Клопфик, названия к которому мы не придумали

Чем двое дурных и скучающих магов могут заняться после работы? Узнать из первых уст, правду ли пишут в некоторых фанфиках. И, казалось бы, причем тут пони?..

Трикси, Великая и Могучая Человеки

Сказка в устах

В одних случаях реальность лучше постигается через вымысел, а в других же их едва можно отличить друг от друга. Подчас семья — очень сложный вопрос.

Принц Блюблад

Полярник...

Заполярное одиночество. Человек. Отсутствие выжившей после ядерной войны цивилизации. Больше нечего сказать, это стоит лишь прочитать.

Пинки Пай

Нагая Сингулярность

Твайлайт Спаркл - самый талантливый единорог в Эквестрии. И у гениев творческий зуд - дело довольно обыденное. Но что случится, если гениальная ученица и сильнейший маг захочет написать на запретную и неизведанную тему Любви? Перед прочтением фанфика рекомендуется ознакомиться с “Кратчайшей историей Вселенной” С. Хокинга.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк Принцесса Селестия Черили Другие пони

Загадка Сфинкса

Она - одиночество, веками разбавляемое лишь редкими встречами с теми, кто осмелится посетить её тюрьму. Он - простой солдат, отправившийся в утомительный и изматывающий поход в поисках знаний, способных помочь его народу победить в войне трёх племён. Что будет, если они встретятся? Жертва проклятья строителей пирамид и искатель, смертельно уставший от затянувшегося приключения в далёких пустынных землях?

Другие пони ОС - пони

Внутривенное вмешательство

В последний день года медсестра Свитхарт отправляется на миссию по спасению сестры Редхарт и пытается вылечить еще одного трудного пациента. Одно можно сказать точно — Новый Год будет просто бомбическим.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Сестра Рэдхарт Старлайт Глиммер

Там, где скитается разум - продолжение

Принцесса Селестия случайно получила написанный Твайлайт клопфик, в котором главными героями были они сами... И, естественно, прочла его. Что же будет дальше?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Первые уроки

У Скуталу и Свити Белль давно есть наставники. Их подруга Эппл Блум считает, что ей-то наставник не нужен — кто, в самом деле, может научить тонкостям фермерской работы лучше семьи? Но кое-кто имеет на этот счёт другое мнение, особенно после приснопамятного понивилльского эксперимента…

Эплблум Другие пони Чейнджлинги

Распределение

В этой реальности Твайлайт Спаркл тоже отправилась из Кантерлота в Понивилль накануне празднования Дня Солнца. Но причины её переезда были немного другими… совсем чуть-чуть другими.

Принцесса Селестия Другие пони

Принцесса Селестия меняет профессию

Талантливый инженер Тимофеев, создав машину времени, решает открыть окно в древнюю Москву. Но все пошло нет так, как было запланировано - из-за сбоя в механизме, помимо одного окна в царские палаты, открывается ещё один портал в совсем неизвестный людям мир...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Другие пони ОС - пони Человеки Шайнинг Армор Стража Дворца Лайтнин Даст

Автор рисунка: MurDareik
Глава 3 - Гипомания Глава 5 - Раппорт

Глава 4 - Нейтральность

Это POV, так что не все что думает главный герой есть объективная истина.
В роликах на YouTube по-прежнему есть метки времени.

Наслаждайтесь :)

Предчувствия меня не обманули. Твайлайт жила в библиотеке, построенной (или сразу выращенной?) в дубе (судя по листьям) толщиной с тысячелетнюю секвойю. Двухэтажный особняк был хорош всем... для пони. Мне же пришлось заходить в дверь почти на карачках. Внутри оказалось просторнее, но достать рукой до галереи второго этажа я все равно мог без проблем.

— Твайлайт? — я посмотрел в сторону раздавшегося голоса. По лестнице спустился... мелкий дракончик?

Несмотря на то, что я уже решил ничему не удивляться и стараться смотреть на мир глазами пятилетнего ребенка, я все равно не смог удержался от того, чтобы сосредоточиться на нем. Ну же, рваные движения? Неправдоподобное анатомическое строение? Неестественное движение мышц или чешуи? Странная артикуляция мордочки?

— Привет, Спайк! — махнула ему единорожка. — Познакомься с нашим гостем из другого мира, он пока поживет у нас.

— Я пока не помню своего имени, но приятно познакомиться, — я присел на корточки, по-прежнему не сводя взгляда с дракончика, от чего ему явно стало неуютно.

— Почему ты на меня так смотришь? — спросил он, глядя снизу вверх. Даже присев, я возвышался над ним на две головы.

— Первый раз вижу дракона, — честно ответил я и отвел взгляд.

Если все происходит в моем мозгу, то он справляется с рендером лучше чем вся вычислительная ферма компании Pixar. Дракон был настолько реалистичен, насколько это только возможно. Впрочем, как и все остальное здесь.

— Извини, если что не так.

— Нет проблем, — поднял лапки дракончик. — Просто как-то неуютно, будто ты сейчас Взгляд будешь применять.

— Взгляд? А это еще что?

— Флаттершай умеет так со зверьем обращаться, глянет грозно — и они ее сразу слушаются.

— Ого, — это что, местный аналог "Голоса" из Дюны? — Нет, я так не умею. Просто в моем мире драконов не было, вот я и засмотрелся.

Я поднялся на ноги.

— Твайлайт, а у вас тут есть что-нибудь вроде пакетов?

— Из-под яблок подойдут? — спросил Спайк.

— Да, думаю что отлично подойдут, — кивнул я, и дракончик тут же ушмыгнул, чтобы буквально через двадцать секунд дать мне два больших бумажных пакета.

— Спасибо, — я положил пакеты сверху на свою коробку и пошел к выходу. — Сейчас достану вещи и вернусь.

За библиотекой обнаружился пустырь, отойдя подальше, так чтобы запах из коробки никого не побеспокоил, я разорвал пленку и стал наблюдать. Через десяток секунд вся пленка просто растворилась в воздухе.

— Гринпис одобряет, — пробормотал я себе под нос, задержал дыхание и открыл коробку.

Быстренько перенес все вещи в один из бумажных пакетов. Хм... в принципе остальное можно оставить здесь, пони уж точно не покусятся, а у бедной Твайлайт от одного вида злосчастной коробки проскальзывает какая-то болезненная гримаса.

В библиотеку я вернулся только с пакетом.

— Ну, а теперь то, что я обещал, — я устроился на полу и вытряхнул содержимое пакета рядом с собой. Обе пони и дракончик подошли поближе.

— Что это? — дракончик подобрал откатившуюся зажигалку.

— Зажигалка, — я открутил колпачок и щелкнул кнопкой. Вырвавшийся с шипением клинок пламени стал для дракончика неожиданностью.

— И как она работает? — заинтересовалась Твайлайт.

— Внутри горючий газ под давлением, он проходит через особой формы камеру сгорания и выходит вот таким вот прямым языком пламени, — я отпустил кнопку и добавил. — Она не гаснет даже на сильном ветру.

— Ух ты... — дракончику явно понравилась игрушка.

— Хочешь попробовать? — я протянул ему зажигалку. — Жми на эту кнопку.

Спайк тут же щелкнул и начал любоваться на полученное зеленоватое пламя.

— Круто... — произнес он зачарованно.

Похоже, что он еще очень молод, повадки как у мальчишки. Ну что ж... переходим к основному блюду. Я включил планшет.

— Это называется компьютер. Они вообще разные бывают, но это носимый вариант. С тех пор как у нас шестьдесят лет назад изобрели такие штучки, наша наука сильно рванула вперед.

— И что он умеет делать? — заинтересовалась Луна.

— Производить вычисления любой сложности и хранить результаты. Все остальные возможности просто хитро используют эту функцию, — я быстренько набрал код разблокировки, после чего развернул планшет к зрителям. — Например, он умеет обрабатывать голосовые команды. Плеер, плейлист, Джи, открыть. Я взглянул на экранчик: там уже появилась заставка фильма. Я быстренько промотал на определенный момент, и сделал звук погромче. Питер и Джуди, ведомые зовом барабанов, бегут вверх по лестнице. Первой догадалась Луна.

— Это та история, которую ты рассказывал пока мы летели, про Джуманджи!

— Именно, — кивнул я.

— А у вас большие дома... — заметила Твайлайт, продолжая смотреть фильм.

— Не у всех, но потолки у нас действительно гораздо выше.

— Ничего не понятно, — грустно заметила Луна, когда на экране герои начали говорить между собой.

— Возможно, с этим мы что-нибудь придумаем. Закрыть, — плеер послушался, и на планшет снова высветил рабочий стол.

— Что тут написано? — заинтересовалась Луна моей самодельной обоиной.

— "Все великие вещи просты, и многие из них могут быть выражены в отдельных словах: свобода, справедливость, честь, долг, милосердие, надежда", — перевел я. — Мне очень нравится это высказывание.

— Это человеческие Элементы Гармонии? — спросила Твайлайт.

— Чего? — не понял я. — Какие еще элементы гармонии?

Мне в общих чертах рассказали что у пони есть шесть элементов, которые составляют их высшие добродетели или что-то в этом роде. Доброта, честность, верность, щедрость, смех и магия. Более того, у этих элементов есть физические воплощения, и я уже познакомился с четырьмя из шести.

— Ага... — теперь я понял вопрос. — Нет. У людей нет чего-то вроде элементов гармонии. То что перечислено в цитате просто максимы, к которым стремятся отдельные индивиды.

Я мог бы представить Черчилля в качестве воплощения свободы, правда не уверен что все остальное к нему применимо.

— И это твои максимы тоже? — спросила Луна.

— Большая часть, — я не стал уточнять что "надежда" в мой личный список великих вещей не входит.

— А у вас есть какие-нибудь супергеройские фильмы? — спросил Спайк, воспользовавшись паузой.

— Есть, — я улыбнулся дракончику. Вообще-то я собирался их удалить, но руки так и не дошли. — Потом как-нибудь покажу.

— Круто!

Твайлайт очень задумчиво смотрела на планшет.

— Ты говорил, что основное предназначение этой штуки — вычисления.

— Ну да. Хочешь проверить? Калькулятор, — скомандовал я планшету. — Любые числа, любые действия.

— 20461 умножить на 87912.

Я повернул к ней планшет.

— Это результат? Так быстро? — удивилась она. — Ваши цифры отличаются от наших, я не понимаю.

— А, точно, — я глянул на ответ. — Ничего, если я его по одной цифре произнесу?

— Похоже на правду, — Твайлайт кивнула, когда я назвал результат. — Ты можешь мне потом помочь с кое-каким расчетом?

— Без проблем.

Еще некоторое время я хвастался достижениями человеческой технологии. Показал Твайлайт библиотеку (кажется, она так и не поверила что у меня больше книг, чем у нее), сделал фотографию и видеозапись, на чем моя фантазия иссякла. Впрочем, они все равно были впечатлены.

— И все это без магии? — кажется, больше всего единорожку удивляло именно это. — Как это работает?

— У нас есть три выдуманных закона, они называются "законы Кларка", в честь писателя их сформулировавшего, — в этот момент я чувствовал гордость за человечество. — Третий из них гласит, что любая достаточно продвинутая технология неотличима от магии. Я, в принципе, могу расписать как это работает, и даже показать схемы, в конце концов я этим зарабатывал на жизнь, но это займет кучу времени, особенно учитывая что в вашем языке даже нет нужных слов.

— А какие два остальных закона? — заинтересовалась Луна.

— Второй о том что для того чтобы распахнуть границы возможного, надо отважиться сделать шаг в невозможное, — в голове мелькнула мысль, что этот закон я уже применил. — А первый говорит, что если ученый говорит что что-то в его области возможно, то скорее всего это возможно.

— А что это такое? — Спайк поднял с пола плеер.

— О! — я отложил планшет. — Твайлайт, помнишь ты спрашивала про человеческую музыку? Это устройство называется плеер, это тоже маленький компьютер, но заточенный под одну задачу. Он хранит и дает возможность послушать музыку.

— Можно послушать что-нибудь? — обрадовалась она.

— Можно, только надо проверить, работает ли он, — я нажал на кнопку включения, и на экранчике высветился логотип Rockbox. — Работает.

Я воткнул наушники в уши и включил проигрывание. Оплавленные провода это неприятно, но жилы целы, так что... ага, работает. Что бы такого включить поням? Хм. А почему бы и не Adiemus, раз уж их пение напоминает эквестрийский.

Вытащив наушники из ушей, я понял что кое-чего не учел.

— Хм... проблемка, — я задумчиво посмотрел на Твайлайт. — Наушники рассчитаны на человеческие уши. Хотя погоди, я сейчас...

Я снова взял планшет, воткнул в него карту памяти из плеера и включил музыку.

— Звучание так себе, но представление даст, — извиняющимся тоном сказал я. — Это та самая музыка, которую я вспоминал в больнице.

— Это... звучит похоже на один старый пегасий диалект, — произнесла Луна когда канон повторился. — Тут точно есть слово "крылья" и "солнце".

— На самом деле нет, — я улыбнулся. — Они просто поют случайные звукосочетания, как будто их голоса это еще один музыкальный инструмент. Но иногда созвучия похожи на слова.

— Не похоже на нашу музыку, — заметила Твайлайт. — А какая еще бывает?

— Так, секунду... — я взял планшет и запустил "горыныча", программку распознавания голосовых команд. — Твайлайт, скажи "дальше".

— Дальше.

— Ага, спасибо, — я добавил в плейлист всю музыку, которая только была на карте памяти и перемешал треки. — Готово. Теперь, когда ты скажешь "дальше", включится следующая мелодия.

— Эта штука будет слушаться меня? — удивилась Твайлайт.

— Да, но только одну команду, — я решил не грузить единорожку принципом работы программы распознавания голоса, и запустив плейлист предложил. — Попробуй.

— Дальше, — произнесла Твайлайт, и трек сменился. — Она и правда слушается!

— Можете пока послушать, какая у людей бывает музыка, — я повернулся к дракончику. — Спайк, можно мне стакан воды, пожалуйста?

— Конечно, сейчас принесу, — дракончик умчался.

Я присел к стене и закрыл глаза. К сожалению, я оставил все свои лекарства в рюкзаке, а мне бы сейчас очень пригодился баралгин. Недостаточный сон, изобилие новых впечатлений и знакомств, а в качестве последней капли — розовая поняшка, спровоцировавшая приступ гипертимии. Нет, было забавно, но голова, начавшая болеть еще около госпиталя, теперь просто раскалывается.

— Вот, — я открываю глаза и сосредотачиваю взгляд на дракончике, в каждой лапке у которого по стакану воды. — Я подумал что наши стаканы будут слишком маленькими, поэтому принес два.

— Это ты правильно сделал, — я залпом выпил один стакан, а потом неспешно опустошил второй. — Спасибо.

— Нет проблем!

Я перевел взгляд на Твайлайт и Луну. Они, как зачарованные, слушали Waters of Irrawaddy в переложении Марвицы.

— Я пойду проветрюсь чуток, — сказал я Спайку. — Если что, я буду за библиотекой.

— С тобой все хорошо? — обеспокоился дракончик.

— Почти, — не стал вдаваться в подробности я. Моего ухода поняшки не заметили.

За неимением баралгина, единственным более-менее эффективным средством оставались прогулки по парку. Или хотя бы посиделки на свежем воздухе.

Чем я и занялся — сидел с закрытыми глазами, прислонившись спиной к теплой древесине библиотеки, и слушая шелест листвы. Вскоре это принесло свои плоды — головная боль потеряла остроту, а тошнотворные импульсы прекратились.

— Ох, ты и правда здесь, — я открыл глаза и увидел перед собой встревоженную мордашку Твайлайт. — Прости, я так увлеклась что совершенно о тебе забыла.

— Ничего страшного, — уверил я единорожку. — Со мной такое бывает. В детстве я сильно ударился головой, и внезапные приступы головной боли для меня уже стали нормой.

— Может быть, я смогу помочь тебе магией? — спросила Твайлайт. — Я знаю одно подходящее заклинание...

— Если ты уверена что мне оно не навредит, — я пожал плечами, — отказываться не буду.

— Хорошо, тогда...

Она подошла поближе и коснулась моего лба рогом. Я почувствовал слабый фиалковый запах единорожки, а затем... нечто неописуемое. Так могла бы чувствовать себя покрытая коррозией медная монета, которую очистили до первоначального блеска.

— М-м-м... — я глубоко вдохнул. — Если я когда-нибудь научусь магии, то только ради этого заклинания. Спасибо большое, просто как заново родился.

— Пожалуйста, — единорожка хихикнула и отошла. — Там пришли Флаттершай и Рэрити.

— Флаттершай это та, что меня нашла? — уточнил я.

— Да. Она за тебя беспокоится.

— Надо ее поблагодарить, — я поднялся, и мы пошли обратно в библиотеку.

Там я застал почти такую же картину, как и когда уходил — только теперь зачарованно слушали музыку три пони. Я узнал "Легенду" Дидюли.

— Очень красиво, — сказала Твайлайт. — Но время от времени попадается такая, что и на музыку не похожа. Хотя Спайку понравилось.

— Ну что ж, видимо есть люди-пони и люди-драконы, — усмехнулся я, и едва отзвучали последние ноты, скомандовал. — Стоп.

Обе новоприбывших пони обернулись на мой голос. Одна — желтая-розовая пегаска, вторая — жемчужно-белая единорожка чьи лиловые грива и хвост были завиты в крупные локоны. Так... единорожка выглядит слишком ухоженной, чтобы ее можно было представить гуляющей по горящему лесу, так что скорее всего Флаттершай — пегаска. С другой стороны, пегаска выглядит настолько смущенно-напуганной, что и ее я в лесу представляю плохо.

— Привет. Я не помню своего имени, но... — я замолк и хлопнул себя по лбу.

Я прошел мимо ошарашенных моими действиями пони, схватил планшет и быстро залез в папку со сканами документов. Паспорт... Ага! Кусочек мозаики встал на место — я вспомнил, как меня зовут.

— Вот теперь я наконец-то могу нормально познакомиться с вами, — я радостно улыбнулся. — Меня зовут Артур.

— Ты вспомнил свое имя? — обрадовалась Твайлайт.

— Ну, на самом деле не вспомнил, а подсмотрел... — я развернул к ней планшет, и только потом вспомнил, что для нее это все китайская грамота. — Но итог один и тот же.

Я поставил планшет обратно и развернулся к новоприбывшим пони.

— Простите, я просто только сейчас... ох, давайте начнем сначала. Меня зовут Артур.

— Я Рэрити, и вам просто необходимо заглянуть в мой бутик. Чем скорее, тем лучше!

— Зачем? — удивился я внезапному напору единорожки.

— Ваш... халат, он просто ужасен! Это преступление против моды! Я просто обязана что-нибудь с этим сделать.

— Спасибо за предложение, конечно, — я слегка попятился. — Мне и правда надо обзавестись новой одеждой, но у меня совершенно нет на это денег.

— Это не проблема, — вмешалась Луна. — Думаю, для нас не будет проблемой выделить тебе некоторую сумму подъемных.

— Что сделать? — я повернулся к ней. — Нет! Не надо. Я не могу! Вы уже и так для меня слишком много всего сделали. Я замечательно заработаю сам, я способный.

— Почему ты так яростно отказываешься? — удивилась Луна.

— Это удар по моей гордости, — сознался я. — В моем мире принято жить самостоятельно, не надеясь ни на чью помощь.

— Даже если она необходима? — ехидно улыбнулась аликорна и неумело насвистела вестернную тему. — Тебе не нужна ничья помощь, сахарок?

На диванчике хихикнула Твайлайт.

— Это другое, — взмолился я. — Я уже и так принял слишком много помощи. Оставьте бедному человеку немного его человечьей гордости.

— Ладно, если для тебя это так важно, — аликорна продолжала ехидно улыбаться, словно что-то задумала.

Я развернулся к Рэрити.

— В общем, — твердо пообещал я. — Как только — так сразу.

— Возможно, вы сможете хотя бы рассказать мне о моде в вашем мире? — витиевато попросила единорожка. — Там где есть столь прекрасная музыка, должна быть и прекрасная одежда!

Я несколько секунд искал связь между музыкой и одеждой. Не нашел. Так, стоп, чего она просила?

— В моде я не разбираюсь совершенно, — я развел руками. — Сам всегда одевался практично.

— Какая жалость, — единорожка не скрывала своего разочарования. — Ох, простите, я совершенно заболталась. Флаттершай, дорогая, ты же хотела с ним поговорить.

Желто-розовая пегаска, до этого момента изо всех сил прикидывавшаяся ветошью, вздрогнула и сделала маленький, едва заметный шажок назад, в сторону выхода.

— Ты боишься меня? — удивился я.

— ... — тихо-тихо пробормотала пегаска и сделала еще один микрошажок назад.

Тишина. Что говорить? Это вообще, нормальная ситуация? Рэрити выглядит словно все так и должно быть. М-м-м... что-то становится как-то слишком неловко. Она же меня спасла, почему сейчас боится? Ладно, не важно. Я должен ее поблагодарить.

— Я... эм-м-м... в общем, спасибо тебе. Немножко несправедливо, что тебя я благодарю последней, хотя именно ты нашла меня первой. Если бы не ты, я бы уже был мертв. Спасибо.

— Я... рада, — голос на грани слышимости. — Что ты жив.

— Я тоже, — я улыбнулся пегаске, и она застенчиво улыбнулась в ответ.

Неловкая тишина. О боже, опять! Что же мне делать-то? Под такую ситуацию я алгоритмов не составлял!

— Кто-нибудь хочет есть? — спас меня Спайк. — Уже время обеда. Принцесса Луна, вы останетесь у нас?

— Боюсь что нет, Спайк, мне пора возвращаться в Кантерлот, — сообщила Луна. — Артур, можно тебя на минуточку?

— Конечно, — я вышел из библиотеки вместе с ней, стараясь скрыть вздох облегчения. — Что такое?

— У твоих сородичей есть прекрасная музыка. Ее обязательно надо записать на кристаллы.

— Это что-то вроде магической звукозаписи? Если ты найдешь мне кого-нибудь занимающегося этим, то можно будет попытаться.

— Я знаю как раз того, кто тебе нужен, — заверила меня Луна. — Она живет здесь же, в Понивилле. Я напишу ей.

— Если она живет здесь же, то может быть ты немного задержишься и мы сходим к ней? — возвращаться в библиотеку прямо сейчас мне не хотелось настолько, что я был готов даже на еще одно знакомство.

— Можно, если она не спит, — Луна на секунду замолкла. — Нет, не спит. Тогда пойдем.

— Погоди, дай я хотя бы плеер возьму.

Я зашел в библиотеку, взял плеер с наушниками и вытащил из планшета карточку.

— Извините, у нас с Луной появилось небольшое дело, так что мы отойдем ненадолго, — я рефлекторно попытался сунуть плеер в карман, но на халате их не оказалось. — Рэрити, Флаттершай, было приятно познакомиться.

— Взаимно, дорогуша, — успела ответить Рэрити, прежде чем я несколько поспешно покинул библиотеку.

Надеюсь они это спишут на то, что я не хотел заставлять принцессу ждать.

— Взял, — сообщил я Луне и показал плеер. — Пойдем?

— Пошли, — она улыбнулась, и мы отправились в путь. — Флаттершай настолько сбила тебя с толку?

— Откуда... а, — я вспомнил, с кем говорю. — Ну да. Увидеть что она меня боится было неприятно. Словно она жалеет, что вытащила меня.

— Она не боится, — возразила Луна. — Она просто очень робкая, и знакомства не ее сильная сторона.

— Настолько робкая? — удивился я, а потом вспомнил себя в школе после травмы. — Ее здесь как-то притесняют?

— Конечно нет — аликорна глянула на меня с недоумением. — Она героиня с заслугами перед диархией, она воплощает элемент Доброты! Никто не посмел бы...

— А раньше? — прервал ее я. — Твайлайт сказала, что они лишь недавно стали носителями элементов гармонии.

— Раньше... не знаю, — аликорна помрачнела. — Меня тогда здесь не было.

— Почему? — удивился я.

— Я была в тысячелетнем заточении, — невесело улыбнулась Луна. — В тот день, когда меня освободили, элементы гармонии получили свои воплощения.

— И почему тебя заточили? — я был шокирован подобной новостью. — И кто? Я не могу даже представить себе, чтобы ты совершила что-то достойное тысячелетнего заключения!

— Спасибо, — вздохнула Луна. — Но я совершила.

Она рассказала мне историю Найтмер Мун. О том как она завидовала сестре, о том как она поддалась злой сущности Кошмара, о том что она совершила прежде чем напасть на сестру и быть заключенной за это на луне и о том как новые носители элементов гармонии спасли ее. Она рассказывала все это почти что будничным голосом, но я слишком хорошо помнил, как я сам так же отвечал на вопросы мамы. Этим меня не обмануть.

— Ты не виновата, — я остановился и погладил ее по гриве в приступе сочувствия. — Это была не ты...

— Я, — она резким движением головы стряхнула мою руку. — Я знаю цену своим проступкам. Это я поддалась зависти, это я приняла помощь тьмы, и все что потом было сделано — тоже сделала я. Не смей меня трогать.

— Прости, — я отступил на шаг и замолк.

Дальше мы шли молча, а я последними словами ругал себя за то что распустил руки. Луна чем-то напоминала мне сестренку, и я просто поддался порыву... но она не права. Это было слишком давно, и она явно была не в себе! Винить себя за это глупо.

— Ты помнишь, как ты была на луне? — решился спросить я.

— Нет, — короткий ответ с явным намеком, но я все же попытаюсь.

— Тогда ты не знаешь цену своего проступка.

— Я не хочу об этом говорить, — твердо сказала она. — Мне не нужно твое сочувствие.

— Это не сочувствие. Я считаю что ты зря...

— И твое мнение мне тоже не нужно, — перебила она. — Замолчи.

Я подавил приступ гнева, а потом постарался вычистить разум от обиды. Получалось плохо, но я не хотел показывать ей, что ее слова меня задели. Проклятая эмпатка... нет, не надо. Вы-ыдох. Нет эмоций — есть покой. Нет неведения — есть знание. Нет страстей — есть безмятежность. Нет хаоса — есть гармония.

Я повторил мантру еще пять раз, прежде чем успокоился. Да-а, давненько я не получал таких щелчков по носу. Но она права. Она мне не сестра, чтобы я заботился о ее душевном состоянии. Черт, я все-таки обиделся. "Обиделся" имеет возвратный суффикс "ся", само слово означает что моя обида это мой же косяк. Ненавижу эмоции. Вот бы мне возможность отключать их так же, как я отключаю сознание перед сном. Щелк — и я снова уравновешен. Мечты-мечты.

— Пришли, — отрывисто сказала Луна и постучала в дверь. Домик меня немного удивил, он словно невидимой плоскостью был разделен на две половины — левую деревянно-светлую и правую каменно-темную. Забавный дуализм.

— Да? — дверь открылась, и из-за нее выглянула дымчато-серая пони с гривой цвета мокрого асфальта.

— Принцесса Луна! Чем я могу помочь?

— Здравствуй, Октавия, — голос Луны слегка смягчился. — Нам нужна Винил, позови ее, пожалуйста.

— Конечно. Заходите, — она бросила на меня опасливый взгляд.

— Это вряд ли... — ответил я. Этот домик был куда меньше библиотеки, и даже если бы мне удалось протиснуться в дверь, в внутри я мог бы перемещаться только на четвереньках. — Я не пролезу.

— Тогда я позову ее, — пони убежала внутрь домика.

Я вздохнул. Ошибки надо исправлять.

— Луна, извини. Я не должен был лезть к тебе с советами.

— Ты до сих пор обижен, и ты не чувствуешь раскаяния, — она посмотрела на меня немного неприязненно. — Почему ты извиняешься?

— Потому что разумом я понимаю, что не прав, — раздраженно отозвался я. — Я просто поддался чувству...

— Жалости? — язвительно перебила меня Луна.

— Симпатии, — отрезал я. — И раскаиваться мне не в чем.

— Симпатии, — эхом повторила Луна и грустно усмехнулась. — Хорошо. Извинения приняты.

— Спасибо, — я только сейчас заметил, насколько напрягся в ходе этого короткого разговора.

Из домика выглянула, а затем пошла в нашу сторону белая единорожка с гривой электрической расцветки и в фиолетовых солнцезащитных очках.

— Артур, знакомься, это Винил Скрэтч, она большой специалист в кристаллической звукозаписи. Винил — это Артур, он из другого мира.

— Приятно познакомиться, — пони осмотрела меня снизу вверх. — И зачем вам я?

— У него есть музыка его мира, — объяснила Луна. — И я бы хотела получить ее на кристаллах.

— Понятненько, — кивнула пони. — А сейчас она на чем?

Я молча показал ей плеер.

— И как это работает? — единорожка сняла очки и подхватила плеер телекинетическим полем.

— Тот же самый вопрос у меня о кристаллах, — пожал плечами я. — Обменяемся знаниями и разберемся.

— Интересная задачка, — единорожка бросила на меня любопытный взгляд. — Я сейчас схожу за своим набором и начнем. Никуда не торопишься, здоровяк?

— Нет, никуда, — я хмыкнул. — Сейчас так сейчас.

Единорожка ушла обратно в домик.

— Теперь мне точно пора, — сказала Луна. — Удачи вам с записью.

— Спасибо что составила компанию, — я улыбнулся ей. — До встречи.

Она кинула на меня странный взгляд, кивнула и свечкой взлетела в воздух, а затем взяла курс на видневшийся вдали Кантерлот. Я провожал ее взглядом до тех пор, пока не вернулась Винил.

— Ладно, здоровяк. Говоришь, эта штука может играть музыку?

— Секунду, — я включил плеер, выкрутил громкость на максимум, снял амбушюры, а потом аккуратно поднес наушники к пушистым ушкам пони.

С такого расстояния я видел, как ее глаза расширились под очками.

— Слишком громко? — я потянулся было назад, но она схватила мои руки магией.

— Стой, я хочу дослушать эту до конца!

Настолько понравилось? Что там, интересно? К сожалению, арматурные наушники не давали разобрать мелодию — я слышал только приглушенное скрежетание и едва слышные удары басов, похоже что-то из электроники... и ей нравится?

— Чувак, это просто улетно, — сообщила она через три минуты.

— Замечательно, — у меня как раз затекли ноги сидеть в неудобной позе и я с наслаждением поднялся.

И что же вызвало у нее такую реакцию? Я глянул на экран плеера. Armin van Buuren — Full Focus. Неожиданно.

— Еще есть? — она с жадностью наркомана посмотрела на плеер.

— Ага. Что-то около сотни треков.

— Сотни?! — поразилась она. — Так, я хочу это и хочу немедленно. Рассказывай, на какой магии работает эта штука.

— Тут-то мы и подходим к корню проблемы, — я вздохнул. — Никакой магии.

— Без магии? — она снова взяла у меня плеер и осмотрела его со всех сторон. — Как?

— Ух... тут нужна бумага, я так сходу не расскажу.

— Точно, — она рванула обратно в дом. — Заходи.

— Вряд ли, — я хмыкнул. — Я в ваш дом смогу залезть только на четвереньках.

— Как можешь, так и залазь, — потребовала Винил. — Нам понадобится стол и оборудование.

— Ладно, — я с сомнением посмотрел на дверь которая была в лучшем случае той же ширины что и мои плечи. — Кто не спрятался, я не виноват.

Оказалось, что я себе переоценил. На четвереньках я без проблем пролез в дверь, а внутри оказалось достаточно просторно, чтобы я мог сесть по-турецки. Правда, для этого мне пришлось подвинуть микшерский пульт. Я осмотрелся — изнутри домик был так же разделен на две половины. В "светлой" половине стоял маленький диванчик, журнальный столик и рояль. На "темной" был аналогичный диванчик другой расцветки, микшерский пульт и виниловый проигрыватель на небольшой тумбочке. Я заинтересовался этим раритетом и подполз поближе.

Устройство выглядело достаточно современно — полагаю, я вполне мог бы иметь такой, если бы моя аудиофилия дошла до того, что я бы предпочел аналоговый носитель звука цифровому. Единственное отличие от человеческой техники — у него не было никаких проводов. Я перевел взгляд в заднюю часть домика. Дверь на кухню, что-то вроде закутка в котором стояли концертные колонки и лестница наверх. Внезапно часть пола поднялась, явив миру Винил Скрэтч. Она вылезла из подвала, а затем вытащила телекинезом большую коробку.

— А, ты уже здесь, — она решительно стряхнула все с журнального столика и перетащила его на свою сторону. — Вот стол, вот бумага, вот перо, вот чернильница, начали.

— Перо? — я скептически посмотрел на выданную писчую принадлежность, а потом на современно выглядящий микшерский пульт. — Нда, профану не понять.

— Что такое?

— Ничего, — я вздохнул. — Все бывает в первый раз. Итак, начнем с базовых принципов...

Я рассказал все что помнил про цифровой метод хранения звука и дискретизацию, потом рассказал про цифро-аналоговые преобразования и под конец объяснил как работают динамики, сопровождая все это примерными схемами и нещадно закапывая все чернилами.

— Святая Селестия, как у вас все сложно, — Винил покачала головой, глядя на исписанный лист. — И ты все это помнишь?

— Ну, эта область смежная с тем чем я занимался дома, — я пожал плечами. — А по теории обработки сигналов нас драли будь здоров, меня ночью разбуди я теорему Котельникова наизусть оттарабаню. Теперь рассказывай, как устроено у вас.

— Да и рассказывать-то нечего, — Винил вытащила из своей коробки небольшую сумку и вытряхнула из нее комплект ограненных драгоценных камней. — Самая простая технология была изобретена пятьдесят лет назад.

Она подошла к проигрывателю, поставила на него отполированный глянцевый диск, а затем стрельнула магией в драгоценные камни. Рубин взлетел и словно примагнитился к центру диска, сапфир начал парить над краем диска, а изумруд взяла в лапку Винил. Она включила двигатель, а затем произнесла "Диджей Пон-3, проверка оборудования". Сапфир с легким шорохом вгрызся в поверхность пластинки, короткая стружка вылетела из-под острия и притянулась к рубину. Кажется, я понял что будет дальше.

И действительно, Винил подвела тонарм к пластинке и из динамиков раздалось: "Диджей Пон-3, проверка оборудования", щелчок — и тонарм уходит на стоянку.

— У нас эта технология успела уже умереть и воскреснуть, но запись в домашних условиях это круто.

— У нас с этим проще, — усмехнулась Винил. — Но кристаллы надо заряжать у единорогов. Однако это старье, и используют его только потому что у каждого есть проигрыватель и для некоторых моделей даже не нужна магия. Будущее — за этим!

Она вытащила из коробки еще одну сумку. Внутри оказалось пять гигантских кристаллов хризопраза, ограненных в форме шестиугольных призм с заостренными верхней и нижней гранями, два небольших додекэдра-изумруда — один посветлее, другой потемнее и набор разнокалиберных кусочков аметиста. Большинство из них было бесформенными, но некоторые выглядели так, как будто их огранку бросили на полпути.

— Так, и что это?

— Этот набор позволяет записывать все непосредственно на кристаллы, — она напряглась, ее рог окутался фиолетовым свечением, которое словно впитывалось хризопразами. Наконец, они взлетели в воздух выстроившись звездой, в центр которой Винил бросила один из недоограненных аметистов.

— Диджей Пон-3, проверка оборудования.

— Ага, — я увидел как тонкие лучики, вырвавшиеся из призм, срезали совсем немножко аметиста, почти что несколько пылинок. — И как это потом проигрывается?

— Вот так, — Винил вытащила аметист и кинула его в небольшую коробочку с двумя крутящимися рукоятками. Она несколько раз прокрутила нижнюю, и нажала на верхнюю.

— Диджей Пон-3, проверка оборудования, — раздалось из колонок.

— И все? Все так просто? — я с завистью смотрел на хризопразы. — Можно взять любые камни, применить немножко магии и все? На что я потратил пять лет своей жизни...

— Нет, на самом деле все сложно, — вздохнула Винил. — Я просто пользуюсь ими, создать такие же я не могу. Кристаллы должны быть особым образом выращены, затем их зачаровывают заумные единороги вроде Твайлайт, и я там понимаю не больше, чем в этом, — она мотнула головой в сторону исписанного мною листа.

— Тогда почему Луна сказала что ты большой специалист? — опешил я.

— Эй, я спец в том как этим пользоваться, составлять записывающие заклинания и все такое, — возмутилась единорожка и призналась. — Ну и она сама в этом разбирается еще меньше.

Я рассмеялся. Всё как дома!

— Ладно. Судя по тому что я вижу, проблемы особой не возникнет.

— Да, нам просто понадобится два заклинания щита и изумруды почувствительней.

— У тебя есть?

— Конечно! — Винил закопалась в коробку и вытащила металлический кубик, из которого вытащила два миллиметровых среза изумруда. — Лучшие из тех что можно купить.

Мы некоторое время копались, собирая стенд из подручных средств — Винил сказала, что магия под звукоизолирующим щитом будет создавать шум. В конце концов система была готова, единорожка наколдовала щиты, а я включил плеер. Четыре с половиной минуты мы просто ждали, рассматривая как парящие в воздухе кристаллы тонкими лучиками гранят аметист.

— А теперь попробуем! — единорожка выхватила новый кристаллик аметиста и бросила его в проигрыватель. Дом наполнили звуки Armin van Buuren — Minack.

Я недовольно цокнул языком. Как и ожидалось от такого способа звукозаписи, качество оставляло желать лучшего — музыка звучала так, будто источником был сильно пережатый MP3.

— Сработало! — радостно заявила Винил.

— Плохо сработало, — я задумчиво посмотрел на свой лист. — Качество никуда не годится.

— Ну, я вряд ли найду микрофоны лучше... — начала было Винил.

— Нет, мы пойдем другой дорогой, — я потарабанил пальцами по столу и кивнул. — Ты сказала что умеешь зачаровывать кристаллы-микрофоны?

— Умею, — кивнула Винил. — Я может и не мастер чар, но высшую школу магии закончила.

— Хорошо. А ты можешь изменить заклинание так, чтобы они реагировали не на звук, а на электричество?

— Могу, наверное... — неуверенно отозвалась единорожка. — А зачем?

— Попытаемся выжать максимум качества, — ответил я — Но для этого надо избавиться от наушников.Будем подавать сигнал непосредственно на кристаллы.

— Давай попробуем, — кивнула Винил. — Командуй.

Мы провозились до заката. Для начала я не захотел курочить свои наушники, и нам пришлось создавать аналог. Тут выяснилось, что более-менее знакомый с магией взрослый единорог запросто заткнет за пояс 3D-принтер, и единственной проблемой стало точно выдержать размеры. Затем мы перешли к заклинанию, и тут засели уже прочно — работать с электричеством без инструмента мягко говоря неудобно, а еще мне пришлось объяснять единорожке что такое напряжение и как в теории кристалл должен реагировать на его изменение. Тут она меня просто поразила. Если бы я так же схватывал на лету в институте, я бы закончил с красным дипломом. Она наколдовала первый рабочий вариант, и еще час мы сидели в наушниках и калибровали заклинание — точнее, она калибровала, постоянно что-то записывая на листе бумаги, пока я уточнял качество звука.

— Фух! Это был самый жесткий мозговой штурм со времен экзаменов по точной магии, — Винил пролевитировала мне высокий бокал с чем-то вроде чая. — Держи, здоровяк.

— Аналогично, — я в три глотка осушил его и шумно выдохнул. — Ты крута. Прям совсем крута.

— Ты сомневался? — усмехнулась единорожка.

Ответить я не успел — дверь распахнулась, и в домик зашла Октавия с притороченной к спине виолончелью в чехле. Надо же, я и не заметил что она уходила.

— Что здесь произошло? — воскликнула пони.

Я обвел домик взглядом. Коробка, которую Винил притащила из подвала перевернута, по полу разбросаны разномастные кристаллы и смятые листы бумаги, микшерский пульт задвинут в угол, на вытащенном в середину домика и заляпанном чернилами столе громоздится сюрреалистичная конструкция — первый звукозаписывающий стенд.

— Нда, бардак мы навели знатный, — поделился я своими наблюдениями с единорожкой.

— Щас Окти будет ругаться, — лениво отозвалась Винил.

— Ругаться? — в голосе упомянутой пони появились зловещие нотки. — Нет, Винил, все будет гораздо хуже!

Она с глухим стуком поставила виолончель на пол и вытащила из чехла смычок.

— Не надо ругаться, — я поднялся и включил на плеере уже заготовленный трек. Домик наполнили звуки далеких труб. — У нас тут триумф инженерно-магической мысли.

Итоговое заклинание Винил было идеальным. Звук был даже лучше, чем я ожидал — черт, да он был лучше чем у меня дома! Грохот барабанов ощущался почти как землетрясение, а пение труб словно раздавалось внутри головы.

— Что это? — Октавия удивленно переводила взгляд между мной и Винил. — Я такого никогда раньше не слышала.

— Это из моего мира, — объяснил я. — Мы с Винил нашли способ записать музыку с моего плеера на ваши кристаллы. Нравится?

— Нравится... пожалуй, — пони опустила смычок и улыбнулась. — Ладно, это почти окупает тот беспорядок, который вы навели.

— Не будь такой аккуратисткой, Окти, — Винил поманила подругу на свою сторону. — Арт, вруби ту, с виолончелями.

— Не вопрос, — я усмехнулся. Почему-то единорожке очень понравился Thunderstruck от 2Cellos, и она сказала что Октавия обязательно должна это оценить.

— Слушай, — потребовала Винил, когда земная пони уселась рядом с ней. — Если бы я умела играть на виолончели, я бы играла так.

— Бедный инструмент, — заранее посочувствовала Октавия.

Мы еще некоторое время наслаждались музыкой, и только когда закат начал мягко переходить в ночь, я засобирался в свое временное пристанище.

— Ладно, девушки, пора бы мне возвращаться обратно в библиотеку. Винил, давай запустим запись на ночь и я пойду.

— Хорошо, — единорожка спрыгнула с дивана. — С чего начнем?

— С ван Бюрена, — решил я. — Будет только справедливо, если тебе первой достанутся результаты твоего труда.

— Ништяк, — одобрила идею пони и вставила в записыватель большой аметист. — Запускай.

Неспешное вращение кристаллов, тонкими лучиками высекающими музыку в камне — крайне гипнотическое зрелище. Можно смело ставить в ряд с текущей водой и горящим пламенем.

— Тебя проводить? — предложила единорожка.

— Не надо, — отмахнулся я. — Тебя вся эта канитель с заклинанием выжала и высушила, я же вижу.

— Ну да, — не стала отрицать Винил. — До завтра, здоровяк.

— До завтра, — согласился я и выполз из домика.

Наконец-то подняться во весь рост — настоящее наслаждение. Я похрустел всем, что могло бы хрустеть и неспешным шагом направился в библиотеку.

Все-таки Понивилль скорее деревня, чем город. Или же пони совершенно чужда ночная жизнь — чистенькие улочки были удивительно пустынны. На небе сияет полная луна в окружении незнакомых созвездий, чуть слышно шелестит листва множества деревьев, вокруг ухоженные небольшие домики и... кажется, я заблудился.

Пока мы с Луной шли сюда, я был слишком увлечен разговором с ней, да и днем все выглядело как-то иначе. Опять я себя переоценил. Ладно, мы долго шли по прямой, так что возможно ближе к концу этого пути я найду какие-нибудь ориентиры.

Луна-Луна... я ее в какой-то мере понимаю. Масштаб другой, конечно, но эмоции те же. Я помню то давящее чувство вины, которое я испытывал всякий раз, когда родители приходили ко мне после травмы. Они выглядели изможденными и улыбались через силу, а я думал что это из-за меня. Это уже потом я понял, что не в последнюю очередь они были такими еще и из-за рождения сестры, и им приходилось метаться между маленьким ребенком и больным ребенком, но тогда мне казалось что везде и всюду виноват я. Но стал бы я так яростно защищать свою вину? Сложно теперь сказать. Но то что я тогда сильно изменился — это факт. Стал ответственней. Стал думать заранее. А! Возможно дело именно в этом. При условии что мы мыслим схожим образом, можно предположить что она бессознательно (а может и сознательно) использует свою вину как ограничитель, вечное напоминание о том, к чему приведет ослабление контроля. Тогда заодно становится понятна ее реакция — я бы примерно так же отнесся к предложению "быть проще". Что ж, возможно это пройдет со временем. У меня же прошло. О! Вот, этот домик с красными цветами, мы поворачивали около него, как раз тут я попытался ее погладить.

Стыдоба... что только на меня нашло? Я почувствовал, как у меня теплеют щеки и уши. Тьфу, зараза... так, старый метод, прикусить щеку до боли... прошло. Не буду об этом думать. И не трогать лошадок! Похоже не все они относятся к этому так же просто, как Пинки.

Теперь... да. Вот теперь я абсолютно точно заблудился. Этого здания я никогда раньше не видел — оно выглядит достаточно необычно, чтобы я его запомнил. М-м-мда. Теперь либо стучаться в дома и спрашивать дорогу, либо просто упасть где-нибудь и проспать до рассвета, благо здесь разгар лета. С одной стороны, не проблема. С другой стороны, Твайлайт наверняка будет беспокоиться — я же не сказал, куда я иду... впрочем, я и сам не знал. Нда, нехорошо. Придется просить о помощи.

Я тяжело вздохнул. Терпеть не могу просить о помощи, а уж тем более кого-то незнакомого. Я подошел к ближайшему домику в котором светились окна, показывая что хозяева еще не спят. Ладони, как обычно, слегка вспотели. Обычная психофизиологическая реакция на некомфортную ситуацию. Я сильнее этого... Начали!

— Вот ты где! — раздался голос за моей спиной, и я вздрогнул всем телом.

— Твайлайт? — я обернулся. — Не пугай меня так, у меня чуть сердце не остановилось.

Как она вообще так незаметно подкралась? Они же щелкают при ходьбе! Негромко, конечно, но все же!

— Что ты тут делаешь? — спросила единорожка.

— Я шел от Винил, заблудился, решил что сам дорогу не найду и решил попросить помощи. Как ты меня нашла?

— Когда ты не вернулся до заката, я решила написать письмо принцессе Селестии, она ответила что Луна отвела тебя к Винил, я пошла туда — но ты уже ушел, так что я решила воспользоваться моим новым поисковым заклинанием, которое и привело меня к тебе, — единорожка, кажется, чем-то очень довольна.

— Круто, — я отошел от двери. — Надеюсь, это было не слишком хлопотно.

— Вовсе нет, — улыбнулась она. — Я мечтала проверить это заклинание с тех самых пор как Рэрити похитили Алмазные Псы.

— Тогда зачем понадобилось писать Селестии? — увидел несостыковку в ее рассказе я.

— Оно действует только по горячим следам, — немножко огорчилась единорожка. — Пойдем?

— Пойдем, — кивнул я, и мы неспешно двинулись по тихим ночным улочкам в сторону библиотеки.

— Почему ты не попросил Винил проводить тебя? — спросила Твайлайт.

— После того как она полдня работала над заклинанием, она выглядела не лучшим образом. Да и я думал что найду дорогу обратно.

— Каким заклинанием? — заинтересовалась единорожка.

Я рассказал ей о наших техномагических изысканиях — в общих чертах, поскольку как работает магия Винил я не понимал в принципе.

— Так что скоро в Эквестрии будет музыка из другого мира, — закончил я.

— Значит, ты понимаешь как работают эти твои... компьютеры? Раз ты смог объяснить Винил, что именно должно делать заклинание.

— Конечно понимаю, я же инженер-схемотехник, — я хмыкнул. — Но это по-прежнему сложновато описать.

— Ну ты же смог объяснить что-то Винил, значит, ты сможешь сделать это и для других!

— Возможно — согласился я. — Но не надейся на слишком уж многое. Я знаю как собирать электронику из отдельных узлов, в общих чертах знаю как работают эти узлы, но я не могу их создать. Почти все мои знания в этом мире бесполезны, они привязаны к моей цивилизации.

— Это все равно будет очень интересно! — Твайлайт даже начала слегка подпрыгивать. — Жду не дождусь!

— Только давай начнем не сегодня, — взмолился я, видя ее энтузиазм.

— Конечно нет! — кажется, Твайлайт собралась сказать что-то еще, но передумала.

Мы вышли к небольшой площади перед библиотекой, причем совсем не с той стороны, с которой я ожидал. Изрядный крюк я сделал, пока блуждал...

Твайлайт ускакала вперед, видимо включать свет. Я осторожно протиснулся в дверь, и остановился на пороге.

— СЮРПРИЗ! — я вздрогнул от хора голосов, свет включился одновременно с канонадой хлопушек и на меня опустилось целое облако конфетти.

Я мог только беспомощно оглядываться — я словно стоял на берегу озера радостных пони, из которых одним прыжком выскочила моя розовая знакомая.

— Я узнала что ты вспомнил свое имя! — прыгнула она до уровня моих глаз — И решила что надо срочно устроить супер-пупер приветсвенно-знакомственную вечеринку! Ты рад? Ты рад?

— Спасибо, Пинки, — похоже этот долгий-долгий день еще очень далек от завершения. — Я рад.

— Отлично! Тогда давайте веселиться! — пони прыгнула в толпу. — Эй, всепони! Повторяем за мной! Добро пожаловать в Понивилль!

— ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПОНИВИЛЛЬ! — радостно грохнула толпа.

Похоже им это нравится в той же мере, в которой не нравится мне. Ну что ж, улыбаемся и машем, улыбаемся и машем...