Сборник стихов

стихи на поняшью тематику

Цена ошибки

Старлайт Глиммер - сильный и способный маг, чьи способности превосходят даже способности аликорна, принцессы Твайлайт Спаркл. Той самой, что разрушила всё, созданное Старлайт с таким трудом, уничтожила её давнюю мечту о равенстве! Перенестись в прошлое и отнять у неё её друзей - это будет справедливо. Она, конечно, говорит, что игры со временем опасны, а её с подругами дружба важна для всей Эквестрии... Но это же не может быть правдой?

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Моя маленькая история!

В данной истории рассказывается о простых будничных днях простого человека по счастливому стечению обстоятельств попавшему в Эквестрию и о всех выходящих из этого последствиях.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк ОС - пони Человеки

Звёзды

Маленькие пони не привыкли обращать внимание на то, что лежит слишком далеко от их повседневных дел. Так было испокон веков, так остаётся и по сей день. Светила ночи и дня — не исключения из этого правила, и они были привычной данностью для всей Эквестрии, пока исправно совершали свой путь по небу. Но однажды…

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Принцессы не умеют готовить

Совершенство требует жертв

Твайлайт Спаркл

Гости из далёка

Самое обычное летнее утро не предвещало тех любопытных, загадочных событий, с которыми пони никак не ожидала столкнуться. Только недавно она получила в качестве подарка от мудрой наставницы уникальный телескоп, который не просто предоставил ей возможность наблюдать красоты космоса, но и показало такое, во что просто невозможно поверить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Сломанная Игрушка

Мир будущего с огромными Гигаполисами и таким же огромным населением, в котором генная инженерия дошла до возможности конструировать существ, вписывать им память и программу, омолаживать и модифицировать тела. Так в будущем обрели новую жизнь мультсериалы, фильмы и игры, когда корпорации стали выпускать "живые игрушки". Теперь не редкость увидеть фурри, покемонов, пони и других сказочных существ в жестоком людском мире, где все они считаются лишь собственностью без прав, которую люди, по своей неслыханной доброте, то и дело используют как рабов, игрушек для детей и целей для своей богатой и больной фантазии Здесь нет магии – только наука. Нет Эквестрии – только мир людей. Пороки и жестокость, безразличие и алчность – вот что переполняет тот (а фактически наш) мир. Но одно всегда и во всех мирах остается неизменным: дружба. Могущественная сила, способная повергнуть любое зло. * * * The English translation of the story is being done with the author's permission and may be found here: http://v-korneev.net/brokentoy/ * * * Большое оглавление по всему понячьему творчеству: https://docs.google.com/document/d/1ai-GmBVtds6XjAdyC3IzeeIvsuJv7WJT2jtP8BG0B7Y/edit

Рэйнбоу Дэш Скуталу Лира Другие пони Человеки

Запойный Апокалипсис

Эпл Джек захватывает Эквестрию с помощью своей алкогольной продукции. Пони которые не спились, создают подполье и хотят вернуть мир в Эквестрию. Увлекальное приключение, эпическая битва, не менее эпический поворот сюжета - все это в фанфике под названием "Запойный Апокалипсис"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Другие пони

Музыка вызывает.

Герой - начинающий композитор. Но в самый обычный вечер его жизнь меняется. ФАНФИК НА КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ ЗАБРОШЕН. ВОЗМОЖНО, ПОЗЖЕ К НЕМУ ВЕРНУСЬ.

Последний момент тени

О том, что можно увидеть, перед тем, как полностью и безвозвратно раствориться.

ОС - пони

Автор рисунка: Devinian
Глава 19 - Эвлогон Глава 21 - Энкратейя

Глава 20 - Метексис

Вместо повседневностных ваншотов получилась сюжетная глава, просто написанная от третьего лица. Ну... сойдет и так, я думаю :)

Хоть и хотелось мне слегка потроллить читателей, но все люди с ранним доступом сказали, что сие нехорошо. Им виднее :)
Так что официально заявляю — в ходе написания главы ни одна Рэйнбоу Дэш не пострадала.
Особое спасибо Кинишу за то, что вовремя меня остановил. Если бы не он, последняя сцена была бы куда гримдарчнее (на вид, только на вид).

Приятного чтения :)

Первой вещью, которую увидела Твайлайт, выйдя утром из душа, был протянутый на уровень её носа свиток и печать принцессы Селестии на нём.

— Пришло только что, — сообщил дракончик. — Завтрак на столе. Я схожу в магазин, у нас опять кончаются перья.

— Спасибо, Спайк, ты у меня самый лучший, — единорожка с хихиканьем обняла дракончика.

— Пусти, Твай, я пойду.

— Конечно-конечно, — она выпустила его из объятий и помахала лапкой на прощание.

Затем единорожка пошла на кухню к обещанному завтраку и развернула свиток. Спайк всегда ворчал, когда она читала за едой, и не уставал напоминать ей о том, что это вредно. Почему-то он прекратил это делать, вернувшись из дома Артура. Твай мельком вспомнила, что человек тоже читал за едой, если никто не составлял ему компанию, и хихикнула, представив, что он мог сказать Спайку по поводу его заботы. Единорожка откусила первый кусок от бутерброда и начала читать.
«Моя верная ученица Твайлайт Спаркл. У меня есть новое задание для тебя, и, зная твою страсть к знаниям, я уверена, что оно тебе понравится. Не так давно я просила нашего иномирового друга подготовить отчёт по исследованиям древесных волков, но так и не получила его в срок. Возможно, эта работа сложнее, чем я предполагала, и он не сможет справиться с ней в одиночку после той неприятности с Дискордом. Пожалуйста, помоги ему. Принцесса Селестия».

Твайлайт отложила письмо и задумалась. Идея, которую высказал Артур, на первый взгляд казалась невозможной. Кому могло понадобиться создавать древесных волков и охранять Вечнодикий от вторжения извне? Столетиями пони считали что эти существа просто случайные проявления дикой магии леса, и Твайлайт по-прежнему придерживалась этой точки зрения, ожидая, пока Арт не позовёт её для участия в своём доказывающем обратное эксперименте, но теперь, раз уж её об этом попросила наставница, ей придётся действовать самой.

— Начну с истории, — задумчиво произнесла она и, подхватив свиток, умчалась в библиотеку, оставив недоеденный завтрак на столе.

В отличие от нетерпеливого человека, которому нужен был ответ только на его вопрос и ничего кроме того, Твайлайт подходила к исследованиям настолько обстоятельно, насколько это было возможно. Для начала она решила поискать информацию об обычных волках. Последние упоминания об этих древних хищниках относились ещё к доэквестрийским временам — как и многие другие, этот вид погиб в устроенных виндиго морозах.

Единорожка осмотрела книжные полки, вспоминая, где ей встречалось упоминание о волках. Скользнула взглядом по корешкам «Большой эквестрийской энциклопедии», но вытаскивать книги не стала, справедливо решив, что вряд ли там есть что-то, чего она ещё не знает. Твайлайт кивнула своим мыслям и перешла в секцию истории. У неё было всего несколько книг, посвящённых тёмным векам, предшествовавшим образованию Эквестрии, и обращаться к ним Твайлайт не любила, отчего и спрятала их на самой дальней полке — единорожке было неприятно читать о том, как ужасно относились друг к другу пони в те времена. Она взяла с полки тонкую книжку в твёрдой обложке алого цвета с золотым краем. Печатное переиздание дневника Хот Брэда, старосты Эверсида, посёлка, погибшего за четыреста лет до образования Эквестрии. Когда-то принцесса Селестия рекомендовала своей воспитаннице прочесть его, и Твайлайт честно сделала это… чтобы прорыдать остаток того дня. Единорожка улыбнулась, вспомнив, как Спайк, отчаявшись успокоить её, привёл Селестию себе в помощь, да ещё и строго отчитал её за подбор литературы. С тех пор прошло четыре года, и Твайлайт больше ни разу не прикасалась к этой книге, но… как исследователь, она должна быть беспристрастна. Твайлайт помнила, что волки определённо составляли одну из наибольших проблем Эверсида, но в своё время она была слишком потрясена открывавшимся на страницах дневника будничным кошмаром и почти забыла обо всём остальном.

Твайлайт взяла книжицу и пошла к своему рабочему столу. Кажется, главное про волков было ближе к концу дневника, так что пролистав начало, единорожка углубилась в поиски.
Август, 20е. От нападения волков погибли пятеро Кэббэджей, оставив этот род почти без кобылок. Пегасы, которые должны были следить за приближением стаи, не предупредили их вовремя. Конечно же, они сказали, что просто ничего не видели, но так, что было понятно — это наказание за то, что деревня задерживает охранные выплаты. Высокомерные идиоты! Им нет никакого дела, что без Кэббэджей и под угрозой нападения волков деревня не успеет собрать урожай вовремя!

Сентябрь, 9е. В ответ на мою жалобу пришла обычная единорожья отписка об отсутствии свободных дознавателей для расследования. «История пегасов не вызывает никаких сомнений», видите ли! Трусливые рогатые на семь переходов не приближаются к деревням, где есть шанс попасться в зубы волка, а до нас им нет никакого дела, лишь бы вовремя яблоки с морковью поставляли. Из-за нехватки рабочих лап завтра за стену идут все, кто может хоть как-то помочь сбору урожая.

Сентябрь, 14е. Некстати зарядили дожди, и работать приходится по колено в жидкой грязи, но у нас нет излишков еды, чтобы платить пегасам-погодникам. Мне приходится отгонять в лазарет больных, но продолжающих упрямиться кобыл. У деревни нет возможности терять своих ещё и из-за болезней! Иногда мне кажется, что я последний разумный жеребец в Эверсиде.

Сентябрь, 16е. Только этого не хватало! К нам прибыла какая-то единорожья учёная экспедиция. Хотят исследовать волков. И хуф бы с ними, загрызут их в лесах и вся недолга, но кому-то придётся их обхаживать, пока они здесь, а у меня и так ни одной свободной пары лап нет! Что им мешало приехать хотя бы зимой?

Сентябрь, 20е. Хоть какие-то преимущества от их появления. Пегасы-стражи разогнали облака, и мы смогли собрать урожай вовремя. Глава рогатой экспедиции тоже оказался неплохим жеребцом, но его помощницы отрываются за семерых. А как у них от одного моего вида морду перекашивает! Не привыкли видеть жеребцов на сколько-нибудь высоких должностях, видать, и собственный начальник им поперёк горла. Надеюсь, он может держать их в узде — а пока придётся держать ухо востро.

Сентябрь, 26е. Урожай высушен и положен в амбары на хранение. Не так много как в прошлом году, но всё же больше, чем я опасался. Осталось лишь проверить частокол с ловушками, и, если судьба милует, и эту зиму переживём без потерь. Кэббэджи и так были сильным ударом.

Октябрь, 1е. Праздник жатвы удался на славу, и на лицах снова начали появляться улыбки. Приближается последняя охота в этом году, кобылки становятся всё более и более игривыми. На меня явно положили глаз сестрички Кэйр. Мелковаты, конечно, но знахари они словно землёй одарённые. Что ж, почему бы и нет?

Твайлайт покраснела. В те времена отношения были куда проще. А ведь в прошлый раз она на это и внимания не обратила…
Октябрь, 4е. Единороги вернулись и с добычей, и с потерями. Один крылатик из тех ,что скормил Кэббэджей волкам, попался стае, а от них не полетаешь! Сожрали его с потрохами, только маховые перья остались. Жалко, товарищ его удрать успел. Туда им и дорога! Тварюгу же рогатики поймали знатную. Ростом с взрослую кобылу, в жёсткой густой шерсти, глазищи бешеные, зубы, как у дракона, злющий — словами не описать. Половина посёлка собралась поглядеть, да надолго не хватило. Не зря рогатые этих тварей «существами тишины» кличут. Рядом с клеткой словно жизнь из тела вытягивает. Перед глазами сереет всё, и звуки гаснут… и это последнее, что испытывают пони, прежде чем их начинают рвать на части? Страшная, страшная смерть.

На следующей странице была копия картинки, которую староста зарисовал в своём дневнике. Сидевший в клетке зверь даже на картинке выглядел куда страшнее, чем обычные древесные волки.
Октябрь, 6е. Единороги собираются обратно в столицу. Глава их ходит счастливый, словно мечта всей жизни сбылась. Да только кобылы его явно какую-то дрянь задумали. Предупрежу его завтра перед уходом. Нам, жеребцам, надо вместе держаться.

Твайлайт решительно захлопнула книгу. До окончания дневника оставалось буквально несколько листов, и перечитывать их она не хотела. Картины, которые нарисовала ей её фантазия в прошлый раз, словно воскресли в памяти. Единорожки, убившие пегаса за то, что тот посмел предложить им себя. Выпущенный из клетки волк, разрывающий главу экспедиции. Злорадный смех, с которым они вырывают магией дверь в дом старосты просто за то, что он посмел управлять целой деревней, будучи жеребцом… приложенный далее отчёт о тех событиях, который подали по возвращению в родной город крылатые стражи, делал картину ещё страшнее.

Твайлайт всхлипнула и попыталась выкинуть эти воспоминания из головы. То дела давно минувших дней. Чтобы успокоиться, единорожка выбежала на улицу и подставила мордочку солнцу. Через несколько минут ей полегчало достаточно, чтобы она открыла глаза.

Понивилль жил своей обычной жизнью. Прогуливались улыбающиеся пони, в воздухе игрались два жеребёнка-пегаса, а свежий ветерок нёс запах позднего лета и свежеиспечённого хлеба. Для полного счастья не хватало только вечного веселья одной розовой пони и её же прекрасных тортиков. Твайлайт улыбнулась, и затрусила в сторону Сладкого Уголка. Как она раньше ухитрялась не понимать настоящую ценность дружбы? Одних лишь мыслей о друзьях было достаточно, чтобы прогнать из головы все тёмные думы.

Однако Пинки на рабочем месте не оказалось. Миссис Кейк сказала, что та ещё два дня назад сорвалась и уехала в неизвестном направлении, видимо, кто-то попросил устроить её очередную вечеринку. Единорожка кивнула, соглашаясь с такой вероятностью, и купила целую россыпь пирожных, одно из которых съела прямо не выходя из Сладкого Уголка. Настроение стремительно повышалось, и Твайлайт даже нашла в себе силы поразмышлять над прочитанным.

— Существа тишины… — негромко произнесла она себе под нос.

Единорожке уже где-то встречалось это название, но она совершенно не помнила, где именно. Вроде бы в одной из работ Старсвирла, где-то в секции древней истории. В её библиотеке копии точно не было, а значит, надо отправляться в столицу. Впрочем, это можно сделать и вечером, а до тех пор можно подготовить другие материалы. Где-то у неё были журналы наблюдений за Вечнодиким лесом, возможно что-нибудь из них прольет свет на происхождение древолков, а там уже можно будет и с Артуром поговорить.

— Твайлайт! — едва она зашла в библиотеку, как на неё набросился не на шутку испуганный Спайк. — С тобой всё в порядке?

— Конечно, — улыбнулась она. — Я была в Сладком Уголке. Будешь пироженку?

— Буду… — он посмотрел на неё подозрительно. — Я уж испугался, когда увидел, что тебя нет, а на твоём столе та книга.

— Ты слишком заботливый, — хихикнула единорожка, проходя в сторону кухни. — Ничего страшного. Она нужна мне для исследования, о котором попросила принцесса Селестия. И я больше не буду над ней плакать.

— Точно? — раздался ей вслед голос дракончика.

— Точно, — уверенно ответила Твайлайт.




Рэйнбоу Дэш спикировала ко входу в дом человека и решительно постучалась.

— Входите! — раздался изнутри приветливый девичий голос.

— Лира? — удивилась пегаска, зайдя в гостиную. — Ты что здесь делаешь?

— Переводы песен, — солнечно улыбнулась мятная единорожка.

— Одна? А где Артур?

— Сегодня одна, — кивнула она. — Октавия и Винил поехали в Кантерлот покупать рояль, а Артур и Трикси занимаются какими-то своими делами.

— Тоже в Кантерлоте?

— Нет, в беседке на заднем дворе.

— А, спасибки, — пегаска прогарцевала через дом и воспользовалась второй дверью.

Дэш обожала бывать в гостях у Артура — его дом был построен так, словно человек вдохновлялся любимыми приключенческими романами пегаски. Строгие линии стен, не скрытый ничем строительный камень, решётки на окнах и два входа — чтобы в случае чего можно было вовремя отступить. Восторженная пегаска запросто могла предположить, что под домом есть ещё и подземные ходы, а в фундамент заложены магические заряды, чтобы не оставлять укрепление врагам. Арт над такими предположениями только посмеялся, но Дэш это не убедило. Это было слишком в его духе, чтобы не быть правдой!

Как и сказала Лира, человек вместе с единорожкой сидели в беседке. Артур удобно устроился на полукруглом диванчике, вытянув ноги в сторону входа, а Трикси неподвижно лежала на столе, поджав под себя ноги. Дэш хмыкнула, подумав, что единорожка выглядела точь-в-точь как какое-то изысканное столичное кушанье, которое должны подавать под колпаком. Человек что-то говорил, и пегаска приблизилась, чтобы послушать.

Артур заметил её, и на его странном плоском лице мелькнула досада. Он поднял руку и приложил палец к губам, явно требуя тишины. Пегаска покладисто кивнула, ей и самой было интересно, чем тут занимается странная парочка. Артур взглядом указал ей на соседний диванчик, продолжая вещать:

— …а тёплый ветер играет с гривой. Весь мир остался где-то в стороне, и тебя охватывает чувство спокойного счастья. Ты уверена в себе, ты знаешь, что способна покорить вершины, ранее бывшие недоступными…

Рэйнбоу, удобно устроившись на плюшевом диванчике, невольно заслушалась. Низкий голос человека звучал мягко, но в то же время уверенно, а слова лились убаюкивающе-неторопливо. Рэйнбоу посмотрела на лежащую на столе Трикси. Казалось, что единорожка безмятежно спит. Пегаска не удержалась от широкого зевка и тоже прикрыла глаза. Удобный диванчик, тёплый утренний воздух и ровный голос человека усыпили её почти мгновенно.

Проснулась пегаска от громкого хлопка.

— М-м-м? — она открыла глаза.

— Доброе утро, соня-засоня, — хмыкнул Арт. — Мне, конечно, рассказывали что ты дрыхнешь в любом месте в любое время, но своими глазами я этого ещё не видел. Давно не виделись, кстати, с самого того случая с Дискордом. Где была?

— На облачных тренировках у Вондерболтов… — пегаска нахмурилась, взглянув ему в лицо. — Прости, что ни разу не заглянула. Что у тебя с глазами?

— Пройдёт через некоторое время, — пожал плечами человек. — Ты просто меня проведать, или по какому-нибудь делу?

— Спросить кое-чего хотела, — Дэш посмотрела на стол. Трикси уже не было, но сам человек даже с места не сдвинулся. Пегаска бросила взгляд на солнце, пытаясь прикинуть, сколько она спала.

— Чуть меньше получаса, — произнёс человек, угадав её мысли. Рэйнбоу внутренне поёжилась, она терпеть не могла, когда он так делал. — Спрашивай, да я спать пойду. Всю ночь работал над одним проектом, уже сил никаких нет.

— А что это ты делал с Трикси? — поинтересовалась она.

— М-м-м… — он задумался, подбирая слова. — Учил её кое-чему. Спасибо, что не стала вмешиваться, кстати.

— Да пожалуйста, — она задумчиво оглядела собеседника и в очередной раз подивилась тому, насколько же тускло он выглядит на фоне пони. Ни одного яркого пятна ни на теле, ни в одежде, и, кажется, его это более чем устраивает. — Арт, чего ты боишься?

Он удивлённо вскинул брови, а затем на его странной физиономии появилось ехидное выражение.

— Как прямолинейно. Я ведь и обмануть могу, между прочим, скажу, что боюсь змей, и всё, провалится твой пранк.

Рэйнбоу недовольно фыркнула. Естественно, он сразу же разгадал причину её вопроса.

— Впрочем, это будет нечестно, — он хмыкнул. — Надо же дать тебе хоть какой-то шанс на победу…

— Ни слова больше! — вскочила на ноги пегаска. На таких условиях она играть не собиралась. — Пока, Арт!

— Эй, Дэш, погоди. Я боюсь того же…

— ЛА-ЛА-ЛА-ЛА-ЛА!!! — распевая во все горло и для надёжности прижав лапками уши к голове, пегаска вылетела из беседки и стрелой умчалась в небо.




Трикси вернулась в беседку, левитируя над собой поднос с графином и тремя стаканами.

— Пегаска уже улетела? — спросила она, увидев Артура в полном одиночестве.

— Рэйнбоу Дэш, — напомнил человек её имя и ответил. — Угу, улетела. Хотела спросить, какие у меня слабые места, только ответ выслушать не смогла. Гордость вперёд неё родилась.

— А зачем ей твои слабые места? — удивилась единорожка.

— Маленькое пари.

Трикси кивнула и поставила поднос на стол. Артур тут же сел нормально, налил себе полный стакан и осушил его почти залпом.

— Хорошо-о-о, — блаженно произнес он. — Я столько не говорил с последних занятий по сценической речи.

— Арт, а то что ты сделал с ней, ты хочешь сделать и со мной? — поинтересовалась единорожка, запрыгнув на диванчик.

— Примерно, да, — кивнул человек. — Не ожидал, что Дэш окажется настолько гипнабельной, что провалится в глубокий транс на первом же, да ещё к тому же чужом сеансе. Диво дивное.

— Она выглядела забавно, — хихикнула единорожка. — Она правда сделает то, что ты ей сказал?

— Гипноз не всесилен, и устойчивую команду за один раз не внедришь, — пожал плечами человек. — Впрочем, попадаются личности, у которых к этому предрасположенность… если бы речь шла о человеке, я бы сказал что в ближайшие три-пять дней она мою команду выполнит, а через неделю — уже нет.

— И так можно что угодно заставить сделать? — заинтересовалась Трикси.

— В глубоком трансе — да, ну а суггестией только то, что не противоречит твоей личности. Нельзя заставить, скажем, Пинки напасть на Флаттершай. Но можно заставить тебя напасть на Твайлайт, если я правильно понимаю ваши отношения.

Трикси нахмурилась. Последние два дня Арт пытался ввести её в «состояние гипноза», но не особо успешно. Единорожке нравились придуманные им образы, но она всё равно не могла расслабиться достаточно, чтобы «уснуть наяву», как это объяснил человек.

— Ты хочешь внушить мне какую-то команду? — опасливо спросила она.

— Нет, — покачал головой человек. — Я хочу лишь научить твоё сознание работать в изменённом режиме, чтобы потом было легче делать это самостоятельно. У меня вообще ничего не получалось, пока друг не посоветовал сходить к настоящему гипнологу, а вот потом дела пошли на лад. Но с тобой у нас так ничего не получится.

Единорожка вздрогнула и скосила глаза на человека, гадая, заметил ли он.

— Беата, почему ты меня боишься? — спросил он, уставившись ей в глаза.

— Я не боюсь! — тут же уверенно заявила единорожка.

— Ну, обычно я тебе подыгрываю в подобных ситуациях, — усмехнулся человек. — Но в этот раз я серьёзно. Ты стараешься мне угодить, и каждый раз, когда у тебя, на твой взгляд, не получается, ты ведёшь себя… ну вот как сейчас. Словно я тебя тут же выгоню на мороз без выходного пособия.

— Потому что мне нужна эта работа! — воскликнула Трикси. — Иначе меня изгонят из Эквестрии! А я, о чем ты меня не попросишь, или не умею, или косячу!

— Мгмхххрм… — человек сморщился, как старое яблоко, и Трикси испуганно замолчала.

Единорожке с самого начала не удавалось читать его эмоции, и сейчас она тоже не могла понять, что по поводу сказанного думает её работодатель.

— Ладно, — вздохнул он. — Я, честно говоря, не собирался рассказывать, но раз уж ты так боишься, то это будет просто подлостью. Начну издалека. Беата, назови мне имя последнего пони, которого изгнали из Эквестрии.

— Эм-м-м… ну, это вроде бы было давно… — замялась единорожка.

— Сколько лет назад? — потребовал Артур.

— Не знаю… четыреста?

— Тысячу три года назад. Изгнанницу звали Найтмер Мун. До неё изгнали некую Сэйкред Дрим, где-то тысячу двести лет назад. Изгнали её за множественные жестокие убийства, детали я опущу, но от их описаний поплохело даже мне. Ещё лет примерно за двести до неё была Голденфир, которая с помощью магии разума влюбляла в себя жеребцов, а потом кастрировала их.

— Меня сейчас стошнит, — тихонько пробормотала Трикси.

— Извини, — человек налил ей морса. — Я это к чему. Ты себя видишь в этом ряду? Оскопительница, вивисектор, узурпатор… Беата. Четвёртый изгнанник за всю историю Эквестрии. Страшная злодейка… что ты там натворила, напомни?

Единорожка невольно хихикнула.

— Но ведь мне вынесли приговор… — неуверенно произнесла она.

— Ага, вынесли, — человек хмыкнул. — Вот только привести в действие его могут только принцессы, чего они не делали вот уже более тысячи лет, и, как мы уже выяснили, на комбо-брейкер ты не тянешь.

— Но ведь… а как же тот жеребец, который чуть не спровоцировал войну между драконами и Эквестрией?

— А как его звали? — усмехнулся человек.

— Не знаю… — растерялась Трикси.

— Заметь, я про него ничего не сказал, — кивнул Артур. — Потому что его не было никогда. Это все досужие выдумки. Как, кстати, и клеймение.

— Что?! — поразилась единорожка.

— Да-да. Можешь сгонять к Твайлайт и проверить в кодексе, но лично я верю Селестии на слово. Она сказала, что это было предложено каким-то знатным жеребцом-единорогом во время суда над Голденфир, но эта норма никогда не была принята. Вся эта фигня с изгнанием просто одна большая пугалка.

— Ты говорил обо мне с Селестией? — не поверила своим ушам Трикси.

— Скорее, о системе наказаний в Эквестрии, — улыбнулся человек. — Но из-за тебя, да. В общем и целом, на самом деле изгнание тебе никогда и не грозило. Максимум — принудительные работы, если бы ты не стала платить штраф. Но, как и на многих других до тебя, угроза изгнания подействовала просто замечательно. Вы, поньки, такие восхитительно гиперсоциальные, стоит только пригрозить вам отлучением от общества, и вас словно парализует. Ведь всё о чём я сказал было в открытых источниках, и ты запросто могла бы узнать об этом сама.

Единорожка сидела, ошарашенная внезапно свалившимся на неё счастьем. В голове испуганной птицей билась лишь одна мысль — «Не изгонят! Не изгонят! Не изгонят!!!». Но что-то скреблось на самом уголке её сознания, мешая с радостным воплем обнимать человека.

— И ты молчал, зная все это?! — возмущённо завопила она, поняв, что именно её смущает.

— Извини, — опустил взгляд Арт. — Я не понимал, насколько ты этого боишься. И на старуху бывает проруха, как говорят у меня на родине…

— Но почему ты не хотел рассказывать?!

Он снова сморщился. Кажется, он так выражает досаду. Наконец он вздохнул и расслабился.

— Ладно. Скажу как есть, а уж там если ты решишь сесть в фургон и уехать в голубые дали, то я это заслужил.

Волшебница застыла на месте, не ожидая подобного начала.

— Видишь ли… для того чтобы заниматься тут чем-то полезным, мне нужен единорог, хорошо владеющий магией. Сначала я работал вместе с Твайлайт, но там скорее я был на подхвате, чем наоборот. Да и занятая она сверх всякой меры… так что, переехав сюда, я первым делом дал объявление на поиск секретаря и помощника. И если на секретарскую должность ещё несколько желающих и было, то на помощническую… — он развёл руками. — Увы и ах. Единорогам и так хорошо живётся. В Кантерлоте я надеялся найти хоть кого-то, у кого есть рог и мозги. Особых надежд не питал, впрочем. И тут внезапно мне попадаешься ты. Маг с тёмным прошлым, выкинутая с последнего места работы и в отчаянном положении, готовая ехать хоть куда, лишь бы платили. Ты себе даже представить не можешь мой восторг. Естественно, я тебя нанял. И когда моё расследование показало, что большая часть твоих страхов и яйца выеденного не стоит, я решил тебе о них не рассказывать, чтобы ты никуда не ушла.

Трикси ошарашено смотрела в спокойные серые глаза человека, не зная, что сказать.

— В своё оправдание могу сказать только две вещи, — продолжил он. — Первая: я действительно не осознавал, насколько ты боишься изгнания. Для меня, честно сказать, это вообще не то наказание, на которое стоит оглядываться. И вторая: я не собирался более никак пользоваться твоим ущемлённым положением. Прости уж дурака.

Единорожка замерла на миг, а затем расхохоталась и бросилась обнимать человека.

— Точно дурак! Куда бы я от тебя делась? — весело спросила единорожка, отсмеявшись. — Штраф-то мне всё равно платить надо! А на работу меня больше никуда не взяли бы!

— Действительно… — человек выглядел озадаченным. — Что-то я не подумал.

— Значит, я тебе всё-таки нужна! — хихикнула Трикси.

— Жизненно необходима, — подтвердил человек. — Могу весь твой долг выплатить в качестве доказательства.

От такого предложения у Трикси голова пошла кругом.

— Ты шутишь, — она недоверчиво уставилась на странно улыбающегося человека.

— В счёт зарплаты, естественно, — уточнил он, усмехнувшись. — Я уже посчитал, это полуторалетний контракт при условии, что кое-что я буду тебе выплачивать ежемесячно. Не особо много, но учитывая, что еда и жилье за мой счёт… согласна?

— ДА!!! — завопила Трикси. — Прямо сейчас?

— Если хочешь, — улыбнулся он.

— Хочу-хочу-хочу!!! — она в нетерпении запрыгала на диванчике.

— Тогда пойдём.

Но прежде чем он успел встать, Трикси бросилась вперёд, снова обняла его и звонко чмокнула в щеку.




— Окти, не подумай, что я тебя тороплю, но сколько ж можно?! — взмолилась Винил. Земная пони не обратила на подругу никакого внимания, продолжая наигрывать какую-то озорную мелодию на клавиатуре стоящего перед ней инструмента. — Окти!

— Чем дольше ты будешь мне мешать, тем дольше мы провозимся, — хладнокровно возразила музыкантша и закрыла крышку. — Этот неплох, но может быть найдётся и лучше…

Винил с тоской оглядела громадный зал, расположенный в одной из естественных пещер под Кантерлотом. Постоянная температура и влажность были идеальны для хранения инструментов, но для долгого пребывания теплолюбивых единорожек совершенно не годились. Винил прикинула, сколько осталось… ровные ряды тянулись вдаль как памятники на кладбище, и это показалось диджейше зловещим предзнаменованием.

— Окти, ты же не собираешься послушать их все? — с потаённым трепетом в голосе поинтересовалась Винил.

— Собираюсь и послушаю, — отрезала земнопони. — И не скули. Может, в следующий раз трижды подумаешь, прежде чем жечь наш дом.

— Я же не специально-о-о… — плаксиво протянула единорожка.

— Дом, тем не менее, сгорел, — напомнила Октавия. — И если ты и дальше будешь себя вести так, как ведёшь, то Артур нас выкинет ещё до того, как закончится ремонт второго этажа.

— Не выкинет, — отмахнулась Винил. — Он добрый.

— Вот уж не знаю, — проворчала Октавия тихонько и села за другой рояль.

Винил удивлённо взглянула на подругу.

— Окти, ты что, серьёзно? Уж в чём в чём, а в своей доброте он повода сомневаться не давал.

— Тебе он не кажется жутковатым? Хотя кого я спрашиваю…

— Нет. Был бы порешительней, и я бы вообще считала, что он идеальный жеребец! Но и это я готова ему простить за его еду-у-у… и массажик… — Винил мурлыкнула, на мгновение погрузившись в мечтания, но тут же пришла в себя. — Я думала, ты с ним тоже хорошо ладишь.

— Неплохо, — признала музыкантша. — И вкусы у нас во многом сходятся. Но находиться неподалёку от него некомфортно. Кажется, будто он за тобой постоянно следит.

— И ты туда же, — хихикнула Винил. — Кажется, у всех земных пони такие проблемы.

— Разве? — нахмурилась Октавия.

— Ага. Я недавно говорила с Роуз, Дэйзи и Лили, и они сказали почти то же самое. Что они «словно шкурой чувствуют его голодный взгляд».

— Ну не настолько же! — как-то неуверенно возмутилась земнопони.

— А вот у пегасов с единорогами таких проблем нет, — похвасталась Винил.

— Угу, особенно у тебя, — хмыкнула Октавия. — До сих пор поверить не могу, что ты пыталась его затабунить.

Винил только лучезарно улыбнулась, словно подруга сделала ей комплимент. Земнопони покачала головой и пошла к следующему роялю.

— Окти, ты помнишь, что говорил наш преподаватель по гармонии? — сделала ещё одну попытку ускорить процесс выбора единорожка. — «Выбирая инструмент, никогда не слушайте больше десяти вариантов за раз». А это уже, наверное, пятидесятый рояль!

— Ты права, — вздохнула Октавия. — Я уже и сама чувствую, что перестаю различать оттенки звука.

Единорожка воспряла, не веря своему счастью.

— Видишь? Давай возьмём предыдущий, он очень неплох!

— Нет. Пойдём пообедаем, а после вернёмся, — решительно произнесла земнопони. — И если мои уши не отдохнут за это время, то продолжим завтра.

Винил застонала, мысленно проклиная свой длинный язык. Но, возможно, ей удастся переубедить Окти во время обеда? Если же нет, а земная пони иногда показывала невероятное упрямство, то хотя бы купить тёплую попону на пути обратно.

Кафе, находившееся недалеко как от инструментального грота, так и от консерватории, было любимым местом музыкантов, благодаря чему заведение так и не получило ни одной «звезды» ресторанных критиков. Их просто выдавили за порог, не дав ничего попробовать, и не в последнюю очередь из-за Винил, подговорившей присутствующих защищать любимое место от засилья единообразия. Единорожка улыбнулась, вспомнив эту маленькую победу.

— О! О! О! — раздался на все заведение знакомый голос. — Я знаю, кто нам поможет! Винил! Винил!!! Сюда!

— Пинки… — тяжело вздохнула Октавия. — И что она только здесь забыла? Я пойду, сделаю заказ, это надолго.

Винил чувств подруги не разделяла. Даже если не считать того, что Пинки протаскивала её на самые козырные мероприятия, Винил просто обожала их полубезумные беседы, выносившие мозг всем окружающим.

— Хэй! — радостно поприветствовала она розовую попрыгунью. — В Кантерлоте нужно устроить вечеринку, и тебе нужны мои великолепные таланты?

— Не-а, не угадала! Попробуй ещё раз! — радостно предложила Пинки.

Единорожка бросила взгляд в сторону столика, из-за которого вышла розовая земнопонька в поисках какой-либо подсказки, и увидела Лаймстоун Пай, угрюмо ковырявшую в тарелке.

— Вы что-то ищете с сестрой, и вам нужны мои великолепные таланты? — предположила диджейша.

— Правильно! — обрадовалась Пинки. — А как ты догадалась?

— Я очень умная, — заверила её Винил. — Ну и зачем я вам нужна?

— Мы уже третий день одну мелодию ищем, — произнесла Пинки. — Лайми услышала ее в поезде, и ей так понравилось что она помчалась ее искать сразу как отдала Арту кристаллы! Даже со мной не встретилась! Лайми, напой.

Винил была награждена испепеляющим взглядом, но жажда получить искомое у старшей из сестёр Пай всё же заставила её открыть рот. Мелодию, которую она художественно намычала, Винил узнала сразу же. Жутковатый марш с хоровым пением, которым только шествие на Ночь Кошмаров открывать. Удивительно даже, где она могла его услышать, вряд ли звукозаписывающая компания выпустила хотя бы сотню кристаллов с этой музыкой.

— Зайдите к Арту, это из его мира, — ответила Винил. — Как называется не помню, но он её тут же узнает.

К удивлению единорожки, Лаймстоун застонала и стукнулась лбом о столешницу.

— Я же говорила, что надо у Артура спросить! — радостно воскликнула Пинки.

— Он же учёный, который занимается кристаллами! — взвыла земнопонька. — Почему надо у него спрашивать про музыку?!!

— Потому что так подсказало Пинки-чувство? — ехидно предположила Винил.




Рэйнбоу Дэш летела над Понивиллем, мучительно размышляя над пранком. Как и последние две недели, в голове роились мириады идей плохих, неплохих и даже хороших розыгрышей, но ни одного действительно ЭПИЧНОГО не было, а не в правилах пегаски участвовать в состязаниях только ради участия. Дэш была решительно настроена на победу, но с идеей были проблемы. Да и вообще, ей хотелось до поросячьего визга напугать обычно спокойного, а то и самодовольного двуногого. У-у-у, с каким выражением морды он сегодня говорил, что будет только рад предоставить ей «шанс на победу». Как ей только в голову пришло спрашивать у него?! Но у кого ещё?

Взгляд пегаски упал на библиотеку далеко внизу. Твайлайт, ну конечно же! Он жил у неё достаточно долго, может быть, она что-нибудь знает? И уболтать её будет просто… Рэйнбоу сложила крылья и голубым метеором помчалась вниз, наслаждаясь ощущением ни с чем не сравнимой лёгкости падения, и уже совсем недалеко от земли распахнула крылья и аккуратно приземлилась ровно на крыльце.

— Твайлайт! — позвала она, заглянув внутрь.

— Я тут! Заходи, Рэйнбоу! — раздался голос единорожки.

Пегаска застала подругу в самом разгаре какой-то головастой деятельности. Твай сидела за столом, обложившись сразу несколькими книгами и что-то оттуда переписывая в толстую тетрадь.

— Привет, Рэйнбоу, — единорожка отложила перо и приветливо улыбнулась.

— Приветик, Твай, — кивнула пегаска и сразу же решительно перешла к делу. — Ты не знаешь, чего боится Арт?

— Боится? — удивилась единорожка. — Не знаю. Ни разу не видела его испуганным.

— Проклятье! Может, Спайк знает?

— Сомневаюсь, — покачала головой библиотекарша. — А зачем тебе?

— Тут такое дело… — Дэш замолчала, а потом подозрительно покосилась на подругу. Может ли Твай быть союзницей Артура? Нет, он бы её не уговорил. — Мы с ним поспорили, кто кого лучше разыграет.

— Разве можно разыграть кого-то, если он будет знать, что его собираются разыграть?

— Конечно! В этом самое удовольствие! — ухмыльнулась Дэш. — Пройти сквозь всё недоверие и всё равно победить — это самая лучшая часть! Но я хочу его не просто разыграть, а напугать, но понятия не имею, чего он боится. А попытка только одна, и он явно готовит что-то грандиозное! Я тоже не должна ударить в грязь лицом.

— Ты слишком серьёзно к этому относишься, — рассмеялась Твайлайт. — Это же просто розыгрыш.

— Просто розыгрыш?! Просто розыгрыш?!!! — возмутилась Дэш. — Это серьёзное состязание! Даже не всеэквестрийского — межмирового уровня!

Единорожка хихикнула, но тут же постаралась сделать серьёзное лицо.

— Твай, ну хоть что-нибудь! — взмолилась Дэш. — Вы же почти не расставались целых три недели!

Волшебница вдруг замерла, явно что-то вспомнив. Рэйнбоу едва на месте не запрыгала от нетерпения.

— Нет уж, так будет нечестно, — мотнула головой единорожка. — Вы же друг против друга соревнуетесь.

— Честно, если ты будешь в моей команде, — возразила пегаска. — Точно, Твай, присоединяйся! Вдвоём мы его на кусочки порвём, что бы он там ни придумал!

— Прости, Дэш, но у меня много дел, — виновато улыбнулась единорожка, кивнув в сторону тетради. — Но если хочешь, я могу дать тебе книгу «Лучшие эквестрийские розыгрыши за последние пятьсот лет».

— Фу-у, нет! — возмутилась пегаска. — Книга по розыгрышам?! Кто так делает вообще?

Единорожка с улыбкой пожала плечами, и Дэш прикусила губу, думая над тем, чем можно увлечь свою слишком учёную подругу поучаствовать в розыгрыше, и тут же ухмыльнулась пришедшей в голову идее.

— А я ведь ещё не упоминала приз, — вкрадчиво произнесла она. — Победитель получит право загадать одно желание побеждённому. Любое желание. Не ты ли восхищалась этой его дощечкой, в которой книг больше чем в твоей библиотеке? Ты сможешь потребовать у него перевести любую, какую тебе только захочется…

Пегаска ухмыльнулась, увидев моментально затуманившиеся глаза подруги. Дэш усмехнулась — её слова упали в благодатную почву.

— Новые знания из другого мира, и получить их почти ничего не стоит, всего лишь надо разыграть Арта. Давай, Твай, соглашайся. Будет весело!

— Но ведь если он выиграет, то он сможет требовать что угодно от нас? — сделала слабую попытку воспротивиться Твайлайт.

— Ха! Мы вдвоём, да с тем, что ты вспомнила? У него нет никаких шансов!

— Ладно, — решилась единорожка. — Когда мы летели вместе из Кантерлота, я заметила, что он закрывает глаза. Я думаю, что он боится высоты.

— Отлично!!! — восхитилась пегаска. — Давай вытащим его среди ночи и положим на облако! Вот у него будет вид, когда он проснётся!

— Не всё так просто… — покачала головой Твайлайт. — На него нельзя наложить заклинание хождения по облакам, да и спит он очень чутко. А если его неаккуратно разбудить, то он может быть опасен невольно для себя.

— А на кровать это заклинание наложить можно? — тут же выдвинула идею пегаска. — И, не знаю, может, заколдовать его, чтобы спал крепче?

— Можно! — просветлела единорожка, но тут же нахмурилась. — Но как мы его вытащим оттуда?

— Это предоставь мне! — гордо ударила себя лапой в грудь Дэш. — Отлично! Тогда ты готовь, что там тебе понадобится, а я пойду к Пинки.

— Её нет в городе, — покачала головой единорожка. — Я сегодня была в Сахарном Уголке, она уехала несколько дней назад.

— Эх, как не вовремя! — раздосадовано произнесла Дэш. — Ладно, давай проработаем план.

— Дэш, извини, но мне правда надо закончить с заданием принцессы. И к Артуру зайти, чтобы пробросить портал до Кантерлота.

— Полчаса назад он собирался ложиться спать, — возразила пегаска. — Так что у нас полно времени!

— Ладно, ладно, — вздохнула единорожка. — Значит, делаем так…




Твайлайт постучала в дверь дома Артура. До заката оставалось не больше четырёх часов, и шанс, что человек уже проснулся, был не так уж и мал.

Дверь открыла Трикси. Обычно при виде Твайлайт выражение её лица менялось на вежливо-презрительное, но сейчас фокусница казалась совершенно счастливой.

— Привет, Твайлайт, — искренне улыбнулась она, — Арт ещё спит. Разбудить?

— Если можно… — удивлённая такой тёплой встречей от бывшей противницы ответила фиолетовая единорожка.

— Можно! — решительно кивнула Трикси. — Заходи.

Твайлайт прошла в гостиную и устроилась на диване. Большой круглый стол перед ним был завален бумагами, и любопытная единорожка взяла один из исписанных листов. Одна из переведённых песен мира людей. Взгляд сам собой выхватил одну из строф: «Конечно, ужасно, нелепо, бессмысленно, ах как бы начало вернуть! Начало вернуть невозможно, немыслимо… и даже не думай, забудь!».

— Доброе утро, Твайлайт, — отвлёк её знакомый голос. Единорожка мысленно позавидовала способности Артура мгновенно просыпаться. Ей самой требовалось как минимум полчаса, чтобы прийти в себя утром.

— Уже вечер, — улыбнулась она, положив лист обратно на стол и взглянув на человека. За те три дня что прошли с их совместного с Трикси визита в библиотеку белки его глаз посветлели еще больше, и теперь человек выглядел почти привычно.

— Да? Ну допустим, — он плюхнулся в кресло напротив. — У меня сегодня день гостей. С утра заходила Дэш…

— Она мне и сказала, что ты спать собрался. Так бы я днём заглянула.

— Могла бы и заглянуть, — пожал плечами человек. — Для тебя у меня всегда найдётся время.

Твайлайт немного покраснела. Арт иногда походя говорил такое, что из уст жеребца звучало бы почти признанием в любви.

— Так чем могу помочь? — продолжал Артур. — Всё что в моих силах, только скажи.

— Ох, я… по древолкам. Принцесса Селестия попросила меня написать отчёт по твоим исследованиям…

— Тц, — Артур поморщился. — Вот же бессмертная торопыжка. Твай, если тебя это напрягает, то я и сам всё напишу, как только закончу с более насущными делами.

— Нет-нет, мне и самой интересно!

— Хм. Тогда ладно… пойдём, покажу всё, что узнал.

Он поднялся на ноги и поманил её следом за собой во двор. Они подошли к огромному пышному кусту, росшему между домом и мастерской, Артур взял одну из веточек, и куст начал стремительно преображаться. Меньше минуты — и перед ними стоял громадный древесный волк.

— Невероятно! — воскликнула Твайлайт. — Они и так могут?

— Полагаю, что это оптимальный для них спящий режим, — кивнул Артур. — Так-с… с чего бы начать?

— С того, почему ты думаешь, что это големы.

— Это самое простое, — хмыкнул он и потянулся к голове зверюги. Прикоснулся к морде, щелчок…

Твайлайт неверящими глазами смотрела на мягкий зеленовато-белый побег, который остался после того, как Артур снял голову древолка.

— Все остальное можно убрать совершенно аналогичным образом, — произнёс Артур, положив голову-маску рядом с собой. — В итоге получается что-то вроде моллюска без раковины. Кстати, на работоспособность это не влияет никак, разве что бегать такой конструкт уже не может, но собрать обратно тоже никакой проблемы не составляет.

— Невероятно…

— Вторая особенность. Погляди, — Артур повернул снятую голову внутренней стороной к единорожке. — Ничего необычного не замечаешь?

— У неё кора изнутри!

— Ага, — кивнул человек. — Эти головы, ноги, спины и прочая фигня явно выращивается отдельно. Я даже уверен, что сорт древесины запчастей и основы разный. Но тут надо спрашивать специалистов в этом вопросе, я к ним не отношусь. Тем не менее, древесина в обоих случаях живая. Если подпитывать волка магией, то растёт не только «основа», но и подключённые к ней запчасти. Кстати, никто не мешает сделать, скажем, вот так… подожди тут секунду.

Артур ушёл в мастерскую и почти сразу же вернулся с металлической «волчьей головой» в руках.

— Не обращай внимания, мы с Беатой её слепили из остатков консервных банок, — пояснил человек, перехватив удивлённый взгляд единорожки. — Гляди.

Он надел искусственную голову на бледно-зелёный отросток. Голова дёрнулась раз, другой, а затем в металлических глазницах вспыхнуло зелёное пламя. Артур положил руку на холку зверя, и тот начал лязгать жестяными челюстями, явно повинуясь приказу.

— Ну? Ты всё ещё думаешь, что это дикое животное? — усмехнулся человек, глядя на ошарашенную единорожку. — Или хотя бы природное существо?

— Но кто их создал? И зачем?

— Понятия не имею, — пожал плечами Артур. — Ты уже задавала мне этот вопрос. Естественно было бы предположить, что они там что-то охраняют. К вам они не враждебны.

— Это если ты их коснёшься.

— Нет, вообще, — покачал головой человек. — Твай, я тебя уверяю, если бы эти тварюги всерьёз охотились за пони, то шансов у вас бы не было. Они состоят из сырого дерева, а поэтому не боятся огня, равнодушны к холодному оружию, быстро бегают, высоко прыгают и физической силой не обижены. Уничтожить их можно только сломав в щепу внешний скелет или разорвав на куски.

— Но ведь ты один уложил троих!

— Мгм, как же… — Артур хмыкнул. — Я сейчас.

Он вернулся с топором в руках, размахнулся и с хэканьем всадил своё оружие в жестяную голову древолка. Тот даже не шелохнулся.

— Оригинальные волки в лесу от таких ударов распадались на куски. Точнее, от них отлетали съёмные части внешнего скелета. Но вот пойманный мной образец к подобным действиям совершенно равнодушен.

Артур упёрся ногой в мощную грудь зверя и выдернул топор. Прорубленная щель немедленно наполнилась тем же зловещим зеленоватым свечением, что и глаза существа.

— Поэтому я думаю, что это часть их программы. Они «поддаются» пони, которые не заходят слишком глубоко в лес. Пугают, но дают шанс удрать.

— Но зачем?! — вскричала Твайлайт. — Кому это нужно?

— Ещё раз говорю: вопрос не по адресу, — хмыкнул Артур.

— Извини, — опомнилась единорожка.

— Да ничего. Ещё у меня есть некоторые наблюдения относительно программирования этих штуковин…

— Арт, а мы можем обсудить это по дороге в библиотеку? То есть, если ты не занят, то мне пригодилась бы твоя помощь с порталом до Кантерлота.

— О, я тоже туда собирался, — улыбнулся он. — Погоди немножко, я ополоснусь и пойдём вместе.

— Давай, я тогда пока допишу свой доклад, — согласилась Твайлайт.




Луна, как и обычно, проснулась незадолго до заката. Привычка, порождённая тысячелетиями, прошедшими с тех пор, как они с сестрой стали аликорнами и правительницами Эквестрии. Когда-то ночная принцесса тяготилась своими способностями и обязанностями, надёжно отделявшими её от поданных, но после того как она вернулась из заточения, она скорее радовалась им. Принцесса умылась и привела в порядок слегка спутанную после сна звездчатую гриву, а затем, вздохнув, вышла из своих покоев. Её стражи почтительно склонились, и Эхо произнёс:

— Ваша сестра желала видеть вас, Повелительница.

— Спасибо. Можете быть свободны.

Отпустив стражу, Луна направилась в рабочее крыло замка. Сестра, вероятно, хотела порадовать её, приняв в качестве ночной стражи жеребцов из двух последних оставшихся в Эквестрии родов фестралов, но здесь она ошиблась. Ночная аликорна не гордилась ни тем, что создала их, ни тем, как потом с ними поступила. Было жестоко обречь столь многих пони на собственную незавидную судьбу — жить лишь в ночи, не признанными их же дневными родичами, а потом ещё и покинуть их, хоть и не по своей воле.

Когда она спросила Тию, что произошло с ними после её изгнания, сестра, отведя глаза, рассказала, что все фестралы улетели в неизвестном направлении на третью ночь после заточения Найтмер Мун, и с тех пор никто их не видел. Свою повелительницу остались ждать лишь два самых преданных ей рода… и спустя тысячелетие дождались. Хоть аликорна и стыдилась того, что совершила для создания фестралов, ей всё же было приятно то, что они не забыли её подобно остальным. И, не считая детей и Элементов, фестралы были единственными, кто относился к ней без опаски. Дневная стража сестры её откровенно боялась, и Луна прекрасно понимала почему. В тот день, когда Элементы освободили её от Найтмер, она уложила молниями троих пегасов — нечто, недоступное даже сильнейшим грозам. Конечно, стража была хорошо обучена и никогда не показывала своего страха, но благодаря своему дару Луна чувствовала его не хуже собственного.

— Добрый вечер, Тия, — сказала она, входя в кабинет сестры. — Мне передали, что ты хотела меня видеть.

— Да, — солнечная аликорна обернулась, и Луна заметила беспокойство на её лице. К добру или худу, но на самих аликорнов их способность к эмпатии не распространялась. — Мне нужен твой совет.

Ночная аликорна нахмурилась. Когда она видела Тию в таком состоянии в прошлый раз, это закончилось сразу несколькими преступлениями против личности.

— Конечно. Что случилось?

— Пока ничего, но… — Тия взяла свиток, лежавший у неё на столе, и передала его сестре.

Луна пробежала текст глазами. Одно из множества писем Твайлайт, ничего достойного беспокойства она в нем не увидела.

— Постскриптум, — сказала Селестия, когда сестра подняла на неё недоумевающий взгляд.

— Я прочла его, просто не понимаю, что тебя так взволновало, — ответила Луна.

— Зачем Артуру статуя Дискорда? Что он собирается с ней делать? В вариант с тем, что он просто собирает скульптуры своих врагов мне верится слабо.

Луна покачала головой. Тия всегда была склонна искать потаённые глубины в самых обычных вещах, но за тысячу лет, что они провели порознь, эта её черта стала значительно ярче. Сама Луна никогда не любила интриги, предпочитая прямые действия и столкновения лицом к лицу.

— Тия, он ведь только просит об этом, — вздохнула она. — Если тебя это так волнует, почему просто не отказать ему?

— Потому что я хочу понять лежащую за этим причину.

— Тогда почему бы тебе не спросить его об этом напрямую? — подняла одну бровь ночная принцесса.

— Если он что-то затевает, я бы не хотела предупреждать его о том, что я это знаю.

Луна усмехнулась. После просмотра памяти Тия прониклась к человеку немалым уважением. Естественно, после очищающего заклинания от чужой памяти остались лишь жалкие обрывки, но и её тоже поразил богатый арсенал разнообразных штучек, которые человечество придумало для управления другими. Тия же и вовсе полночи не спала, перенося на бумагу ускользающие чужие воспоминания.

— И ты ждёшь от меня, что я скажу тебе эту причину вместо него? — развеселилась ночная принцесса.

— Доставшиеся тебе обрывки памяти касаются его самого. Я, признаться, была слишком очарована тем, что он знает…

— Если ты боишься, что он всё вспомнил, то не заметить это будет невозможно. Такую ненависть ничем не скроешь, так что я снова предлагаю тебе прекратить интриги и спросить его прямо.

— Верно, — задумчиво кивнула Тия и улыбнулась. — Полагаю, что если он не будет избегать встречи со мной, то и опасаться нечего. Спасибо, Вуна.

— Не называй меня так, — возмущённо потребовала ночная аликорна, но тут же отвлеклась. — Можешь не беспокоиться, Арт точно не избегает встреч с нами. Иначе бы он не стоял сейчас под дверью вместе с твоей ученицей.

Отличить человека и любую из Элементов Луна могла и больше чем за шесть скачков, которыми были ограничены Тия и Кейденс. Ровная решительная любознательность Твайлайт и созерцательное спокойствие человека сейчас были слегка подкрашены удовольствием и ехидством. Похоже, что они вели оживлённый диалог. В дверь постучали, и Тия звонко предложила входить.

Твайлайт и Артур появились на пороге, и Луна уже в который раз поразилась тому, что внутреннее состояние человека почти никак не отражается на его внешности. Он всего лишь улыбнулся — но на уровне эмоций её захлестнул целый шквал. Радость встречи, дружелюбие, симпатия, удовольствие от возможности полюбоваться ею и ощутимая нотка желания. Сердце аликорны забилось чуть чаще — она вспомнила их поцелуи, и откуда-то она точно знала, что человек сейчас думает о том же самом… а потом он перевёл взгляд на сестру, и буря чужих чувств выпустила принцессу ночи. Луна отвела взгляд. Она и сама не понимала, чувствует ли хоть что-нибудь к нахальному двуногому, или же её просто ослепляет яркость его чувств.

— Привет, Луна, привет, Тия! — поднял он в приветствии верхнюю лапу, пока Твайлайт делала почтительный книксен. — Давно не виделись.

— Здравствуй, Артур, — с улыбкой отозвалась Селестия, одновременно кивая ученице. — Чаю?

Луна усмехнулась. У сестрёнки снова истощился запас тортиков в организме.

— Не откажемся, я думаю, — кивнул Артур. — Да и вообще, на сытый желудок лучше воспринимаются просьбы вроде тех, с которой я пришёл.

— Ты насчёт статуи Дискорда? — как бы походя спросила Тия, но Луна заметила, что та немного напряглась. Однако эмоциональное состояние человека не сменилось ни на йоту.

— Куда хуже, — усмехнулся он. — Твай сказала, что передала амулет аликорна вам. Могу ли я его получить?




— Йона, Йона! — ворвавшаяся в комнату двоюродная сестра отвлекла пшеничного цвета кобылку от чертежей. — Пойдём быстрее!

— Куда? Зачем?

— Там приехал какой-то единорог из Кантерлота, заказывать дирижабль!

— Красивый?

— Не знаю! Побежали смотреть!

Обе кобылки рванули в сторону основного здания. Около двери в кабинет дяди они столкнулись с третьей сестричкой, уже подглядывающей в дверную щель.

— Флит, ну что? — прошептала Кэнди.

— Тихо! Смотрите сами, если хотите, но всё равно ничего не видно.

Йона и Кэнди приникли к щели.

— Какие фланки… — восхищённо произнесла светло-зелёная кобылка.

— Тс-с-с!

Кобылки притихли и прислушались к доносящимся из кабинета голосам.

— … чертёж! Так никто не делал раньше, и мы не будем тратить время на безумные прожекты, — низкий и обычно спокойный голос дяди сейчас звучал раздражённо.

— Это технологии другого мира… — возразил уверенный баритон.

— Если только тот двуногий вас не обманул. Но даже если так…

— Я готов заплатить любые деньги!

— Слушайте, — дядя вздохнул. — Дело не в деньгах и не в моей блажи. Верфь загружена на год вперёд! Но даже если бы она простаивала, я бы не стал браться за ваш проект. Для его постройки нужна другая инфраструктура, приспособить которую после окончания проекта некуда, разве что в ангаре можно будет склад устроить. И все прочие заказы придётся отложить, потому что столь уникальный проект потребует всех имеющихся ресурсов. Так что повторяю: нет! И это моё последнее слово.

— Хорошо, — вздохнул единорог, после недолгого молчания. — Спасибо за уделённое мне время, мистер Эппл.

— До свиданья, — с явным облегчением ответил дядя.

— Он уходит, бежим! — прошептала Флит и подала пример, метнувшись в кладовую. Сестры последовали за ней.

Белоснежный единорог вышел из кабинета и побрёл к выходу с опущенной головой.

— Бедняга, — пожалела его Йонаголд.

— Красавчик! — в один голос восхитились Лавендер Флиттер и Кэнди Эпплс.

— Интересно, а что у него за проект такой? — поинтересовалась Йона у сестёр.

— Не знаю. Когда я пришла, они уже спорили.

— Первый раз вижу, чтобы столичный единорог пришёл с готовыми чертежами, — заметила Кэнди. — Обычно всё, что их интересует это размер да расцветка…

— И правда, — задумчиво кивнула Лавендер. — Может, спросим у дяди?

И кобылки зашли в кабинет.

— Подслушивали? — прищурился он. — Поди, пришли полюбоваться на столичного хлыща? Все мысли только об одном — как бы себе жеребца покрасивее урвать.

Йона покраснела и опустила глаза в пол, а её двоюродные сестры пропустили дядину подколку мимо ушей.

— Всё так, ага, — легко согласилась Кэнди. — А что у него за проект? Единорог с идеями в воздухоплавании это что-то с чем-то!

— Да уж, — усмехнулся он. — Безумие какое-то. Говорит, расспросил того двуногого, которого к нам занесло из другого мира, и разузнал про авиастроение у них. Уверяет, что дирижабли могут своим ходом летать быстрее пегасов.

— Не может быть! — ахнула Лавендер. Йона же подняла всё ещё алеющую мордочку и навострила ушки.

— Да я ему то же самое сказал, — махнул лапой жеребец. — Что тот двуногий и обмануть его мог, или подшутить.

— И что там в чертежах? — подала голос Йона.

— Безумие, настоящее безумие. Монолитный дирижабль в жёстком каркасе, частично наполненный летучим газом, с какими-то странными двигателями на сжатом воздухе… не серьёзный летучий корабль, а какая-то огромная вытянутая сигара…

Шокированные Лавендер и Кэнди уставились на Йону. Самая юная из всей троицы никогда и никому кроме них не показывала свои чертежи, справедливо опасаясь непонимания со стороны родственников.

Первой сориентировалась Кэнди — ей по специальности положено.

— Спасибо, дядя! Мы пойдём посмотрим, что у него там за чертежи, — она подпёрла боком ошарашенную Йонаголд и подмигнула Флит, дескать — помогай!

— Ага, знаю я ваши чертежи, — фыркнул он. — Закатайте губки, девочки, не удастся вам его утащить в укромное местечко. Это принц Блублад, и судя по тому, что я о нем слышал, он кобыл терпеть не может.

— Это мы ещё посмотрим! — самоуверенно заявила Кэнди. — Бежим, девочки!

Догнать медленно бредущего под вечерним небом единорога им удалось без малейшего труда. Он был настолько погружен в свои размышления, что даже не обратил внимания на погоню вплоть до того самого момента, как они его окружили. Но заметив это — среагировал мгновенно.

Точёный рог вспыхнул синеватым пламенем, и между ним и преследовательницами возник светящийся пузырь физического щита. Лавендер мысленно присвистнула — ни один из её знакомых единорогов не смог бы создать так быстро даже заклинание телекинеза.

— Кто вы такие и что вам нужно? — уверенно, но в то же время как-то обречённо спросил принц.

— Я Кэнди Эпплс, это Лавендер Флиттер и Йонаголд, — представила всех троих бойкая кобылка. — Мы бы хотели узнать про вашу идею с дирижаблем.

— Зачем? — грустно спросил единорог. — Мне уже чётко объяснили, что верфь не возьмётся за строительство.

— Пожалуйста! — жалобно попросила Йона. — Я сама раздумывала над улучшением конструкции дирижаблей, но родные только смеялись над ними! Хотя кому угодно должно быть понятно, что жёсткая конструкция гораздо надёжнее и эффективнее!

— Хорошо, я вышлю их вам по почте, — согласился единорог.

— Но ведь они у вас с собой! — возмутилась Лавендер, указывая на притороченный к седельной сумке тубус.

— Тогда я скину их вам, поднявшись в воздух.

Кэнди и Флиттер удивлённо переглянулись. Похоже, дядя не шутил, говоря что принц терпеть не может кобыл.

— Вообще-то, у нас серьёзное предложение, — нахмурилась Кэнди. — Вы, вроде бы, говорили о том, что согласны заплатить любые деньги.

— На вашего начальника это не произвело никакого впечатления.

— Как вы смотрите на то, чтобы организовать свою собственную верфь? — спросила Кэнди.

— И кто будет на ней работать? — усмехнулся принц. — В Эквестрии есть только две верфи, и обе они принадлежат вашему клану. Чтобы открыть ещё одну, мне нужны специалисты, а Эпплы, глядя на чертежи, разве что в лицо не смеются.

Кобылки снова переглянулись. Двоюродные сестры столько времени провели вместе, что порой угадывали мысли друг друга с полувзгляда.

— Кэнди Эпплс, управляющий производством, — повторно представилась она.

— Лавендер Флиттер, инженер-проектировщик, — первой поняла задумку сестры жёлтая земнопони.

— Й-Йонаголд… инженер-авиаконструктор… — неуверенно произнесла последняя.

— Мы с Флит уже давно искали возможность открыть свою верфь, — пояснила Кэнди. — Йона показывала нам свои разработки, и мы прекрасно понимаем, что родичи не позволят нам построить что-то кроме «овеянной веками классики».

— Да, так и представляю, как дядя скажет: «Это пустая трата ресурсов!» — фыркнула Флиттер.

— Так что мы, вроде как, заинтересованы в вашем предложении, — подытожила Кэнди. — Так что если вы серьёзно хотите построить что-то необычное, то это ваш единственный шанс.

Единорог опешил от такого напора. Прикрыл глаза, напряжённо думая, а затем его рог угас вместе с разделявшим их щитом.

— Простите мне мою подозрительность, — элегантно склонил голову принц, и вытащил из тубуса чертежи. — Смотрите.

— Почти точь-в-точь как у Йоны! — ахнула Флиттер.

— Жёсткий каркас, обшивка, скруглённая форма… а что это за странные механизмы здесь? — когда дело касалось её любимого дела, Йона тут же забывала про свою стеснительность.

— Это двигатели. Мне порекомендовали использовать или сложные винты, или реактивную тягу.

— Что это? — потребовала объяснений Йона.

— Видели, как шарик летает, если его надуть и отпустить, не завязывая? — спросил единорог. — Что-то вроде этого.

— И у вас есть чертёж такого двигателя? — удивилась земнопони.

— Нет, придётся экспериментировать, — покачал головой принц. — Но Артур обещал помочь чем сможет.

— А что там на втором листе? — заинтересовалась Йона, и ловко вытащила заинтересовавший её чертёж. — Диск?!

— Как мне объяснили… — начал было говорить принц, но был безжалостно прерван.

— Гениально!!! — завопила Йонаголд. — Полная устойчивость к боковому ветру даже без кристаллов!

— Именно, — кивнул обрадованный единорог.

Кэнди и Флиттер оторвали взгляды от увлечённо обсуждающей чертежи парочки.

— Дядя будет недоволен, — улыбнулась Флит.

— И кого это волнует? — беспечно махнула лапкой Кэнди.




— А-ах… нет ничего лучше, чем расслабиться в спа после долгого и тяжёлого дня… — выдохнула Рэрити, погружаясь в горячую воду.

— Полностью согласна, — ответила Флаттершай, уже занявшая своё излюбленное место в противоположном углу бассейна.

Некоторое время кобылки нежились в горячей воде.

— Лотос и Алоэ прекрасные массажистки, — начала издалека Рэрити. — Всегда так жаль, когда сеанс заканчивается.

— М-мм, — согласилась пегаска.

— Кстати о массаже, — единорожка улыбнулась собственной хитрости. — Ты слышала слухи про Артура?

— Нет, — пегаска развернула в воде крылья. — Ты же знаешь, что я не люблю сплетни, Рэрити.

— Кто-то видел, как Арт в саду делал массаж самой принцессе! — заговорщическим тоном произнесла единорожка. — И что она даже дала ему за это какую-то высокую придворную должность.

— Это просто выдумки, — тон Флаттершай немного изменился. — Принцесса никогда бы такого не сделала.

— Но массаж он делает просто божественный, — мечтательно произнесла Рэрити. — Вот бы он здесь работал.

— Ага… — словно повторно проживая какие-то приятные воспоминания произнесла пегаска. — Это было бы замечательно. Это потрясающее ощущение, когда его пальцы текут сквозь шёрстку… такие сильные, но такие нежные… ах!

Флатти отчаянно покраснела и погрузилась в воду по самые ушки.

— Признавайся, — улыбнулась единорожка. — Он тебе нравится?

— … — что-то тихонько булькнула из-под воды Шай.

— Не надо так стесняться, — замахала лапками Рэрити. — Мы же подруги!

Пегаска, всё ещё алая как помидор, медленно поднялась из воды.

— Н-немного, — выдохнула она.

— Настолько немного, что ты отлягала Дискорда с криком «не смей трогать моего кольтфренда»? — лукаво уточнила модельерша. — ЭйДжей была в восторге от твоих скрытых талантов.

Флаттершай покраснела и снова рухнула в воду, на этот раз с головой.

— Флатти, Флатти, ты так себе полные уши воды наберёшь, — всполошилась Рэрити, извлекая подругу со дна бассейна. — Прости меня, я, наверное, слишком назойлива…

— Это так смущает, — еле слышно произнесла пегаска.

Рэрити решила снизить напор и дать подруге хоть немного времени успокоиться, а поэтому следующий вопрос задала, только дождавшись, пока румянец окончательно сойдёт со щёчек пегаски.

— И когда ты планируешь подарить ему цветок?

— И-и-и! — Флатти снова рухнула в воду, но единорожка, готовая к подобной реакции, перехватила её на полпути.

— Всё, всё, больше ничего не спрашиваю! — попыталась убедить подругу единорожка. Первоначально казавшееся удачным для задушевной беседы место на самом деле оказалось смертельной ловушкой. Так её и утопить недолго.

Вернув Флатти в надводное состояние, Рэрити поспешила сменить тему и стала рассказывать про новую линию нарядов и свои планы о бутике в Мэйнхэттене. Немного успокоившаяся Флаттершай внимательно слушала и под конец рассказа даже начала улыбаться.

— Пора, — вздохнула Рэрити, взглянув на часы. — Пойдём, а то не успеем высушиться до закрытия.

Они вынырнули из бассейна, спустились вниз и, завернувшись в большие полотенца, направились в фенную комнату.

— Рэрити, — тихонько окликнула пегаска подругу, когда они встали на решётки, из которых тут же подул поток тёплого воздуха. — Ты ведь хорошо разбираешься... в жеребцах?

Глаза модельерши сверкнули.

— Конечно, дорогуша! — уверенно произнесла единорожка, и на ум ей тут же пришёл образ Блублада, идущего по её замечательной накидке, брошенной перед ним в лужу. Рэрити тут же растоптала эту мысль всеми четырьмя хуфами. — А что ты хочешь узнать?

— Всё, — тихонько произнесла пегаска.

— Тогда нам лучше продолжить в моем бутике за чашечкой чая, если ты не против, — важно покивала головой Рэрити. — В вопросах любви, моя дорогая, не должно быть места спешке!

— Хорошо, — застенчиво улыбнулась Флаттершай.

Обсушившись и расчесав распушённые гривы, обе пони направились к выходу.

— Доброго вечера, мисс Раэрити, мисс Флаттершай, — кивнула им Лотос на выходе и, слегка понизив голос, спросила: — Мисс Раэрити, можно вас ненадолго?

— Конечно, — единорожка прошествовала к стойке.

— Мисс Раэрити, прошу прощения, что подслушала ваш разговор. Вы действительно получили массаж от того гигантского звэрья? — понизив голос, спросила спа-пони, явно имея в виду Артура.

— Да, — кивнула единорожка, на мгновение ощутив укол совести. Но ведь Арт не узнает, так ведь?

— До нас доходили слухи, — ещё более снизила голос Лотос. — Он действительно так хорош?

— Просто великолепен, — с чувством произнесла Рэрити. — Немного тренировок ему бы не помешало, но ах… эти руки просто чудо! Вы хотите уговорить его работать у вас?

— Да! — кивнула Лотос. — Мисс Раэрити, вы не могли бы представить ему нас? Мы были бы очень благодарны.

— Конечно, с радостью, — кивнула единорожка. — Как только представится возможность.

— Огромное вам спасибо, мисс Раэрити! — просияла Лотос. — Он все-таки очень пугающий, и мы с сестрой не решились его беспокоить.

— О-о, он настоящий милашка, если узнать его поближе, — заверила её единорожка. — Немного грубоват, но… ах, вы же понимаете, эти эмансипированные жеребцы!

— Конечно, мисс Раэрити, — кивнула спа-пони. — Спасибо вам.

Рэрити улыбнулась напоследок и пошла к ожидающей её Флаттершай. Возможность заиметь Артура в её любимом спа-салоне была очень заманчивой, хоть она и слегка покривила душой, говоря, что человек — милашка. На её личный взгляд он был вопиющим вызовом всему модному, а ещё не самым приятным типом, чуть что шло не так, как ему нравилось. Рэрити вспомнила хлёсткие слова, которыми он её когда-то наградил, и поёжилась. И чего только Флатти в нем нашла?

Но этот вопрос она решила отложить до тех пор, пока они не придут в бутик. Флаттершай всегда расслаблялась, оказавшись в надёжной защите стен и держа в хуфах горячий чай, а единорожка и так чувствовала себя виноватой за то, что едва не утопила подругу своим неуёмным любопытством.

— Любой кобылке, желающей завоевать жеребца, — начала она, поставив на стол чашки с горячим чаем и принесённое Спайком домашнее печенье, — необходимо помнить главное! Самое важное это первое впечатление. Нужно позвать его в хороший ресторан и обязательно, непременно красиво одеться…

— Ресторан? — Флатти слегка занервничала. — Но там ведь будут другие пони, и они будут смотреть на нас…

— Не бойся, дорогая, ты будешь выглядеть потрясающе, — уверенно ответила Рэрити. — Я об этом позабочусь. Но так положено, а жеребцы не любят неожиданностей. Несколько свиданий, и если ты будешь уверена, что ты ему нравишься, можешь подарить цветок… им надо будет заранее озаботиться, конечно же.

— Он уже сказал, что я ему нравлюсь, — тихонько сказала Флаттершай.

— Ого! — поразилась Рэрити.

Единорожка была одной из тех кобылок, которым хотелось чтобы жеребцы ухаживали за ними, а не наоборот. Только вот желающих не было… и тут, совершенно некстати, перед внутренним взглядом модельерши возник Спайк

— Повезло тебе, — с белой завистью произнесла модельерша и решилась. — Флатти, а почему он тебе нравится? Он же… не пони.

— Он очень добрый, — уверенно произнесла Флаттершай.

— Добрый? — поразилась Рэрити. Она, конечно, мало с ним общалась, но такого впечатления человек не производил.

— Очень! — горячо подтвердила пегаска. — Пока мы жили с Трикси в Кантерлоте, она рассказала, что он для неё сделал. Её все гнали, а он помог, просто так. И Винил с Октавией пустил пожить у себя, пока их дом строится.

— А ещё? — у единорожки из головы никак не шёл Спайк. Он ведь тоже добрый, вспомнить лишь, как он самоотверженно спасал яйца феникса от других драконов.

— Он заботливый, — с готовностью продолжила Флаттершай. — Когда я его уку… то есть, я хотела сказать, он всегда так внимателен. Ко всем, не только ко мне!

Рэрити, внутренне удивляясь самой себе, подумала, что и Спайк подходит под это описание. Дракончик всегда стремился помочь всем чем можно всем, кто в нем хоть немного нуждался.

— Он нежный, — Флаттершай покрылась милым румянцем. — Надо только немного узнать его поближе…

Единорожка согласно кивнула. Массаж, который старался делать ей Спайк, не был столь же приятен как тот, что делали спа-пони или Артур, но в каждом касании горячих лапок дракончика она чувствовала аккуратную нежность, тем более ценную, что принадлежала она только ей одной.

— Он очень вкусно готовит, — с этим утверждением Рэрити тоже была совершенно согласна. — Он идёт против своей природы, чтобы не пугать нас…

Единорожка продолжала кивать. Она прекрасно помнила, как Спайк пробился сквозь затуманившую его разум жадность, лишь бы не расстраивать её.

— И… хоть и не пони, но мне кажется, что он симпатичный. Отсутствие меха это так… необычно. Словно прикасаешься к самой его сущности…

— Но ведь он ещё маленький! — невольно возмутилась Рэрити, совершенно забыв, о ком идёт речь.

— Разве? — удивилась Флаттершай. — Ох, а ведь может быть, ты права! Я и понятия не имею, сколько ему лет!

Единорожка прикусила губу.

— Нет-нет, дорогая, я думаю, что он уже достаточно взрослый, — попыталась исправить свою оплошность она. — Вполне самостоятельный и здравомыслящий… хм, жеребец.

И снова Рэрити пришла в голову мысль, что это применимо и к Спайку. Неужели она? Нет-нет-нет. Он ростом с Свити Белль! И вообще, он даже не пони! Не то чтобы Рэрити не одобряла выбора Флаттершай, но себя она с кем-то другого вида даже представить не могла.

— Просто вырвалось, — закончила мысль единорожка. — Давай лучше подберём тебе платье!

— А-ва-ва… ты сможешь, Флаттершай, ты сможешь… — дрожащим шёпотом произнесла пегаска и решительно кивнула. — Давай!




Едва убедившись, что Пинки вернулась в Понивилль, Рэйнбоу предупредила её о сегодняшнем судействе и развила бурную деятельность, с самого утра раздобыв подходящую кровать и пригнав облака под озеро недалеко от Понивилля (на такой предосторожности настояла Твайлайт). Больше делать было нечего, и оставшуюся часть дня пегаска продрыхла в выделенной ей комнате в доме Артура — чтобы потом далеко не ходить. Проснулась она ещё до того, как прозвенел будильник, поставленный для надёжности на середину ночи.

Дэш тихонько вышла из своей комнаты и прислушалась. В доме, как и ожидалось, стояла полная тишина. Пегаска высунулась в окно своей комнаты и мигнула одним из кристаллов, который ей выдала Твайлайт. Дождавшись ответного сигнала, пегаска, тихонько посмеиваясь, спустилась вниз. Дэш взяла второй кристалл и почти бесшумно открыла дверь. Человек лежал на своей громадной, в половину комнаты, кровати и, судя по ровному дыханию, дрых без задних лап. Осталось только воспользоваться кристаллом углубления сна, и проснётся он уже на облаке. Страху-то будет!

Дэш неслышно подошла ближе, старательно не смотря на спящего. Твайлайт предупредила её о способности человека просыпаться даже от направленного на него взгляда. Пегаска взяла кристалл и нацелила его в спящего.

...

...

...

Дзынь! Дзынь! Звяк! Ш-шух.

Рэйнбоу Дэш открыла глаза и тут же зажмурилась от невыносимо-яркого света.

— Арт, оно проснулось, — раздался рядом с ней знакомый голос бывшей захватчицы Понивилля.

— Плохо, — звяканье ненадолго прекратилось, сменившись шумом воды. — Усыпи её снова.

— Я истратила на неё всё снотворное, которое у меня было.

— А магия тебе на что?

— Она несовместима с действием обезболивающего кристалла.

— Жаль… — вздохнул Арт. — Не люблю живодёрствовать.

— Эй! Что за дела! — возмутилась Дэш, попытавшись слезть со странного кресла. Однако не смогла — что-то жёстко удерживало её в неудобной позе, не давая пошевелить ни ногой, ни крылом.

Ответить ей никто не удосужился. Дэш подёргалась в путах ещё раз и повернула голову, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь, несмотря на бьющий в глаза свет. А потом её осенило — ну конечно же! Это часть розыгрыша!

— Эй, Арт! Отвяжи меня, я уже поняла, что это твой пранк!

— Неплохо у них шпионская сеть налажена, — вполголоса хмыкнул Арт, обращаясь явно не к Дэш. — Даже про розыгрыш знают.

— Чейнджлинги этим живут, удивляться тут нечему, — ответила ему Трикси. — Да и ты сам сегодня на весь лес вопил про то, чего боишься.

— Хорошо что ты со мной, — дружелюбно хмыкнул Арт. — Я бы сам и не догадался, что это не Дэш. Крови-то не испугаешься?

— Нет.

По загривку пегаски пробежал холодок.

— Я на это не куплюсь, — заверила она. — Но вы можете продолжать играть и дальше, если хотите.

Но на неё снова не обратили внимания. Словно её здесь и не было. Новые позвякивания, и Дэш сквозь завесу слепящего света с ужасом разглядела, как Арт выкладывает хирургические инструменты на небольшие металлические столики рядом с ней.

— Ты всё равно не сможешь мне навредить. Это не по правилам! — уверенно заявила пегаска.

— Играть так до конца. Даже если тебя явно раскрыли, — хмыкнул Артур, по-прежнему игнорируя Дэш. — Неплохая тактика, на самом деле. Ты ведь никогда не можешь быть уверен, блефует твой соперник или нет.

— Спорим, оно сменит тактику в тот же миг, как поймёт, что его игру раскрыли?

— Это тоже будет разумно, что тут спорить? — хмыкнул Артур, и в свете яркого прожектора в его руке зловеще сверкнули жутковатые ножницы.

Дэш почувствовала, как что-то внутри неё боязливо сжалось, но тут же поспешила себя успокоить тем, что ей ничего не грозит. Она в ужасе уставилась на то, как Арт аккуратно проложил нижнюю часть лезвия под перьями. Не может быть. Не может быть, чтобы он сделал это!

Крррак! Клац!

Лезвия с неприятным скрежетом перерезали пёрышки, голубоватыми вспышками сверкнувшие в ярком свете и полетевшие на пол.

— Ты что творишь!!! — завопила Дэш и задёргалась в путах.

И снова Арт не обратил на неё никакого внимания. Он поднял одно из перьев и отошёл куда-то в темноту.

— Образец неживой материи, взятый с чейнджлинга, не меняется, — произнёс человек с лёгкими нотками интереса в голосе.

— Значит, идём по плану? — спросила Трикси.

— Похоже, что так, — вздохнул человек и снова подошёл к Дэш.

— Не смей!!! — крикнула пегаска, но человек деловито выстриг остаток перьев на переходе между крылом и телом, после чего взял в руки скальпель. Дэш почувствовала, как в горле начал появляться холодный комок. — Что ты собираешься делать?

И снова она не получила ответа.

— ЭЙ!!! — закричала она.

— Трикси, ты можешь с этим что-нибудь сделать? — недовольно попросил Артур. — И так сложно тут шёрстку сбривать, а когда оно под ухом орёт, и вовсе не сосредоточиться.

— Сейчас поищу кляп.

— Трикси! Я думала мы друзья!!! — завопила Дэш, но единорожка тоже её проигнорировала.

— Надо было заранее приготовить, — попенял ей Артур.

— Откуда ж мне было знать, что оно так невовремя проснётся? — огрызнулась Трикси.

— Справедливо. Ладно, найди уже что-нибудь.

Дэш отчаянно забилась в путах.

— Арт, выпусти меня! Это совершенно не смешно!!!

— Черт! — ругнулся человек, и Дэш почти сразу обмерла, почувствовав знакомый запах. Нервирующий аромат свежей крови.

— Порезался? — поинтересовалась Трикси.

— Нет, её задел, — человек убрал руки в чистых перчатках.

Дэш замерла в ужасе и скосила взгляд на своё крыло. Алая кровь медленно сочилась из пореза, распространяя жуткий запах. До этого момента она считала всё происходящее розыгрышем… но кровь?! Они не разыгрывают её, они всерьёз!

— Залечи её, пожалуйста. Я ещё не закончил, — тем временем попросил человек Трикси.

— Как скажешь.

Касания магии Дэш не почувствовала точно так же, как ранее не почувствовала пореза. Только странное ощущение в крыльях, будто она их отлежала.

— Спасибо, — Артур наклонился над ранкой. А когда поднялся обратно, его губы были перепачканы в чем-то красном. Дэш замутило.

— Фу! — возмутилась Трикси.

— Кому фу, а кто мяса уже не ел черт знает сколько, — философски заметил Артур и облизнулся. — Дома мы иногда жарили кровь и ели… но вкуснее всего, конечно, колбаса. Кровяная, с гречкой и в оболочке из кишочков…

— ФУ!!! — завопила Трикси. — Не говори ничего больше!

— Ты точно не боишься крови? — нахмурился Артур. — Когда мы будем отрезать крыло, её будет гораздо больше

— ОТРЕЗАТЬ КРЫЛО?!!! — завопила пегаска, снова бешено задёргавшись в путах. — НЕ НАДО!!! НЕ НАДО!!! ЭТО Я, НАСТОЯЩАЯ ДЭШ!!!

— Ну конечно, — вздохнул Артур. — Беата, где кляп?

— То лечи, то кляп… — проворчала единорожка и загрохотала ящиками.

— Арт!!! — закричала в панике пегаска. — Это я, настоящая я! Не чейнджлинг!

— Ну, а Трикси говорит иначе, — впервые за всё это время Артур обратил на неё внимание. — Она единорог и применила соответствующие заклятия…

— Позови Твайлайт! Она докажет, что я — это я! Трикси лжёт!

— Надо же, а только что вопила про дружбу, — фыркнул Артур. — Нет уж. Если Твайлайт узнает, что я собираюсь разрезать чейнджлинга на ленточки, а его мясом пополнить свой рацион, то она тебя точно спасёт, будь ты хоть сама королева Кризалис. Да и, скажи мне на милость, что бы настоящая Рэйнбоу Дэш делала в моей комнате поздней ночью с заклятым на сон кристаллом?

— Это было для пранка!

— Ах, ну да, это всё объясняет, — фыркнул Артур. — Ладно. Я дам тебе ровно один шанс доказать, что ты Рэйнбоу Дэш. Она ужасно стесняется своего второго имени, и вряд ли чейнджлинг мог успеть его узнать… назови мне его, и я тебе поверю.

— Ты его не знаешь! — воскликнула пегаска. — Не можешь знать!!!

— Проверь меня, — хмыкнул человек.

— Корделия! — отчаянно крикнула Рэйнбоу.

Человек фыркнул.

— Мимо. Трикси, где там кляп?

— Ищу! Что ты с ним разговариваешь вообще?

— Пока оно говорит, оно не дёргается и не вопит дурным голосом.

— Ладно! Ладно! — крикнула Дэш. — Я просто проверяла, просто проверяла тебя, ха-ха-ха… ты же сам сказал! На самом деле я Александра!

— Тц! — Артур покачал головой. — Сложно сказать правильный ответ, когда ты его не знаешь, а, чейнджлинг? Я с тобой в угадайку играть не буду. Трикси, что ты там копошишься?

— Недоволен — ищи сам! — огрызнулась единорожка.

— Вот обнаглела, — удивлённо покачал головой Артур и пропал из её поля зрения.

Дэш закусила губу. Он знал! Откуда-то этот пронырливый двуногий знал её позорное мило-девчачье второе имя! И это был её единственный шанс на спасение! Если уж он всё равно знает…

— ДЖУЛЬЕТТА!!! — завопила она во всю глотку.

— Хм… — Артур вернулся к ней. — Верно.

— Она просто угадала! — возмутилась Трикси.

— С третьей попытки? Теория вероятности работает в её пользу. Да и вообще, странно все это… — Артур потянулся и отвернул лампу в сторону. — Чем дольше я думаю, тем страннее всё кажется. С чего бы тебе соглашаться на всю эту авантюру, да ещё и ассистировать мне в процессе? А как же вставание на путь исправления?

— Ты сам сказал мне сделать это!

— Но ты даже не возразила… — нахмурился Артур. — Да и если это чейнджлинг, то почему она не попыталась обернуться и сбежать? Надо позвать Твайлайт.

— Ты не веришь мне?! — ахнула единорожка.

— Что-то не особо, — кивнул Артур. — Но я тщательно извинюсь, если подозревал тебя зря. Погоди-ка, Дэш, сейчас я тебя развяжу.

— Не будь идиотом! — взвизгнула Трикси. — Оно только этого и ждёт!

— И показывать её Твайлайт в таком виде? — хмыкнул человек. — Вовек не отбрешемся потом.

Дэш едва не расплакалась от облегчения, когда человек отстегнул её заднюю лапу.

— Я надеялась, что хоть кто-то будет верить мне просто так, — злым голосом произнесла Трикси. — Что хоть кто-то даст мне второй шанс! Я верила тебе!!! А ты оказался таким же, как и пони!

Рог фокусницы засветился, и из кармана халата вылетел до боли знакомый Рэйнбоу предмет — медальон в форме единорожьей головы с крыльями.

— Артур!!! — завопила Дэш. — У неё амулет аликорна!!!

— Что? — Артур обернулся. — Трикси! Брось его немедленно!

— Для тебя — госпожа Трикси! — со слезами в голосе рявкнула единорожка, в один миг продела голову в цепочку, а в следующее мгновение в человека влетел алый луч.

— Артур! — крикнула Дэш.

— Приказывайте, госпожа Трикси, — неестественно ровным голосом отозвался человек.

Дэш обуял ужас. Она рванулась, но путы по-прежнему цепко держали её. Она попыталась сорвать защёлку со второй оковы, используя свободную ногу, но её моментально схватило и придавило облако алой магии.

— Надень на неё браслет!

— Да, госпожа Трикси, — всё тем же голосом отозвавшийся Артур накинул и затянул ремень на ноге Дэш.

— Артур! АРТУР!!! — закричала Дэш. — Приди в себя!!!

— А теперь отрежь ей крылья, — мстительно повелела Трикси.

— Да, госпожа Трикси.

— Не-е-е-ет!!! — Дэш рванула всем телом, кресло, к которому её приковали, жалобно заскрипело. — Нет!

Артур решительно взял длинный скальпель, чем-то похожий на кухонный нож.

— Ты будешь первой, — пообещала ей Трикси. — А потом все твои подруги одна за другой, пока, наконец, дело не дойдёт до Твайлайт! И тогда никто не посмеет бросить вызов Великой и Могущественной Трикси!!!

Артур приблизился к ней со скальпелем. Тени лампы падали на его лицо так, что казалось, будто вместо глаз у него два чёрных провала. Он взял её крыло, примерился… и пегаска провалилась в блаженное забытье.

Вскочила она уже на облаке где-то над Понивиллем. Вдалеке разгорался восход, а на соседнем облаке Рэйнбоу увидела принцессу Луну.

— Всего лишь сон! Это всего лишь сон!!! — нервно рассмеялась пегаска. — Спасибо за помощь, ваше высочество!

— Нет, это не сон… — встревоженно произнесла принцесса, подходя ближе. — Ты без сознания, Дэш! Где ты? Что с тобой случилось? Тебе грозит опасность?!

— Трикси! — отпустивший на мгновение страх ударил с новой силой. — У неё амулет аликорна! Она захватила контроль над Артуром и собирается убить всех подруг Твайлайт, начиная с меня!

— Что?!! — воскликнула Луна и прислушалась к чему-то. — Твайлайт не спит! Я не смогу с ней связаться! Жди здесь, я попытаюсь тебя спасти!

С этими словами принцесса ночи исчезла, оставив испуганную пегаску в одиночестве.