнением, словно уверенный в том, что я не пойму его причин. Но все же произнес:

— Я не хочу жениться.

И он таки был прав! Я аж поперхнулся от несоразмерности проблемы и решения.

— С точки зрения пони это действительно достойная причина для того чтобы устраивать подобный спектакль? – возмущенно спросил я. – Вот объективно?

— Конечно, нет! Но то обычному пони. Я же – знать. «Принц, ведущий свой род от древних королей» — произнес Блублад, словно кого-то передразнивая и вздохнул. — Моя семья относится к этому слишком серьезно.

— Тогда не проще ли было найти себе фаворитку, и сказать что все, мест нет?

— Нет! – ужаснулся он. – Где одна, там запросто может быть четыре! И это помимо того, что даже одной слишком много!

— Почему? – удивился я.

— Потому что все кобылы в Эквестрии – сумасшедшие, — уверенно заявил он.

Я хотел было возразить, но с подбором обратных примеров моментально возникли проблемы. О всех встреченных эквестрийках я мог сказать либо «да, он прав», либо «я не настолько хорошо ее знаю».

— Это если сравнивать с кем? – все же уточнил я.

— С ними же на первый взгляд, — он вздохнул. – Тебе не понять. За тобой когда-нибудь охотилась пара сестер-пегасов, считающая что ты должен принадлежать только им, потому что они достойны только самого лучшего? Или, может, ты в течении нескольких месяцев пытался избавиться от внимания знатной единорожки, которая была готова на все, лишь бы исполнить свои розовые мечты о прекрасном принце?

Надо же, на «ты» перешел. Впрочем, учитывая тематику обсуждения, это не так уж и плохо.

— За мной охотились фанаты музыки, и это было достаточно неприятно, — согласился я.

— Это даже близко не похоже на тот кошмар, в котором жил я, — заверил меня принц.

— А ты стиль сменить не пробовал? – съехидничал я.

— Думаешь что, самый умный? – огрызнулся он. — У меня сейчас и есть самый что ни на есть отталкивающий стиль. Ты вот что подумал, когда меня увидел?

Ха, а он прав!

— Ну да, я подумал что ты жеманный самовлюбленный хлыщ. Но я же не кобыла. Им, поди, такой облик не кажется отталкивающим.

— Хуже я сделать не могу, — вздохнул Блюблад. – Я настолько красив, что мне идет все что угодно.

— От скромности не умрешь, — хмыкнул я.

— Что я могу сделать, если это правда? Я не могу сделать еще хуже, я же все-таки "принц". Семье плевать на мое поведение, им кажется что элита единорогов именно так и должна обращаться с остальными. Но за обликом все же приходится следить.

— И поэтому ты дополняешь облик соответствующим поведением, — кивнул я. – Честно тебе скажу, получается здорово. Но разве это не приносит тебе уйму проблем?

— Сначала приносило. Теперь ко мне навязываются только кобылы, которые обо мне ничего не слышали, а это происходит от силы два раза в год. Жить стало гораздо проще, чем когда они бегали вокруг табунами.

Что ж, если он не преувеличивает, то возможно такая «мечта каждого мужчины» на самом деле не так уж и хороша, как может показаться на первый взгляд. Хотя… как на мой взгляд, ему просто хочется усидеть на трех стульях. И принцем остаться, и с семьей не ругаться, и личную свободу иметь. Мда. Похоже, формула «чаще всего нас заставляют лгать другие» работает и здесь.

— Понятно, — кивнул я. – Что ж, спасибо за рассказ. Ты хотел задать какой-то вопрос мне?

— Да… — он порылся в ящичках и достал оттуда газетную вырезку. – По поводу одного из твоих интервью.

— Про музыку? – подозрительно поинтересовался я.

— Нет, про твой мир. Ты сказал, что у вас там есть машины, на которых можно долететь в любую точку мира меньше чем за сутки, — он ткнул в конкретное место в тексте. — Это правда?

— Да, самолеты, — кивнул я. – А что?

— Ты что-нибудь знаешь о их двигателях?! – жадно вспыхнули глаза принца.

— Немножко, — кивнул я. – Но зачем? Я у вас тут не видел ничего, кроме воздушных шаров, на них такое не поставишь.

— А на дирижабли?

— У вас есть дирижабли? – удивился я.

Оказалось, есть, а Блублад к тому же страстный поклонник воздухоплавания. Он утащил меня в смежную к кабинету комнату, увешанную фотографиями и чертежами, и прочел вдохновенную лекцию (это как если бы Пинки пыталась читать конспект Твайлайт с интонациями Дэш) про свои дирижабли. Впечатляющие, но крайне примитивные, даже на мой неискушенный взгляд. Подвесная открытая гондола, движок – самый простой воздушный винт, в лучшем случае два. Я перевел взгляд на другую фотографию и чуть не поперхнулся, осознав масштаб. Вот это монстр! Целый корабль, подвешенный к раскрашенному под кита баллону размером с… да с кита! Здание на его фоне вообще никак не смотрится! Или тут используется магия, или эта байдищща вообще не сможет летать просто из-за бокового ветра!

— Же-е-есть, — протянул я, покачав головой.

— А? – прервал свои дифирамбы Блюблад и посмотрел, что вызвало у меня такую реакцию. – О! Нравится?

— Без магии летает? – в лоб задал вопрос я.

— Если пегасы организуют хорошую погоду… — неуверенно произнес он.

— Понятно. Скорость, я так понимаю, просто удручающая.

— Пегасы даже ходят быстрее, — согласился Блюблад. – Я надеялся, что ты сможешь подсказать что-нибудь полезное.

— Не моя тема, — покачал головой я. – Тут авиаконструктор нужен. Впрочем, кое-какая информация у меня есть… давай я загляну ближе к вечеру и расскажу все что раскопаю? Сейчас у меня кое-какие планы.

— Отлично! Буду ждать! – обрадовался принц.

Распрощавшись с счастливым фанатом воздухоплавания, я по знакомому маршруту направился на кухню. Такими темпами я, похоже, не вернусь сегодня в Понивилль, как собирался. Хотя, если поторопиться с тортами, то может и успею.

Дворцовая кухня днем – весьма оживленное место. Что-то парится, жарится, бегают пони в служебных униформах, под потолком то и дело проносятся пегасы… практически сразу как я вошел, меня тут же утащила в сторону седая кобылка-земнопони с заплетенной в косу гривой. На шее у нее висела сложного плетения цепь с медальоном-солнцем.

— Пожалуйста, отойдите с прохода, вы помешаете слугам, — сказала она. – Это вы будете готовить по велению ночной принцессы?

— Я, — блин, что это все кухонные работники на меня такие косые взгляды бросают? Неуютно. – Меня зовут Артур.

— Сенешаль Дэйнти Вандер, к вашим услугам. Чем я могу помочь?

— Во дворце ведь есть другие, не используемые постоянно кухни?

— Да, — кивнула она. – Вас чем-то не устраивает эта?

— Мне привычнее работать одному, да и здесь я буду только мешаться. Впрочем, я бы не отказался от одного помощника-кондитера.

— Хорошо, — кивнула она. – Подождите здесь немного, и я вас проведу.

Вернулась она достаточно быстро, в компании молодого единорога в поварском халате (не знаю, как еще можно обозвать эту одежду на пони) и белой шапочке, под которую была спрятана грива.

— Следуйте за мной, — отчеканила Дэйнти и повела нас куда-то в ту же сторону, где находились выделенная мне комната. Мы прошли мимо нее, до конца коридора, и спустились на два этажа.

Там действительно нашлась еще одна кухня, уступающая в размерах основной, но со значительно более высокой мебелью. Какая-нибудь посольская вариация, для того чтобы параноики-минотавры могли готовить себе сами?

— Подойдет? – спросила она.

— Идеально, — кивнул я.

— Прекрасно, тогда я вас оставлю, — она кивнула и быстро уцокала, оставив меня один на один с выданным помощником.

Хм… юный до безобразия, и, судя по лапкам, у него шерсть того же цвета, что и у Рэйнбоу, а гриву из-под колпака не видно. Зато видно восторженные фиолетовые глазищи.

— Артур, — представился я.

— Я знаю! – просиял он. – Я очень, очень рад встретиться с вами! Если вам что-то понадобится, что угодно, только скажите, я тут же все сделаю!

— И чего это ты так рад? – подозрительно поинтересовался я.

— Вы ведь из другого мира! – воскликнул он. – У вас потрясающая музыка, а еще я написал вам, наверное, тысячу писем с вопросами о рецептах, а еще вы профессор Кантерлотского Университета! Вы ведь невероятно талантливый, да? Сама принцесса Луна захотела попробовать вашу еду…

Интересно, насколько он старше Меткоискателей?

— Погоди, — прервал я его тираду, и единорог тут же заткнулся, словно я ему затычку в рот вбил. Но восторженное сияние из его глаз пропадать и не думало. – Музыка потрясающая у моего вида, я к ней отношения не имею. Письма мне больше не пиши, я их не читаю, раньше каждый день приходил баул почты с тебя размером. Я не преподаю в университете, а занимаюсь исследованиями по поручению принцессы Селестии. Еду мы будем готовить для нее.

Если я надеялся этой тирадой хоть немного его остудить, то фатально просчитался. По единорожьей морде было видно что после упоминания солнечной принцессы мой авторитет улетел в стратосферу. Ну что ж.

— Как тебя звать-то?

— Карвин!

— Отлично… — проворчал я. – Так-с, значит, для начала принеси продукты. Нам понадобятся сметана, яйца, молоко, мука…

Сладости однозначно не мой конек, но готовить я умел и их тоже. Аж целых четыре варианта – чизкейк, медовик, «птичье молоко» и «наполеон». Поскольку Луна порекомендовала сделать несколько, я решил приготовить все, в надежде что хотя бы один Тие понравится.

Мой юный помощник принес корзину с продуктами так быстро, что в процессе потерял шапочку. Грива у него оказалась длинная, волнистая, золотистого и бежевого цветов. Отправил его искать головной убор, и, пока он бегал, я уже начал готовить тесто для медовика. Едва единорог вернулся, я припахал его месить, а сам взялся за подготовку «птички».

К сожалению, даже с помощником я убил на всю эту готовку добрых пять часов… но в итоге получилось что-то вполне похожее на правду. Не вычурно-красивые тортики Сладкого Уголка, конечно, но тут я даже не знаю что делать. Украшать еду я не умею. Зачем, если ее все равно съедят?

— Это очень интересный рецепт, — Карвин с любопытством смотрел на готовую «птичку». – Можно я его запишу? Никогда не видел чего-то похожего.

— Да пожалуйста.

— Вау! Спасибо, спасибо вам большое!

Ну да, если так подумать, то что-то вроде чизкейков и медовика я пробовал у Пинки, а вот остальные два мне еще не попадались.

— Бери торты, и пойдем, — скомандовал я.

— А… мы не будем их украшать? – удивился он.

— Украшать я не умею.

— Так это моя специальность! – радостно воскликнул единорог, но тут же сник. – Только мне надо их попробовать…

— Ну, почему нет, — я взял нож. – Их в любом случае пришлось бы нарезать.

Тем более, что мне и самому хотелось попробовать. Вдруг я где накосячил? Больше двух лет не готовил ничего подобного. Карвин подхватил телекинезом ложечку и начал с чизкейка. Пожевал, кивнул, выпил воды и попробовал медовик. Действия повторились в идеальной точности.

— Я мигом! – крикнул он и умчался, снова потеряв шапочку.

Хм. Ну, воплей восторга не было, но вроде бы и отвращения тоже. Я взял другую ложечку, и срезал ею кусочек чизкейка. Что ж, вкус получился даже нежнее, чем я помню, не иначе из-за натуральных ингредиентов. Все-таки настоящая ваниль вместо ванилина, да и яйца гораздо качественнее.

На кухню влетел единорог, с корзинкой, подхватил с пола шапочку и мигом ее надел, после чего начал какое-то кондитерское священнодействие. Вот любопытно – зачем смешивать сиропы? Спросить я не успел, поскольку в дверях появилась Дэйнти в компании могучего жеребца-единорога в золотых доспехах, но без шлема.

— Профессор Артур, — как-то полупрезрительно сделав ударение на слове «профессор» произнес он. – Я Стар Шилд, капитан королевской стражи. Сенешаль сказала мне, что вы готовите угощение для принцесс, и я хотел бы его попробовать, на случай если вы попытаетесь их отравить.

Отравить?! Кажется, у отдельных представителей единорогов рог внутрь черепа растет.

— Ты яд добавлял? – поинтересовался я у Карвина ехидно.

— Нет! – возмутился он. — Капитан Шилд, профессор Артур готовил только из продуктов, которые я взял на королевской кухне!

— И ты ни разу не выпускал его из виду? — поинтересовался единорог.

Карвин открыл рот... и закрыл его.

— Нет. Но профессор не такой!

— Вот и проверим, — прищурился капитан стражи.

— Хорошо, — кивнул я, скрывая улыбку. – Пробуйте. Вот как раз отрезанный кусочек.

Жеребец хмыкнул, его рог засветился, как и все четыре «образца». Когда сияние заклинания угасло, он осторожно попробовал по небольшому кусочку. Сенешаль сделала то же самое.

— Очень неплохо! – воскликнула она на «птичке». – Из чего это сделано?

— Карвин теперь знает, — я улыбнулся. – Думаю, сможет приготовить и сам.

— Действительно, неплохо, — хмыкнул Стар Шилд. – Вы в Университете будете возглавлять кафедру кулинарии и массажа?

Массажа? Похоже, кто-то что-то видел… я посмотрел начстражи в глаза и едва заметно покачал головой, намекнув на необходимость заткнуться.

— Нет. Да я и не преподаю в Университете, — ответил я, сделав вид, что не заметил его тона. – На данный момент я занимаюсь изучением других вещей.

— Каких же? – презрительно поинтересовался он, и подпустил в голос яду. – Если, конечно, вас не затруднит ответить, профессор.

— Одна работа касается альтернативного использования магических кристаллов, а вторая связана с исследованием древесных волков.

— Древесных волков? – неприятно улыбнулся он. – И вы видели хотя бы одного?

— Убил троих, поймал одного, — пожал плечами я. – Мы с ученицей принцессы Селестии находимся на пороге весьма интересного открытия, которое, возможно, позволит пони спокойно проходить сквозь Вечнодикий лес, не опасаясь нападений с их стороны.

Кажется, подобного ответа он не ожидал. Жеребец стиснул зубы и бросил на меня крайне недружелюбный взгляд. Чего это он на меня так взъелся? А… наверное, за тот эпизод.

— Капитан, прошу прощения за мою дурацкую выходку по прибытии. Я не хотел оскорбить ваших стражников, просто был слегка не в себе, из-за того что не спал к тому времени уже трое суток.

— Никто не смеет вас винить, профессор. Моим подчиненным следовало бы лучше знать свои обязанности, — процедил он в ответ.

Ничего ж себе уровень враждебности! И кажется я совершенно зря ему напомнил про стражников.

— Ну что, все живы? – поинтересовался я, меняя тему. – Чувствуете себя хорошо?

Как будто есть хоть один яд, который может подействовать за это время. Ежу понятно, что причина «проверки» — тараканы капитана стражи.

— Вполне, — усмехнулась Дэйнти. – Прошу меня простить, меня ждут другие дела.

— Сенешаль, вас не затруднит предупредить принцессу о том что я сейчас к ней подойду? И еще сделать так, чтобы ей принесли ее любимый чай. Я буду очень благодарен.

— Конечно, — она хитро посмотрела на меня, а затем на ее лицо вернулось обычное деловое выражение. — Чай принесут через двадцать минут, постарайтесь прийти туда раньше.

— Спасибо большое, — я повернулся к единорогу. – Карвин, долго еще?

— Еще немножко! – он кинул на тарелку несколько веточек какого-то растения и художественно полил тарелку смесью сиропов, нарисовав на ней что-то вроде трехлистного клевера.

Ну, получается симпатично, так что парень явно знает, что делает. Я развернулся к Стар Шилду, который почему-то все еще оставался здесь, хотя Дэйнти ушла.

— Капитан, можно вас на минуточку? – я указал взглядом в сторону двери.

— Конечно, профессор.

Мы вышли в коридор, я аккуратно прикрыл за собой дверь и прислонился к стене.

— Капитан, а кто еще в курсе про массаж? – поинтересовался я.

— К этому моменту – полагаю, что вся стража, — его лицо скривилось в гримасе презрения. – А значит, слухи поползут достаточно скоро. Злые языки будут очень рады, принцесса Селестия назначает профессором своего массажиста… доволен собой, кобылий угодник?

Хм. Похоже, часть с лизанием рога загадочный вуайерист не застал. Что ж, и то хлеб. Но теперь придется сделать что-нибудь значительное, чтобы доказать всей местной заносчивой кодле, яркий представитель который крючит морду прямо передо мной, что профессором меня назначили не за сильные пальцы. Блин… вот же нашел себе проблем на пустом месте.

— Спасибо за информацию, капитан, — задумчиво сказал я.

Он раздраженно всхрапнул и встал на дыбы, цокнув копытами об стену над моими плечами. Всю разницу в росте это не покрыло, но жест был достаточно неожиданным, чтобы я вздрогнул.

— Слушай сюда, ты, муфлон! – зарычал он, глядя мне в глаза. – Я тебе не мальчик на побегушках, будь ты хоть трижды профессором! Одним своим присутствием ты бросаешь тень на принцесс, так что если я еще хоть раз увижу тебя в Кантерлоте, я скормлю тебя древесным волкам!

Кровь вскипела моментально.

— Не будь так уверен в себе, рогатик, — процедил я в бешенстве, приблизив свое лицо вплотную к его морде. – А то сам окажешься на столе в качестве блюда.

Дверь распахнулась, и из нее выглянул улыбающийся до ушей Карвин.

— Профессор Артур, я всё! – воскликнул он, а затем увидел нас. – Ой, простите, не хотел вам помешать.

— Мы уже закончили, верно, капитан? – поинтересовался я ледяным голосом.

Он встал обратно на четыре ноги.

— Я вас предупредил, профессор, — он поправил магией доспехи и ушел, с хрустом и доворотом впечатывая накопытники в пол.

Небось, представляя себе как давит меня, словно таракана. Что ж, это вполне взаимно. Еще мне ряженые пони не угрожали… ух, аж в висках стучит! Так, стоп. Стоп-стоп-стоп. Глубокий вдох.

— Профессор Артур, у вас что-то есть с капитаном Шилдом? – спросил Карвин.

Я поперхнулся воздухом и закашлялся.

— Нет! – прохрипел я.

— Разве вы не целовались только что? – искренне удивился он. – И вы такой красный… если вы предпочитаете жеребцов, то я совсем не против… ну, вы знаете…

— Не знаю и знать не хочу! – взвыл я. – Бери торты и пошли. Молча!

Тьфу, пакость, даже думать противно, что он там «не против». Вчерашний жеребенок, а туда же… нет, все, выкинуть из головы. Бр-р-р.

Предупредить его, чтобы не болтал про свои домыслы об увиденном «поцелуе»? Нет… единорожик не выглядит хорошим хранителем секретов, и лучше уж слухи о том что капитан крутит шашни с человеком, чем про наш маленький обмен гастрономическими угрозами. Ха, может такие слухи еще и начстражи как-нибудь боком выйдут!

Я заметил, что у меня слегка трясутся руки – ага, значит уже достаточно успокоился чтобы пошла реакция. Ну, хоть не гипертимия, уже хорошо… по крайней мере обойдусь без головной боли, ее и так хватает. Если трезво подумать, то Карвин очень вовремя появился. Попытайся капитан исполнить свою угрозу, и от меня бы осталось мокрое место… тц. Надо будет задуматься над средствами самообороны, и проверить, можно ли прокачать мою способность гасить магию. Поскольку послушно и тихо сидеть в Понивилле я не собираюсь, то что-то мне подсказывает, что с моим характером я обязательно нарвусь на схватку с капитаном стражи… и пока что шансы на победу объективно нулевые.

Я постучал в дверь кабинета дневной принцессы, и, дождавшись разрешения, вошел, придержав дверь для своего помощника.

— Принцесса Селестия, — церемонно поклонился я, и подмигнул ей.

— Профессор, — она улыбнулась. – Что привело вас ко мне?

— Я решил приготовить некоторые сладости моего мира, — я пропустил вперед Карвина с блюдами. – В качестве скромной благодарности за ваше гостеприимство.

«Сладости другого мира» — словосочетание, заставившие фиалковые глаза аликорны радостно сверкнуть.

— Надеюсь, вы разделите со мной трапезу? – произнесла она.

— С удовольствием, — слегка поклонился я, и, выпустив радостного единорога в коридор, закрыл за ним дверь.

Уф-ф-ф… ну наконец-то. Я подошел к столу и плюхнулся на подушку. Широко зевнул – стоило лишь немножко расслабиться, как на меня словно навалилась вся усталость последних двух дней. В дверь постучались, и к четырем блюдам с нарезанными тортами принесли еще одно, с чаем и двумя чашками.

— Успел, — хмыкнул я, когда дверь за единорожкой-горничной закрылась. – А сенешаль знает свое дело.

— Иначе она бы не занимала свой пост, — улыбнулась Селестия. – С чего порекомендуешь начать?

— Как тебе захочется, — пожал плечами я.

— Тогда… начнем с чего-то знакомого, — она подхватила магией кусочек чизкейка. – М-м… неплохо. И с чего это ты решил меня побаловать?

— В качестве извинений, — улыбнулся я. – Луна сказала, что это может сработать.

— Не нужно было, — рассмеялась Селестия, и угостилась кусочком «наполеона». – А вот этот интересный. Не думал открыть кондитерскую?

— Я знаю всего четыре рецепта. Кроме того, у вас торты вкуснее.

— Торты всегда особенные, — проворковала Селестия. – Я вот такого раньше никогда не пробовала.

Я усмехнулся и покачал головой. Тия брала кусочек каждого нового торта с тем же выражением мордашки, с каким сестра примеряла мамины украшения перед первым свиданием. Вот же удивительное создание – прорву лет жрать сладости, и так и не потерять к ним вкуса.

— В общем, еще раз извини, Тия. И еще раз спасибо, за все что ты для меня сделала.

— А как же «я только мешала» и «недостойная ассистентка»? – ехидно поинтересовалась она.

— Мы же оба знаем, что это неправда, — усмехнулся я. – Ну что, как торты?

— Хм… необычно, но как ты и сказал, наши все-таки вкуснее, — она показала мне язык. – Но я бы не отказалась, если бы ты записал рецепт вот этих двух для моих кондитеров, может они смогут их улучшить.

— У меня был помощник, он все запомнил, — улыбнулся я. – Понравилось хоть?

— Да, — улыбнулась дневная принцесса и подхватила кусочек птички. – Особенно этот. Можешь считать что ты полностью искупил свою вину.

— Ну наконец-то, — усмехнулся я. – Тогда теперь я к Блубладу, а потом в Понивилль.

— Разве ты еще не был у него? – удивилась Тия. – Я видела его сегодня, и он очень благодарил меня за знакомство с тобой.

— А-а… оказалось, что он фанат воздухоплавания, и его заинтересовали самолеты моего мира, так что он попросил рассказать все что знаю про их двигатели. Не думаю, что я особо помогу, но может ему пригодится.

— Вот чем он был занят ночью, — усмехнулась принцесса.

Так и думал. Она не спала. Стоит ли спрашивать о причине? Хм-м… нет, не стоит. Возможно когда-нибудь она мне и расскажет, но уж точно не сегодня. Пусть наслаждается тортиками.

— И чем же? – полюбопытствовал я.

— Изучал тебя, — улыбнулась она. – Блублад немножко параноидален, когда дело касается меня. Он уверен, что я никогда и ничего не делаю просто так.

— Умный парень! – поддразнил ее я.

— Ты ведь не думаешь так же как он? – подозрительно осведомилась дневная принцесса.

— Нет, как можно, — ехидно ответил я. – Я уверен, в том что нет. Мне надоело контролировать все вокруг себя меньше чем за пять лет, а масштабы у тебя куда больше. Так я допускаю, что большую часть того что ты делаешь, ты делаешь только для развлечения.

— Точно? – удивленно подняла брови принцесса.

— Тия… — покачал головой я. – Даже если ты все запланировала и продумала заранее, мне нет до этого дела. Это не похоже на известную мне озорную аликорну, и для меня такого доказательства достаточно.

— Как-то непохоже на твои обычные усложнения, — ехидно ответила она.

— Я знаю, когда надо остановиться, — улыбнулся я.

— Разве? – она удивленно вскинула брови. — Если бы это было так, я бы не пробовала бы сейчас сделанные тобой в качестве извинения тортики.

— Подловила, — усмехнулся я. – Ладно. Я пойду.

— Погоди, — остановила меня Селестия. – Тебя что-то беспокоит. Я думала, что извинение перед Блубладом, но ошиблась. Не хочешь ли рассказать?

Блин, теперь я понимаю, за что меня называли телепатом. Признаться, некомфортное ощущение — когда тебя вот так легко считывают.

— Кто-то, предположительно из стражи, видел наш вчерашний массаж в саду, — после небольшого обдумывания ответил я. – Твой капитан стражи был очень недоволен тем, какие поползут слухи, и я, признаться, тоже. Но я с этим разберусь.

— Артур, неужели тебя правда волнует такая мелочь? — отмахнулась Селестия. – Слухи рождаются и умирают быстрее, чем ты можешь себе представить.

— Именно этим их свойством я и собираюсь воспользоваться, — кивнул я. – Просто придется над этим изрядно поработать.

— Они тебя задевают? – удивилась она.

— Да, — кивнул я. – Они несправедливы, и я это докажу.

— Не ожидала, что ты будешь прислушиваться к чужому мнению, — улыбнулась аликорна.

— Чистейшей воды эгоизм, — шутливо возразил я. – Ты представляешь, какая толпа ломанется ко мне, узнав что я делал массаж самой солнечной принцессе? И что он был настолько хорош, что она даже дала мне высокую должность, чтобы постоянно иметь меня поблизости? Мне обязательно надо отвлечь их чем-нибудь другим.

— Думаю, тебе уже поздно трепыхаться, — хихикнула Селестия. – Можешь начинать продумывать прайс.

От этой перспективы у меня на загривке волосы стали дыбом. Я же просто пошутил!!!

— Я пошел, — мрачно ответил я. – Мне нужно срочно разработать пони-репеллент.

— Если получится, не забудь поделиться с Блубладом, — рассмеялась Селестия.

— Ему только аллергии на самого себя не хватало.

— Многие бы с тобой не согласились.

Я усмехнулся, помахал принцессе дня рукой, и вышел в коридор. Предпоследнее дело в Кантерлоте на сегодня – зайти к принцу-воздухоплавателю. Только сначала надо подготовиться, почитав, что там у меня в планшете вообще есть на эту тему. В очередной раз жалею что пожадничал, скачав только текстовую версию википедии. Хотя грех жаловаться, могло бы и вообще ничего не быть.

Потратив еще пару часов на подготовку и поставив себе напоминание об отправлении поезда, я пошел к Блубладу с уже готовым списком вопросов, прошаренный в земном воздухоплавании достаточно, чтобы понимать хотя бы общие принципы. В частности – то, что у понях весьма странные представления об использовании ресурсов. Подвешивать целый корабль под баллоном, в который можно запихать хрущевскую пятиэтажку и еще место останется было как-то чересчур нерационально. Кто-то, видимо, воспринял слово «воздухоплавание» слишком буквально. Так что первым вопросом в моем списке было «Как дирижабли справляются с ветром?». Блублад меня не особенно удивил — конечно же, ответом была магия. Действительно, зачем заморачиваться всякими там аэродинамиками и прочей фигней, когда дирижабли даже не летают без кристаллов? Так что я попросил единорога рассказать все с самого начала.

Блублад словно готовился всю жизнь к этому вопросу, начав вещать с вдохновением отличника на защите диплома. Из его речи выяснилось, что, как и многие другие научные изыскания понях, воздухоплавание было изобретено несколько сотен лет назад, и почти не развивалось после смерти его основоположниц. Неожиданностью оказалась до боли знакомая фамилия оных. Звали их Руж Жозефина Эппл, Даймок Мишель Эппл, Арианна Жаклин Эппл и Делькорф Стефани Эппл. Для меня это лишь очередная порция бессмысленной гиковской информации, но надо было видеть священный трепет, с которым Блублад произносил их имена. Я еле удержался от вопроса, сопротивлялся бы он тому, чтобы взять эту четверку в табун, но решил не прерывать единорожью лекцию, как раз перешедшую к технической части.

Все аэростаты исключительно тепловые – подъемная сила не слишком велика, зато можно легко регулировать высоту, движущий винт (если он есть) приводится в действие мускульной силой, а то его и вовсе заменяют парой земных понек, которые тянут дирижабль за собой (и почему это выходит этак раз в десять быстрее. Действительно, с чего бы это?). И, конечно, магия, без которой они бы вообще не поднялись в воздух. Поскольку изобретательницы были земными пони, они ограничились доступной им магией кристаллов, которые обеспечивают как нагрев воздуха внутри баллонов дирижабля, так и слой «сверхтекучести», который серьезно снижает сопротивление воздуха, позволяя летать на них не только по воле ветра. В общем-то, воздухоплавание в мире где пегасы могут таскать за собой кареты по воздуху было обречено, и умерло бы вслед за своими изобретательницами, если бы не единорожья знать, которая сочла изобретение весьма остроумным, и начала делать заказы на «небесные яхты». Или даже целые «небесные титаники», если вспомнить то раскрашенное под кита чудовище, принадлежащее, как я понял, какому-то местному богачу. Самое невероятное – единороги даже ухитрялись устраивать на них гонки! Тараканьи бега, как по мне, потому что быстрейший эквестрийский дирижабль разгоняется до потрясающих воображение двадцати километров в час, и это несмотря на всю магию. Логично — яхты тоже заказывали Эпплам, а те специализировалась на грузовых дирижаблях для каких-то своих земнопоньских нужд, и к заказам единорогов относились как к пустой блажи (которой они, фактически, и являются).

Именно черепашью скорость полета Блублад и хотел изменить, так что настал мой черед делиться знаниями (пусть они и почерпнуты из вики всего пару часов назад). Про оптимальную форму дирижабля в зависимости от его цели, про то что можно, вообще-то, использовать тот же газ, что накачивает в шарики Пинки для создания большей части подъемной силы, а нагрев оставить лишь для меньшей части… морду Блублада при этом «откровении» надо было видеть. Я прям почувствовал себя математиком, который рассказывает биологам про число пи. Про импеллерные и реактивные двигатели я, по понятным причинам, много сказать не смог, но и того что знал хватило, чтобы на морде единорога появилась решимость пройти весь путь по их созданию с начала и до конца. Ну, думаю, с такой увлеченностью он вполне сможет с этим справиться.

По окончанию лекции счастливый Блублад рассыпался в благодарностях, предлагал обращаться за любой помощью если она вдруг мне понадобится, и с умоляющим выражением на лице попросил отвечать на письма с вопросами, которые возникнут в ходе экспериментов. Отказывать было как-то неловко, так что я предупредил единорога, что читаю только то, что приходит в зеленых конвертах (надо же как-то отличать его письма от прочего спама?), и мы расстались вполне довольные друг другом.

Уф, последнее дело, и домой! Дойдя с этой мыслью до ближайшего поворота, я вспомнил, что понятия не имею, где во дворце обитает Луна. Похоже, мне снова придется обращаться к страже.

Искать золотодоспешных долго не пришлось, и вскоре пойманный мной патруль провел меня куда-то к центру дворца. Оказалось, что ночная принцесса занимает левую половину верхнего этажа, полностью оформленную в ее узнаваемом стиле. Немного похоже на дом Винил и Октавии, с поправкой на масштабы. Хм… а может, они тоже сестры? Надо будет спросить.

Я постучался в дверь, украшенную символом полумесяца и зашел, едва дождался приглашения.

— Арт? – немного удивилась мне Луна, и отложила какую-то книгу. – Ты еще в Кантерлоте?

— Не мог же я уехать, не попрощавшись с тобой, — улыбнулся я.

— Не стоило, — смутилась ночная аликорна.

— Кроме того, я же обещал рассказать насчет Блублада.

— Та еще тема для разговора, — хмыкнула Луна.

— Не обманывайся образом. Послушай-ка лучше это, — я включил запись и отмотал ее назад, к тому самому моменту, где принц с трепетом и придыханием называл мне имена сестричек-воздухоплавательниц.

— Это он рассказывает? – поразилась Луна.

— Ага. В общем, я его разоблачил, и теперь я один из тех немногих, кто видел настоящее лицо Блюблада... — я сделал драматическую паузу.

— И? — ехидно улыбнулась Луна. — Теперь он охотится за тобой, чтобы заставить тебя замолчать, и ты пришел сюда в поисках моей защиты?

— Неплохой сюжет, — одобрил я. — Но нет. Блюблад оказался неплохим парнем. Маг явно выше среднего, умен, помешан на дирижаблях, неплохой обманщик, и вся его актерская игра только для того чтобы отпугнуть от себя чересчур навязчивых кобыл. Только не рассказывай никому.

— И зачем ты рассказал это мне? – прищурилась Луна.

— Во-первых, потому что обещал. Во-вторых, парня и так все терпеть не могут, я надеялся хотя бы твое отношение к нему смягчить.

— Что ж, — Луна жестом попросила меня выключить запись блюбладьего монолога о воздухоплавании. – Если ты все так, как ты говоришь, то я могу понять, почему Тия сделала его дипломатом.

— Вырастила, — уточнил я.

— Вырастила? – поразилась Луна. – Она никогда не говорила мне об этом!

— Мне тоже, это просто предположение, — я пожал плечами. – Она единственная среди пони, кто действительно хорош в обмане, кому как не ей наставлять юного принца? Несколько хороших советов, упорные тренировки – и вуаля! Блублад избавился от поклонниц, Тия получила заготовку под дипломата, все в выигрыше.

Луна рассмеялась и покачала головой.

— Если ты сможешь вплести в эту теорию сладости, то я буду вынуждена с ней согласиться.

— Тц… и правда. В истории без единого тортика как-то сложно заподозрить участие Тии, — признал я, любуясь принцессой ночи.

Она перехватила мой взгляд.

— Значит, теперь ты всегда будешь смотреть на меня так, — произнесла аликорна задумчиво.

— Надеюсь, тебя это не слишком беспокоит.

— Придется привыкнуть, — улыбнулась она. – Ты действительно примирился с этим заклинанием?

— Могу поцеловать тебя в качестве доказательства, — усмехнулся я.

— Арт… все что было между нами… — с извиняющейся интонацией начала Луна и я упростил ей задачу.

— Да в курсе я, в курсе. Чрезмерно острая эмпатия и яблочный коньяк. Я просто шучу.

— Хорошо, — улыбнулась она.

Планшет запиликал.

— Блин, мне уже пора, — я взял его с дивана и положил в сумку. – А то не успею на поезд.

— Может, тебе воздушную колесницу заказать?

— Не, одному лететь грустно и холодно.

— Как знаешь, — усмехнулась Луна, видимо, предположив что это я ей так завуалировано предложил прокатиться со мной. А что, я бы не отказался.

— До встречи тогда. Заходи как-нибудь в гости, — я подмигнул. – Массаж сделаю.

— Я подумаю над этим, — рассмеялась она. – До встречи, Арт.

Выходя из дворца, я подумал что это первый раз, когда я уезжаю из Кантерлота на поезде. Четырехчасовая поездка… надеюсь, в этот раз ничего не помешает мне поспать.

Планшет разбудил меня за пятнадцать минут до Понивилля. Куда проще, чем объяснять проводнице, что меня нельзя трогать во избежание неприятных последствий. Закат отгорел уже достаточно давно, так что городок спокойно спал. Желая присоединиться к этому восхитительному времяпровождению я, позёвывая, направился к дому… где меня встретила полноценная осада. Аж глаза на лоб полезли. Баррикады, беседка, переделанная во что-то типа дзота… пушка. Рядом с которой дрыхла ее владелица. Я присел на корточки и потряс ее.

— Хо-о-ой, Пинки, и что это тут происходит? – поинтересовался я, когда понька разлепила лазурные глаза.

— О, Арт, привет! Мы тут с Дэш и Дерпи пытаемся отбить твой дом!

— И кто же его захватил? Трикси? – я тяжело вздохнул.

— Откуда ты знаешь?! – искренне удивилась Пинки. – Ты ясновидящий?

— Еще какой, — саркастически отозвался я. – О! Я чувствую, как ко мне снисходит видение! Я вижу, вижу!!!

— Что ты видишь? – подскочила Пинки.

— Я вижу! – экзальтированно продолжил я. – Тебя, Дэш и Дерпи… вы…

— Мы? – затаила дыхание понька.

— Вы совещаетесь со мной внутри беседки о том, что мы будем делать дальше! — громовым голосом пророка произнес я и тут же сбавил громкость. — Кстати да, где они?

— Спят на облаках… ой, то есть, следят за домом с воздуха!

— Понятно, — вздохнул я. – О! Очередное видение! Ты стреляешь из пушки, чтобы их разбудить!

— А если не выстрелю? — заинтересовалась Пинки.

— Ты нарушишь связность пространственно-временного континуума, и вся Вселенная будет уничтожена из-за парадокса фатальности, — предупредил ее я.

Ну не могу я не шутить рядом с ней! Выше моих сил!

— Вау, звучит опасно! — воскликнула Пинки. — Что ж, тогда стреляю, заткни уши.

Она направила пушку в ближайшее облако и пальнула со вспышкой и грохотом, сквозь отголосок которого донесся отчаянный вопль радужногривой пегаски:

— Какого сена?!!

— Дэш! Дерпи! — закричала Пинки. — Спускайтесь сюда! Ой, что-то хвост трясется…

Обе пегаски вынырнули из облаков и серебристыми, в свете луны, тенями помчались к земле. Залюбовавшись синхронностью, я не успел среагировать, когда понял траекторию полета одной из них.

Удар — и я качусь по густой траве в обнимку с серой почтальоншей.

— Зашибись, — пробормотал я, выплюнув попавшую в рот травинку.

— Ой… извините, — пегаска выпуталась из моих рефлекторных объятий и отпрыгнула назад. — Я не знаю, как такое могло произойти.

— Ничего страшного, я знаю. — "Один глаз на нас, а другой в Арзамас", вот и вся причина, неужели поньки не могут вылечить косоглазие? А если не могут? Тут же устыдившись своих мыслей, я поднялся на ноги и жестом поманил за собой остальных. — Идем в беседку.
"Укрепленная" поддонами из тонких досок беседка с головой выдавала фортификатора — видимо, Пинки позаимствовала ящики со склада Кейков. Дэш зажгла внутри беседки лампу и широко, заразительно зевнула. Еще секунд двадцать мы все самозабвенно предавались этому занятию.

— Ладно, — подавив очередной зевок произнес я. — Рассказывайте все с самого начала. Какого хрена вы устроили всю эту катавасию?

Пинки и Дэш переглянулись.

— Ну, я как раз летела с разгона облаков, когда увидела фургон Трикси и ее саму, идущей к Понивиллю дорогой вдоль Вечнодикого, которой сейчас почти никто не пользуется, — начала рассказ пегаска. — Я подумала, что она опять затевает что-то с Твайлайт, и полетела ее предупредить.

— Та-ак, — кивнул я. — И что было дальше?

— Твай сказала, что Трикси, скорее всего просто идет в обход Понивилля, поэтому и выбрала ту дорогу. Поэтому я решила проследить, чтобы эта пакостница-фокусница действительно прошла мимо, но к тому времени как я вернулась, она уже обосновалась в твоем доме как полноправная хозяйка! Так что я позвала Пинки и Дерпи, и мы пошли на штурм, но она стала отстреливаться фейерверками...

— Поэтому нам пришлось окопаться и начать осаду! — сурово закончила Пинки.

— Я понимаю, что это глупый вопрос, но... вы разговаривать с ней не пытались? – поинтересовался я. — Трикси не сказала, что она моя гостья?

— Гостья?! — ужаснулась Пинки.

— Ага. Я нанял ее в качестве своей помощницы.

— Да, она кричала что-то вроде, и тогда Пинки спросила ее как тебя зовут, просто для проверки, — хмыкнула Дэш.

— И что, она не сказала? — повернулся я к земной пони.

— Сказала, что не помнит, — ответила та.

Я приложил ладонь ко лбу в знаменитом жесте капитана Пикарда. Молодцом, Трикси. Десять из десяти!

— Понятно, — я вздохнул. — Значит, это все просто недоразумение. Спасибо за старания, девочки, я вас потом как-нибудь отблагодарю. Но теперь давайте разойдемся по домам и баиньки.

— А как же ты? — удивленно спросила Дерпи.

Вместо ответа я достал из рюкзака ключ.

— Никаких проблем, — заверил я их.

— Она отстреливается фейерверками, — предупредила Пинки.

— Не думаю, что она будет стрелять в меня, — я зевнул. — Спокойной ночи.

Ну не жесть ли, а? Натуральная жесть… пони никогда не перестанут меня удивлять. Устроили тут сцену штурма укреплений из «Острова сокровищ» в советском мультипликационном варианте… хотя нет, тут скорее зеркальное отражение. Я хихикнул над пришедшей в голову мыслью: Дэш бы пошла роль капитана Смолетта, Пинки можно дать роль доктора Ливси, ну а Дерпи будет сквайром Трелони. И они штурмуют укрепление, в котором засела Трикси в роли… хм, ну, допустим, "меня боялся сам Флинт", Джона Сильвера.

Ладно, смех смехом, но Трикси хороша-а-а… припереться в Понивилль забыв мое имя — это ж надо было додуматься! Совершенно неудивительно, что Дэш, Пинки и примкнувшая к ним Дерпи (интересно, а с чего это?) ей не поверили. Еще повезло, что я вернулся до того, как они тут устроили полноценную войнушку с привлечением осадных единорогов. Строить дом с нуля вот ни малейшего желания нет, он мне и так нравится. Я громко постучал в дверь.

— Беата, это я, — крикнул я, и воткнул ключ в замок. Три поворота, открываю дверь… мда.

Напротив входной двери самодельная баррикада — перевернутый диван, оба стола, и наваленные далее подушки… последняя линия обороны. Here we stand! Кхм.

— Беата! — позвал я, закрыв дверь.

Единорожка выглянула из-за стола, и, убедившись в том что это я, и со мной никого нет, вышла с гордым и независимым видом, прям как будто все так и должно быть.

— Великая и Могущественная Трикси приветствует тебя! — важно произнесла она.

— Привет-привет, — кивнул я. — А "тебя" это кого?

— Тебя? — хлопнула глазами Трикси.

— И меня зову-у-ут…? — ехидно поинтересовался я.

— Э-э-э… — она потупилась. — Они рассказали, да?

— Ну еще бы, — я вздохнул. — И долго ты тут держишь оборону?

— Трикси прибыла только сегодня днем, и едва она успела зайти в дом, как эти сумасшедшие кобылы начали свою дурацкую осаду!

— Если бы кое-кто хотя бы соизволил запомнить имя работодателя, уверен, в осаде бы необходимости не возникло.

— Извини? — неуверенно выдавила Трикси. — Я плохо запоминаю имена.

Ага, поэтому часто (и громко) повторяет свое, вдруг забудет? Впрочем…

— Да ладно, чего уж там, — отмахнулся я, вспомнив что из всех имен прошлой жизни помню только свое и отцовское. — Пошли спать. Завтра разберемся со всем этим бардаком и я тебя введу в курс дела. И запомни, меня зовут "Артур". Если это слишком длинно, то можешь звать меня просто Арт.

— Как друга? — удивилась Трикси.

— Именно. Комнату-то себе успела выбрать?

— Нет…

— Тогда выбирай, — я зевнул. — А, самое важное. Если соберешься меня будить, то не подходи близко. Встань в дверях и просто смотри на меня, я проснусь очень быстро.

— Поняла, — кивнула она, и зацокала наверх.

— Спокойной ночи, Беата, — пожелал ей я напоследок, и отправился в свою спальню.

В отличие от всех известных мне пони, я предпочитаю спать на первом этаже. Решетки на окнах меня успокаивают, что ли… вряд ли, спальню я запланировал еще при строительстве дома. Дойдя до своей кровати я, не раздеваясь, плюхнулся в нее и почти мгновенно заснул.

Проснулся я самостоятельно, и не сказать чтобы так уж рано. Обычно в это время заспанная Твай спускается в ванную в виде "я упала с сеновала, тормозила головой". Похоже, Беата, как и многие другие известные мне единороги, любительница поспать подольше. А может ее просто вымотали — едва пришла (и ведь фургон сама тащила!), как ее тут же взяли на осадное положение. Однозначно, не лучшие условия для того чтобы расслабиться после длительного перехода. Ну, нехай отдыхает.

Я же разобрал содержимое рюкзака и направился в ванную. В следующий раз как соберусь в Кантерлот, надо будет взять больше чем одну смену одежды… а то стирать ее каждый вечер ужасно ломает. Другое дело дома! Я разделся и метнул как одежду из рюкзака, так и ту что была на мне в корзину для белья и включил душ. Вообще у понях вся автономка весьма удобно устроена, этакий кристалломагический хайтек. Забор воды из скважины, насосная станция для нагнетания давления, бойлер, и все это даже в обслуживании особом не нуждается, только в подзарядке кристаллов. Ляпота!

Понежившись немного под горячим душем я вылез, вытерся и заглянул в зеркало. Длина щетины намекала на то, что было бы неплохо ее сбрить… и с некоторых пор я эту процедуру категорически не любил. Всегда считал пижонством применение клинковой бритвы в XXI веке, и будучи вынужден начать ею пользоваться в Эквестрии только убедился в собственной правоте. Пятиминутная процедура избавления от лишних волос на морде превратилась в сраный полуторачасовой ритуал с тремя подходами! И его надо будет сегодня провести, а то я изрядно оброс, пока был в Кантерлоте. Бли-и-ин… депиляцию себе провести, что ли? Или это эпиляция? Вечно их путаю.

Переодевшись в чистую одежду, я направился на кухню, готовить завтрак. Правда, когда я проходил через гостиную, душа поэта не выдержала, я разобрал триксину баррикаду и расставил всю мебель по своим местам. Подушки, еще хранившие форму спящей единорожки, я брезгливо избавил от наволочек и положил в шкаф. Наволочки сразу же отнес в корзину для белья, даже не став нюхать. Ну в самом деле — если она перлась аж из Кантерлота с фургоном, особой чистоты от нее можно не ждать. Эх, стирка опять накапливается… надо изобрести стиралку. Срочно.

На завтрак, не мудрствуя лукаво, я решил приготовить омлет и сырники. В холодильнике как раз оставалось некоторое количество творога с (вероятно) истекающим сроком годности. Хм, надо будет узнать где Кейки берут какао. Оно бы к этому всему замечательно подошло.

В кухне стало жарковато, так что я открыл окно. Порыв свежего воздуха принес подозрительный запах яблочного джема, но поскольку омлет и сырники еще не были готовы, я решил пойти инспектировать урон причиненный дому понячьей осадой только после завтрака. Вообще, все портящие настроение вещи и дела надо откладывать на после еды, на сытый желудок они воспринимаются гораздо легче, а количество уборки после неудавшейся осады я себе представлял неплохо.

Я как раз накладывал себе омлет, когда со второго этажа зацокала заспанная Трикси. При взгляде на нее я еле удержал тоскливый вздох. Хоть глаза себе завязывай, чесслово… видимо я действительно прусь по единорожкам.

— Доброе утро, — поприветствовал я Беату, раздумывая о том, как называется цвет ее гривы. — Завтракать будешь?

— Буду! — решительно кивнула она. — Только в ванную схожу.

Поставив свою тарелку на стол, я подцепил омлет для Трикси и переложил остаток сырников в большую тарелку. Я успел поставить ее тарелку на стол и налить сметану в небольшую вазочку, когда единорожка вернулась, поставив рекорд скорости утреннего умывания среди известных мне пони. Видимо, привыкла к походной жизни… да она нравится мне все больше и больше! Я взял сметану, морс и пошел к столу.

— Пахнет вкусно, — заметила она, принюхавшись к омлету. Вилка положенная рядом с ней взлетела, поднятая телекинетическим полем. Единорожка отрезала кусочек омлета и отправила его в рот. — Вкусно. А что это такое?

— Омлет.

— Из чего это? — пробормотала единорожка с набитым ртом.

— Яйца и молоко.

— А эти плюшки? Никогда таких не пробовала. — единорожка откусила половину сырника.

— Творог, яйца, мука. Нравится?

— Сойдет, — кивнула она и вернулась к завтраку с прежним энтузиазмом.

Ну, буду считать это комплиментом. Хм… то ли Трикси ужасно прожорливая, то ли весьма изголодавшаяся, поскольку она подчистила не только омлет, но и большую часть сырников.

— Уфф… — наконец, отодвинула тарелку она. — Не думала, что меня будут кормить горячими завтраками.

— Ну, надо же чем-то компенсировать все прочие недостатки, — усмехнулся я.

— Какие? — насторожилась Трикси.

— Почему это заинтересовало тебя сейчас? — ехидно спросил я. — В поезде ты была вполне уверена в своих способностях.

— Великая и Могучая Трикси справится с чем угодно! — подбоченилась единорожка.

— Ну вот и хорошо, — я ухмыльнулся пришедшей в голову идее. — Пойдем, покажу одну из вещей, с которыми нам придется работать.

Идея неожиданно показать древесного волка Твайлайт не увенчалась успехом из-за Церки, но в случае с Трикси… хе-е, интересно, какое у нее будет выражение мордашки?

Когда мы вышли наружу, я обнаружил причину, по которой на кухне пахнет яблочным джемом. Логическое объяснение (если оно здесь вообще уместно) — Пинки пристреливалась к дверям и окнам. Пирогами. ПИРОГАМИ, мать их за ногу! Блюблад, до чего же ты прав!!!

Я пробормотал себе под нос замечательную характеристику всему увиденному, по совместительству рабочий орган представительниц древнейшей профессии.

— Что ты сказал? — спросила Трикси.

— А… это такое ругательство с моего мира, — я вздохнул. — Не буду переводить, если ты не против.

— Почему твой дом выглядит как укрепление? — не стала настаивать Трикси. — У вас так принято?

— Мой вид хищники, и мы довольно-таки часто воюем друг с другом. У нас даже поговорка есть, "мой дом — моя крепость".

— Хищники? — напряглась Трикси.

— Всеядные, — уточнил я. — Просто предпочитаем еду животного происхождения. Я ни на кого не охочусь, если только не подходить ко мне близко, пока я сплю. Тогда инстинкты ненадолго берут верх.

— Что еще мне следует знать? — нервно спросила единорожка.

Я вытащил ключ от мастерской из кармана и открыл одну из створок ворот, зашел внутрь и поманил единорожку за собой.

— Одно из направлений моих исследований включает в себя исследование, кхм, животных Вечнодикого леса, таких как… — я открыл вторую дверь и пропустил единорожку вперед.

— Древесный волк! — пискнула Трикси, Я посмотрел на выражение ее мордашки. Прелестно!

— Именно, — я подошел к Листику, продолжавшему сидеть в той же позе, в которой я его оставил… ого, уже больше недели прошло. — Хм, странно…

Я обошел вокруг древесного волка. Тот сидел с потухшими глазами, пялясь в одну точку… и даже в тусклом свете кристаллов долгого горения я мог сказать, что он выглядит повявшим. Ну-ка.

— Стой! — сдавленно шепнула Трикси, когда я протянул руку к волку.

— Это Листик, — представил я древолка единорожке. — Я его поймал почти две недели назад, и, признаться, как-то он теперь нехорошо выглядит.

— Ты поймал?! — ужаснулась единорожка.

— Я немагическое существо, для меня древесные волки опасны не более чем самодвижущийся дровяник, — объяснил я и прикоснулся к загривку зверя.

Его глаза загорелись слабым зеленым огнем, и у меня прямо-таки возникло фантомное ощущение, будто я сейчас услышу характерный писк и щелчки раскручивающегося жесткого диска. Я легонько потянул волка за одну из шейных веток, он поднялся на ноги и пошел за мной, но движения были какими-то подозрительно заторможенными. Так… из всего его нынешнего поведения можно заключить что древолки — не живые существа, а что-то вроде магических роботов. И у этого экземпляра явно села батарейка.

— Похоже, он голоден, — задумчиво произнес я. — Беата, ты не знаешь что они едят?

— А-а-а-а-а!!! — нервы единорожки не выдержали, и она задала стрекача. Что за фигня?

Оставив древолка, я погнался за Трикси. Та залетела в свой фургон, оставленный ею за домом, и захлопнула за собой дверь. Эх, блин, опять я где-то накосячил.

— Беата-а-а, — негромко позвал я. — Что случилось? Почему ты убежала?

Тишина в ответ.

— Слушай, я пока не слишком хорошо разбираюсь в поведении пони, так что я не понимаю, что тебя так напугало. Но на всякий случай — извини. Что бы ты там не подумала, скорее всего дело не в этом.

По-прежнему тишина. Решив что это затянется, я со вздохом опустился на ступеньки рядом с дверью.

— Ве-великая и М-могучая Трикси нич-чего не боится, — как-то неуверенно раздалось из фургончика.

— Вот и хорошо. Тем более что бояться нечего. Листик у меня ручной.

— Ты ведь не собирался скормить меня ему? — очень осторожно поинтересовалась единорожка.

— Дороговато бы вышло, не находишь? — хихикнул я. — Беата, выходи. Тебе ничего не грозит. Ну, почти.

Звук скользящего засова, и дверь фургона открылась, выпустив смущенно-виноватую единорожку. Ути какая милота! И столь восхитительно близко...

— Почти? — неуверенно поинтересовалась она.

Я протянул руку и коснулся ее гривы, заставив единорожку испуганно вздрогнуть. Это меня слегка отрезвило.

— Извини, — я, диким усилием воли, убрал руку. — По одной причине, о которой я пока рассказывать не буду, мне очень нравятся пони, особенно единорожки. Так что если тебе вдруг покажется, что я слишком навязчив, не стесняйся слегка ударить меня. Я не обижусь. В общем-то, мои приставания это единственная, кхм, опасность, с которой тебе придется столкнуться по работе. Во всяком случае, я сделаю все, чтобы так и было.

— Трикси верит тебе, — кивнула единорожка.

— Ну вот и хорошо, — я поднялся на ноги. — Так почему ты убежала?

— Потому что древесные волки едят пони. Или грифонов, или алмазных псов… кого угодно! А ты сказал, что он выглядит голодным!

— С мясом едят? — не поверил я. В книге о бестиях Вечнодикого такого упомянуто не было.

— Они вытягивают всю магию, — отрицательно качнула головой Трикси и пояснила. — Это почти всегда смертельно.

— Хм… — я потер подбородок. — Беата, а ты не могла бы зарядить для меня кристалл? Посмотрим, насколько они разборчивы в еде.

— Запросто, только кормить сам будешь, — заявила единорожка. — Где у тебя кристаллы?

— В мастерской. Пойдем.

— Волк точно не нападет?

— Скорее всего, просто попытается подойти поближе, но точно узнаем только после эксперимента… — я глянул на испуганную мордочку единорожки и уточнил. — Нет, я не собираюсь проводить его сегодня.

— Спасибо, — саркастично отозвалась Трикси. — Значит, завтра?

— О, уже шутишь, это хорошо, — усмехнулся я. — Нет, для этого эксперимента мне потребуется еще один единорог и пегас, так что можешь быть спокойна.

Я зашел в мастерскую первым, и обнаружил что древолк снова впал в гибернацию. Любопытно.

— Беата, кристаллы вон в том шкафу, возьми какой тебя устроит, — я взял волка за загривок и потащил его к выходу. — Я подожду снаружи, пока ты закончишь.

— Ага, — единорожка обошла нас с Листиком по широкой дуге и закопалась в шкаф.

Я вытащил волка на солнечный свет, и отвел подальше от мастерской, чтобы не нервировать Трикси. После этого начал его осматривать. В прошлый раз я его особо не разглядывал, собираясь отложить это до визита Твайлайт, но раз уж теперь вообще под вопросом будет ли Твай со мной работать, а у меня выдалась свободная минутка… хм. Весьма интересная буратинка. В основу положено живое дерево, хоть и изрядно измененное, надо полагать, магией. Даже не столько дерево, сколько лоза, плотная и упругая. Корни спрятаны по бокам и внизу брюха создания, так что, надо полагать, оно может запустить их в землю и расти, как обычное дерево. Но куда более интересно другое — неживые части, которые и придают ему узнаваемую форму, схожую с волчьей. Лапы, морда, зубы… они покрыты корой, так что их не выточили, а вырастили в таком виде. Это крайне интересно дополняет мою теорию о том, что волки — не живые существа, а големы. Но кто их создает? И зачем? И почему я одним прикосновением убиваю в них всякую самостоятельность? Впрочем, насчет последнего есть некоторые предположения. Ч-черт, для того чтобы разобраться с этим мне однозначно понадобится Твайлайт! Но как с ней… хм?

Листик, на время осмотра снова впавший в гибернацию, снова "включился" и теперь внимательно за чем-то наблюдал. Проследив направление взгляда, я с удивлением заметил фиолетовую единорожку, о которой только что думал. Неожиданное совпадение.

— Привет, Твай, — улыбнулся я ей, когда она подошла достаточно близко.

— Привет, Арт… — она с опаской посмотрела на древесного волка, и слишком уж близко подходить не стала. Я слегка придавил зверюгу, чтобы тот лег и не нервировал единорожку. — Я… я пришла чтобы извиниться перед тобой. За то что убежала тогда.

— Не стоит, вполне ожидаемая реакция — я вздохнул и посмотрел за единорожку. — Правда, принцесса Селестия?

— Принцесса? — Твайлайт обернулась, и, никого за собой не увидев, посмотрела на меня недоуменно. — Арт, это шутка такая?

— Нет-нет, не обращай внимания, — отмахнулся я. — Это мои внутренние проблемы.

— Ладно… — протянула Твайлайт. — Я просто… когда ты это сказал, я подумала что ты обманывал меня с самого начала, и все что ты говорил мне тоже было… ну знаешь, чтобы "создать репутацию, которой потом можно пользоваться".

— Твай, серьезно, тебе не за что извиняться, — улыбнулся я.

— Есть! — упрямо махнула головой она. — Я написала принцессе Селестии, чтобы попросить у нее совета, и когда я прочитала его, я вернулась сюда, но ты уже уехал, и я испугалась, что ты решил покинуть Понивилль, и что это из-за меня.

— Что же ответила принцесса? — поинтересовался я.

— Она написала, что многие хорошие пони порой думают о себе куда хуже, чем они есть на самом деле. Что даже о самом отъявленном лжеце все равно все расскажут его поступки, и попросила подумать, сделал ли ты хоть раз что-то плохое, или воспользовался ли той "репутацией", о которой говорил.

— Принцесса, неужели вы действительно такое написали? — поразился я, снова глянув за спину Твайлайт.

— Это опять "твои внутренние проблемы"? — напряженно спросила единорожка.

— Ага, они самые, — кивнул я. — Значит, ты решила что я белый и пушистый, и просто плохо о себе думаю?

— Ну… да, — неуверенно ответила единорожка. — Поэтому я пришла извиниться. Я хотела бы остаться твоим другом… ты меня простишь?

Я вздохнул.

— Твай, мне не за что тебя прощать, на мой взгляд ты не сделала ничего плохого. И, если тебе нужны такие друзья как я… то я с радостью таковым останусь.

— Спасибо! — она бросилась меня обнимать даже несмотря на лежащего рядом древесного волка.

Я ответил на единорожкин порыв, и тут же слегка об этом пожалел. Прикосновение ее теплого тела и нежный лавандовый запах моментально пробудили во мне воспоминания о ночи знакомства с Церкой… я запутал пальцы в ее гриве, и сделал так же, как и тогда — так чтобы нежные пряди закручивались и соскальзывали с пальцев, когда я поведу рукой вниз, лаская ее шейку.

— Арт? — слегка испуганно спросила Твайлайт, и попыталась отстраниться, но я удержал ее.

— Извини, Твай, я еще не успел тебе рассказать. Пока я был в Кантерлоте, я выяснил, что заклинание чейнджлингов имеет на меня постоянный эффект, — негромко произнес я, продолжая неспешно поглаживать ее от затылка до середины спины. — И избавиться от него невозможно.

— Но почему? — поразилась единорожка.

— Мои личные особенности при взаимодействии с магией этого типа, — прошептал я рядом с ее ушком. — Так что, пожалуйста, Твай, не обижайся если я буду немного неадекватно реагировать на такие вот обнимашки. Для меня они теперь… не "просто дружеские".

— Тогда почему ты все еще держишь меня? — тоже перешла на шепот единорожка.

— Очевидно, потому что я не хочу тебя отпускать… — сообщил я, и легонько куснул ее за ушко.

Твай вскрикнула и отпрянула от меня. Ух ты, красная как спелый помидор! И как умилительно прядет ушками!

— Извини, — улыбнулся я. — В общем, я провел на пару с Селестией четыре дня, пытаясь избавиться от этой фигни, и только нашел подтверждения тому, что мне это не удастся. Не стесняйся отбиваться, — я подмигнул ей. — Или не отбиваться, тут уж по желанию.

— Я… ох… — она покраснела еще больше. — Ты снова шутишь?

— Увы, нет, — покачал головой я. — И мне потом понадобится твоя консультация по поводу защитных артефактов. Поймать еще что-нибудь в этом духе мне совершенно не улыбается.

— О, конечно же, я помогу, — с облегчением отозвалась Твайлайт, явственно радуясь смене темы. — Значит, ты поэтому поехал в Кантерлот?

— Угу, — кивнул я. — Принцесса Селестия подтвердит, правда, принцесса?

— Артур, это странно! — воскликнула Твайлайт. — Почему ты говоришь с ней так, будто она здесь?

— Да не волнуйся ты так. Я же говорю, это мои внутренние проблемы.

— Что же это за проблемы такие?!

— О! Рад что ты спросила! — очаровательно улыбнулся ей я. — Видишь ли, я такое примитивное создание, полагаю что я говорю только с теми, кого вижу. Но вот я поехал в Кантерлот, и вдруг выясняется, что все это время я говорил еще и с принцессой Селестией, а иногда даже и принцессой Луной. Это было весьма шокирующее открытие. Теперь мне приходится напоминать себе, что они тут тоже присутствуют, хоть и не во плоти.

— Но ведь я и раньше писала письма принцессе... — растерялась Твайлайт. — И тебя это не обижало.

— Твай, я не знаю, может пони такое просто не различают? Есть общественное, а есть личное. Я поделился с тобой, именно с тобой, чем-то очень личным. Пусть я был немножко не в себе, но это все же оставалось моментом доверия. А ты... ты тут же написала об этом Селестии. Это очень неприятно, будто я какое-то подопытное животное, — я вспомнил подходящую цитату из лабораторного журнала по магии разума. — "Отчет номер 30. Объект наблюдений в ответ на использованный раздражитель проявил следующие реакции..."
К концу сравнения, единорожка стояла передо мной с виноватым видом, плотно прижав ушки к голове.

— Нет! Ничего такого у меня и в мыслях не было... — прошептала она. — Я не подумала, что это так выглядит...

— Может, я просто меряю своими мерками, а для вас это нормально? — мягко спросил я.

— Нет, ты прав, я не должна была об этом писать, — виновато ответила единорожка. — Просто я... я не знала, что и думать по поводу того что ты мне сказал. Мне нужен был совет, и я... я даже не подумала о твоих чувствах. Прости меня пожалуйста! Ты простишь меня?

— А еще ты к тому же разболтала про массаж, хотя я когда-то просил никому не говорить, — вбил я последний гвоздь в единорожкино чувство вины.

— Я? Ох... — она уткнулась взглядом в землю.

О боже, какая же она все-таки милашка! Ну как на нее можно долго злиться?

— Прощаю, — я погладил единорожку по голове. — Но это в первый и последний раз. Договорились?

— Договорились, — она подняла взгляд и смущенно улыбнулась. А затем ее глаза распахнулись в удивлении. — Это Трикси?

Я обернулся. К нам действительно трусила васильковая единорожка, с победным видом держа над собой кристалл в магическом поле.

— Ага. Я ее нанял в качестве своей помощницы, — произнес я, и продолжил, когда васильковая единорожка приблизилась. — Я так понимаю, что нет нужды представлять вас друг другу.

— Нет, — вздохнула Твайлайт. — Привет, Трикси.

— Привет, Твайлайт, — как-то недобро улыбнулась единорожка. — Держи.

— Замечательно, — я поймал брошенный мне кристалл. — Ну а теперь попробуем покормить животинку. Отойдите-ка.

Едва единорожки отошли на достаточное расстояние, я сунул кристалл в зубы древолку. Тот "включился", но на этот раз его глаза полыхнули куда ярче, чем раньше. Пасть сомкнулась, и по веткам деревянной зверюги пробежала волна зеленоватых искр. Поникшие листы расправились — я словно смотрел таймлапс засохшего цветка, который только что щедро полили… десятком секунд спустя передо мной стоял древесный волк в самом расцвете сил. Ярко сияющие зеленые глазищи, грозный вид, плавные движения, просто прелесть. Я вытащил мутно-серую стекляшку из его пасти.

— Что ж, похоже их действительно можно заряжать таким образом, — резюмировал я.

— Если они могут есть кристаллы, почему они живут в Вечнодиком? — удивилась Твайлайт. — И зачем охотятся на пони?

— Потому что они там что-то сторожат, — я обернулся к единорожкам. — И нет, вы им совершенно не интересны. Смотри.

Я отошел от древесного волка, оставив единорожек в его прямой видимости. Он не сдвинулся с места.

— Мне кажется, что древолки не живые. Это магические големы, — я вернулся к волку и положив ему руку на загривок, повел в сторону мастерской. — Единственная причина по которой они атакуют пони, это внесенная в них кем-то программа. Если же ее повредить, то древолки становятся интересным украшением интерьера... для проверки, кто-нибудь из вас может попробовать провести его вместо меня.

— Големы? — поразилась Твайлайт. — Но кто их создал?

— Я тут месяц, — напомнил я единорожке. — Это просто предположение.

— Трикси поведет этого волка! — заявила Беата. — Просто чтобы убедиться, что ты прав.

Я с сомнением посмотрел на единорожку. Не знаю как Твайлайт, а мне было ясно видно, что у нее поджилки трясутся от одной мысли о том, чтобы прикоснуться к древолку. То ли экс-фокусница любит бросаться навстречу страхам, то ли… а, ну да. Покрасоваться перед противницей.

— Прошу, — я слегка отошел от волка. — Если что, мы с Твай подстрахуем.

— Великая и Могущественная Трикси легко справится сама.

Твайлайт едва заметно возвела глаза к небу и слегка покачала головой, и я с ней полностью солидарен. Было бы с чем справляться. Но это я смотрю на этих волков, как на новую линейку особых, деревянных роботов от лучших умов Boston Dynamics, а для нее это вполне возможно страх всей жизни. Придет хвойненький волчок, и укусит за бочок, все такое.

Трикси подошла к волку забавной (в исполнении пони) ватной походкой, и положила переднюю лапку ему на переднее плечо. После этого на трех ногах поскакала вперед — и волк послушно последовал за ней. Восторг, полыхнувший на мордочке обернувшейся единорожки надо было видеть. Уверен, Джон Коннор не был так счастлив, когда хакнул своего первого Т-800.

— Я должна добавить это в свои выступления! — радостно завопила Трикси, сделав почетный круг вокруг нас. — Ты сделаешь для меня еще одного такого?

— В смысле, "сделаешь"? — хмыкнул я. — Нашла папу Карло. Надо будет идти охотиться.

— Охотиться? — ужаснулась Трикси.

— Ага. В Вечнодикий. Ну, нам в любом случае придется туда отправиться, если мы хотим узнать, почему мое прикосновение сбивает древолкам мозги, — я покосился на Твайлайт. — Сходим?

— Конечно! — обрадовалась лавандовая единорожка. — Когда?

— Не скоро. Следующая неделя у меня забита под завязку, и я надеюсь хоть немножко отдохнуть, прежде чем на меня насядут сначала Меткоискательницы, а потом и Винил.

— Жизнь по прежнему бьет ключом? — улыбнулась Твайлайт.

— Не то слово, — проворчал я.

— Я только заметила, что это случилось с твоим домом? — заинтересовалась вдруг единорожка.

— Ах, это… — я осмотрел превращенную в детскую крепость беседку, кривые деревянные щиты на подпорках и заляпанный пирогами дом. — Просто приходил Сережка, поиграли мы немножко.

— Какой Сережка? — не поняла Твай, и я быстренько перевел для нее первоисточник.

Единорожка расхохоталась, чем вызвала недружелюбный взгляд со стороны Трикси, продолжавшей играться древесным волком. Васильковая единорожка спрыгнула с зверюги и направилась к нам.

— В общем, была осада, Пинки, Дэш и Дерпи против Трикси. Счет ноль-один в пользу Трикси, — Беата, услышав это, расплылась в самодовольной улыбке. — Ну а главный пострадавший я. Сейчас будем это все убирать вместе с победительницей.

— Почему со мной?! — возмутилась единорожка. — Я ведь выиграла!

— Потому что ты этому причина, — отмел возражение я и ухмыльнулся. — И вообще, ты наемный работник, взяла нехилый задаток, так что я тебя теперь буду безо всякой жалости эксплуатировать в хвост и в гриву.

— Он шутит, — улыбнулась Твайлайт, глядя на ошарашенную мордочку Трикси.

— Трикси знает! — огрызнулась та, вызвав у Твай сочувственную улыбку.

— С чего это ты взяла что я шучу? — ехидно поинтересовался я у Твайлайт.

— Спайк теперь иногда ворчит, что уйдет работать к тебе, — хихикнула единорожка. — И, кстати, он хочет получить твой планшет на три дня, как вы и договаривались.

— Даже после того случая? — удивился я.

— Спайк сразу сказал, что ты не такой, — виновато улыбнулась Твайлайт. — И он был против, чтобы мы уходили в тот раз.

— Хорошо, — улыбнулся я. — Тогда я загляну к вам ближе к вечеру. И еще мне понадобятся несколько книг.

— Конечно, буду ждать, — кивнула единорожка. — Мне пора идти, мэр зачем-то попросила меня заглянуть к ней сегодня. Пока Арт, пока Трикси!

— До вечера, Твай, — помахал я рукой вслед единорожке, и перехватил брошенный ей вслед неприязненный взгляд Беаты.

Любопытные у них отношения, как я погляжу. Словно две сестры — младшей этак лет 5, а старшей 14. Впрочем, не мое это дело. Работать вместе они явно смогут, а остальное… ну, хотя попытку сделать можно.

— Знаешь, Беата, вы могли бы быть друзьями.

— С ней? — фыркнула единорожка. — Ну уж нет! Великой и Могущественной Трикси не нужны друзья!

Я пожал плечами.

— Как знаешь. Пойдем уберем весь этот бардак.

Единорожка удивленно уставилась на меня.

— Ты не собираешься переубеждать Трикси? — недоверчиво спросила она.

— Не-а, — я посмотрел на нее с укоризной. — Беата, ну что за детский сад? Я не особо разбираюсь в возрасте пони, но ты же вроде взрослая кобылка. Если ты решила что тебе не нужны друзья, то значит они тебе не нужны. И ко всем последствиям того что у тебя их нет ты вполне готова.

— Каким последствиям? — нахмурилась она.

— Например, к тому что никто не заступился за тебя когда ты в этом нуждалась. Никто не пришел на помощь, когда ты в этом нуждалась. И, конечно же, никого не было рядом, именно тогда, когда ты в этом нуждалась.

— Ты был... — как-то неуверенно произнесла единорожка.

— Я не "был", я "случайно оказался". Чтобы ты понимала насколько случайно: если бы не моя мигрень, то мы бы тихо-мирно разошлись в Кантерлоте, так и не поговорив. То же самое случилось, если бы ты была земнопони или пегасом, я бы даже будить тебя не стал, а пошел искать в поезде единорога.

Она помрачнела и замолчала.

— Ну-с, начнем, — вздохнул я, когда мы дошли до дома. — Разбирай пока их укрепления. Кондитерские подносы складывай отдельно, их, вероятно, стоит вернуть, а все остальное пойдет на дрова. Я пока возьму ведро и тряпку, отмою стены от пирогов.

— Ты тоже будешь работать? — удивилась единорожка.

— А, так ты подумала что я и правда собираюсь тебя эксплуатировать? — усмехнулся я. — Не бойся, как и сказала Твайлайт, я только шутил.

— Трикси не боится! — топнула лапкой единорожка.

— Конечно нет, — кивнул я серьезно. — Это просто выражение такое.

Беата, явно уловив в моем голосе тонкие нотки ехидства, одарила меня подозрительным взглядом. Невинно улыбнувшись, я пошел в ванную. Набрав теплой воды в ведро, взяв тряпку и вернувшись на улицу, я заинтресовался тем, куда делся Листик. Оказалось, что древолк снова "впал в гибернацию", только на этот раз еще и хорошо замаскировавшись. Волк лег в густую траву, выпустил наружу скрытые ветви и корни, спрятал морду между лапами и стал похож на самый обычный куст. Хм… интересно. Пожалуй, так его и оставлю. И даже полью.

Выплеснув содержимое ведра на корни волка, я вернулся в дом, набрал воду еще раз и на этот раз действительно занялся стенами. Точнее сказать — попытался. Под жаркими лучами эквестрийского солнышка большая часть начинки пирогов уже намертво присохла к кирпичу, прежде чем ее счистить, мне приходилось упорно ее отмачивать. Трикси справилась со своей задачей раньше, но я отказался от предложенной единорожкой помощи и отправил ее обустраиваться и отдыхать, а сам продолжил отдраивать яблочный джем с кирпича. Закончив с этой задачей, я снова вылил воду под древесного волка, полюбовался чистой полянкой (скоро опять надо будет траву косить…) и вернулся в дом. Переписал с планшета список дел на бумажку, кинул его в сумку вместе с мешочком битов, и отправился было в Понивилль, но вспомнил про кондитерские подносы и вернулся за тележкой.

— Уходишь? — поинтересовалась вышедшая из ванны Трикси.

— Да, есть несколько дел, — улыбнулся я единорожке. — Тебе чего-нибудь купить?

Выражение шока на ее мордахе надо было видеть.

— Правда? — тихонько спросила она. — Ты правда купишь что я попрошу?

— Говори быстрей, пока я добрый, — я улыбнулся и показал ей язык.

— Мешок крекеров и банку арахисовой пасты! — четко оттарабанила Трикси и уточнила. — Большую банку! — Еще секунда раздумий и неуверенное. — Пожалуйста.

— Хорошо, — согласился я, и внес в список единорожкину просьбу. Заодно вспомнил про какао. — Я ушел.

Во дворе я сгрудил кондитерские подносы в тележку, и направился к Сладкому Уголку. Пинки очень обрадовалась возвращению кейковского имущества, и на радостях угостила меня кусочком "попробуй, очень интересный новый торт, рецепт прислал знакомый с дворцовой кухни, я познакомилась с ним на Гала, когда перепутала его с Рэйнбоу Дэш, хи-хи, я такая глупая, как можно было перепутать, ведь вряд ли Рэйнбоу стала носить поварскую шапочку!". В общем, оказалось что мой кантерлотский помощник-единорожек Карвин давний знакомец Пинки, и та уже сделала "птичку", оказавшуюся вкуснее моей этак раза в два. Талант, что поделать.

Купив тортик и выяснив, откуда Кейки берут бакалею, я направился в магазинчик Филфи Рича, который, как оказалось, торгует всем чем можно, а не только стройматериалами. К своему удивлению, я увидел Филфи собственной персоной за прилавком. После небольших приветствий, я купил у него две банки отличного какао-порошка, двухлитровую банку арахисовой пасты и крекеры. Уже собравшись было уходить, я словно по наитию, попросил порекомендовать чай, который мог бы понравиться Флаттершай, и Филфи сказал что совсем недавно она хотела купить банку какого-то травяного чая из Седельной Аравии, но так и не решилась (как это похоже на Флатти!). Приобретя и это, я вышел на улицу. Осталось заглянуть к пони-зеленщице и купить морковь. Тщательно отобрав самые аппетитные на вид овощи и расплатившись, я направился к своей ближайшей соседке.

Около коттеджа пегаски царило обычное птичье оживление. Я постарался не сходить с тропинки — шаг влево — шаг вправо и ты уже по колено в чьей-нибудь норе. Неловко получится.

Дойдя до составной двери дома, я постучал в верхнюю половину и стал ждать ответа. Через некоторое время что-то щелкнуло, и наружу высунулась знакомая лобастая голова бурого медведя.

— Гарри, дружище! — обрадовался я ему. — Давно не виделись!

Он ухмыльнулся, насколько ему позволяла это медвежья морда, и полез обниматься прямо сквозь дверь. Дружески похлопав медведя по спине и почесав его за ухом, я перешел к делу:

— А где Флаттершай?

Гарри махнул головой вглубь дома, дескать, там.

— Ну и что ты тогда меня держишь на пороге? — поинтересовался я.

Медведь поскреб затылок, раздумывая над чем-то, а затем открыл и нижнюю половинку двери и поманил меня за собой вглубь дома. Я вытащил из тележки чай, торт и морковку, и направился вслед за ним.

Одно из преимуществ дома пегаски — четырехметровая высота потолков. Ну, с питомцами вроде Гарри, который поднявшись на задние лапы ощутимо выше меня, иначе и нельзя. И птицам удобно.

А вот неприятным для меня моментом был запах, который я на Земле встречал только в больших зоомагазинах. Даже не знаю, что именно его создает — может, сухое зерно и сено подстилок? Еще в воздухе витала куча мелкой пыли того же происхождения. Вот уже не первый раз у нее в гостях, а все никак не привыкну.

Флаттершай нашлась в гостиной, целиком поглощенная убеждением своего кроля съесть какое-то овощное блюдо. Я легонько коснулся загривка Гарри.

— Подожди, — шепнул я. Медведь покосился на меня слегка недоуменно, но просьбу выполнил.

— Энджел, у нас нет морковки, — произнесла Флаттершай. — И тебе для разнообразия нужно есть хоть что-нибудь еще.

Я улыбнулся. Наблюдать за пегаской, пока она не знает, что за ней наблюдают — сплошное удовольствие. И слушать тоже. Флаттершай говорит так, будто пишет кистью, в голосе словно этакие звуковые скругления и завитушки. В каком-нибудь другом случае я бы посидел в темноте коридора еще немножко, но учитывая прошлый опыт, она может подумать что я пришел на нее охотиться.

— У вас уже есть морковка, я вам ее принес! — не слишком громко сообщил я, но пегаска все равно пискнула и взмыла повыше. — Привет, Флаттершай, привет Энджел.

Кролик уставился на меня недружелюбным взглядом.

— Артур! — удивилась Флаттершай, все еще летая почти под потолком.

Я помахал ей рукой и улыбнулся.

— Только вернулся из Кантерлота, и решил зайти извиниться за то происшествие, — я поднял вверх руку с тортом, чаем и морковкой. — Ну и гостинцы принес.

Энджел прыгнул вверх как заправский ниндзя, но высоты все-таки не хватило для того, чтобы достать до пакета с морковью.

— Без боя неинтересно? — поинтересовался я у кролика.

— Энджел, прекрати себя так невежливо вести! — воскликнула Флаттершай, приземляясь. — Ох, Артур! Это же аравийская катта! Она ведь такая дорогая…

— Да не сказал бы, — пожал плечами я, и, зайдя в комнату, поставил все на столик. — В любом случае, извините что напугал вас обоих. Слегка запоздал с извинениями, конечно, но лучше уж поздно, чем никогда.

— Большое спасибо, — поблагодарила меня Флаттершай, и сгибом крыла взяла банку с чаем. — Подожди тут немножко, я сейчас его заварю!

Едва пегаска ускакала на кухню, я протянул мешок с морковью Энджелу.

— А это твое. И ты тоже извини, я вовсе не собирался тебя есть.

Крайне подозрительный взгляд от кролика. Посверлив меня глазами секунд десять, он все же взял пакет с морковкой, достал оттуда одну, откусил от нее кусочек, и только потом кивнул, дескать, извинения приняты. Я присел на огромный диван, и откинулся на его спинку. Почти тут же на диван забрался и Гарри, и положил свою башку мне на колени. Я не возражал — даже наоборот, начал слегка почесывать животину. Эквестрия, здесь сбываются детские мечты! Какой ребенок не хотел погладить медведя? А тут он просто сам на руки лезет.

— Вы хорошо смотритесь вместе, — заметила вернувшаяся с ножом Флаттершай.

— Людей моей страны ассоциируют с медведями, — сообщил я, почесывая Гарри между глаз. — Когда-то давно некоторые люди даже заводили медведей как питомцев. Учили танцевать и выполнять всякие трюки.

— Зачем? — удивилась пегаска.

— Для развлечения других, — пожал плечами я. — Наши медведи опасные хищники, а интеллект у них гораздо ниже, чем у ваших. Это… ну не знаю, как если бы пони завела себе древесного волка.

— Древолка? — ужаснулась Флаттершай. — Но ведь они такие… стра-а-ашные!

— Да не очень, на самом-то деле, — улыбнулся я. — Я поймал одного. Если хочешь, приходи, покажу.

— Нет-нет-нет, не хочу! — воскликнула Флатти. — Они слишком страшные! И зубастые! И едят пони!

— Мой теперь ест только магические кристаллы, — заверил я ее. — Можешь даже у Твайлайт спросить, она сегодня видела.

— Я… подумаю! — пискнула пегаска.

— Я тебя ни в коем случае не заставляю, — улыбнулся я. — Кстати, а почему ты никогда не пыталась подружиться с древесными волками?

— Они не хотят дружить, — понурилась Флаттершай. — И не разговаривают.

— У меня тут возникла теория, что они неживые. Просто оживленные магией деревья, которым придали форму волков.

— М-может быть, — с дрожью в голосе согласилась пегаска. — Может мы поговорим о чем-нибудь не настолько страшном?

Да, и то правда.

— До Кантерлота я был на каменой ферме, вместе с Пинки. Познакомился с ее семьей.

— И какие они? — с облегчением отозвалась Флаттершай.

— Хм… Марбл, самая младшая, такая же пугливая как ты, а говорит не больше Макинтоша. Пинки ты знаешь, Мод суровая как скала, выточенная ветром из песков, а Лаймстоун маленькая кусачая угрюмка!

— А их родители? — хихикнула пегаска.

— Строгие, но справедливые, — пожал плечами я, и ощутил легкий отголосок зубной боли. — И говорят в каком-то забавном архаичном стиле. Но вообще, встретили меня достаточно приветливо.

— А зачем ты к ним поехал? — полюбопытствовала она.

— Изучить как растут кристаллы…

Я улыбнулся, отметив что Флатти вновь стала сама собой: перестала ходить с таким видом будто готова взлететь в любой момент и стараться держаться от меня на расстоянии. Пропустив ту часть где я встретил Трикси, я рассказал пегаске о том как приехал в Кантерлот и напугал стражу, про то как мы с Селестией изучали заклинание чейнджлинга, про их забавные перепалки с Луной и про то как я пек им торты.

За это время Флаттершай успела заварить чай на четверых, Энджел — сожрать два килограмма морковки и, перекатываясь через раздувшееся брюхо, уползти спать, так что чай мы пили втроем.

— А что это за заклинание чейнджлинга, которое вы исследовали? — спросила Флатти, сделав небольшой глоток. — Ох, этот чай прекрасен, большое тебе спасибо.

— Точно, я же еще не рассказывал, — я хмыкнул. — В общем, десять дней назад, заявился ко мне чейнджлинг в облике Твайлайт…

Гарри поднялся и обиженно фыркнув, направился к выходу.

— Что это с ним? — удивился я.

— Он не любит чейнджлингов, — извиняющимся тоном объяснила Флаттершай.

— Ему же хуже, — ухмыльнулся я пришедшей в голову мысли.

Я продолжил повествование, специально не делая никаких скидок на нежную натуру пегаски, во всех красках и подробностях описывая всё, включая внутренние ощущения. Флатти покраснела как помидор и на некоторых местах даже закрывала мордочку лапками, но слушала очень внимательно.

— …и чтобы избавиться от него я и поехал в Кантерлот, — закончил я.

— И как, получилось? — поинтересовалась пегаска слабым голосом.

— Нет, — вздохнул я. — У меня удивительная совместимость с заклинаниями чейнджлингов, так что снять их невозможно. Сегодня вечером загляну к Твай, узнаю, чем можно защититься.

— Значит, тебе до сих пор нравятся пони? — со странной интонацией в голосе спросила Флаттершай.

— Ага, — кивнул я. — Кто-то больше, кто-то меньше.

— А я? — произнесла Флаттершай и тут же испуганно закрыла рот кончиками крыльев.

Вопрос, который будучи задан женщиной мужчине как-то сразу меняет направление мысли.

— Ты… — я прищурился и провел по ней оценивающим взглядом, заставив пегаску покраснеть еще больше. — Красивая. Очень плавная и нежная, словно теплое спокойное море в солнечный день. И еще у тебя приятный голос, словно в глубине души ты не говоришь слова, а поешь их…

Меня прервал тихий смущенный писк — пегаска прижала уши к голове и закрыла глаза лапками. Эм-м-м… даже разогнаться не дали.

— Флатти! — позвал я ее. — Зачем ты спрашиваешь, если не хочешь услышать ответ?

— Хочу! — пискнула пегаска еле слышно. — Просто очень смущаюсь.

— Бывает, — кивнул я.

Черт. Мне понравилась ее реакция. Но я еще могу сдержаться… ничего не делать, ничего не говорить, допить чай и тихонько уйти… или же… оуххмм… о чем я думаю? Нет, понятно о чем. Серьезно? Вот я серьезно собираюсь это сделать? Собственно, а почему бы и нет? Только… да, сначала убедиться в том что я все правильно понял.

— Флатти, можешь мне помочь кое с чем? — невинным тоном произнес я, сам слегка не веря тому что в самом деле это говорю. Но теория принятия решений гласит, что если действие все равно будет произведено, то смысла откладывать его нет.

— С чем? — полюбопытствовала пегаска, неуверенно поднимая ушки.

— Давно уже хотел попросить… — замялся я. — Но из знакомых пегасов у меня только ты и Дэш…

— Нужно куда-то слетать? — испуганно спросила она. — Тогда лучше попроси Рэйнбоу.

— Нет, нет. Меня просто давно мучает любопытство, как устроены ваши крылья. Можно я посмотрю твои?

— К-к-крылья? — запаниковала пегаска.

Момент истины. Я, Артур Леонидович Меркушев, в здравом уме и твердой памяти, собираюсь обмануть эту нежную пегаску с целью провести над ней некие развратные действия, скрыв их под благовидным предлогом. Ну, как обмануть… в стиле незабвенного "Требуется оправдание" Гаррисона. Но все равно, серьезно?!

— Ага, крылья. Они у тебя очень красивые... прости, не подумал, наверное ты за ними тщательно ухаживаешь, и не захочешь давать их кому попало в руки...

Серьезно. Она же не просто так спросила "а я?". Конечно, флиртовать так же как Винил она и не пыталась, но ее интерес ко мне был заметен и раньше, просто я предпочитал его игнорировать. Все эти визиты под благовидным предлогом, и то что она во время них предпочитала находиться как можно ближе… вполне однозначные знаки симпатии, если верить "Культуре пони".

— В руки… — эхом повторила за мной Флаттершай, и посмотрела на указанные конечности.

— В общем, если ты откажешься, я пойму.

Это очень, очень простая манипуляция. В духе того, как Рэрити вертит Спайком. Немножко похвалы, просьба со слабой позиции, открытый выбор без давления… полная свобода ответить "нет", и в то же время возможность оправдать себя тем, что просто соглашаешься на просьбу и ответить "да". Предложение самообмана. Подходящее оправдание. Уверен, Дэш бы сказала "Крылья?! Ты вообще в своем уме?!", но Флатти…

— Если ты будешь аккуратен, — тихонько произнесла пегаска.

— Очень, — пообещал я ей.

Пегаска перебралась на диван и села рядом со мной. Некоторое время она не решалась, то расправляя крыло в мою сторону, то снова прижимая его к боку. Я не торопил ее, хоть и хотелось… после всего того обилия пережитых в Кантерлоте обломов на полпути, спугнуть пегаску в мои планы не входило.

Наконец, Флаттершай собралась с силами, и расправила одно крыло. Я нежно прикоснулся к перышкам… в одном я ее не обманул — я действительно собирался быть очень аккуратен. Прогладив крыло изнутри (и делая при этом вид что рассматриваю перья и подпушку) я скользнул рукой к основанию крыла, и прикоснулся к горячей коже под ним. Пегаска еле слышно выдохнула. Одними лишь кончиками пальцев я начал прощупывать мышцы. Второе крыло почти тут же с легким шорохом распахнулось.

— О? Зачем это? — спросил я у Флаттершай настолько невинным тоном, насколько был сейчас способен.

— Просто… — смутилась пегаска и тут же нашлась. — Сложно держать только одно крыло раскрытым!

— Вот оно как, — кивнул я, изо всех сил сдерживая хихиканье. — Интересная особенность. У людей так пальцы связаны, если пытаешься согнуть мизинец, то обязательно начнет гнуться и безымянный.

— Д-да, — согласилась Флаттершай. — Наверное, у нас так же с крыльями.

Ай-яй-яй. Намеренная дезинформация из этических соображений, она же "ложь во спасение". Сейчас я покажу тебе, куда она может тебя завести, моя маленькая наивная лошадка…

— Тогда, может, переберешься ко мне на колени? — предложил я, стараясь сохранить ровный голос. — Я тогда смогу прощупать оба крыла, сравнить их симметрию…

— На колени? — кажется, еще немного, и этот румянец начнет светиться. — Н-нет…

— Почему? — искренне удивился я. — То же самое почти.

Один коготок увяз — всей птичке пропасть.

— Н-н-ну-у-у… ладно, — согласилась пегаска и испуганно охнула, когда я поднял ее и усадил лицом к себе.

Хе-хе… что я говорил? Ну а теперь посмотрим, до какого предела она будет стоять на своем… маленькая игра перед основным блюдом. Я запустил руки под крылья пегаски и, немножко прощупав основания обоих крыльев, медленно двинулся вверх, кругообразными движениями подушечек пальцев лаская каждый сантиметр. Флаттершай, не имея возможности хоть куда-нибудь спрятаться, изо всех сил старалась сдержать стон. Даже слегка прикусила нижнюю губу, отчего выражение ее мордашки приобрело какую-то невинную эротичность.

— Почему ты так тяжело дышишь? — спросил я пегаску, изо всех сил стараясь не выдавать, что мое дыхание тоже участилось. Уф-ф… волнительно, как в первый раз.

— Это… из-за чая, — ответила она с небольшой судорожной паузой. — Аравийская катта очень… тонизирующий напиток.

Ва-а-а, как удачно она предоставила мне оправдание для неровного дыхания! Прелесть, просто прелесть!

— Понятно, — задумчиво согласился я. — Да, наверное все дело в этом.

Я наконец-то дошел до точки на сгибе крыла и легонько провел по ней пальцем. У Луны на это реакция была вполне однозначная…

— А-ах! Нет! — тихонько вскрикнула пегаска.

— Что-то не так? — я отвел указательные пальцы назад.

— Не останавливайся! — практически потребовала пегаска, и тут же смутилась. — То есть… ну, это просто щекотно! Очень, очень щекотно!

Блин, еще немного и я уже не смогу ни остановиться, ни скрыть ухмылку от уха до уха… но это позже, а пока…

— Хорошо, постараюсь побыстрее, — кивнул я, и перешел к самой чувствительной части крыла.

— Не надо быстрее, — выпалила пегаска, и поправилась. — То есть, это же ради науки? Если будешь торопиться, можешь что-нибудь пропустить…

Ага. Науке камы, древнеиндийского учения о сфере чувственных наслаждений. И я продолжил легонько массировать мышцы, продвигаясь все дальше и дальше к окончанию крыльев. Флатти вдруг судорожно выдохнула, и плотно прижалась ко мне грудью, уткнувшись мордочкой в шею. От ее горячего дыхания, щекочущего волосы на загривке, у меня резко стало тесно в штанах. Ой-ей-ей… ладно, еще немножко, и перейдем к самой интересной части. Уж на этот-то раз!

Достать до края огромных, распахнутых до предела крыльев я не мог, поэтому начал медленно спускаться назад, на этот раз сжимая мышцы уже слегка сильнее. Флаттершай внезапно хныкнула, вдавила бедра в мое колено, по ее телу пробежала судорога, а затем в плечо пребольно вонзились ее зубы. Я вскрикнул от боли и инстинктивно оттолкнул ее, да куда там! Пегаска вцепилась на меня намертво, словно голодный зомби, и попытавшись ее оторвать я только себе же сделал хуже.

— Флаттершай! Больно! — взвыл я, зубы разжались и я все-таки столкнул ее в сторону.

По плечу тут же потекли горячие струйки крови, мгновенно пропитывая футболку. Я резко сорвал с себя этот предмет гардероба, скомкал и с силой прижал к ране.

— Артур! — в бирюзовых глазах пегаски вспыхнул шок и осознание. — Я сейчас перевяжу!

И она желтой молнией метнулась в сторону кухни, оставив меня шипеть от боли.

ДА ЧТОБ Я ЕЩЕ РАЗ ПОЛЕЗ К КАКОЙ-ЛИБО КОНЯГЕ!!!

Флаттершай вернулась почти мгновенно.

— Покажи рану, — потребовала она.

Я убрал пропитавшуюся кровью футболку от плеча и скосил туда глаза. Уф-ф-ф… выглядит весьма фигово. Она прокусила и футболку и кожу, а когда я попытался ее оторвать от себя, еще и частично меня оскальпировала. Бр-р-р.

— Просто перевяжи, я схожу к Твайлайт, она это моментально залечит, — сквозь зубы произнес я.

— Не надо Твайлайт! — всполошилась пегаска, выронив из зубов бинт. — Если хоть кто-нибудь узнает, я умру со стыда!

— Перевязывай, не отвлекайся, — сказал я. — Ладно, пусть не Твайлайт, а Трикси. Уж она-то точно никому и никогда не расскажет. Уволю без выходного пособия.

— Тфыкфы? — удивилась Флатти.

— Сначала перевяжи, потом поговорим, — сказал я, и снова сжал зубы, чтобы не застонать от боли.

Ощущения от укуса были такие, будто мне шарахнули по плечу бейсбольной битой с гвоздями. Я даже не рисковал пробовать пошевелить рукой. Доигрался, м-м-мля… instant karma как она есть.

— Готово, — тихо произнесла пегаска, закончив накладывать плотную повязку. — Очень больно?

— Терпимо, — соврал я. — Флатти, не расстраивайся ты так. Я никому не скажу.

— Но я укусила тебя, — всхлипнула она. — Да еще и так сильно…

— Ничего страшного. Флатти, тебе лучше умыться, а то видок у тебя — как будто ты меня не укусила, а убила и съела. Пойдем, пойдем. Я вместе с тобой схожу, а то ты еще собственного отражения в зеркале испугаешься. Закрой глаза.

— Я вся в крови, — задрожала она, словно только что это осознала. Ух, мне сейчас только ее обморока не хватало!

— Пойдем, — строго произнес я. — Закрой глаза.

По хорошему, мне сейчас хотелось большими прыжками нестись в сторону дома и целительной Трикси, но если эта впечатлительная пегаска увидит как она выглядит в зеркале, ей кошмары с собственным участием будут всю оставшуюся жизнь сниться. Даже мне как-то стремно видеть заляпанную кровью мордочку и шерстку. Вовремя, блин, обеспокоился впечатлительностью! Что-то пять минут назад, когда я собирался заняться с ней любовью, даже и мыслей посторонних не возникало! Ну да, сунь руку в молнию, сунь, кхм, что-нибудь в пегаску, одного поля мысли. Стоп, действительно одного. Потом подумаю над этим.

Я провел пегаску в ванную не включая свет, и включил воду. Правой рукой двигать больно до жути, еще и в затылок отдает стоит только попытаться пошевелить шеей. Тц… разрыв мышцы, похоже.

Но и одной рукой я неплохо справился с тем, чтобы умыть мелко дрожащую пегаску. Потом, вспомнив об их тонком обонянии, я еще и с мылом прошелся по тем местам, где были кровавые пятна, тщательно вытер ее полотенцем, и повел обратно в комнату.

— Можешь открыть глаза, — разрешил я, усадил ее на диван и налил в кружку чая. — Выпей. Вкус смоешь.

Она подчинилась, и впервые с момента укуса слабо улыбнулась.

— Я как будто твой питомец, — произнесла она тихонько.

— Можешь побыть, пока слегка не придешь в себя, — улыбнулся я. Проследил за взглядом пегаски, поднял свою окровавленную футболку и выкинул ее в окно. — Флатти, все хорошо.

— Не хорошо… — уставилась она в стол.

— Хорошо, — требовательно повторил я. — Ну, по крайней мере нормально. Давай просто забудем об этом эпизоде, и никогда больше не будем о нем упоминать.

— Ты… не злишься? — подняла на меня полные слез глаза пегаска.

Тц. Если я ничего не расскажу, то это окажется полностью ее виной. Такой груз на ее совести я оставлять не буду.

— Не злюсь, — я вздохнул. — Я прекрасно знал, что прикосновение к крыльям возбуждает пегасов.

— Не надо, — тихонько ответила Флатти. — Ты говоришь это просто чтобы я почувствовала себя лучше.

Мля-я-я… вот теперь я чувствую себя таким говном, что хоть при виде отражения в зеркале переходи на другую сторону улицы.

— Это правда, — все же настоял я. — Принцесса Луна объяснила.

Флаттершай подняла на меня удивленный взгляд.

— Тогда… почему…? — почти неслышно спросила она. — Я тебе нравлюсь?

Я кивнул, ничуть не покривив душой. По эффективному воздействию Флатти ничуть не уступала единорожкам.

— А… а… а-а-а… — она как будто силилась что-то сказать, а потом глаза пегаски закатились, и она хлопнулась в обморок.

Здравствуй, жопа, новый год! Приехали. Впрочем, достойное завершение этой встречи... почему я всегда стабильно делаю все хуже? Талант такой, что ли? Да-а, был бы пони, была бы у меня метка в виде падающего маслом вниз бутерброда.

Растормошить пегаску не вышло, так что я сделал попытку перенести ее в спальню, но — дохлый номер. Я и двумя-то руками дрыхнущих поней с трудом поднимаю, а уж одной левой не стоило и пытаться. Вместо этого я принес плед и заботливо укрыл ее, после чего вышел на улицу. Идея оставить записку умерла в ту же секунду, как я подумал о том насколько неразборчивые каракули у меня выйдут при попытке написать что-то левой рукой. Дожидаться пока она очухается тоже не вариант, плечо болит все сильнее... о, точно, можно же Гарри попросить передать маленькое послание. Найдя медведя и кратко изложив ему ситуацию, я обошел домик кругом, подобрал свою футболку, положил ее на плечо, скрывая окровавленную повязку, и с видом "мне просто очень жарко" прогулочным шагом направился домой, прихватив с собой тележку. Плечо распухло и пульсировало болью при каждом вдохе, а Трикси действительно единственная, кто может мне с ним помочь и держать после язык за зубами.

"Сползает по крыше старик Козлодоев, пронырливый как коростель. Стремится в окошко залезть Козлодоев, к какой-нибудь бабе в постель"
Мозг, как обычно, играет со мной дурные шутки, подсовывая самые подходящие к моменту песни. Словно мне без них недостаточно тошно. Но справедливо-о-о… сложно не признать. Ну и что на меня нашло? Мог ведь, мог же просто уйти под любым надуманным предлогом! И вместо этого — "совершенно не вижу, почему бы благородному дону не заняться любовью с этой милой пегаской". Даже теорию принятия решений вплел, для пущей убедительности! Был бы верующим, сказал бы что дьявол нашептал, но к счастью до такого я еще не докатился. Куда больше похоже на то же двоение сознания, которое я испытываю во время мортидо. Там тоже критическое мышление как-то в реверсе работает. Или у меня начинается раздвоение личности, или это инстинкт размножения вразнос пошел…
"Вот раньше, бывало, гулял Козлодоев, глаза его были пусты; и свистом всех женщин сзывал Козлодоев заняться любовью в кусты."
Твою ж налево, до чего прилипчивая мелодия! Клин клином вышибают… Фаина Фай-на-на! Бр-р-р.

В общем, спермотоксикоз купируется, и методология известна любому половозрелому мужчине. Надо бы провести сеанс, пока я действительно кого-нибудь не изнасиловал!

Колесо тележки попало в какую-то выбоину, и правая сторона резко врезалась мне в живот. Черт! Одной рукой ее вести крайне неудобно. Придется хоть немножко помогать правой… больно, зараза. Ощущение будто в плече раскаленный булыжник. Может, она мне еще и инфекцию какую занесла? Блин, только этого не хватало. Перед глазами так и возник образ моей статуи в садах Кантерлота, с надписью "Умер от любви". Хы-ы-ы… жесть какая! Быстрее, быстрее, раз-два, раз-два! Вон и дом мой уже виднеется!

Я открыл дверь, закатил тележку в дом, и громко позвал:

— Беата!

— А? — единорожка выглянула с кухни и ее взгляд тут же упал на содержимое тележки. — Ты купил! Купил!!!

Она в два скачка преодолела расстояние до меня, и резко остановилась.

— Кровью пахнет, — тихо произнесла единорожка, с испугом глядя на мое плечо.

Ну да, маскировка была рассчитана на пегасов, вблизи видно и бинты, и подозрительные красные пятна.

— Угу. Обратная сторона походов вдоль Вечнодикого, — мне пришла в голову замечательная идея, как вообще ничего не говорить о происхождении укуса. — Сможешь исцелить?

— Наверное, — испуганно произнесла Трикси.

— Вида крови и раны испугаешься? — поинтересовался я, и единорожка закивала так энергично что у меня возникло опасение, как бы у нее голова не оторвалась.

Отлично, все по плану.

— Тогда я спиной к тебе повернусь. И глаза лучше закрой.

— Хорошо! — согласилась она, и послушно закрыла глаза.

Я убрал футболку и максимально осторожно снял повязку (неувязка: если меня в лесу куснули, то откуда она взялась? Придется носить с собой бинт в сумке для правдоподобности). Ух ты ж ешкин кот! Да такой раны я и сам боюсь! Тускло-фиолетовое, сильно раздувшееся нечто, с сочащейся сукровицей и болтающимся куском оторванной кожи. Бр-р-р.

Я присел, и аккуратно прислонил плечо к наклоненному рогу Беаты. Та слегка вздрогнула, задержала дыхание, и начала колдовать заклинание. Рану окутало бледно-фиолетовое сияние, и отек начал спадать прямо на глазах, а оскальпированная часть раны стала покрываться новой кожей, появляющейся словно иней на холодном стекле. Но, как и в прошлый раз, довести заклинание до конца волшебница не сумела — ее рог внезапно погас, и она не устояла на ногах.

— Беата! — подскочил я к упавшей единорожке. — Все хорошо?

— Да, — слабым голосом произнесла она. — У меня плохо получаются заклинания с сильной концентрацией, всегда сбиваюсь в монодике…
"Монодика"? Встречался мне этот термин у Фейгна, только я так и не узнал его смысла. Я поднял единорожку на руки и отнес на диван. Плечо еще побаливало, но тут уж я без проблем долечу его с помощью Твайлайт. Так что я достал из тележки ее содержимое, отнес его на кухню, сделал единорожке несколько крекеров с арахисовым маслом, и принес их вместе со стаканом морса. Физиономию Трикси, когда я поставил перед ней угощение надо было видеть.

— Это работа моей мечты! — благоговейно прошептала единорожка, и взяла первый крекер.

— Они тебе настолько нравятся? — усмехнулся я.

— И даве бошше, — кивнула единорожка с набитым ртом.

— Вот и ладненько. Я пойду помоюсь.

Плечо продолжало побаливать, но онемение и "отстрелы" в затылок исчезли. Я осмотрел его перед зеркалом… теперь последствия больше похожи на синяк от сильного удара палкой.

Я развернул футболку и осмотрел повреждения на ней. Безжалостно разорвана зубами, теперь только выкинуть. Или, еще лучше, сжечь. Бросив футболку рядом с ванной, я включил душ и взял мочалку. Надо будет снова зайти к Рэрити, заказать еще несколько комплектов одежды. И шляпу, а то голову тут мне припекает изрядно.

Выйдя из ванны, я увидел Трикси, мирно посапывающую на диване. Тарелка перед ней была пуста, а по мордочке расплылась умиротворенно-довольная улыбка. Милота — хоть картину рисуй.

Я прокрался в свою спальню, сменил полотенце на одежду, и взял рюкзак и планшет, и направился к Твайлайт. Хм… может, какое-нибудь средство ускоренного передвижения заказать? Скажем, велосипед. Все быстрее будет, чем на своих двоих пилить.

В библиотеке все вроде бы было по-прежнему, но в то же время что-то изменилось. Я осматривался некоторое время, прежде чем понял, что именно — книги! Книги теперь стояли совершенно не так, как раньше.

— Твай! Спайк! — позвал я.

Какой-то шорох, треск — и с неяркой вспышкой в комнате материализовалась Твайлайт.

— Привет, Арт! — улыбнулась единорожка. — Проходи.

— А где Спайк? — поинтересовался я.

— Тут! — дракончик вылез из подвального люка, — Привет, Арт!

— Я тебе планшет принес, — я снял рюкзак.

— Я сейчас, только лапы помою, — дракончик умчался в сторону ванной.

— Чем это он там занят? — полюбопытствовал я у Твайлайт.

— Копирует книги, которые мы привезли из Кантерлота. Проходи, не будешь же ты и дальше в дверях стоять?

— Иду, иду, — улыбнулся я, и прошел в большую комнату с диванами, на один из которых тут же и приземлился.

Твайлайт принесла с кухни два стакана холодного чая, протянула один мне и села на противоположный диванчик.

— Арт, нам надо серьезно поговорить, — произнесла она.

Бр-р-р, от этой фразы аж мурашки по спине пробежали.

— Твай, можешь сначала помочь? — попросил я. — Я тут слегка ушиб плечо…

— Конечно, — улыбнулась единорожка. — Покажи.

Я снял футболку, и она с завидной легкостью долечила мой ушиб до полного исчезновения. У Твай, видимо, проблем с концентрацией не возникает никогда. Кстати!

— Спасибо. Я вот еще что хотел спросить, что такое "исоническая" и "монодическая" гармонии?

— Ты не знаешь? — удивилась она, вернувшись на свой диван, и тут же укоризненно покачала головой. — Обычно у тех, кто читает Хорнвайза этого вопроса не возникает. Если ты так и будешь читать книги не по порядку, то системных знаний не приобретешь.

— Система бывает разная, — улыбнулся я. — К тому же, как я понял, эти гармонии что-то очень единорожье, и другим недоступное.

— Да, ты прав, — кивнула она. — Ладно. Исоническая гармония, или "исоника" это состояние активного присутствия единорога в магическом пространстве мира. Чтобы начать колдовать или провести магические измерения, нам сначала надо перейти в состояние исонической гармонии. Видимым признаком этого состояния является свечение рога.

Что-то вроде "взять в руки гитару и подстроить высоту струн", ага. Тем временем Твай продолжала:

— Монодическая гармония, "монодика", это сотворение заклинания, перекачка энергии, формирование, поддержка структуры. Именно здесь единорогу очень важно уметь концентрироваться.

— И что будет если отвлечешься?

— Заклинание рассеется, а по магической системе колдующего ударит откат, — она тряхнула головой. — Это неприятно. Сначала дикая слабость, почти невозможно на ногах удержаться, а потом еще и в сон клонит.

Ну да, ну да, похоже.

— А почему ты спрашиваешь? — полюбопытствовала она.

— Из-за Беаты. Похоже, заклинания на концентрацию у нее довольно-таки часто срываются.

— О! Именно о ней я и хотела поговорить! — вспомнила Твайлайт. — Ты меня совсем заболтал.

Специально и заболтал, чтобы сделать как можно больше до того, как мы перейдем к "серьезным" разговорам. Из моего прошлого опыта, после таких бесед обычно плодотворно не поработаешь. Ну, раз она вспомнила…

— И что с ней? — вздохнул я.

— Мэр была очень взволнована ее возвращением, — сообщила Твайлайт. — В прошлый раз Трикси посадила ее в клетку на неделю, и причинила Понивиллю немалый вред.

— Из-за амулета аликорна, — уточнил я.

— Я думаю, что Трикси, наверное, неплохая пони, но все же ей не стоило возвращаться сюда спустя всего лишь четыре месяца после того что она натворила, — покачала головой Твайлайт. — Ты не знал, что она тут творила?

— Знал, но… Твай, но какие у меня были варианты? Ты в курсе, что ее приговорили к изгнанию из Эквестрии, если она не выплатит наложенный штраф или снова нарушит закон до этого времени?

— Что?! — ужаснулась Твайлайт. — Какой ужас!

— И ты не видела, как к ней относятся пони, которые о ее "злодеяниях" прочли из газет. Когда я ее подобрал, ее только что выкинули с единственной работы которую она смогла найти, и проводница даже не хотела пускать ее в поезд. Ей бы пришлось ждать на платформе три дня, прежде чем подошел бы следующий.

— И я понятия не имела! — воскликнула единорожка. — Отсрочка изгнания и общественное порицание — это слишком жестоко! Она же раскаялась!

— Полагаю, что на суде на ее стороне никого не было, что и неудивительно, учитывая Триксин характер, — я вздохнул. — Так о чем попросила тебя мэр? Выкинуть ее из Понивилля?

— Она просила убедиться, что Трикси тут больше ничего не натворит, — Твайлайт поежилась. — Арт, я и не знала! Какой кошмар! Изгнание! Я напишу об этом принцессе Селестии.

— Стоп. Вот этого не надо, — остановил ее я.

— Почему? — поразилась Твайлайт.

— Потому что найти согласного работать на меня единорога было слишком сложной задачей, чтобы я ее теперь так просто отпустил, — ухмыльнулся я.

— ЧТО?! — она уставилась на меня неверящим взглядом.

— Шучу, — усмехнулся я. — Ну, по большей части. Твай, я слегка расспросил Селестию о том как назначаются наказания эквестрийскими судами. Трикси влепили нехилый штраф, но его составляющие это просто деньги, которые нужны на устранение причиненного вреда. В частности, неделю сидения мэра в клетке, и все что она там еще творила по ходу дела. Деньги пострадавшим выплачиваются диархией сразу, а она как бы должна их вернуть. Этакая бессрочная ссуда.

— Но ведь это же все из-за амулета аликорна… — неуверенно произнесла Твайлайт.

— По словам Трикси, — уточнил я. — Кто будет надевать его, чтобы проверить? Но тут ладно, лично я ей верю. Дело в другом… не думаю что для Селестии будет проблемой снять с нее и наказание, и штраф. Более чем уверен, что она бы так и сделала, если бы знала об этом. Но! Как это повлияет на Трикси?

— В смысле? — удивилась Твайлайт.

— Когда я ее встретил, она на меня огрызнулась просто за то, что я с ней заговорил дружелюбным тоном. С ее точки зрения, после двух поединков с тобой, все пони ее ненавидят, и посмотрев на то как с ней обращаются, я вполне понимаю, с чего она это взяла. А теперь предположим, что с нее сняли все обвинения, и она теперь может идти куда глаза глядят. Но пони-то будут относиться к ней по-прежнему. Работу она не найдет, выступления ее будут бойкотировать, и еще, к тому же, у нее останется впечатление что ее в очередной раз пожалели, а сама она ни на что не способна.

Твайлайт смотрела на меня глазами размером с блюдце.

— Ты это настолько продумал?! — потрясенно произнесла она.

— И даже дальше. Я собираюсь сделать несколько весьма впечатляющих вещей в ближайшем будущем, и незаметно подчеркивать ее участие в своих проектах. Это обелит ее перед пони. Кроме того, пока она выплатит весь свой штраф, пройдет достаточно времени, чтобы ее старые прегрешения подзабылись. Может, она даже с кем-нибудь тут подружиться успеет, кто знает.

— Это так благородно с твоей стороны... — восхищенно произнесла Твайлайт.

Ага, как же. На самом деле мне просто нужен единорог-помощник, а если у меня будет достаточно времени, то я чем хочешь придумаю благородное оправдание. Вплоть до совращения одной милой пегаски…
"Занятие это любил Козлодоев, и дюжину враз ублажал. Кумиром народным служил Козлодоев, и всякий его уважал".

Тьфу! Опять эта песня! "А у реки, а у реки, а у реки, гуляют девки, гуляют мужики!". Брр-р-р! Вот от этой я точно до завтра не избавлюсь! Лекарство хуже болезни… А! А! А у реки…

— Я скажу мэру, что Трикси тут только в качестве твоей помощницы, и никаких проблем от нее не будет, — прервала мои суматошные мысли Твайлайт.

— Отличный план, — кивнул я.

— Твай! Твоя новая краска совершенно не отмывается! — из ванной появился возмущенный дракончик. — Я полкуска мыла извел!

Да-а-а, дракончик выглядит так, словно надел обтягивающие черные перчатки.

— Отлично! — обрадовалась единорожка. — Я отправлю рецепт в Кантерлотскую типографию.

— Сначала помоги мне смыть это! — потребовал дракончик.

— Конечно, Спайк, — рог Твайлайт засветился, и в подставленные лапки дракончика упала огромная магическая капля… и бессильно стекла вниз. — Ой… должно было подействовать.

— Это теперь навсегда?! — в ужасе завыл дракончик.

— Нет, нет, я обязательно найду решение! — всполошилась Твайлайт. — Арт, извини, давай позже поговорим!

И она телепортировалась, прежде чем я успел хотя бы открыть рот для ответа. Э-э-э… мда. Вот ведь увлекающаяся натура, а ведь я еще хотел пару вопросов задать по поводу защитных артефактов... ладно, в следующий раз.

— Держи, — я вытащил планшет и зарядный кристалл и передал их дракончику. — Все как я и обещал. Я там для тебя отдельный стол создал, с ярлыками игр.

— Спасибо, — улыбнулся дракончик, но улыбка его померкла, едва его взгляд упал на испачканные в черном лапы. — Вы помирились с Твайлайт?

— Как видишь, — пожал плечами я. — Впрочем, за это, наверное, стоит благодарить Селестию.

— Твай себе места не находила, когда вернулась, пока письмо от принцессы не получила. Да и после устроила внеочередную пересистематизацию библиотеки, — дракончик сморщился и передразнил. — "Чтобы успокоиться". Почему у нее такой трудозатратный способ для этого? Нет бы пить чай, как Флаттершай…

— Не ворчи, — усмехнулся я. — Я вот, чтоб нервы успокоить уходил в глухомань, вроде вашего Вечнодикого. Хочешь со мной?

— Нет! Я лучше еще раз библиотеку переберу! — мгновенно осознал свое счастье дракончик.

— Во-о-от, — я назидательно поднял вверх палец. — Ладно, наслаждайся. Через три дня занесешь.

— Хорошо, — кивнул дракончик.

Я распрощался с ним, и отправился на рынок. По-хорошему, разумнее было бы начать с Рэрити, чем тащиться через полгорода с тяжелым рюкзаком, но тогда магазин канцелярии может закрыться, и завтра придется идти еще раз.

Магазинчик, который порекомендовал мне Спайк, когда я пожаловался ему на неудобные перья, можно было найти только зная где он находится. Вроде и недалеко от рынка, но вход со двора, и единственной приметой того, что это не только жилой дом была выцветшая табличка с нарисованным на ней циркулем. Владелец лавки, пожилой земной пони, торговал технической литературой и принадлежностями для черчения… замечательный мужик, но с чрезмерной любовью рассказывать о своих прошлых достижениях. И мосты он в Кантерлоте проектировал, и дамбу около Понивилля, и железнодорожные туннели, и мечтает он преподавать в Мэйнхэттенском Политехническом, да терпеть не может большие города, да и внучки его тут живут… в общем, обычная старческая болтовня, которую я терпеть не могу. Слишком хорошо мне весь этот мусор в мозги въедается.

Я открыл дверь и зашел в магазинчик. Привычку хозяина к точным действиям и установленному порядку видно прямо с порога. Если некоторые понячьи лавки походили почти на свалку, то здесь все было аккуратно настолько, что возникало ощущение будто тетради на полках выравнивали с пузырьковым уровнем.

— Артур! — приветливо махнул мне лапкой седой пони и отложил в сторону книгу. — Снова грифели кончились?

— Еще нет, но запас карман не тянет, — улыбнулся я.

— Отлично, а то совсем покупателей нет, — прокряхтел он и поднялся. — Пятьдесят штук, как обычно?

— Да. Еще четыре пачки чертежной бумаги, три толстые тетради, две баночки туши и какие-нибудь удобные для единорога перья, на твое усмотрение.

— Сейчас принесу, — кивнул он, и ушел в соседнюю комнату, где у него располагался склад товара.

Набив рюкзак под завязку, я расплатился с Драфтом, и смылся, пока он опять не начал вспоминать "старые добрые времена". Теперь к Рэрити.

На полпути в бутик меня окликнул незнакомый голос.

— Артур! Подождите! — я обернулся. Меня изо всех сил догоняла маленькая коричневая единорожка с рыжей гривой. М-м-м… кто такая?

— Добрый вечер, — поприветствовал ее я. — Простите, вы кто?

— Уф-ф! — она мотнула головой. — А вы быстро ходите, для того у кого только две ноги! Я Хот Гласс, ученица Гласс Бловер. Она попросила меня передать, что ваш заказ уже два дня как готов.

— Отлично! — обрадовался я. — Я загляну за ним завтра днем, а то без тележки я его не унесу.

— Хорошо, я ей так и передам! — кивнула единорожка и порысила обратно.

У пони, в виду их забавной общественной структуры, почти нет массового производства, зато полным-полно разнообразных ремесленников. Каменщики, плотники, краснодеревщики… стеклодувы. Собственно, Гласс Бловер как раз из их числа. Я заказал ей некую лабораторную посуду еще пока Спайк жил у меня, и успел об этом напрочь забыть. Вовремя она закончила, теперь, когда у меня есть свой персональный единорог, можно будет собрать пункт четвертый из списка личных дел.

Около бутика Рэрити я натолкнулся на Свити и Эпплблум, что-то оживленно обсуждавших около входа. Они были настолько увлечены своим спором, что я попытался просто прошмыгнуть мимо... но не удалось.

— Арт! — обрадовалась мне юная земнопони, оборвав спор на полуслове. — Ты куда пропадал? Мы к тебе приходили пару раз.

— Ездил на каменную ферму и в Кантерлот, — улыбнулся я.

— Сборка катушки еще в силе? — спросила она. — Ты обещал!

— И переводы. — дополнила юная единорожка.

— Все в силе. Как раз набрал полный рюкзак бумаги, и для чертежей, и для переводов, так что приходите послезавтра. Рэрити дома?

— Ага, наверху, — кивнула Свити.

Поднявшись на второй этаж, я застал единорожку задумчиво полулежащей на своей любимой кушетке, и пустым взглядом глядящей в окно. Полнейшую тишину и неподвижность комнаты нарушало только движение окруженной телекинетическим полем ложки, мерно летающей между ведерком мороженного и мордочкой Рэрити.

— Это или творческий кризис, или несчастная любовь, — сходу поставил я диагноз. — Та-ак, слез нет, так что наверное все-таки творческий кризис. Попробуй шнурки.

— Шнурки? — перевела на меня взгляд модельерша.

— Угу. Болтающиеся шнурки, возможно большие деревянные бусины на них, может, накидки с орнаментами крупного плетения.

— Звучит как праздничный наряд в духе Эпплов, — тягостно вздохнула единорожка и зачерпнула еще одну ложку мороженого.

— Великие модельеры не следуют моде, а создают ее, — хмыкнул я в ответ. — Тем и запоминаются. Ну да я не за этим. Мне бы еще несколько комплектов одежды. И широкополую шляпу от солнца.

— Хорошо, — меланхолично отозвалась Рэрити. — Загляни как-нибудь на днях.

— Обязательно.

Ложка скребнула дно ведерка. Модельерша тяжело вздохнула, поднялась на ноги и спустилась вместе со мной. Убедившись, что нет ни единого посетителя, она вытащила из морозилки еще одно ведерко, и закрыла за мной дверь, предварительно перевернув телекинезом табличку на ней. Ух, похоже все серьезно.

Я направился домой, наслаждаясь вечерней прогулкой. Начался закат — еще полчасика, и сестрички-аликорны сменят основное светило. Воздух посвежел, в траве застрекотали кузнечики, и единственное что омрачало мне удовольствие — тяжелый рюкзак за спиной.

Перейдя речку, я услышал шум и недовольные вскрики двух знакомых голосов. Практически вспорхнув на пригорок я стал свидетелем забавного зрелища — Трикси и Дэш дрались за стоящего в полный рост древесного волка.

— Моя очередь! — единорожка пришпилила пегаску к земле, и запрыгнула на спину Листика. — Склонитесь же перед Великой и Могущественной Трикси!

— Не дождешься! — воскликнула Дэш, и оставив за собой радужный всполох, сбила Беату со спины древолка и встала туда сама, приняв горделивую позу. — Узрите же Рэйнбоу Дэш, победительницу древесных волков и первую среди Вондерболтов! Ай!

Магический импульс отправил пегаску в вынужденный полет, а Трикси, поправив расшитый звездами наряд, захватила освободившееся место. Потасовке не дало продолжиться только то, что Рэйнбоу, заходя на круг, заметила меня.

— Арт! — крикнула она, то ли приветствуя меня, то ли предупреждая единорожку.

— Великая и Могучая Трикси не попадется на такую простую уловку! — торжествующе заявила та.

— Да-да, вы продолжайте, я просто посмотрю, — прокомментировал я достаточно громко, чтобы меня услышали обе.

Трикси испуганно пискнула, и попыталась спрыгнуть с древолчьей спины, но ее мантия зацепилась за какую-то ветку, и единорожка кубарем слетела вниз.

— Цела? — поинтересовался я, подходя к уже поднимающейся на ноги единорожке, и приземлившейся рядом с ней Дэш. — Ну что, великие и могучие укротительницы вондерболтов и первые среди древолков? Есть что сказать в свое оправдание?

— Хе-хе-хе… — неловко рассмеялась Дэш, избегая встречаться со мной взглядом.

Трикси уставилась на меня с видом щеночка, который весь день ждал хозяина, и напрудил на ковре лишь потому что не дождался.

— Понятно. Пошли чай пить, — вздохнул я. — Только Листика в будку отведу.

— Я заварю! — кинулась в дом Трикси.

— Эм-м-м… — Дэш явно не знала куда себя деть.

— А ты сгоняй в Сладкий Уголок и принеси пирожных. А заодно можешь прихватить с собой Пинки и Дерпи.

— Ты ведь никому не скажешь? — подозрительно уставилась на меня пегаска.

— Я — могила. Лети уже.

Раздав ценные указания, я взял волка за загривок, и потащил его в мастерскую. Он, конечно, так и не пробовал никуда сбежать, но пока что лучше будет хранить его в запертом помещении. Или, может, на цепь его посадить, и нехай фотосинтезирует себе? Надо будет завтра заглянуть к кузнецу.

Я зашел в дом с облегчением сбросил со спины рюкзак, рухнул в кресло и с наслаждением вытянул гудящие ноги. Хорошо...

Трикси вскоре тоже пришла в гостиную, поставила на стол тарелку с крекерами и заняла второе кресло.

— Можно? — поинтересовался я у единорожки, и, когда она кивнула, взял еще один из подготовленных крекеров с блюдца. — Спасибо.

— А где Дэш?

— Ого, ты уже запомнила ее имя? — ехидно поинтересовался я.

— Забудешь такое, — проворчала единорожка.

— Пошла за остальными осаждающими. Я им чаепитие обещал.

— Понятно...

Спокойствие и тишина, нарушаемая лишь похрустыванием очередного крекера, не продлились и получаса. Ворвавшийся в дверь розовый вихрь моментально разрушил идиллию.

— Пфыфеф, Афф!

— Виделись уже, — хмыкнул я. — Кстати, Пинки, твоя речь будет гораздо разборчивее, если ты сначала поставишь корзинку на пол.

— Правда? — удивилась она, выполнив это действие.

— Чистейшая. Ты что, одна пришла?

— Дэш сказала, что ты зовешь нас на чай и еще заказал сладости на мой вкус, так что я похватала самые вкусные пироженки и сразу же прибежала! Кстати, с тебя семьдесят бит, доставка бесплатно.

Я усмехнулся, достал из рюкзака кошелек и отсыпал ей семь монет.

— Приходите к нам еще! — радостно сообщила Пинки, и запнулась на секунду, — То есть, зовите нас еще!

— Обязательно, — пообещал я.

Хлопок крыльев, и в дверной проем вкатилась Рэйнбоу. Выражение мордахи у нее было, как у рокера, закончившего крутое соло проездом по сцене на коленях.

— Вот и я! — возвестила она.

— Дэ-эш, не так быстро! — раздался жалобный голосок за дверью, а затем что-то с гулким звуком врезалось в стену.

— Дерпи... — возвела глаза к небу Рэйнбоу, и вышла на улицу.

Я с тяжелым вдохом поднялся и пошел следом. Серая почтальонша, видимо, хотела повторить эффектный трюк Дэш со складыванием крыльев прямо около входной двери, но немножко не рассчитала и влетела прямо в кирпичную стену.

— Ты в норме? — поинтересовалась Рэйнбоу у Дерпи.

— Угу... — протянула та, даже не делая попытки подняться.

Ясно все. Я поднял косоглазую пегаску на руки, занес в дом и уложил на диван.

— Промазала, — расстроено произнесла она. — Спасибо.

— И ладно, — утешил я ее. — Сильно ударилась?

— Нет, я уже привыкла, — улыбнулась она. — Сейчас полежу немножко…

— А я тебе маффины принесла! — похвасталась Пинки.

— Где? — тут же вскочила на ноги пегаска. Ее слегка повело, и она спешно легла обратно.

— Сейчас все будет, — сказал я, услышав позвякивание крышки на кипящей кастрюле. — И чай, и маффины, и пирожные. — Пинки, разложи их пока по тарелкам.

— Оки-доки!

Заварив чай и принеся кружки в гостиную, я застал слегка необычную картину — все четыре поньки, включая Пинки, понятия не имели о чем говорить. Трикси, видимо, ожидала враждебности, Пинки еще ее слегка побаивалась, Дэш смотрела на единорожку с выражением "только чего ляпни!", а Дерпи… Дерпи жевала маффин с совершенно счастливой физиономией. Кажется, я понял как она попала в компанию осаждающих. Наемник на сдобной валюте.

Хм-м-мда. Ну, пытаться сразу же их подружить не стоит, пусть хоть немножко друг к другу привыкнут. Только надо бы хоть какую-нибудь тему для общей беседы найти… ну и какую?

— Ладно, девочки, сегодня мы собрались здесь, чтобы по старому человечьему обычаю закопать топор войны и съесть тортик мира.

— Замечательный обычай! — восхитилась Пинки.

— Да, мне тоже нравится, — кивнул я. Сам придумал, в конце концов! Хех, думаю, Тия бы тоже одобрила. — Беата, конечно, натворила в прошлом делов, но она больше не будет, я за нее ручаюсь. Так что давайте жить дружно.

— А кто такая Беата? — полюбопытствовала Пинки.

— Я, — сообщила Трикси.

— О, так ты Трикси Беата Луламун? — обрадовалась Пинки. — А я Пинкамина Диана Пай, но можно просто Пинки!

— Я Беатрикс Луламун! — возмутилась единорожка, но вздохнула и махнула лапкой. — Можно просто Трикси. Это он меня зовет Беатой.

— А почему? — с интересом повернулась ко мне Пинки.

— Секрет, — показал я ей язык.

— У-у-у, как интересно!

— Кстати! А у тебя тоже третье имя есть? — повернулся я к Дэш.

В глазах пегаски на секунду мелькнула паника.

— Нету! — яростно замотала она головой.

— Понятно, есть, но оно тебе не нравится, — улыбнулся я. — А у тебя, Дерпи?

— Я Дитзи Вилора Ду.

— А почему тогда "Дерпи"? — удивился я.

— Прозвище, — улыбнулась она. — Я не против, мне оно нравится.

— А у тебя тоже тройное имя? — заинтересовалась Пинки.

— Хм… нет, имя у меня одинарное, но у людей имена иначе строятся. Сначала личное имя, потом измененное имя отца, а затем фамилия.

— Зачем так сложно? — удивилась Трикси.

— Не знаю, никогда не интересовался, — улыбнулся я.

— И как оно целиком звучит? — заинтересовалась Пинки.

— Артур Леонидович Меркушев.

— Какое длинное! Еще длиннее чем у меня, — подивилась она.

Кое-как, но беседа сдвинулась с мертвой точки. Больше всех болтала Пинки (ну естественно), меньше всех — Дерпи (а количество маффинов в корзинке потихоньку убывало). Потом Дэш вдруг вспомнила, что у меня есть "классные истории", и попросила рассказать какую-нибудь. Поскольку никто из присутствующих ее раньше не слышал, я снова рассказал "Джуманджи". Дэш и Трикси слушали затаив дыхание, а вот Пинки к концу истории уже откровенно клевала носом, пока я не дошел до вечеринки в финале. Услышав ключевое слово, розовая пони подлетела в воздух как ужаленная и завопила:

— Новенькая!

Сердце ухнуло куда-то в желудок. Я понял, о чем она.

— Я должна устроить вечеринку!

— Обязательно, обязательно устроишь, — успокоил я ее. — Не прямо же сейчас.

— Ладно, — согласилась она и широко зевнула.

— Дорасскажи историю! — потребовала Дэш. — На этом все и закончилось, что ли?

Я выполнил требование пегаски, а потом, оценив состояние Пинки, уже практически дрыхнущей на ходу, предложил троице экс-осаждающих располагаться в верхних комнатах. Убедившись, что все устроились, я унес на кухню посуду и тоже направился на боковую. Завтра последний день спокойной жизни, а потом начнется жуткая неделя. И где-то на этой неделе неизбежно случится вечеринка Пинки. Я должен успеть раньше! Или хана.


Я распахнул дверь, дошел до кухни и рухнул на табуретку.

— Они меня до ручки доведут, — пожаловался я единорожке. — Это ведь всего лишь три жеребенка, почему уследить за любой из них уследить сложнее, чем за летающей по комнате мухой?!

— И что они натворили на этот раз? — деловито поинтересовалась довольная Трикси.

Ну да, пока я возился с меткоискательницами, она бездельничала, репетировала фокусы, объезжала Листика и хрустела крекерами. Вот уж действительно работа мечты. Впрочем, камни как для катушки, так и для волка она мне зачаровала без малейших проблем, так что по поводу полезности у меня к ней претензий не было.

— Скуталу убедила Эпплблум, что хочет попробовать поймать разряд, что-то там про "убедиться, что я настоящий пегас". И поскольку Свити, единственный голос разума среди этой троицы, отошла вместе со мной, Эпплблум без вопросов врубила катушку! Я там чуть не поседел, когда увидел как Скут мечется между молниями! Со стороны это совершенно не выглядело попыткой их ловить!

— Пегасы устойчивы к электричеству, — хихикнула Беата.

— Я-то об этом не знал! — возмутился я. — В общем, выгнал я их к чертовой бабушке. Пусть завтра приходят, как подумают о своем поведении. Заодно и Спайк планшет вернет… ты с яблоками закончила?

— Ага, — она показала мне полный бидон яблочного пюре. — Зачем тебе столько?

Яблок я заказал аж центнер, и только сегодня Эпплблум притащила последнюю пару корзин, похваставшись что благодаря мне она на этой неделе продала больше, чем сестра. Что у них там за соц.соревнование внутри отдельно взятой семьи я спрашивать не стал.

— Заниматься зельеварением, известным каждому русскому человеку… — я взял ковшик, и начал перекладывать пюре на дно двадцатилитровой бутыли с широким горлышком. — Чтоб было, на случай вечеринок Пинки, выкрутасов меткоискателей и прочих жизненных ситуаций, с которыми не хочется иметь дело трезвым.

— Ты умеешь делать сидр? — удивилась единорожка. — А чем тебя местный не устраивает?

— Местный сидр я больше никогда в рот не возьму, — поклялся я. — Эпплблум рассказала, что яблоки они давят хуфами. ХУФАМИ!!! Я не уверен, что того количества спирта, которое в нем содержится достаточно чтобы его обеззаразить. Полная антисанитария… так что нет, я собираюсь варить самогон.

— Это сидр, только по-человечески?

— Нет, это... а, блин, проще один раз попробовать. Угощу, как будет готово.

Так… пюре вроде примерно поровну разделил. Я залил в бутыли воду, развел в кастрюле сахар и добавил его тоже. Защелкнул крышки с гидрозатвором, и вставил в специальные гнезда кристаллы терморегуляции.

— Отлично, теперь дня на четыре можно про них забыть, — я откатил бутыли к стене, под любопытным взглядом единорожки. — Так, теперь надо насушить немного яблок для третьего этапа.

— Ты ведь не был виноделом у себя дома, правда? — поинтересовалась Трикси. — Откуда ты знаешь, как это делается?

— Пока я учился в университете, я часто делал на заказ всякие игрушки, вроде тех же катушек Тесла, вычурных часов на газоразрядных лампах, интерактивных зеркал и тому подобного, но денег это давало сравнительно немного, основной заработок у меня был от ремонта всяких автоматизированных систем. Сценическое освещение, умные дома и тому подобное. И как-то попросил меня друг собрать ему в подарок на свадьбу полностью автоматический аппарат для самогоноварения. Чтоб с контролем температуры и крепости, автоматической перегонкой, выключением в случае аварии… пришлось изрядно повозиться, и пока я работал с опытной моделью, я о самогоноварении узнал, наверное, все. Эх, жалко здесь такое не сделаешь, придется вручную все контролировать, по старинке.

— А что такое "интерактивные" зеркала? — заинтересовалась единорожка.

Ответить на этот вопрос я не успел, потому что в дверь бешено затарабанили.

— Артур! Артур!!! — судя по неподдельной панике в голосе, дело действительно важное. То ли за дракончиком гонится стая древесных волков, то ли ему очень приспичило в туалет.

Распахнув дверь и оценив обстановку, я сказал:

— По коридору налево. Впрочем. ты и сам знаешь.

— Что? — удивился Спайк. — Нет! У нас проблемы!!!

— Что случилось? — напрягся я. — Что-то с Твайлайт?

— С Твайлайт, принцессой Селестией и всеми остальными! — завопил дракончик. — Они собираются освободить Дискорда!

— Серьезно? — удивился я.

— Серьезней некуда! Принцесса принесла Элементы Гармонии, и они теперь только ждут Эпплджек и Флаттершай!

— Похоже, это будет интересное зрелище, — хмыкнул я, и обратился к Трикси. — Пойдем посмотрим?

— Это не зрелище! — завопил Спайк. — Это КАТАСТРОФА!!!

— Ну, для поней еще может быть, — пожал плечами я. — Беата, ты идешь?

— Иду, — решительно кивнула она.

С той самой решительностью, с которой впервые потрогала древолка. То бишь, едва скрывая нервную дрожь.

— Отлично, — восхитился я. — Вот и повод прокатиться появился!

Единственной вещью, которой я занимался помимо обучения меткоискательниц, и сборки всего что нужно для самогонного аппарата было изучение древолка. В частности — вопрос, что с ним будет, если перенасыщать его магией. Каждый день скармливая ему по одному заряженному Трикси кристаллу, я получил вполне предсказуемую реакцию — зверюга начала расти, и теперь ездить на нем могли не только пони, но и я сам. Листик "дрых" в форме куста около мастерской, прикованный к фундаменту двойной цепью. Я отцепил мощные карабины от его ошейника, и "перевел" волка в бодрствующий режим. Как только тот поднялся на ноги, я бросил ему на спину сложенный вдвое ковер и забрался сверху. Схватил за мощные ветви, которые заменяли ему уши, и сосредоточился на движении вперед.

Способ контролировать древесного волка совершенно случайно нашла Трикси, причем еще в первый день. Оказалось, что он подчиняется не давлению ведущего, а его желанию. Впрочем, у самой единорожки это получалось из хуф вон плохо, а вот меня Листик слушался идеально.

— Ого! — попятился Спайк, когда я достаточно приблизился. — Он точно ничего мне не сделает?

— Точно, точно. Хочешь прокатиться? — предложил я.

— Да! — тут же согласился дракончик.

Я слегка сдвинулся назад и дал волку команду лечь, помог забраться дракончику и усадил его перед собой.

— И куда нам?

— Туда, — протянул Спайк лапку в сторону окраины Понивилля.

— Поехали! — воскликнул я, и направил Листика в указанном направлении. — Беата, догоняй!

— Я тоже хочу ехать!

— У нищих слуг нет! — поддразнил я ее, и тронул с места.

— Эй!!! — завопила она.

— Да шучу я, шучу, — я снова уложил волка. — Забирайся сзади и держись за меня.

Единорожка попыталась примоститься сзади, но места для целой пони там уже объективно не было, поэтому она встала на задние лапки, и обняла меня передними. Приятно-то как!

Благодаря волку мы оказались на месте через десять минут — даже раньше, чем Эпплджек и Флаттершай. Я заставил Листика преодолеть последние метры огромным прыжком, чем обеспечил крайне эффектное появление. Обычно флегматичные стражи-пегасы бросились было врассыпную, но упряжь оказалась достаточно прочной, чтобы погасить их неорганизованный порыв. Даже Селестия выглядела слегка ошарашенной. Ух… это все, конечно, хорошо, но надо будет сделать нормальное седло — вроде и недолго ехал, а весь зад себе отбил ветками.

— Это было круто!!! — завопил Спайк спустя пару мгновений.

— Было бы еще круче, если бы заявил что-нибудь вроде "склонитесь перед мощью Владыки Драконов", — последнюю фразу я произнес густым джигарханяновским басом. — Надо ж понимать ситуацию!

Я передал волку мысленную команду лечь. Спайк и Трикси спрыгнули легко, а мне пришлось некоторое время выпутываться из веток.

— Профессор Артур! — отчеканила пришедшая в себя Селестия, но я видел в ее глазах смешливые искорки. — Что это за выходки?

— Еще не до конца разобрался с управлением, прошу прощения, — ехидно улыбнулся я аликорне. — Это Листик, он совершенно ручной. Хотите погладить?

Последнюю фразу я произнес глядя на стражей-пегасов, и они помотали головами так дружно, будто репетировали это не меньше недели.

— Хочу! — заявила Пинки, и без малейшего страха запрыгнула на спину древолка.

— Не откажусь, — улыбнулась Селестия, и, подлетев поближе, прикоснулась к древолку лапкой в золотом накопытнике.

Естественно, Листик к обеим отнесся с полным достоинства пофигизмом.

— Артур, привет! — с неба спикировала Рэйнбоу, и уселась рядом с Пинки. — Тебя тоже позвали?

— Не, я сам пришел, — отмазал я Спайка.

— О! О! Я догадалась! У тебя снова было видение! — воскликнула Пинки.

— Точно, — усмехнулся я. — Я видел, как мчусь сюда на древолке. Пришлось примчаться.

— Да, чтобы не было той жуткой штуки, парадокса фатальности! — с понимающим видом согласилась Пинки. — Ты в очередной раз спас Вселенную!

Селестия, судя по мордашке, едва сдерживает непозволительный для имиджа правительницы хохот.

— Эй, там! — раздался зычный голос Эпплджек. — Уберите вашу деревянную зверюгу!

Я глянул в сторону голоса — вестерн-пони тащила упирающуюся всеми четырьмя лапами Флаттершай. Видимо, ту настолько шокировал вид огромного древесного волка, что она даже забыла как летать.

Я положил руку на холку древолка и передал ему мысленную команду. И после этого, чисто для вида, скомандовал: "Домой". Листик поднялся на ноги (стражники снова подались назад) и умчался.

— Он понимает тебя? — заинтересовалась увиденным Твайлайт.

— Ага. Потом как-нибудь расскажу.

К нам подошли Эпплджек и смущенная Флаттершай. После того как я улыбнулся и махнул ей рукой, пегаска покраснела пуще прежнего. Прогресс, однако. Когда я пришел навестить ее на следующий день после укуса, она даже глаза на меня поднять не могла, и на все вопросы отвечала с громкостью падающего с дерева листа.

— Как хорошо, что все мы здесь сегодня собрались, — продекламировал я, и уставился на Селестию. — Только зачем?

— Выпустить и перевоспитать Дискорда, — улыбнулась аликорна. — Я уверена, что Флаттершай сможет с этим справиться.

— Я? — поразилась пегаска.

— Зачем это его перевоспитывать? — удивился я.

— Да, именно ты, Флаттершай, — ответила Селестия сначала ей, а затем мне. — Я думаю, что он будет полезен Эквестрии.

— Серьезно? — с улыбкой спросил я. — Он тысячу лет простоял статуей в саду, так? Вырвавшись, устроил какую-то нехорошую бучу, но быстро был запихан обратно, но теперь вы собираетесь его достать, потому что он может быть полезен Эквестрии?

— Все верно, — кивнула Селестия.

— Потрясающий у вас все-таки мир, — покачал головой я. — Не сочтите за неуважение, принцесса, но с чего вы взяли, что он ЗАХОЧЕТ быть полезным Эквестрии? Так, навскидку?

— Я верю в магию дружбы, — серьезно отвечает она. — Да и вы тоже, разве нет?

— С чего вдруг? — удивился я, и аликорна кивнула на стоявшую рядом со мной Трикси.

А-а-а, это... хм, ну, да, пожалуй можно толковать и так, хотя скорее я верю в то что с ней обошлись несправедливо (а еще в то, что мне нужен единорог-помощник).

— Ну, допустим... — вздохнул я.

— И как бы поступили в твоем мире? — спросила вдруг Эпплджек, что меня очень удивило: до сего момента земнопони мое существование игнорировала.

— Хм-м-м... — я посмотрел на статую. — Ну, думаю, попытались бы избавиться от него раз и навсегда. Если статую разбить, он погибнет?

— Нет, — улыбнулась Селестия. — Его тело будет разрушено, но дух освободится и вернется через некоторое время.

— Проблемка. Ну тогда я думаю что мы бы его поставили в ракету, задали бы ей курс куда-нибудь за пределы своей системы и отправили в космическое путешествие, с расчетом на то что если он и освободится, столкнувшись с метеоритом через десять-двадцать тысяч лет как минимум, то путь назад уже не найдет.

— Как жестоко! — ужаснулась Флаттершай.

— Ничуть не сомневалась, — фыркнула вестерн-пони.

— Ты спросила, я ответил, — посмотрел я ей в глаза. — Я думаю что так поступили бы в моем мире, но сам я этого подхода не разделяю.

Уточнение: в данном случае. Во-первых, судя по тому что я слышал, единственным "злодеянием", которое я бы счел таковым у него было неуважение к чужой свободе воли. А во-вторых… во-вторых у меня есть пара вопросов к этому парню. Я уже встречал его раньше.

— Флаттершай, — окликнула пегаску Селестия, и та подошла ближе. — Я понимаю, что это сложное поручение, но я бы не обратилась к тебе, если бы не была уверена что ты сумеешь убедить его добровольно умерить свой пыл.

— И вы считаете, что я лучше всех с этим справлюсь?

Боже, Тия, ну и выражение мордахи! А этот уверенный жест с перехватом взгляда, и этот ободряюще-решительный тон! Флатти аж раскраснелась вся. Аплодирую стоя.

— Сейчас я должна вернуться в Кантерлот, на королевское собрание Эквестрии, — убедившись, что дело сделано, она перелетела в свою трон-карету. — Вы можете освободить Дискорда, когда будете готовы. И, профессор Артур?

— Да? — отозвался я.

— С нетерпением жду вашего отчета по древесным волкам.

— Хорошо, — кивнул я.

Ну а что я ей еще отвечу? "Какого еще, мля, отчета?!"
Принцесса улыбнулась нам, кивнула своим пегасам, и те (с явным облегчением на мордахах) устремились в воздух. Твайлайт посмотрела вслед удаляющейся карете, и обернулась с решительным выражением.

— Итак, пони, думаю пора начинать, — уверенно произнесла Твайлайт, открывая сундук, и телекинезом извлекая оттуда странно выглядящие драгоценности. — Будем надеяться, что освобождающее заклинание сработает.

— Лучше наоборот, — еле слышно пробормотала Трикси.

— Ага, — так же тихо согласился Спайк.

— Нам лучше не снимать элементы, до получения новых указаний, — закончила инструктаж Твайлайт.

— Решено! — в один голос ответили остальные.

Иногда мне кажется, что они специально репетируют. Это так проявляется их магическая способность делиться мыслями? (или как там Твай рассказывала, кажется, вечность назад).

Твайлайт зажмурилась, ее рог вспыхнул ярче дневного солнца. Все пони, включая Трикси, повели себя так, будто их сдувает невидимым ветром, я же не ощутил ровным счетом ничего. Вспышки света со стороны драгоценностей, Твайлайт и компанию поднимает в воздух, между их амулетами словно протягивают радужный шнур, корона единорожки вспыхивает, вынуждая меня зажмуриться…хруст камня, и хриплый вопль, стремительно меняющий свою интонацию на зевок. Едва по глазам перестал бить магический стробоскоп, я открыл их и с интересом оглядел потягивающуюся химеру. Ну точь-в-точь такой же, как я видел в портале.

— Самое время кому-нибудь освободить меня из заточения, — недовольно сказал он, обращаясь к Твайлайт. — Какое облегчение!

Он щелкнул пальцами, и я перевел взгляд в ту сторону, где под воздействием магии мелкий бельчонок в один миг стал этаким бельхалком. Однако!

— Ты что творишь? — возмутилась Твайлайт.

— Как что, разминаюсь, конечно, — ответил Дискорд, делая что-то вроде зарядки в воздухе. — Когда ты создание хаоса, каменная оболочка — выбор явно не по моде.

Еще один щелчок пальцами, и еще одна зверушка подвергается воздействию гамма-радиации.

— Сделай этого зайчонка снова милым! Сейчас же! — завопила Пинки.

— Он очарователен таким, какой он есть, — с видом доброго доктора Менгеле произнес Дискорд, почесав монструозную зверушку под челюстью, и едва не лишившись пальцев, отчего тут же потерял к ней интерес и выпрямился в полный рост. — Хотите узнать, что еще очаровательно? Вы, пони, искренне верите, что сможете изменить меня, и полагаетесь в этом на нее.

Он навис над испуганной Флаттершай, разглядывая ее в невесть откуда взявшуюся лупу.

— Попытка не пытка, — подал голос я. — На крайняк они всегда могут закатать тебя обратно в камень, тем более что ты изо всех сил их на это провоцируешь.

Дискорд удивленно уставился на меня, все через ту же лупу, отчего его глаз казался неестественно огромным.

— Ты! — удивился он, и телепортировался ко мне, заставив Трикси испуганно попятиться. — А ты на удивление разумен для того, кто столько раз видел Хаос собственными глазами! Я уж думал что они тебя запрятали в дурку и даже начал немного скучать…

— Просто повода не было, шариться через портал, — пожал плечами я. — И да, кстати, добро пожаловать из Хаоса.

— Благодарю! — сердечно обнял меня Дискорд. Я приятельски похлопал его по чешуйчатой части тела над лапой… ну, назовем это плечом. — Как приятно видеть хотя бы одно дружеское лицо!

— Вы знакомы?! — в один голос произнесли все Элементы.

— Мельком. Говорим уж точно в первый раз, — пожал плечами я и протянул руку духу хаоса. — Артур.

— Дискорд, — он энергично потряс мою руку львиной лапой.

— Не хотелось бы прерывать вашу дружескую встречу, — неприязненно вклинилась Твайлайт. — Но если Дискорд немедленно не расколдует зверей, то мы заточим его обратно в камень!

— Вы не посмеете, — встал в позу Дискорд. — Это слишком огорчит вашу драгоценную принцессу.

— Она их, вообще-то, во времени не ограничивала, — сообщил я ему. — Превратят в камень, да так и оставят, а завтра еще раз попро...ммбм!

— Не давай им таких идей! — возмутился Дискорд, зажимая мне рот. — Ты на чьей стороне вообще?

— На их, конечно, — я оттолкнул его лапу от своего лица и сплюнул несколько попавших в рот шерстинок. — Я тебя второй раз в жизни вижу.

— Предательство! — в притворном ужасе ахнул дух хаоса.

— Немедленно расколдуй зверушек! — в гневе взлетела в воздух Флаттершай. — Думаешь это так сойдет тебе с лап? Осторожнее, шутник, или я использую на тебе свой Взгляд!

— Твой выход, Флаттершай! — радостно завопила Рэйнбоу.

Мнэ-э-э… что-то я сомневаюсь, что получится. Разные весовые категории... и, тем не менее, Флаттершай использует атаку взглядом: "страх". Интересно, это будет 1d8 или 2d8?

— Взгляд? Нет, пожалуйста! — в притворном ужасе взмолился Дискорд.

Провалено. Видимо, сложность 20.

— Только не это! Что угодно, только не смотри с таким осуждением! — продолжал фиглярствовать Дискорд. — Я сделаю все что угодно, потому что ты… уморительна!

И он расхохотался прямо в опечаленную мордочку пегаски. Вот же неприятное создание!

— Если нам понадобится использовать против тебя элементы, я уверена, мы сможем объяснить принцессе Селестии, что на то была весомая причина, — пригрозила Твайлайт.

— Гр-р-р-р, — надулся Дискорд. — Полагаю, это так.

Он щелкнул пальцами, и халк-зверушки вернулись к своему прежнему виду.

— Опаньки, — с каким-то ехидством сказал он. — Ну что ж, мне кажется, я уже знаю, где остановлюсь на время "перевоспитания". У тебя, Флаттершай!

И он начал наглаживать гриву пегаски, которую телепортировал в свои объятия. Она бросила на меня испуганно-беспомощный взгляд. У-у-у, невыносимо же, когда она так смотрит!

— Твай, у тебя секундомер есть? — громко поинтересовался я.

— Нет, — удивленно ответила напряженная единорожка, оглянувшись на меня. — Зачем тебе?

— Ради науки, конечно же! — удивленно ответил я. — Как практикующему исследователю, мне безумно интересно, насколько быстро дух хаоса сумеет обмануть эталон доверчивости среди пони. Без секундомера здесь не обойтись. Никак!

— Какая преданность делу! — восхитился Дискорд. — Ну вы пока готовьтесь, а я соберу вещички. Встретимся в коттедже!

И он исчез во вспышке телепортации.

— Я должна подготовиться! — всполошилась пегаска, и полетела в сторону дома. Я проводил ее удивленным взглядом — умеет же она быстро передвигаться, если припрет.

— Флаттершай, подожди! — в один голос крикнули Эпплджек и Рэрити и помчались за ней.

Я задумчиво посмотрел на Твайлайт.

— Где ты познакомился с Дискордом? — набросилась она на меня.

— Когда ходил через портал. Думал, глюк, а оказалось что нет, — объяснил я. — Твай, мне кажется сейчас важнее не оставлять Флатти наедине с Дискордом.

— Ты прав, бежим! Спайк! — она посадила дракончика себе на спину и помчалась в сторону коттеджа. Дэш с Пинки переглянулись, и погнались за ней.

А все бегут-бегут-бегут-бегут... эх, ладно.

— Беата, возвращайся домой и привяжи Листика, — попросил я единорожку. — Кажись, у тебя сегодня еще один свободный день.

— Ты же вернешься? — странно посмотрела на меня она.

— Нет, конечно! — фыркнул я. — Он меня убьет. И съест.

— Не смешно! — возмутилась единорожка.

— Сойдет, — отмахнулся я. — До вечера.

Догнать пони — дохлый номер. Я пожалел об отправленном домой древесном волке уже к исходу третьего километра. Детренаж, полный детренаж! И тортики! Сколько я еще буду откладывать пробежки? Все, блин, решено, с завтрашнего дня начну!

Когда я прибежал к коттеджу, обливаясь потом и тяжело дыша, все уже были там, свеженькие, как огурчики. Дискорд лениво лежал на кушетке, Флаттершай парила напротив него, а остальная пятерка столпилась около двери.

— Я что-то пропустил? — прохрипел я, жадно глотая воздух.

— … все твои друзья такими же внимательными, — донесся до меня голос химеры.

— Не слушай его, Флаттершай! — возмущенно взвилась в воздух Дэш. — Он просто пытается вбить клин между нами, как обычно!

Какая неожиданная проницательность! Уж от кого-кого, но не от Рэйнбоу я ждал такой реплики!

— Да зачем мне вообще заниматься чем-то подобным? — с интонацией "кто избегнет клеветы" произнес Дискорд, ни обращаясь ни к кому конкретно.

Ха! Заволновался, кошмар таксидермиста!

— Чтобы мы не могли объединиться и использовать Элементы против тебя, вот зачем! — налетела на него Дэш.

— Такого мне в голову не приходило! — притворно возмутился Дискорд.

— Ты — большой лжец, — обвинила его Рэйнбоу.

— Кто лжец? Ясно видно, что я совсем небольшой… — дух хаоса ужался до размера кроличьего размера. Энджел тут же прыгнул на кушетку, и в тот же миг Дискорд вернулся к своим обычным размерам, ударной волной отшвырнув кролика и сбив со столика лампу, которая тут же разбилась.

Флаттершай ахнула, Дискорд щелкнул пальцами и поставил обратно целую лампу… в форме себя любимого.

— Так-то лучше! — оценил он результат своих трудов и скользнул обратно на кушетку, снова согнав с нее кролика.

— Сил нет смотреть, — простонала Эпплджек, натягивая шляпу на глаза и направляясь в сторону выхода.

Серьезно?

— Мы будем снаружи, — поддержала ее Рэйнбоу, и вылетела следом. За ней последовали и остальные, включая Твайлайт.

Серьезно?!!!

— Ты уверена, что справишься с этим? — развернулась единорожка у самых моих ног.

— Я знаю, что будет нелегко, но принцесса Селестия рассчитывает на меня.

Ах ты ж манипулятивная древняя кобыла!!! Это ж какой тонкий расчет провела!

— И мне кажется, я знаю что делать.

Я насторожился. Болтать о планах в присутствии противника?

— Точно? — обрадовалась Твайлайт.

— Думаю, главное — подружиться с ним. Проявить чуточку доброты и гостеприимства — наверняка лучший способ.

СЕРЬЕЗНО?!

— И ты правда думаешь, что это сработает?

— Думаю, стоит попробовать, — радостно кивнула Флаттершай.

Я аккуратно стукнулся лбом о дверной косяк. Впрочем, на меня все равно никто не смотрел.

— Хорошо. Но если мы тебе понадобимся, то только шепни "помогите", и мы уже тут как тут с нашими элементами, — ответила Твайлайт, и обличающе ткнула в сторону Дискорда. — Так что следи за копытами, козлоногий наш приятель.

— Да что вы, я можно сказать, уже исправился, — сообщил Дискорд, перевоплотившись в этакого великосветского сноба. Флаттершай натянуто улыбнулась, Твайлайт поморщилась и вышла за дверь.

Жопа. Жопа-жопа-жопа! Они всерьез собираются оставить их наедине! Чем эти лошади думают?! Звуконепроницаемый барьер, и она тут может хоть орать, они и не заметят ничего! Идиотки!!! Мне нужен план. Срочно!

— Флатти, ты не против, если я останусь? — улыбнулся я пегаске. — Просто скромно посижу в уголке.

— Конечно, конечно оставайся, — слегка покраснела она, и закрыла дверь за Твайлайт.

Так, уже лучше. Следующий шаг… оправдание. Секундомер!

— Флатти, а у тебя есть секундомер? — спросил я.

— Арт, это неприлично, — строго посмотрела она на меня. — Я уверена, что Дискорд не будет меня обманывать.

Бли-и-и-ин, как можно быть НАСТОЛЬКО наивной? Что ж, воспользуемся этим.

— Я не про Ди, — отмахнулся я. — Что-то у меня после этой безумной пробежки сердце частит, хочу ритм измерить.

— Ох, конечно же! Извини, что заподозрила! — она метнулась куда-то в сторону кухни.

Стыдоба… блин, давненько мне уже не было стыдно, за то что я кого-то обманул. Ужас, Флатти, что ты со мной делаешь? Я зашел в комнату, приземлился на стул в уголке и глянул на Дискорда. Он подмигнул мне.

— И они про меня говорят, что я большой лжец, — одобрительно заметил он.

— Я просто еще пока не попадался, — я подмигнул ему в ответ.

Дальше была жесть. Дискорд жрал резаную бумагу, использовал какое-то заклинание, которое вращало комнату вокруг него, и вещая Флатти про то, что он лишь "пытается чувствовать себя как дома". Забавно, что для меня он создал небольшую зону, в которой гравитация продолжала действовать в постоянном направлении, так что с моей точки зрения, вращались лишь Дискорд и Флатти, висящие в центре комнаты, но и этого было достаточно, чтобы у меня начала кружиться голова. Я закрыл глаза — хотя бы ненадолго восстановить нормальное мироощущение.

— Ты так добра, моя дорогая Флаттершай, — продолжал лить мёд Дискорд. — Я всегда знал, какая ты чуткая, не то что эти твои гадкие друзья.

Я слегка сжал секундомер и распахнул глаза. Ну вот мы и перешли к делу.

— Мои друзья не гадкие! — резко ответила Флатти, отлетев от Дискорда. Этот змей вообще в курсе, что такое личное пространство?!

— Конечно, ты будешь так говорить, — снова прижался к ней Дискорд. — Это лишь доказывает, насколько ты отзывчивая.

Поймав мой взгляд, он ухмыльнулся и телепортировался обратно на кушетку.

— Знаешь, я думаю, Селестия права, что выбрала для моего перевоспитания именно тебя.

Я закрыл глаза. Первая атака провалилась, идем на второй круг. Бла-бла, бла-бла.

— Флаттершай, ты меня слышишь? — раздался отдаленный голос Твайлайт.

А, хорошо, они таки додумались время от времени ее проверять. После того как прошел уже практически час! Молодцы-ы-ы…

— Кажется, я слышу Твайлайт! — воскликнула пегаска и, судя по хлопанию крыльев, улетела. Я открыл глаза, чтобы убедиться в этом.

— Эй, Длинный Ди, — окликнул я духа хаоса. — Что-то ты как-то топорно работаешь. Ты не сможешь настроить ее против друзей, это слишком предсказуемое действие. Этого от тебя даже Рэйнбоу ждет.

— Я просто показываю тебе весь арсенал моих способностей, как если бы я не был участником эксперимента, — обиженно заметил он. — Разве эти ваши скучные научные правила не запрещают вмешательство наблюдателя?

— Нахрен мне весь арсенал? — фыркнул я. — Покажи что-нибудь действенное. Можешь считать, что я официально добавил катализатор.

— О-о-о! Совсем другое дело! — Дискорд стал полупрозрачным, и в нем забурлила куча пузырьков, имитируя интенсивную химическую реакцию. — Перезапускай свой секундомер!

— Ну наконец-то, — проворчал я. — Хоть какой-то экшн.

В окошко влетела Флаттершай.

— Дискорд, ты не мог бы опустить дом на землю? — мило попросила она. — Я пригласила на ужин своих подруг, чтобы показать твой прогресс.

— Конечно, конечно, моя дорогая Флаттершай. — он щелкнул пальцами, и вращение прекратилось, и дерево ухнуло вниз, как скоростной лифт. — Это замечательная идея!

Уф-ф-ф… я поднялся на ноги и прошелся из стороны в сторону, разминая ноги. Приятно снова оказаться на твердой земле!

Флаттершай, улыбаясь и напевая себе что-то под нос, полетела на кухню, готовить. Дискорд одним щелчком пальцев привел комнату к первозданному виду, а затем, еще одним, поменял его к чему-то более дворцовому. Критично оглядел себя, еще один щелчок пальцев… и вот он уже одет во что-то вроде смокинга и щеголяет выпендрежными усами.

— Ди, а тебе обязательно щелкать пальцами, или это для понта? — поинтересовался я.

— Так куда зрелищней, — пояснил он, и щелкнул пальцами. — Скучно, когда все меняется просто само по себе!

Жаль. Идея превратить его в камень, а после отломать, измельчить и изничтожить все у чего есть пальцы отпадает. Впрочем, не думаю, что в таком виде он бы понадобился Селестии. Вот зачем, кстати, ей что, своих, практически божественных, сил мало?

Вскоре пришли Твай и компания. И тут Дискорд действительно показал куда более эффективный подход, чем я от него ожидал изначально. Выводя из себя понек мелкими пакостями с посудой, он ухитрился заставить их обвинять себя всем скопом, поставив наивняшку-Шай в позицию, где соглашаясь с подругами она, технически, потворствует несправедливости. Очень, очень неплохо…

— Из всех вас только Арт дал ему шанс! — воскликнула Флатти.

Да? Какой я хороший, как выяснилось! Ну да, сижу себе, улыбаюсь и наблюдаю, не помогаю, но и не мешаю, даже секундомер спрятал.

— Да что на тебя нашло? Почему ты к нему так снисходительна? — возмутилась Дэш.

— Потому что так поступают друзья! — отрезала Флатти, и прижалась к Дискорду.

Он аж поперхнулся, бедный. Наверное, не ожидал что успех придет к нему так скоро.

— Мы друзья? — поразился он.

— Ну конечно!

— У меня никогда не было друзей, — с полными слез глазами произнес Дискорд. Эк круто играет, чертяка!

— Теперь есть, — взяла его лапу в свои Флаттершай.

Беда-а-а… теперь в случае чего это будет выбором между новым другом и старыми друзьями, причем под давлением. Он хорош… "разделяй и властвуй" в картинках и примерах. Кажется, это поняли и остальные поняхи, судя по их ошарашенным физиономиям. Немую сцену прервало внезапное появление Энджела, который начал разыгрывать сценку "угадай по ассоциации". Надо отметить, что у них понять что кролик имеет в виду получилось куда быстрее, чем у меня.

— Потоп на Яблочных Акрах! — догадалась Дэш, заставив кролика радостно запрыгать на месте. — И мы все знаем, кто за этим стоит, правда?

Черт, Дэш, не усугубляй! Не поможет уже!

— Идем быстрее! — потребовала Эпплджек, и рванула к двери, остальные последовали за ней.

— И что ты теперь думаешь о своём друге, Флаттершай? — напоследок кинула Рэйнбоу, и тоже умчалась.

Шай кинула на слегка смущенного Дискорда долгий, укоризненный взгляд.

— Кажется, нас ждет еще одна пробежка, — вздохнул я. — Идем?

Ох уж эти пони и их самоотверженное уважение к природе. Бобры построили гиперплотину, затопив огромные сельхозугодья? Что нужно сделать? Пра-а-авильно, попробовать их уболтать! Казалось бы, две динамитных шашки, и проблема решена! Но не-е-ет…

— Бесполезно, они не хотят ничего слышать! — расстроено произнесла Флаттершай, вернувшись к нам.

— Ты же понимаешь, что за этим стоит Дискорд!? — снова завела шарманку Дэш.

— Конечно, понимаю! — огрызнулась Флатти. — Неужели вы все думаете, что я — глупая доверчивая простушка?

Арт, сдержи это рвущееся наружу громовое "ДА!", сдержи! Вдо-о-ох… выдо-о-ох… уфф.

Впрочем, остальным ее подругам не слишком хорошо удалось скрыть, что они думают по этому поводу.

— Я просто, как могла, пыталась с ним подружиться, чтобы он стал доверять и прислушиваться ко мне.

Я вовремя заметил и вернул назад руку, уже потянувшуюся сделать фэйспалм. И она еще после этого говорит, что не простушка! Что ж, Дискорд был прав, их вера в свои способности просто очаровательна.

— Эй, Флаттершай, не хочешь попробовать? — крикнул упомянутый дух хаоса, рассекая по затопленному лугу на водных лыжах. — Водичка класс!

— Пора узнать, не зря ли я старалась, — решительно произнесла пегаска.

— Флаттершай, вот ты где, отрада моего сердца, — он спрыгнул на берег.

Излагает — прям старик Хоттабыч. "О рахат-лукум моих глаз, о щербет моего сердца". Тьфу.

— Как видишь, на Яблочных Акрах творится жуткий беспорядок, — начала прочувствованную речь Флаттершай.

— Да кошмар просто, — не впечатлился Дискорд.

— Действительно кошмар! Это ведь дом Эпплджек, и сейчас его разоряют невинные зверюшки, которые никогда не стали бы себя так вести, если бы не ты! Ты должен исправить это.

Дискорд на секунду задумался, а затем хитро улыбнулся.

— Что? Ладно. Хорошо. Я исправлю это. Я только хочу попросить кое-что взамен…

— Да?

— Никогда не используй свой Элемент Гармонии против меня.

БОММ!!! Я почти физически ощутил, как прокатилось по голове басовитое гудение иллюзорного гонга с круговой надписью "звиздец близок!".

— В знак нашей дружбы, — мило уточнил Дискорд.

Флаттершай глянула на подруг, дружно мотавших головами в немом ужасе, мельком глянула на меня, на ее мордочке мелькнула решимость… черт, она собирается сказать "да!". АРТ, скажи хоть что-нибудь!

— Дружба долготерпит, — произнес я в последний момент. Была бы бомба, на ней как раз застыла бы последняя секунда. — Дружба милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине…

Просто красивые слова. Но как они могут быть убедительны, будучи вырваны из контекста и сказаны в нужный момент!

— Что? — удивилась Флаттершай.

— Не бесчинствует, не ищет своего, не мыслит зла, — четко повторил я. — И все это не про Дискорда.

— Нет! — занервничал Дискорд. — Флатти, я просто…

— Даже если ты и пообещаешь ему не использовать против него элемент, то тебе все равно придется это сделать, — сказал я громче, перебивая духа хаоса. — Но когда он тебя на это вынудит, одной лишь Эпплджек список пострадавших не ограничится. Я давал ему шанс.

— Да замолчи ты уже! — рявкнул раздраженный дух хаоса, и щелкнул пальцами.

Кажется, он продолжил говорить, но темнота навалилась раньше, чем звук щелчка донесся до моих ушей.