Сказки дядюшки Дискорда

Древний дух хаоса устало сидит в дряхлом, уютном кресле, мирно вытянув лапы к огню, и рассказывает всем желающим истории. Истории о старых временах, об Эре Хаоса, когда раздор властвовал в мире подлунном. Это было странное время, жуткое и смешное, яростное и спокойное, ужасное и прекрасное. И рассказы об этом времени ему под стать. Без опаски подойдите к Дискорду, присядьте рядом с ним на мягкий ковёр, и попросите его рассказать сказку о старом мире. Он не откажет вам в этой просьбе…

ОС - пони

Та, что прекрасна, пришла, чтобы остаться навсегда

В истории Эквестрии много белых пятен и если ты один из тех, кто жаждет раскрыть все тайны от самого появления пони до современности, добро пожаловать.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Стишата-кукушата

Oui, Дитзи тоже могёт поэтить.

Дерпи Хувз

Ксенофилия: Блеклое Поветрие + Исход Поветрия

Когда в Эквестрию приходит пожирающее магию поветрие, спасения от него нет даже аликорнам. И чтобы солнце продолжило всходить, одному-единственному жителю королевства начисто лишённому магии придётся отринуть собственные чувства и послужить на благо короны.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Ламия

У Ориолы есть проблема. Она никак не перестанет есть жеребцов. У Рарити есть проблема. Её подруга никак не перестанет есть жеребцов. У Твайлайт Спаркл есть проблема. В её городе поселился пониядный монстр. Спайк просто радуется, что он не жеребец.

Твайлайт Спаркл Рэрити Спайк ОС - пони

Muffins: a Cupcakes side-story

Скандально известный фанфик "Капкейкс" никогда не будет забыт. Всё новые и новые арты и истории, связанные с "Капкейкс", появляются на просторах интернета, и этот рассказ относится к ним же.Эта история идёт паралельно с "Капкейкс" и заканчивает её сюжет, наверное, самым лучшим и логичным(?) концом, какой мог быть у такой истории.

Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони

Гость

Иногда незваный гость способен полностью переменить жизнь.

Другие пони Человеки

Tyra B

Браян Миккелсен с нетерпением ожидал своего двухнедельного отпуска после двух недель работы на буровой платформе Маерск, месторождение Тира. Перевод на берег 24 мая 2015 года, после следующей смены и крепкого дневного сна. Перевод никогда не случился, как и 24 мая 2015 года. И проснуться в собственном теле ему тоже не удалось. История во вселенной Ponies after People, в которой разворачиваются события "Последнего пони на Земле". Для понимания происходящего прочтение "Последнего пони на Земле" обязательно.

ОС - пони

Picture Perfect Pony

Фотофиниш не просто так имеет в имени окончание ''финиш''. Эта кобыла привыкла доводить свои дела до конца. И если она намеревается сделать из одной простушки звезду эстрады - ничто и никто не сможет её остановить.

Фото Финиш ОС - пони

Стихи из дневника Спайка

Новый стих аллилуйя!!!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 7 - Ритуал Глава 9 - Катексис

Глава 8 - Нормальность

Все права на упомянутые программы и произведения принадлежат их авторам. Все остальное принадлежит пони :)

В следующей главе будет Лира, вы рады? :)

Приятного чтения!

Я захлопнул тетрадку и со вздохом потянулся. Обучиться письменности, зная устный язык, не так уж сложно, думаю еще недели две и я даже буду бегло читать. Твайлайт, заметив что я освободился, предвкушающе улыбнулась.

— Погоди, Твай, у меня еще мнемоническая тренировка, — я взял со столика планшет.

— Кстати, про нее я тебя еще не спрашивала, — воодушевилась она. — Расскажи, зачем ты это делаешь?

— Хм. Ну, в детстве я сильно разбил голову, я уже говорил, и у меня начали выпадать из памяти отдельные фрагменты. Я просто забывал, где я был и что я делал. Врач порекомендовал постоянно учить наизусть что-то новое, а потом это вспоминать, — я хмыкнул. — Я в те времена учил наизусть все подряд и это стало весьма полезной привычкой.

— Но ведь ты вылечился? — уточнила Твайлайт. — Сейчас-то ты зачем продолжаешь?

— Ну, думаю у меня остался подсознательный страх, что если я прекращу — то снова начну забывать. Это действительно страшно.

— Почему? Я постоянно что-то забываю, да и кто угодно тоже! — беспечно отзывается она.

— Мы говорим о разных вещах, — усмехаюсь я. — Одно дело, если ты "не вспоминаешь", и совсем другое, если "не помнишь". В первом случае ты можешь, если сосредоточишься, вспомнить как прошел твой день, что ты делала и так далее. Во втором случае ты просто теряешь кусочки себя. Например, ты читаешь книгу, которая переворачивает твое мировоззрение... а потом забываешь об этом. Откатываешься на предыдущую позицию. Тот ты, который прочел книгу умирает, а его место впоследствии займет некто другой. Память — самая суть нашей жизни.

— Это звучит немного жутко, — сказал Спайк, внимательно слушавший наш разговор.

— Но ведь это же все равно будешь ты? — отвечает Твайлайт.

— Откуда ты знаешь? — я усмехнулся. — Стоит нарушить связность памяти, и ты изменишься, даже не заметив этого. Откуда ты знаешь, что тебя зовут Твайлайт? Откуда ты знаешь кто твои друзья? Родители? Замени это на что-то другое, и из Твайлайт Спаркл мы получим кого-то совершенно другого.

— Хм... — она задумалась. — А люди проводили такие эксперименты? Как разум среагирует на то, что ему подменили память?

— Насколько я знаю — нет. Однако у нас есть такое интересное заболевание, называется "диссоциативная фуга". Это редко встречающееся расстройство памяти, при котором человек забывает все о себе включая имя, выдумывает другую биографию и историю и становится другой личностью. Я прочитал про эту болезнь, когда интересовался своими провалами в памяти.

— Никогда не слышала, чтобы с пони случалось что-то подобное, — удивилась она.

— Да уж, — я хмыкнул. — Так что память это одна из трех самых важных вещей, которые только есть у разумного существа.

— А другие две? — заинтересовался Спайк.

— Разум и свобода воли. Без памяти разум почти бесполезен. С поврежденным разумом память приводит только к мучениям. Без свободы воли наличие памяти и разума настоящая пытка... ну, при условии что у тебя свобода воли когда-либо была.

Они задумались. Твайлайт даже что-то записала в свои бесчисленные свитки, от чего я почувствовал себя большим и важным. В рот смотрят, слова записывают, хе-хе.

— Вернемся к этим твоим мнемоническим тренировкам, — во время таких учебных посиделок Твайлайт никогда не давала мне замолчать больше чем на минуту. — Раз ты уже давно этим занимаешься, то у тебя уже должны быть какие-нибудь постоянные изменения?

— Конечно. М-м-м... в общем, по современным человеческим знаниям мозг — сложная система из взаимосвязанных клеток, выстраивающих между собой определенные... м-м-м... конструкции, предназначенные для решения типичных задач. Создание такой конструкции называется обучением, а итог навыком. Чем больше ты пользуешься навыком, тем больше мозг его совершенствует, тем проще тебе его применять, и это касается чего угодно. От метания ножей до решения сложных математических примеров.

— Это точно? — Твайлайт яростно что-то записывает.

— Ну, если честно то это скорее правдоподобные домыслы. Я не так плотно знаком с нейрофизиологией, чтобы сказать "да, точно, именно так".

— А ты можешь продемонстрировать что-нибудь в качестве доказательства? — просит она.

— Могу, — я усмехнулся. — Нарисуй таблицу, скажем, двадцать на двадцать квадратов, в каждый квадрат напиши любое число от нуля до девяти.

Она притянула телекинезом другой свиток и с точностью графопостроителя вычертила таблицу, а после, заполнив ее случайными цифрами, протянула мне. Хочу рог! Или лучше два, для симметрии.

— Погоди, нарисуй еще одну такую же, только с пустыми клетками.

Она сделала и это.

— Итак. Вопрос следующий, — ехидно усмехнулся я, беря в руки первый свиток. — Сколько времени тебе потребуется, чтобы запомнить эту таблицу?

— Дня два, наверное, — неуверенно предположила единорожка. Тц. Обычно мне говорят "да это невозможно!". Ладно, ход конем.

— Я запомню ее за пять минут.

— Это невозможно! — воскликнула Твайлайт. Хе-хе, бинго!

— Засекай.

Итак, техника запоминания "Матрица". Опорные образы от одного до двадцати, последовательности образов... сделано.

Я отдал свиток с таблицей Твайлайт, беру перо и решительно заполняю квадраты в пустом свитке. Еще две минуты — и готово. Протянув второй свиток единорожке, я ехидно улыбнулся.

Она сличает их.

— Все верно, — она еще раз недоверчиво просмотрела оба свитка. — Ты как-то жульничал, да?

— Нет. Но если не веришь — можешь меня поспрашивать. Говори мне номер случайного квадрата по горизонтали и вертикали, а я буду говорить тебе цифру.

— 4-15.

— 5.

— 1-4.

— 2.

— 16-14.

— 7.

— Это невозможно! — повторно воскликнула ошарашенная единорожка.

— Убедилась? — улыбнулся я.

— Да, — она посмотрела на меня с восхищением. — И ты так можешь запомнить что угодно? Раз и навсегда?

— Ну, конкретно это скорее фокус, и я его быстро забуду. А так да, если задаться целью, то можно поддерживать в памяти очень многое.

— Так ты все-таки жульничал! — обвинила меня единорожка слегка обиженно. — Что за фокус?

— Да не жульничал я. Просто это очень зрелищная техника, которая в реальности пригождалась мне от силы раз десять, и все эти разы пришлись на время учебы в институте. Она фокус не потому, что как-то упрощает задачу, а потому что зрелищная, но малополезная.

— Значит, кто угодно может научиться так запоминать? — недоверчиво уточнила Твайлайт.

— Конечно, мы же с этого и начинали разговор.

— Научи меня! — с сияющими глазами попросила она.

Ой. Доигрался. С другой стороны, это в принципе не так уж и сложно. Перевести весь курс Мнемоникон, переделать карточки опорных образов под местную письменность и пускай сама учится.

— Хорошо.

— Спасибо! — она в восторге обняла меня, заставив замереть на месте.

Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Все знакомые пони ведут себя со мной все более свободно, а я и не знаю как на это реагировать. Да и вообще, я не сторонник обнимашек с животными — ходят неизвестно где, грязные, вонючие, настоящие рассадники бактерий... хм. А ведь к пони это не относится, та же Твайлайт моется не реже меня. И пахнет приятно.

— Правда если память у пони работает иначе, то тебе это не поможет, — предупреждил я, когда она отстранилась. — Так что можешь считать это экспериментом на себе.

— Обожаю эксперименты, — радостно улыбнулась она.

— Ладно. Раз я все рассказал, могу я теперь вернуться к занятию? — я киваю на планшет.

— Конечно, не буду мешать, — она пролевитировала к себе какую-то книгу.

Мнемотехника это хорошо, но самом деле я втайне мечтаю развить фотографическую память. Запоминать что угодно, когда угодно, в любых количествах и без усилий. Ну, то есть я готов прикладывать любые усилия чтобы этого достичь, но как? Только и остается, что учить с каждым разом чуть больше, в надежде что когда-нибудь нагрузка просто сломает этот барьер.

Привычные перелистывания карточек "случайной энциклопедии", еще десяток рубаи, неожиданно понравившийся мне цикл стихов "Corona Astralis" Волошина... мгм. На сегодня хватит.

Чем бы заняться теперь? Винил смылась в очередной концертный тур, так что мы с принцессами ее вчера не застали. Поскольку сам я в этой кристаллозаписывающей системе ничего не понимаю, вышел им небольшой облом, но сестрички-аликорны пообещали заглянуть как только единорожка вернется.

Надо бы прикинуть где мне обустроиться. Винил упоминала, что за записи платят сразу по их получению, так что скоро я буду весьма состоятельным человеком и смогу в конце концов заказать себе строительство собственного дома. О! Надо подготовить чертежи.

Я запустил Room Arranger, оставшуюся после последнего переезда, и начал неспешно набрасывать план будущей усадьбы. Наконец-то у меня будет собственная мастерская! Всю жизнь мечтал.

— Чем занимаешься? — заинтересовалась Твайлайт.

— Дом себе проектирую, — отвлекся я. — Хочешь взглянуть?

— Конечно, — единорожка снова сместилась в мою сторону, и я показал ей чертеж.

— Заштрихованное это стены, вот это окна, а вот это двери? Зачем тебе четыре дома?

Я переключил программу в режим 3D-визуализации.

— Вот это жилой дом, вот это мастерская, а вот это и это — технические пристройки. Я пока только начал, потом покажу итоговый вариант.

— Хорошо, что ты решил построить себе дом, но разве у тебя есть на это деньги?

Ах да, я же ей не рассказывал. Исправим это упущение.

— Вот как... — единорожка задумчиво кивнула. — Понятно. Но тебе надо будет зайти к мэру и купить участок для строительства...

— Это позже, — отмахинулся я. — Да и потом, я предпочел бы построить дом где-нибудь на отшибе, например между рекой и лесом.

— Почему? — удивилась единорожка.

— Вы, ребята, очень приятная компания, но я все же предпочитаю уединение. Кроме того, мой ритм жизни изрядно отличается от вашего, я бодрствую полночи и сплю полдня. Если я среди ночи буду шуметь в мастерской, вряд ли это понравится моим соседям, так что лучше заранее их не иметь.

— Понятно, ты такой же как Флаттершай, — хихикнула Твайлайт. — Только под стол не прячешься.

— Столы у вас низкие. Вот будет у меня свой дом... — шучу я в ответ, и мы смеемся вместе.

Она снова отодвигается на другой кран дивана и левитирует книгу. Точно! Я же хотел проверить собственную магичность!

— Схожу к реке, — я поднялся. — Спайк, играть будешь?

— Конечно! И ты еще обещал показать новые игры!

— Хм... — мне внезапно пришла в голову отличная мысль. — Я знаю игру, которая точно понравится всем, но ее еще надо будет подготовить. А просто так...

Я показал дракончику те игры, в которые он мог бы поиграть без меня — он остановился на Sky Force. Хозяин-барин. Надо будет потом спросить Твайлайт, знает ли она какую-нибудь пони, с нужным мне голосом, а потом попытаться убедить ее озвучить Portal. Без мышки играть не особо удобно будет, надо придумать что-то вместо нее... О! О-о-о! Идея!!! Где-то у меня была эта штучка, Cam-Trax, надо будет попробовать ее приспособить.

Пони в городке по прежнему предпочитали держаться от меня на безопасном расстоянии, но оно сократилось не меньше чем вдвое. Некоторые даже здоровались, откуда такие перемены? А, ну да, конечно. Надо просто почаще ходить в компании принцесс у всех на виду. Резко повышает доверие населения.

— С дороги, с дороги, с дороги! — закричал кто-то сзади. Я обернулся — на меня с безумной скоростью мчалась мелкая оранжевая пони на самокате.

Потрясающая наглость! Вопит так, будто ее сопровождают два крейсера, шесть истребителей, четыре подводные лодки и многочисленные корабли поддержки.

А ведь она это явно мне кричит. Хм, интересно, а если я не буду уходить с дороги? Я развернулся к ней, решив устроить поединок нервов. Девчонка, явно решив что я сдамся в последний момент, продолжала ехать прямо на меня, но уже молча и сосредоточенно. Тридцать метров. Двадцать. Десять. Пять. Я успел уловить в ее глазах удивление, она прыгает со своего скейта вверх...

Удар! Воздух из легких вышибло напрочь, короткое чувство полета, и я шваркаюсь спиной на землю. Судорожный вдох, еще один... уф-ф-ф. Хороший урок на будущее: не делай преждевременных выводов. Спина саднит. Так, что это мне тут попалось? Жеребенок, девочка, с шерсткой насыщенного красновато-оранжевого света, торчащей гривой какого-то из оттенков сливового, еще не пришла в себя... уже пришла. Смотрит на меня с испугом.

— А вот и завтрак! — радостно произнес я и щелкнул зубами.

От ее вопля у меня заложило уши, а удержать ее стоило просто чудовищных усилий.

— Да шучу я, шучу! — громко сказал я, и только когда жеребенок перестает вырываться, отпустил ее и поднялся на ноги. — Не бойся.

Она задирает голову, потом отступает назад, чтобы видеть мое лицо. Поняв ее проблему, присаживаюсь на корточки.

— Я и не боюсь, — смотрит она на меня с вызовом. Подавляю желание дернуться в ее сторону с криком "бу!"
— Оно и видно, — усмехнулся я. — Я думал ты свернешь в последний момент.

— А я думала что отойдешь ты, — она улыбнулась в ответ.

Утром рано два барана повстречались на мосту. Ей-то простительно, она же ребенок... жеребенок, да. Но мне? Что-то чересчур игривым я стал в этой их Эквестрии... тут точно что-то в воздухе.

— Артур, — представился я.

— Скуталу, — она подозрительно меня рассматривает.

— Ну, вот и познакомились. Ты куда-то очень торопилась, так что не смею больше задерживать.

— Серьезно? — не поверила она. — Никаких лекций о хорошем поведении? Никаких нравоучений? Даже ругаться не будешь?

— А надо? — я ненадолго задумался над переводом. — Ну ладно, раз уж ты так просишь... Если ты по коридору мчишься на велосипеде, а на встречу вдруг из ванной вышел папа погулять, не сворачивай ты в кухню, в кухне — твердый холодильник, тормози-ка лучше в папу, папа мягкий, он простит.

Она заливисто хохочет, даже не заметив пару-тройку нарушенных рифм. Если бы у меня было время, перевел бы лучше, но, видимо, и так сойдет.

— Эй, а ты ничего, для взрослого, — заявляет она мне. — Прям как Дэш, только не такой крутой. Ты знаешь Дэш?

— Самого-самого летуна в Эквестрии? — иронично уточняю я, но пегасочка принимает мои слова за чистую монету.

— Да! Она такая классная! Слов не хватает описать, какая классная!

О-о-о... да у нас тут фанат. А я, вроде как, случайно оказался свободными ушами, и теперь она будет чирикать, пока не выдохнется.

— Но ты тоже ничего, — внезапно закруглилась она. — Мне пора бежать, пока!

— Сбей по пути еще кого-нибудь, — напутственно посоветовал я, поднимаясь в полный рост.

Впрочем, девчонка на самокате меня уже не слышала. Шустрая, однако. Я отряхнулся от пыли и продолжил свой путь к реке, попутно обдумывая, чем именно займусь.

Итак! Я кладу на камень перед собой небольшую веточку, а сам сажусь в траву рядом. Начнем с самого простого — банального телекинеза. Ну, наверное это самое простое, все виденные мной единороги используют его без малейших усилий и ограничений. Особенно Рэрити!

Сосредотачиваюсь на веточке, мысленно приказывая ей взлететь в воздух. Сходу не получилось. Через полчаса попыток я решил сменить тактику.

Может быть, я делаю что-то неправильно? Скорее всего. Нет, точно, сначала надо почувствовать магию. А как?

Медитация? Посидеть тихонько, послушать себя — где что изменилось? ОК, пробуем... дышать диафрагмой. Сосредоточить сознание в одной точке. Слушать себя.

...

Ничего. Не чувствую никаких изменений. Если магия у меня и есть, то ощутить я ее не могу. Что остается? Магия на кончиках пальцев Кастанеды? Безоговорочно поверить и попробовать? Поди тут поверь еще. Попробовать что-нибудь игровое?

— Ка-дзё! — и соответствующий жест, левая ладонь раскрыта, правая выброшена вперед указывая тремя пальцами. Нифига. Жаль, любил это заклинание в Ноксе.

— Аар, йок, таар! — произношу я, начертив соответствующие руны в воздухе. Нифига. Аркс тоже в пролете.

А больше я и не помню ничего. Я вообще считал что нормальный маг должен обходиться без заклинаний, начертаний и жестов. К тому же, местные маги так и делают. Ну максимум можно сказать что-нибудь этакое, внушительное...

— Фус! — рявкнул я, и по траве прохошел мощный порыв ветра. Что, серьезно?!

— Ты чего тут делаешь? — раздается сзади знакомый голос, я вздрагиваю всем телом и оборачиваюсь.

Радужногривая пегаска. А поток воздуха, который я принял за действие туума не более чем результат ее приземления. Твою мать!

— В магии практикуюсь, — я развернулся к ней с очередной идеей, посмотрел ей в глаза, пытаясь внушить ей приказ взмахнуть крыльями.

— А ты умеешь? — смотрит она с сомнением. — Рога-то у тебя нет.

— Видимо все-таки не умею... — гипнотизер из меня тоже аховый. — Но любопытно было попробовать. Я тебе зачем-то нужен?

— Да не, не нужен, с чего взял?

— Ну, раз уж ты здесь приземлилась. Ничего интересного кроме меня тут нет.

— Просто глянула, все ли с тобой в порядке.

— Ну спасибо, — я задумчиво посмотрел на пегаску. При первой встрече мне показалось что у нее нарциссизм в терминальной стадии, но может быть все не так уж и плохо.

— Да нет проблем! — ответила она и поднялась в воздух, но улетать не спешила, просто зависнув в воздухе. Поднятый ею легкий ветерок еле ощутимо скользил по лицу.

— Ты так и будешь за мной наблюдать? — улыбнулся я.

— Ага. Не каждый день увидишь, как минотавр пытается колдовать, — она хихикнула. — Что это было за "ка-дзё"? А "фус"?

Понятно все. Ей просто нечем заняться, а я привлек ее внимание своими неудачными кастами. Н-да, ни одно место не является достаточно уединенным в мире где есть пегасы. Пойду я обратно в библиотеку и сделаю то, с чего и следовало начать: спрошу Твайлайт.

— Уже уходишь? — ехидно спросила пегаска. — Заклинания кончились?

— Кончились, — согласился я. Она неспешно летит за мной.

— Как-то ты быстро сдался, — продолжила ерничать она.

— Не все крепости можно взять штурмом, — рассудительным тоном возражаю я. Если ей будет достаточно скучно, она отвяжется сама собой, но в голову тут же приходит другая мысль. — А ты пробовала когда-нибудь колдовать?

— Ха! Конечно нет, я же пегас!

— Ну и что? — я хмыкнул. — Я вот типа "минотавр", а все равно попробовал. Может у тебя получится? Заклинания я тебе подскажу.

— А давай! — решительно согласилась пегаска.

— Отлично, — я ухмыльнулся. — Начнем с древнего языка легендарных драконов Тамриэля...

— Там-чего? — переспросила пегаска. — И почему вдруг драконы легендарные?

— Тамриэля. — повторил я. — Мир такой. Драконы там легендарнее некуда, сами их слова это магия. Они одним словом могут сбить противника с ног, зажечь или заморозить воздух и даже замедлить время!

— Да ну? И что за слова?

— Ну, "Фус", например. Но лучше попробуем другое, вы же, пегасы, погодой занимаетесь? Есть у тех драконов слова силы, которые развеивают все облака в небе. Это слова "Лок", "Ва", "Кор". Сосредоточь магию в груди и выкрикни ее, вкладывая в эти слова! Вот так: Лоок... Ва КОР!

— Лоок... Ва КОР! — завопила пегаска в небо.

Ха! Блин, а это оказалось забавнее, чем я думал. Мне пришла в голову еще более заманчивая мысль.

— Что-то не сработало, — недовольно сказала она.

— У меня тоже, — сокрушенно согласился я, сдерживая улыбку. — Может быть, попробуем другое? Например, "Пей До Дна". Это заклинание должно повышать настроение.

— Пееей... До ДНА! — с теми же интонациями рявкнула пегаска.

Я расхохотался. Искренне и до слез.

— Действует! — обрадовалась пегаска.

— Не действует, — проржавшись, ответил я. — Чтоб действовали надо быть драконом. А ты сейчас кричала "пей до дна", только на моем языке.

Ее брови взлетели вверх.

— Эй! Ты обманул меня!

— Просто пошутил, — поднял я ладони в примиряющем жесте. — Все честно. Ты меня подкалывала, я тебя разыграл.

— Ха! — она прищурила свои малиновые глаза. — Думаешь, ты так просто отделаешься?

— Ну да. Не будешь же ты меня бить из-за такой мелочи? — улыбнулся я в ответ.

— Я вызываю тебя на поединок розыгрышей! — провозглашает она.

— Думаешь, сможешь победить? — смотрю на нее скептически. Я, в отличие от нее, просмотрел чуть ли не все мало-мальски достойные пранки ютуба.

— Пф! Конечно смогу! — самоуверенно заявила пегаска.

— Согласен, — усмехнулся я. — Кто будет судить?

— Пинки. Она тоже любит розыгрыши.

— Пойдет. Пошли к ней, узнаем согласится ли она и обговорим правила.

— Какие могут быть правила в розыгрышах? — возмутилась Дэш.

Какие-какие... такие, чтобы не было потом мучительно больно и невыносимо стыдно.

— Ты считаешь себя профессионалом? — тоном мафиози интересуюсь я. — Значит, подойдем к делу профессионально. Никакой мелочевки. Никаких подвешенных над дверьми ведер и громких криков, подкравшись сзади.

— Да без проблем! — увлеченно заявила она. — Хочешь эпичный розыгрыш — будет тебе эпичный розыгрыш!

— Отлично. Второе правило: никакого членовредительства. Если розыгрыш оставляет более чем синяк или царапину на том, кого разыгрывают — это автоматическое поражение.

— Ха! Мог бы об этом и не упоминать! Что еще?

— Я подумаю пока. Ты тоже думай, правила делают игру интересной.

Мы молча шли через рощу. Пегаска явно натура увлекающаяся, так что если ее не ограничить, то она мне жизнь подпортить сможет изрядно. Какие еще возможности надо учесть? Без ерунды, без членовредительства, без союзников...

— Третье правило — если кто-то берет союзников, то они должны знать на что идут. Для проигравшей стороны будет предусмотрено наказание.

— А это зачем? — удивилась пегаска.

— Ты тут всех знаешь, а я — почти никого. Не думаю, что мне удастся уговорить Твайлайт помогать в этой затее. Но и совсем без возможности использовать кого-то со стороны тоже оставаться нельзя, потому что по отношению друг к другу мы всегда будем настороже. Ну и количество сообщников ограничим... например, тремя. Меньше можно, больше — нет.

— Ладно, дам тебе фору, — усмехнулась она. — На что играть будем?

— Сама придумай, — отмахнулся я. — С меня правила, с тебя приз.

Она крепко задумалась. Я тоже, только о другом — высокопарно говоря, меня мучил вопрос целеполагания, или банально — "зачем я в это ввязался?!". Ну в самом деле, что мне стоило заткнуться и подождать, пока она от меня отстанет? Язык мой — враг мой.

— А-а-а, проклятье, — пегаска тряхнула гривой. — Короче, кто проиграет, выполняет любое желание победителя.

— Вместе с союзниками, — уточнил я.

— Да!

— По рукам, — ладно, раз уж начал, то пойду до конца. — Кстати, а где живет Пинки?

— В "Сахарном Уголке", ты там еще не был?

— Не доводилось как-то, — хмыкнул я. Чтобы я сам полез в логово вечериночного демона? Не-не-не.

— Лучшая кондитерская Понивилля, — заявляет она, поймав мой взгляд.

С пегаской говорить куда удобнее чем с другими пони — она летит так, что наши глаза находятся на одном уровне. Да и этот прохладный ветерок весьма приятен, словно рядом с тобой кто-то опахалом машет.

— А ты неплохо меня подловил, с этими драконьими заклинаниями, — одобрительно заметила Рэйнбоу. — Я даже поверила, когда ты стал смеяться.

— Я сейчас жалею, что сказал тебе что оно не действует, — я зажмурился — Только представь: уверенная что заклинание работает, ты летаешь по Понивиллю и вопишь "Пей до дна!". Я бы на это посмотрел!

— После такого я бы тебя сбросила с Клаудсдейла, — проворчала пегаска.

— Да ладно, — я открыл глаза и ехидно посмотрю на нее. — Я бы тебе навешал лапши про то, что это заклинание выдохлось. А что такое Клаудсдейл?

— Пегасий город, я оттуда родом. Кстати, он летающий, в твоем мире такое есть?

— Парящий город? — поразился я. Мне представилось что-то вроде скал из "Аватара". — Нет, ничего подобного у нас нет. Из чего он?

— Из облаков, конечно же, — непонимающе взглянула на меня Рэйнбоу.

— Вы... строите из облаков? И это прочно?

— Конечно, — она смотрит на меня удивленно, а затем улыбается. — Если хочешь, я покажу тебе свой дом в Понивилле. Я сама его сделала.

— Однозначно хочу! А в таких домах может жить кто угодно?

— Нет, только пегасы. Ну и другие, кто умеет ходить по облакам, грифоны, драконы.

— А как вы это делаете... ах да, магия.

— Она самая, — подмигнула мне пегаска.

Телекинез, лечебная магия, управление светилами, облака в качестве строительного материала И при всем этом великолепии я не могу даже ма-а-аленького фуса сотворить! Что за облом.

— Расскажи про свой мир. Вы там можете колдовать? — спрашивает пегаска.

О нет, только не опять... как люди ухитряются работать учителями? Я несчастные три дня отвечаю на одни и те же вопросы и задолбался, а они это делают из года в год! По нескольку раз в день! Герои!

— Можем, — вздохнул я. — Примерно как пегасы. Заклинания читаются, но не действуют.

— Это называется "не можем", — ехидно ответила она.

— Нет, это называется "можем, но не получается", — я усмехнулся. — Слушай, не в обиду, но я уже про свой мир третий день подряд рассказываю, и каждому там интересно только что-то одно. Кроме Твайлайт, конечно же, этой интересно все и побольше... в общем, спроси что-нибудь конкретное.

— Конкретное... — задумалась пегаска. — А, хуф с ним, с миром, расскажи лучше что-нибудь крутое!

— Например? Давай по очереди, ты рассказываешь что-то крутое, а потом я.

И она рассказала — приключенческую историю а-ля Индиана Джонс, с некоей Дэринг Ду в главной роли.

— И сколько раз ты ее перечитывала? — с интересом спросил я. Мне нужно не менее пяти раз, чтобы запомнить что-то объемное настолько близко к тексту.

— Даже не считала! Она супер-невероятно-офигенная, жду не дождусь новой книги!

Еще один фанат. Везет мне сегодня на них.

Мы подошли к дому, который выглядел так, будто его когда-то испекли в качестве торта, но так и не съели.

— Вот мы и пришли, кондитерская "Сахарный Уголок", — провозгласила Рэйнбоу.

Так вот ты какая, берлога розового демона вечеринок.

— Кстати, а почему ты сразу решила выбрать в качестве судьи Пинки? — поинтересовался я.

— Она в Понивилле вторая по розыгрышам, сразу после меня, — гордо ответила пегаска.

— Понятно. Ну что ж, заглянем...

Похоже, у пони так принято — жить и работать в одном и том же месте. Весь первый этаж был выделен под что-то вроде небольшого кафетерия и кухню, а живет она, видимо, на втором этаже.

— Чем могу помочь? — радостно выглянула из-за прилавка розовая поняшка. — О, Дэш, Арт! Приветики! Хотите тортик?

— Давай, — тут же согласился я, вспомнив вкус пирожных с вечеринки. — Но только если в долг.

— Я угощаю, глупенький, — хихикнула она и розовой молнией упрыгала на кухню.

— Правильно, никогда не отказывайся от выпечки Кейков, — хихикнула Рэйнбоу и, едва та вернулась с шоколадным лакомством, сказала: — Пинки, мы к тебе по делу.

— Вам нужен кто-то чтобы устроить вечеринку? В любой момент, лишь скажите повод! Или нет, не говорите, повод не нужен! Хотя нет, скажите, мне нужно знать, что написать на праздничных вывесках!

— Нет, — от одной мысли о еще одной вечеринке я едва не уронил ложечку. — Мы здесь попросить тебя быть судьей в дружеском соревновании.

— Соревнование! Ух ты, я еще никогда не судила соревнования, только комментировала! — радостно запрыгала на месте пони. — И в чем вы соревнуетесь?

— В розыгрышах, — вклинилась Рэйнбоу. — Арт считает что он сможет меня в этом обойти.

— Смогу-смогу, не сомневайся, — хмыкнул я. На моей стороне вся мощь извращенной фантазии сетевых анонимусов, лошадка! — Но поскольку Рэйнбоу никогда не сможет признать поражение сама, нам понадобится честный, беспристрастный и справедливый судья, которому мы оба можем доверять.

— Я могу признать поражение! — возмутилась Рэйнбоу. — Мне это просто не нужно!

— Ух ты, и вы пришли ко мне? Вау! — в очередном прыжке Пинки подлетела почти под потолок. — Конечно, я согласна!

— Тогда обговорим детали...

Таким образом было положено начало нашему маленькому соревнованию. Я предупредил, что свой ход не буду делать, пока не обзаведусь домом и мастерской, объяснив это необходимостью подготовиться. Рэйнбоу, к моему удивлению, согласилась тоже подождать до этого момента. Удивительное благородство с ее стороны, особенно учитывая что я это сказал исключительно чтобы она не ожидала от меня подвоха. Пинки мы попросили о соревновании ничего не рассказывать, на что она отреагировала самой странной клятвой из тех, которые мне когда-либо доводилось слышать.

Потом мы пошли к дому Рэйнбоу. Жила она в самом настоящем замке, который, как она похвасталась, пегаска еще и сама построила. Вблизи облако, из которого был построен парящий где-то на уровне моей груди замок, было похоже на выбеленную до чистоты бумаги пемзу. Я коснулся его рукой, приложил небольшое усилие... по ощущениям облако напоминало густую мыльную пену. Некоторое сопротивление оно оказывало, но выдержать меня оно точно не сможет. Хм... я прикоснулся к двери. Пальцы прошли сквозь нее точно так же, разве что дверь по ощущениям была немного плотнее — сравнимо с пеной для бритья.

— И у тебя там все такое — я обернулся к пегаске и поболтал пальцами в воздухе. — Нематериальное?

— Ага. Но это не проблема для того кто умеет летать, — она приземлилась на облаке и немного на нем попрыгала. — Видишь?

— Значит, все из облаков? И двери, и окна?

— Именно, — подтвердила пегаска.

— А если ты берешь какие-то обычные предметы и роняешь их на пол? Они проваливаются?

— Нет, — удивилась она.

— Покажи.

— Да не вопрос.

Она принесла книгу и уронила ее на облако. Книга осталась лежать на нем, как ни в чем ни бывало, но стоило мне ее коснуться, как та сразу же провалилась и упала на землю. Я поднял книгу и снова уронил ее сквозь облако. Затем отдал ее Дэш, и жестом попросил ее бросить книгу. Та осталась лежать на облаке. Что ж, понятно, значит у пегасов (и прочих крылатых) скорее всего есть некая "аура полета", которая обволакивает предметы, с которыми они взаимодействуют. Стоит нелетающему существу коснуться предмета, как оная аура тут же рассеивается. Надо полагать, что сама по себе эта аура не рассеивается вообще — иначе из ее дома уже давно бы выпало все, что не сделано из облаков. Местная магическая физика занимает меня все больше и больше.

— У тебя сейчас лицо, как у Твайлайт когда она занимается своими головастыми штучками.

— Я в первый раз вижу такой феномен!

— И заговорил как Твайлайт... — сочувственно произнесла Дэш.

Гр-р-р-р... хотя стоп.

— Ты так говоришь, будто Твайлайт это что-то плохое, — ехидно улыбнулся ей в ответ я.

— Нет! — возмутилась пегаска. — Просто она слишком головастая, а это не круто!

— Да-а? — я хмыкнул. — Будет у меня мастерская, я тебе лично покажу насколько ты не права. Ну а до тех пор так и быть, можешь наслаждаться своими заблуждениями. Кстати, а что это там за радуга, это иллюзия?

— Самая обычная радуга... — она вдруг ехидно улыбнулась. — Хочешь попробовать?

— Попробовать что?

— Радугу. На вкус.

Какое невинное выражение лица. Аж волосы на загривке дыбом становятся от ощущения подставы. Но любопытно...

— А она не ядовитая? — подозрительно спросил я.

— Ничуть! — уверенно заявила Рэйнбоу.

— Тогда я не против, принесешь чашечку?

— Мигом, — и она ураганом влетела в собственный дом.

Все что нас не убивает стоит того, чтобы это попробовать, в рамках здравого смысла, конечно же. Даже если это подстава.

— Держи, — пегаска вернулась и протянула мне чашку... которую держала кончиком крыла, словно рукой. Охренеть, у них и там "магические пальчики" есть.

Я с интересом смотрю на содержимое. Семь чистых цветов медленно перетекают один в другой не смешиваясь друг с другом. Осторожно нюхаю — никакого запаха. Так, теперь главное не подать виду, независимо от того что там на вкус. Пегаска смотрит на меня с настолько явно различимым затаенным предвкушением, что я уже немного боюсь. Эх, была не была... Я отхлебнул.

Удержать ЭТО во рту стоило мне дичайших усилий. Если сначала был просто электрический шок от сработавших одновременно рецепторов, то теперь я начал различать вкус... и тут же сплюнул сомнительный напиток на траву, но мерзостное ощущение, будто я попробовал на вкус одновременно все приправы мира, осталось.

— Дрянь редкостная, — я вернул чашку Рэйнбоу. — Воды, если тебя не затруднит.

— Как-то ты скучно отреагировал, — разочарованно протянула пегаска.

— Воды! — рявкнул я.

— О, уже лучше, — хихикнула Дэш, но стакан все-таки принесла.

Три полоскания рта более-менее помогли — язык все еще слегка саднило, будто я съел ананас в одиночку, но вкус пропал.

— Если собираешься над кем-то приколоться, то хотя бы делай это более естественно, — я вернул стакан пегаске. — У тебя же на морде было написано, что вкус будет по меньшей мере неожиданным.

— Буду иметь в виду, — усмехнулась она. — Если ты знал, то зачем пробовал?

— Исключительно из любопытства.

Мне внезапно пришла в голову мысль, что если бы я все-таки ухитрился проглотить радугу, то можно было бы попытаться убедить Дэш в том, что вкус нормальный, если подержать ее во рту. Хотя нет, оно того не стоит. И она бы не купилась... наверное. Да и потом, срать радугой? Судя по траве, на которую я плюнул, это идеальный краситель.

— Это ты ей хвост с гривой красишь? — предположил я, кивнув в сторону водопада.

— Это мой естественный цвет! — возмутилась пегаска.

— Ого, — подивился я. Значит и у Твайлайт светлая прядка не выкрашена? А я-то думал... — Не обижайся, просто у нас такие яркие цвета не могут быть естественными.

— Да не обижаюсь я, — отмахнулась Дэш. — Кстати, с тебя история. Крутая!

Ах да, история... судя по всему, Дэш фанатеет по разнообразным приключениям, а я вот совсем нет. Это сестра бы ей с восторгом и наизусть рассказала всю индиану. А что там еще есть? Хм...

— Навскидку не помню, но если ты меня проводишь в библиотеку, я тебе прочитаю одну крутую историю из своего мира.

— Прочитать я и сама могу, — хмыкнула Дэш.

— Если ты начнешь с ходу читать на моем языке, — усмехнулся я. — Пойдем, я в любом случае сам дорогу не найду.

— Ладно, иди за мной, — она снова взлетела.

К тому моменту, как мы дошли до библиотеки я так и не придумал ничего что ей можно прочесть и даже решил вольно пересказать сюжет Dragon Age, но натолкнувшись на планшете на Гарри Гаррисона, понял — вот оно! Серия о "Стальной Крысе" вполне подойдет вместо индианы, правда, придется объяснять изрядную часть терминологии по ходу дела... ну и ладно.

На начало чтения прибежала Твайлайт, Спайк принес подругам какие-то закуски и ушел к Рэрити. К половине книги я уже пожалел, что не выбрал что-нибудь поменьше, но сделанного не вернешь. Как я и ожидал, объяснений пришлось делать целую кучу, а Твайлайт еще и записала себе длиннющий свиток уточнений. Охо-хо... завтра же придется рассказывать. И результатом ответа на каждый ее вопрос будут еще два. Надеюсь, у нее разрядная сетка меньше чем у Змея Горыныча или мне хана. Заговорит до смерти.

— Отличная история, — одобрила Дэш, когда я все-таки закончил. — Не Дэринг Ду, но тоже пойдет. А продолжение есть?

Твайлайт в ужасе широко распахнула глаза и едва заметно качнула головой, но мне подсказки и так не требовались.

— Вообще есть, но надо будет искать... в общем, на сегодня все.

— Ого, уже вечер! — удивилась пегаска. — Вроде только недавно начали... с-сено, мне еще облака убрать надо, так что до завтра!

— Пока, Дэш, — ответила ей Твайлайт, а я только махнул рукой. Впрочем, пегаске было все равно, она уже радужной стрелой умчалась в закат.

Лишь бы подобные посиделки не вошли в привычку, у меня от всех сегодняшних разговоров в горле першит.

— Я рада, что ты поладил с Рэйнбоу, — радостно сказала Твайлайт. — Она очень подозрительно к тебе отнеслась, когда Флаттершай нашла тебя в лесу.

— Да? — удивился я. — За сегодняшний день ничего такого не заметил. Подколок было много, а подозрений никаких. Правда, с подколками я в долгу не остался.

— Так ты с ней весь день провел? — улыбнулась Твайлайт. — Кстати, а зачем ты ходил к реке?

— Ну, почти весь, — кивнул я. — А вот насчет зачем... у меня к тебе вопрос будет. В общем, я хотел проверить, появились ли у меня магические способности. В нашем мире магии нет, а в вашем полно, вот я и подумал что возможно смогу ей пользоваться. Вот за этими изысканиями меня и застала Дэш.

— Получилось что-нибудь? — с интересом спросила единорожка.

— Нет, — я хихикнул. — У Рэйнбоу тоже.

— Она же пегас. У них совсем другая магия.

— Ну, она подкалывала меня насчет колдующего минотавра, так что я решил ее немножко разыграть... — я рассказал Твайлайт историю нашей встречи, слегка рассмешив ее идей драконьего крика "пей до дна". — Потом мы заглянули к Пинки, потом к ней домой, ну и затем она проводила меня сюда.

— А домой к ней зачем? — удивилась она.

— Мне было интересно посмотреть на дом из облаков, — пожал плечами я. — И по этому поводу у меня тоже будет вопрос.

— А, точно, ты же говорил про вопрос раньше! — кивнула Твайлайт. — Задавай.

— Хорошо. Есть какой-нибудь способ определить, способен ли я колдовать? Шансов почти нет, конечно...

— Способ... — она задумалась. — Может быть, надо поискать. Пони это не нужно, у нас и так все очевидно. А вот с тобой... разве что косвенно... диагностическое заклинание! Точно, подожди немного.

Она начала перерывать библиотеку. Вот интересно, зачем она это делает именно так? Вытащит одну книгу, пролистает, прочтет от силы пару абзацев, а затем решительно берет следующую. Может, дело в ассоциативной памяти, и она так с ней работает?

— Нашла! — воскликнула Твайлайт и вернулась ко мне с увесистой книгой в коричневом переплете с металлическими уголками. — Вот, это заклинание позволит мне увидеть магию вокруг тебя. Встань сюда.

Я повиновался. Единорожка села на диванчик, закрыла глаза, ее рог окутался слабым фиолетовым свечением. Я терпеливо ждал, но больше ничего не происходило, разве что свечение перестало быть статичным и теперь больше напоминало своим видом горящее пламя. Внезапно единорожка распахнула глаза — в них не было видно ни радужки, ни зрачка — только равномерный белый свет. Она оглядела меня с ног до головы. На ее мордочке появилось удивленное выражение.

— Ого! — только и сказала она, и ее глаза погасли.

— Многообещающая реакция, — хмыкнул я. — Так что? Я могу колдовать?

— Однозначно нет. — ответила Твайлайт.

— Черт. — Я все-таки немного расстроился, хоть и ожидал такого исхода. — А что за "ого" тогда?

— Просто такое не описывается ни в одной из книг, которые я когда-либо читала. Но чтобы ты понял мне надо рассказать тебе кое-что про магию.

— Я только за, безумно интересно.

— Правда? — обрадовалась Твайлайт и начала рассказывать. — Магия в Эквестрии похожа на огромную медленную реку, которая течет сквозь все. То есть, и это очень важно — сквозь абсолютно все. И через растения, и через животных, и через разумных. Благодаря ее существованию единороги могут творить заклинания, пегасы летать а земные пони чувствовать все, что рождено землей. Даже более того, магия — часть нашей биологии. Именно благодаря ей мы можем брать предметы или обмениваться мыслями и чувствами...

— Это как? — удивился я.

— Если один пони испытывает какие-то сильные эмоции, он может поделиться ими с окружающими, а те в свою очередь с другими, это даже стало частью нашей культуры, — она хихикнула. — Не удивляйся, если вдруг увидишь как огромная группа пони вдруг начинает петь и танцевать, словно всю жизнь тренировались это делать. Это тоже дает текущий сквозь нас поток магии.

— А если кто-то другого вида захочет поделиться своими чувствами? — заинтересовался я.

— Не слышала о таких случаях, — задумалась Твайлайт. — Но теоретически это возможно. Помнишь, ты говорил про культурный код? Здесь что-то похожее, надо или быть пони, или прожить с ними достаточно долго, чтобы думать и чувствовать так же.

— Интересно... — я потер подбородок. — И как это связано с твоим "ого"?

— Я как раз подхожу к этому. Как ты уже понял, магия течет сквозь всех, даже сквозь существ которые не способны как-либо ей пользоваться и неодушевленные предметы...

— Кроме меня? — я уже понял, куда она ведет.

— Именно, — кивнула Твайлайт. — Свободный поток магии обтекает тебя, словно ты брошенная в реку скала.

Вот так вот. Я не просто не маг, магия мира явственно мной брезгует и обходит, как поставленные в угол носки недельной носки. Уникум, что тут скажешь. Стоп.

— Тогда почему на меня действуют заклинания? — поинтересовался я. — Разве они не должны так же обходить меня?

— Это интересный предмет для исследования, — кивнула Твайлайт. — Сформированная и направленная магия однозначно способна воздействовать на тебя, но как это происходит... нам понадобится еще один единорог, чтобы накладывать на тебя заклинания, пока я буду наблюдать. Тогда я смогу сказать точно... — она спохватилась. — Ты не против?

— Нет, меня безумно интересует магия, — я улыбнулся. — Жалко, что это у нас не взаимно. Ну и раз уж у нас зашла об этом речь, у дома Рэйнбоу Дэш я провел небольшой эксперимент. Рэйнбоу положила книгу на облако, и та спокойно на нем лежала, но стоило мне коснуться обложки, и она сразу же провалилась сквозь него...

— Ого! — удивилась Твайлайт. — Так быть не должно.

— Да? — настала моя очередь удивляться. — Я подумал, что пегасы создают что-то вроде магического поля, которое распадается от прикосновения земных существ.

— Частично ты прав, — кивнула единорожка. — Это действительно бессознательная магия всех крылатых, но она не разрушается от простого прикосновения тех, кто не может летать, разве что они попытаются приложить к вещи большую силу... ты ведь просто коснулся, не пытался надавить или опереться на нее?

— Только коснулся, — подтвердил я.

— Очень интересно, — задумчиво произнесла единорожка. — Ты не против небольшого эксперимента?

— Ничуть, я же уже говорил, — улыбнулся я ей.

— Тогда прикоснись к этой книге, — она выхватила ее с полки телекинезом увесистый томик и "подвесила" его на уровне моей груди.

Я положил руку на книгу, прямо сквозь прозрачное фиолетовое свечение. Никаких ощущений... я слегка толкнул книгу, та немного подалась и вернулась в прежнее положение.

— Интересно, — пробормотала Твайлайт.

— Буду благодарен, если ты будешь описывать ход эксперимента для других участников, — сообщил я ей, улыбнувшись.

— Ах, да, конечно, прости... — она опустила книгу. — Телекинез активное заклинание, и непохоже чтобы твое присутствие как-то на него влияло. Нужно что-то слабее.

— Или мельче, — меня захватил исследовательский азарт. — Если я смогу взять предмет в кулак, и таким образом экранировать его, будет ли телекинез продолжать действовать?

— Интересная мысль, — Твайлайт пролевитировала откуда-то небольшой ластик, и я поймал его между ладоней. — Ого!

— Что такое? — ластик явно продолжал парить, потому что я не чувствовал чтобы он коснулся кожи.

— Удерживать его стало сложнее, — ответила единорожка. — Ненамного, но вполне ощутимо. Интересно... погоди-ка. Положи его на стол.

Она сосредоточилась и превратила ластик в апельсин. Я взял фрукт в руки... ничего не произошло.

— Это заклинание удерживается вложенной в него энергией или берет ее из потока мира? — поинтересовался я.

— Вложенной, — она кивнула, поняв мою мысль. — Похоже, в этом случае никакого воздействия ты не оказываешь.

— Ну, я мог бы попытаться обхватить его ладонями, но тебе надо сделать его чем-нибудь поменьше, виноградиной или сливой.

— Давай попробуем.

Но первоначальная теория оказалась верна, и диспела не случилось. В принципе, это хорошо — представляю, что бы со мной случилось, когда я сжал в кулаке заряженный берилл для плеера. Я поделился этой мыслью с Твайлайт.

— Да, ты прав, — кивнула она. — Мгновенное высвобождение привело бы к взрыву. Я должна написать принцессе об этой твоей особенности.

— Зачем? — удивился я. — Не так уж это и интересно. В конце концов я пришел из мира без магии, неудивительно что она меня игнорирует.

— Принцесса попросила меня писать ей обо всех странностях, которые я в тебе замечу, — улыбнулась Твайлайт. — И твое взаимодействие с магией однозначно странность.

— Интересно, управляемая ли... — я посмотрел на свою ладонь.

Впрочем, какая разница? Вряд ли мне здесь понадобится отбиваться от единорогов, раз уж до сих пор так и не пришлось.

— Кстати, — внезапно вспомнилось мне. — Селестия говорила что согласно вашим представлениям о живом мире, я не могу быть разумен. Я тогда был слишком ошарашен, чтобы узнать почему. Может, ты мне скажешь?

— Это достаточно спорная теория, — нахмурилась Твайлайт. — Наверно, принцесса ее только ради того чтобы тебя убедить использовала.

— Ну-ка, какая теория?

— Что разумность напрямую зависит от силы сродства к магии, — фыркнула Твайлайт. — Будь это так, зап-яблони или параспрайты тоже были бы разумными.

— Интересно, — хмыкнул я, и тут же заметил. — Но ведь тогда получается Селестия знает о том, что я отталкиваю магию.

— А ведь и правда, — с легким удивлением согласилась Твайлайт. — Но я все равно напишу.

— Да я и не отговариваю.