Автор рисунка: Noben

Точка надлома

Если у вас возникли вопросы в процессе чтения,ответы будут во второй главе,может они породят за собой еще вопросы,а может и нет-кто знает...

В Эквестерии есть много городских легенд. Некоторые из них завораживают своим повествованием, заставляя слушателя испытать жажду интереса, притягивают и наполняют тебя радостью и счастьем; отталкивают, пугают и проникают в самые потаенные уголки твоей души, дабы поселить в них семя страха, отлучая ото сна на ближайшие недели. Другие, отнюдь, могут лишь ввергнуть в глубокий сон, с последующими всхрапываниями, посапываниями и вздрагиваниями с фразой «А!? Да не, я не сплю! Продолжай.»Абсолютное большинство из них можно назвать сказкой старой пони, бредом, или лже-историей. Но вот одна из них, о фабрике, что производит кьютимарки, скоро станет правдой. Пугающей правдой, что изменит мир…

Это была самая обычная смена на фабрике кьютимарок, что находится высоко над Клаудсдейлом, сокрытая от глаз облаками, о существовании которой знала лишь Принцесса Селлестия. Инзэйн — директорша фабрики. Красивая, стройная аликорнша с вишневыми глазами и шикарной, шелковистой черной гривой, занималась обыденными делами — разбирала досье, недавно присланные Селестией. Открывая такое досье можно было лицезреть книгу жизни, ибо в каждом из них была предопределена судьба новорожденного жеребенка.Начальник отдела переработки, Граунд Зеро, активно раздавал указания своим подчиненным по правильной переработке материала, полученного от пегасов из отдела сбора. Он был в числе тех, кого природа не обидела здоровьем. Огромный, статный земнопони, с шерсткой стальной масти, русой гривой и карими глазами; носил респиратор на морде, и дополнявший его защитный костюм от шеи до крупа. Отделом сбора заведовала довольно интересная личность, выражавшейся в пони, именуемой Тесла Койл. Эта милая, фиолетовая пегаска, не покладая копыт работала в месте сбора всех негативных чувств, мыслей и воспоминаний. Почему интересная? Услышав первый раз то, что звучит из ее уст после каждой смены, можно подумать, что она работает лишь для удовольствия, которое можно получить по окончанию работы. Но это не удовольствие, а наоборот — покой и отдых. Ибо в конце смены, она спит вместе со своими рабочими, набираясь сил и отдаляясь от того негатива, что был испытан в течение смены. Тихий, спокойный и безмятежный сон.

Отдел утилизации — довольно опасная зона. О чем можно судить по его начальнику, Бладвейву, от зоркого взгляда которого вряд ли кто-то или что-то уйдет. Этот единорог пугал не только своим взглядом. Весь его вид нагонял ужас. Морда была перемотана, шерсть была синевато-черного оттенка, грива и глаза — черные, словно бездна, отчего можно было предположить, что сама тьма сыграла над ним злую шутку. И этот продукт нездорового юмора постоянно наблюдал, чтобы такие же шутки, именуемые неудачными кьютимарками и продуктами производства, были переработаны в облака.Судьи и палачи в одном лице — так можно было назвать отдел доставки, руководителем которого был как всегда спокойный Эндлесс Рэйн. Вместе со своими подчиненными, черного окраса пегас, с русыми волосами, в черных очках, завершал то, что было предначертано заранее. Взмах копытом, вспышка единорога и кьютимарка появлялась на крупе того, кому она предназначалась. Радости счастливчика не было предела. Жеребенок скакал, бегал, кричал от счастья. Казалось, весь мир радуется вместе с ним, за исключением нескольких единорогов и их начальника-пегаса — искусно замаскированных в облаках и все с той же хладнокровностью выискивающих новую цель из списка, дабы завершить великий цикл.

И наконец, последняя душа в этом маленьком мире, чей вклад можно сравнить чуть ли не со всей фабрикой. От того, как ее кисть ляжет на полотно, насколько хорошо будут заточены карандаши, плавно или с надрывом она будет воплощать свой гений на бумаге, зависит то, сколько нужно проделать, дабы достичь желаемого. Такова роль дизайнера или «создателя» кьютимарок, Нирваны Стэйт. Но этой милой земной пони, с шерсткой фиолетового цвета, сидящей в янтарных очках и мирно попивающей чай, было все равно. Она просто творила!

Гудок. Для одних смена закончилась, для других — началась. Отдел сбора готовится к работе. Разминаются, настраиваются. Как и их начальник. В это время директор фабрики и начальник отдела переработки ужинали за одним столом. Инзейн была явно опечалена. Зеро, отнюдь, был спокоен и, с виду, не источал злобы или беспокойства.

— Ах-х, дорогой Зеро, — с печальным вздохом начала Инзейн. — Ты не представляешь, как же тяжело на душе от того, что приходится быть той, кто нажимает кнопку старта. Старта этого механизма лжи и обмана, созданной принцессой Селестией.

— Интересно, кто-нибудь пробовал рассказать о том, что здесь происходит? — ласково спросил Зеро. — Донести правду.

Инзейн начала срываться и, уже практически плача, сидела над своим недоеденным ужином:

— Но как? Ведь, если мы только подумаем об этом, нас сразу же уберут. Заменят на тех, кто действительно предан ей.

— Знаешь, ведь эти оковы всегда можно сбросить!

— Как ты себе это представляешь?

Инзейн не выдержала и заплакала. Видя это, Зеро, с еще более уверенным взглядом, решил взять ситуацию полностью в свои копыта:

— Все очень просто. Ведь легче учиться на ошибках других, а известные недоброжелатели принцесс, да и всей Эквестрии — лакомый кусочек для правильных выводов. И первый вывод такой, что, для того чтобы оказать хоть какое-то влияние на Селестию, нужно устранить элементы гармонии. — в голосе Зеро прозвучала зловещая ухмылка.

И все оставшееся время они посветили составлению плана. Плана, способного свернуть горы, повернуть вспять время. Плана грандиозного — плана победы.

Тем временем рабочие, кроме отдела сбора, отдыхали. Кто-то травил истории, кто-то играл в карты, иные спали или делали вид, что спали. Новенькие в таких кампаниях зачастую были слушателями. Только слишком заносчивые и безголовые были центром внимания. Но это редкость, ибо в основном следовали одни сплошные вопросы. Как раз один из таких новобранцев отдела переработки проявлял любопытство:

— Простите, может вопрос будет немного странным, но почему начальник Зеро постоянно ходит в костюме? Кажется, что он с ним даже моется — невольная улыбка проскочила на лице новичка.

— Ты, по-видимому, не задумывался над тем, что этот пони излучает гамма лучи, — начал с ухмылкой Шварцмессер. И, если он снимет этот костюм, то всё вокруг начнет умирать, моментально получив смертельную дозу радиации. Растения, животные, пони, грифоны, драконы — все живые организмы, которые будут рядом.

— Но кто автор этого саркофага, сдерживающего эту радиацию?

— Наш директор и родная мать! -воодушевился Шварцмессер. Лихтмуттер Инзейн конечно же.

— Заместитель Шварцмессер, расскажите пожалуйста о фабрике и о ее директоре, я хочу знать больше!

— Ну, раз ты так жаждешь знаний, то я не в праве отказать. Рассказ можно начать с того, что у нас есть и того, что у нас нет. Как это ни странно звучит, но это одно и то же, а именно — кьютимарки. Кьютимарки были созданы Лихтмуттер по просьбе принцессы Селестии из страхов, будоражущих сознание самых стойких пони; воспоминаний, от которых становится плохо, наворачиваются слезы или вовсе сходишь с ума; негативных эмоций, заставляющих даже самых позитивных и жизнерадостных пони осознать, насколько мир может быть жесток; лжи, обводящей вокруг пальца самых ярых сторонников правды, способных распознать подвох за многие мили. Но одной пони не по силам столь аликорнический труд и она начала набирать персонал. Пони, творившие, в прямом смысле, судьбу каждого пони Эквестрии, в угоду нашей принцессе.

Видя, как расширились глаза новичка, не столько от ужаса, предстоящего перенести на пути обычного рабочего, сколько от жажды знаний и благодарности, при получении таковых, Шварцмессер решил немного сбавить обороты взяв гордый тон:

— Сама Лихтмуттер является всеми забытой сестрой Старсвилла Бородатого. Но это никак на нее не повлияло, ибо она все также любит всех пони. А своих детей, то есть нас, она любит особенно сильно, как родных!

— Ух ты! Огромное вам спасибо, заместитель Шварцмессер!

— Зови меня Джаель.

— Спасибо, Джаель!

— Не за что. Надеюсь, эта информация позволит направить твои силы в правильное русло.

— Непременно!

Возглас новичка, возглас живого существа, плавно перетек в монотонный механизированный шум, доносившийся из единственного отдела, работавшего в перерыв. Даркрипперы собрали очередную порцию тех ингредиентов, смешав которые можно было получить только две вещи — мучительную смерть или очередную кьютимарку. А вместе с ними, как и всегда, работала не покладая копыт их начальник, Тесла Коил. Не думайте, что в этом отделе все ограничивается только работой, ибо, даже бывалые даркрипперы задаются вопросами.

— Начальница Коил, а в чем смысл сбора этого негатива, который оказывается в амулетах?

— Затем, чтобы другие продолжали идти к нашей общей цели, создании кьютимарок. — с таким же энтузиазмом, с каким работала, ответила Коил.

— А что мы будем делать после того, как доставим эти амулеты?

— Когда мы выполним свою работу, мы будем все вместе, как единое целое, спать. Почему вместе? Потому что нам нужно набраться сил и получить положительные эмоции, которых должно хватить на следующую ночь.

Пегаска, более чем раскрыть рот от удивления ничего не смогла сделать. Коил закрыла ее челюсть и спокойно проговорила:

— Не волнуйся, на работе мы только работаем. И, если ты подумала об этом, то я лично выгрызу кадык тому пони, который даже косо посмотрит на мой круп.

В это время в творческой мастерской можно наблюдать хоть и странное, но для этой фабрики обычное явление. Нирвана рисовала, но рисовала единорожку, позировавшую ей рядом. Этой единорожкой была великая и могущественная Трикси, идеально вписывающаяся в идеологию этой фабрики. Несмотря на тот факт, что ее чудесный и неоспоримо величественный, как она считает, образ излагают на полотне, должно было льстить ей, кормить ее эго, поднимать настроение. Но ничего из вышеописанного не вязалось с той Трикси, которая позволяла рисовать ее чудную фигуру. Наоборот, она была спокойной, покорной, непринужденной. Также, как и сейчас, за исключением одного — сегодня Трикси была на удивление задумчива и загружена, что выразилось в интересном диалоге начальницы и подчиненной.

— Трикси?

— Да?

— Что-то с тобой явно не так. Какая-то ты сегодня не такая, сама не своя. Что-то произошло?

— Мисс Нирвана, я хотела спросить: что такое любовь? — немного смутилась от своего же вопроса и залилась румянцем.

— Ах, моя милая Трикси! — вздохнула, улыбаясь, Нирвана, которую зацепила эта тема и она начала говорить с особой страстью. Любовь это нечто, что трудно объяснить, но легко понять. Это чувство, когда ты сначала ощущаешь покалывание в груди от того, что ты далеко от объекта обожания. А когда он, или она, находится рядом, ты будто паришь в облаках, в твоем животе парят бабочки, весь мир становится ярче и ты хочешь, чтобы это мгновения никогда не заканчивалось!

— Б-большое сп-спасибо мисс Нирвана. Теперь мне понятно, что это т-такое.- краска еще больше залила ее мордочку.

— Трикси, дорогая моя, мне кажется, что этот ответ не решил проблемы и ты все еще напряжена. -ласково сказала Нирвана. Я думаю, что нужно сделать перерыв и помедитировать. И не вздумай пререкаться! Это только на пользу пойдет.

Единорожка лишь кивнула в ответ и села в позу для медитации. За ней последовала и Нирвана, помимо чего начавшая все тем же ласковым голосом инструктировать своего партнера. И, на удивление, Трикси все глубже впадала в состояние полной расслабленности, очищая свой разум и организм от всего негатива, что она впитала. Не то дыхательные упражнения, не то духовная концентрация, помогли ей очистится, но факт остается фактом. Возможно, секрет кроется в особом масле, которое Нирвана использует для таких «процедур».

— Думаю этого хватит и можно вернуться к рисованию! Ведь тебе лучше? — подмигнула через янтарные очки.

— Да, мисс Нирвана, мне намного лучше! Спасибо!

После чего Трикси разлеглась на диване и Нирвана продолжила переносить ее образ на полотно.

Нирвана всегда любила рисовать кобылок ,а рисовать сотрудниц своего отдела особенно,а рисовать своего милого зама-Трикси любила больше жизни.

В это время, впрочем, как и всегда, Бладвейв менял бинты на том, что когда-то можно было смело назвать мордочкой. Став жертвой собственной беспечности, в последствии приобретя жизненный девиз «Беспечность ведет к смерти», он не был особо общителен и предпочитал находится в одиночестве. Может потому, что он не умел быть душой компании, веселиться. Или потому, что стеснялся своей внешности, немного разбавляемой громогласным голосом, сметающим горы. Поэтому отношение других к нему было соответствующее: одни пони относились к нему с опаской, другие его боялись. И когда оказывается, что кому-то нужен его совет, помощь или просто решить деловые вопросы, то пони невольно вздрагивает, услышав имя начальника отдела утилизации.

И только Эндлесс Рейн беззаботно занимался свои обычным и любимым делом — выращиванием бонсая. И, как это ни странно, но Рейн постоянно твердил, что выращивая это причудливое растение, можно понять, как велика и мудра природа. И это философское высказывание было аналогичным с его взглядом на жизнь. Ведь, как всем было известно, Рейн был практически слеп, что, впрочем, не мешало ему нормально работать и передавать свою мудрость подчиненным, к которым он относился просто и по дружески.

К сожалению одних и к счастью других, истории начальников были довольно печальными. Но, как это ни странно, мало кто вообще знал об их прошлом кроме Инзейн. И это не удивительно: ведь мать должна всегда знать, что случилось с их сыновьями, чтобы завести их и смело назвать таковыми.

Граунд Зеро был простым земнопони, у которого родители умерли когда он был еще жеребенком,после того как, он в драке дал волю чувствам и использовал навыки хирургии, чтобы навредить обидчику его метка появилась,перечеркнув все мечты о нормальной жизни среди других пони. Он искал смерти,проклинал себя и свою метку и однажды, когда древоволки изодрали его насмерть, Изэйн пришла за ним и предложила ему работать на ее фабрике, забыть свое прошлое и освободиться от проклятия кьютимарки.Зеро колебался недолго,он выпил чашу согласия и стал тем кем он является сейчас.

Тесла Койл была талантливой ученой пегаской, но ее изобретения не обрели успех и ее экперименты были забыты,а ее раскритиковали так,что она совершила попытку суицида-просто спрыгнув с облака в надежде размазать себя оземь.Инзэйн также предложила ей работу и исполнение ее мечты.Инзэйн сдержала свое слово и технологии Койл нашли свое отражение в фабрике.

Бладвейв был пиратом-самым жутким Дискордовым сыном во всем Эквестерийском океане. Все было у него нормально,но однажды команда подняла мятеж. Его оставили умирать и оставили ему лишь пистолет. Инзэйн пришла к нему ,она предложила работу и спокойную жизнь и так капитан Бладвейв, стал начальником Бладвейвом.

Энлесс Рэйн жил мирно,учил пони в своей деревне каллиграфии и мудрости,он был преданным адептом Селестии,вот только это не спасло его и его учеников от бандитов.

Его дочь изнасиловали, а за тем обезглавили прямо у него на глазах,Инзэйн помогла ему отбиться от бандитов и пообещала ему новую жизнь и воскресить его дочь и учеников.

Нирвана Стэйт была влюблена в солиста одной рок группы-Сида Биггера,вместе они писали тексты песен,а поскольку они оба были наркоманами,ширялись и вот однажды Сид умер от передоза. Нирвана тоже попыталась это сделать , но Инзэйн остановила ее.

И показав ей что такое любовь сделала ее дизайнером кьютимарок.

Продолжение следует...

Комментарии (5)

0

Как-то криповато. Погляжу, что дальше будет.

Darkwing Pon
Darkwing Pon
#1
0

Рада видеть, что наш мастер ножа всея табуна, продолжил работу над своим произведением. Определённо плюс. YAY!

AGORA
#2
0

После запятых нужен пробел, чувак.

Упоротый_Бронь
#3
0

Хотел написать про пробелы, но Упоротый_Бронь опередил.

MadAnon
#4
0

Сажусь я такой читать,а тут...

В Эквестерии есть много городских легенд. Абсолютное большинство из них можно назвать сказкой старой пони, бредом, или лже-историей. Но вот одна из них, о фабрике, что производит кьютимарки

Да ну нафиг!

CrazyPonyKen
#5
Авторизуйтесь для отправки комментария.