Подарок

Как не надо дарить подарки.

Твайлайт Спаркл Спайк

Это платье меня полнит? / Does This Dress Make Me Look Fat?

Подруга задает Эплджек опасный вопрос, и, к сожалению, она должна ответить честно.

Рэрити Эплджек

Четыре кобылки и одно недоразумение

Четыре кобылки мило попивают в баре. Что может пойти не так?

Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия

Ромашковое поле

Дерпи хотела найти покой, но нашла нечто большее на этом ромашковом поле. И не одна она.

Черили Дерпи Хувз

Пони и Человек...

Я - Лаки Фёрст. Я аликорн. Моя миссия - привести человека в вселенную Эквестрия. Казалось, что трудного?

ОС - пони Человеки

Питающиеся страхом

Эти жалкие мерзкие предатели, превратившиеся в посыпанных блёстками бабочек, совершенно не были готовы к её возвращению. Более того, они не ждали и того, что вернется она не одна. Вступив в союз с королем теней, Кризалис вывела новый вид чейнджлингов, более сильный, более верный. Им больше не нужна любовь, чтобы кормиться. Им нужен только страх.

Кризалис Король Сомбра

Темный свет луны

Все мы знаем что произошло с принцессой Луной тысячу лет назад, и откуда появилась Найтмэр Мун. Но давайте поиграем в "теорию заговора" и представим, что это лишь выдумки официальной историографии Эквестрии, и "на самом деле" всё было было иначе. В этой повести будет рассказана "настоящая" история принцессы Луны и Найтмэр Мун. Конечно, как говориться "...конец немного предсказуем", но правда должна быть поднята из пыльных архивов и представлена народу. Итак, давным давно...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун

Интервью Жасмин Лиф

Вот бывает такое: видишь пони — и сразу понимаешь, что знакомство уже началось. И тебя никто не спрашивал. Впрочем, это совершенно не значит, что ты против — наоборот, именно такие случаи обычно приводят к самым интересным результатам. Двое пони за одним столиком. Интервью. Чай — и ничего кроме чая… Ну, может разве что легкая доля хаоса.

Другие пони

В поисках принцессы Селестии

Правительница Эквестрии неожиданно отчаливает в другой мир, лишь коротко упомянув, что у неё возникли неотложные дела. Прошёл день, второй… неделя, а её всё нет. Луна решается отправиться на её поиски в загадочный, неизведанный мир и даже не представляет с чем ей суждено столкнуться… чего предстоит лишиться.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Два рассказа для пони-экспромта "RPWP"

1 рассказ - "Будни кантерлотских привратников": Самый обычный день службы двух кантерлотских привратников. (просто юмористическая зарисовка, клопоты нет) 2 рассказ - "Свержение Зимних Принцесс": Парочка приключенцев находят таинственный свиток истории свержения принцесс снежного королевства (осторожно - клопота!)

ОС - пони Стража Дворца

S03E05
Глава 9 - Катексис Глава 11 - Квалиа

Глава 10 - Интерпретация

10я глава — последняя, в которой для названия используются термины психоанализа. Дальше, скорее всего, будет терминология философии.

Ссылка на Bonobo — Cirrus для примерного представления о впечатлениях ГГ от путешествия через портал. Клип довольно укуренный, и чтобы проникнуться надо посмотреть его почти весь.

Приятного чтения :)

— О нет, только не опять... — простонал я, глядя на серую пегаску в синей униформе, по которой разметалась золотистая грива. За ней стоял баул литров на двести.

— Почта! — радостно чирикнула она.

— Вся мне? — тоскливо спросил я, уже зная ответ.

— Ага!

— Убиться тапочком...

Я помог пегаске затащить баул внутрь библиотеки, поблагодарил ее и с тяжелым вздохом направился обратно в гостиную.

Этот кошмар начался через три дня, после того как со своих гастролей вернулась Винил и отправила часть полученных кристаллов звукозаписывающей компании. Сначала в ответ пришло четыре мешка денег, кои мы с единорожкой поделили по-братски. А потом начали приходить письма...

Еще через день ко мне пожаловала делегация ученых-единорогов под предводительством отца Лиры — крепкого пожилого пони, напомнившего мне окрасом кирпич: красное тело и черная грива. Они ходили вокруг меня кругами, пытались что-то замерять, удивлялись моему отторжению магии и расспрашивали обо всем, что только приходило им в голову. Особенно их интересовало то, как можно перемещаться между мирами. Кажется, рецепт им не слишком понравился, особенно после того, как присутствовавшая при действе Твайлайт рассказала, в каком состоянии меня нашли.

Через день пожаловали журналисты... эти четко разделились на два лагеря: одних интересовал я и мой мир, а вторых интересовала исключительно новая музыка. Две пресс-конференции, после которых я чувствовал себя словно выжатый лимон... и на следующее утро это повторилось с такой точностью, что не хватало только будильника с "I Got You Babe".

Есть такое выражение — "проснуться знаменитым", и оно как нельзя лучше описывало мою ситуацию. Я вмиг стал знаменитостью всеэквестрийского масштаба, а моя фотография украшала передовицы всех мало-мальски уважающих себя газет. На третий день такой жизни я, по совету Винил, предложил писательской братии компромисс — раз в неделю, если в том еще будет необходимость, я буду давать одну большую пресс-конференцию. Все остальное время меня не беспокоить. Тайно я надеялся, что до того как про меня забудут мне придется отстрадать не более одной-двух встреч с прессой.

Журналисты, на удивление, с предложением согласились, и я было вздохнул свободно — но... ко мне потекли просто реки писем. К тому моменту как я научился читать достаточно бегло, мне пришлось арендовать комнату в городской управе, чтобы хранить там входящую корреспонденцию. Твайлайт это решение явно одобрила — хоть она и ни слова мне не сказала, но я видел что растущая с каждым днем гора почтовой макулатуры напрягает ее все больше и больше.

Хорошо еще мэр городка отнеслась к моей проблеме сочувственно. С этой милой кобылкой я познакомился на почве строительства — пришел собрать документы и узнавать что да как. Оказалось, что ей ужасно понравился альбом "Amethystium — Odonata", и ей бы очень хотелось узнать, будет ли продолжение. Узнав, что есть еще шесть альбомов, она начала прыгать как Пинки, но быстро пришла в себя. Бюрократических проволочек у пони не водилось (или это я так хорошо подмазал с музыкой?), так что документы на интересующий меня участок я получил без малейших проблем за скромную сумму в 500 бит. Мэр долго отговаривала меня жить в опасной близости к Вечнодикому лесу, но, поняв что меня не переубедить, порекомендовала мастеров-строителей.

Со стройкой дома другая беда, а именно — понячьи представления об архитектуре. Во-первых, они строили без земляных работ — роль фундамента играла прочная монолитная плита, зачарованная особым образом. Дом, построенный на ней, можно было перетаскивать с места на место — хоть для этого и требовались значительные усилия. Сами же дома были фахверковыми, что мне тоже не нравилось. К счастью, и цемент, и кирпичи пони все-таки производили — местный магнат Филфи Рич обещал, что выполнит мой заказ за неделю и не подвел.

А вот мастера, взглянув на мои чертежи, с крайне выразительными выражениями мордочек отказывались браться за заказ, так что кончилось это тем, что я обратился за помощью к Твайлайт. Гугл-пони не подвела и рассказала, что неподвижные здания на заливном фундаменте строят в Мэйнхэттене. Пришлось ехать еще и туда... чтобы по большей части зря потратить время. По какой-то ускользающей от меня причине, лошадки строили свои дома либо переносными, либо разборными. Дома Мэйнхэттена относились ко второму типу — несущие стены, полы, а вся внутренняя отделка набиралась уже после из специальных панелей. При желании разобрать такой дом не составляло никакого труда. Ну, хотя бы тут знали что такое "ленточный фундамент". Так что я заключил контракт с одной фирмой, состоящей из четырех сестер-единорожек, и отправился обратно в Понивилль — искать на планшете книги, посвященные самостоятельному строительству. Когда-то меня интересовала эта тема, и я накачал целую кучу самоучителей, но руки почитать их так и не дошли. Впрочем, у меня большая часть книг на планшете после скачивания оставались в архивах, я их даже не распаковывал, откладывая на потом все, кроме психологии и электроники.

— Опять почта? — посочувствовал Спайк, когда я вернулся в гостиную и рухнул на диванчик.

— Ага, — вздохнул я. — Жаль, что ее никак не перевести в электронный вид. Закинул бы в почтовый клиент, набросал бы скрипт обработки, и программа бы сама все рассортировала...

— Даже так можно? — удивился дракончик.

— Ну, какую-то часть все равно придется разбирать вручную... — я ударился было в детали, но быстро одернул себя. — В общем, можно. Поэтому и говорю, жаль, что мне это недоступно.

— Помощник тебе нужен, — авторитетно заявил Спайк.

— Или даже несколько, — вздохнул я, поднимая планшет. — Вот дом дострою, и подумаю над этим.

Тем более, что до конца стройки оставалось не так уж и много времени. Ожидая приезда строительных единорожиц, я не отрываясь почти ни на что (кроме еды, мнемонических тренировок и расспросов от Твайлайт) проглотил несколько книг по теме и заказал пиломатериалы, арматуру и медную черепицу для крыши. Когда единорожки прибыли, все уже было на месте, и работа закипела.

Интересный момент оказался в Эквестрии с соотношением полов. Впервые я заметил это где-то к излету второй недели, для подтверждения расспросил Твайлайт — и правда, обычная пропорция среди пони — где-то три-четыре кобылки на одного жеребца, так что в их обществе царил мягкий, ненавязчивый матриархат. Привыкать к этому долго не пришлось, и уже к концу первого дня стройки я освоился с тем, что у меня под началом кобылки, хоть сначала и было немного неловко командовать вроде как "девушками". Строить дом с единорогами — сплошное удовольствие. Весь инструмент у них всегда при себе и ничегошеньки не весит. Фундамент под все четыре корпуса мы залили за два дня, и это включая земляные работы, сварку арматуры, подготовку бетона и его виброуплотнение. Да и дальше строительство шло настолько быстро, что я был вынужден делать технологические паузы для нормального схватывания цемента. Сегодня как раз одна из таких — скорее всего, последняя. Фактически осталась только крыша, а потом останется лишь внутренняя отделка и мебель.

С тех пор как мы с Твайлайт впервые создали портал, прошло всего две недели — а событий было столько, словно в прошлом проходило за добрых полгода. Когда же я уже вернусь к своей размеренной отшельничьей жизни?

Я мрачно заглянул в свой разросшийся список дел. Хотелось бы сказать "покой нам только снится", но сны мне недоступны. Так, раздел строительства... вроде бы уже все что нужно заказано. Раздел Твайлайт... надо добить, в конце концов, мнемоническую программу. Шрифт "Equestria" я нарисовал пока ездил в Мэйнхэттен (поезд, вопреки моим ожиданиям, оказался вполне подходящим для людей), а вот с карточками опорных образов оказалась беда — под эквестрийский язык их надо будет делать с нуля. Можно перевести уроки... эх, опять писать пером. Что за извращение.

— Доброе утро, — пробормотала Твайлайт, спускаясь со второго этажа в своем обычном утреннем виде.

— Доброе, — согласился я, не отвлекаясь от переписывания.

Спайк просто помахал ей лапкой.

Когда единорожка вернулась из ванной, я уже задолбался, а дракончик ушел подогревать завтрак.

— Ты сегодня не занят? — спросила меня Твайлайт.

— Вроде бы нет. На стройке технологический перерыв, журналисты придут только завтра, если вообще придут, почту читать я пока не планирую. Сейчас занимался переводом лекций по мнемонике, но оказалось что это весьма трудоемкое занятие. А что?

— Ты не хотел бы прогуляться до Кантерлота? Я закончила план твоего обучения магии, если ты еще не передумал, и нам понадобится целая куча книг, которых в моей библиотеке нет.

— Под "прогуляться" ты имеешь в виду через портал? — я удивленно поднял брови. — Создать я его помогу, но сам я там зачем?

— Забрать их, — улыбнулась Твайлайт, пролевитировав к себе список. — Можно было бы заказать их доставку пегасьей почтой, но зачем ждать, раз уж мы можем заглянуть в Кантерлот сами?

— Точно, — я щелкнул пальцами, вспомнив еще одно дело из списка. — Заодно загляну в госпиталь.

— Зачем? — удивилась единорожка.

— Щедрое пожертвование, — хмыкнул я. — В качестве благодарности за мое лечение.

— У вас так принято? — заинтересовалась Твайлайт.

— Как-нибудь потом расскажу, — отмахнулся я. Хм... интересно, а у пони есть налоги? И если есть, то как их платят?

— Ладно, — улыбнулась она. — Держи, а я пока соберу книги, которые надо вернуть.

Я развернул список. Ух, сразу видно что Твайлайт не торопилась, когда писала — куча разнообразных росчерков и завитушек. За-а-авидно... у меня и раньше почерк был не ахти, а уж когда я пером начал писать так и вовсе стал неразборчивым. Что тут у нас... "Магия мира: обзорное издание", "Общая теория магии", "Специальная теория магии", "Комментарии к СТМ", "Лекции Фейгна по магии", "Мистическая кристаллография с древних времен до наших дней", "Прикладная магия кристаллов"... и такого добра еще наименований тридцать. Охо-хо, мне явно понадобится тележка.

Так, надо взять деньги. Интересная штука — эквестрийские биты. Сделаны из золота, но почти ничего не весят, а еще их нельзя украсть. Заодно это сложное зачарование является и подтверждением подлинности. Чеканить биты может кто угодно, зачаровывать тоже — но для этого нужно пять единорогов, и затраты не окупаются. Идеальное решение, практически пони-версия блокчейна.

— Готов?

— Почти. Книг будет целая гора, мне бы тележку.

— В библиотеке можно взять напрокат.

Оригинально...

— Тогда готов, — я забросил мешок на плечо. — Ведите, профессор Спаркл!

— Я же просила! — шутливо возмутилась Твайлайт.

И неоднократно! Но это же не повод прекращать дразнить ее время от времени? Я положил планшет в поясную сумку, которую мне не так давно сшила Рэрити, и мы спустились в подвал.

Однако около активированного портала я снова начал сомневаться.

— Твайлайт, ты точно уверена, что я на него никак не повлияю? — я кивнул в сторону арки.

— Я провела эксперимент, — заверила меня Твайлайт. — Предмет, зачарованный отталкивать магию, примерно так как это делаешь ты, прошел сквозь портал без проблем.

Я осторожно-осторожно, мизинцем левой руки, коснулся "застывшей волны". Все... вроде бы нормально. Эх, была не была! Пригнувшись, я вошел в портал.

Ритм. Проходящие сквозь меня волны, словно я оказался на танцполе heavy-metal концерта. Перед глазами сплетается цветной калейдоскоп, что-то постоянно меняется, по руке проходит какое-то прохладное ощущение, словно ледяная цепочка обвивает запястье подобно змее. Пространство закручивается в многомерные спирали и рассыпается на отдельные картинки, продолжающие двигаться, показывая какие-то события. Тело разделяется на отдельные части, следующие своими путями и все же по-прежнему связанные. Глаза катятся в разные стороны по очередной многомерной спирали, ноги тонут в болоте из множества неописуемых цветных звуков, руки скользят вдоль ткани вселенной, кожу приятно щекочут протуберанцы звезд. В груди вместо сердца бьется луна, а по венам вместо крови циркулирует ветер. Я слышу музыку, словно все песни мира спели одновременно, и воспоминания о них вложили прямо в мою сущность...

Я падаю на пол, борясь с тошнотой. Тело бьет крупная дрожь, оно напрочь отказывается мне подчиняться. Меня словно морозит, но чувства холода нет.

— Арт, с тобой все в порядке? Арт! — кричит надо мной Твайлайт, переворачивает на спину.

— Ужжже... вродддде... ддда... — произношу я, с наслаждением вдохнув воздух, забыл как дышать, потрясающе.

— Что случилось? — она обшаривает мое тело заклинаниями.

Унникаллльный трииппп... — отвечаю я чуть более связно — Щщщщасcc... отпусссттттитттт... нннаввверннное...

Отпустило и правда достаточно быстро.

— Ты почему не предупредила-то? — сварливо поинтересовался я у Твайлайт.

— О чем? — не поняла она. — Что случилось вообще?

— О чем?! — возмутился я, и тут же затих, сраженный предположением. — А что ты чувствуешь проходя через портал?

— Ничего. Словно из комнаты в комнату перехожу.

— Вот как, — я с опаской посмотрел на "застывшую волну". — А я... блин, даже не знаю как такое описать. Ощущение, будто с ЛСД переборщил.

— ЛСД?

— Наркотик, вызывает галлюцинации, — объяснил я, снова глянув на портал. — Я даже не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я оказался здесь.

— Меньше секунды. Я зашла в портал сразу за тобой.

— Кажется, что гораздо больше, — я потер глаза, убедившись что они на месте. — Жесть.

— А что ты видел?

Я открыл рот. Подумал. Закрыл рот.

— Знаешь, наверное, я даже не могу это описать, — произношу я задумчиво. — Это было... очень, очень странно. Немного неприятно, но... увлекательно.

— Не сказала бы, что это "немного неприятно". Ты валялся на полу, и даже не дышал.

— Я забыл, как это делается, — признался я. — И даже не заметил.

— Можно забыть дышать?! — поразилась единорожка.

— Сам удивляюсь, — развожу руками я. Поднимаюсь на ноги, меня легонько шатнуло... ух...

— С тобой точно все в порядке? — в который раз спрашивает единорожка.

— Точно, — я поднимаю мешок на плечо. — Пойдем.

Интересно, что же это такое было? Понятно, что скорее всего это вызвано тем что я, отторгая магию, окунулся в нее с головой, но почему именно так? И ощущение какое-то слегка знакомое, может, это из-за ЛСД? Не припомню, чтобы у меня были ТАКИЕ глюки... странно все это.

— Обратно будешь добираться на поезде? — спросила меня единорожка.

— А? — отвлекся я от своих мыслей. — Нет, почему? Я же говорю, это только странно. Ну и неожиданно было, а так все хорошо. Ты не против, если мы сначала сходим в госпиталь? Не хочу везде таскаться с этим мешком.

— Конечно, — она пошла к выходу из комнаты. — Так расскажи, вы так платите врачам?

— Ну, в разных странах по-разному, — начал объяснять я. — Помнишь, я говорил, что...

Рассказав про различные системы медицинского обслуживания на земле, я перешел к интересующему меня вопросу о налогах. Оказалось, что и тут Эквестрия сильно отличается от Земли. Налог был ежегодный, одинаковый для всех граждан, и весьма незначительный. Еще налогами облагались некоторые виды деятельности, вроде торговли, но и тут они были, мягко говоря, смешные. На мой недоуменный вопрос, на что вообще существует королевство, Твайлайт прочла целую лекцию по экономике, которую я по большей части вообще не понял — в этой дисциплине я откровенно плавал. Все что я извлек из рассказа единорожки — здесь абсолютно все завязано на доверии каждого каждому.

Человеческому обществу приходится тратить удивительно большое количество усилий на поддержание взаимоотношений между людьми и группами, для чего придуманы сложные системы законов, которые старательно перекрывают старые лазейки, открывая новые. Люди везде стремятся создать систему сдержек и противовесов, поскольку не доверяют друг другу: обман и манипуляции дают потрясающие преимущества, кому как не мне это знать. Вся эта система более-менее работает, но немалая часть производственной силы общества уходит на обеспечение выполнения договоренностей, вместо того чтобы идти непосредственно на производство.

Здесь этого нет — потрясающе хрупкий формат общества, если судить с человеческой точки зрения, но пони процветают уже сотни лет. Интересно, что бы по этому поводу сказал Макиавелли, фон Нейман и Моргенштерн? Хотя... вряд ли что-то новое. Теория игр здесь не перестает действовать, но применять ее против этих милашек по меньшей мере неэтично... а тут все общество строится на личной этичности каждого. Но должны же быть исключения? Соревновательность — природная черта любых живых существ, начиная с простейших. Не думаю, что пони ею обделены. Собирался спросить Твайлайт, но мы уже подошли к госпиталю.

— Можно позвать доктора Кэйр? — попросил я серую пони-диспетчера. Она улыбанулась, нажала на какой-то кристалл, и по больнице разнесся ее мягкий голос. М-м-м... система оповещения. Надо же.

— Я пойду в библиотеку. Дойдешь до замка сам? Там тебе любой стражник укажет дорогу.

— Конечно, — кивнул я. — Спасибо, что проводила.

— Нет проблем! — засмеялась она, потерлась об меня мордочкой и ускакала.

Так. Запомнить: найти в библиотеке какую-нибудь книгу по бихевиоризму местных разумных. Есть у них тут эта наука? Надеюсь, нашлись любопытные и написали что-то вроде.

— Артур, какая неожиданная встреча!

— Доброе утро, доктор Кэйр, — улыбаюсь я маленькой пони. — Вот, решил вас навестить. И еще у меня есть небольшое дело, хотел бы обсудить его где-нибудь в уединении.

— Конечно, — кивнула пони. — Идемте в мой кабинет.

В кабинете я, не мудрствуя лукаво, поставил мешок на стол пони.

— Что там?

— Десять тысяч бит, — улыбнулся я. — Моя благодарность госпиталю.

— Э? А-а-а... не нужно! — воскликнула она, поборов удивление.

— Я знаю, — усмехнулся я. — Но мне так хочется. Неужели вы вот так возьмете и пренебрежете благодарностью вашего бывшего пациента?

— Это в двадцать раз больше, чем стоило все ваше лечение!

Серьезно? Не ожидал.

— Доктор Кэйр, я теперь вроде как знаменитость, — объяснил я. — И денег мне более чем достаточно. Уверен, что госпиталь найдет этим битам лучшее применение, чем я.

— Но диархия оплачивает все что нужно...

— Раздайте в виде премий. Или устройте грандиозную вечеринку. Да хоть в пруду утопите, — усмехнулся я. — Мое дело подарить, а уж как вы ими распорядитесь это уже ваше дело.

— Я поговорю об этом с управляющим... — слабо произнесла она.

— Вот и договорились.

— Спасибо, — улыбнулась она в ответ.

— Не стоит благодарностей. Деньги что легко приходят, должны легко уходить.

— Кстати об этом! — вспомнила она, и вытащила из стола лист бумаги. — Можно мне ваш автограф?

— Зачем? — удивился я.

Она посмотрела на меня почти укоризненно.

— Мне очень понравился альбом Enya...

— Доктор Кэйр, извините, но просить у меня автограф — то же самое, что просить его у того кто пластинки нарезает. Я не музыкант. Не я над ним работал, я его просто сюда принес. Тц... просил ведь просил всех журналистов об этом написать!

— Не припомню ничего такого в статье... — задумчиво произнесла пони.

— А что вы читали? — встрепенулся я — У вас есть экземпляр?

— Конечно, — она взяла газету со столика и пролевитировала ее мне. Я достаточно быстро нашел нужную статью. Пробежал ее глазами, и едва не разбил себе лоб фейспалмом.

— Поэты сраные... — пробормотал я на русском.

Нет, они написали об этом, но как! "Я лишь проводник музыки другого мира" — и толкуй как хочешь.

— Писаки... — раздраженно произнес я, и объяснил ситуацию единорожке. — Так что извините, доктор Кэйр, раздавать такие автографы должны исполнители, а не одни фанаты другим.

— Конечно, я понимаю, — она поднялась. — Вас проводить?

— Буду рад вашей компании, — улыбаюсь я.

Мы прошлись до ворот госпиталя, беседуя о музыке, где и расстались — она вернулась, а я направился в замок, любуясь окрестностями. Долго любоваться не получилось — сначала на меня буквально спикировали два грифона, бурно восхищавшиеся альбомами Rammstain и желавшие получить автограф. После объяснений ушли расстроенные. Потом была пара донельзя вежливых расфуфыренных жеребцов, ужасно желавших знать, о чем поется в песнях Linkin Park. Как будто я помню! Следующие поймавшие меня три кобылки тоже хотели тексты, только Cranberries... в общем, после этой встречи до дворца я добирался короткими перебежками через затененные места и стараясь не привлекать к себе внимания.

У меня даже почти получилось — прежде чем войти в безопасную сень дворца, я схватил "всего лишь" две встречи с крылатыми поклонниками человеческой музыки. Да уж, хрен скроешься в мире, где есть пегасы. Нет, больше я в Кантерлот ни ногой! Только под покровом ночи.

Часовые изображали из себя статуи и на вопросы не отвечали. Но их более подвижные копии внутри дворца не только указали путь, но даже проводили меня до дверей. И, естественно, попросили автограф. Мля.

— Что-то ты долго, — заметила читающая какую-то книгу Твайлайт, когда я практически грохнулся на диван рядом с ней.

— Посеявший ветер пожнет бурю, — простонал я. — Когда я начинал всю эту затею с кристаллами и музыкой, я просто понадеялся получить небольшой стартовый капитал, пусть и не безупречным с моральной точки зрения способом... вот уж совершенно не ждал, что из меня сделают какую-то суперзвезду! Я не мог пройти и пятидесяти метров, чтобы кто-нибудь не заговорил со мной!

— Терпи теперь, — показала мне язык Твайлайт.

— Само сочувствие, — саркастично отозвался я. — Ладно, ты права, сам виноват. Постараюсь что-нибудь с этим сделать, только с Винил посоветуюсь. Кстати, а почему с тобой я прошел совершенно свободно?

— Не знаю, — задумалась единорожка. — И правда, почему?

Хм... подозрительно.

— Ладно, пойдем собирать книги? — предложил я.

— Пойдем! — радостно согласилась единорожка и спрыгнула на пол. — Я уже даже тележку взяла.

— Ага, — я хмыкнул. — И не только тележку. Сумки здесь оставь.

— Почему? — надулась единорожка.

— Потому что если добавить в них хотя бы еще одну книгу, то они порвутся. Твай, у нас тут портал есть, погрузим все в тележку и отвезем без проблем, зачем в сумках-то нести? Можем даже две тележки взять, если тебя вдруг ты не сможешь справиться со своей жаждой знаний.

— Просто тут столько всего... — мечтательно протянула Твайлайт.

— Так ты еще не все здесь прочла за время обучения у Селестии? — наигранно удивился я. — Твайлайт-Твайлайт, ты меня просто разочаровываешь...

— Чтобы прочесть здесь все, нужно быть бессмертным аликорном! — возмутилась единорожка, но увидев мою ухмылку, она уточнила. — Ты ведь сейчас шутил, да?

— Отлично подметили, профессор Спаркл, — я взял тележку. — Нижайше прошу вас провести меня сквозь сей храм науки.

— Тебе это никогда не надоест, да? — хихикнула она.

— Допускаю такую возможность, — кивнул я, и мы отправились.

Библиотека кантерлотского замка оказалась весьма странной по структуре. Например, в ней не было картотеки, только над отдельными частями зала в воздухе висели иллюзорные пиктограммы, обозначающие тему. Книги, кажется, стоят почти бессистемно — но у всех есть что-то вроде пятицветного кода на корешке. Твайлайт была тут как рыба в воде — практически танцуя, она выхватывала со стеллажей то одну книгу, то другую. Когда корзинка наполовину наполнилась, я начал что-то подозревать.

— Тва-а-ай... и сколько здесь книг для меня?

— Две! — радостно отозвалась единорожка и ойкнула, посмотрев на меня виновато. — Но ты же сказал...

— Нет-нет, никаких проблем, — усмехнулся я. — Мне уже даже любопытно, сколько ты попытаешься утащить.

Твайлайт ничего не ответила, но скорость наполнения тележки упала как минимум втрое. Хм, интересно, все книжные полки здесь выше меня, где вдвое а где и вовсе идут до потолка...

— Твай, слушай, я кое-что не пойму. Для кого вообще предназначена эта библиотека?

— Для всех желающих? — предположила пони, повернувшись ко мне с недоуменным выражением мордочки. — Что ты имеешь в виду?

— Просто любопытно. Даже людям было бы неудобно ей пользоваться, а уж земным пони, которые даже встав на дыбы все равно ниже нас, так и вовсе не дотянуться выше чем до пятой полки. Ощущение, что она только для пегасов и единорогов.

— Но ведь есть же библиотечные лестницы, — Твайлайт показала мне странную конструкцию около каждого стеллажа, которую я сразу не заметил.

Небольшая площадка и несколько кристаллов управления... хм, никаких рельс не вижу, видимо эта штука летает, как ступа бабы Яги. А не падают они с нее как? Поручней нет... ах, да, расовый навык "незримые пальчики".

— А картотеки почему нет?

— Что это?

— В земных библиотеках существуют специальные шкафы, в которых лежат карточки описывающие каждую книгу — ее название, тему, ну и всякую техническую информацию, например — где она лежит.

— У библиотекарей есть что-то вроде, а простые посетители пользуются этим, — она подошла к стеллажу с противоположной стороны и легонько стукнула по нему.

На стеллаже высветился, будто спроецированный откуда-то, алфавитный список книг. Некоторые названия подсвечены бледно-красным, видимо это те книги, которых сейчас на нем нет. Твайлайт ткнула в одно из названий, и от него отделился неяркий огонек, который подлетел к нужной книге.

— Удобно, — признал я.

В принципе, при таких раскладах сориентироваться в библиотеке особой сложности не составляет. Правда отсутствие общедоступной картотеки все-таки немного странно, будто бы это сделано специально для того, чтобы пони ходили между стеллажами. М-м-м... если оно так выглядит, вполне возможно что так оно и есть. Но зачем?

На этот вопрос Твайлайт не ответила — кажется, она вообще не понимала что меня не устраивает. С детства привыкнув пользоваться библиотекой именно так, она даже не задумывалась о том, что можно делать как-то иначе.

Корзинка наполнилась пугающе стремительно — видимо, Твайлайт забыла про самоконтроль, а я решил понаблюдать, чем это все кончится. Я оставил корзину книг около стены и взял еще одну пустую тележку, на что единорожка внимания не обратила. Она ходила по библиотеке словно голодающий по супермаркету. После того как я оставил у стены и вторую тележку, я решил что это больше похоже на нападение саранчи на посевы. Когда она недовольно начала искать способ положить очередную книгу в переполненную тележку, я решил все же нарушить чистоту эксперимента и напомнить о своем существовании.

— Тва-а-ай, — негромко окликнул я ее. — Это уже третья тележка, ты знаешь?

— Третья? — она посмотрела на меня непонимающе. — Какая третья?

— Ушла в себя и не вернулась, — хихикнул я. — Первую я оставил около стены в разделе специальной магии. Вторая в разделе приключенческой литературы. Это третья.

— Ой... — смутилась единорожка.

— Я, конечно, не смею сомневаться в ваших решениях, профессор Спаркл, — я сменил интонацию на пафосно-решительную. — Если вы скажете что эта библиотека теперь принадлежит вам, я сочту за честь лично перевезти ее в Понивилль.

— Прекрати, — рассмеялась она. — Извини, я и правда немного увлеклась.

— Зачем ты столько набрала? Не то чтобы я в тебе сомневался, но мне кажется что этого количества книг хватит на год даже тебе.

— Я просто хочу пополнить свою библиотеку. Откопирую их и верну.

— Так трех корзин хватит? — азартно спрашиваю я. — Или добьем до пяти?

— Ты шутишь? — она смотрит на меня с подозрением.

— И да, и нет, — я усмехнулся. — Лично мне кажется, что имея портал вовсе не обязательно так жадничать, поскольку мы можем вернуться в любой момент. Но если ты хочешь взять пять, то я тебе помогу...

В голове промелькнула мысль о том, что это похоже на манипуляцию "сужение выбора". Хорошо действует на маленьких детей, например говоришь им "ингаляция или таблетки"? И они выбирают из двух зол меньшее, даже не рассматривая варианты лежащие за пределами предложенных.

— Ты прав, я немного забылась, — она смущенно улыбнулась мне. — Давай возьмем остаток книг по твоему списку и будем возвращаться.

— Отличный план.

В общем, из библиотеки мы возвращались нагруженные аж четырьмя тележками — три набранные Твайлайт в порыве "жадности ботана", и четвертая, в которую мы положили остаток моих книг и набитые до отказа седельные сумки Твайлайт. Что меня больше всего удивило — библиотекарь отнеслась к такому набегу на ее книжное царство с полнейшим равнодушием, словно тут так каждый нагребает книг, будто ковшом экскаватора. То ли Твайлайт на хорошем счету, то ли (что косвенно подтверждается количеством тележек) — это действительно норма.

В коридоре мы встретились с царственными диархами всея Эквестрии и просто озорными лошадками — принцессами Инь и Янь. Что-то меня куда-то не туда потянуло... и почему это принцесса Инь прячет глаза?

— Привет, Селестия, привет, Луна, — улыбнулся я обеим. — Тяжелы дела ваши царские?

— Почему это? — удивилась Селестия.

— Луна выглядит так, будто на нее повесили все грехи мира, — беззаботно отвечаю я, и замечаю как она вздрогнула. — Наверное, я что-то не то сказал. У тебя все хорошо?

— Да, но в последнее время мне плохо спится, — слабо улыбнулась Луна.

— Даже у аликорнов бывает бессонница, — удивленно протянул я. — Ну, мой дом почти достроен, и я не сплю полдня и полночи, так что прилетай в гости, если будет совсем плохо. Вместе не так скучно.

— Спасибо за предложение, — улыбнулась ночная принцесса. — Возможно, я им воспользуюсь.

— Такой стиль гривы идет тебе куда больше, чем прежний, — заметила Селестия и лукаво улыбнулась. — Выглядишь разумнее.

— В Мэйнхэттене случайно натолкнулся на парикмахерскую для других видов, — я улыбнулся и провел рукой по короткому ёжику на голове. — И у них даже нашлись бритвы. Минотавры так что-то вроде татуировок делают.

— Зачем вам столько книг? — спросила Луна, обратив внимание на тележки.

— Где-то тридцать здесь для моего обучения. Остальные — следствие того что Твайлайт в прошлой жизни была драконом.

— Почему это? — возмутилась единорожка.

— Сужу только по привычке копить сокровища, — поднял руки я. — Да и потом, тебе бы пошло. Представь себе, все книги всех библиотек мира сложены в кучу, а ты обвиваешь их своим огромным чешуйчатым телом...

— В этом действительно есть что-то... притягательное, — со слегка кающейся интонацией признала Твайлайт.

Дружный хохот.

— На самом деле я просто хотела их скопировать для библиотеки Понивилля, — объяснила единорожка, когда смех утих.

— Раз уж вы все равно здесь, то у меня есть для тебя задание, Твайлайт, — сказала ей Селестия и обратилась ко мне. — Я заберу ее ненадолго.

— Я подожду около портала, — кивнул я.

Принцесса ушла вместе с ученицей, оставив нас наедине с Луной.

— Поможешь? — попросил я, кивнув на две тележки, которые до этого катила магией Твайлайт.

— Конечно, — улыбнулась Луна, и мы направились в подвал.

По дороге я то и дело кидал косые взгляды на ночную принцессу. Она шла опустив глаза в пол, полностью погруженная в свои мысли, и, насколько я могу судить, ничего приятного в них не было.

— Луна, — тихонько позвал ее я.

— Да? — она подняла на меня глаза.

— Не знаю уж что у тебя случилось, но если ты хочешь об этом поговорить, то я весь внимание.

— Я... навредила одному пони, — почти прошелестела аликорна, после паузы достаточно долгой, чтобы я решил что говорить она не будет.

— Случайно? — предположил я.

— Нет.

Ого! Сложно представить себе ночную повелительницу, которая специально вредит подданным. Случайно — запросто, по себе знаю.

— Зачем? — спросил я с живейшим интересом.

— Так было нужно, — после длинной паузы ответила принцесса.

— Он умер?

На этот раз пауза была настолько длинной, что и ответ мне не понадобился. Вот тебе и мирная, пушистая Эквестрия.

— Понятно, — сказал я.

— Ты не осуждаешь меня, — констатирует Луна. Мдхэ... я уже забыл за эти две недели про их эмпатические способности.

— Нет.

— Почему? — почти удивленно спрашивает она.

— Мне почему-то кажется, что честный ответ тебя неприятно удивит, а соврать вам нельзя.

— Ты не сочувствуешь, — произнесла Луна уверенно.

— Тем, кого никогда не знал? — уточнил я. — Да. Это своего рода норма для людей. Но ты ведь сказала, что так было надо, а повода заподозрить тебя в желании издеваться над подданными ты не давала, даже наоборот, вот сейчас ходишь и страдаешь. Как тебя такую еще и осуждать?

— Спасибо, — грустно улыбнулась она. — Но тот пони осудил бы.

— Не сомневаюсь. Но у него своя точка зрения, а у меня своя... — я хлопнул себя по лбу, вспомнив что забыл взять книгу по бихевиоризму. — Блин!

— Что такое? — обеспокоилась Луна.

— Я хотел еще лично себе взять книгу, но так засмотрелся на то как Твайлайт грабит библиотеку, что совершенно вылетело из головы. Поможешь?

— Ты так решил сбить меня с мысли и растормошить? — улыбнулась она лукаво.

— Когда я так делал? — удивился я, и тут же вспомнил.

— В ту ночь, когда я пыталась забраться в твои сны, а потом ужасно стеснялась, ты попросил вылечить меня твою оцарапанную руку и отвлек разговорами.

— Ты заметила? — слегка покраснел я.

— Только недавно, когда вспоминала наши встречи. Ты действительно очень хороший актер.

— Это потому что я не играю, — оскорбился я. — И сейчас мне действительно нужна книга и твоя помощь, потому что сам я в библиотеке ее не найду.

— Я, вообще-то, в изгнании была тысячу лет, — напомнила мне аликорна. — С тех пор библиотека сильно выросла.

— М-м-м... слона-то я и не приметил. Ну тогда просто за компанию? Мне нравится слушать твой голос.

— Стихи читать не буду, — отрезала ночная принцесса.

— Ну и не надо, — наигранно-обиженно бурчу в ответ. — Я их сам кому хочешь прочту.

— Прочти мне, — немедленно предложила Луна.

— Хм. Ладно, — я усмехнулся. — Сейчас, подумаю как перевести это на эквестрийский.

В очередной раз поразившись легкости, с которой на местный язык переводятся рифмы, я прочел аликорне "Балладу об упрямстве".

— Звучит вдохновляюще, — улыбнулась она.

— Да, я даже собирал специально такие стихи, был в жизни период, — я улыбнулся.

— И зачем?

— Ну... прозвучит наивно, но как напоминание о том, каким я хочу быть. Правда, со временем я многое отбросил... ну, в целом я все равно доволен результатом. А стихи просто остались в памяти.

Библиотекарь посмотрела на нас слегка удивленно. Кажется, она не ожидала что я вернусь так скоро, да еще и с одной из диархов, которой она коротко поклонилась.

— Чем я могу вам помочь? — произнесла она с легкой хрипотцой и прочистила горло.

— Мне нужна книга или книги, которые бы описывали общество пони, культуру и обычаи, что-то не слишком сложное. Может быть, пособия для иностранцев или представителей других видов, приехавших в Эквестрию.

— Сейчас принесу, подождите минутку, — кивнула серая пони и отправилась в лабиринт стеллажей.

— Так вот что за книги тебе нужны, — усмехнулась Луна. — А почему просто не спросить?

— Неловко. Вещи обыденные в человеческой культуре здесь могут быть странными или даже табуированными, и наоборот.

— Например, то что вы все носите одежду? — предположила Луна.

— Ну да. И мне нужно что-то, чтобы толковать поведение пони вокруг меня, чтобы не попасть в неприятные ситуации. Помнишь тот случай, когда я погладил тебя по гриве? Вот вроде такого. Ну и раз уж зашла речь, мой жест был оскорбительным?

— Немного, — задумалась Луна. — Вообще его можно было бы считать дружеским, но применительно ко мне это было фамильярностью.

— Ого? — удивился я. — Может, мне надо обращаться к тебе на вы, и с каким-нибудь титулом? Признаться, после наших догонялок по замку я решил что вы с сестрой тяготитесь этикетом.

— Ладно, — вздохнула Луна. — Ничего особенного в этом жесте не было, я просто решила что ты меня жалеешь и вспылила.

— Вот поэтому все лучше заранее узнать из книг, — быстренько свернул на другую тему я.

— Да уж, ты всегда такой был, — усмехнулась она.

Библиотекарь вернулась с четырьмя книгами в седельной сумке. Выложила их передо мной телекинезом. Та-а-ак... "Структура общества в Эквестрии", "Язык тела: расы Эквестрии", "Культура пони", "Современный этикет".

— Идеально, — кивнул я библиотекарю.

— Рада помочь, — улыбнулась она.

И вновь меня даже не спросили кто я, зачем и откуда. Влияние Луны или здесь действительно даже абонемента нет? Может и нет, раз уж тут общество взаимного доверия... а, стоп, меня же теперь все знают. Никак не привыкну.

Луна проводила меня к порталу — в коридоре мы встретили Твайлайт, несущую в телекинетическом поле изрядную стопку книг.

— Селестия решила что четырех корзин будет маловато? — пошутил я.

— Она попросила меня заняться ими в ближайшее время, — единорожка глянула на мои книги и ехидно улыбнулась. — Кто бы говорил. Что взял?

— Дома покажу.

Портал уже давно погас, но для нас с Твайлайт его открытие стало уже почти рутинным действием, что не ускользнуло от Луны.

— Хорошо сработались, — заметила она одобрительно.

— Мы такие, — хмыкнул я.

— Я пойду вперед, — сказала Твайлайт. — А ты отправляй тележки.

— Слушаю и повинуюсь, — склоняюсь я в витиеватом поклоне.

Луна фыркнула, стараясь сдержать смешок, Твайлайт покраснела и юркнула в портал, напоследок наградив меня укоризненным взглядом. Подождав десять секунд, я отправляю туда первую тележку.

— Тебе нравится ее смущать? — спрашивает Луна.

— И не только ее, — усмехнулся я.

— Почему?

— Реакция забавная, — толкаю в портал вторую тележку. — Умилительная. Все эти алые щечки, прижатые ушки и возмущенные взгляды, прелесть же.

— А у вас уши подвижные? — заинтересовалась вдруг Луна.

— Не особо, — третья тележка пошла. — Кстати об этом. Ты тоже считаешь, что я безэмоциональный?

— Если судить по лицу, то да, — лукаво улыбнулась она. — Но мне доступно не только это.

— Понятно. Ну, я пошел. Было приятно поговорить, и... предложение заходить в гости всегда в силе.

— Что ты меня все пытаешься себе в гости заманить? — теперь лукавство переросло в озорство.

Тю, если ты думаешь меня этим смутить... отправляю четвертую тележку.

— Спать вместе понравилось, — невинно ответил я и не смог сдержать широкой улыбки, когда она покраснела, вспомнив мою первую ночь во дворце.

Машу ей рукой и захожу в портал.

Ритм. Проходящие сквозь меня волны, словно я призрак, стоящий на берегу штормового моря. Меня переполняют чувства, парадоксальные и противоречивые. Все тонет в вихре звонких цветов и я мерно взмахиваю крыльями. Вокруг меня летят мои собратья-драконы, под нами — лишь облака. Мир рассыпается алыми запахами. Кладу голову на плечо своему жеребцу и улыбаюсь подруге по табуну. Она чмокает меня в носик. Свет сворачивается многомерными спиралями. Белое существо с алыми глазами, похожее одновременно на пони и льва, разглядывает меня с любопытством, открывает рот чтобы что-то спросить. Звук стирает все сладкой волной. Странная химера, ночной кошмар таксидермиста, машет мне птичьей лапой. "Добро пожаловать в Хаос!".

Вываливаюсь из портала. На этот раз я был готов, но ощущения все равно... странные. Делаю глубокий вдох.

— Снова видел что-то неописуемое? — спрашивает Твайлайт, откатывая тележки с книгами к лестнице наверх.

— В этот раз видения более... адекватные, что ли. Я как будто прожил по маленькому кусочку жизни разных существ. Признаться, это довольно забавное ощущение. Ты не против, если я пока похожу туда-сюда? Хочу привыкнуть.

— Можешь не спрашивать, — улыбается она мне.

Снова ступаю в портал.

Ритм. Проходящие мимо меня волны, словно я застыл в кровотоке гигантского организма. Цвета размываются в созвучия, холодный запах терзает язык. Я бреду сквозь бесконечный белый туман. Образы всплывают из него, показывая мне события то ли прошлого, то ли будущего. Я останавливаюсь, когда из тумана появляется целая армия... меня. Семь моих отражений останавливаются напротив, в то время как остальные идут, огибая нас. Я — мощный рыцарь в белом доспехе и коротким копьем в руке. Я — военный в зеленой форме, с искореженным, обожжённым лицом и футуристичным ружьем в руках. Я — страшно изуродованный, с повязкой на глазах и в той же одежде, в которую я был одет во время удара молнией. Я — вроде бы такой же как и сейчас, но за спиной аппарат а-ля "Охотники за привидениями". Я — ухмыляющийся, в желтом пиджаке и шляпе с пером, будто косплею Маску. Я — с холодным, хищным выражением лица и в костюме-тройке, в руках черная папка. Я — в лохмотьях той одежды, в которой я попал сюда, на лице отсутствующее выражение а глаза горят ярким синим огнем. Они салютуют мне. Я повторяю их жест.

Луна удивленно смотрит на меня, вернувшегося из портала. Хм... становится все проще. Синестезия слабеет, мозг привыкает к новым ощущениям.

— Что-то забыл? — спросила меня ночная аликорна.

— Н-нет... — я прочистил горло. — Просто странные видения, когда прохожу сквозь портал. Вижу всякие образы и тому подобное. Вот и хожу туда-сюда, привыкаю.

— Какие образы? — заинтересовалась Луна.

— Такое только оксюморонами описывать, — развожу руками я. — Чересчур уникальный опыт. Запахи на вкус, цвета на температуру и все это одновременно еще и звучит. Бывает что-то осмысленное, но уж больно похоже на банальные глюки. Утром, когда первый раз прошел, от удивления даже забыл как дышать, а сейчас уже слегка пообвыкся.

— Странно, я ничего такого не испытывала, проходя сквозь порталы. Может, ваш с каким-то изъяном?

— Твайлайт тоже ничего не замечает, так что это я с каким-то изъяном, — хмыкнул я в ответ. — Магия меня огибает. Думаю, дело в этом.

— Так ты видишь поток изнутри? — ужаснулась она, и подлетела ко мне пронизывая какими-то похожими на шарики заклинаниями, слетающими с кончика рога.

— Ну... наверное? — предположил я. — А что?

— Заклинание портала специально создано так, чтобы путешествующий не мог заглянуть в поток, — Луна задумчиво смотрела на меня. — Но, похоже, для тебя это почему-то безвредно.

— А с остальными что случалось? — напрягся я.

— Бред, потеря чувства времени, галлюцинации, — начала перечислять аликорна.

— Понял! — прервал ее я, совершенно не желая знать чем еще это грозит пони. — Но для меня точно безвредно?

— Кажется, да, — она улыбнулась. — И каков наш мир с изнанки?

— Ощущение будто я двумерный, а он трехмерный, — попытался выразить я ощущения, но так больше ничего и не придумал. — Не могу описать. Это прочувствовать надо.

— Не надо, — ответила Луна.

Портал за моей спиной издал нежный звук, как поющая чаша, и застывшая волна "оттаяла" и растеклась в пространстве. Опс... совсем забыл про интервал. Я с надеждой посмотрел на Луну, но она, правильно истолковав мой взгляд, покачала головой.

— Я знаю это заклинание, но у меня нет всех необходимых данных.

— Можно спросить у Твайлайт через Спайк-телеком... — задумчиво предложил я.

— Сестра принимает послов, и это затянется, — аликорна поняла, что я имел в виду и не стала переспрашивать.

— Дела державные, понятно, — хмыкнул я. — Ну, думаю я могу просто отправиться обратно на поезде.

— Может, просто останешься у нас в гостях до завтра? — предлагает она.

— Хотел бы, да нельзя, — развожу руками я. — Сегодня вечером, то бишь уже почти сейчас, мне надо зайти к Винил, а завтра с раннего утра продолжу строительство дома.

— Точно! — вспомнила Луна. — Музыкальные кристаллы! Я же хотела спросить, есть ли другие альбомы...

— Может, полетим вместе? — предложил я. — Мы покажем все что есть, а можем для тебя даже отдельный сборник сделать.

— И для сестры тоже, — улыбнулась Луна. — Хотя я не понимаю, как ей может нравиться такая музыка?

— Ну, если "такая музыка" была у меня на плеере, то мне она тоже нравится, так что не надо тут, — шутливо предупреждаю я. — Так что? Ты со мной?

— Конечно! — улыбнулась она. — А истории будут?

— Если будешь себя хорошо вести, — поддразнил ее я.

Луна улыбается, а потом ошарашивает меня вопросом:

— Я напоминаю тебе твою сестру?

— С чего взяла? — удивляюсь я.

— Со мной ты ведешь себя дружелюбнее, чем с Тией.

— Возможно дело в том, что я никогда не общался с ней достаточно долго. Да и не откровенничала она со мной, в отличии от тебя, — я вздохнул. — Но да, чем-то ты мне сестру напоминаешь. Как догадалась?

— Просто... в голову пришло, — отвела глаза Луна.

— Понятно, — я улыбнулся.

В конце концов, прожив столько лет, что моя четверть века в этой прорве просто один день, можно выработать нехилую проницательность. Только срабатывает она как-то с запозданием.

Свой второй полет Кантерлот-Понивилль я провел точно так же как и первый — сидя с закрытыми глазами и рассказывая сказку. Уже лучше представляя сколько времени лететь, я выбрал "книгу джунглей", которая закончилась даже немножко раньше, чем мы достигли Понивилля.

Винил, к которой мы сразу и отправились, явно не ожидала что я приду в такой компании. Почему-то пони в большинстве своем робели перед Луной, хотя были искренне рады Селестии. Это из-за ее найтмермунского прошлого? Как-нибудь потом спрошу.

— Привет, Винил, — хоть я уже и привык сокращать имена знакомых пони до более коротких версий, называть ее Винни, как это делала Октавия, я так и не смог. Я в первый-то раз как услышал удивил обеих пони неуместным ржачем.

— Принцесса, — поклонилась ей единорожка, и только потом поприветствовала меня. — Арт, ты вовремя. У меня проблема.

— Какая это? — я согнулся и пролез в домик пони, и сразу же заметил знакомый баул. — Почта.

— Да! — подтвердила Винил. — И они почти все с вопросами о содержимом песен!

— Ну, раз уж мы начали об этом говорить, у меня тоже проблема, — я вздохнул. — Ты читала газеты со статьями про меня?

— Не-а. Я газеты вообще не читаю. А что там?

— Я когда давал интервью, сказал что музыка не моя, а человеческая, и я к ней отношения никакого не имею. Знаешь, как они это передали? Выставили меня каким-то эзотерическим творцом, проводником мелодий между мирами.

— Это плохо? — слегка удивилась единорожка.

— Это ужасно! — взвыл я, и рассказал про свои сегодняшние кантерлотские злоключения, чем рассмешил обеих пони.

— Ну и что смешного? — не понял я.

— Как представлю, как ты крался по улочкам Кантерлота... — Луна аж всхлипнула.

— И отбивался от грифонов с автографами, — вторила ей Винил.

— Ладно, — я вздохнул. — Допустим, это было забавно. Но я бы тоже хотел это прекратить раз и навсегда. У меня сама знаешь, почты столько что я уже комнату арендую.

— Думаю, у меня есть по этому поводу одна идея, которая решит обе проблемы, — сказала единорожка. — Потом обсудим, сейчас у нас заказчик.

— Точно, — я виновато улыбнулся Луне. — Ну что ж, сделаем для нашей гости персональный сборник?

— Без проблем! — заявила Винил. — Кстати, я закончила перекидывать музыку с твоего плеера, так что держи. И вот еще, подарок лично от меня. Ты говорил, что тебе больше нравится как звучат мои наушники, вот я и подсуетилась.

Я задумчиво посмотрел на небольшие наушники-вкладыши, почти точную копию моих, только без проводов. Перевел взгляд на плеер, в разъем которого был воткнут Т-образный кристалл. Ого!

— Спасибо, — улыбнулся я ей. — Как-нибудь потом попробую.

Надо будет ей тоже что-нибудь подарить. Хм, у меня даже появилась идея, что именно...