Автор рисунка: BonesWolbach

Падение в Солнечный Свет

Сансет Шиммер падала сквозь ночь. Прошло всего несколько секунд, перед тем как она приземлилась на что-то мягкое. Однако увидеть перед собой копыта, открыв глаза, она ожидала менее всего.

«Что за... в Эквестрии…» Она покачала из стороны в сторону одной из конечностей, и убедилась в том, что она определенно принадлежит ей. После секундных раздумий быстрое касание лба выявило также присутствие рога. И этого было вполне достаточно для нее, чтобы попробовать применить магию.

На вызов зеркала перед собой потребовалось минимальное усилие.  Сансет улыбнулась янтарной единорожке в отражении. Одежды на единорожке не было..., что было одновременно и раскрепощающим, и странным. Фактически единственным предметом,  что она на данный момент имела на себе – был маленький рубиновый кулон на шее, с её кьютимаркой, её «сувенир» из Лагеря Эверфри. Её улыбка расширилась. Она забыла снять его после тренировки по контролю. Это было нечто, над чем ей до сих пор приходилось работать каждую ночь, после инцидента с драгоценным камнем и принцессой Селестией. Инцидента, который раздул её на полкабинета Принцессы.

"Но… Он был на мне, когда я была в виде пони, только однажды. Во время посещения Эквестрии после окончания учебы.  И это было несколько месяцев назад. Так почему же он на мне сейчас?"

И все же было приятно снова увидеть эту янтарную кобылку.  Прошло более полугода с тех пор, как Сансет видела в последний раз свою собственную мордочку.  Но даже после уймы времени проведенного среди людей в ней пребывала частичка, которая навсегда и бесповоротно останется пони.

По другому не могло и быть.

Хотя тут был подвох. А именно, она не могла вспомнить свое прохождение через портал. Последнее, что она помнила: они сидели на диване, в обнимку с Твайлайт и смотрели какой-то первый попавшийся фильм …

Она дематериализовала зеркало и огляделась вокруг.

– Хм. Давненько я не осознавала, что нахожусь во сне. И ещё дольше во снах я не бывала пони, если уж на то пошло.

Это просто обязано было быть сном. Либо так, либо кто-то использовал какую-то серьезную магию. Во всех направлениях через эфир пробегали волны энергии – полосами пурпура, кобальта, индиго и золота. Сверкающие бронзовые звезды бесцельно плавали в странном пространстве, в то время как почти невидимая звездная пыль покрывала землю. Она чувствовала магию в воздухе. Это было пьянящее ощущение, вернувшее приятные воспоминания о совсем ранней молодости, когда все было намного проще. Когда она была личной ученицей Принцессы Селестии.

"Это были хорошие деньки... но сейчас, когда у меня есть Твайлайт, не говоря уже о других моих друзьях, я задаюсь вопросом, – а действительно ли они были лучше..."

В последнее время эти дни не шли у нее из головы. С тех пор, как она наконец-то увиделась с Селестией снова. Много воспоминаний. Много улыбок. Слишком много "если бы".

Как обычно, взгляд в прошлое оставался чётким.

Сансет вздохнула и отбросила эти мысли. Если она сейчас и была во сне, то он совсем не походил ни на один из снов, которые она помнила. Она задалась вопросом: а сможет ли она...

"Тебя не должно быть здесь" – странно знакомый голос прошептал отовсюду и ниоткуда одновременно. "Ты не должна стать свидетелем этого. Она не сможет вынести такого позора. Ни сейчас. Ни потом".

– Кто здесь? – потребовала ответа Сансет, резко повернув голову, в попытке найти источник бесплотного голоса, в котором сейчас странно звучало что-то похожее на отчаяние, смешанное с гневом.

"Нет, не гнев. Ярость? Стыд?"

– Кто ты? – выкрикнула она, нахмурившись.

Безумный хохот омыл её со всех сторон. Настолько безумный, что каждый волосок шёрстки Сансет встал дыбом. Она активировала свою магию, в поисках цели. Но все, что смогла найти – было лишь жутковатыми волнами света.

"Это было ошибкой – призвать тебя..."

Мощнейшая вспышка огня вдалеке прервала голос. И Сансет начала вглядываться в странный пейзаж. Эта магия выглядела знакомой. Она ощущалась знакомой. Она знала это. Но откуда?

Ещё одна волна безумного смеха прокатилась над ней. Но на этот раз, секундой позже – эхом ему отозвался крик боли.

– Нет, – прошептала Сансет. – Этого не может быть!…

"Нет! Ты должна отвернуться, Сансет Шиммер. Отведи взгляд. Она будет  опустошена, если ты увидишь это. Это уничтожит ее изнутри и снаружи!"

Сансет проигнорировала голос и на полном скаку бросилась вперед в направлении огня. Еще одна вспышка осветила нити магии вокруг нее. Второй крик боли. Голосом, который был слишком знаком. Голосом…  безысходным голосом.

Она забыла о галопе и просто телепортировалась настолько далеко, насколько смогла.

Но этого оказалось недостаточно. Вдалеке она смогла разглядеть огонь, но ничего более. Задыхаясь от усилий, она телепортировалась снова, и теперь уже смогла почувствовать в воздухе запах горящей ткани и плавящегося металла. Клубы дыма заполняли небо. Перед ней всё пылало. Мир огня, жара и пепла.

"Ты не должна этого делать, Сансет Шиммер! Ты должна повернуть назад! Пожалуйста!"

Она проигнорировала боль в своём роге и голос в голове, и телепортировалась в третий раз.

Почти что потеряв сознание на долю секунды, она затем тяжело приземлилась, растянувшись на тлеющих остатках красного ковра. Застонав, она попыталась собраться. Все было по-прежнему на своих местах, однако вкус воздуха был неправильным – как выжженная медь и озон. Подняв голову она почувствовала как кровь стынет в жилах, несмотря на изнуряющий жар огня вокруг неё.

Языки пламени лизали богато украшенные мраморные колонны, каждая из которых основательно потрескалась. Пол был усеян обломками каменной кладки. Дым клубился в воздухе огромными вздымающимися волнами. Жара была просто невыносимой, она высасывала влагу из воздуха так, что Сансет едва могла дышать. Ей приходилось бороться за то, чтобы оставаться в сознании.

В то же время её томило чувство, что она знает это место.

– Ну-ну-ну... – произнес голос, который не мог принадлежать той, на чей голос он походил. – Смотри, что за шалопайка притащилась. Маленькое солнышко пришло поиграть с большими девочками. Это должно быть один из твоих маленьких трюков, моя дорогая сестра.

Над ней пронёсся импульс яростной магии, и снова раздался крик боли. Сансет едва успела заметить, насколько отличался крик, прежде чем что-то тёмно-синее стремительно врезалось в землю. Она застыла, глядя в налитые кровью глаза Принцессы Луны.

– Спасайся бегством... она не должна тебя найти... – прошептала Луна.

Стрела красной магии пронеслась сквозь дым. Лунная Принцесса закричала снова, и звук этого крика пронзил Сансет как зазубренный гвоздь. С последним отчаянным взглядом она исчезла во вспышке лунной пыли.

– Луна! – вскрикнула Селестия откуда-то неподалёку, но Сансет не была уверена, откуда. Звук был неправильным.

Сансет попыталась окликнуть её, но  смогла только захрипеть и закашлять, из-за дыма заполнившего её легкие.

– Ой, да ладно, – сказал другой голос, явно выражая интонацией скуку.

– Я поколотила её, избила и изгнала из твоих снов на несколько месяцев. И ты каждый раз выкрикиваешь её имя. Какая же ты жалкая для Принцессы, Селестия. Где твой огонь? – она захихикала с таким звуком, словно кто-то начал трясти бритвы в консервной банке. – О верно. Это я.

– Оставь её в покое! – резко выкрикнул хриплый голос бывшей учительницы Сансет. — Твой конфликт – со мной!

– Да неужто? – другой голос звучал очень знакомо, но Сансет отказывалась верить, что это может быть голос той, на чей голос он так похож. – Луна свалила отсюда снова, как и в любую другую ночь. Но на этот раз она принесла нам какую-то новую для нас поняшку, с кем можно будет поиграть. Новая игрушка! И когда она окажется здесь, нам будет так весело вместе! – она говорила так, словно обращалась к маленькой кобылке с речью о плюшевом мишке. – Я собираюсь сломать её у тебя на глазах. Разве это не будет весело, кобылки? В самом деле, почему бы мне не показать тебе нашу таинственную гостью прямо сейчас!

Сансет пронзительно закричала, когда кроваво-красная магия выдернула её из дыма наверх. Как только она поднялась, произошёл взрыв света и звука. Дым рассеялся. Магия сжалась вокруг шеи Сансет, и она лишь слабо дрыгала задними ногами, пытаясь найти хоть какую-нибудь точку опоры.

И тут Сансет поняла, где она находилась.

Воздух всё ещё был пропитан дымом и пеплом, но она наконец-то смогла бегло оглядеть всё помещение. Витражи были разбиты. Гобелены горели. Огромные секции стен и крыши тронного зала зияли рваными прорехами, обнажив горящий Кантерлот снаружи.

– Тронный зал? Но…

Сансет издала ещё один сдавленный крик, когда красная магия снова потащила её вверх, пока она не оказалась лицом к лицу с чем-то прямо из кошмара.

– А вот и она! Солнышко, поклонись!

– Нет... – закричала Сансет, шарахаясь от монстра. – Прочь от меня!

– Ой, – в голосе монстра прозвучала неподдельная обида. – Но, маленькое солнышко Сансет, разве ты не знаешь, кто я?

Злая ухмылка изогнула морду твари, подчеркивая клыки цвета слоновой кости во рту. На её голове красовался огненно-оранжевый шлем с драгоценным камнем, похожим на кровавую звезду. Её грива струилась массой живого огня. Она даже носила соответствующие доспехи. Но все это меркло по сравнению с одной очень специфической вещью.

Её глазами.

Они были огненно-желтыми на темно-красном... и у них было пламя вместо радужек. Казалось, они буравили Сансет со злобным ликованием. И посылали стрелы ужаса прямо в её душу.

Она уже видела глаза, подобные этим, в своих личных кошмарах... но они всегда находились на её собственном искаженном лице.

Но хуже того, несмотря на всё, что она знала о своей бывшей учительнице, Сансет понимала, что существо, держащее её, не могло быть никем другим, кроме самой Селестии.

– Хорошо, – прошипела тварь, заметив узнавание в её глазах. С каждым вздохом волна жара захлестывала Сансет, заставляя руины тронного зала Кантерлота почти что светиться от жара. – Посмотри на это мерцание в своих глазах, солнышко. Ты уже приняла то, что я – это она. Лучшая она. Разве истина так не освобождает?

– Ты... Ты не Селестия... – солгала Сансет. – Этого не может быть...

– Нет... – воскликнул слабый голос снизу. И чудовище, и Сансет посмотрели вниз на обгоревшего и потрёпанного белого аликорна, свернувшегося в дымящуюся кучу у подножия наполовину расплавленного золотого трона Кантерлота. Принцесса плакала открыто, слезы струились вниз по её покрытому сажей лицу. Её левое крыло выглядело сломанным, как и по крайней мере одна из её ног. Её грива и хвост были вялыми и безжизненными, их цвета наполовину потускнели. Она издала всхлип... звук, который Сансет никогда бы не поверила, что может издать аликорн.

– Это ты… Сансет, нет, пожалуйста... не будь реальной…

Тварь удерживающая Сансет, перевела взгляд с Селестии на Сансет обратно. Ее улыбка ширилась, пока не стала откровенно демонической. Сансет ощутила леденящее чувство дежа-вю, крадущееся по её телу.

– О, конечно же! – она хлопнула себя под своим рогом, обжигающе-горячим латунным накопытником. – Почему я не подумала об этом раньше? Я должна была установить эту связь целую вечность назад. Это же так очевидно, почему ты изгнала ее, Селестия! И это так мило!

От этих слов кровь Сансет застыла в жилах. Она открыла рот, глядя на огненного аликорна, переливающегося пламенем над опустошённым пейзажем. Улыбка аликорна могла поглотить целые миры.

– Ты думала, что она превратится в меня, – существо по-матерински вздохнуло. – Только представь себе – маленькая я, бегающая вокруг, делающая тебя излишней во всех смыслах.

– Нет, Дэйбрейкер! Ты ничего не знаешь о моих учениках!

Селестия попыталась встать, но закричала, когда её сломанная нога выскользнула из под неё. Сердце Сансет сжалось при виде агонии её бывшей учительницы.

– И она не... в действительности она … она не здесь.

– Будь благоразумна. Ты уже знаешь, что это она, Селестия, – промурлыкало существо по имени Дэйбрейкер, – Ты могла почувствовать это так же, как и я, когда она прибыла. В конце концов, мы с тобой – одна и та же пони! То, что чувствуешь ты, чувствую и я! А это значит, что я знаю всё о твоих ссыкливых милашках-ученицах и о том, как сильно они подвели Мамочку.

– Сансет... – огромные лавандовые глаза Селестии уставились на нее. – Пожалуйста... скажи мне, что это не ты.

– О, нет. Такая мудрая и благожелательная пони не может прятаться от правды. Какой пример ты можешь подать? – её сверкающая грива скользнула под мордочкой Сансет и щелкнула её по носу, оставив волдырь. – Поведай ей правду солнышко, – сказала Дэйбрейкер, слегка встряхнув Сансет своей магией.

Сансет облизала губы и попыталась что-то сказать, но ничего не вышло.

– Скажи ей правду! - проорала Дэйбрейкер. Сансет пронзительно закричала, когда красная магия стала обжигающе горячей всего на секунду, достаточную чтобы сжечь кончики ее ушей, гривы и хвоста. – Скажи ей, пока я не выжгла тебя дотла!

– Это... – Сансет подавила рыдание. – Это... Это я, Принцесса.

Селестия закрыла глаза, когда с её лица скатилась новая волна слез. Они испарились, прежде чем ударились о разбитые плитки под её обожженными копытами.

– Да… – прошипела Дэйбрейкер. – Теперь твоя блудная ученица видит правду о том, кто ты есть на самом деле, Селестия. Подделка. Обманщица-манипулятор, которая не может даже спасти саму себя, которая не замечает крика о помощи, когда он хлещет ей в лицо, и не один раз, а два!

Селестия вздрагивала при каждом слове, словно это были физические удары.

– Эй! Оставь её в покое! – заорала Сансет, борясь с удушающей красной магией Дэйбрейкер.

– Ах! Послушай, она хочет защитить тебя! Та, которая от тебя сбежала! Та, которую ты выбросила вон, потому что она не танцевала под твою дудку! Та, которая изначально предназначалась для спасения твоей драгоценной сестры! Та, которую ты отправила в изгнание с одной лишь ненавистью и горечью в сердце... и та, кто пыталась вернуться в образе демона во главе армии!

Сансет до сих пор оставалась не полностью уверенной в том, что это всё действительно происходит. Но в данный момент это не имело никакого значения. Что-то внутри неё оборвалось от этих слов. Она почувствовала тепло, исходящее от драгоценного камня, висящего у нее на шее. И страх исчез во вспышке праведного гнева.

– Эй! – огрызнулась Сансет. – Я здесь, знаешь ли!

Огненные глаза зафиксировались на Сансет. – Было бы ужасно скучно, не будь это так, солнышко.

– Заткнись! Я не позволю тебе взваливать мои ошибки на пони, небезразличных мне, чтобы причинить им боль!

Глаза Дэйбрейкер вспыхнули, но Сансет заставила себя не отступать.

– Да, в тебе есть огонь, но мы уже знали это, не так ли? Но мы здесь не ради тебя, как бы это ни задевало твое маленькое самолюбие. Ты не стоишь моего времени, – прорычала Дэйбрейкер. – Ты находишься в присутствии королевы. Богини!

– Ты не богиня! – презрительно ответила Селестия снизу. – И... как я тебе уже не раз говорила… ты никогда не будешь существовать!

Сансет посмотрела вниз и улыбнулась, увидев золотую магию, обвивающую рог Селестии.

– Ты всё время это говоришь.… Но разве Луна не должна была держать меня от твоих снов подальше, управляя ходом сновидений? И Твайлайт, разве она не должна была заставить меня замолчать навсегда, открыв тайны дружбы? И давай не будем забывать и об этом маленьком солнышке здесь.

Она снова захихикала. – Упс.

Селестия выпустила заряд солнечного пламени прямо в Дэйбрейкер. Объятый пламенем аликорн рассмеялся и небрежно швырнул Сансет на путь взрыва, прежде чем единорожка успела среагировать.

– Нет!

Боль была ослепляющей. Не похожая ни на что, что она когда-либо чувствовала.

Кроме одного раза.

– Что происходит...?

Радужный свет был повсюду. Каким-то образом эта несчастная Твайлайт и её друзья обрушили на неё всю мощь Гармонии во взрыве чертовых радуг! Это было невозможно! Это она была с Элементом! Она была избранной, со своею судьбой! Это она была с...

Сансет Шиммер упала. Она едва замечала смеющегося аликорна, который с каждой секундой становился все более далеким. Она почувствовала, как что-то внутри нее сломалось, когда она приземлилась на разбитый мрамор того, что когда-то было величайшим местом силы в Кантерлоте. Где-то неподалёку она услышала как плач Селестии превратился в скрежет копыт и бормотание. Перед глазами у Сансет все поплыло. Затем что-то белое и серое придвинулось к ней. Сансет взглянула в лицо, которое было по-прежнему царственным и добрым, даже когда оно было запятнано сажей.

– Мне очень жаль, Сансет. Тебе не следует здесь находиться… – прошептала Селестия, глядя на нее сверху. – Ты не должна была этого увидеть.

– Это что… реально? – спросила Сансет, глядя мимо лица Селестии на демоническую ухмылку аликорна огня.

Взгляд Селестии не отрывался от Сансет. – Да, моя дорогая пони.

"Во имя Гармонии… Я вижу это по её глазам. Но это всего лишь сон. Кошмар! Но… он реален?"

Сердце Сансет едва не остановилось. Если Луна была здесь… это могло быть и сном, и реальностью одновременно. Но Селестия, которую я знаю, – никогда ничего не боялась.…

– Что… что она такое?

– То, что может явиться... — прошептала Селестия. – Если я утрачу контроль.

– То, что может явиться, если ты обретешь контроль! – Дэйбрейкер зарычала на них. – Ты, Сансет Шиммер, лучше всех пони должна понимать, что я такое! Селестия знает каждое мгновение того, что произошло, когда ты заявила свои права на элемент магии. Она знает, кем ты стала. И то, что она знает, знаю и я! Ты приняла всю свою силу и стала богиней в том, другом мире. Одна ошибка стоила тебе всего, но ничего страшного, милая. Ты можешь получить его снова. Я могу дать тебе больше власти, чем ты когда-либо мечтала. Забудь эту дешевую безделушку, которую Твайлайт похоронила в том дурацком дереве,  подожди пока не заявишь свои права на солнце.

Сансет изо всех сил пыталась встать на копыта. Селестия попробовала остановить ее, но по большей части – это было весьма слабое усилие. Сансет посмотрела в глаза Селестии и увидела в них лишь покорность судьбе.

"Она сдалась? Смирилась? С чем? С этой тварью? Нет, это невозможно. Ничто и никто не может победить Селестию".

Несколько страниц последних событий Эквестрии, полученные от Твайлайт, где-то глубоко в её голове говорили ей, что это не совсем так. Она проигнорировала их.

А затем Сансет бросила пронзительный взгляд на мерзость. – Я не хочу этого. Оставь её в покое.

– Сансет, ты не сможешь остановить ее, – сказала Селестия, прерывисто дыша. – Даже Луна не может уничтожить её... а у неё больше опыта с кошмарами... и воспоминаниями... и чувством вины… больше, чем у любой пони в целом мире.

– Плевать, – прорычала Сансет, не сводя глаз с Дэйбрейкер. Она переступила с ноги на ногу и поморщилась. – Она больше не причинит тебе боли. Даже если это всего лишь сон, я никому не позволю плохо обращаться с членами моей семьи.

– Сансет … – Начала Селестия, её голос слегка дрогнул.

– Это вызов, солнышко? – Дэйбрейкер, как могло показаться, аж вся засветилась от нетерпеливого ликования при этой мысли. – Я предлагаю тебе власть, предназначение и правосудие, а ты настолько слабоумна, что угрожаешь мне?

Глаза Сансет сузились, и она крепко уперлась в пол всеми копытами. – Ну, теперь то я знаю, что ты – не Селестия. Селестия не настолько тупа. Что это ещё, по-твоему? Ты, спичка-переросток!

– О, я поняла, что ты значили твои слова, солнышко, – промурлыкала Дэйбрейкер. – Просто хотела убедиться, что ты уверена. В конце концов, последний проваленный тобой тест стоил тебе всего. Я знаю, тебе всегда было любопытно, – на что способна Селестия. Ну что ж, проведём небольшой экзамен! Посмотрим как ты училась!

Дэйбрейкер выросла ввысь на фоне пылающего неба и ухмыльнулась. Её глаза горели магией. Её копыта поднялись в воздух. Её клыки блеснули в свете огня.

Само солнце заполнило реальность вокруг нее. Сансет удивлённо открыла рот, когда огненный шар начал охватывать всё большую и большую часть тронного зала, проглатывая древнюю каменную кладку и осколки цветного стекла.

Инстинктивно Сансет активировала своё самое мощное заклинание щита. Лицо Селестии скривилось в гримасе, но она направила поток своей магии на ещё один щит, охватывающий щит Сансет. Её золотая магия была мерцающей.

– Я не думаю, что щит выдержит, Сансет...

И она оказалась права. В тот момент, когда солнце Дэйбрейкер ударило по их щитам, Селестия вскрикнула от боли и рухнула вниз дымящейся кучей. Ее щит исчез как мыльный пузырь. Мгновение спустя клубящийся шар плазмы ударил по щиту Сансет.

Сансет застонала, когда уровень магии, необходимый для его поддержания, возрос в геометрической прогрессии. Она проигнорировала хихиканье безумного аликорна и вложила каждую частичку своей воли в заклинание, защищающее их от… что ж, она не представляла, что произойдет, если солнце Дэйбрейкер прорвется через него, но выяснять этого она не собиралась.

– Ты... ты не сможешь... ты не сможешь остановить ее, Сансет… – Селестия застонала с земли. Копыта Сансет заскользили по разбитому мраморному полу. – Тебе нужно спасать себя…

– Я не брошу тебя! – выкрикнула Сансет громче рева пламени и хохота Дэйбрейкер. – Я наконец-то набралась смелости уладить отношения с тобой, и я не собираюсь терять тебя сейчас! Особенно из-за какой-то... помешанной на огне психопатки!

Селестия хихикнула. – Ты никогда не умела вовремя останавливаться.

Сансет почти утратила свою концентрацию. – Спасибо.

Она была так сфокусирована на постоянном поддержании поверхности своего щита, что не заметила огненного копья, пока не стало слишком поздно. Её щит не был рассчитан на защиту от такой точной атаки. Луч пробил щит Сансет… а потом ворвался в неё. Она пронзительно закричала, когда её отбросило назад неистовой силой заклинания. Её полет по воздуху остановила стена. Врезавшись в землю, она сумела сбить пламя со своей шёрстки, прежде чем снова рухнуть.

– Оставь её в покое!  – заорала Селестия, когда огненный шар исчез.

– Ох, только не начинай снова, – вдохнула Дэйбрейкер. – Ты должна бы поразмыслить после всего этого времени, ты должна бы понять, что ничего не сможешь сделать, чтобы остановить меня! Твоя драгоценная сестренка не может даже выбросить меня из твоей головы, и ты не можешь даже надеяться на сопротивление мне. Я – всё, кем ты должна быть. Пока наше маленькое солнышко здесь, с её миленькой цветовой гаммой, что во имя Эквестрии, она может сделать со мной? Ты же знаешь расклад, Принцесса. Я сломаю её, ты выпустишь меня, и все будет просто шикарно. А если нет – мне придется стать совершенно недружелюбной!

Еще один поток пламени обрушился на лежащую ничком фигуру Селестии.

Инстинкт пересилил истощение, и Сансет телепортировалась перед Селестией, с уже поднятым щитом. Ей было настолько больно, что она не думала никогда, что такая боль возможна вообще, часть ее шкуры сгорела, но она все ещё была Сансет Шиммер. Сансет захрипела, когда её щит принял на себя яростный удар огня, но он выдержал.

– Золотая звезда! Я впечатлена, солнышко. Я уверена, что твоя "замена" уже сдалась бы.

– Твайлайт сделана из более прочного материала, чем ты! – зарычал Сансет, когда она снова поднялась на копыта. И я тоже!

– Кажется, ты просто не поняла! – Дэйбрейкер расхохоталась, хлопая копытами в безумном веселье. – Ты просто кобылка, играющая в притворство. Ты всё ещё думаешь, что твоя прелестная и совершенная пони-принцесса всё ещё безупречна. Оглянись. Я забрала у неё всё. Её трон, её сестру, её достоинство... Даже лучше? Ты знаешь, что я – Селестия. А поскольку ты знаешь, что я Селестия ... – тебе больше некому адресовать свои молитвы. Что ж, ты можешь помолиться мне. Это было бы восхитительно. Возможно, заработаешь отсрочку для моей худшей половины.

– Прибереги её для себя. Я останавливала вещи и похуже тебя.

– О, пожалуйста! – Дэйбрейкер хихикнула, как будто Сансет только что отмочила самую смешную шутку во вселенной. – Ты победила трех поющих рыбок, подростка-мага и хиппи! И ни разу не побеждала в одиночку! Неужели ты не понимаешь, солнышко? Твои друзья не спасут тебя сейчас в последний момент. Здесь для тебя нет ничего. Я знаю всё, что знает она. А это значит, что я знаю,  какую боль причинит ей твоя гибель, – она залилась смехом, похожим звук воды на раскаленном железе. – Жаль, что ты уже не сможешь быть здесь и видеть это. Я всё думаю о том, какой же хорошенькой она станет, когда сдастся мне!

Сансет бросила взгляд на Селестию. Селестия не проронила в ответ ни единого слова. Она лишь глядела на Дэйбрейкер сквозь пелену боли застилающую глаза.

"Невозможно… это принцесса Селестия. Я знаю, что ничто не может победить ее…"

"...Но сможет ли она победить саму себя?"

Очевидно, этот момент сомнений и был тем, чего ждала Дэйбрейкер. Окружённая ореолом огня она бросилась на Сансет, повалив её на землю одним мощным ударом копыт. Щит Сансет испарился снова.

– Я знаю, что это противоречит Кодексу Принцесс, или чему-то в этом роде, но есть кое-что, что можно сказать о том, чтобы иногда испачкать и копыта. Это так возбуждающе весело! Вы должны это попробовать, – Дэйбрейкер посмотрела вниз на распростертую единорожку и сломленного аликорна. – На самом деле... думаю, вот, что я сделаю. Во-первых – я уничтожу Сансет здесь. Затем, моя дорогая... "я", мы посмотрим, что произойдет, когда я притащу сюда твою драгоценную Твайлайт... потом Каденс... потом снова Луну... потом, возможно, – подруг Твайлайт. Может быть, даже твою огненную птицу.  Понаблюдаешь, как я раздавлю их одну за другой. О! И тогда мы сделаем всё это снова! Нескончаемый парад твоих неудач до...

– Ты когда-нибудь заткнешься? – заорала Сансет и выпустила магическую ракету в злорадное лицо Дэйбрейкер.

Дэйбрейкер небрежно отступила в сторону и посмотрела вслед улетающей ракете. – Вау. И тут ты полагала, что хороша в подобных вещах, – презрительно усмехнулась она.

Она шагнула вперед и лягнула Сансет задним копытом, заставив её растянуться снова.

– Лучшая ученица даже прицелиться не может, – неодобрительно прокомментировала она. – Как печально. Ты такая же, как она сейчас. Всё во что вы верите – это "дружба" и "гармония". "Давайте все улыбнемся, возьмемся за копыта и споем дурацкую песню о прощении! Это заставит большого страшного монстра увидеть ошибочность её пути!" – Дэйбрейкер сплюнула. И её плевок зашипел на плитках пола. – Возможно, когда-то ты действительно представляла для меня угрозу, солнышко, но сейчас? Сейчас у тебя есть друзья, и ты влюбилась в эту жалкую имитацию Твайлайт Спаркл! Все эти амбиции… всё это страстное желание… все эти планы, драйв и сила – в конечном итоге оказались в канализации.

– Она стала той, кем должна была стать, – прошипела Селестия. — Кое-кем, кем я горжусь. Она отбросила всё это, чтобы...

– Скучно! - вспышка огня отбросила Селестию на несколько метров и она с глухим стуком приземлилась на развалины трона. Дэйбрейкер взгромоздилась на искорёженную спинку и злобно уставилась на свою жертву. – Перестань быть такой скучной, Тия!

Сансет тихо смотрела на свою бывшую учительницу.

"Она сказала, что гордится мной. Да... она сказала это несколько месяцев назад. Но... она сказала это, несмотря на всё, что я сделала. Всё, чем я была. Всё, чем я стала…"

Сансет перевела взгляд на Дэйбрейкер.

– Ты не знаешь меня, чудовище. – Сансет попыталась встать, но ноги её не держали. Слишком много для дерзкого драматического последнего боя. – Селестия знает меня... но её там не было. Она знает то, что ей рассказала Твайлайт. То, что рассказала ей я. Но я никогда не рассказывала ей всего. Я никогда не рассказывала ей о том, чего возжелала.

– О да, так трудно догадаться, – отмахнулась копытом Дэйбрейкер. — Ты хотела Эквестрию, как и любой другой дешёвый злодей в округе. Твайлайт была очень драматична, когда рассказывала эту часть истории.

– Ты совершенно права. Я хотела трон. Но было время, когда я хотела не только трон. Я хотела возмездия. Я хотела большего. Я хотела её! – Сансет ткнула копытом в Селестию, которая с трудом приняла сидячее положение. – Сейчас? Сейчас я знаю, что никто не может победить Селестию в реальном мире.

Дэйбрейкер фыркнула. – Ха, приветики? Кризалис прижала её с помощью большого, глупого братца Твайлайт. И давай даже не будем начинать о Тиреке… Селестию побеждал много кто. Просто среди них ни у кого не было стиля моего уровня.

Сансет снова попыталась встать на копыта и, наконец, преуспела. – Да, может быть. В реальном мире, где она может принять решение сдержаться. Где варианты с погребальным костром за рамками правил. Но знаешь что? Это не реальный мир.

– Сансет... – Сансет почувствовала на себе обеспокоенный взгляд Селестии. – Что ты творишь?

Сансет очень не хотелось этого делать, но она проигнорировала свою наставницу. – И есть одна вещь, которую ты, очевидно, не знаешь. И это то, что ты никогда не сможешь быть угрозой моим друзьям. Ты думаешь, что можешь навредить Селестии? Думаешь, сумеешь навредить Твайлайт? Я знаю, что ранило их больше всего.

– Я.

– Не надо, Сансет... не делай этого... Оно этого не стоит…

"Никто не причинит вреда тем, кого я люблю".

"Никто".

Сансет закрыла глаза и потянулась в самую глубокую часть себя. Это заняло некоторое время, но она нашла то, что искала. Маленькая клетка, укрытая тенью... с парой горящих чёрных глаз с бирюзовыми радужками, всматривающихся из глубины.

Рог Сансет снова вспыхнул, но на этот раз её магия не была зеленовато-голубой. Она была черна как полночь в хрустальных пещерах под Кантерлотом. Сансет закричала в агонии, когда разбила вдребезги тюрьму теней. Из недр которой что-то выбралось наружу.

Сансет рухнула на землю, когда нечто с отталкивающей красной кожей, омерзительными когтями, оскаленными клыками, перекошенным лицом и изодранными крыльями, подобными крыльям летучей мыши, поднялось перед Дэйбрейкер.

Если бы она всмотрелась достаточно пристально, то смогла бы видеть глазами своего демона. Но она этого не сделала. Она отпрянула от него. Больше всего на свете – она избегала этого существа, которым когда-то была сама. Она не хотела думать как оно. Она не хотела быть запятнанной этим.

– Оооо... – Дэйбрейкер издала легкий одобрительный звук. – Я надеялась, что она всё ещё в тебе, погребенная под всей этой чепухой о "дружбе и любви". И я была права. Ты можешь получить всё это, Сансет Шиммер. Помоги мне уничтожить Селестию... и я дам тебе всё, что ты когда-либо желала.

– За кого ты меня принимаешь? Я не какая-то испуганная маленькая студентка, с которой ты можешь сладко разговаривать, ты идиотка! — взревела демоническая Сансет. – Селестия не поделится властью, пока ты не попрыгаешь через все её обручи. Всё, что тебе нужно – ещё одна ручная зверушка. Ещё одна игрушка!

– Да неужто? – в голосе Дэйбрейкер прозвучало веселье.

– Так что, ты думаешь, что ты лучше Селестии? Ну, я то всегда была лучше неё. И теперь, когда ты была достаточно тупа, чтобы заставить Санни освободить меня, я собираюсь доказать, что я должна быть единственной, обладающей властью. Я заставлю её страдать, заставлю её истекать кровью, и я делаю это для себя!

Демонесса перевела свой взор на упавшую принцессу.

– О, это должно быть просто восхитительно!… – взвизгнула Дэйбрейкер.

"О нет, ты, которая – я, не надо!" – вяло подумала Сансет. Она заставила себя вытянуть всю магию, что только смогла. Она знала, что здесь её должно быть больше, так как это был сон, но она была слишком измотана.

Тем не менее, она нашла достаточно для одного последнего телепорта перед лежащим телом Селестии.

На этот раз она не стала возиться со щитом. Она знала, что он не защитит её от летнего бриза.

– Нет, – прорычала Сансет, дергая за те немногие ментальные цепи, которыми она все ещё удерживала своего демона. – Ты хочешь показать, насколько ты сильна? Покажи Селестии, на что ты способна против той твари!

Черные глаза с бирюзовыми радужками прожгли взглядом Сансет сверху. – Ну и зачем мне делать такую глупость?

– Посмотри на нее! Ты ничего не докажешь побив её сейчас!

Её демонесса зарычала.

– Нет! Если ты хочешь продемонстрировать что-то Селестии, уничтожь ту, что с ней это сотворила! Тварь, которую она не смогла победить!

Демонесса сжала когти. – Ты не сможешь удерживать меня вечно, Сансет.

– И что? – рявкнула в ответ Сансет. – Сделай это!

Она почувствовала, как тварь взбрыкнула и скорчилась от команды, но не разрешила себе сдаться. Она была измотана, но не собиралась позволить кому-либо причинить Селестии вред. Даже самой себе. Уже нет.

– Она следующая, ты же знаешь, – прорычала демонесса.

– Только попробуй, – угрожающе тихо ответила Сансет.

Демонесса повернулась обратно к Дэйбрейкер.

– О, бедняжка... Держу пари, что этот поводок ужасно натирает, – рассмеялась Дэйбрейкер.

– Сансет всё еще думает, что Селестию нельзя победить, – изрекла демонесса. – Мне виднее. Однако в одном она права. Прямо сейчас Селестия для меня не вызов. Она даже не достойна моего внимания. Ты же... с другой стороны…

– Ты хочешь бороться с огнем при помощи огня, хм? – ответила Дэйбрейкер, – Ты желаешь шанса проявить себя против лучшей половины Селестии? Ну разве же это не будет весело? – она расправила бронированное крыло цвета слоновой кости и немного прихорошилась. – Что ж, я обещаю отнестись к тебе настолько серьёзно, насколько смогу. Меня всегда интересовала большая, плохая Сансет Шиммер, даже если я и собираюсь превратить твою красивую малиновую кожу в намного более красивый уголь.

– Лучше бы тебе иметь для меня что-то большее, чем просто горячий воздух, ты высокомерный огненный жук, – прорычала демонесса.

– О, а она думает, что у нее острый язычок. Как это мило!

– Мило? Я тебе покажу мило! – прорычала демонесса.

Обе нанесли удары одновременно. Сансет заслонила глаза от вспышки огня. Колонна взорвалась, и на их головы посыпались зазубренные куски мрамора… только для того, чтобы быть отраженными золотым щитом.

Селестия подошла к Сансет, и они смотрели, как её демон сражается с Дэйбрейкер. Огненные шары. Вспышки молний. Щиты солнечного огня. Ударные волны. Телекинетические ножи. В любом грязном трюке, который могла только придумать демонесса, Дэйбрейкер не уступала.

– Зачем? – прошептала Селестия рядом с Сансет.

Сансет не смотрела на Селестию. Ей было невыносимо видеть лицо своей учительницы.

– Потому что... тогда, когда я... когда я стала такой... – Сансет облизнула сухие и потрескавшиеся губы. – Я действительно думала, что смогу победить тебя. Преподаватели и студенты… они должны были стать пушечным мясом. Отвлекать всех остальных, в то время как я возьму тебя на себя.

– Не самый лучший твой план, Сансет.

Сансет усмехнулась.

– Думаешь, я этого не знаю? Хотя... даже после всего... это был единственный момент в моей жизни, когда я знала, что могу победить тебя. И так как Дэйбрейкер – это ты...

Она скорее почувствовала, чем увидела кивок Селестии. – Разумная стратегия. Если она достаточно сильна.

– Она верит, что это так, — ответила Сансет, когда щит Селестии защитил их от новой звезды кровавого пламени.

­– Здесь? Я думаю, это всё, что имеет значение. Как думаешь?

Селестия обняла Сансет опалённым крылом. – Ничто не заставляет учителя гордиться больше, чем то, когда ученик превосходит его.  Я всегда верила, что ты способна на великие дела, Сансет.

– Даже после Твайлайт? – слова выскользнули сами. Она не собиралась их произносить. Она хотела бы иметь возможность забрать их обратно.

Тем не менее, Селестию, похоже, это не задело.

– Ты прошла путь от этого, – Селестия кивнула в сторону демонессы, которая в данный момент сцепилась с Дэйбрейкер в воздухе в схватке когтей и копыт. – До того, чтобы быть принятой Гармонией... стать – судя по всему, что я слышала – ангелом.

Сансет покраснела, залившись гораздо более ярко-алым цветом, чем пролетевшая неподалёку вспышка магии Дэйбрейкер.

– Не только это... ты протянула руку помощи и спасла Твайлайт Спаркл из другого мира от твоей собственной судьбы. Дважды, если я правильно помню. Один раз от неё самой, а другой от кое-чего гораздо более коварного: её собственного страха потерять контроль. Нечто подобное, как видишь, я понимаю слишком хорошо.

Взгляд Селестии снова упал на Дэйбрейкер. Сансет хмыкнула. И щит Селестии снова поднялся, чтобы спасти их от мощного выброса магической энергии.

– Я уже говорила тебе, когда мы виделись в прошлый раз Сансет, – крыло Селестии, хоть и обожженное, окутывало её вокруг чем-то таким, чего не хватало Сансет столько лет. – Я так горжусь тем, кем ты стала. Ты пошла не таким путем, на который я рассчитывала. Таким как... прошла Твайлайт. Ты пошла своим собственным, и хотя поначалу он был тернистым, ты справилась очень хорошо.

Сансет наконец-то взглянула на Селестию краем глаза. Они обе молчали, и слезы стекали с их лиц. Ярость огненной битвы над ними отражалась в огромных глазах Селестии.

– Но, отвечая на твой вопрос... да, – продолжила Селестия. – Я всегда верила, что у тебя и у Твайлайт – есть потенциал, чтобы превзойти меня.

Дэйбрейкер рухнула на землю, разбрасывая повсюду пепел и сажу. Демонесса приземлилась перед своей добычей на корточки, улыбаясь как голодная кошка из джунглей.

– Не надо этого делать! – закричала Дэйбрейкер, пытаясь отползти. – Мы с тобой одно и то же! Я могу дать тебе всё, что ты когда-либо хотела!

– Ты? Ты вообще не имеешь значения. Все, что я когда-либо хотела, это продемонстрировать Селестии, что я заслуживаю этого! – прорычала демонесса. – Доказать ей, что она сделала неправильный выбор! Она должна была даровать мне Вознесение раньше, чем этой придурочной Каденс!

Сансет вздрогнула.

– Всё ещё имеешь какие-то неопределённые чувства в отношении Каденс? – спросила Селестия.

– Может быть, немножко? – смущённо ответила Сансет. – Мне… мне нужно поговорить с ней?

– Ну конечно, моя дорогая Сансет.

Сансет слегка усмехнулась, когда демонесса направилась к упавшему аликорну.

– Но я могу это исправить! – закричала Дэйбрейкер. – Мы обе лучшие половины! Мы можем уничтожить их вместе!

– Конечно. И тогда одна из нас ударит другую в спину, – прорычала демонесса. – Спасибо, но я думаю, что сначала уничтожу самого опасного врага.

Демонесса подняла коготь. И пламя, покрытое налётом зловещей магией, вскипело в мироздании.

Дэйбрейкер обрушила на демонессу поток кроваво-красной магии. Демонесса ответила потоком своей собственной. Мир наполнился мерзким хохотом. Сансет и Селестия просто наблюдали, как столкновение воли одной и другой продвигалось то вперед то назад, в течение недолгого времени... пока Дэйбрейкер не начала сдавать свои позиции.

Быстро.

– Нет! Я могу помочь тебе! Я кое-что знаю! Я...

Магия демонессы охватила Дэйбрейкер. И с последним криком протеста аликорн исчез в облаке пепла.

– Теперь… я думаю, твоя очередь, Селестия, — прорычала демонесса, сфокусировав свои жуткие глаза на принцессе.

Сансет выскользнула из под крыла Селестии и заставила себя встать на копыта. Она никогда не осознавала, насколько высока была двуногая демонесса по сравнению с Сансет в виде пони.

– Нет.

– Ты знаешь, что я могу победить её. И тебя. Легко.

– Нет, — встряхнула головой Сансет. – Я не верю в это. Я в состоянии побороть тебя. И ты это знаешь.

Силы вернулись в её тело. Её раны зажили. Её шкура стала целой снова. Магия вернулась к ней в полной мере. Сансет глубоко вздохнула и не почувствовала боли.

– Ты не повредишь ни единого волоска на её шкуре, – сказала Сансет. — Потому что ты больше не та, кто есть я.

– Я – это всё...

– Как будто мы уже несколько часов не вкушаем тут такого сорта конских яблок! – рявкнула Сансет, направляясь к своему прошлому "я". – Мы только и слышали, как Дэйбрейкер всё твердила и твердила о том, что она была настоящей Селестией, что она была намного сильнее и, что она могла бла-бла-бла! Мне плевать. Я не хочу этого слышать.

– Но она слаба! – демонесса указала на Селестию когтем. – Ты же видела! Она лицемерка! Она лишь такая же, как мы! Она лишь такая же, как ты! В ней живут чудовища, как и в тебе!

Сансет бросила взгляд назад, на Селестию. Она не могла припомнить, когда принцесса в последний раз выглядела такой гордой – ею.

– И это то, что поможет нам не совершать такого рода ошибок, – сказала Сансет, улыбаясь демонессе.  Потому что мы знаем цену. И мы отыскали путь получше.

– Я не позволю тебе бросить ...

– Да заткнись ты! – заорала Сансет. Её магия вспыхнула, и тюрьма, сотканная из бирюзовой энергии, обрушилась на пространство вокруг демонессы. – С меня хватило Дэйбрейкер, и с меня определенно хватит тебя!

Сансет отпрянула и впечатала копыта в землю. Особой необходимости запирать демона в клетке снова – не было, но это было приятно.

Затем магия угасла, демон, разрушения и огонь исчезли. Вместо этого они стояли в первозданной версии Кантерлотского тронного зала. Ковры и гобелены были великолепны. Колонны и витражи оставались нетронутыми, однако Сансет заметила новый, которого раньше не видела.

Селестия тихо хихикнула, когда Сансет приблизилась к нему. Восходящее солнце сияло сквозь стекло, разбрасывая призматические брызги разноцветного света по всему огромному тронному залу. На изображении белый аликорн обнимал янтарную единорожку, обернув вокруг неё своё крыло, в то время как сверху, над ними, сражались стилизованные версии Дэйбрейкер и демонессы Сансет.

– Приятный штрих, – прокомментировала Сансет.

– Спасибо, – ответила Селестия позади нее. – Возможно я не буду размещать его здесь. Где-нибудь в более уединенном месте, вероятно в моем личном кабинете?

Когда Сансет обернулась, она обнаружила Селестию снова целой и невредимой, хотя на ней не было ни одной из её регалий. Странно было видеть принцессу без атрибутов её положения. Это также красноречиво говорило о том, какой рода пони Селестия хотела показать себя прямо сейчас.

– Наверное тебе любопытно, что случилось, – тихо заметила Селестия, снова обнимая крылом Сансет.

– Я не собиралась совать нос в чужие дела.

Селестия вздохнула и посмотрела на витраж.

– Я полагаю, что Принцесса Твайлайт рассказала тебе о "миссии" Старлайт Глиммер несколько месяцев назад?

Сансет слегка стиснула зубы. – Имеется в виду та "замечательная идея устроить бардак с природными силами двух самых могущественных аликорнов в Эквестрии"?

– Да. Это, – Селестия грустно усмехнулась.

– Да, она мне рассказала, – Сансет уставилась на свои копыта. – Но разве это было не до того, как я наконец-то пришла повидаться с вами?

– Я была слишком рада видеть тебя снова, чтобы упомянуть об этом тогда, – улыбка Селестии была как второе солнце. – И, я признаю, что это не было совсем так уж плохо. Моей сестре и мне, возможно, нужен был небольшой толчок для понимания друг друга.

– Похоже, он был несколько больше, чем небольшой.

– Возможно, – признала Селестия с кривой усмешкой. Но в то время как этот аспект, возможно, оказался полезным, то, что выпустили собственные страхи Старлайт – было абсолютно  другой вещью. После видений Старлайт о Дэйбрейкер, она стала приходить ко мне в ночных кошмарах. Я до сих пор не понимаю, как Старлайт вытянула её образ из моего сознания, – она заколебалась. – Или, возможно я сама призвала её, основываясь на страхах Старлайт.

Сансет моргнула, глядя на свою наставницу, не в силах придумать, что на это ответить.

Селестия вздохнула. – Я признаю, что когда ты вернулась, и мы наконец-то воссоединились, атаки Дэйбрейкер стали гораздо более частыми. Последние полтора месяца они происходили каждую ночь. К сожалению, Луна ничего не смогла для меня сделать.

– Но почему? – Сансет пристально глядела на Селестию. – Я думала, что Луна целиком и полностью властвует над царством снов.

– Я подозреваю, что по той же причине, по которой Дэйбрейкер могла быть побеждена только твоей собственной тенью. Поскольку я победила её, когда она стала Найтмэр Мун, она страшилась собственной неспособности взять верх над Дэйбрейкер. Хотя мне и удалось справиться с победой над ней во сне Старлайт...  но это лишь потому, что это была её версия за авторством Старлайт, а не моя.

 – Значит, это Луна втянула меня в ваш сон?  Я не знала, что она может делать это через миры. Но... если это так, почему она просила меня повернуть назад? И была крайне настойчива в этом.

– Я думаю... Сансет, я не думаю, что это сделала она, – призналась Селестия. – На самом деле, я думаю, что это больше связано с драгоценным камнем на твоей шее, чем с истинным контролируемым сновидением, Сансет.

Сансет взглянула на кристалл, который она принесла из лагеря Эверфри, и коснулась его копытом. Она наморщила мордочку, при воспоминании об их первой попытке контроля над её вновь обретённой  магией эмпатии. Она не горела желанием вновь пережить ту катастрофу. Которая оставила её замороженной на большую часть дня.

"О да, представляю. Попытаться применить эмпатическую магию к аликорну с тысячелетним опытом, мудростью и знаниями? Не самое лучшее решение".

– Ты прошла путь от эксперта по разделению людей и пони до обладания самой могущественной магией, которую я когда-либо видела. Ты спасла твою Твайлайт от неё самой, когда она нуждалась в тебе. Ты поддерживала её, когда она была максимально слаба. Ты прикоснулась к тем, кто тебя окружает, и помогла им понять самих себя. Возможно, это был результат нашего эксперимента, но когда мне понадобилась чья-то помощь – пришла именно ты. Ты услышала меня даже через пропасть миров.

– Что? – встряхнула головой Сансет. – Вы сказали мне уходить, тоже! Вы умоляли меня не находиться здесь.

– Сперва, моя маленькая пони, я молилась, чтобы ты оказалась одной из иллюзий. Кроме того, я не думаю, что позвала тебя сознательно.  Скоре это было инстинктивно. И как я подозреваю, таким же был и твой ответ.

– Если какая-то часть вас знала, что я пришла специально для того, чтобы помочь, почему вы хотели, чтобы я ушла?

Селестия поколебалась и вздохнула. – Я никогда не хотела, чтобы ты увидела эту часть меня, Сансет. Эту часть себя я давным-давно заперла внутри. Потому что… Дэйбрейкер была права. Когда... наши дороги разошлись? – крылья Селестии слегка взъерошились, её лицо исказилось от боли. – Я была жёстче, чем должна была быть с тобой, потому что я слышала её голос, исходящий от тебя. Мне было страшно. Я боялась, в своей одержимости или возможно – отчаянии, что мне придется подготовить тебя к тому, что я верила – станет твоей судьбой...

Селестия замолчала, не в силах встретиться глазами с Сансет.

– Принцесса, пожалуйста... расскажите мне.

– Я боялась, что толкнула тебя на путь превращения в очередную Дэйбрейкер. И судя по тому, что высвободило твое подсознание, я была недалека от истины.

Сансет внимательно смотрела на свою учительницу, пытаясь переосмыслить увиденное. Знание того, что та часть Селестии заперта где-то также глубоко внутри, как и её собственный демон, поменяло всё. Каждое взаимодействие с принцессой до её идиотской истерики… обрело совершенно новый смысл.

– Я... – Сансет облизала губы. – Не знаю Принцесса. Я не знаю, сделали это вы или нет. Хотя могу сказать, что не всё это было вашим. Я научилась сама признавать, кем я была. Мне не нравилась эта пони. И до сих пор не нравится. Но иметь её там... это напоминает мне о том, как много я потеряла, когда стремилась к власти ради власти. И как много я приобрела, когда посмотрела дальше, чем это. Так что... в любом случае... я считаю, всё вышло хорошо. Так что спасибо. И, как бы то ни было, она не ваша вина. Я больше не выпущу её, никогда снова.

Селестия грустно улыбнулась. – Даже от демонов есть своя польза, Сансет. До тех пор, пока ты не позволяешь им контролировать себя. Дэйбрейкер, и твой демон всегда будут нашей частью. И то, что мы делаем с этим знанием, определяет нас.

– Это то, чему, я думаю, научились все пони из моего окружения... несколько раз.

Селестия усмехнулась и крепче обняла Сансет своим крылом.

– Я говорила тебе сегодня, как я горжусь тобой, Сансет?

– Да, Принцесса. Вы говорили.

– Ну что ж, тогда я надеюсь, что ты позволишь мне сказать это снова, — Селестия стиснула Сансет так, как будто она снова была маленькой кобылкой. – Я так горжусь тем, кем ты стала. Я горда тобой настолько, насколько горда и Твайлайт. Сознаюсь... может быть, немного сильнее, потому что твоя дорога была труднее, и из-за этого тебе удалось добиться большего.

Сансет покраснела и опустила голову, тайком пытаясь вытереть слезы со своих глаз.

– Я... я думаю, вы знаете, как много это значит для меня, Принцесса, –  прошептала Сансет.

– Возможно, – копыто Селестии уперлось в грудь Сансет. – Но я знаю, что ты всё ещё время от времени сомневаешься в себе. Возможно, если я покажу тебе кое-что, это сможет помочь.

– Я не понимаю.

Селестия постучала по драгоценному камню на шее Сансет. Сансет изумленно уставилась на принцессу.

– Принцесса, когда мы в последний раз пробовали это сделать, меня раздуло на полкомнаты.

– Как мы уже видели… то, во что мы верим в своих снах, – это реальность. А если я скажу, что я верю в то, что ты справишься, что ты об этом думаешь?

Сансет помолчала несколько секунд, а затем глубоко вздохнула.

– Тогда я верю вам.

Селестия осторожно потянулась к камню и мягко прижала к нему своё копыто. А затем, Сансет опустила барьеры, сдерживающие её магию эмпатии. Она задохнулась от ощущений, когда тепло затопило все её чувства. Тронный зал Кантерлотского замка из сна смыло волной ослепительной белизны, как восход рассвета предвещающего ясный новый день.

И вот так... даже в этом странном пространстве между миром снов и миром бодрствования, даже через расстояния целых измерений, даже для тех пони, кто проводил большую часть своего времени, ходя на двух ногах, даже для кого-то, кто влюбился в двойника пони, которой Сансет могла быть в другой жизни...

Сансет действительно знала, что она прощена.

Она чувствовала это и раньше, но никогда не видела истинной глубины. Она познала магию дружбы и магию любви. И прощение было неразрывно связано со всем этим и многим другим.

Сансет Шиммер упала. Она упала в любовь, утешение и самое главное признание своей наставницы, Принцессы Селестии. Она падала зная, что Селестия упала так же как и она, в тот же самый момент.

Время шло. Час. День. Месяц. Год. Жизнь. Это не имело значения. Она не думала об этом.

Когда падение прекратилось, осталось только витражное окно, гордо сияющее теперь в стене личного кабинета Селестии. Сердце Сансет колотилось в груди, когда она смотрела на то место, где они провели так много часов, когда она была всего лишь маленькой кобылкой. Когда Селестия заполняла весь её мир. В те самые, намного более простые времена.

И так же, как в те времена, Селестия расположилась на большой подушке. Сансет заколебалась. Когда она стала старше, ей пришлось переехать на собственную подушку. Но она скучала по тем дням, когда могла уютно устроиться рядышком, под крылом Селестии.

И словно в ответ, подушка стала достаточно большой, чтобы вместить их обеих. Селестия улыбнулась ей. Сансет не нуждалась более в дальнейших приглашениях. Она вскочила на мягкую ткань и обосновалась рядом со своей старой учительницей.

Перед ними появилась книга. Они обменялись взглядами. Сансет улыбнулась своей наставнице. В глубине её сознания загрохотала клетка. Она это проигнорировала. Блеск в глазах Селестии поведал Сансет, что она не одинока. Это было всё, что ей нужно было знать.

Селестия открыла книгу, и они начали читать.

И хотя её физическое тело всё ещё было с Твайлайт в их квартире... В этом месте и этом времени... Было так, как будто Сансет никогда и не уходила.

Комментарии (5)

+2

Хороший перевод! Концепция произведения очень интересная, сила любви и привязанности на многое способна, даже победить демонов прошлого, которые только и ждут момента, чтобы выбраться наружу. Взаимоотношения Селестии и Сансет всегда интересная тема — нам остается только гадать, как это было, но это произведение показывает все в очень хорошем, ласкающем свете)
А также желаю дальнейших успехом на этом не совсем простом, но достойном поприще!

NovemberDragon
NovemberDragon
#1
+3

Это просто шикарно.
Особенно мне понравилось описание эфира снов. Не знаю, но что-то притягательное в этом есть.

О борьбе с внутренними демонами я даже не знаю, что сказать. Даже на родном языке сложно описывать подобное, а уж переводить тем более. Так что моё уважение!)

irfp250n
#2
+2

Печенек господину переводчику!

SFlameS
#3
+1

Пасибки)

Darkseer
Darkseer
#4
+1

Перевод не без пары мелких косяков, но в целом отличный! Спасибо за интересное чтиво про Сансет

Mibke
#5
Авторизуйтесь для отправки комментария.