Пони, которая никогда не смеялась

Шайнблизз не знала, что такое веселье. Вся её жизнь была замкнута в четырех стенах клиник, цвет которых постоянно менялся из-за частых переездов по городам. У неё не было ни семьи, ни счастливого детства, и всё бы так и продолжалось, если бы судьба её не столкнула с двумя новыми пациентами клиники Понивилля... не совсем нормальными пациентами.

Твайлайт Спаркл Эплджек Зекора Биг Макинтош ОС - пони Кэррот Топ Сестра Рэдхарт

А с высокой крыши всё на свете слышно...

Что будет, если ночью залезть туда, куда тебя не звали? Странная встреча, странная песня и то, чего так не хватало некоторым мудрым и печальным пони.

DJ PON-3 Октавия

Chronicles Postapocalypse: Secrets of Equestria

Роза и Лина пускаются в новое путешествие по самым злачным местам постапокалиптической Эквестрии с целью раскрытия некоторых тайн, касающихся научно-технического прогресса, начавшегося до Катастрофы. Впрочем, поиск оставшихся Элементов Гармонии никто не отменял. Какие опасности поджидают подруг на их пути? Зло ведь не дремлет. И сможет ли Эквестрия стать такой, как прежде?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Дискорд

Когда сбываются чужие мечты.

Жизнь других хранителей гармонии и порядка очень редко поддается огласки.Райджист- бывший стражник, принужденный вернуться к старой работе, встречает друга, который обещает ему легкий заработок. Но Райджист начинает догадываться о возможной халатности и беззаботности высшего руководства.

Пони для всех, даром!

И пусть ни один обиженный не уйдёт . Человек недюжинного ума открывает (неожиданно, да?) ПОРТАЛ в Эквестрию!

Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Марсиане

Экспериментальный двигатель для межпланетных полётов, изобретённый сумеречным гением Твайлайт Спаркл, дал сбой, выкинув интернациональную команду в составе Старлайт Глиммер, Спитфайр, Черри Берри, чейнджлинга Драгонфлай и дракона Файрбола на враждебную всему живому планету в совершенно иной вселенной. С ограниченными запасами продовольствия, почти отсутствующим запасом магии, без связи с домом и невозможностью покинуть планету, они должны выжить, пока хоть кто-нибудь не спасёт их. К счастью, они разбились прямо по соседству с другим существом с точно такими же проблемами. Существом по имени Марк Уотни.

Спитфайр Другие пони Человеки Старлайт Глиммер Чейнджлинги Черри Берри

Тьма

Тьма сгущалась.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Город Гармонии

Эквестрия переживает не самые лучшие дни. Все заботятся только о собственной шкуре, поэтому выживают лишь сильные мира сего. Один якобы детектив получает заказ который приведёт его в некогда самое прекрасное место в стране...

ОС - пони

О настырных насекомых...

Вот уже некоторое время Анон работает уборщиком в школе Дружбы и, в целом, доволен судьбой. Тем более, что все ученики вполне дружелюбны к нему - за исключением одной кобылочки-чейнджлинга...

Другие пони Человеки

Осень в небе

Один день из жизни двух очень разных и очень похожих по-своему пони. Лёгкий шиппинг и осень.

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 8 - Нормальность Глава 10 - Интерпретация

Глава 9 - Катексис

Уравнения просто взяты от балды. Шоб было страшно — кому страшно на них смотреть :)

Приятного чтения! :)

Утро началось как обычно — я проснулся от чужого взгляда. Сел в позу лотоса и с некоторым удивлением уставился на Твайлайт. Обычно меня будит Спайк, а Твайлайт засиживается допоздна и просыпается позже меня.

— Ты еще не ложилась? — спросил я единорожку.

— Удивительно, ты и в самом деле это делаешь, — пробормотала она. — Доброе утро, Артур.

— Доброе утро, Твайлайт. Делаю что?

— Просыпаешься от чужого взгляда. Спайк рассказал мне, что будит тебя так, и я решила проверить.

— То есть? Я вам обоим рассказывал сам.

— Одно дело слышать, и совсем другое — увидеть самой.

— Спасибо, что решила проверить только это, — хмыкнул я. — Просыпаться в ужасе или даже не в себе весьма неприятно. Последнее неприятно не только мне.

— Об этом Спайк уже рассказал, — улыбнулась Твайлайт. — Но я могу защитить себя.

— Ну да, замечательно, сначала меня жестко разбудят, а потом еще и в стену метнут. Не надо так делать. Очень прошу.

— Конечно же я не буду, — засмеялась она. — Мне нужна твоя помощь. Помнишь, я говорила про расчет заклинания?

— Не вопрос. Умоюсь, позавтракаю, возьму планшет и начнем... или ты торопишься?

— Не настолько, чтобы выдергивать тебя из постели сразу в лабораторию, — улыбнулась единорожка. — К тому же я и сама еще не завтракала.

— Тогда пойдем, — я поднялся с выданного мне матраца, быстро оделся и скатал свою постель в трубочку.

Спал я на первом этаже (галерея второго была для меня низковатой), так что на день свою лежанку приходилось убирать, дабы не смущать посетителей библиотеки.

Спайк приготовил огромную яичницу на троих, какой-то овощной салат (к сожалению, для меня несъедобный — в нем присутствовала какая-то горькая трава) и литровый графин ягодного морса. Отлично!

— Ты вчера говорил про подготовку какой-то игры, которая понравится всем, — напомнил Спайк. — Что это за игра?

— Пространственная головоломка, — точно, совсем вылетело из головы. — Займусь ей сегодня, но мне надо будет найти какую-нибудь пони, которая бы помогла с озвучиванием.

— Я слишком занята, — сразу же отказалась Твайлайт.

— Твой голос и не подходит, — улыбнулся я. — После завтрака дам послушать, что примерно мне нужно.

— После завтрака ты обещал помочь мне с расчетами, — возразила единорожка.

— Да я просто нарасхват, — хмыкнул я. — Помогу, конечно. Времени хватит на все. Кстати, а что это за заклинания такие, к которым нужны расчеты?

— Расчеты нужны ко всем заклинаниям... — менторским тоном начала Твайлайт.

— Снова здорово, — грустно вздохнул дракончик.

— ...но для большинства широко распространенных заклинаний они настолько простые, что выполняются в уме безо всяких усилий. Есть только три области магии, для которых требуется длительная подготовка — это высшая магия, ритуалистика и артефакторика. Например, в те далекие времена, когда движением светил занимались единороги, им приходилось каждую неделю пересчитывать заклинание, иначе оно переставало действовать. Артефакторика немного проще, потому что существует уже очень давно, но чем сложнее заклинание требуется поместить в предмет, тем больше расчетов приходится выполнять... и некоторые из этих расчетов чрезмерно сложные, их ни за что не успеешь выполнить за то время, пока действуют влияющие на них факторы.

— Вот как, — я задумался. — Артефакторика позволяет зачаровывать вещи, я правильно понимаю? Вроде тех камней, которые ты использовала для моего планшета и плеера?

— Да, это простейшие артефакты, преобразующие вложенную энергию.

— И пользоваться ими затем может кто угодно? — вкрадчиво поинтересовался я.

— Пока энергия не иссякнет — да, — кивнула единорожка.

Итак, что мы имеем? Некие сложные устройства, требующие обширных расчетов для создания, которые, пока в них не кончится заряд, расширяют возможности своего владельца... что это? Пра-а-авильно, электроника. Или артефакторика. Муа-ха-ха! Я все-таки могу быть магом! Но сначала...

— Артур, ты сейчас выглядишь пугающе странно, — сообщила Твайлайт.

— Это же моя возможность стать магом! — объяснил я ей. — Пусть даже и придется заряжать свои артефакты у единорогов, но все-таки!

— Хм-м-м... да, в истории были случаи когда земные пони занимались теорией магии и артефакторикой... — пробормотала Твайлайт, — тот же Ноуз Фракчер... но все же я очень сомневаюсь в том, что тебя примут в какую-либо высшую школу магии.

— Обойдусь, — отмахнулся я. — Как сказал кто-то великий: если действительно хочешь чему-то научиться, то сделай это сам. У тебя же есть книги по артефакторике?

— Есть, но если ты действительно хочешь этим заниматься, то тебе надо будет прочесть еще и общую теорию магии, специальную теорию магии...

— Подготовишь мне список литературы, о сенсей? — сделал я щенячьи глазки.

— Подготовлю, — улыбнулась она. — Это будет очень увлекательно! Я еще никогда никого не учила! А что такое "сенсей"?

— "Учитель" на одном из языков моего мира, — я стер остаток желтка хлебом и отправил его себе в рот. — Ну что, идемте, профессор Спаркл? Для меня честь ассистировать вам.

— Я не профессор. — смутилась Твайлайт.

— Замечательная реакция, — усмехнулся я. — Значит так и буду тебя называть дальше.

Тем более что лаборатория единорожки была обставлена в лучших традициях сумрачных тевтонских гениев. Приборы с лампочками и самописцами... я аккуратно открыл крышку одного из них и заглянул внутрь. Прям сундук с сокровищами — набит драгоценностями под завязку. Похоже сравнение артефакторики с электроникой не такое уж и притянутое за уши. Надо будет узнать, каковы вообще познания пони в науке. Об электричестве они почти ничего не знают, это я уже понял, а вот обо всем остальном?

— И для какого же великого открытия вам понадобилась моя скромная помощь, профессор? Относится ли оно к области высшей магии, ритуалистики или артефакторики?

— Прекрати так говорить, я чувствую себя неловко, — засмеялась Твайлайт. — Словно в какой-то книге!

— Я же говорю, в этом вся суть, — я усмехнулся. — Нет бы подыграть, весело же.

— Нет уж, у нас серьезное дело, — возразила Твайлайт. — Я хочу попробовать создать стабильный портал.

— О как... — я задумался. Когда-то я читал про червоточины и прочие фантастические способы перемещения, но скорее всего раз заклинание уже существует, то пони уже все учли. — Это артефакт или ритуал?

— И то, и другое. Сложность с порталами в том, что условия, при которых они стабильны, меняются каждые три часа, а решить связанные с ними уравнения за это время почти невозможно.

— Понятно, тут в дело вступаю я с вычислительной техникой. Ты уже записала их для меня?

— Да, еще до того как ты проснулся. Вот, держи.

От одного взгляда на то что она мне дала, в голове как-то сам собой проигрался финал заставки телекомпании "ВИД"... лист примерно формата А3, исписан мелким убористым почерком от и до. И еще сзади что-то есть. Большую часть значков математических действий я не понимаю, цифр мало, букв много... похоже, это затянется.

— Тебе придется объяснять мне все, потому что я тут не разберусь. Квантовая теория поля, блин... — я запустил на планшете Mathcad.

— Теория чего? — заинтересовалась Твайлайт.

— Теория для слома мозга, — отрезал я. — Я в ней не разбираюсь категорически, так можешь даже не спрашивать. Ну что, начнем? Диктуй.

Математика универсальна в любом из миров: дроби остаются дробями, а интегралы интегралами — хоть и записываются они тут иначе, более вычурно. Так что медленно, но верно, мы перенесли систему уравнений в электронную форму. Я задумчиво посмотрел на список переменных. Потом на четырехэтажные уравнения. Пони как-то ухитрялись их решить за три часа? Коллегиально сидели, не иначе...

— У тебя есть старые рабочие решения? Проверить, что у нас все правильно?

— Конечно.

Она надиктовала мне параметры (некоторые — с точностью до восьмого знака после запятой). Я запустил решение и через три секунды получил результат.

— Все еще не могу поверить, что эта доска может проводить расчеты так быстро, — произнесла единорожка, сверилась с ответом и покачала головой. — Не верно.

— Чёрт. Тогда начинается самая нелюбимая часть, дебаг.

— Прости, не поняла первого и последнего слова.

— Последнее означает "поиск ошибок", а первое просто выражение эмоций, — религии никогда не были моей любимой темой, так что не стоит и начинать, единорожка меня просто утопит в вопросах.

— Хорошо. Начнем сначала? — вздохнула Твайлайт.

— Сейчас проще будет, — уверил я ее.

В ходе нудной проверки мы нашли даже две ошибки — одну в третьем и одну в предпоследнем уравнениях. Я снова запустил подсчет и сказал результат Твайлайт.

— Верно! — она запрыгала на месте, почти как Пинки. — И так быстро!

— Тестировать прямо сейчас будем?

— Конечно же! — удивилась Твайлайт. — Я отправила второй якорь в Кантерлот, еще пока вы с Луной ходили к Винил, и готовилась все это время.

— Какая предусмотрительная, — я улыбнулся единорожке. — Ну хорошо, тогда говори мне реальные параметры.

— Еще рано. Мы провозились с переводом дольше, чем я ожидала, и трехчасовой интервал уже почти закончился.

— Кстати, а чем это обусловлено? Почему именно три часа?

— Три часа, две минуты и пять секунд, — уточнила Твайлайт. — Помнишь еще вчерашнюю лекцию о магии?

— Конечно, — улыбнулся я. — У меня очень хорошая память, забыла?

— Ты обещал меня научить, как развить такую же, — напомнила единорожка.

— Это я тоже помню, но сначала мне надо будет лучше узнать вашу письменность. Так что?

— Каждые несколько часов по потоку магии проходят волны, его изменяющие, это можно сравнить с пульсом. Есть несколько основных ритмов, но порталы зависят от самого короткого.

— Значит, волны меняют все эти параметры? — я посмотрел на список неизвестных мне переменных. — И какими они будут предсказать нельзя?

— Да, — вздохнула Твайлайт. — Если бы не это, мы бы уже давно перестали пользоваться поездами.

— А энергозатраты? — заинтересовался я. — Как вообще работает портал?

Она объяснила. Технология оказалась простой, как канатная дорога: существо, проходящее через портал, "упаковывается" в что-то вроде энергетической кабинки и по направленному лучу между двумя якорями летит сквозь магический поток. Поэтому порталы и вырубаются каждые три часа, когда очередной "удар сердца" перекраивает всю внутреннюю топологию магического слоя реальности. Основные затраты энергии идут на создание якорей, а цена переноса одного пони даже немного меньше, чем на местную телепортацию, которую в принципе может освоить любой единорог.

— Так, погоди... а почему заклинание срабатывает сразу для обоих концов портала?

— Внутренняя структура потока в течении трех часов почти не меняется, и она одинакова для большей части Эквестрии, — объяснила Твайлайт. — Якоря в этих уравнениях указываются статически, потому что их положение — константа. Вот, смотри, это и это указывает на положение нашего якоря, а вот это и это на положение якоря в Кантерлоте.

...надеюсь я когда-нибудь смогу понять это до конца. Нет, однозначно смогу. Когда-то и радиоэлектроника была сложной. Нет таких вершин, которые бы не мог покорить человеческий разум!

— Я не слишком тебе надоедаю? — обеспокоилась вдруг единорожка.

— Нет, вовсе нет, — удивился я. — Что за странный вопрос?

— Обычно никто не хочет слушать мою болтовню, — виновато улыбнулась она. — Я, как Пинки, только говорю о магии.

— Я ведь сам спросил, — напомнил я ей. — Да и, честно говоря, мне даже болтовня Пинки нравится больше, чем пустые разговоры у меня дома. Немного сумасшедший, но предельно искренний поток сознания. А тебя и вовсе послушать приятно, ты ведь такая умничка.

— Спасибо, — зарделась единорожка. — Мне тоже приятно с тобой разговаривать. Это впервые после школы для одаренных единорогов, когда меня кто-то понимает!

— О, не беспокойся на этот счет, понимаю я с пятого на десятое, — усмехнулся я. — Но хорошо умею делать умное лицо.

Единорожка удивленно глянула на меня, словно пытаясь понять, шучу я или нет.

— Ты серьезно? — видимо, так и не определила.

— Немного. Думаю, я понял большую часть, — я улыбнулся.

— Прости, мне сложно понять когда ты шутишь, — она задумчиво посмотрела на мое лицо. — Люди все такие неэмоциональные?

Эм-м-м... серьезно?

— Так вот каким ты меня видишь? — я удивленно поднял бровь, а потом расслабил все мышцы лица и продолжил нейтральным голосом. — Тогда что ты скажешь если я сделаю вот так?

— Если бы ты был таким в кантерлотском госпитале, то я бы решила, что ты какое-нибудь магическое существо, только притворяющееся живым.

— Понятно, — я усмехнулся. — На мой взгляд все наоборот, пони эмоциональны настолько, что даже когда пытаются скрывать, что они думают и чувствуют, все равно остаются для меня совершенно прозрачны. Думаю, в ваших эмоциях без труда разобрался бы даже трехлетний ребенок.

Меня внезапно посетило странное ощущение дежавю, словно когда-то я уже обдумывал эту мысль.

— Это какая-то особенность людей? — прервала мои размышления Твайлайт.

— Пожалуй, — я пожал плечами. — Наверное, это связано с нашей эволюцией. Наши предки жили мелкими группами, и для того чтобы успешно взаимодействовать с другими такими группами нам необходимо было уметь и лгать, и видеть ложь. У кого лучше получалось и то, и другое — тот и выживал.

— Это точно? — привычно уточнила единорожка.

— Извини, как обычно это только лишь мои мысли на тему. Меня можно назвать дилетантом широкого профиля. Нахватался по верхам, чтобы составить общее представление обо всем, но стоит копнуть глубже, и... — я развел руками.

— Понятно, — она улыбнулась. — Но это правдоподобная теория, может быть, потом поговорим о сравнительной эволюции людей и пони. А принцессу Селестию ты тоже можешь прочесть?

— Думаю да... — я щелкнул пальцами. — Давай проверим, ты ее ученица и знаешь ее лучше всех. Вчера, когда мы смотрели фотографии, что странного ты заметила в ее поведении?

— Так ты заметил? — поразилась Твайлайт. — Она два раза хотела задать тебе какой-то вопрос, но не стала этого делать!

— Четыре раза. Я заметил три, — я смущенно улыбнулся единорожке. — Наверное, ты просто больше внимания уделяла планшету.

— Откуда тогда ты знаешь про четыре? А, она спросила, когда вы были наедине...

— Именно.

— Надо же, — она посмотрела на меня с легкой завистью. — И это просто врожденная способность?

— Я еще специально тренировался распознавать эмоции людей, но здесь мне этот навык еще ни разу не пригодился, слишком уж специфический, так что да, думаю, что это врожденное и есть у любого человека.

— Хотела бы я уметь так же, — вздохнула она.

— Меняюсь на рог, — улыбнулся я.

— Не настолько, — хихикнула единорожка.

— Ну-у-у во-о-от, а я уже понадеялся было...

Мы рассмеялись.

— Ну так когда начинается следующий интервал? — спросил я.

— Еще немножко, — улыбнулась Твайлайт. — Уже невтерпеж?

— Всегда мечтал побывать где-нибудь, где творится что-то потрясающее воображение, — признался я. — На космодроме, там, или на автоматических сборочных линиях крупных производств. А тут — портал! Да еще и с моей помощью построенный.

— Даже не верится, что мы в самом деле сделаем это, — радостно ответила единорожка. — Последний раз портал запускали лет восемьдесят назад!

— Твайлайт, а почему у вас нет никакой вычислительной техники? — спросил я. — Вот эти твои приборы, с кучей кристаллов в нутре, они разве не могут проводить вычисления?

— Нет, — покачала головой Твайлайт. — Они просто снимают показания и переводят их в другой вид, чтобы потом их можно было проанализировать. Да и к тому же, я их сама делала, такое почти никому не нужно.

— Серьезно? — я осмотрел одно из устройств. Грубое и весомое, как советская техника 50-х, но выглядит более-менее заводским. Конечно, я уже в курсе, что единороги это ходячие 3D-принтеры, но чтобы они еще и с металлом работали...

— Угу, — она печально вздохнула. — У нас считают, что все что можно было открыть уже открыто.

— У нас тоже так считали когда-то, — кивнул я. — А потом появились люди, которые дали начало новому витку научного знания, и с тех пор больше никто таких глупостей не говорил. И сколько у вас уже длится этот застой?

— Триста лет... вроде бы.

— СКОЛЬКО?! — я был потрясен.

— Пони... не очень любопытны, — начала оправдываться Твайлайт. — Принцесса Селестия старается улучшить ситуацию, но пока что получается плохо.

— Однако, — я хмыкнул. — Ну, зато вы живете мирно.

— То есть? — удивилась она.

— У нас основным двигателем прогресса выступает или война, или подготовка к ней. Потом военные разработки уходят в гражданскую сферу и там применяются для чего-то другого.

— Совершенствовать знания чтобы убивать? — передернулась единорожка. — Не обижайся, но с твоим видом что-то серьёзно не так.

— Ну, по крайней мере нет застоев на сотни лет, — я вздохнул. — Хотя, думаю, мой прадед за такие слова дал бы мне в морду, не раздумывая. Он-то воевал.

— Лучше уж застой, — единорожка взглянула на часы. — Время! Записывай параметры.

Ее рог засветился (снова похожим на пламя сиянием), и она начала диктовать мне входные данные. Я вносил их в планшет и кивал, говоря, что можно переходить к следующему значению. Получив последний, я запустил расчет.

— Готово.

— Теперь само заклинание, — Твайлайт подхватила со стола свиток, и мы пошли в дальнюю часть лаборатории, где стояло каменное кольцо на тяжелом постаменте, в который были впаяны большие кристаллы (видимо, энергонакопители). — Какие параметры?

Я продиктовал, а единорожка записала их в пробелы на своем свитке. Похоже, это и есть то самое заклинание... длинное, однако.

Твайлайт встала напротив кольца, ее рог вспыхнул, а шея видимо напряглась. Магическое свечение становилось все интенсивнее, по мере того как ее взгляд скользил по строчкам свитка, на кончике рога начала формироваться яркая точка. Единорожка выглядела так, словно эта точка весит килограмм пятьдесят... да уж, не простое это занятие — магия.

Точка сорвалась с рога и улетела в кольцо, пространство внутри подернулось волнами, словно вода, в которую бросили камень, да так и застыло.

— Сработало... — прошептала единорожка, а потом бросилась меня обнимать с криком. — Арт, оно сработало!!!

— Вижу, — я осторожно ответил на объятия единорожки (сам таким был...) и быстренько отпустил ее. — Ну и что дальше?

— Дальше я пойду к принцессе и расскажу ей, — единорожка радостно направилась к активированному порталу.

— Погоди! Это не опасно? — лично мне вид портала никакого доверия не внушал.

— Конечно нет! Пешком и то опаснее.

— А если что-то пошло не так?

— Тогда он бы не активировался, — лучезарно улыбнулась мне единорожка.

— А если что-то пойдет не так? Как я узнаю, что ты добралась?

— Я сразу же вернусь и скажу тебе об этом. Арт, прекрати так беспокоиться!

— Легко тебе говорить! Что делать если ты не вернешься?

— Напиши письмо принцессе Селестии и отправь со Спайком.

— У меня есть идея получше. Мы сначала отправим письмо принцессе, а она встретит тебя на другом конце.

— Нет, я хочу сделать ей сюрприз! — надула губки Твайлайт. — Знаешь как сложно было доставить во дворец второе кольцо так, чтобы она не узнала? Арт, это очень мило с твоей стороны, но все будет в порядке, правда! Это заклинание полностью надежно.

— Ну, если зрячий идет к пропасти, то слеп тот, кто пытается его удержать... — я вздохнул. — Ладно. Сколько тебя ждать, прежде чем бежать к Спайку?

— Минуту.

— Начинаю отсчет, — предупредил ее я, и единорожка, хихикнув, сделала шаг в портал. Пространство снова пошло волной, пока она проходила, и застыло, едва в кольце скрылся ее хвост.

Шестьдесят. Пятьдесят девять. Пятьдесят восемь. Пятьдесят семь. Остается только надеяться, что наше знакомство не кончится столь быстро и печально. Пятьдесят. Хотя... что я так за нее беспокоюсь? Совершенно нехарактерная для меня реакция. Сорок пять.

Единорожка вылетела из портала и прогарцевала ко мне.

— Видишь? — она улыбнулась. — Все замечательно!

— Успокоила, — кивнул я. — Ну, раз все хорошо, то я пойду. У меня еще есть планы на сегодня.

— Ты не пойдешь со мной в Кантерлот? — удивилась она.

Я подозрительно оглядел кольцо портала. Доверия оно у меня по-прежнему не вызывало.

— Нет. Учитывая мои отношения с магией, не уверен, что мне стоит пытаться проходить через эту штуку.

— Ох, точно, — она кивнула. — Я совсем забыла. Тогда я пошла!

— Хорошо повеселиться. И не забудь вернуться до того, как он закроется.

— Не забуду, — хихикнула она и снова скрылась в кольце.

Я же вернулся в библиотеку. Прошвырнулся по первому этажу в поисках Спайка, затем громко позвал дракончика — тщетно. Похоже, он тоже куда-то свинтил. Блин, и кто мне тогда поможет? Из тех кого я знаю... Винил отсутствует, значит остаются Дэш, Рэрити и Пинки. Дэш в этом случае отпадает, да и не факт, что она будет дома. Рэрити... да, скорее всего подойдет, у нее много клиентов. Я взял планшет и направился к дому-цирку-бутику белой единорожки. Интересно, библиотеку надо закрывать? Вряд ли. Да и нечем мне.

Прогулку можно было бы счесть почти идеальной — не хватало только музыки в ушах. Городские пони уже почти не обращали на меня внимания, на редкие приветствия я отвечал кивком головы... а сегодня удивительно многолюдно. Или многопоньково? Не звучит... так, и не важно. В любом случае, народу сегодня в разы больше, чем вчера. Может, выходной день или какой-нибудь праздник?

— Привет, Артур! — раздался рядом со мной знакомый голос. Я посмотрел вниз.

— Привет, Скуталу, — дружелюбно улыбнулся я. — Сбила кого-нибудь к этому часу, или сегодняшнее утро прожито зря?

— Всегда мне напоминать об этом будешь? — насупилась юная пегаска.

— Не исключаю такой возможности, — поддел ее я. — Смотрю, сегодня ты не торопишься.

— Просто заметила тебя и решила поболтать. Куда идешь?

— К Рэрити.

— Ее нет дома, — я обернулся на раздавшийся позади девичий голосок.

За нами следовало еще два жеребенка. Одна — белая единорожка с двухцветной сливово-розовой гривой, вторая — обычная пони, светло-желтая с огромным бантом в малинового цвета гриве. В который раз удивляюсь тому, какие у этих лошадок яркие расцветки.

— А где она? — я переводил взгляд с одной на другую, не понимая кто из них говорил.

— Ушла за самоцветами вместе со Спайком, — объяснила белая единорожка.

— Так вот куда он делся, — кивнул я, и вспомнил что мы еще не знакомы. — Кстати, меня зовут Артур.

— Я Свити Белль, — представилась единорожка.

— Я Эпплблум, — произнесла желтая пони со знакомым акцентом. Сестра вестерн-пони?

— Подруги? — спросил я у Скуталу, хотя ответ и так очевиден.

— Ага, — она встала рядом с Эппблум, жеребята переглянулись и в один голос выпалили. — Мы Меткоискатели!

— Поздравляю, — кивнул я и уточнил. — А это заразно? Не надо на меня так смотреть, я шучу. Что это?

Они объяснили, время от времени перебивая друг друга и сдабривая повествование рассказами о приключившихся с ними историях. Похоже, эти метки играют в здешнем обществе весьма большую роль, раз уж три девчонки хватаются за любое занятие, чтобы найти свое призвание в жизни. Хотя, как по мне, метод у них стремный. А вдруг найдут что-то, что им не понравится? Хотя, вероятно, это даже в принципе невозможно — магия же. Если взглянуть с этой стороны, то это даже интересно — попробовать все что только можно в поисках того, что тебе понравится. Тогда странно...

— И почему вас тогда только трое? Как по мне, у вас весьма интересный клуб.

— У всех остальных уже есть метки, — ответила Эпплблум, а остальные две пони слегка понурились.

— Не повезло им, — хмыкнул я.

— Почему? — удивилась Скуталу.

— Вы-то свои метки получите рано или поздно, но еще у вас столько историй будем, м-м-м... — я аж зажмурился. — Да и вообще, нескучно живете.

Пони радостно переглянулись.

— Кстати, девочки, вы сейчас заняты? Можете мне помочь?

— Конечно же можем! — в один голос воскликнули они.

— Вот и хорошо. Проводите меня до "Сладкого Уголка"? Если, только не знаете другого места, в котором сейчас может быть Пинки.

— Эт можно, — согласилась Эпплблум и, обойдя меня, направилась куда-то вперед. К ней быстро присоединились подруги.

— А зачем тебе Пинки? — поинтересовалась Скуталу.

— Пообещал Спайку, что переведу одну игру на эквестрийский, а для этого мне нужна пони с определенным голосом...

— Что это за игра такая, что ее нужно переводить? — удивилась Эпплблум.

— Необычная, — я показал ей планшет. — Скорее книга, в которой можно поучаствовать. Вот я и ищу... хм, актера озвучки.

— Меткоискатели — актеры озвучки! — радостно воскликнула троица в один голос.

— Нет, девочки, извините, но в этом случае вы мне не подходите, — я развел руками. — Но буду иметь вас в виду, если вдруг понадобится делать что-то другое.

— У-у-у-у... — расстроились они.

— А какой голос нужен? — спросила Свити Бель.

— Хм... о! Сейчас включу, — я открыл планшет, быстро нашел саундтрек к Portal и выбрал финальную песню. Выкрутил звук на максимальную громкость, чтобы им было хорошо слышно.

Они внимательно слушали, а на второй части Свити даже начала слегка качать головой в такт.

— Примерно такой, — сказал я, когда песня закончилась. — Знаете кого-нибудь подходящего?

— Дитзи Ду, — предложила Скуталу.

— Нет, тебе нужна Лира Хартстрингс. По нее точно такой же голос, а у Дитзи выше.

— Хорошо, — я кивнул. — Уже двое. Послушаем, что скажет Пинки.

— Тебе нужно несколько пони? — удивилась Свити.

— Будет достаточно одной, просто не думаю что они за просто так согласятся помочь мне с довольно-таки странной просьбой.

— Почему нет?

— А почему да? — ответил я вопросом на вопрос.

— Потому что ты попросил, — удивленно ответила Эпплблум. — Разве этого мало?

Хороший вопрос. Для человека недостаточно, разве что действие будет интересным, а вот для пони... неужели они тут все такие самоотверженные? Пока исключений не было...

— Ну если не мало, то планы меняются. Где живет Лира Хартстрингс? Идем к ней.

— Идем, — согласилась Свити, и роль провожатой мягко перешла к ней.

— А у тебя есть еще какая-нибудь музыка, чтобы веселей идти было? — спросила Эпплблум, теперь идущая справа от меня.

— Конечно есть, — усмехнулся я.

У меня целый специальный плейлист такого. Первый выпавший трек, Safri Duo — "Knock on wood", идеально. Жеребята начали пританцовывать почти сразу же... правда теперь наша компания привлекала к себе внимание всех проходящих мимо пони. Ну, не жалко.

А вот следующим треком оказался "Черный вурдалак" Сектора Газа. Сначала я было дернулся переключить, но потом решил оставить — все равно они не понимают языка. Потом был Scooter — "How much is the fish". И где-то под конец песни мы пришли.

— Я хочу себе эту музыку! — заявила Скуталу, как только я выключил планшет. — Есть на кристаллах?

— И я!

— И мне можно?

Я обернулся. Оказывается за нами собрался целый табунчик пони, голов в тридцать, и его особо нахальные представители даже решили потребовать записи вслед за мелкой пегаской.

— Мы с Винил уже занимаемся записью на кристаллы, — заверил я толпу. — Скоро все можно будет купить. А пока концерт окончен.

Пони разбрелись небольшими группками, обсуждая неожиданное представление. Однако... хм, если они так будут сметать все с прилавков...

— Мы пришли, — сообщила довольная чем-то Свити. — Лира живет тут.

— Хорошо, — я подошел к двери, обдумывая как начать разговор. Хм-м-м... да, как-то так. Я уверенно постучал.

Дверь открылась и на меня с любопытством посмотрела аквамариновая единорожка... расцветка ее гривы чем-то напомнила мне цветок хлорофитума, стоявший на подоконнике у меня дома, но была куда светлее, в тон шерстке.

— Могу я вам чем-нибудь помочь? — спросила она.

— Идеально, — вырвалось у меня. — Ох, простите. Да, вы однозначно можете мне помочь. Я искал кого-нибудь с определенным голосом, эти милые девочки посоветовали вас, и вы действительно замечательно подходите. Не хотите ли принять участие в небольшом любительском проекте озвучивания?

Пони с сомнением посмотрела на меня. Перевела взгляд на улыбающуюся троицу Метконосцев, потом снова на меня.

— Хорошо, — наконец, согласилась она. — Что будем озвучивать? И где?

— Игру, — улыбнулся я. — Да где угодно, в общем-то, главное чтобы ветра не было. Все равно серьезного звукозаписывающего оборудования у меня нет.

— Тогда проходите, — предложила пони и отошла, пропуская нашу компанию в свой домик.

До чего же у них все просто — взяла и пригласила в дом полнейшего незнакомца, да еще и другого вида. И согласилась на мое предложение, что самое невероятное... так, жеребята уже зашли, пора бы и мне... эх, Халк пролезать... впрочем, судя по всему, все местные домики все же достаточно высокие внутри, чтобы я мог сесть, это только двери заточены под размер пони.

Внутри мы разместились вокруг круглого столика, стоявшего посередине гостиной. Еще одно интересное наблюдение — пони не любят лишние стены. Все дома, в которых мне доводилось побывать изнутри больше всего похожи на студии, отделены только кухни, уборные и спальни. Пока аквамариновая единорожка ходила на кухню, я натравил распаковщик на игровые архивы. Когда-то давно я доставал фразы из Portal и Mass Effect 2 для первоапрельской шутки над соседом по квартире... правда, ему настолько понравилась созданная мной звуковая схема, что он оставил ее навсегда. "ASSUMING DIRECT CONTROL" при запуске, реплики турелей "Critical Error" на ошибках системы... в общем, поигрался и забыл, но инструментарий, благодаря моему цифровому плюшкинизму, остался.

— И что надо делать? — поинтересовалась единорожка, вернувшаяся с пятью кружками чая и расставив их магией перед всеми присутствующими.

— Все достаточно просто. Я буду запускать фразу, потом говорю ее перевод и ты повторяешь ее с похожими интонациями, а я записываю. Фраз не так уж и много, часа за два управимся.

— Хорошо, — улыбнулась единорожка. — Куда говорить?

— Сюда, — я повертел между пальцами планшет. — Начнем?

— Начнем, — она с каким-то странным выражением наблюдала за моими руками.

— А игру-то ты нам покажешь? — спросила Скуталу.

— Конечно, как только закончу с озвучкой — сразу позову на демонстрацию. Так будет веселее, — подмигнул я пегаске.

Так, архивы распаковались, перекидываем в плеер...

— Hello and, again, welcome to the Aperture Science computer-aided enrichment center.

— Какой странный голос, — заметила Лира. — Хоть и похож на мой, но ты уверен, что я подхожу?

— Идеально подходишь, — заверил ее я. — Просто голос обработан, поэтому звучит так. Значит, перевод: "Добро пожаловать в компьютеризированный экспериментальный центр при лаборатории исследования природы порталов". Постарайся произнести это примерно с теми же интонациями.

Я включил звукозапись, кивнул, и единорожка произнесла заготовленную фразу. Я тут же запустил воспроизведение...

— Очень похоже звучит, — сказала Свити. — Но интонация в оригинальной записи была более равнодушной.

— Ну ты прям маленький режиссёр, — восхитился я и обратился к Лире. — Она права. То что ты озвучиваешь разумное, но не живое.

— Как такое возможно? — удивилась Лира.

— Это фантазия, — улыбнулся я. — Там возможно все. Я потом немного поменяю звучание, но все же голос изначально должен звучать бесстрастно.

— Впервые что-то озвучиваю, — хихикнула Лира. — Похоже, это не такое уж и простое занятие. Хорошо, я готова. Ах, нет, погоди, напомни фразу.

Работа закипела. Свити вела себя прям как Станиславский на репетиции (как я себе это представляю), но интонацию фраз она ухватывала потрясающе, да и объясняла Лире, что от нее требуется, предельно доходчиво. Я в этом процессе был почти лишним... перефразируя Архимеда: дайте мне правильных пони, и я переверну мир. С этой командой можно не останавливаться на достигнутом и перевести еще и имеющиеся у меня фильмы, вместо того чтобы клепать субтитры. Тем более что им явно нравится.

Управились мы даже быстрее, чем за два часа. Осталось только обработать звук... где там Melodyne? С тех пор, как я подготавливал звуковые файлы для голосового меню АТСки, я ей ни разу не пользовался, но удалить ее из-за такой мелочи я не мог... ага, вот она!

— А что ты делаешь? — спросила меня Свити, заглядывая через плечо. Так, увеличиваем высоту, фильтруем, обрезаем... старт.

— Добро пожаловать в компьютеризированный экспериментальный центр при лаборатории исследования природы порталов, — раздалось из динамиков планшета новорожденным голосом эквестрийской ГЛэДОС.

— Вау! — в один голос восхитились Лира и Свити.

— Просто один в один с оригиналом! — подтвердила маленькая единорожка.

— Мне даже нравится, как это звучит, — Лира хихикнула. — Надо будет потренироваться. Что это за магия в этой штуке?

— Никакой магии. Исключительно технология.

— Никогда не видела ничего подобного, — Лира с интересом оглядела планшет.

— Ну, в моем мире что-то похожее есть почти у каждого.

— В твоем МИРЕ?! — поразилась Скуталу. — Так ты еще и из другого мира?!

— Эм... а разве это не очевидно? — удивился я.

— Нет! — в один голос ответили все четыре пони.

— Я думала, ты откуда-нибудь из другой страны, — призналась Лира. — За океаном могут жить и не такие существа.

— Я тоже!

— И я! — в один голос подтвердили Эпплблум и Свити.

— Однако, — хмыкнул я. Все ясно, это я на них экстраполировал собственные подсознательные ожидания. — В моем мире только один вид разумных существ, поэтому мне казалось что это будет понятно кому угодно. Что-то вроде "раз не похож на нас, то либо с другого мира, либо искусственный".

— В вашем мире нет пони?

— Таких как вы — нет. Есть отдаленно похожие существа, но они неразумны.

— А какой твой мир? — заинтересовалась Лира.

Не-е-ет, только не опя-я-я-ять... но не отказывать же ей? Она мне помогла без вопросов. Я подавил вздох и начал в очередной раз рассказывать про Землю, попутно показывая фотографии. С этим надо что-то делать... может, и правда прикинуться, что я из далекой страны? А что я тогда на подобные вопросы отвечать буду?

— Другие миры, подумать только, — пораженно произнесла Лира. — Я слышала от отца о теории что миров великое множество, но такое зримое подтверждение... ты не против, если я напишу ему об этом?

— А кто твой отец?

— Он маг-теоретик, — улыбнулась единорожка. — Я даже близко не понимаю большинство вещей, о которых он говорит, рассказывая о своей работе и коллегах, но что-то про другие миры он упоминал точно.

— Ну, если он не отправит меня на опыты, то пиши смело, — пошутил я. — Ладно, девочки, дайте я закончу с игрой.

Обработав еще пять треков, я понял, что в принципе делаю одно и то же, и быстренько накропал макрос. После этого осталось только прослушать итоговые файлы и внести небольшие правки... идеально. Я преобразовал файлы в нужный формат и упаковал обратно в игровой контейнер.

— Ну что, я обещал что покажу игру... еще хотите посмотреть?

— А то! — заявила Скуталу, остальные же просто кивнули.

— Тогда пошли в библиотеку.

— Почему не покажешь прям здесь? — спросила Эпплблум.

— Во-первых, без клавиатуры играть не получится. Во-вторых, это же подарок Спайку, пусть он первый и опробует. Лира, ты с нами?

— Конечно! Надо же посмотреть, над чем мы так весело работали, — улыбнулась она.

— Хорошо, что вам понравилось. У меня есть еще и фильмы из моего мира, и их тоже неплохо было бы озвучить... с такой командой как вы это будет раз плюнуть. Еще хотите попробовать себя в озвучке? — обратился я к жеребятам.

— ДА! — радостно завопили они.

— Ничуть не сомневался, — я улыбнулся. — Ну что, идем?

И мы отправились в библиотеку. Интересно, вернулась ли Твайлайт или забылась и осталась в Кантерлоте? Ну, если что — прилетит с пегасами. И Спайк... кстати!

— Свити, а откуда ты узнала, что Спайк ушел с Рэрити? — спросил я у юной единорожки.

— Сестра говорила, что собиралась пойти за драгоценными камнями, а Спайка она всегда берет с собой. Она ищет камни, а он выкапывает.

— Рэрити твоя сестра? — удивился я. Хм, ну, некоторое сходство есть, наверное. Обе белые. — Не видел тебя, когда был в бутике в прошлый раз. Или ты не с ней живешь?

— Я живу с родителями, а к ней захожу только время от времени.

Логично. Бросив беглый взгляд на аквамариновую единорожку, я вновь заметил, как она рассматривает мои руки. Уже не в первый раз...

— Что такое? — спросил я — С ними что-то не так?

— Просто странно, — ответила она. — Пять пальцев, три фаланги в каждой...

— Четыре, — уточнил я, поднес руку к ее лицу и немножко пошевелил согнутыми пальцами, демонстрируя, что движение мускулов под кожей. — Четвертые фаланги неподвижные, к ним сухожилия крепятся.

— Я имела в виду, три подвижных, — улыбнулась Лира. — В Эквестрии нет ни одного вида с таким строением конечностей. Пальцев максимум четыре, а подвижных фаланг всего две.

— Интересуешься ксеноанатомией? — предположил я.

— Не особенно, но то как ты ими двигаешь, просто завораживает. Можно потрогать?

— Можно, — кивнул я.

— Остановись на минуточку и дай руку.

Я выполнил ее просьбу, а вслед за нами остановились и жеребята. Единорожка села и подняла передние лапки к протянутой ей руке. Я снова ощутил странное ощущение тяготения от "магических пальцев". Чувство такое, будто я в железной перчатке руку над магнитом проношу. Легкое касание подушечки на конце лапки... кожица нежная, словно у новорожденного котенка.

— Мягкие... — замечает Лира. — И кажутся очень тонкими. Они прочные?

Вместо ответа выворачиваю ладонь и хватаю ее лапку в кольцо между большим и указательным пальцем. Она аккуратно пытается освободиться, но у нее не выходит.

— Ого! — удивилась Скуталу. — А эти штуки сильнее, чем кажутся.

Лира дернулась изо всех сил и все-таки сумела вырваться.

— Как захват у земнопони, — подтвердила Лира. — Тебе не больно?

— Ничуть, — демонстрирую ей слегка порозовевшую ладонь. — Ну и, как впечатления?

— Необычно, — она снова с интересом рассматривает мои руки. — Ты не играешь ни на каких музыкальных инструментах?

— Нет, — улыбаюсь я. — Как-то не было возможности научиться.

— Сильные, и при этом точные... кожа мягкая, наверняка они очень чувствительные... хотела бы я себе такие руки...

— Зачем? — удивился я. — У тебя же есть магия и "невидимые пальцы".

— Они ничего не чувствуют! — пожаловалась мне пони. — Я с детства мечтаю о руках как у минотавра или грифона, у них хотя бы пальцы чувствительные! Знаешь, как сложно играть ими на арфе? А у тебя такие руки... просто идеальные... дай?

— Не дам, — наотрез отказался я.

— Жадина, — наморщила она нос, и мы рассмеялись.

— Так мы идем или нет? — вопросила Скуталу.

— Идем, идем.

В библиотеке обнаружились и Спайк, и Твайлайт, и даже одна неожиданная гостья.

— Привет, Селестия, — я махнул ей рукой, пока все остальные совершали небольшой поклон. — Решила испытать портал?

— Здравствуй, Артур, — кивнула она мне с улыбкой. — Вижу, не теряешь времени даром, обзаводишься новыми знакомствами.

— Просто потрясающая команда, — похвастался я. — Мы сегодня озвучили одну из игр моего мира. Хочешь взглянуть?

— Не откажусь.

— Вы уже что-то перевели? — выглянул с кухни Спайк. — Круто! Я буду через минуту.

— Я пока настрою все.

Я подключил планшет к чехлу и магическому кристаллу, установил Cam-Trax, и как раз к этому моменту пришел Спайк.

— Так, давай-ка кое-что настроим... — фиолетовые гребни дракона просто идеально подходили в качестве ориентирных точек для программы.

Я проверил, что она работает более-менее подходящим образом, и запустил эмуляцию клавиатуры, после чего включил Portal. Небольшая подстройка в режим "только клавиатура" и... готово.

— Управляешь вот этими клавишами, — показал я дракончику. — Оглядываешься поворачивая голову. Да не так быстро, медленнее, игра за тобой не успевает.

— Ух ты! — дракончик даже слегка вздрогнул, когда планшет заговорил измененным голосом Лиры. — Круто!

— А нам можно будет поиграть? — спросила меня возбужденная Скуталу. — Можно? Можно?

— Ну... попробуем... — я с сомнением посмотрел на лапки пони. — Позже. А пока тихо, а то Спайку ничего не понятно будет.

— Ого! У вас тоже есть порталы? — Твайлайт с интересом смотрела на происходящее на экране. — Ты о них не рассказывал?

— У нас они есть только в выдумках.

Спайк более-менее разобрался с управлением и отправился в путешествие по Aperture Science, а остальные пони столпились около него. Я же присел на диванчик, и почти сразу же напротив меня присела Селестия. Похоже, игра ее не очень заинтересовала.

— Твайлайт рассказала мне про то, как быстро вы сегодня создали портал, — произнесла она.

— Ее заслуга, в основном, — хмыкнул я, любуясь аликорной. "Соблюдай культуру тела, тело в дело" прозвучало в голове. — Я при ней был оператором ЭВМ. Это аббревиатура, означает "электронно-вычислительная машина".

— Еще я читала ее доклад об электричестве, — продолжила Селестия. — Кажется, в вашем мире знают много такого, чего не знают в нашем. Отсутствие магии стало для вас своеобразным преимуществом.

— Сложно спорить, — хмыкнул я. — Столетий застоя у нас не было.

— Да, — вздохнула Селестия, — Эквестрия не меняется настолько давно, что я решила сама заняться этим вопросом. Создала Кантерлотский Университет, но спустя тридцать лет ничего не изменилось — единственным действующим факультетом остался магический. Я приказала, чтобы в каждом городе была организована библиотека, но зачастую в них даже никто работать не хотел, до прибытия Твайлайт здесь тоже было запустение. Я пыталась менять школьную программу, но и это почти ничего не дало... мои маленькие пони трудолюбивы и упорны, но слишком нелюбознательны. Магия — единственное направление, в котором еще делаются хоть какие-то открытия, но и там единороги забрели в такие дебри, что даже нам с сестрой не хватит сил, чтобы проверить их теории.

— Ты ведь не просто так это мне рассказываешь? — поинтересовался я.

— Да. Я хочу предложить тебе должность проректора Кантерлотского Университета по научно-исследовательской деятельности.

— Чего?! — я просто охренел от такого предложения. — Нет! Нет-нет-нет! Да ни за что! Нет.

Принцесса нахмурилась. Кажется, давно не слышала отказов.

— Почему? Не хочешь делиться знаниями своего мира?

— Нет, я не против поделиться, но не таким же способом! Во-первых, я очень плох во всем, что касается объяснений. Во-вторых, я понятия не имею о том, каковы нынешние представления о науке у пони. В-третьих, взваливать на себя целое направление деятельности в университете? Помимо того, что мне лень, тут у меня столько возражений, что я даже не хочу начинать перечислять!

— А какой способ тебя устроит? — улыбнулась Селестия.

Половой, блин... я задумался. В голову ничего толком не шло.

— Это ведь не срочный вопрос? — с надеждой спросил я. — Обустроюсь, научусь читать, разберусь что к чему... я ведь тут только неделю.

— Чуть больше, — с озорной улыбкой ответила Селестия. — Но ты прав, в спешке нет никакой нужды. Прости мне это неуместное давление.

— Проехали, — отмахнулся я. — Хотя удивила ты меня изрядно. Я думал, попросишь о чем-то... менее глобальном.

— Есть и такое, — на ее лице появилось лукавое выражение. — Ты можешь сделать что-то вроде своего... как это произносится? Компьютера. Его можно было бы много где применить.

— Не сомневаюсь, но — нет. Электроника развивалась у нас больше тридцати лет до уровня первого действующего компьютера, а до уровня моего планшета так даже больше ста. У вас же даже про электричество почти ничего не знают. Весь путь надо проходить с начала.

— Поэтому я и хотела бы, чтобы ты стал проректором, — вздохнула Селестия. — Ты мог бы не только дать нашей науке мощный толчок, но и предостеречь от ошибок которые вы уже сделали.

— Мы же договорились не обсуждать это пока, — укоризненно напомнил я. — Давай все-таки оставим эту тему месяца на три?

— Прости. Возможно, эту "электронику" можно как-то заменить магией?

— Вполне вероятно, я сегодня видел у Твайлайт устройства, отдаленно похожие на нашу технику... но я пока очень мало знаю о магии, так что ничего определенного сказать не могу. Я собираюсь плотно заняться ее изучением, едва освоюсь с письменностью.

— Рада это слышать, — кивнула Селестия и улыбнулась. — Не стесняйся обращаться за любой помощью, я сделаю все что в моих силах.

— С такой поддержкой горы можно свернуть, — усмехнулся я. — Спасибо.

— Раз мы это решили, то может быть вы с Твайлайт откроете для меня портал в Кантерлот? Признаться, я задержалась дольше, чем рассчитывала.

— Конечно, не вопрос.

Я подошел к компании за планшетом. Они уже были в восьмой камере, и теперь оживленно спорили о том, как перебраться через радиоактивную воду. Игра увлекла даже Твайлайт, и сейчас она упорно доказывала, что портал надо ставить в другом месте.

— Ребят, я все понимаю, но вынужден прервать вас на десять минут.

— Что? Зачем?! — возмутилась Твайлайт.

— Принцессу проводим — и развлекайтесь сколько хотите.

У Твайлайт расширились глаза.

— Я забыла... — прошептала она. — О звезды, надеюсь она не злится!

— Нет, мы с ней замечательно поболтали, пока вы были заняты. А теперь позвольте... — я поставил игру на паузу и отключил планшет от периферии.

— Погоди, портал? — удивилась Лира. — Настоящий? Я даже не знаю, сколько лет прошло с того момента, как ими пользовались в последний раз!

— Чуть больше шести часов, — хихикнул я. — Твайлайт, идем?

— А можно посмотреть? — радостно спросила Скуталу. — Или даже прокатиться?

— Можно, — разрешила лавандовая единорожка. — Пойдем все вместе.

И мы дружной гурьбой отправились в подвал Твайлайт. Если утром казалось, что он просторный, со всеми собравшимися пони стало как-то тесновато.

Твайлайт продиктовала мне параметры, я сделал расчет, и мы запустили портал. Лира смотрела на это как на чудо, а Селестия чему-то мечтательно улыбалась.

— В игре они выглядят красивее, — расстроилась Скуталу, глядя на "застывшую рябь" поверхности.

— Зато этот работает в реальности... Твайлайт, долго еще до конца интервала?

— Сорок минут.

— Ну тогда хорошо.

Первой в портал зашла Селестия. А за ней — все три меткоискательницы, прыгая туда словно в бассейн. Лира, взглядом спросив разрешения у Твайлайт, тоже решила попробовать.

— Ты не пойдешь? — спросил Спайк.

— Мне почему-то кажется, что это очень плохо кончится. А ты сам попробовать не хочешь?

— Хочу... а это не опасно?

— Совершенно безопасно, — уверила его Твайлайт. — Какие же вы оба трусишки!

— Жить — хорошо. А жить целым так еще лучше, — ответил я. — Проверено на себе.