Проблема хищника в Эквестрии

Испытывая неодолимое желание перекусить, Гэби и Галлус отправляются на поиски еды. Увы, похоже, представления понивилльцев о вкусной и здоровой пище не слишком совпадают с грифоньими. Жанр: Комедия кулинарного разнообразия. Содержит умеренно острый гуро и всего лишь 6% жира. Не содержит vore и глютена. Может содержать следы арахиса.

Флаттершай Грэнни Смит Энджел Бон-Бон Другие пони Старлайт Глиммер

Второй шанс для Сомбры

Твайлайт прилагает все усилия. чтобы исправить короля Сомбру, но не всё идёт по её плану.

Твайлайт Спаркл Король Сомбра Шайнинг Армор

Рейнбоу Дэш посещает проктолога

Не стоило Дэш увлекаться острыми буррито под сверхострым соусом...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони

My Little Humans: История Найтмэр

Фик предыстория оригинального My Little Humans, описывающий историю Найтмэр Мун после ее поражения. Рекомендуется прочесть оригинал :)

Найтмэр Мун

Сталлионградский провал

Молодая и легкомысленная пони по имени Черри Брайт прибывает в Сталлионград — город серости и стальной прямоты. Черри является чейнджлингом, легко готовым врать, убеждать и соблазнять для собственной выгоды. Но Сталлионград и его жители не так просты, как кажутся на первый взгляд, и теперь Черри предстоит вступить в опасную игру, чтобы доказать, что она достоина титула блестящего лжеца и политика.

Другие пони ОС - пони

Пузырьки

Очень милая зарисовка о детстве Дерпи

Дерпи Хувз

Эквестрия Востока

Речные земли, что лежат на востоке континента Грифония, были домом для земных пони, единорогов и пегасов. В отличии от своих эквестрийских сородичей, у них не было принцесс, что оберегали бы их от опасностей, не было и Элементов Гармонии в час нужды. Разделенные культурными различиями и границами своих государств, они сражались с чудовищами, населявшие эти земли, с растущей угрозой со стороны грифонов и конечно же между собой, опираясь на мелкие обиды или кровную вражду. Но общий враг, что грозил им порабощением и рабством, заставил речных пони объединиться и они сформировали Речную Коалицию. С тех пор речные пони стараются поддерживать этот мир внутри своего альянса. Эта история про юную пони, что мечтает прославиться подобно героям древности. Но ей предстоит столкнуться с многими препятствиями и событиями, которые могут поставить под вопрос целесообразность ее мечты. Сможет ли она отстоять свою мечту или же ей придется пересмотреть свои жизненные принципы?

Другие пони ОС - пони

Лига Грустных

Трикси и Гильда решают создать неправительственную правозащитную организацию "Лига Грустных, Безрадостных и Депрессивных", чтобы отомстить своим неунывающим обидчицам — Твайлайт и ее подругам.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Гильда Трикси, Великая и Могучая Другие пони ОС - пони

Хрупкая Принцесса

«В самый длинный день через тысячу лет, звезды помогут ей сбежать.» Селестия была готова столкнуться в битве с Найтмер Мун. То к чему она не была готова, так это столкнуться с ней, лежащей в больничной кровати.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Найтмэр Мун

For Her

Насколько сильна сестринская любовь? На что пойдет одна, чтобы вернуть другую?Оригинальное предисловие автора: "Мне хотелось бы сказать две вещи в качестве предисловия. Сначала наше обычное: My Little Pony: Friendship is Magic принадлежит Hasbro, Лорен Фауст и т.д. Они все - замечательные люди, подарившие нам наше маленькое, любимое шоу. И во-вторых, я хочу отдать должное: идея этой истории пришла ко мне во время просмотра и прослушивания фанатской музыки, рисунков и, соответственно, PMV с и тем и тем, и за сим хотелось бы особенно поблагодарить thetrueawesemokenzie за его видео Celestia's Remorse; recycletiger с Deviantart за рисунок Lunatic; johnjoseco (прим. переводчика - да-да, Молестия) с Deviantart за ВСЕ картинки, связанные с пони, но в главную очередь за After The Banishment; и, наконец, Egophiliac за PMV “When She Loved Me” про Селестию и Луну. Без этих фанатов, нижеприложенное небольшое произведение никогда бы не увидело свет. Так что спасибо им. А что касаемо вас остальных, читатели - я надеюсь, вам понравится."

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

Автор рисунка: Noben
Глава 4 - Нейтральность Глава 6 - Проекция

Глава 5 - Раппорт

О состоянии науки в мире пони будет в следующих главах, так что не удивляйтесь ответу Твайлайт.

Как всегда — приятного чтения :)

Пинки увлекла меня за собой подобно Вергилию, ведущему Данте по всем кругам особого, вечериночного ада. Первый круг — знакомства. Второй круг — игры. Третий круг — угощения... хм, а может быть все не так уж и плохо. С утра ничего не ел, так что сладости оказались весьма кстати. Правда, руки все равно предательски потели.

— Нравится? Я сама готовила, — похвасталась Пинки.

— Изумительно, — честно ответил я. — Как ты ухитрилась все это организовать всего лишь за полдня?

— Это просто, я могу и быстрее! — хихикнула Пинки. — Тебя так долго не было, что нам пришлось послать Твайлайт тебя искать!

Гр-р-р-р... коварная единорожка! Сначала ты предала меня, сказав мое имя этому розовому демону вечеринок, а потом еще и сама привела меня на жертвоприношение! Ну Твайлайт... ну погоди!

— Эй, кажется там кто-то скучает! — встрепенулась Пинки. — Я мигом!

Я моргнул — и ее уже не было. Как она это делает?

— Хэй, здоровяк, выглядишь потерянным, — я удивленно поднял взгляд на знакомый голос.

— Винил? А ты тут что делаешь? — поразился я.

— Развлекаюсь на вечеринке, конечно же, — она усмехнулась. — Отличная возможность проверить, как пони отреагируют на ритмы твоего мира.

— Ого, ты даже решила зажечь? — я изобразил рукой раскрутку пластинки.

— Не, только сделаю вид, — отмахнулась Винил. — Я все-таки сильно устала. Что-то ты долго добирался.

— Заблудился. Внезапно оказалось что ночью все выглядит совсем иначе, чем днем.

— Да, бывает, — усмехнулась единорожка. — Ладно я пошла готовиться, наслаждайся вечеринкой.

— Уже наслаждаюсь, — заверил ее я и схомячил еще одно пирожное.

Ударная доза глюкозы успокоила меня достаточно, чтобы я начал трезвее оценивать происходящее. Похоже, подобные вечеринки тут в порядке вещей, и причина вечеринки дело десятое, куда важнее возможность встретиться с друзьями, поболтать и вообще расслабиться. Все не так страшно, просто некий стихийный ночной клуб. Надо просто взять себе коктейльчик, найти диванчик и прикинуться ветошью. Всегда так делал.

Искомый диванчик нашелся достаточно быстро, и уже был занят. При моем приближении у пегаски в глазах мелькнула паника.

— Привет, Флаттершай, — я плюхнулся рядом. — Тоже не любишь толпы народу?

— ... — я не уверен, что услышал бы ее ответ даже если бы тут не было так шумно.

— Вот и я не люблю. Но не расстраивать же всех милых пони, которые тут собрались, — я пригубил взятый в качестве коктейльчика яблочный сидр. — Не обращай на меня внимания.

Я вспомнил свой вопрос к Луне о том, притесняли ли здесь пегаску. Нет, ей самой подобные вопросы задавать чересчур рано. Отложим пока.

— Привет всем пони, — на импровизированную сцену над которой был вывешен транспарант с непонятной мне надписью вышла Винил. — Сегодня у меня для вас есть нечто особенное! Готовы танцевать?

— ДА! — нестройным хором выкрикнула толпа.

— Отлично! — она что-то щелкнула на пульте, и освещение сменилось, окончательно превратив библиотеку в подобие ночного клуба. Хорошая штука — магия, даже сценические прожектора не нужны... хотя я определенно видел их у нее дома.

Похоже, остальным пони тоже понравился ван Бюрен. Немного сюрреалистичное зрелище — пони, танцующие в стилизованной под ночной клуб библиотеке. Или танцующие пони вообще.

— Хэй, чего это ты спрятался, — к нам прибежала Пинки. — Пойдем танцевать!

— Не-не-не, у меня сегодня был долгий день, я лучше тут посижу, — отказался я.

— Ну-у-у, — разочарованно протянула Пинки и переключилась на другую цель. — Флатти, пойдем!

— Н-не, я... — пегаску уже практически стягивали с дивана, и явно против ее воли.

— Оставь мне хотя бы Флаттершай, — шутливо попросил я Пинки. — Мне будет скучно тут совсем одному!

— Правда? Ладно, — розовая пони отпустила свою жертву и ускакала в толпу. — Не скучайте!

— Спасибо, — еле слышно поблагодарила меня Флаттершай.

— Да не за что. Я знаю как это бывает: тебя приглашают туда, куда ты не хочешь идти, но отказаться значит обидеть друга и ты скрепя сердце все же идешь, а там толпы народу, все веселятся, своя компания, то сё, и единственный способ выжить — сесть в дальний уголок и не встречаться ни с кем взглядом, а то потащат танцевать или еще чего похуже, — я улыбнулся пегаске. — Я себя чувствую так же.

— Правда? — она смущенно улыбнулась. — Но ты выглядел так уверенно...

— Выглядеть можно научиться, — я вытер влажные руки о полы халата. — Ничего сложного, это как плавать, один раз научился и навык остается на всю жизнь. Можно даже втянуться и начать получать удовольствие.

— Я не могу, — покачала головой пегаска. — Мне очень страшно. Вдруг я сделаю что-нибудь не так?

— Очень знакомая мысль, — кивнул я. — Но я знаю, что произойдет в этом случае.

— Что?

— Ничего, — я развел руками. — Посмотри, разве они здесь за тем чтобы во все глаза смотреть кто что делает? Если тут и есть профессиональные танцоры, то я их не вижу. Они все делают что-нибудь не так... примерно... да, раз в три секунды. Каждый из них. Можно даже сказать, что они пришли сюда делать что-нибудь не так и наслаждаться этим. Хочешь попробовать?

— Я боюсь, — Флаттершай сжалась, видимо решив что я подсадная утка от Пинки.

— Понимаю, — хмыкнул я и снова приложился к сидру. — Если мне позарез не надо выходить в толпу, я туда ни за что не пойду. Сидеть на диванчике и наблюдать гораздо комфортнее.

— Мне тоже, — расслабилась пегаска.

На этом наша маленькая беседа закончилась. Я уже клевал носом, но пока здесь все эти пони, на возможность уснуть можно даже не рассчитывать, разве что кто-нибудь шибанет меня сонным заклятием. Хм-м-м... может быть обмануть какую-нибудь единорожку? Твайлайт! Муа-ха-ха, я буду мстить и мстя моя будет страшна!

Я встал и пошел вдоль стеночки, высматривая в толпе танцующих нужный цвет гривы — дохлый номер. В том освещении, которое организовала Винил, пони почти не отличались по расцветке.

— Все-таки решил потанцевать? — из толпы материализовалась Пинки. — Пошли быстрей!

Я даже пикнуть не успел. Четвертый круг вечериночного ада: танцы. Почему у них тут нет алкоголя? Сидр, который я пил, не в счет — в нем градус как в кефире... жаль, слегка нажрамшись, я становлюсь куда раскованнее.

К счастью, долго танцевать не пришлось, едва Пинки отошла от меня достаточно далеко, я тут же смылся, на этот раз на улицу.

За библиотекой было почти тихо — дерево тихонько вибрировало от басов, но самой музыки не было. Все... не могу больше. Артур out.

Чей-то крик развеял красный туман перед глазами. Сердце колотится как бешенное, а ноги напряжены до предела. О, черт. Опять... так, быстро и по порядку, где я? За библиотекой. Кто кричал? Спайк. Дракончик стоял в небольшом отдалении и явно был готов пуститься наутёк.

— Все, я уже пришел в себя, — я сделал глубокий вдох. — Извини, я просто не успел вас предупредить.

— Это у тебя всегда так? — дракончик с опаской подошел поближе. — Я едва уклонился!

— А что я сделал? — чисто академическое любопытство. В этом состоянии мое тело иногда творит чудеса, которые я в сознании повторить не в силах.

— Попытался меня схватить, я отпрыгнул и тогда ты вскочил словно тебя подкинули и начал подкрадываться ко мне, словно собираясь броситься, — дракончик передернулся. — Выглядело страшно.

— Ну, если тебя это утешит, то я бы в любом случае остановился достаточно быстро, — сердечный ритм более-менее выровнялся. — Дай угадаю. Ты подошел чтобы меня разбудить и похлопал по мне лапкой.

— Ну да.

— Меня нельзя трогать пока я сплю. Не знаю почему, но это всегда кончается вот так. Извини еще раз.

— Ладно, ничего страшного не произошло ведь, — дракончик потоптался на месте. — Завтракать будешь?

— С удовольствием.

Мы вернулись в библиотеку. Мягкие лучи утреннего солнца освещали просто невероятный бардак. Я такой видел только один раз, когда праздновал новый год вместе с друзьями в их общаге.

— Знатно повеселились, — задумчиво произнес я.

— Ага, — мрачно подтвердил дракончик.

Мы прошли на кухню.

— А где Твайлайт? — поинтересовался я.

— Она еще спит, — ответил Спайк и полез в холодильник.

Хм-м-м... подозрительно.

— Эй, Спайк, ты что-то хотел у меня спросить?

— Откуда ты знаешь? — он вздрогнул, обернулся, схватил себя за голову. — Ты читаешь мысли?

— Нет, я просто слишком много думаю, — заметив недоумение дракончика я объяснил. — Ты разбудил меня в то время как Твайлайт спит, и тут больше никого нет. Просто так меня будить незачем, значит дело ко мне у тебя. Выкладывай.

— Ну... я... вроде как сломал одну из твоих вещей, — понурился дракончик.

— Какую? — меня охватили дурные предчувствия. — Планшет?

— Нет, зажигалку, — он съежился.

— А-а. Мелочь какая, — я расслабился. — Дарю.

— Правда? — воспрял дракончик.

— Правда, — кивнул я. — А как сломал-то?

— Не знаю. Она просто перестала гореть.

— А-а, так ты ее даже не сломал. Просто газ закончился, — я пожал плечами. — Ее можно заправить, но, думаю, в Эквестрии это сделать не получится.

— Ты можешь не рассказывать об этом Твайлайт? — попросил Спайк. — Ей не понравится, что я игрался чужими вещами.

— Нет проблем. Если спросит, скажу только что подарил ее тебе.

Точно, еще ребенок. Вон как радостно носится, сервируя стол. Хм, кстати...

— Спайк, а ты у Твайлайт кто? — вчера я был слишком удивлен наличию дракона, чтобы об этом думать, но теперь мне интересно.

— Я ее первый помощник! — похвастался дракончик.

— И давно?

— С тех пор как вылупился из яйца, — он прекратил мельтешить по кухне и запрыгнул на стул. — Точнее, она меня вылупила. На экзамене.

— И давно? — повторился я.

— Девять лет назад.

Нихрена ж себе нравы! Готовое вылупиться яйцо, то бишь, по факту, младенца существа разумного вида используют в качестве экзамена? Я бы еще понял, если бы Твайлайт была врачом... драконы тут что, подчиненный вид? Хм, лучше будет спросить у кого-нибудь другого об этом. А он удивительно разумный для девятилетнего ребенка... а может он и не ребенок? По поведению что-то среднее между ребенком и подростком, но это человеческие мерки. Так, долго думаю, вернемся к разговору.

— И что ты для нее делаешь?

— Готовлю, убираю, помогаю с библиотекой, — начал загибать коготочки Спайк, — пишу письма, отправляю и принимаю письма для принцессы Селестии... все.

Где-то между "рабством" и "эксплуатацией детского труда" по моей шкале... но может быть тут так принято?

— Она тебе нравится? — непринужденно спросил я.

— Очень! Она умная, добрая, заботливая, — восторженно начал перечислять дракончик. — Она для меня как старшая сестра!

Уфф... ну ладно. Вопрос с драконами стоит прояснить, но раз уж тут никого не притесняют... а что бы я стал делать, если бы притесняли? Viva la resistance?

— Ты есть-то будешь? — спросил дракончик.

— А, точно!

Мда... может и не буду. Травяной суп, жареное сено... наверное, для пони это аналог картошки-фри. Бутерброды с ромашками?! Теперь я видел все... хотелось бы сказать, но — Спайк только что невозмутимо схрумкал рубин размером с яблоко. Новые горизонты всеядности открываются моим глазам... ладно, теперь я окончательно убежден, это все реально. Такого мой мозг не смог бы придумать даже после молнии.

— Что? — Спайк кинул в рот остатки рубина. — У тебя какой-то потерянный вид.

— Да, — согласился я. — У меня опять культурный шок. Как камешек, вкусный?

— Безумно! — Спайк с сожалением посмотрел на сапфир в своих коготках, но все-таки протянул его мне. — Будешь?

— Нет, спасибо, — я покачал головой. — Люди такое не едят. А пони едят?

— Не-а, — дракончик захрустел кристаллом как свежим огурцом. — Только одежду украшают. А что едят люди?

— Из того что я вижу на столе... — я еще раз оглядел предложенное. — Только хлеб. Без ромашек. Ты можешь помочь мне с кухней как поешь? Я хочу оценить масштабы бедствия.

— Помогу, конечно, — кивнул Спайк. — А какого бедствия?

— Гастрономического, — мрачно ответил я.

В больнице меня кормили исходя из того что я минотавр, но все же (наверное) они брали обычные для себя продукты. Если они готовили специально для меня и заказывая ингредиенты у минотавров (а с этих сверхзаботливых пони станется!) — то это будет не бедствие, а сразу катастрофа. В этом случае я умру от диабета, потому что единственное совпадение в человечьем и понячьем рационе — сладости.

Как только дракончик закончил уничтожать драгоценности, мы пошли экскурсией по кухне. Оказалось что все не так уж плохо — в холодильнике нашлись яйца, сметана, творог и сыр. Логично, если подумать — какие сладости и выпечка без яиц и молочки? Я же это еще в больнице заметил! Просто из головы вылетело при виде поньей кулинарии...

— Отличненько, — я достал творог и яйца. — Спайк, нужна мука, сахар и миска.

— Щас будет, — дракончик быстро прошвырнулся по шкафам и поставил на стол требуемое.

— И что-нибудь чем можно перемешать.

— Держи. А что ты готовишь?

Сырники, — я заметил, что произнес это на русском. Похоже, этого слова в местном лексиконе не было. У них что, нет сырников? Какое упущение с их стороны.

Я быстро замешал тесто, и попросил дракончика добыть мне сковородку и масло, что и получил в кратчайшие сроки. Плита оказалась расположена крайне неудобно — у самого пола, так что готовить пришлось в позе лотоса.

— Пахнет вкусно! — заявил Спайк.

— Очень простой и сытный завтрак, — сообщил я. — Хорошо сочетается со сметаной. Хочешь попробовать?

— Ага!

— Тогда бери, — я снял еще три сырника со сковороды, и один из них Спайк тут же съел, проигнорировав температуру. Похоже он огнеупорный... ну, этого можно ожидать от дракона.

— Вкуснятина! — восхитился он. — Можно еще?

— Можно. Тут еще и Твайлайт останется, если она захочет.

После завтрака мы вернулись в основной зал библиотеки, и дракончик снова помрачнел.

— Ну что, давай убираться, что ли? — предложил я.

— Я сам уберу, — вздохнул Спайк.

— Да ладно, вместе веселей. К тому же этот бардак из-за меня. Разделимся — я буду убирать сверху, а ты снизу.

— Но ты ведь гость... — промямлил дракончик. У него просто на лице были написаны нравственные терзания.

— Желание гостя — закон, — отрезал я. — Тащи метлу.

Дракончик очень ловко управлялся с уборкой, сразу видно долгую практику. Он бы и один тут прекрасно справился, видимо просто попал под эффект "глаза боятся — руки делают". Пока я убирал конфетти с книжных полок и прочих высоких поверхностей, он успел собрать мусор и подмести пол. Я снял транспарант, и оказалось что мы уже закончили.

— Уф, так гораздо проще, — радостно заявил дракончик. — Хорошо быть большим, я бы конфетти с полок еще полдня убирал.

Вон оно что! Мы просто идеально разделили обязанности — для меня проблемой как раз стало бы подметание и сбор мусора с пола. Уже больше пятнадцати лет прошло, но у меня до сих пор шумит в ушах когда я нагибаюсь.

— Неплохо, — согласился я. — Но только если все остальные того же размера. Входить в дома скрючившись в три погибели удовольствие так себе. Кстати, как думаешь, Винил еще спит?

— Думаю да, она тут вчера допоздна была. Да и рано еще, — дракончик устроился рядом со мной на диванчике и развернул комикс.

— Ну тогда я подожду... — я бегло осмотрелся. — Спайк, а ты не видел мой планшет?

— Твайлайт унесла твои вещи наверх. Принести?

— Ага, если не трудно.

— Я мигом! — дракончик подскочил и тут же остановился. — А что такое планшет?

— Ну это такая черная книжечка, я вчера с ней возился в основном.

— Ты сказал что он называется компьютер, — уточнил Спайк.

— Ну это общее название. Такой вот компьютер называется планшет. Принесешь?

— Сейчас.

Дракончик вернулся мигом. Я открыл чехол и задумался — чем бы заняться? По-хорошему — мнемонической тренировкой. И так уже четвертый день пропускаю. Я открыл сборник переведенной поэзии и начал читать стихи в поисках чего-нибудь что бы мне понравилось. Пролистав несколько страниц плюнул и открыл сборник рубаи Хайяма. Начнем с него для затравки.

— Что ты шепчешь? — заинтересовался Спайк. — Ты так управляешь этой штукой?

— Проще запоминать, если проговариваешь вслух, — пожал плечами я. — Еще проще если при этом ходить, но тогда сложнее вспомнить пока не двигаешься.

— А что ты запоминаешь?

— Прямо сейчас — стихи, — я пробежал глазами еще одно четверостишие.

— Стихи? — на мордочке дракончика было ясно видно, как я упал в его глазах.

— А что такое? — удивился я.

— Они все девчачьи, про любовь и всякие сопли, — Спайк сморщился, будто лимон лизнул.

— Не, такие я тоже не люблю, — я усмехнулся. — Погоди, сейчас попытаюсь перевести одно...

Переводить на магически-выученный язык было просто, будто он второй родной, а эквестрийский был просто-таки создан для стихосложения. Даже не будучи поэтом я запросто перевел свое любимое:

— "Не преследуй людей по наветам чужим, средь других будь разумен, и добр, и терпим. Скажешь "Зло я творил не по собственной воле" — не поверит никто оправданьям твоим". Видишь? Никаких соплей.

— Ну оно все равно какое-то непонятное... — помотал в воздухе лапкой Спайк.

— Ага, — я усмехнулся. Вспомнился один старый фильм, после которого я как и любой мальчишка загорелся боевыми искусствами, песня оттуда должна понравится этому фанату суровой мужественности. — Погоди немного.

С этим стихотворением я провозился дольше и использовал планшет для того чтобы напечатать эквестрийский вариант в транскрипции. Так... вроде бы размер соблюден.

— Слушай. "Добром и словом другу помоги, и лишь когда грозят ему враги, ты можешь силу духа и руки вложить в свой гнев, удары и броски. Свое непревзойденное оружие для подвига готовь и береги!".

Возможно чтец из меня так себе, но тут не нужно ничего кроме четкого произношения и затаенной радости в голосе. Дракончик слушал открыв рот.

— "Когда чиста рука, а цели человечны — рука крушит отточенную сталь!", — закончил я.

— Кру-у-уто... — протянул Спайк. — А что это за непревзойденное оружие?

— Чистота сердца и благородство духа, — в груди неприятно заныло, как бывало всякий раз когда я говорил что пафосное, но дракончику понравилось.

— Круто! — однозначно решил Спайк. — А ты можешь разломать сталь рукой?

— Нет, это поэтическое преувеличение, — рассмеялся я. — Хотя тренированные люди могут пробивать рукой стены. Ну так что, хороший стих?

— Отличный!

— Хочешь выучить? — ехидно поинтересовался я.

На мордочке дракончика снова отобразились нравственные терзания.

— Ладно, захочешь — скажешь, — я вернулся к экрану планшета и продолжил заучивание. Спайк через некоторое время видимо все-таки решил что не хочет и вернулся к чтению комикса.

Я перешел к "случайной энциклопедии", когда сверху спустилась Твайлайт. Сонная и растрепанная единорожка вяло махнула нам лапкой и направилась в ванную. Не было ее достаточно долго — я успел пройти упражнения на вспоминание и запустить на планшете Devil May Cry, что тут же привлекло внимание Спайка.

— Ух ты! Что это такое?

— Игрушка. Совершенно спинномозговая, что важно после мнемонических занятий, — я выбрал режим арены.

— И как в это играют?

— Смотри, — пожал плечами я.

Играть в слешер на планшете — исключительно дело привычки. Помню, один из моих приятелей обожал в кваке ходить с рейлганом, а целился он исключительно трекпойнтом. И хэдшотов выбивал больше чем все остальные... ему еще какую-то кликуху придумали с сексуальным подтекстом... как же его звали? Не помню... имена по прежнему целая проблема.

— Вау! Ух ты! Так его, — дракончик аж дергался, когда по мне попадал какой-нибудь удар. — Бли-и-ин! Опять убили. Но все равно круто! Только... тут вообще можно выиграть?

— Это не сама игра, — пожал плечами я. — Просто режим в котором можно подраться с кучей противников.

— Круто! А люди все так могут прыгать и летать, и все эти крутые штуки с мечом? — дракончик замахал лапками, показывая что он имеет в виду.

— Нет, это фантазии, — я хмыкнул. — В нашем мире нет магии, но компьютеры нам ее в какой-то мере заменяют. Хочешь попробовать?

— А можно?! — в глазах дракончика засветился абсолютный восторг.

— Почему бы и нет, — я подмигнул ему и разложил чехол так, чтобы конструкция была больше похожа на ноутбук, переключил раскладку на обычную, и поставил арену в самый простой режим.

Дракончик сориентировался очень быстро, а маленькая клавиатура была словно заточена под его лапки.

— Неплохо справляешься, — похвалил я его, когда он выстоял третью волну.

Он меня даже не услышал — игра поглотила его полностью. Я усмехнулся, глядя на эту картину и чувствуя себя демоном, поймавшим в тенета свежую, невинную душу.

— Доброе утро, — я обернулся. После проведенного в ванне получаса единорожка снова стала похожа на себя. — Чем занимаетесь?

— Доброе, — согласился я. — Да так, учу ребенка плохому.

— Чему это? — единорожка заглянула на экран. — Ого! Это какой-то фильм?

— Это игра, — ответил я. — Зрелищная, но бессмысленная. Кажется, Спайк чересчур увлекся.

— Спайк! — единорожка пихнула его лапкой.

— Неэффективно, — хмыкнул я. — Свернуть!

Игру тут же утащило в панель задач.

— А? Что? — дракончик в ужасе обернулся. — Я что-то сломал?!

— Нет, но хорошего понемножку, — усмехнулся я. — Ты уже ничего вокруг не замечал.

— Ой, доброе утро, Твай! Я тут... э-э-э... — стушевался под строгим взглядом единорожки Спайк.

— Он тебе не надоедал? — посмотрела на меня Твайлайт.

— Вовсе нет, накормил завтраком и составил компанию, — я подмигнул дракончику.

— Точно, завтрак! — встрепенулся Спайк. — Твай, я мигом. Артур такую классную штуку приготовил...

Дракончик умчался на кухню.

— И кто кого кормил? — ехидно улыбнулась единорожка.

— Ваше меню для меня оказалось... несколько неподходящим, — я вздохнул.

Единорожка словно что-то вспомнила и отступила от меня на пару шагов.

— Твой вид — хищники? — осторожно спросила она.

— Мы всеядные, но с уклоном все-таки на пищу животного происхождения, — она вздрогнула, и я поспешил ее успокоить. — Я не собираюсь тут никого есть. Мне будет достаточно каш, яиц и молочки.

— Извини, — потупилась Твайлайт, — просто я только сейчас заметила твои клыки и испугалась не пойми чего.

Мне стоило больших усилий удержаться от очередной глупой шутки — на мгновение мне захотелось посмотреть, как единорожка отреагирует, если я клацну рядом с ней зубами.

— Вот! — появился Спайк с подносом, на котором была тарелка сырников со сметаной, вилка, и что-то вроде чая.

— Выглядит интересно, — с некоторым сомнением ответила Твайлайт, но все же откусила кусочек. — Вкусно!

— Наслаждайся, — хмыкнул я. — Удивительно, что у вас такого нет.

— Наша кулинария больше работает с травами, овощами и фруктами, — улыбнулась Твайлайт.

— Это я уже заметил...

Планшет издал резкий звук. Первое предупреждение о разряде, 15%... надо бы зарядить... о, черт!

— Что-то не так? — спросила Твайлайт, посмотрев сначала на устройство, а затем на меня. Я второй раз подавил желание глупо пошутить, крикнув "Ложись!" и метнувшись ничком на пол.

— Разрядилась батарейка, — я вспомнил про разбитую солнечную панель. — Спайк, принеси пожалуйста небольшую черную сумочку, должна была быть вместе с другими вещами.

— Секунду...

— Твайлайт, поможешь мне потом кое с чем? — спросил я у единорожки. — Магией же можно восстанавливать вещи?

— Можно, — кивнула она, отправляя в рот очередной кусочек сырника.

Спайк притащил мне солнечную батарею, я раскрыл сумку и продемонстрировал Твайлайт уровень повреждений. Она отвлеклась от еды буквально на секунду, ее рог засветился, и сумка дернулась в моих руках. Я услышал тихий скрежет.

— Готово, — улыбнулась Твайлайт.

— Спасибо, — я кивнул единорожке и повернул батарею к себе. Ой-ей, это совсем не то что нужно...

Панели выглядели склеенными — словно кто-то капнул микрон акрилового клея на срез и идеально точно соединил осколки. Прочность, наверное, не уступает прежней, но шанс что это будет работать...

— Пойду проверю, — сообщил я и вышел на улицу.

Как и ожидалось, огонек на контроллере не зажегся. Батарея мертва.

— Не работает, — я вернулся в библиотеку. — Твайлайт, а возможно починить ее, чтобы она стала точно такой как раньше?

— Нет, — покачала головой единорожка. — Если ты что-то разбиваешь, то осколки... ну, они как бы становятся каждый отдельной сущностью...

— Понял. Как разломанный магнит.

— Точно! — похвалила сравнение Твайлайт. — Они не отталкиваются, но и что были частью целого они уже не помнят.

В моей голове слово "вечность" мягко рассыпалось на отдельные палочки, сложившиеся в слово "жопа". Так. Какие у меня есть варианты, которые я могу сделать здесь же, на коленке? Ветряк. Лопасть можно "напечатать" единорогом, а вот для генератора понадобится медная намоточная проволока, магниты, подшипники... хм-м... что-то приличное с первого раза собрать не получится, но в принципе реализуемо, если у поней есть подходящая проволока и подшипники. Это будет переменка, надо выпрямитель... оторву от солнечной батареи. Точно.

— С тобой все в порядке? — обеспокоилась единорожка.

— Практически, — я метнулся к планшету. — Спайк, пожалуйста, принеси бумажку и ручку... то есть перо.

— Что случилось? — Твайлайт доела сырники и теперь немного удивленно наблюдала за моими метаниями над планшетом.

— Если кратко: планшет, — я помахал прибором в воздухе. — Работает на электричестве. Внутри есть аккумулятор, хранящий заряд, и электричества там осталось удручающе мало. Его надо зарядить, но у вас здесь нет электростанций. Я надеялся, что ты починишь солнечную панель, но это оказалось невозможно, так что теперь мне надо срочно собрать генератор, и переписать всю необходимую информацию на бумагу до того, как планшет окончательно разрядится и отключится. Ты мне поможешь?

— Помогу конечно, — кивнула Твайлайт. — Но разве не проще было бы воспользоваться магией?

— Это же технология, — отмахнулся я. — Что ты тут сделаешь с магие... я идиот. Спасибо, Твай, ты гений!

Очевидно же! Вчера мы с Винил вполне удачно собрали техномагический переходник, почему бы не повторить это сегодня?

— Спасибо, — улыбнулась единорожка. — Но ты преувеличиваешь. Значит, нужно преобразовать магию в электричество?

— Не все так просто, — покачал головой я. — Электричество должно быть определенного вида. Дай подумаю...

По хорошему — мне нужен вольтметр. Создать его на коленке... можно даже не рассчитывать. Я припоминаю лабораторную, на которой мы это делали, но там были уже готовые радиодетали. Значит, нужно пойти другим путем. Как измерить напряжение без вольтметра?

— Может быть я смогу помочь? — предложила Твайлайт, когда пауза излишне затянулась.

— Может быть, — в этом я сомневался, но мало ли, чем черт не шутит. — Что пони знают об электричестве?

— Электричество это немагическая природная энергия, из которой состоят молнии, — с готовностью отозвалась Твайлайт.

— И все?! — поразился я.

— А есть что-то еще? — удивилась единорожка. — У нас молнии никто особенно не исследовал, пегасы кое-что записали в своих "Описаниях погоды" и все.

— Понятно, — я покрутил в голове слово означавшее "электричество" на эквестрийском. Оно было двусоставным и в буквальном переводе означало "частичка молнии". — Ну что ж, тогда вводная лекция в электричество по-человечески.

Я начал мысленно составлять план лекции, а потом плюнул и просто взял планшет. Среди прочих полезностей у меня там был kiwix с архивом статей википедии. Теперь жалею, что пожлобился и скачал текстовую версию вместо полной — но кто ж знал, что понадобится? Для споров в компании хватало и текстовой... Время от времени сверяясь с текстом, я рассказал единорожке про то что такое электричество, откуда оно появляется и каким законам подчиняется.

— Невероятно! — она притянула к себе телекинезом какую-то стеклянную трубку, натерла ее о гриву и посмотрела на липнущие к стеклу волоски. — Значит, это тоже электричество?

— Именно это и есть электричество, — хмыкнул я. — Носила когда-нибудь шерстяную одежду? Было у тебя так, чтобы ты ее снимала, а в ней что-то потрескивало?

— Нет, — удивилась единорожка. — Никогда такого не было.

Я удивленно поднял бровь. Что электричество здесь существует мы уже выяснили, но при этом шерсть не электризуется? Почему?

— Странно. У нас, если снять шерстяную вещь, этот эффект очень заметен, одежда трещит и в темноте можно увидеть маленькие-маленькие разряды.

— Я должна срочно написать обо всем этом принцессе! — у единорожки просто сияли глаза.

— Подожди, давай сначала закончим с моей проблемой. Так вот, электрический ток можно сравнить с водой, у него есть две основных характеристики, напряжение — аналогично давлению воды и сила тока — аналогично струе воды... — это добро я уже объяснял сестренке, да и Винил вчера, так что проблем со сравнениями не возникало, — и тут, собственно, суть проблемы. Если напряжение будет слишком высокое, то планшет сгорит. Мне нужен прибор, который бы измерял это самое напряжение, но я не знаю как бы мне его сделать, у меня нет деталей.

— Может быть сделать магический аналог? — предложила Твайлайт. — Я могу зачаровать кристалл так, чтобы он реагировал на нужный параметр.

— Хм... тогда нужен эталон, а где бы его взять... — я задумался, а потом громко хлопнул в ладоши. — Точно! Брелок! Спайк, принеси пожалуйста мои вещи.

— Один момент, — дракончик, до этого с интересом слушавший наш с Твайлайт разговор, умчался наверх.

— Эталон сейчас будет.

— Пойду за кристаллом, — улыбнулась единорожка.

Единорожка кивнула и ушла куда-то в подвал, где, видимо, располагалась ее лаборатория. Интересно, что у Винил тоже все находилось в подвале. Хотя... в ее случае дело может быть в Октавии, боюсь даже предположить, как именно она вчера собиралась использовать смычок.

Спайк принес мои вещи быстрее, чем вернулась Твайлайт, так что единорожка застала меня за жалкими попытками раскрутить брелок неподходящей по диаметру отверткой из мультитула. Ндя, придется использовать нож.

— Ты не порежешься? — осторожно спросила меня Твайлайт.

— Приложу все усилия... но тут без вариантов.

— А что нужно?

— Открутить вот это...

Ее рог слабо засветился, и все три болтика один за другим вывинтились и выпали, подхваченные телекинетическим полем.

— Боже, как я хочу себе такую штуку, — я улыбнулся единорожке, показывая на ее рог, а после достал из брелка батарейку. — Держи. Здесь плюс, здесь минус, напряжение между ними где-то три вольта... хм, это человеческое название эталона.

— Хорошо, сейчас попробую снять показания... — единорожка поймала в единое светящееся поле и кристалл, и батарейку. — Готово!

— Так быстро? — удивился я.

— Ага, — кивнула единорожка. — То что ты называешь напряжением, пегасы в своих книгах о погоде называют длиной молнии. Я всего лишь изменила чувствительность заклинания, которым единороги исследуют качество грозовых облаков.

— А ведь и правда, батарейка чем-то похожа на грозовое облако... — я восхищенно покачал головой. — Ну ты даешь.

— Что даю? — не поняла единорожка.

— Это выражение восхищения, — объяснил я. — Видимо, в эквестрийском такого нет.

— Спасибо, — улыбнулась она — Теперь можно зачаровать кристалл. Нужны такие же параметры?

— Нет, напряжение должно быть в четыре раза выше.

— Хорошо, — кивнула Твайлайт и ушла в подвал. Я же аккуратно взрезал ножом чехол солнечной батареи, добыл плату и зачистил проводки.

Если что, то сначала пусть сгорит стабилизатор. Единорожка вскоре вернулась, с ограненным в форме икосаэдра бериллом, который она поставила на стол.

— И куда к нему подключаться? — поинтересовался я. — И еще, какая полярность?

— Темная грань как верх твоей батарейки, а светлая как низ, — проинструктировала она меня.

— Ну что ж, проверим... — я аккуратно прислонил проводки к указанным граням. На платке зажегся зеленый огонек. — Вроде бы работает. Можно их чем-нибудь приклеить?

Спайк тут же принес что-то вроде очень липкого пластилина, которым я и воспользовался, слегка испортив внешний вид безупречного кристалла. Потом я вытащил из чехла проводок зарядника и с замиранием сердца подключил его к стабилизатору. Планшет пиликнул, подтверждая что зарядка пошла.

— Работает! — завопил я, схватил единорожку в объятия и сделал кругов пять по библиотеке, прежде чем опомнился и поставил ее на пол. — Ой... извини.

— Ничего страшного, — засмеялась Твайлайт. — Со мной тоже иногда бывает.

— Чаще чем хотелось бы, — чуть слышно проворчал Спайк, но единорожка не обратила на него внимания.

Я вспомнил о том, что плеер тоже должен вот-вот разрядиться.

— Твайлайт, а можешь сделать еще один такой кристалл? Напряжение должно быть в 1,7 раза больше, чем на эталоне.

— Могу, только отдохну немного, — смущенно улыбнулась единорожка. — Зачаровывать кристаллы не так-то просто.

— Ох, извини, я не подумал, — и в порыве благодарности предложил. — Массаж?

Чтобы через долю секунды осознать ЧТО и КОМУ я предлагаю.

— Не откажусь, — кивнула единорожка без малейших раздумий, и у меня мгновенно вспотели ладони. Язык мой — враг мой. Но на попятный идти поздно.

— Хорошо, сейчас только руки помою... — я пошел в ванную, когда меня окликнул Спайк.

— Артур, можно я пока поиграю?

— Конечно, — я на секунду остановился. — Развернуть!

— Ух ты, спасибо! — дракончик умчался к планшету.

Как меня вообще угораздило?! Чересчур расслабился, был благодарен, был смущен своими чрезмерными хотелками... но предлагать ей массаж?! Так, ладно, могло быть и хуже. Например, она могла отреагировать как Луна.

Раковины в ванной не было — логично, пони в таковых не нуждаются. Зато было огромное зеркало, и бросив в него мимолетный взгляд я обомлел.

Ну и видок... На голове среди множества отполированных до блеска пролысин и покрытых полусгоревшей щетиной полянок торчали пучки прежних волос, делая мою прическу похожей... да ни на что не похожей, то ли "взрыв на макаронной фабрике" то ли "звезда с тысячей протуберанцев". На лице — недельная небритость, покрытая большими прогалинами гладкой кожи — преимущественно на левой стороне. Видимо, единорогам-хирургам волосы не мешали, так что и трогать они их не стали. Мда... заглядевшись на свое отражение я даже забыл, зачем изначально пришел. Помыть руки. Единственное подходящее для этого сантехническое оборудование — понячий вариант душевой кабины, совмещенный с низкой (хотя для пони — в самый раз) ванной. Там даже нашелся кран — видимо, чтобы проверять температуру воды прежде чем включать лейку тропического душа.

Когда я вернулся, Твайлайт уже ожидала меня, лежа на диванчике, вытянув шею и положив голову на передние ноги.

— Где массажировать? — поинтересовался я. — Руководи, потому что для пони я такое делаю в первый раз.

— Шею, — ответила единорожка.

— Отлично, — я, все еще не веря в то, что делаю, положил руки на холку Твайлайт и начал нежно разминать напряженные мышцы.

Докатился. Делаю массаж пони. М-м... какая у нее все-таки нежная шерстка. И у Селестии тоже была... интересно, у земных лошадей такая же?

— Почему единороги пользуясь магией напрягают мышцы? — спросил я просто для того чтобы отвлечься. — Если вспомнить, Винил вчера тоже после некоторых заклинаний выглядела так, будто мешки тягала.

— М-м-м, — единорожка переложила голову так, чтобы ей было удобнее говорить. — Когда мы творим сложную или энергозатратную магию, возникает ощущение, будто к кончику рога привязан гигантский парус, и если хоть немножко потерять концентрацию, то он утащит тебя неведомо куда.

— Ого, — удивился я. — Но это же иллюзия?

— Да, но она очень реальная, и наше тело реагирует на нее соответствующе, — вздохнула Твайлайт. — Можешь посильнее?

— Если я буду сразу с силой мять неразогретые мышцы, тебе будет больно, — предупредил я ее. — Хотя может быть для пони это не так, и если ты настаиваешь...

— Да? — немного удивилась единорожка. — Тогда не надо. У тебя очень хорошо получается, часто делал кому-то массаж дома?

— Нет, — я хмыкнул. — Скорее наоборот, часто массажировали меня, так что ошибки начинающих я прочувствовал на своей шкуре. Сам я практиковался только на маме, ну и еще на девушке...

Единорожка притихла.

— У тебя осталась семья там, в твоем мире? — спросила она после небольшой паузы.

— Родители и сестренка, — пожал плечами я. — Впрочем, я их уже давно не видел.

— Почему?

— Они уехали в другую страну. Папе предложили хорошую работу, сестре скоро поступать в университет, а мама уехала просто за компанию.

— Ты не хотел уехать с ними?

— Я и дома хорошо устроился, — хмыкнул я. — Если бы я поехал, то пришлось бы слишком многое менять: учить язык, привыкать к другой культуре, подтверждать диплом... так что я остался.

— Скучаешь по ним?

— Не особо, разве что по сестренке, — я подумал, что это звучит несколько нехорошо и объяснил. — У нас просто были не очень теплые отношения. Как бы объяснить... я вырос и перестал быть ребенком, а они так и остались родителями. Нам даже поговорить-то особо не о чем было, любая достаточно долгая беседа с мамой заканчивалась уклонением от темы внуков, а с папой переходила в молчание. Я их люблю, и они меня любят, но мы все равно почти не общались.

— Понятно, — погрустнела единорожка. — А с сестрой? Она младшая или старшая?

— Младшая, — я улыбнулся. — На десять лет меня младше. Так уж вышло, что почти все ее детство мы провели неразлучно. Я забирал ее из садика, гулял с ней, читал ей книжки пока мама с работы не вернется... ужасно не любил этим заниматься в детстве. Потом, когда она подросла, она начала требовать, чтобы я "плочитал ей скаску", — я хихикнул. — Некоторые сказки она могла слушать бесконечно, я их за эти годы почти наизусть выучил. Когда она научилась читать сама, мы иногда часами сидели молча, просто читая что-нибудь. Еще я учил ее готовить, хотя тогда сам особо не умел... когда я уехал учиться в другой город, она со мной месяц не разговаривала. Потом простила, конечно... весело было. Сейчас она уже совсем самостоятельная, а со мной разговаривает на такие темы, что мама была бы в ужасе, — я опомнился и решил закругляться. — Так, мышцы разогрелись и расслабились, так что сейчас буду мять сильно, как ты и просила.

— Как ты это понял? — удивилась Твайлайт. — Твои пальцы настолько чувствительные?

— Эм-м-м... — я немного опешил. — Ну наверное, сравнивать не с чем. А что, разве так сложно это понять?

— Очень сложно, — кивнула Твайлайт. — Пони так умеют только если таков их особый талант.

Хм, ну логично. Лапки у них оканчиваются чем-то вроде кошачьей подушечки, и даже если она очень чувствительная, то оценить напряжение мышц не получится — нет полной картины. Разница как между стереоскопическим и монокулярным зрением. Наверное.

— Тогда посмотрим, как тебе понравятся мои сильные, но нежные и чувствительные пальцы, — двусмысленно сказал я и прошелся вдоль шеи вверх и вниз, прощупывая мышцы на большую глубину.

— Очень... — выдохнула единорожка, и мне стало любопытно, чего еще я смогу добиться. Ну что ж, силой данной мне четырьмя миллиардами лет успешной эволюции...

Единорожка сопела, мычала, стенала и даже мурчала, пока мои руки порхали над ее шеей как над клавиатурой концертного рояля. Один из стонов был настолько громким, что даже Спайк отвлекся от шинкования монстров чтобы кинуть на нас подозрительный взгляд.

Надолго меня не хватило — через десять минут пальцы начало просто ломить, так что я пригладил всклокоченную гриву единорожки, поднялся с колен и рухнул на другой диванчик.

— Ох-х-х... спасибо... это было здорово, — расслабленно пробормотала Твайлайт. — Если ты вдруг решишь стать массажистом, я дам Алоэ и Лотос самые хвалебные рекомендации.

— Предпочитаю более интеллектуальные виды работ, — хмыкнул я, ожидая пока расслабятся мышцы рук. — Но рад, что тебе понравилось.

— Очень понравилось, — подтвердила она и поднялась на ноги. — Тебе нужен был еще один кристалл?

— Ага. С напряжением в 1,7 раза выше, чем на эталоне. Это для плеера, — я задумался. — А Винил сможет его заряжать?

— Любой единорог сможет, — кивнула Твайлайт. — Я сделаю его поменьше в этот раз.

— Конечно, спасибо, — кивнул я, и единорожка ушла.

Уф-ф... ладно. Теперь мне нужно постричься. А еще лучше — побриться налысо, а то, чего доброго, пони привыкнут к этому шедевру авангардного искусства и будут считать что для людей это норма. Сохраним честь человечества! Где бы взять бритву?

Вопрос, конечно, интересный. Станок для бритья у меня с собой был, но он остался в рюкзаке. Найти что-то такое здесь... хм. Здесь я даже скорее всего и клинковую бритву не найду — даже не представляю, какому из видов, перечисленных Твайлайт во вводной лекции, она могла бы понадобиться. Значит либо бриться топором, либо... снова магией? Четыре дня прошло с тех пор как я здесь, а уже за любой мелочью бегу к единорожке. Позор.

— Держи, — Твайлайт поднялась из подвала и уронила в мою подставленную руку небольшой берилл.

— Спасибо, — кивнул я. — У тебя есть время? Мне нужна еще одна твоя фирменная лекция.

— Конечно, — единорожка запрыгнула на противоположный диванчик и посмотрела на меня с улыбкой. — Спрашивай.

— Расскажи про здешнюю финансовую систему.

— С чего начать... — задумалась Твайлайт. — Эквестрийская валюта называется "биты", это серебряные или золотые монеты...

Если здесь когда-нибудь будет что-то вроде гугла или википедии, то это что-то надо назвать в честь Твайлайт Спаркл. Твайлипедия, звучит неплохо. В общем, после ее лекции и нескольких уточняющих вопросов я вполне представлял себе и как работает местная финансовая система, и какая покупательная способность у битов. Кратко: банков нет, помимо битов в ходу прямой бартер, а фиксированных цен просто не существует, хочешь купить дешевле или продать дороже — торгуйся.

— Что-то не так? — спросила Твайлайт. — Кажется, ты чем-то разочарован.

— Хочешь верь, хочешь нет, но я за всю свою жизнь ни разу не торговался.

— Ни разу? — удивилась она.

— У людей фиксированные цены, — развел руками я. — Торг чаще всего неуместен.

— Ты можешь попросить Рэйнбоу или Эпплджек помочь, — задумчиво предложила единорожка. — Они в этом доки.

— Эпплджек, — я хмыкнул. Кажется мне, что после той ситуации с Пинки, она ко мне относится несколько... неодобрительно. — Хорошо, буду решать проблемы по мере их поступления. Еще один вопрос, после твоего заклинания я прекрасно понимаю ваш язык на слух, но прочесть ничего не могу. Так и должно быть?

— Это очень древнее заклинание, — объяснила Твайлайт. — Оно представляет чисто академический интерес, поскольку сейчас все разумные говорят на одном языке и его не на ком использовать. Вполне возможно, что когда оно создавалось, письменности как таковой вообще не было.

— А дополнить его можно?

— Слишком опасно, — покачала головой единорожка. — Это же магия разума.

— Понятно, значит старое доброе учиться, учиться и еще раз учиться, — я вздохнул. — Не дашь ли несколько частных уроков?

— Конечно, — улыбнулась Твайлайт. — Можем начать прямо сейчас.
"Прямо сейчас" начать не получилось, поскольку в библиотеку ввалилась запыхавшаяся Винил.

— Арт! Плеер потух! — с ходу заявила она и только потом опомнившись поздоровалась. — Привет, Твай.

— Привет, Винил. Что-то он рано, я думал еще часок-другой поработает, — я показал единорожке кристалл. — Он просто разрядился, но Твайлайт уже решила для нас эту проблему.

— Отлично, — загарцевала на месте Винил. — Тогда пойдем.

— Пойдем, — я поднялся. — Извини, Твайлайт, давай начнем как я вернусь.

— Хорошо, — кивнула единорожка и хихикнула. — Не заблудись в этот раз.

— Постараюсь, — кивнул я и вышел из библиотеки вслед за Винил.

Единорожка некоторое время шла рядом молча, восстанавливая дыхание после пробежки.

— Я уж думала что сломала твой плеер, — наконец, призналась она.

— Сегодня с утра Спайк тоже думал что сломал зажигалку. Кстати, он ее тоже, можно сказать, разрядил.

— Значит, все будет работать нормально? — уточнила Винил.

— Скорее всего, — кивнул я. — Надо будет только сделать разъем, вроде того что мы вчера для плеера делали.

— Это не проблема, — задумчиво ответила Винил. — Слушай, Арт, а что ты собираешься делать после того как мы запишем музыку на кристаллы?

— Вообще-то я планировал их продавать, — признался я.

Пиратство как оно есть, конечно. Но за неимением возможности заплатить правообладателям... в конце концов я ее честно купил! Большую часть. Права я себе присваивать не буду, так что если когда-нибудь Linkin Park прилетит сюда верхом на молнии, у них и тут будут преданные фанаты. Я, можно сказать, рекламу им сделаю. Хреновое оправдание, конечно...

— Я хочу двадцать процентов, — заявила вдруг Винил с каким-то затаённым упрямством.

— Пятьдесят, — спокойно ответил я.

— Пятнадцать... — начала было спорить она, но поперхнулась — Что?! Сколько?

— Пятьдесят. Половину. Пополам. Какие еще есть синонимы? — я улыбнулся. — Я вообще не понимаю, почему ты решила взять меньшую долю.

— Но я... но ведь... — она мотнула головой. — Отказываться не буду, учти.

— Твоя магия, твои кристаллы, твое время и знания, — объяснил я. — Что бы я без тебя делал с этим плеером? Только сам слушал.

— Это мог бы повторить любой единорог увлекающийся звукозаписью, — покачала головой Винил. — А без твоих объяснений и плеера толку-то с кристаллов? Я бы сама такой звук ни в жизнь не получила.

— Может быть, — я вздохнул. — Но я-то к этому вообще никаких усилий не прикладывал. Музыка создана не мной, я на нее вообще никаких прав не имею, мне и пятидесяти процентов слишком много. Можешь считать что я так свою совесть успокаиваю. Да и потом, ее еще продать надо.

— Странный ты. Какие могут быть права на музыку? — она мотнула головой. — По поводу продажи я и хотела с тобой поговорить. Вчера, после того как ты ушел, я написала одному знакомому из звукозаписывающей компании и приложила кристалл с образцами. Сегодня утром пришел ответ...

— И? — пожал плечами я, не понимая ее многозначительного взгляда.

— Обычно они не отвечают так быстро, — объяснила Винил. — Кин всех ночью на уши поднял. В общем, компания готова заключить контракт с исключительными правами на распространение в течение года с момента подписания. На все, что у нас найдется.

— Ого, — удивился я. — И сколько предлагают?

— Много, — веско ответила единорожка. — Если мы и не в первой десятке по величине гонорара за альбом среди музыкантов Эквестрии, то в первой двадцатке точно. Соглашаемся?

— А ты что думаешь? Стоит?

— Я думаю — да.

— Значит решено, — я кивнул единорожке и получил в ответ дружелюбный толчок бедром.

Если местные гонорары сравнимы с теми что получают звезды на родине, то... а жизнь-то налаживается!

— Кстати, почему это Твайлайт сегодня такая растрепанная? — как обычно, фраза начинающаяся с "кстати" идет совсем некстати.

— Понятия не имею, — решил уйти в глухую несознанку я. Надеюсь Твайлайт не проболтается...