Съезд ученых

Немного ворчливый физрук по имени Виллчаир, которому задерживают зарплату, в отчаянии едет на съезд учёных в Кантерлот, чтобы узнать о причинах задержки. Удастся ли ему узнать это или ему помешают обстоятельства?

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Сестра Рэдхарт

Записи Винил Скратч - Первый Сезон

После изобретения радио, DJ-P0n3 (также известная как Винил Скратч) начинает вести первое радио-шоу с со-ведущей по имени Октавия. Октавия быстро понимает, что ее начальница крайне эксцентрична, из-за чего передачи постоянно идут вразнос, но каким-то образом становятся только еще популярнее. Эти передачи были записаны и транскрибированы из соображений исторической ценности. Это Винил Скратч, первый сезон.

Принц Блюблад DJ PON-3 Октавия

Час визита

Бон-Бон навещает Лиру в психлечебнице.

Лира Бон-Бон

Предложение, от которого невозможно отбрехаться

Дорогая Селестия. Если ты это читаешь, значит, мои лазутчики лучше твоих стражников. Бах! Очко в пользу Кризалис. Но если серьёзно, не принимай это близко к сердцу. Просто чейнджлинги по природе своей лучше пони по множеству параметров. А раз уж такое дело, то не лучше ли будет вам сотрудничать с нами, а не враждовать? Не бойся, я не имею в виду очередную попытку захвата власти. Я говорю о настоящем сотрудничестве и перспективах, которые тебе попросту нельзя игнорировать.

Принцесса Селестия Кризалис

Через тернии

Что, если бы события на свадьбе в Кантерлоте закончились не в пользу пони?

Твайлайт Спаркл Спайк Зекора ОС - пони Кризалис

Селестия в Тартаре

По мотивам финала четвёртого сезона.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Пегас домашний

Сборник зарисовок о пегасе и его хозяине.

ОС - пони Человеки

Каминг-аут Спайка

Вернувшись домой из командировки, Твайлайт обнаружила, что Спайк целуется с Рамблом, жеребчиком-пегасом. У дракона не остаётся иного выбора, кроме как рассказать Твайлайт о том, чего та никак не могла ожидать от своего братишки. Он — гей. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: ВОЗГОРАЕТ - НЕ ЧИТАЙ!

Твайлайт Спаркл Спайк

Забытые катакомбы.

Кружка чая, два друга в скайпе, грусть печаль.Одному из друзей пришла в голову дурацкая мысль, которую МЫ и написали.Сразу скажу, здесь НЕ ПРО ПОНИ!Я думаю не стоит писать, т.к. фик меньше чем на страницу.И да, это наша первая работа, но ждем критики.

Две части целого

У всех есть свои внутренние демоны. Чьи-то сильнее, чьи-то слабее – а у кого-то они мысленно издеваются над его друзьями, раз за разом. Может ли это продолжаться вечно? Могут ли ужиться в одном разуме психопатка и пони, в жизни не желавшая другим зла?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 2 - Адаптация Глава 4 - Нейтральность

Глава 3 - Гипомания

Ссылки на YouTube идут вместе с метками времени. Если вы пользуетесь чем-то вроде YT2Player, то в этот раз лучше будет смотреть в браузере.
Русскоязычный вариант я не нашел, так что субтитры наше все.

Я проснулся. В очередной раз — из-за того что кто-то находился поблизости. Единороги вылечили мои ожоги, но, видимо эта травма со мной настолько давно, что уже стала частью меня.

Кто может находится в моей комнате ночью, когда я сплю? Враги? Вроде бы еще не успел обзавестись.

Я едва-едва приоткрыл глаз, и увидел сияние звездного неба. Не знаю, зачем она пришла, но мне внезапно безумно захотелось над ней подшутить.

Она начала наклонять голову, когда я внезапно цапнул ее за рог.

Это была плохая идея. Примерно как погладить молнию, хоть и не с такими фатальными последствиями. Но выражение испуга и шока на лице принцессы ночи того стоили... наверное.

— Доброй ночи, принцесса Луна, — церемонно произнес я, после того как выбрался из-под перевернутой кровати и поднялся, потирая ушибленные ребра. Что ж, повезло что она меня от неожиданности не испепелила, а только отбросила, хоть и вместе с кроватью. — Что привело вас ко мне в этот поздний час?

— Ты не спал? — она смотрела на меня с подозрением.

— Спал, пока ты не вошла, — я подул на саднящую руку и внезапно осознал, что стою перед ней совершенно голый. Первой мыслью было дернуться за халатом, но я подавил это желание. — Простите меня за этот дурацкий розыгрыш.

— Я думаю что тоже должна извиниться... — ее рог слабо засветился, и кровать, легко перевернувшись в воздухе, встала на свое место. Я, стараясь чтобы жест выглядел совершенно непринужденным, взял халат и накинул его на себя, — за это ночное вторжение.

— Думаю, я уже сделал достаточно, чтобы не иметь права обижаться на это, — я улыбнулся ей и пошел к одному из двух кресел, стоявших в углу комнаты. — Но мне все же интересно, зачем ты пришла ко мне среди ночи.

— Я... — кажется она смутилась. — Ну...

— Луна, а ты можешь что-нибудь с этим сделать? — я протянул аликорне руку, которой ухватил ее за рог. Почти вся ладонь превратилась в одну глубокую ссадину.

— Конечно, — как я и ожидал, она радостно ухватилась за возможность увильнуть от предыдущего вопроса. Ее рог засветился, и все ссадины на руке стремительно зажили.

— Блеск, — улыбнулся я аликорне. — Спасибо. Так зачем ты здесь? Хотела что-то спросить тайком от сестры?

— Я хотела заглянуть в твои сны, — после небольшой паузы ответила она.

— Погоди-погоди. Ты можешь заглядывать в чужие сны?

— Я принцесса Ночи, и на моих плечах лежит забота о мире сновидений.

— И что ты там делаешь? — я заметил, что мне вновь хочется сбиться на "вы". Я пока еще не понял, но кажется особой разницы в эквестрийском между "ты" и "вы" не было.

— Оберегаю пони от кошмаров.

— Ух ты, — я удивленно хмыкнул. — То есть, ты меняешь их сны?

— Нет, — она улыбнулась. — Я помогаю им победить причину кошмара.

Скорая мистическая психотерапия? Звучит именно так.

— Ага... — я задумался. — Тебе для этого надо приходить к ним?

— Нет. Я могу оказаться в любом сне не выходя из замка, — ответила Луна, и я подумал что скорее всего на моем лице точно такое же недоумение.

— Так, ладно. Спрошу прямо — почему для того чтобы заглянуть в мои сны тебе нужно было прийти сюда?

— Ты не из этого мира, и твои сны мне недоступны. Я думала что прикоснувшись к тебе, я смогу преодолеть этот барьер.

— Ага... и зачем это? Ты не доверяешь мне, — я начал эту фразу с вопросительной интонацией, но закончил с утверждающей. — Ну, разумно.

— Нет, — кажется, она подумала что обидела меня этим. — То есть, сначала — да, в больнице я хотела посмотреть твои сны именно поэтому, но потом мы говорили и я решила что это не нужно, и я даже думала что ваш вид не спит и не видит снов, но ты пошел спать...

Она замолкла, а я попытался осмыслить ее сбивчивую фразу, стараясь вычленить из нее смысл. Ага, кажется понял!

— Тебе стало любопытно, какие сны у существа из другого мира.

Она кивнула. Это ее смущает. Почему? Она считает что это злоупотребление властью? Вполне вероятный вариант для пони, насколько я их сейчас понимаю.

— А сны просто других видов этого мира ты тоже можешь посмотреть?

— Да, — принцесса ночи снова кивнула. — Я видела сны драконов и грифонов.

— Понятно... — я задумался. — Вообще, я бы с радостью тебе это позволил, но вряд ли получится. Хм... ну, вообще люди видят сны, и я сам их видел пока не повредил голову. С тех пор я больше никогда не видел ни одного сна, и не мог заснуть в чьем-то присутствии. Если же кто-то заходит, то я сразу же просыпаюсь. Даже под снотворным.

Я передернулся, вспомнив единственный раз, когда я решился это проверить с кем-то не из членов семьи. Из-за девушки, обычная юношеская глупость... да, мое тело вело себя так, как будто оно заснуло. Только я все это время бодрствовал, парализованный, но полностью в сознании. "Синдром запертого человека". Худшая ночь в моей жизни, особенно после того как я подумал, что это может быть навсегда.

— Значит, вот в чем причина, — принцесса ночи уже поборола свое смущение.

— Да, думаю что только в этом, — я зевнул. — Я бы не отказался снова увидеть сон. Мне они нравились...

— Возможно, я могу тебе помочь! — Луна словно забыла что она принцесса и вела себя как озорная девчонка. — Усыплю магией и покажу что захочешь.

— Не думаю, что это хорошая идея, — я рассказал ей про свой опыт со снотворным, умолчав о причинах подвигнувших меня на него.

— Магия работает иначе, если ты не уснешь, то ничего с тобой не случится! — она улыбнулась. — Верь мне, ведь я повелительница грез!

— Ладно, — я пошел на кровать, в конце концов магию я на себе еще не пробовал. — Так и быть. Раз уж сама владычица снов предлагает...

Луна взлетела следом, прикоснулась к моему лбу рогом (какое знакомое ощущение!) и...

Я проснулся. Ощущение тревоги было настолько ярким, что мне едва удалось сдержать первый порыв броситься на подкравшегося неизвестного. Я открыл глаза и встретился взглядом с Селестией. Она стояла прямо перед кроватью (теперь понятна причина тревоги, так близко подобралась!) и на ее мордочке легкий шок постепенно сменялся чем-то... озорством?

— Доброе утро, Селестия, — поприветствовал ее я, даже не делая попыток встать. — Пожалуйста, не считай это угрозой, но если кто-то подкрадывается ко мне во сне, то я могу напасть, не осознавая себя.

— Еще не совсем утро, безымянный, — ответила она, и в ее голосе явно звучал подавляемый смех. — Я не могу поднять солнце, пока моя сестра не опустит луну.

— А я тут при чем?

Она только кивнула в сторону. Я посмотрел в указанную точку и слегка опешил. Рядом со мной, да так что ее звездная грива расплескалась поперек моего живота, без задних ног дрыхла Луна. Я потянулся и слегка потряс ее.

— Еще пять минуточек... — пробормотала ночная принцесса. Я в очередной раз порадовался тому, сам просыпаюсь мгновенно.

— Умилительное зрелище, — поделился я впечатлениями с Селестией. — Похоже, ее заклинание дало какой-то сбой.

— А ты еще кто-о-О?! — Луна распахнула глаза, а в следующий момент я полетел кувырком через всю комнату и впечатался в стену.

Ух, больно-то как... швырнула просто как игрушку...

— Луна! — окрикнула ее сестра, но ночная принцесса уже окончательно проснулась и бежала ко мне со светящимся рогом. Боль утихла, не успев толком начаться.

— Прости! Прости! — она была в ужасе от совершенного.

— Ух... быстро поднятый человек не считается упавшим, — отшутился я, поднимаясь на ноги. — Но два полета через всю комнату меньше чем за сутки (о, еще одна ачивка!) это все-таки перебор. Мне начинать бояться?

— Мне очень жаль! Очень!

— Да брось, я просто шучу. Тут твоя сестра пришла, напомнить о королевских обязанностях.

— Ну и заодно поинтересоваться, что ты забыла в постели нашего гостя, — голосом Селестии сейчас можно было бы озвучивать троллфейс.

Глаза ночной аликорны расширились.

— Я... я... — она явно собиралась оправдываться.

— Не ведись на такие подначки, — порекомендовал я ночной принцессе. — Хотя я и сам удивлен. Заклинание сработало неправильно?

— Да! — она посмотрела на меня с благодарностью. — Я не должна была засыпать!

— Пойдем, сменим ночь на день, и ты все мне расскажешь, — Селестия с ехидной улыбкой глянула на меня, четко указав тему беседы смущающейся Луне.

— Вы не против, если я пойду с вами? — улыбнулся я сестрам — Мне тоже интересно что пошло не так, да и я никогда не видел как управляют небесными телами.

— Пойдем, — согласилась Селестия, и мы втроем направились в одним принцессам ведомом направлении.

— Вообще, я удивлен, — сказал я Луне. — Обычно я не могу заснуть рядом с кем-то. Правда, снов я так и не увидел.

Луна вздрогнула, и это не укрылось не только от меня, но и от Селестии.

— Что такое? — спросила она.

— Когда я применила заклинание, я тут же уснула, даже понять ничего не успела, — ответила Луна после небольшой паузы. — И я спала, отрезанная от мира снов.

— Сейчас ты чувствуешь его? — кажется, Селестия поняла больше, чем я. В ее голосе были нотки беспокойства.

— Да, — Луна вздохнула. — Сейчас все так, как и должно быть.

— Это из-за меня? — поинтересовался я.

— Очевидно, да, — Луна покосилась на меня. — Значит, ты всегда так спишь?

— С одиннадцати лет. Просто отключаюсь на ночь, не засыпая и не просыпаясь.

— Видимо, поэтому меня и затянуло мое же заклинание, — Луна вздохнула. — Больше я пробовать не буду.

— А люди обычно нападают на тех, кто подходит к ним слишком близко во время сна? — заинтересовалась Селестия.

— Люди — нет, а вот я — да. Обычно я просыпаюсь от малейшего подозрительного шороха, или даже если на меня кто-нибудь смотрит. Но подкрасться все-таки можно, — я вспомнил один неприятный эпизод, едва не стоивший жизни одному полудурку. — Тогда я просыпаюсь сразу в амок.

— Амок?

— Слепая ярость. Впрочем, это лишь на несколько секунд, а потом я прихожу в себя. Только однажды дело кончилось небольшим переломом.

Парень просто неудачно пролетел пару метров и хорошо приложился об стол. Разница в весе большая была.

— Но для этого нужно знать мои особенности и суметь подкрасться близко, — все же решил уточнить я. — Чтобы я сразу набросился, ко мне нужно прикоснуться. Для этого нужно идти бесшумно, дышать бесшумно и не смотреть в мою сторону. То есть, знать чего добиваешься.

— И тот кто получил переломы так и сделал? — удивилась Селестия. — Зачем?

— Люди не всегда ведут себя разумно, — я вздохнул. — Или возможно он решил что это шутка. Или что я набиваю себе цену. Не было шанса спросить, он больше со мной не разговаривал.

Мы некоторое время поднимались в башню, вышли на балкон. Я зачарованно посмотрел на рассветное небо и вдохнул свежайший воздух. После мегаполиса разница была особенно заметна — впервые за почти десяток лет я дышал полной грудью.

Сестры начали свое священнодействие. Луна?, до того сиявшая у горизонта, начала медленно опускаться вниз, краски рассвета постепенно окрашивали небо с востока в узнаваемые цвета гривы Селестии. Рог старшей сестры засветился, и краешек солнца показался над горизонтом. Я старался запечатлеть эту картину в памяти — сидящие друг напротив друга аликорны, словно слившиеся с миром, сияние их магии и наступающий рассвет. В груди защемило от внезапно нахлынувшего ощущения, и я почувствовал как слезы восторга наворачиваются на глаза.

За тот десяток минут, который сестры потратили на свой ритуал, я успел привести свои чувства в порядок.

— Это было, наверное, самое потрясающее зрелище, которое я когда-либо видел, — честно сказал я, когда рога обеих сестер потухли.

— Мы знаем, — сестры лукаво переглянулись.

Ах да. Как я уже успел понять, их детектор лжи просто гипертрофированная эмпатия, и я для них как на ладони. Неловко-то как...

Сестры подошли к парапету балкона, полюбоваться видами. Я предпочел стоять, прислонившись к стене, и наслаждаться первыми лучами солнца.

— Не хочешь взглянуть на Эквестрию отсюда? — предложила Селестия.

— Нет, я боюсь высоты, — привычная ложь сорвалась с губ настолько легко, что я только потом спохватился что врать сестрам бессмысленно. Теперь они обе смотрели на меня с непониманием, и, кажется, обидой.

— Просто привык так отвечать дома, — оправдался я. — Само вылетело.

— Но ты не боишься высоты, — уточнила Селестия.

— Нет. Но она на меня плохо влияет, — ничего не объясняющая правда. — Надеюсь, вы не будете заставлять меня, как мои так называемые друзья? — и шутливо предупредил. — Я буду кусаться.

Сестры хихикнули.

— После такой угрозы... — рог Луны слабо засветился, но я, поняв свою ошибку, уже рыбкой нырял в открытую дверь. Самое важное это падение, так... перекат... отлично получилось.

— За ним! — со смехом в прекрасном голосе скомандовала Селестия и пони рванулись за мной, но я уже выскочил на лестницу и стремительно помчался по ступенькам.

Одно из немногих упражнений, в которых двуногость дает мне фору — принцессам пробежка по ступенькам вниз давалась куда хуже, а размер башни не позволял в ней летать.

Я на мгновение задумался. Куда теперь? Веселье кипело в крови. А, не важно! И я рванул вдоль коридора.

— Вон он! — раздался позади голос Луны.

Похоже, не я один веселюсь от этой ребяческой погони. Я резко завернул за угол и услышал шорох крыльев.

— Нечестно! — завопил я, не снижая скорости, а в следующий миг меня сшибли с ног и я кубарем покатился по полу.

— Ох, я кажется слишком увлеклась, — в голосе Луны вместо предыдущего веселья был испуг и раскаяние.

— Ничего страшного, — заверил я лунную принцессу, поднимаясь на ноги. — Я умею правильно падать. Но это все равно нечестно!

— Уже утро, и думаю наших поданных шокирует видеть как мы играем в догонялки, — судя по озорным интонациям, солнечная принцесса только жалела, что меня поймали так быстро.

— Ага, как же, — я не стал притворяться, что не понял ее истинных мотивов. — Ну что ж... как мне добраться до Понивилля?

— Уже уходишь? — в голосе лунной принцессы слышно легкое разочарование.

— Не ожидал, что это вас расстроит, — я удивленно переводил взгляд с одной сестры на другую. — Мы знакомы-то всего ничего.

— К нам мало кто относится столь свободно, — призналась Луна.

Ага. Ну, можно было предположить что за тысчонку-другую лет окружающие будут слишком ослеплены божественностью, чтобы видеть за ней что-то еще. Я бы тоже был ослеплен, но так уж устроено мышление — они мне слишком много позволили с самого начала, и теперь я относился к ним как к озорным лошадкам.

— Я буду вас навещать, — пообещал я. — Меня сюда доставили быстро, так что вряд ли это будет так уж сложно. Может быть даже принесу те самые вещи с моей родины.

— Что ж, вынуждена вас покинуть, я должна заняться своими обязанностями, — солнечная принцесса вздохнула. — Луна, поможешь нашему гостю?

— Конечно, — кивнула черная кобылка. — Иди, сестра.

— Не забывай писать, безымянный, — Селестия улыбнулась и пошла дальше по коридору.

Я почему-то ощутил укол совести.

— Что дальше? — спросил я у Луны, едва ее сестра скрылась за поворотом.

— В Понивилль можно добраться на поезде или на летающей карете, — произнесла Луна. — Если у тебя проблемы с высотой, то ты, вероятно, предпочтешь поезд.

— Поезд долго идет?

— Четыре часа примерно.

— Тогда я лучше на карете, — я увидел недоуменный взгляд Луны и пояснил. — Поезд же для пони предназначен? Для меня даже ваши здания тесные.

— А, верно, — она улыбнулась. — Тогда пойдем за Твайлайт, вам по пути.

Пока мы шли, я подумал что этот дворец какой-то... бессистемный. Коридоры, залы, проходы перемешаны в нем без какой-либо видимой структуры. Либо я ее не вижу.

— Что с тобой происходит на высоте? — спросила Луна.

— Теряю над собой контроль, — снова полуправда. — Это не страшно, и даже приятно, но опасно.

— Для окружающих? — покосилась она на меня.

— Нет, конечно. Для меня.

— Странно. Я знаю, что многие земные пони боятся летать...

— Думаю, они не боятся летать, они боятся падать, — я усмехнулся. — Я в самом деле не боюсь высоты, так что пока я не буду смотреть вниз, со мной все будет в порядке. Луна, ты ведь обычно спишь днем?

— Да.

— То есть, обычно у тебя днем никаких дел нет. Может, ты полетишь с нами?

— Зачем? — удивилась ночная аликорна.

— Ну, если ты выспалась, то что тебе делать в замке днем? А так прокатимся, да я свою машинерию покажу. Или то, что от нее осталось.

Принцесса ночи задумалась.

— Поехали, — змейискусительским тоном продолжил я. — Поданным покажешься. Все веселей, чем слоняться без дела.

— Ладно, — она тряхнула гривой и улыбнулась. — Уговорил.

Мы остановились около одной из дверей.

— Еще не слишком рано? — на всякий случай поинтересовался я, когда она подняла лапку, чтобы постучаться — Возможно, Твайлайт еще спит.

— Да, — Луна словно прислушалась к чему-то на секунду. — Но разве ты не торопился?

— Не настолько, чтобы причинять кому-нибудь неудобства, — я задумался на секунду. — Может, позавтракаем?

— Давай, — радостно согласилась аликорна и снова куда-то меня повела.

Как оказалась — в ту же вчерашнюю комнату с панорамными окнами, в которой мы сидели до середины ночи, болтая обо всем на свете. Теперь она была залита светом солнца и выглядела еще уютнее, чем вечером.

К моему удивлению, к завтраку присоединилась еще и Селестия, и разговор снова захватил нашу маленькую компанию.

Сестры рассказывали о разных случаях, произошедших на их долгой памяти, а потом попросили рассказать что-нибудь из человеческих историй. С трудом подавив желание пересказать в общих чертах "Солярис" просто чтобы насладиться выражением их мордочек, я решил начать с чего-нибудь милого и развлекательного. Выбор мой пал на "Говорящий сверток" Даррела...


Что я здесь делаю?

Этот вопрос возник в голове настолько ярко, что я запнулся.

Залитая солнцем кают-компания сменилась на почти статичную картинку.

Я по колено в воде. Яркие электрические веточки бегут по правой руке. В отражении виден ослепительный зигзаг, медленно ползущий вниз. Тишина.

Ощущение шершавой поверхности под пальцами. Ничего больше.

Я... что?

Ощущение безумного восторга, переполняющего душу.

Мама улыбается и спрашивает о внуках. Я со смешком отмахиваюсь и перевожу разговор на безопасную тему.

Что это?

Искрящиеся веточки доходят до запястья. Слепящий зигзаг ползет вниз.

Отец передает мне сестренку. Пузатая мелочь смотрит на меня карими глазищами.

Жизнь пролетает перед глазами? Как банально.

Пальцы слегка покалывает, словно из пемзы молнии выросли маленькие иголочки.

Кареглазая мелочь куксится, а я смеюсь. На листке бумаги 2+2*2 = 8.

Дело не в них.

Молния на кончиках пальцев становится немного больше.

Бледнокожая девушка говорит мне что-то с улыбкой, а я любуюсь ее лицом. Ей чертовски идут веснушки.

Дело во мне.


Я судорожно вдыхаю.

— Что-то случилось? — Селестия смотрит на меня с беспокойством.

— Да так... мысль потерял, — я потер лоб. — На чем я остановился?

— На том, что попугая воспитывал словарь, — вернула меня на рельсы Луна.

— Ах да, и он стал хранителем слов, — я потянулся за чайником, но Селестия подхватила его магией и наполнила мою чашку сама. Я отпил, радуясь небольшой передышке.

Что это было? Флешбек? Похоже на то. Эти картинки... родители, сестренка, девушка... как же их звали? Ну же... Ли... или Е... не помню. Не только свое имя, я не помню их имен тоже. Молния таки слегка поджарила мне мозги? Нет-нет-нет, вернемся к милым сказкам, рефлексировать буду позже и в одиночестве.

Допив чай, я продолжил рассказ. Аликорны слушали, как зачарованные, а на мордашке у Луны легко читались все переживания за героев. Мне даже стало жалко, что у меня память всего лишь хорошая, а не эйдетическая — пересказ кончился довольно быстро.

— Расскажи еще что-нибудь! — потребовала Луна, едва я закончил.

— Человеческие истории очень интересные, — я вздрогнул, услышав голос Твайлайт за спиной.

— Доброе утро, — я обернулся. — А ты тут давно?

— Она пришла как ты чай допил, — ответила за единорожку Луна. — Стояла и не шевелилась, чтобы ничего не пропустить.

— Зачем прятаться? — удивился я. — Присела бы к столу.

— Не хотела тебя прерывать, — смущенно улыбнулась Твайлайт и уселась на подушку недалеко от меня.

В комнату зашел страж в золотистых доспехах (тот же что и вчера? Не разберу) и прошептал что-то на ухо солнечной принцессе.

— Хорошо, — вздохнула она в ответ. — Похоже, мне пора.

— Кое-что меня в этом смущает, — заметил я, когда Селестия ушла. — Луна, вы ведь правите уже больше тысячи лет, почему в государстве еще остались дела, требующие вашего личного вмешательства?

— Может быть, хочешь сам попробовать? — судя по ехидному тону, не все так просто. — Сразу все вопросы отпадут.

— Нет-нет, я волен как ветер и мне это нравится, — на миг мне показалось, что стоит мне согласиться, и меня сразу же загримируют магией под солнечную принцессу. — Вопрос снят.

Твайлайт тихонько хихикнула в свой чай.

— Вы очень сдружились за это время, — произнесла она, когда мы вместе с Луной на нее посмотрели.

— Не то слово, — я ехидно посмотрел на Луну, но в последний момент решил воздержаться от пошлых шуточек про ночных визитеров и ответил серьезнее. — Я и сам не ожидал. Кстати, я уговорил Луну поехать с нами в Понивилль.

— Правда? — единорожка обрадовалась новости. — Это замечательно!

— Поедем как ты позавтракаешь и соберешь вещи, — я вопросительно взглянул на Луну, и она кивнула.

— Принцесса Луна, а вам разве не надо спать? — обеспокоилась вдруг Твайлайт.

— Н-нет, так получилось что я уже выспалась... — Луна отвела взгляд.

— Замечательно! — я не особо понимал причин радости единорожки, но, похоже, моя идея с дневным визитом ночной принцессы чем-то очень хороша.

— Я распоряжусь о карете, — сообщила Луна и удалилась, оставив меня наедине с Твайлайт.

— Как ты ее уговорил? — тут же спросила меня она. — Я не помню ни одного случая, чтобы я видела ее днем!

— Ну, я сказал что раз уж она все равно выспалась, то почему бы ей не прокатиться с нами, и пообещал что покажу осколки от "думающих машин"...

Твайлайт кивнула, а потом глянула на меня с подозрением.

— Откуда ты узнал, что она выспалась?

— Спроси у нее самой, если она разрешит, то я расскажу, — после небольшого размышления я решил не болтать.

— Общие секреты, — немножко удивленно и одобряюще протянула она. — В своем мире ты так же легко заводил друзей?

— Хм... нет.

Я задумался. В своем мире меня можно было вытащить из скорлупы, но обычно это делал кто-то другой, и прикладывая значительные усилия. Я, мягко говоря, с предубеждением относился к новым знакомствам, и сейчас... пожалуй, отношусь к ним по-прежнему. Но сестры-лошадки как-то ухитрились сначала проболтать со мной полночи, и наутро продолжить в том же духе. Друзьями бы я их не назвал, но приятелями они мне стали точно. Хм. В воздухе здесь что-то такое, что ли? Или решившись пересмотреть устаревшие догматы здравого смысла, я стал проще относиться к окружающим?

— Ты собираешься всю дорогу лететь с закрытыми глазами? — недоверчиво спросила Луна.

— Именно, — спокойно отозвался я. — В случае если я буду смотреть вниз, мои действия могут вас удивить.

— Как удивить? — заинтересовалась Твайлайт.

— Удивить, — я постарался придать голосу максимальную неопределенность. — Оставьте бедному человеку хоть какие-то его маленькие тайны.

— Хорошо, — немного недоуменно отозвалась единорожка, а принцесса ночи тихонько хихикнула.

— Он так шутит, — объяснила Луна, видимо, в ответ на вопросительный взгляд Твайлайт.

Да, надо будет приспособиться, а то сейчас мою иронию понимают исключительно эмпатические аликорны.

— Но ты и правда совсем не боишься высоты, — задумчиво произнесла Луна.

— Раньше боялся, потом привык. Слишком привык, — в отличие от самолета, здесь чувствовался легкий ветерок, причем весьма прохладный для человека в одном тонком халате на голое тело. К счастью, карета была не слишком просторной и с обеих сторон меня согревали теплые бока моих попутчиц.

— Может, расскажешь еще какую-нибудь человеческую историю? — попросила Твайлайт.

— Хм... а сколько времени нам лететь?

— Полчаса.

— Тогда ладно, — я подумал, что могло бы подойти как раз на полчаса.

Рассказывать исключительно детские сказки не хотелось, но... Джек Лондон? Слишком жестко. Конан Дойль? Преступники и убийства... нет. Дюма? Еще хуже. Я с легким недовольством подумал, что мне на ум не идут никакие серьезные истории, которые бы на мой взгляд понравились пони и не вызвали лишних вопросв. Эх... ну раз сказки, то хотя бы для детей постарше... например "Джуманджи" Ван Оллсбурга. Ее я, спасибо сестре, тоже почти наизусть помню.

— Снова напоминаю, в мире людей нет магии, и все это выдумка, — я вдохнул прохладный воздух и начал рассказ. — Эта история начинается темной и дождливой ночью...

Кажется, меня начали слушать даже несущие повозку пегасы, потому что по ощущениям скорость слегка снизилась. Тем не менее, мы долетели до Понивилля, когда я только описывал сцену с мухлежем Питера. Повозку тряхнуло, я открыл глаза и уже собрался вставать, когда обе кобылки поставили на меня по лапке, каждая со своей стороны, заставив остаться на месте.

— Вы что, хотите чтобы я сначала дорассказал? — удивился я.

— Да! — в один голос ответили Луна, Твайлайт и четверка пегасов.

— Ладно, — я рассмеялся. — Не буду разочаровывать таких благодарных слушателей, тем более что осталось совсем чуть-чуть.

Когда я закончил рассказ, они пару секунд молчали, а потом начали аплодировать. Меня это удивило, но я все же театрально поклонился.

— Ну что, теперь можем идти? — нетерпеливо спросил я.

— Пойдем, — Твайлайт выпрыгнула из воздушной повозки, и я вылез вслед за ней.

— Эта игра похожа на то, что мог бы придумать Дискорд, — заметила Луна.

— Это имя? — уточнил я на всякий случай.

— Да. Дискорд — дух дисгармонии и хаоса.

— Ну, если он придумал "Джуманджи", то он все же добрый дух, — предположил я.

— Нет, — ответила единорожка. — Он злой.

— Почему ты так думаешь? — спросила Луна одновременно с ней, и именно принцессе я решил ответить.

— Джуманджи никому не навредила. Игра ставила людей в условия, в которых им пришлось стать лучше. Испытания закалили их, но не озлобили, научили дружбе и взаимовыручке, показали что действительно важно, а что просто пыль, которую унесет время.

— Но люди ее выкинули, — неуверенно возразила Твайлайт.

— Я бы ее тоже выкинул. Не из страха, а просто потому что мне она больше не нужна. Игра сама находит тех, кто должен в нее сыграть, именно для этого предназначен ее завлекающий бой барабанов.

— Дискорд не такой, — упрямо ответила Твайлайт. — Нам пришлось с ним сражаться однажды.

— Вам виднее, — я пожал плечами — Я все-таки про игру говорю. Давайте начнем с больницы, я хочу побыстрее узнать, что осталось от моих гаджетов.

— Твоих чего? — переспросила Твайлайт.

— Машин другого мира. Это одно из их названий.

— Гаджет! — я аж вздрогнул, когда передо мной буквально из ниоткуда выпрыгнула розовая пони — Какое смешное слово! Как кумкват! Или черричанга! Или чимичерричанга!

В голове словно что-то нехорошо хрустнуло.

Пердимонокль. Ридикюль. Курватура. И на закуску — дезоксирибонуклеиновая кислота, интеркалированная бензопиреном, — я выдал все это на одном дыхании, почти не осознавая что сказал, после чего поймал розовую попрыгушку на вершине очередного взлета.

— Ва-а-ау, повторишь? — спросила она, явно не испытывая никаких неудобств. Как впрочем и я, понька оказалась неожиданно легкой для своего размера. — Эй, я тебя знаю! Тебя нашла Флаттершай!

— Эй, я тебя тоже знаю, — решил подшутить над ней я. — Ты та самая пони, которую я поймал ровно десять секунд назад! Ох, нет, уже четырнадцать! Шестнадцать! Как быстро летит время!

— Кажется, они на одной волне, — проворчал снизу еще чей-то голос.

Я прижал к себе розовую попрыгушку (на вытянутых руках ее все-таки держать оказалось тяжеловато) и посмотрел на нового участника беседы. В кои-то веки — у нее был естественный для лошадей цвет (я даже порылся в памяти, пытаясь вспомнить, как эта масть называется. Ну же, это где-то в районе ароматов кварков... я еще упростил себе дело и рифмовал их... мухортая, каурая, соловая, буланая, подласая, чубарая... соловая!), что она компенсировала ношением вестернной (сразу вспомнилось нетленное "Get three coffins ready") шляпы и гривой, собранной в два хвоста.

— Эпплджек! Пинки Пай! — обрадовалась Твайлайт. — Что вы здесь делаете?

— О! Я помогала Эпплджек, а потом мой хвост о-о-о, а под гривой так у-у-у, и я сразу поняла что в Понивилле кто-то новенький! — затараторила розовая.

— Мы увидели карету и пришли встретить тебя, Твайлайт, — закончила соловая и внезапно поклонилась. — Принцесса Луна!

— Похоже, я отвлек на себя все ее внимание, — хмыкнул я и посмотрел в мордочку своей розовой ноши. — Ну так и кто из вас кто?

— Я Пинки Пай! — радостно заявила поняшка.

— Я Эпплджек, — соловая продолжала смотреть на меня с таким выражением лица, что мне захотелось извиниться перед ее мулом. Просто на всякий случай.

— Я бы назвал свое имя, но пока его не вспомнил, — произнес я с сожалеющей интонацией. — Но все равно, приятно познакомиться.

— И мне, и мне! — снова затараторила Пинки Пай. — А повтори еще раз те смешные слова?

— Не мог бы ты поставить на землю мою подругу, сахарок? — спросила вестерн-пони.

— Хочешь на землю? — поинтересовался я у розовой.

— Не-а! — она мотнула головой.

— Она против, — сообщил я Эпплджек и уточнил. — Все равно ставить?

— Как хочешь, — кажется, вестерн-пони окончательно разуверилась в том что я дееспособен и подошла к Твайлайт, и даже что-то спросила, но я ничего не услышал, потому что...

— А-а-а! — внезапно на мордочке Пинки Пай возникло выражение, которое я назвал "бытовой максимум ужаса": ужас без страха. — Приветственная вечеринка! Я должна все подготовить!

— Меня приветствовать? — предположил я, надеясь что нет.

— Ага! — вот дает поняха, выражения меняет мгновенно, мгновение назад ужас, а теперь улыбка во все... хм, сколько у них зубов? Сколько бы ни было — сразу во все.

— Народу много будет? — подозрительно спросил я.

— Весь Понивилль! — радостно заявила попрыгушка.

— Придется обождать, — я постарался придать своему лицу максимально скорбное выражение.

— Ждать? Почему? Ты уезжаешь? Тебе нездоровится? Или... — снова "бытовой максимум ужаса". — Тебе не нравятся вечеринки?

Вообще-то да, не нравятся, но я уже встречал такую веселушку-хохотушку в прошлом и знал что мне это не поможет. Нужно быстро придумать подходящее оправдание чтобы разумное и безумное одновременно... О! Я сегодня в ударе.

— Ну, представь себе, как неудобно будет — приветственная вечеринка, все соберутся, будут со мной знакомиться, а я даже не помню своего имени.

— Ой, точно, — ее грива как будто слегка потеряла в объеме. Только на мгновение. — Но мы можем устроить две вечеринки! Одну приветственную, и одну для знакомства!

Ага, точно. А до тех пор поньки будут звать меня как, "безымянный"? А что, неплохая идея. Как там будет "безымянный"? "Innominis" на латыни, "sennoma" на эсперанто, "nameless" на английском, и ни одно из них мне не нравится, а больше я ничего не помню.

— Идея хорошая, но лучше будет их объединить в одну супервечеринку, на которой можно будет и поприветствовать, и познакомиться с вдвое большим размахом! — выдал я. Так, и теперь немно-о-ожко невинной манипуляции. — Справишься?

— Оки-доки-локи! — кажется, сработало.

— Вы и впрямь на одной волне, — скептически произнесла Эпплджек, а Твайлайт хихикнула. Я отвернулся от Пинки и сделал страшные глаза. Теперь хихикнула еще и Луна. — Пинки Пай, мне все еще нужна твоя помощь с тортом.

— Конечно! — она радостно кивнула.

— Тогда пойдем? — намекающе произнесла вестерн-пони.

— Но тут та-а-а-к удобно, — розовая пони посмотрела на меня.

— Иди-иди, у меня как раз руки затекли, — я поставил Пинки на землю. На самом деле не затекли, но пускай идет. Не уверен что меня хватит еще хоть на десять минут общения с этим розовым вихрем энергии, заточенном в теле пони.

— Еще увидимся, Ам Шегар! — помахала мне лапкой она и ушла вместе с подругой, оставив меня в полном недоумении.

— Она читает мысли? — спросил я у Твайлайт, как только розовая грива скрылась из виду.

— Нет. Она просто Пинки, к этому надо привыкнуть, — хихикнула единорожка. — А что такое "Ам Шегар"?

— Неважно... — не рассказывать же ей, что ее подруга только что назвала меня "безымянный" на одном выдуманном языке, из которого человечество знает только эти два слова? Да и объяснять что такое компьютерные игры будет слишком долго, так что я сменил тему. — Как вы уговорили Эпплджек сказать что-то в этом роде?

— Что именно? — не поняла Твайлайт.

— "Мне нужна помощь". Совершенно не соответствует ее образу.

— А какой у нее образ? — заинтересовалась Твайлайт.

— Ну... — я насвистел первые ноты самой известной вестерн-темы и голосом Крутого Ковбоя произнес. — Мне не нужна ничья помощь... сахарок.

Я ожидал смеха, но не такого — Твайлайт и Луна едва не свалились с ног от хохота, а с неба упал безумно ржущий голубой понь.

Мне оставалось только глупо улыбаться, и ждать пока они успокоятся. Первой, ожидаемо, пришла в себя Луна, почти сразу же за ней — Твайлайт.

— Сделай так еще раз, — всхлипнул сквозь смех понь, а точнее пегас-кобылка, голос женский.

— Не могу. Подозреваю, что ты умрешь от смеха, — я поднял глаза на Твайлайт. — Немного неожиданная для меня реакция.

— Ты очень хорошо ухватил суть, — Твайлайт улыбнулась. — Она однажды едва не загнала себя, но помощи не просила до последнего. И ты еще это так изобразил...

— А это кто? — спросил я у Твайлайт, движением головы указав на тяжело дышащую пыльную пегаску, изо всех сил борющуюся со смехом.

— Моя подруга, Рэйнбоу Дэш.

— Самый крутой летун во всей Эквестрии, — пегаска тут же взлетела так, чтобы находится на уровне моих глаз. — А ты кто?

— Потом скажу, сейчас не помню, — как оно обычно и бывает, однотипные разговоры начали меня утомлять.

— А, ты тот кого Флаттершай нашла в Вечнодиком лесу, — она подозрительно осмотрела меня с ног до головы. — Выглядишь лучше.

— Спасибо, — я задумчиво разглядывал пегаску. Пожалуй, вопрос о натуральности цветов гривы ей задавать еще рано.

— Что это ты на меня так смотришь? — еще более подозрительно осведомилась пегаска.

Запал шутить над каждой встречной пони у меня уже иссяк, из тех крупинок информации что она о себе дала, есть два основных варианта действий...

— Любуюсь хвостом и гривой, — соврал я и дополнил правдой. — Очень эффектная цветовая гамма.

— А то! — подбоченилась пегаска.

Все, диагноз ясен. Надо уточнить еще некоторые штрихи, но в целом... да, диагноз ясен.

Я оценил расстояние, которое мы прошли от кареты, и понял печальную истину.

— Твайлайт, если так продолжится дальше, то до больницы мы дойдем только завтра. И это если идти до нее недалеко.

— Рэйнбоу, пожалуйста, передай Спайку, что у нас сегодня будет гость, — попросила Твайлайт пегаску. — Мы пока пойдем в больницу.

— Не вопрос, — пегаска умчалась, и я вздохнул с облегчением.

— Спасибо. Тяжеловато мне дается множество новых знакомств.

Мы снова пошли в сторону больницы (я надеюсь).

— Я заметила, — сказала Луна. — Поэтому и попросила Твайлайт как-нибудь упростить тебе жизнь.

— Но ты очень хорошо управился со всеми. Особенно с Пинки. Никогда не видела, чтобы кто-то так реагировал на нее при первом знакомстве, неудивительно что ЭйДжей решила что вы на одной волне.

— А мы и были на одной волне, — я вздохнул. — Со мной иногда бывают такие вот приступы беспричинного веселья. Ужасно выматывает.

— Что за мелодию ты насвистел, когда изображал Эпплджек? — спросила Луна.

— Эпплджек напомнила мне один фильм из моего мира. Этот мотив — своеобразный культурный код, отсылка ко всем фильмам этого жанра, вот я и воспользовался им.

— Что такое культурный код? — заинтересовалась Твайлайт.

— Хм-м-м... — очень сложно объяснять очевидные вещи. — Это ассоциация, известная каждому. Например, я говорю "яблоко", и ты представляешь себе яблоко. Но если бы была какая-то песня, связанная с яблоками и ты бы ее часто слышала, то если бы я напел мотивчик из этой песни, тебе бы представилось яблоко. Как-то так.

— Это как слова, только без слов! — ухватила суть Твайлайт.

— Ну да.

На самом деле не совсем "ну да", но я все равно сходу это объяснить лучше не смогу. У меня вообще плохо с объяснениями — понять как что-то работает не проблема, а вот передать это понимание кому-то другому задачка та еще.

Твайлайт, похоже, решила избежать центральных улиц, за что я ей был крайне благодарен. Редкие прохожие смотрели на меня с опаской, кланялись принцессе и шли дальше.

— А как вообще пони относятся к другим видам? — спросил я после пятого опасливого взгляда. — У меня почему-то впечатление, что если бы я шел один, то все бы бросились врассыпную, позакрывали двери и только пугливо выглядывали бы из-за шторок.

— Возможно, так и было бы, — негромко ответила Твайлайт. — Когда в Понивилль приходила Зекора, все вели себя именно так.

— А Зекора это...?

— Зебра, травница. Она живет в Вечнодиком лесу.

— Хм... и как на нее реагируют сейчас? — если пони для испуга достаточно полосатой раскраски, то дела мои плохи.

— Очень хорошо, — Твайлайт, кажется, угадала мои мысли. — Стоило нам только познакомиться с ней поближе, как понивилльцы приняли ее.

— Жизнь на границе Вечнодикого леса не такая беззаботная, как в других городах, — объяснила Луна. — Поэтому здесь сначала бегут, а только потом смотрят — от чего.

Ну что ж, они меня успокоили. В конце концов бегут — это еще не самая страшная реакция, ведь могли бы и нападать. Учитывая что пегасы летают едва ли не втрое быстрее чем я бегаю (судя по Луне), а единороги владеют магией, ввязываться в драки было бы плохой идеей. Да и обычные пони наверняка ничуть не слабее своих земных аналогов, только еще и соображают.

Мы дошли до больницы. Твайлайт зашла туда легко, Луна тоже, а вот я снова ощутил себя Халком. Потолки здесь были почти такие же высокие, как и в кантерлотской больнице. Почти — если там я изредка задевал бетон шевелюрой, то здесь мне пришлось наклонить голову. Как в "Газели" стоя, только еще и идти надо.

В небольшой приемной нас встретила белая пони с бледно-розовой гривой.

— Здравствуйте, сестра Рэдхарт, — произнесла Твайлайт.

— Принцесса Луна, Твайлайт, — она бросила на меня какой-то странный взгляд. — Чем могу вам помочь?

— Мы пришли за одеждой нашего друга, — объяснила Луна.

— Спасибо за вашу помощь, сестра Рэдхарт, — пони чуть заметно вздрогнула, когда я заговорил — Мне сказали, что это именно вы направили меня в кантерлотский госпиталь.

— Вас вылечили удивительно быстро, — она улыбнулась мне. — Пони бы провели в больнице еще неделю с травмами вроде ваших.

— Боюсь даже представить, что там были за травмы, раз все видевшие меня врачи так говорят.

— Значит, вам нужны остатки вашей одежды? — пони поспешила сменить тему. — Мы только положили ее в коробку, и она выглядит... плохо.

— Ничего страшного, — я улыбнулся. — Мне нужно в основном содержимое карманов.

— Подождите немного, я сейчас все принесу.

Пони ушла куда-то в подсобку.

— Как-то странно она на меня отреагировала, — заметил я.

— У нее позавчера был кошмар с тобой в главной роли, — Луна покачала головой. — И я ее прекрасно понимаю.

— Что ж там такое было-то со мной?

— Увидишь, — Твайлайт мотнула головой. — У нас мало опыта в лечении ожогов, и мы... ошиблись.

— Ошиблись? — атмосфера стала какой-то пугающей. Сестра Рэдхарт вернулась, толкая перед собой завернутую в пленку коробку.

— Пожалуйста, открывайте ее где-нибудь в другом месте, — попросила она.

— Спасибо, сестра Рэдхарт, — я взял коробку. — А в чем дело?

— В запахе, — пони передернулась, и я решил не развивать тему.

Мы поблагодарили медсестру и вышли на свежий воздух. Я отошел к ближайшему дереву, и начал срывать пленку.

— Знаешь, — произнесла вдруг Твайлайт. — Я бы не хотела присутствовать, когда ты ее откроешь.

— Почему? — удивился я. — Да что там такое?

— Иди, Твайлайт, я расскажу, — сказала Луна. — Отойди куда-нибудь, чтобы тебе не было видно, и чтобы до тебя не долетал запах. Я сейчас тоже подойду.

— Спасибо, принцесса, — единорожку явно мутило, и она быстро ускакала в ту сторону, откуда мы пришли.

— Теперь уже мне стало страшно. Что такое-то?

— В Эквестрии уже больше тысячи лет не было войн. Наши маленькие пони мирные и осторожные, и с ними редко случается что-то вроде того, что случилось с тобой. Для них даже видеть подобные раны — шок.

— Понятно. И нюх у вас наверняка куда тоньше нашего, — я вздохнул. — Думаю, я отношусь к этому проще. Тебе наверное стоит присоединиться к Твайлайт.

— Спасибо.

Дождавшись пока ночная принцесса отойдет достаточно далеко, я все-таки разорвал пленку и открыл коробку. В нос мне шибанул такой запах, что я едва не расстался с завтраком. Гарь, паленая синтетика, и отвратительный сладковатый запах гниющей плоти. Не так уж и страшно, но я уже успел привыкнуть к чистоте здешнего воздуха. Теперь реакция пони понятна.

Вытащив свою походную куртку вместе с рубашкой, я понял, что имела в виду Твайлайт, когда сказала что они "ошиблись". Они решили меня раздеть, вместо того чтобы срезать одежду — и раздели, заодно шматами сняв пригоревшую к ткани кожу. Я задержал дыхание, и вытащил из коробки штаны. Быстро проверил карманы, достал связку ключей и карточки. Нда, джинсам каюк. Я отделил рубашку от куртки и бросил ее обратно в коробку вслед за штанами — рубашка восстановлению не подлежала, а в нагрудном кармане ничего не было. Куртка меня обрадовала — похоже, что я упал на живот, и от огня пострадала только задняя часть, а внутренние карманы выглядели целыми.

Я отложил жилетку и отошел отдышаться. Потом еще раз задержал дыхание и начал быстро вытаскивать содержимое карманов. Плеер — цел, но провода наушников легли неудачно и расплавились в одном месте. Планшет — на вид цел, пострадал только чехол-клавиатура, искусственная кожа немного поплавилась у краев. Я включил его, и усмехнулся, увидев загрузочное лого. Работает. Выключу пока, не буду тратить заряд. Солнечная батарея... блин. Разбилась. Две панели из четырех просто вдребезги, и остальные треснули по диагонали. Туристическая турбированная зажигалка, с этой полный порядок. Алюминиевая коробочка с четырьмя дымовыми шашками. Вроде бы тоже цело. Компас, ручка, нож-мультитул, десять спиртовых салфеток, обломки спирали-фумигатора, фонарик-брелок, охотничьи спички в пластиковом блистере. Все в идеальном состоянии. Жаль, но и куртке тоже хана... а она мне очень нравилась за изобилие удобых карманов под всякую мелочевку. Однако выкидывать это все рановато, местным портным может понадобится образец, от чего отталкиваться, это будет куда проще чем мои попытки объяснить.

Я запихал одежду обратно в коробку, сверху насыпал все спасенные вещи. Сумки у меня нет, так что нести все равно не в чем. Вытащил пару спиртовых салфеток и с наслаждением вытер руки. Так, а куда делась пленка?

— Я закончил! — крикнул я, отойдя от коробки. Первой ко мне подошла Луна.

— Ты не стал ничего доставать? — удивилась она.

— Все достал, только положить больше некуда, так что пришлось все вернуть обратно. Разберу внимательнее позже.

— Тогда я наложу на нее барьерное заклинание, — рог Луны слегка засветился и коробка снова оказалась замотанной в пленку. Так во-о-т как это здесь делается.

— Сожги это, — попросил я Луну и показал на две бледно-розовые салфетки. — Чтобы не мусорить.

Вспышка — и салфетки моментально превратились в пепел вместе с упаковкой.

— Вы все? — к нам подошла единорожка.

— Все, — я кивнул. — Вроде бы большая часть вещей цела, но кое-что надо будет проверить внимательнее. Одежду я потом отстираю.

— Может, ее лучше тоже сжечь? — спросила Луна.

— Можно будет, но сначала мне надо будет показать ее вашим портным в качестве образца. Не все же мне в халате ходить.

— Хорошо, — кажется, Твайлайт по прежнему немного мутило. — Куда теперь?

— Где я могу остановиться в этом городке?

— Пока что можешь остановиться у меня, — сказала Твайлайт. — Дэш уже должна была предупредить Спайка.

— Тогда пойдем, я разберу коробку и покажу вам технику своего мира, как и обещал.

У меня было плохое предчувствие что жилье Твайлайт мне категорически не подойдет, и до вечера придется найти что-то еще.