Мастер рисования

Исполнить свою мечту можешь только ты сам. Но порой для этого нужна помощь - или хотя бы толчок.

ОС - пони

Хроники Рокки Географа - Тайна первооткрывателей

Цикл из рассказов My Little Pony: Rift chronicles. Этот рассказ посвящается Эквестрийскому путешественнику, который переживает изгнание из семьи, и встречается лицом к лицу - с новыми подстерегающими его, опасностями. Вернется ли он домой с честью, или так и останется без крова над головой? Найдет ли он себе друзей, и что за тайну он скрывает? На эти и другие вопросы, ответ вы найдете в фанфике с увлекательнейшим сюжетом!

Другие пони ОС - пони

Долгий путь домой

У него было всё необходимое для нормальной жизни. А сейчас, волею случая, за окном новый мир. Он красив и не так уж плох на первый взгляд, но домой всё-таки хочется. Вот и придётся, почесав затылок, искать способ вернуться обратно. Стоп. Всё не так просто: во-первых, память зияет провалами; во-вторых, есть риск стать чьим-то обедом; и в-третьих, а это самое главное, надо «вырваться из копыт» одной зеленоглазой волшебницы, которая отпускать просто так парня не собирается. Как говорится, «повезло» человеку — он теперь фамильяр с заключенным контрактом. Поэтому швабру в руки, учебник эквестрийского в зубы и надеяться на лучшее.

Другие пони ОС - пони Человеки

Отвоёванный покой

Прекрасный принц - одна штука. Зазнавшаяся сестрица, которой он внезапно хвост наотрез понадобился - одна штука. Дракон, у которого на принца свои планы - одна штука. Задолбавшаяся со всем этим добром и кучей прочих чужих проблем лунная принцесса - одна штука. Засыпать всё в старый замок, взболтать фламбергом, но не смешивать. Настаивать тысячу лет. Приправить по вкусу кошмарами, страстями и жвачкой, подавать холодным.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Стихи Ромуальда

Стихи на поньскую тематику

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Другие пони Кэррот Топ

Гроза

Гроза пугающее и одновременно завораживающее зрелище. Но если ты всего боишься, то вся прелесть пропадает и остаётся только страх, который порой не возможно перебороть в одиночку...

Флаттершай Энджел

Записи Кира

Что осталось после смерти Кира? Единственные его мысли остались навек записанными в его тетради. Желая хоть как-то постичь ход мыслей Кира в его последнем поступке, Твайлайт начинает читать эту тетрадь...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Пузырьки (Еще одна версия перевода)

Очень милая зарисовка о детстве Дерпи.

Дерпи Хувз

Продолжение стэйблриджских хроник

Второй сборник историй о том, как учёные пони регулярно спасают Эквестрию от глобальных и не очень катастроф, которые как происходили так и не прекращаются. Но теперь противостоящих напастям героев стало больше, мест действия тоже…

ОС - пони

Рэйнбоу Дэш и её любовь

История о том как Дэш попадает в мир людей и находит свою любовь

Рэйнбоу Дэш Танк

S03E05
Глава 10 - Интерпретация Глава 12 - Акциденция

Глава 11 - Квалиа

Простите что меня так долго не было. Начало зимы в этом году выдалось весьма насыщенным на различные времязатратные дела.
Тем не менее, графомания продолжается :)

Я открыт к предложениям — если у вас вдруг есть интересные идеи насчет розыгрыша, который Дэш готовит для Артура, напишите их в комментариях.

Приятного чтения :)

Я задумчиво оглядел чертеж и отложил карандаш в сторону. Концентрация немедленно рассеялась, и в голове появились другие мысли, не касающиеся моей первой попытки самостоятельной работы с кристаллами. Например — о карандаше. К моему величайшему счастью оказалось что такая писчая принадлежность тут тоже есть, хоть и встречается удручающе редко, считаясь исключительно прерогативой инженеров-конструкторов. В отличие от земных карандашей, этот был больше похож на лапку от циркуля — металлическая основа, в которой зажат графитовый стержень. Я оглядел чертеж еще раз... вроде бы верно. Третий раз проверю позже, спешки нет.

И только я об этом подумал, как на меня снова напал голод. Ну как, голод... скорее ломка. Мне хотелось мяса. М-м-м... тонкий ломтик карбонада, с восхитительным чесночным запахом, чуть острый... или кусочек буженины... я прям ощутил текстуру у себя на языке. Рот наполнился слюной, и я направился на кухню.

Надо бы сочинить что-нибудь вегетарианское, но при этом чтобы напоминало мясо. Однозначно понадобятся грибы и правильно подобранные специи. И... ничего этого у меня нет. Какой сегодня день недели вообще?

В дверь решительно постучали. Гости... Кто бы это мог быть? Открываю и слегка озадаченно смотрю на пришедших.

— Эпплблум, Флаттершай, какими судьбами? — улыбнулся я.

— Я яблок принесла! — похвасталась меткоискательница.

— И мы пришли проведать Спайка... — куда-то в сторону пробормотала Флаттершай.

— А-а! — я улыбнулся. — Заходите-заходите. Спайк!

Да, после небольшого инцидента с воздушным шаром дракончик теперь жил у меня. Случилось это на следующий день после нашего возвращения из библиотеки — как мне рассказала потом Твайлайт, она засела за книги, которые ей дала Селестия, а Спайк попросил себе отпуск. Дракончик решил покататься на воздушном шаре, накосячил с управлением и упал в Вечнодиком лесу. Мы же с единорожками как раз крепили кровлю, так что воздушное кораблекрушение увидели во всех деталях. Естественно, я тут же взял топор и помчался в лес — из всех местных пони не растеряться в Вечнодиком могли только Твайлайт с подругами и Зекора, а раз пони его боятся то вероятно этому есть причины (хоть мне они и неведомы). В отличие от остальных зеленых насаждений вокруг Понивилля, которые по моим меркам тянули в лучшем случае на городские парки, Вечнодикий мне нравился. Чем-то он напоминал мне тайгу, в которую мы с отцом ходили по грибы, и в которую я любил наведываться всякий раз, когда длина отпуска позволяла.

Шар я нашел достаточно быстро, да и Спайка тоже. Тот был очень занят — убегал от древесных волков. Описание в книжке было страшнее, чем увидеть их на самом деле, поэтому я совершенно не впечатлился (даже грана восторга не испытал, эх...) и сходу пробил первому голову топором, отчего тот тут же рассыпался на запчасти. Волков подобное событие слегка удивило, и пока они соображали что это на них напало, я вытащил застрявший в черепной ветке топор и повторил фокус со вторым. Третий бросился на Спайка, но его отвлекла неизвестно откуда взявшаяся Эпплджек, метнув камень с пугающей точностью, учитывая КАК она это сделала. Выигранного времени мне вполне хватило, чтобы прибить последнего. И в финале этой маленькой истории Спайк сказал, что согласно какому-то там драконьему кодексу должен служить мне не покладая лап, пока не спасет мне жизнь. И вот эту возможность я упустить просто не мог!

Поэтому сейчас дракончик выглядел не очень. Ну еще бы — я посадил его разбирать свою почту, которой к этому времени накопилось столько, что ее нужно было измерять не количеством писем, а сразу в килограммах. Чтобы поддержать драконий боевой дух на высоте, я пообещал ему что когда он закончит с этим делом, я расскажу ему кое-что очень интересное и выдам планшет в безраздельное пользование на три дня. Куда сложнее было уболтать Твайлайт "одолжить" мне своего помощника на перевоспитание.

— Ох, Спайк, с тобой все в порядке? — ужаснулась Флаттершай.

— Я за сегодня разобрал почты впятеро больше, чем вешу сам, — простонал дракончик.

— Артур! — Флаттершай уставилась на меня с крайне необычным для нее сердитым выражением лица.

— Все в порядке, — сказал дракончик. — Я ему должен.

— По гроб жизни обязан, — кивнул я и подмигнул пегаске. Она наградила меня убийственным взглядом.

— Сестра про тебя много чего говорила, но я думала что ты ей просто не нравишься, — Эпплблум посмотрела на меня осуждающе.

— Правда, девочки, все в порядке, — начал объяснять Спайк.

— Ничего не в порядке, он тебя эксплуатирует! — возмутилась Флаттершай. — Я немедленно приведу сюда Твайлайт!

— Злой ты, — Эпплблум сбросила корзины на пол и ускакала вслед за пегаской.

— Извини... — понурился Спайк, когда пони скрылись за дверью. — От меня сплошные неприятности.

Черт. Неудачно совпало.

— От тебя сплошная польза. Неприятности только от тех, кто сначала делает и судит, а только потом думает, вот как от этих двух, — я вздохнул. — Впрочем, их можно понять. Много еще осталось?

— Я уже закончил, — радостно заявил Спайк.

— Да? Ну пойдем, покажешь, — усмехнулся я.

Спайк работал всю неделю, занимаясь исключительно сортировкой. Задачка, увидев которую, трое потенциальных пони-помощников вели себя почти одинаково: осматривали заваленную коробками комнату, вежливо спрашивали за сколько времени я накопил эту почту, и получив ответ, столь же вежливо отказывались от работы. Хозяин-барин, я не настаивал.

— Вот здесь, — Спайк показал мне левую гору коробок, где-то половину общей кучи на мой взгляд. — Письма с вопросами о текстах песен. А вот тут с вопросами про твой мир. Вот эта стопка с письмами от недоброжелателей, вот эта со всякими приглашениями, и вот эти тебе стоит прочесть самому.

— Спайк, ты просто прелесть, — восхитился я. — Если ты когда-нибудь захочешь стать моим помощником на постоянной основе, я возьму тебя безо всяких конкурсов!

— Я и так твой помощник, пока не верну долг, — победно улыбавшийся дракончик вдруг погрустнел, словно из него воздух спустили.

— Пойдем-ка наружу, — предложил я ему. — Я обещал рассказать что-то интересное, когда ты закончишь.

Мы вышли на улицу, и отправились к небольшой беседке, построенной за домом. Я, напоследок, построил две таких, одну с видом на лес, а другую — недалеко от реки.

— Итак, — как только мы уселись на лавочку внутри, я задал интересующий меня вопрос. — Спайк, кто ты?

— Э? Я Спайк, ты же и так знаешь, — удивился дракончик. Потом, видимо решив что угадал мои мысли, сказал. — Настоящий, не чейджлинг!

— Сомневаюсь, что чейнджлинг бы признался в том что он чейнджлинг, — хихикнул я. — Но я не о том. На мой скромный взгляд, у тебя есть нехилые проблемы с пониманием своего места в мире. Кто ты, Спайк? Дракон? Первый помощник Твайлайт?

— Ну... и то, и то? — неуверенно предполагает он.

— Если ты помощник Твайлайт, то почему последнюю неделю ты ее даже не видел ни разу? — улыбаюсь я. — А если ты дракон, то твое отношение к пони вряд ли найдет хоть какое-нибудь понимание среди твоих сородичей.

— Я не такой как они! — понурившийся на первой фразе дракончик воспрял на второй.

— Тогда зачем тебе их кодекс? — задал я самый главный вопрос.

Он замолк. Ладно....

Когда ты тверд, а все вокруг в смятенье, тебя в своем смятенье обвинив. Когда уверен ты, а все в сомненье, а ты к таким сомненьям терпелив, — начал декламировать я стих, заранее переведенный на эквестрийский специально для этого разговора.

Дракончик удивленно посмотрел на меня. Я продолжал читать стих, уголком глаза замечая, как его мордочка начинает светиться детским восторгом. Да, предпочтения своего маленького чешуйчатого друга я понял еще в прошлый раз.

— Нравится? — спросил я после небольшой паузы, которой окончил стих.

— Очень! — подтвердил дракончик. — Значит, люди такие?

— Если считать человеком только того, кто соответствует этому образу, то в моем мире живет тысяч десять человек от силы. Остальные семь миллиардов так, сбоку припеку, и я в том числе. Красивые слова это лишь красивые слова, а ты всерьез решил относиться к ним как к откровению.

— Ты про Кодекс Драконов? — напрягся Спайк.

— И про него тоже, — я вздохнул и посмотрел в лес. — Когда-то, в твоем возрасте, я тоже искал кем бы мне быть. И тоже пользовался такими вот стихами как инструкциями, точно так же как ты. Повзрослев, я понял две вещи. Первая — соответствие образу героя не сделает тебя счастливым. Вторая — другие тоже вовсе не будут счастливы. Собственно, за эту неделю ты ощутил это на своей шкуре.

Дракончик удивленно уставился на меня.

— Так ты это все специально сделал?

— Конечно, — усмехнулся я. — Заблуждения надо зарубать на корню. В общем, я думаю что ты больше чем просто "дракон", "последователь кодекса" и "помощник Твайлайт". Не стоит ограничивать себя какими-то древними рамками, чтобы соответствовать своему представлению о драконах. Уверен, что тебе нужен кодекс, если твое сердце и так может отличить добро от зла? — я постучал его по чешуе на груди. — Поверь в себя.

Спайк явно впечатлился. Ну еще бы, я эту пафосную речь готовил три последних дня.

— Ну, а теперь пойдем обратно. У меня для тебя есть еще кое-что.

В доме я вручил ему мешочек с деньгами и коробку размером под футбольный мяч.

— За что? — удивился он, заглянув в кошель.

— За работу. Я-то изначально не собирался делать из тебя раба, как предписывает этот ваш кодекс. Тут месячное жалованье для моего помощника. Поскольку все пони, которым я показывал объем работ тут же сбегали, считаю ты его заслужил. Ну, а в коробке подарок, в качестве выходного пособия.

— Ух ты! — радостно возопил Спайк, открыв ее — Рубинчики!

— Они самые, — усмехнулся я. — Надеюсь, они подсластят эту неделю страданий. И напоследок — мой последний приказ! Согласно драконьему кодексу я требую от тебя: служи Твайлайт, как служил бы мне, и не отвлекайся на исполнение других долгов, пока не исполнишь мой! Выполнять.

— Спасибо! — по нему было ясно видно, что он хочет меня обнять, но разница в росте не позволяет.

— Да ладно, — хмыкнул я. — Заслужил.

Я пошел на кухню и заварил себе некий местный аналог красного чая, взял вазочку с печеньем и вернулся в гостиную. Спайк задумчиво грыз камушки.

— Я тут подумал. Из-за меня теперь все будут к тебе хуже относиться.

— Твайлайт я предупредил заранее, — улыбнулся я. — Она была не в восторге, но все-таки согласилась. Наверное, она объяснит все Флаттершай и Эпплблум.

— Я сам объясню, — решительно сказал дракончик.

— Ну или так, — кивнул я.

— Слушай, а почему ты сказал мне разбирать почту? — заинтересовался вдруг дракончик.

— Во-первых, потому что ее было бы неплохо разобрать, — ага, на самом деле я на его драконий долг согласился только держа в уме эту самую почту. — Во-вторых, я попросил у Твайлайт драконий кодекс, которому ты решил следовать, и прочел его.

— Зачем? — удивился Спайк.

— Найти противоречия.

— Не нашел? — самодовольно улыбнулся Спайк.

— Нашел, и очень много, но, поразмыслив, решил что проблема у тебя другая и я не с той стороны начал. Цель у кодекса достаточно благородная сама по себе, хоть меня от него и коробит.

— И какая цель? — заинтересовался дракончик.

— Предотвратить убийства. Судя по всему, драконы были существами эгоистичными и воинственными, они убивали побежденных и никогда не помогали сородичам. Кодекс пытался сменить эти установки на другие, менее жестокие. Теперь побежденных можно обращать в рабство, а спасенные должны служить тому, кто их спас, то есть, в сущности, то же самое рабство. И пусть кодекс предлагает совершенно эгоистичную причину для того чтобы кого-то спасти, в итоге все равно кто-то будет спасен. Меньше убийств среди драконов означает, что их численность и сила, как вида, вырастет. Ну, а жестокие правила со временем будут смягчаться дальше. Так же, во всяком случае, было у людей.

— Ого! То есть...

Нашу беседу прервали три пони, ворвавшиеся в дом, чуть ли не снеся дверь с петель. И все три были удивлены тому, что мы мирно сидим за столом, чаевничаем и беседуем. Чего они ожидали, что я его в кандалы закую, пока они Твайлайт вести будут?

— Привет, Твай! — я помахал единственной из тройки, кого я сегодня не видел. — Я закончил, так что не буду препятствовать воссоединению семьи.

Пока она обнималась с дракончиком, я взял вазочку и чай и направился к выходу.

— Мы что-то неправильно поняли, да? — предположила Эпплблум.

— Не знаю. Пускай они вам сами рассказывают, — подмигнул я ей и направился к беседке. На этот раз к речной, для разнообразия.

Дракончикова проблема была исключительно в том, что он сам себе казался незначительным. Вопрос самооценки. В какой-то мере можно понять — за эту неделю он мне рассказал множество интересных историй про великолепную шестерку Элементов. Глаза его восхищенно горели, и было ясно кто его герои. Я так в детстве МакГайвером восхищался. Неприятность была в том, что его (дракончика, а не МакГайвера) компактные размеры заставляли всех считать его ребенком (в том числе и меня, каюсь), но и по годам, и психически он был не настолько уж и младше окружавших его пони. А их отношение "маленькая собачка — до смерти щенок" и заставляло его искать какие-нибудь якоря для самоуважения. Например — строгое соответствие своего поведения драконьему кодексу, осмысленному, но все равно беспощадному. При разнице всего лишь в семь лет с Твайлайт, пони вели себя несоответствующе его развитию, а ведь бытие формирует сознание... то-то меня удивляли его скачки в поведении. В общем, решил я дракончику помочь в меру своих скромных сил. Ну и воспользоваться его талантами тоже. У Селестии нет еще одного древнего яйца? Я бы взял.

Я успел догрызть печеньки и допить чай, прежде чем из моего дома вернулась вся честная компания. Флаттершай и Эпплблум выглядели виноватыми.

— Отчего у вас такие лица? — поинтересовался я, когда они приблизились. — Вашего друга практически захватили в рабство, так что вы имели полное право вести себя так, как вели.

— Мы могли бы больше тебе доверять, — прошелестела Флаттершай.

— Да ладно, вы меня не так давно знаете, — усмехнулся я. — Я не в обиде. Забыли.

Флаттершай неуверенно улыбнулась, а Эпплблум радостно кивнула.

— Кстати, я же тебе еще за яблоки должен, — вспомнил я, глядя на жеребенка. — Пойдем-ка. Твай, у меня на столе чертеж, взгляни, если не трудно.

— Конечно, — кивнула единорожка, я подхватил вазочку, и мы вернулись в дом.

Пока я расплачивался с меткоискательницей за доставку, кролик Флаттершай, до этого явно дрыхший в ее сумке, забрался ей на голову и нахально на меня уставился.

Вообще, он не особо был похож на земных кроликов. Скорее на какую-то вариацию кенгуру... я поймал его взгляд. Крольчатинка... я вспомнил вкус этого вяленого мяса, легкий аромат трав и хрустящие на зубах нежные хрящики... сглотнул слюну.

— Энджел, что с тобой? — всполошилась Флаттершай, когда кролик свалился с ее головы и дал такого деру, будто от этого зависела его жизнь.

— А... наверное, это из-за меня, — покаянно отозвался я. — Меня в последнее время мучают хищнические порывы. Видимо, он это почувствовал.

Флаттершай как-то очень аккуратно сделала пару шагов в сторону выхода. Эпплблум рассыпала биты и испуганно уставилась на меня.

— Все в порядке, я не собираюсь ни на кого нападать, — поспешил успокоить их я. — Просто сложно вот так взять и сменить диету.

По крайней мере такому гедонисту, как я. Дело ведь совсем не в том, что я тут с голодухи помираю, а в том что мясо вку-у-усное...

Пони слегка расслабились, но все равно глядели на меня с опаской. Может, не стоило им говорить? Нет, скрывать причину поведения кролика было по меньшей мере бессмысленно — Флаттершай все равно бы все у него разузнала. Ее способность общаться с животными для меня уже секретом не была.

— Интересная конструкция, — заметила вдруг Твайлайт. — Я так понимаю, ты хочешь чтобы я ее зачаровала?

— Если можно — то две, — попросил я, с облегчением отвлекаясь от неловкого момента.

— Можно, — улыбнулась она. — Для чего они?

— Если сегодня сделаешь, то я покажу после захода солнца, — пообещал я.

— Я, наверное, пойду, — тихонько сказала Флаттершай. — Надо найти Энджела.

— И я тоже, — Эпплблум закончила собирать рассыпавшиеся монетки. — А то сестра будет волноваться.

— Спасибо что зашли, девочки, и извините что напугал, — я виновато улыбнулся.

— Ничего страшного, — ответила Флаттершай, но (на мой взгляд) ушла она как-то слишком поспешно.

Твайлайт проводила их удивленным взглядом.

— Я что-то пропустила?

— Ага, — порадовал ее Спайк. — Тут Артур только что признался, что ему хочется поохотиться.

— Что?! — ужаснулась пони.

— А, вот значит как они это поняли, — я вздохнул. — Неудивительно, что они дали деру. На самом деле мне просто хочется мяса.

— Это ни разу не успокаивает, знаешь ли! — мне показалось, или в голосе Твайлайт мелькнула паника?

— Твай, — я посмотрел на нее укоризненно. — Ты что, правда думаешь что я причиню тебе вред?

Она замерла. Посмотрела мне в глаза и немножко покраснела... но расслабилась.

— Нет, конечно нет, — она вздохнула. — Наверное, просто инстинкты. На секунду показалось, что я заперта в одной комнате с хищником, и запаниковала.

— Надо же, какие вы чувствительные, — удивился я. — Энджел драпал так, как будто я уже начал его есть.

— Представь себя на нашем месте, — укорила меня Твайлайт. — Ты же нас больше чем вдвое выше и наверняка сильнее.

— У тебя магия, у Флаттершай крылья, а удар земнопони вроде Эпплджек будет для меня последним, — напомнил я. — Надо будет извиниться... Но сначала схожу на рынок.

— Мяса там нет, — сообщила мне Твайлайт.

— Да знаю я! Куплю грибы, чеснок, приправы и сделаю что-то похожее по вкусу.

— Серьезно? — удивилась Твайлайт.

— Отдаленно похожее, — вздохнул я. — Ну да и так сойдет. Твай, так ты сможешь зачаровать кристаллы по этому чертежу?

— Конечно. Дел на час, не больше, — она лукаво улыбнулась. — Но с тебя массаж.

— Согласен. Пойдем вместе?

— С радостью.

Я закрыл дверь на замок, и мы пошли в сторону Понивилля. Твайлайт оглянулась на мой дом и спросила:

— Наверное, все дело в обычаях людей, но... зачем тебе решетки на окнах? И замок на двери?

— Я ведь живу рядом с Вечнодиким лесом, — беспечно отозвался я, надеясь что такое объяснение сработает.

Не рассказывать же ей, что я опасаюсь не столько тварюг из Вечнодикого (после позорного поражения древесных волков я как-то усомнился в их реальной опасности), сколько грядущей шутки от ее цветастой подруги. Меткоискательницы уже растрепали все про обычные пранки от Дэш, и я хотел быть максимально готовым к "эпическому" варианту. А вот решетки у меня установлены не все, из-за того что вторая партия еще не готова. Глупо иметь решетки только на первом этаже, в мире где есть пегасы. О черт, точно!

— Твай, можешь заглянуть ко мне завтра утром? У меня есть для тебя кое-что необычное.

— Может, тогда вернемся? — предложила она.

— Нет, это будет надолго, и лучше этим вопросом будет заняться на свежую голову. Так что завтра утром, — я задумался на секунду и уточнил. — То есть, "моим" утром.

— Это как? — не поняла Твайлайт.

— Он просыпается ближе к полудню, — проинформировал ее Спайк. — А по ночам засиживается еще дольше чем ты.

— Люди все так живут? — удивилась единорожка.

— Что за странная реакция? Я ведь рассказывал об этой своей особенности.

— Пока ты жил в библиотеке, ты ее никак не проявлял.

— Просто не хотел причинять вам неудобств. Представь себе эту картину — в библиотеку приходят посетители, а я там дрыхну, похрапывая. К тому же они бы меня разбудили... и да, отвечая на твой вопрос, большинство людей живут так же как и пони, спят ночью, бодрствуют днем. Я же отношусь к странному меньшинству.

Дальше мы шли молча. Спайк доедал рубины (как в него столько влезло?!), а Твайлайт о чем-то размышляла. Я же задумался над идеей, которая мне пришла в голову, когда я занимался чертежом. А именно — как бы мне создать процессор на основе магических кристаллов. Прочитал я пока что всего лишь четыре книги из тридцати, и даже имеющейся информации достаточно чтобы считать эту задачу вполне выполнимой, если бы не одно "но" — я пока понятия не имел, как запихать в кристалл мало-мальски сложную логику. Примитивные логические операции — да пожалуйста. Объединять кристаллы в кластеры? Вообще нет проблем! Но при этом размер более-менее адекватного компьютера будет размером с МЭСМ, и ковырять его в одну харю я буду лет пять. Но вот если удастся найти метод вроде фотолитографии... тогда работать все равно придется долго, но в итоге я получу что-то куда более компактное. Имеющихся у меня знаний должно быть достаточно, чтобы сваять какой-никакой процессор. Несмотря на мою 2-ю категорию, начальник направления предложил мне должность ведущего инженера, хоть я тогда и отказался. Дневать и ночевать на работе меня совершенно не привлекало, а учитывая финальную стадии разработки "Шторма", мне бы однозначно пришлось.

В любом случае, чтобы понять можно ли вложить структуру внутрь кристалла, мне надо будет получше понять как их выращивают, а для этого лучше всего поспрашивать специалистов. Как я уже знал из книг, кристаллы выращиваются на особых фермах... собственно, на этом все. Так что, не откладывая в долгий ящик я обратился к идущей рядом со мной идет гугл-пони:

— Твай, — окликнул я единорожку. — Ты знаешь что-нибудь про то, как выращиваются кристаллы?

— В общих чертах, — с готовностью ответила она. — Но тебе лучше спросить Пинки. Она выросла на каменной ферме.

— Пинки, значит... — я задумчиво потер подбородок. Ну, почему бы и нет. — Тогда сначала на рынок, потом к Пинки, потом к Винил, и потом к тебе, — решил я.

— Договорились, — кивнула единорожка, и мы разошлись.

Идя в сторону рынка, я размышлял над тем, что пони весьма... хм-м-м... психически адаптивные существа. Я здесь чуть больше месяца, и за это время отношение ко мне сменилось с чего-то очень близкого к "спасайся кто может!" на ярко выраженное дружелюбие. Случайные знакомые махали мне лапками, я кивал им в ответ. Ненароком встреченная Эпплджек посмотрела на меня как на... хм, на говно она лучше смотрит, и свернула в переулок. Настроение слегка испортилось. Несмотря на то, что Эпплы были не против продавать мне яблоки, единственной из этого семейства кто приходил ко мне в гости была младшенькая, меткоискательница. Эпплджек была обо мне невысокого мнения, считая меня (может быть даже заслуженно) "хитрожопым лентяем, который заговаривает всем зубы" если верить Эпплблум. После истории со Спайком — и подавно. Ха! Она мне спасибо должна сказать за то, что он не прилип к ней с выполнением этого его дурацкого драконьего долга! У Спайка я обнаружил одну интересную особенность — он делал все как надо, только пока ему это нравилось. Стоило ему потерять мотивацию или начать сомневаться в себе, как все тут же сыпалось из его лапок, превращая дракончика в ходячую катастрофу. Во всяком случае я строго-настрого запретил ему пользоваться кухней после первой его попытки приготовить завтрак мне, а не Твайлайт. Так что если бы он стал помогать Эпплджек, все было бы как в том анекдоте — "твое счастье, падла, а то я бы тебе наработал!". Но вестерн-пони явно не страдала любовью к рефлексии. "Что думать — прыгать надо!". Что-то меня на анекдоты потянуло... ну, к счастью, остальные Элементы ее мнения обо мне не разделяли. После той размолвки с Рэрити я все-таки заказал ей пару парадных костюмов (теперь они висят у меня в шкафу, и я молю бога чтобы мне никогда не пришлось ими воспользоваться), да и обычный гардероб тоже пополнил. Модельерша некоторое время экспериментировала с идеей "красоты в простоте", но надолго ее не хватило. Можно понять — нелегко идти против собственного вкуса.

Затворница Флаттершай помогла мне найти аналоги земным приправам, да и вообще, вроде как она во мне чувствовала родственную душу и пару раз заходила поболтать... почему-то всегда под каким-то надуманным предлогом. Правда, не уверен, что сегодняшний день пошел на пользу нашим отношениям. Не забыть извиниться!

Рэйнбоу сказала, что мой дом похож на укрепления времен тысячелетней давности, тщательно его осмотрела (у меня тогда еще возникло нехорошее предчувствие, что "это ж-ж-ж неспроста") и застолбила себе постель в гостевой комнате — в прямом смысле, нахальная пегаска только за прошедшую неделю дрыхла там четыре раза. "Уютно у меня", видите ли. Вот уж не знаю, чем она занимается ночью. Пинки иногда доставляла мне выпечку (признаться, я как-то незаметно подсел на произведения кондитерского искусства от "Сладкого уголка", мне однозначно пора снова начинать бегать) и болтала обо всякой всячине в своем обычном духе: пространно и слегка безумно. Но, как я понял ее характер, для нее друзьями были все, и выбора никому не давали. Расслабьтесь и получайте удовольствие.

Ну, а ближе всех остальных я сдружился с Твайлайт, и не в последнюю очередь благодаря тому, что жил у нее большую часть времени с момента попадания в Эквестрию. Ну и участвовал в отдельных магических экспериментах до кучи. Единорожка мне действительно нравилась. Когда я только прибыл, я относился к пони весьма снисходительно. Нет, я конечно был вежлив и все такое, но с самим собой надо быть искренним — я считал себя венцом творения. Жизнь достаточно быстро расставила все по местам: Твайлайт, Винил и обе принцессы ничуть не уступали мне в том, что я больше всего уважаю в людях. Ну... и в пони, раз уж на то пошло. Они были умнее меня. Мое эго слегка потрещало под воздействием этой идеи, но против фактов не попрешь. Хотя еще посмотрим кто кого. Нет таких вершин, которые не мог бы покорить человеческий разум! Что-то меня занесло.

Я вынырнул из собственных мыслей в реальный мир и осознал, что уже пятую минуту пялюсь на букет цветов... что-то вроде крокусов и гиацинтов, и те и другие — разных оттенков шерстки Твайлайт. Кхм... так, зачем я здесь? За грибами и чесноком.

Я улыбнулся и кивнул Розе и Лили, но ничего не купил, а направился к овощным рядам. Мордочки продавцов-пони надо было видеть — они следили за мной с почти что хищным интересом. Причина этого была в том, что я так и не стал просить помощи в обучении торгу у Рэйнбоу (а тем более — Эпплджек), а дождался пока мне придут деньги за пиратство, и на рынке не торговался, утешая себя тем что возвращаю незаслуженно полученное в оборот. Еще бы они не ценили такого уникального покупателя.

— Чеснок, укроп, вот эти грибы... — я перечислил нужные мне овощи и приправы. Большинство из них даже не имели аналогов на Земле, но были относительно похожи по вкусу.

Местные названия я пока не выучил, и при покупке просто тыкая в то что мне нужно, но в ближайшем будущем я собирался исправить это упущение, а то словно дикарь какой. Пони-торговец укладывал в корзинку все указанное, старательно изображая покерфейс. Мгм. Ну, он старался. Едва предназначенный мне пакет был наполнен, он сказал цену. Она меня слегка удивила — с такой наглостью я сталкивался впервые. Я уставился на жеребца с непроницаемым выражением лица. Он немножко помялся и назвал цену на 100 бит ниже. И она все еще была возмутительно высокой. Я продолжал буравить его взглядом. С тяжелейшим вздохом он сбросил еще 100.

— Приятель, скажи честно, ты никогда не задумывался о карьере разбойника? — спросил я его, поняв что возможности невербального общения тут исчерпаны.

— Вас не устраивает цена? — с легким удивлением спросил он. Ну да, раньше я просто платил сколько скажут. Правда раньше и совесть у продавцов была.

— Она до сих пор впятеро завышена, по сравнению с моими первыми покупками здесь, на которые цена уже была завышена и так, поскольку я не торговался. Я, конечно, понимаю жеребяческое желание испытать пределы моего терпения, но жадность вас до добра не доведет. Я не торгуюсь для экономии времени, и если вы будете у меня его отнимать, то на рынке есть еще три магазинчика с зеленью.

— Извините за это, — открыто улыбнулся жеребец. — Но надо же было проверить?

— Эксперимент — критерий истины, — кивнул я. — Так сколько с меня?

На этот раз мне назвали нормальную цену, и, расплатившись, я направился в "Сладкий Уголок". Когда я впервые увидел за прилавком миссис Кейк, я был удивлен — мне почему-то казалось, что кондитерская принадлежит Пинки. Но, как выяснилось, Пинки тут нечто среднее между приемным членом семьи и наемным работником. Если из ее зарплаты вычитают все съеденные ею пирожные — то, наверное, Пинки не получает ни бита. Вот и сейчас розовая пони радостно (она все делает радостно) поедала что-то с большим содержанием крема, в котором была вымазана вся ее мордочка.

— Приветик, Арт! — она облизнулась, но большая часть крема осталась вне ее зоны досягаемости. — Как делишки?

— Привет, Пинки, — я оглядел стойку в поисках салфеток. Нашел одну, и аккуратно вытер мордочку пони. С ней и так тяжело серьезно разговаривать, а уж когда она вся в креме так и подавно. — Все замечательно. У меня к тебе есть просьба.

— Спасибо. Ух ты, еще одна? — она заскакала на месте. — Какая?

— Твайлайт сказала, что ты выросла на каменной ферме, а мне бы хотелось посетить одну. Можешь договориться с родителями об экскурсии для меня?

— Могу! — она улыбнулась. — Я там давно не была, поедем вместе?

— Я только за, — заверил я пони.

— Ура! — она заглотила остаток пирожного. — Тортик будешь?

— А давай. Какой-нибудь шоколадный.

— Оки-доки-локи!

Тортик я взял не для себя — у меня еще было достаточно сладостей дома. Маленький подарок для Октавии, которая практически так же неравнодушна к сладостям, как и я.

Из домика музыкантш доносилась чересчур громкая музыка с каким-то весьма знакомым мотивчиком. Я некоторое время прислушивался, но так и не узнал мелодию. Так что я открыл дверь и пробрался внутрь. В отличие от моего дома, пони свои не закрывали, по крайней мере пока не появлялась какая-нибудь опасность.

За этими ее очками даже не видно, открыты ее глаза или нет. Винил упорно не замечала меня, пока я не подобрался поближе и не прикоснулся аккуратно к ее лбу. Она прекратила вращать пластинки и подняла очки — даже не вздрогнула! Поражаюсь я им. Я бы от неожиданности отскочил как шугнутый кот.

— Привет, Арт.

— Привет-привет. Октавии нет?

— На втором этаже. Ты к ней?

— Нет, я к тебе, а для нее у меня просто тортик есть, — я поставил оный на столик в "светлой" части домика. — Помнишь, я просил тебя записать кристалл с "стонами некормленных призраков", как ты их обозвала?

— Ага. Ты еще загадочно сказал, что покажешь зачем они нужны, когда будет готово.

— Все готово. Жду тебя сегодня после заката в гости. Тебе понравится.

— Ого? — ее тон стал слегка игривым.

Если раньше я и сомневался, то после прочтения "Культуры пони", окончательно убедился в том что несколько знакомых пони со мной флиртуют, и Винил была из их числа. Осталась мелочь — решить, как на это реагировать. Пони, конечно, симпатичные создания, но не в этом же смысле! К тому же я не был уверен что она всерьез.

— Ты даже не представляешь себе, насколько, — улыбнулся я, предпочтя "ничего не заметить". — В общем, жду.

— Обязательно приду.

— Кстати, как наша проблема с почтой? — свернул на другую тему я.

— Все сработало, — кивнула Винил. — Думаю, ты уже и сам заметил. Но раз мы пообещали что выпустим альбомы с переводами, то мы должны это сделать.

— Не было печали...

Идея Винил была донельзя проста — она, воспользовавшись своими связями, организовала нам еще одно интервью, с условием что мы сами утвердим все, что будет написано в итоговом тексте. В нем мы объяснили случившееся недопонимание с авторством и пообещали, что нами будут выпущены переводы отдельных альбомов (языки которых я знал), так что мы попросили не писать нам с вопросами о текстах песен, поскольку мы уже над этим работаем. На следующий день это интервью вышло в большинстве газет, и еще через день Ниагара писем превратилась в тонкий ручеек. Но за это придется платить — теперь мне нужно перевести хрен знает сколько текстов. Мой список дел пополнялся значительно быстрее, чем мне бы хотелось.

Следующая остановка — библиотека Твайлайт. Я шастал достаточно долго, надеюсь она уже закончила с кристаллами.

Единорожку я застал лежащей на диване и мурчащей под лапками Спайка. Он радостно кивнул мне и тут же смылся. Пришлось занять его место, тем более я обещал Твайлайт честный обмен.

— Божественно, — выдохнула она, когда я принялся интенсивно разминать ее шею. — Арт, а для чего тебе эта конструкция из кристаллов? Она... странная. Только первый контур взаимодействует с магией, а дальше только твое электричество.

— Мне до работы только с магией еще пыхтеть и пыхтеть, — хмыкнул я. — Поэтому я просто использую ее, как костыль для того что уже знаю.

— И для чего нужны эти штуки?

— Вечером покажу, — загадочно ответил я. — Просто это лучше один раз увидеть. Кстати, ты можешь прихватить с собой Дэш?

— Конечно, но почему ты не хочешь ничего рассказывать заранее? Ни про сегодняшний вечер, ни про завтрашнее утро...

— Рассказывать заранее — только портить сюрприз.

— Про Спайка же ты рассказал.

— Тут другое, — я оглянулся, убедившись что дракончика нет поблизости и наклонился к уху единорожки. — И вообще, ему лучше не знать, что я по его поводу что-то затеваю. Я на тебя рассчитываю, Твай.

— Я просто не уверена, — она тоже понизила голос. — Это все точно ему не навредит?

— Я думаю что так будет правильно, — заверил я ее. — К тому же, это не в ближайшее время. Пусть отдохнет, подумает... у меня накопилось просто огромное количество дел, которые я должен сделать, а потом я бы хотел закопаться в книги.

— Да, ты просто нарасхват, — поддразнила меня Твайлайт. — Даже не верится, что такая знаменитость делает мне массаж.

— Кто бы говорил, — ехидно ответил я. — Сама элемент Магии, победительница Найтмер Мун, Дискорда и Кризалис, ее великолепие профессор Спаркл! Я не достоин даже созерцать красоту вашей лавандовой шерстки...

— А-а-а! Я поняла, поняла! — взмолилась Твайлайт. — Один-один. Прекрати это.

Я хихикнул. Единорожка ужасно смущалась от похвалы и комплиментов, чем я обожал время от времени пользоваться.

— Да и к тому же, не такая уж я и знаменитость, — хмыкнул я. — Помяни мое слово, еще пара недель, и про меня все окончательно забудут.

— Ты уже третью неделю ждешь, — улыбнулась она.

— Как я уже говорил — я вообще не ожидал, что вокруг меня будет такой ажиотаж. Чем быстрее он утихнет, тем лучше.

— Поговорил с Пинки? — заинтересовалась вдруг единорожка.

— Ага. Она согласилась помочь.

— Тогда, может расскажешь зачем тебе понадобилась каменная ферма?

— Пока еще очень рано о чем-либо говорить... — я вздохнул. — Селестия подкинула интересную задачку, сделать что-то вроде моего компьютера на основе магии, ну, а чтобы просто хотя бы знать в какую сторону двигаться, я хочу побольше узнать о кристаллах.

— Магический вычислитель? Не ты ли сам говорил что сделать такой же компьютер как у тебя здесь невозможно?

— Такой же — точно не получится. Не моими силами. Но даже примитивная копия позволила бы те же порталы рассчитывать в автоматическом режиме, да и многое другое тоже... но не знаю, получится ли у меня. Пока это все по воде писано.

— Если что понадобится, ты только скажи, — мурлыкнула единорожка, когда я убрал руки с ее шеи.

— Ты прям словами Селестии это сказала, — усмехнулся я. — Ладно, отдавай мне компоненты, и я пойду домой, мне еще закончить сборку надо.

— Сейчас.

Когда я добрался до дома, до заката оставалось не более часа. Меня охватило нехорошее предчувствие, что я зря позвал народ до того, как оттестировал всю эту машинерию на практике. С одной стороны, я такие еще в институте на заказ делал, с другой стороны — элементная база здесь, мягко говоря, отличается.

Когда представляется возможность исполнить детскую мечту — остановиться вовремя почти невозможно. Я остановился в дверях мастерской и с удовольствием оглядел помещение: огромный рабочий стол в центре, вспомогательные у стен и куча стеллажей, пока что пустых. В дальнем конце — дверь в кладовую, сейчас почти пустую, если не считать ящика из-под оконных решеток и завтрашнего сюрприза для Твайлайт. Надеюсь, она его не очень испугается.

Рядом со столом — две медные башенки. Катушки Тесла, только пока без начинки, которую я сейчас собирался быстренько собрать из имеющихся кристаллов.

Физика этого мира для меня по-прежнему тайна за семью печатями. Единороги как-то связывают между собой кристаллы, не используя никаких видимых передатчиков, и явно считают это чем-то совершенно нормальным. Если сделанные Винил наушники я еще могу как-то объяснить (ну мало ли, от радиоволн до полученной магическим путем квантовой запутанности), то передачу нехилых энергий просто по воздуху без любых видимых проявлений — нет. Как, как, черт побери, они это делают? А ведь Твайлайт еще "локальную телепортацию" демонстрировала!

Я аккуратно приклеил кристаллы к монтажной доске. Сверился с чертежом... так... пятиугольный сапфир у меня в качестве разрядника, а пирамидообразный топаз работает как конденсатор. Шесть кристаллов схемы формирователя сигнала... и еще один топаз для подключения к первичной обмотке. Черт. Собирается проще, чем конструктор "Лего". Никакой пайки, практически любые параметры кристалла задаются заклинанием... какого рожна пони еще сидят на своей планете? Такой катушкой даже хвастаться стыдно. Хотя бы обмотку сделал сам — хоть и пришлось использовать для этого подручные средства. На первичную пошли медные трубки, из которых пони теплые полы делают. Материал для вторичной обмотки я выкупил у Рэрити, которая искренне недоумевала, зачем мне столько декоративной проволоки. Так... вроде бы все правильно.

Я выкатил башенку в центр мастерской и, отойдя подальше, зажмурился и включил ее. Резкое гудение и треск разрядов, бьющих в пол, потолок и стены. Ффух... работает! Аж от сердца отлегло. Нажав кнопку выключения, я начал быстро собирать вторую схему — уже темнело, так что все приглашенные должны подойти в ближайшее время.

Первыми заявились те, кого, в общем-то, и не звали — троица меткоискателей, заставших меня в середине установки катушек на небольшой каменистой площадке перед домом.

— Ух ты, что это? — тут же напрыгнула на меня Эпплблум. Из всей троицы она больше всех интересовалась "человеческими штучками", как их снисходительно назвала Скуталу, не иначе, подражая своему цветастому кумиру.

— А вы тут откуда? — нахмурился я.

— Мы были с Дэш, когда Твайлайт сказала что ты позвал ее на демонстрацию какой-то штуки после заката, — объяснила Скуталу.

— Ага... — я задумчиво осмотрел троицу — Отойдите-ка на три скачка.

— Почему? — спросила Свити. И, что характерно, она была единственной кто выполнил мое требование.

— Потому что пони хорошо горят, а эти штуки вполне могут обеспечить вам это сомнительное удовольствие. Раз уж пришли пораньше, то не мешайте. И ради всего святого, не трогайте башенки!

— Так что это? — спросила Эпплблум, подойдя к Свити Белль. Скуталу, не иначе, из вредности, продолжала таращиться на катушку.

— Это сюрприз. Но они опасны, если находиться рядом с ними. Скут, ну что ты на нее смотришь так, как будто прикидываешь как в нее удобней врезаться? Пока что ничего интересного нет.

— Шутка устарела, — проворчала пегаска, но все же отошла к подругам.

Я сходил за одной из колонок, а когда вернулся — жеребят уже не было, но я услышал их голоса из мастерской. Так... вроде бы ничего опасного для них там нет. И кладовка с сюрпризом закрыта на ключ. Пусть смотрят.

Возвращаясь с второй колонкой, я увидел небольшой табунчик, идущий сквозь густую траву. Твайлайт засветила над головой яркий шарик и шла чуть впереди, освещая путь остальным... что-то их многовато.

Над головой захлопали крылья, и рядом со мной аккуратно приземлилась Дэш.

— Хэй. Ты тут вечеринку собрался устраивать?

— Нет, вручение подарка. А так же демонстрацию разным чересчур самоуверенным пегаскам, насколько круто быть головастым.

— Ну попробуй, — ухмыльнулась Рэйнбоу и взлетела, чтобы зависнуть напротив моего лица.

Где-то пяток секунд она смотрела мне в глаза.

— Что это за история с Флаттершай?

— Недопонимание, — вздохнул я, сразу сообразив о чем она. — Не собираюсь я ни на кого охотиться.

— Я так и подумала, — улыбнулась пегаска. — Не тянешь ты на опасного хищника. Флаттершай нашла, кого бояться.

Какой-то сомнительный комплимент.

— А кто тянет? — поинтересовался я.

— Мантикоры, древесные волки, пещерные змеи... — начала перечислять Дэш, но тут же прервалась на уточнение. — Я их не боюсь, если что.

— Понятно, — я хмыкнул. Опасаться надо не тех хищников, которые с зубами и когтями, а тех у кого голова на плечах есть.

Но донести эту мысль до радужногривой пегаски я не успел, поскольку ведомая Твайлайт компания наконец-то добралась. Ух, сколько народу. Винил и Октавия — ладно, что первая приведет вторую я ожидал. Спайк в это время обычно спит, но тоже пришел. А Пинки и Лира-то тут как оказались?

— А я-то думала что ты только меня пригласил, — ехидно произнесла Винил. — Привет, Дэш!

— Вместе веселей, — с легкой неуверенностью ответил я. Все-таки большое скопление людей (ну и поней), пусть даже знакомых, меня слегка нервирует.

— Спасибо за торт, — улыбнулась мне Октавия. — Надеюсь ты не против ответной любезности? Я решила что просто несправедливо, что ты меня так балуешь просто так.

— Да ладно, приятно иметь с кем-то общие вкусы, — улыбнулся я. — Надо полагать, что ответная любезность в седельных сумках?

— Ага! — подтвердила Пинки. — Супер-дупер-вкусные вечерние пирожные Кейков! Самые свежие, самые сладкие, самые-самые! Жду не дождусь возможности их попробовать!

— Пойду сделаю чай, — усмехнулся я. Даже если мою любовь к сладкому возвести в десятую степень, до уровня Пинки мне не дотянуться. Она однажды на моих глазах в одну харю схомячила торт, от которого я сам бы тут же впал в гипергликемическую кому.

— Я помогу, — вызвалась Лира.

Немного неловко, но с того самого дня как я с меткоискателями завалился к ней домой с просьбой сделать игру, я ее ни разу не видел. Поэтому даже тема для разговора в голову не шла. Она не обиделась на меня за подобное поведение? Думай голова, думай! Если и не обиделась, то сейчас мое молчание звучит крайне негостеприимно.

— Как необычно, — она с интересом осмотрела внутренний интерьер дома. — Немного напоминает старые крепости, только потолки выше.

— Дэш тоже сказала, что мой дом похож на крепость, — я возблагодарил бога за то, что идею для разговора нашлась сама собой. — Вот уж не знаю, почему вам так кажется.

— Неподвижный, с толстыми стенами из камня, металлической крышей, а внутри небольшие комнаты-казематы. И решетки на окнах, — она улыбнулась. — От кого ты собираешься защищаться?

— Ни от кого, — я улыбнулся в ответ. — Просто мне некомфортно спать в открытых помещениях.

— А-а, хищная природа, — взгляд Лиры стал немного насмешливым. — Папа недавно сказал чтобы я держалась от тебя подальше из-за этого. Он уверен, что вы цивилизация хищников, вроде волков.

— Я сегодня до смерти напугал кролика Флаттершай одним только голодным взглядом. И еще я хочу мяса. Так что возможно твой отец не так уж и неправ, — ответил я, раздумывая о том чем мне грозит публикация подобных выводов. Хотя, кто их будет читать? Научные журналы в библиотеке интересуют только одну пони во всем городке.

— Он слишком много внимания уделяет животному началу, — покачала головой Лира. — Разумные выше этого, независимо от того к какому виду они принадлежат.

— Но и от животной природы никуда не денешься, — я достал чайный набор из двенадцати предметов и поставил на плиту кастрюлю с водой, поскольку чайником я еще не обзавелся. — Желания естественны и очень настойчивы, а еще они гораздо старше разума. Не так-то просто с ними совладать.

— Но разум все-таки их удерживает. Ты же не нападаешь на меня.

— Я и не хочу. Думаю, воздействие цивилизации убило все охотничьи инстинкты в моей семье еще четыре поколения назад.

Это помимо того что лошади у нас доместицированы и объектом охоты не являются.

— Видишь? Разум сильнее, — довольно заулыбалась единорожка. — Я могу чем-нибудь помочь?

— Хм... вынеси тот столик наружу, — я показал на низкий круглый стол в гостиной.

— Хорошо.

Она переставила вазочку из-под печенья на столик рядом с диваном, подхватила большой стол телекинезом и вынесла его наружу. Я составил чашки на поднос и пошел вслед за ней.

— Арт, мы уже устали предполагать, — заявила Винил, едва я попал в ее поле зрения. — Что это за конструкции такие?

— Он их каждое утро мотал, — сдал меня с потрохами Спайк. — И ни слова не сказал, зачем они нужны.

— Это я подготовил в качестве подарка тебе, — ответил я единорожке. — Уверен, ты найдешь способ подключить их к своему диджейскому пульту.

— И что же они делают?

— Ладно, настало время демонстрации. Все отходим подальше, разряды опасны.

— Какие еще разряды? — заинтересовалась Дэш. — Эта штука плюется молниями?

— Нет, они на 20% круче, — ехидно ответил я и зафиксировал первую пару кристаллов в схеме формирователя сигнала.

Присоединившись к группе пони, стоявшей в приличном отдалении, я запустил обе катушки одновременно. Естественно, на первой паре был записан имперский марш. Я подумывал сделать на колонках басы, но к моему дичайшему сожалению, оригинальной мелодии у меня не оказалось, а без нее не стоило и пытаться.

Пони смотрели на разлетающиеся двухметровые разряды с опаской и восхищением. Когда мелодия (а ее там было секунд двадцать) закончилась, первой пришла в себя Винил.

— Чувак, это уникально. На них можно любую музыку играть?

— Я ведь у тебя кристаллы записывал, — улыбнулся я в ответ. — Так что ты даже знаешь технологию.

— Значит, и вторая тоже есть?

— А как же.

— Врубай! — потребовала она.

— Слушаю и повинуюсь.

Со второй было проще — ее MIDI-запись была у меня на планшете, затесавшаяся в папке с архивом к курсовику. Для зрелищности я даже слегка обработал эквалайзером оригинал.

Я воткнул кристаллы на посадочные места, запустил плеер на планшете и одновременно нажал все три кнопки запуска. Эх, немножко несинхронизированно... ну, может не заметят. Оставив пони наслаждаться музыкой молний, я пошел готовить чай.

А после были дружеские ночные посиделки. Дэш доказывала Октавии, что сможет сыграть на облаке не хуже чем "эта штука", Винил и Твайлайт обсуждали можно ли создать заклинание, которое бы позволяло так же стрелять молниями из рога, сошлись на том что теоретически можно, но было бы слишком больно. Меткоискатели подозрительно шушукались со Спайком. Я хотел было подслушать, но меня отвлекла Пинки вопросом про то, когда я мне удобно поехать на экскурсию. Когда я, заверив ее что свободен в любое время, отвернулся — компания заговорщиков уже делала невинные лица.

— Ты слышала о чем они говорили? — поинтересовался я у сидящей рядом Лиры.

— Они хотят сделать такую же штуку сами, — легко сдала мне заговорщиков она.

— О ужас, — я поманил к себе меткоискателей. — Девчата, вы же знаете что я не злой запрещатель веселья. Хотите сделать катушку — я вам все покажу и расскажу, но с одним условием. Делать будете под моим присмотром.

— Правда? — удивленно спросила Эпплблум.

— Чистейшая правда безо всяких примесей, — заверил ее я. — Без меня даже не пытайтесь, это опасно.

— Когда начнем? — радостно спросила Свити.

— Хм... — я прикинул свои планы. — На следующей неделе, наверное.

— А еще ты обещал что мы будем заниматься озвучкой фильмов из твоего мира! — напомнила Скуталу.

— Это тоже на следующей неделе, — со вздохом согласился я. — С утра катушка, потом переводы.

— А эти катушки обязательно делать по утрам? — заинтересовался подошедший к нам Спайк. — Похоже на некоторые заклинания Твайлайт.

Кто медь мотает по утрам, тот поступает мудро! Тарам-парам, тарам-парам, на то оно и утро! Кхм.

— Нет, вовсе не обязательно. Просто там восемьсот витков, и очень легко сбиться, так что я всегда это делаю на свежую голову.

Я, конечно, сделал что-то вроде намоточного станка, но витки считать приходилось самому. Была идея сделать сумматор на кристаллах, но прикинув количество возни, я просто решил мотать по две сотни витков в день и не заморачиваться.

— Люди сделали из молний музыкальный инструмент, — как-то странно произнесла Лира. Я повернулся к ней, пытаясь понять ее выражение лица.

— Люди вообще много из чего сделали музыкальные инструменты, — я вспомнил ролик с гитарой, сделанной из лопаты. — Что, ты себе тоже такую хочешь?

— Нет, — к Лире вернулась ее прежняя безмятежность. — А у вас есть инструменты, из которых можно извлечь звук, не касаясь их?

— Хм... я вообще не музыкант... — начал было я, но в голове вдруг щелкнуло. — Есть! Если хочешь, могу сделать тебе такой.

— Хочу! — тут же заинтересовалась Лира. — А скоро?

— Не очень. Недели через три.

— Отлично, — она просто сияла. — А что это за инструмент такой?

— Доска, с одной стороны прямой штырь, с другой стороны изогнутый, — описал я по памяти терменвокс. — Звук извлекается путем смены положения рук относительно этих штырей.

— А для него обязательно нужны руки? — слегка огорчилась Лира.

— Не обязательно, — заверил ее я.

Если я правильно помню принцип действия, там все дело в изменении емкости конденсатора в колебательном контуре, так что пойдет любая конечность. А вот можно ли при этом будет музицировать — хрен знает. Я никогда ни на чем, кроме нервов не играл, да и о терменвоксе впервые услышал в университете, где его показал нам наш препод по сигналке.

От внезапно дикого грохота я подскочил. Оглянулся в поисках источника — ну да, конечно! Дэш притащила облако, и теперь, прыгая на нем, пыталась добыть музыку. Получалось из рук вон плохо, зато громкость была запредельной. Твайлайт схватила пегаску телекинезом и стащила ее на землю.

— Дэш, что ты делаешь! Уже спят все!

— Да ладно, мы далеко от Понивилля, — начала оправдываться та. По выражению мордочки было понятно, что идея "подумать о других" в ее голове появилась исключительно после втыка от Твайлайт. Блин. Чертова лошадь меня пугает. Все-таки не надо было соглашаться на поединок розыгрышей.

— Думаю, нам уже пора, — заметила вдруг Октавия, кивнув на зевающих меткоискательниц.

— И то правда, — согласилась Винил. — Арт, эти штуки у тебя постоят до завтра?

— Конечно, — усмехнулся я. — Не тащить же их тебе до Понивилля ночью. Приходи после полудня, я как раз проснусь.

— Вот и здорово, — ухмыльнулась она. — До полудня я успею поменять условия для своих шоу. Говоришь, на два скачка к ним не приближаться?

— Лучше на три.

Гостьи начали собираться. Дэш вызвалась проводить до дома меткоискательниц, к ней присоединилась Лира. Остальные пошли вместе с Твайлайт. Я же начал уборку.

С одной стороны, это можно было бы оставить и до завтра, но это только у пони день подошел к концу, у меня же он еще в самом разгаре. Я укатил катушки в мастерскую, запихал остаток сладостей в холодильник, скинул чашки в раковину и вернул на место стол, после чего взялся за планшет. Вычеркнул из списка дел "подарок для Винил", и внес "Терменвокс для Лиры". Если так продолжиться, то я скоро начну себе agile'ы писать. Хотя оно уже и так похоже. Неделя на кристаллы, неделя на переводы... представив себе количество работы, я тихонько застонал. Я умею работать, но как же не люблю...

В дверь тихонько постучали. Кого это там могло принести в такой час? Может, кто-то из моих гостей что-то забыл?

На пороге стояла Твайлайт, с какой-то странной робкой улыбкой.

— Уже вернулась? — удивился я, не увидев при ней Спайка.

— Да, как видишь. Можно войти?

— Конечно, — я слегка посторонился, пропуская единорожку внутрь. — Что-то случилось?

— Да, наверное можно и так сказать... — она запрыгнула на диван. — Сядешь?

— Ну, почему нет, — улыбнулся я и плюхнулся рядом с ней. — Рассказывай.

Она снова улыбнулась этой странной улыбкой.

— Ну... я... — она вдруг выдохнула, словно решившись на что-то, а в следующий миг она уже решительно целовала меня.

— М-м! — я на секунду хотел сопротивляться, но... почему-то не стал.

Вместо этого я запустил руку в ее короткую шерстку, проглаживая ее вдоль гривы. Ее восхитительный цветочный запах слегка щекотал ноздри, а необычный, узкий и длинный язычок скользил в моем рту с неожиданным умением. Мне показалось, что моя температура одним рывком подскочила на десяток градусов, а в штанах резко стало очень тесно. Она оторвалась от меня и взглянула мне в глаза с озорным выражением. О боже, как я раньше мог не замечать, насколько она прекрасна? Эти потрясающие линии тела, эта грациозность движений, эти волшебные, манящие глаза... я слегка запутал пальцы в ее гриве, потянул ее к себе, и единорожка с готовностью отозвалась...

Почему я так не хочу жить?

Я стою по колено в воде. Рука утопает в неестественно-ярком электрическом сиянии. В отражении все так же видна ползущая вниз с небес молния. Тишина звенит в ушах. Руку колет сильнее, но боли нет. Осталось не так уж и много времени.

Так все же?

Как медленно растет электрический шарик. Мои последние мгновения как живого существа, надо полагать. Сколько длится разряд молнии? Это сейчас мой мозг микросекунды растягивает в почти десятки секунд, для того чтобы я во всех деталях смог насладиться созерцанием собственной неизбежной смерти? Я уже испытывал такое когда-то, но тогда я не мог трезво мыслить из-за восторга, но сейчас — могу.

Самое время ответить на последние вопросы, четко и беспристрастно.

Зачем я здесь? Почему я так не хочу жить?

Я резко втянул воздух и распахнул глаза. Что за черт?! Я оттолкнулся от дивана, постаравшись упасть прямо на Твайлайт, она удивленно ахнула, дезориентированная моей внезапной сменой поведения. Я схватил со столика тяжелую керамическую тарелку из-под печенья и что было сил шарахнул единорожку по голове.

— Не смей лезть в мою голову, дрянь! — взревел я.