Автор рисунка: Devinian
Глава 17. Бой и притворство Глава 19. Изменившиеся

Глава 18. Сумерки

Google Docs

Они не разговаривали, но, с каждой вспышкой её магии, ему становилось лучше.

Мерно пульсирующий бирюзовым рог Сансет едва-едва не касался головы Райза, её копыто покоилось на его плече. Боль от удара Пинки исчезла.

Сейчас он чувствовал себя почти хорошо.

Почти.

Они не разговаривали.

Неподалёку ходила уже оправившаяся Глиммер, лечила своими заклинаниями выглядящие опасными раны других.

Внешне легко преодолевала их личные поля — узнать бы, как у неё такое выходит.

Сама виновница происходящего всё ещё дрыхла.

Будить её никто не собирался — отряду в любом случае необходим хоть какой-то привал.

— Нас разделали, — разрывая тишину, произнесла Дэш. — Конечно, мы победили, но искусай меня Селестия, Пинки почти разобралась со всеми нами в одиночку.

Рэрити покосилась на пегаску, но промолчала.

Ответила Эпплджек:

— И ладно. Мы победили, Пинки с нами, это главное.

— Верно! — подхватил Спайк. — Пинки у нас, а скоро и Твайлайт будет!

— Я... — Рэйнбоу оборвала сама себя, зло фыркнула.

— Если Твайлайт такая же, мы с ней не справимся, — тихо проговорила вместо неё Рэрити.

Да, после схватки с Пинки, это казалось болезненно очевидно. Если обычная пони или пегас под действием Тени становятся так сильны, на что окажется способен аликорн?

И даже не просто аликорн. Элемент Магии.

— Яблоки печёные, нет уж! — Эпплджек рубанула копытом воздух. — Я уж точно не собираюсь сдаваться. Хватит раскисать, мы и не таких врагов побеждали, а Твайлайт — наш друг. Мы и так слишком долго были порознь. Пора объединиться.

Рэрити вздохнула, а потом решительно кивнула:

— Да, Эпплджек, ты права.

Райз открыл уже рот, но тут раздался тонкий крик:

— Эпплдже-е-ек! Ты что-то говорила о яблоках?!

Чуть не сотворив щит, Райз крутанул головой и увидел неуклюже поднимающую голову Пинки.

Очнулась.

Очень хорошо, но, конечно, следовало проявить осторожность...

— Пинки! — Рэйнбоу одним прыжком перемахнула через остальных и чуть было не рухнула на встающую пони.

— Дэши! — чуть замешкавшись, Пинки обняла её.

Порыв Райза подняться мягко остановила Сансет и покачала головой.

— Всё хорошо, это настоящая она, — молчание между ними наконец было прервано.

Остальные тем временем уже спешили к своей подруге.

Даже Глиммер подошла.

И при виде каждого Пинки восклицала.

— Рэр! Джеки! Спайка! Старли!

Удивительным образом её неуклюжесть и заторможенность исчезла, она уже металась между своими друзьями, заключались объятия, звучали реплики, кто-то засмеялся...

Смех подхватили остальные.

Даже на лице Глиммер показалась улыбка.

Не сразу Райз снова услышал членораздельную фразу:

— А где я? Чувствую себя почти так же, как в тот раз, когда я три дня без перерыва танцевала под музыку Винил! — тут живот Пинки громко заурчал. — И у нас есть кексик?

— Сейчас мы тебя накормим и обсудим всё, — сказала Эпплджек.

Рэрити кивнула, чуть задумалась, а потом положила копыто на розовое плечо:

— Пинки, что ты помнишь?

Хозяйка плеча уже накинулась на протянутую тарелку с едой и ответила не сразу.

— Помню? Я много чего помню, — её слова перемежались с аппетитным причмокиванием. — Я помню, как мы устраивали вечеринку для Гамми. И ещё Эквестрийские игры! И как мы строили пристань! И ещё...

— Пинки, — остановила её Рэрити. — Что ты помнишь из последних пары месяцев?

— Ну, я проснулась тут, услышала про яблочки, обнялась с Дэши. А до этого... — она покрутила мордочкой. — Это сложно! Попробуй отличи эти сны от не снов. Вечная проблема. Но я помню...

Она замолчала.

Несколько секунд сидела неподвижно.

— Ой, — наконец произнесла Пинки уже совсем другим голосом. — Простите... Я не хотела...

Рэрити обняла её.

— Мы знаем. Всё хорошо. Не беспокойся, Пинки.

Они продолжили разговор, и вскоре Пинки снова взбодрилась. Как выяснилось, она мало что могла вспомнить из того времени, пока была затенена, зато без проблем рассказала, чем занималась до этого.

Как и предполагалось, она искала Твайлайт. Устроила целое расследование, которое, впрочем, не успела завершить.

Или успела, но забыла об этом.

Когда Рэрити закончила спрашивать, Пинки потребовала ещё еды, с тарелкой бухнулась на землю у сумок, а потом вскочила и глаза в глаза уставилась на сидящих рядом Райза и Сансет.

Кажется, она только сейчас их заметила.

Удивительная пони.

— Привет! Меня зовут Пинки, а вас? — очень быстро произнесла она, повернула голову на бок и вдруг захихикала. — А, не говорите, я знаю! Ты закат, а ты восход!

— Привет, Пинки. Да и нет, — ответила Сансет. — Я Сансет, а вот его зовут просто Райз.

Райз кивнул:

— Рад знакомству.

— И я рада! Очень! — Пинки улыбнулась ещё шире, чем прежде, и с каким-то непонятным намёком подмигнула, а потом вывалила на них целую кучу совершенно незначительных вопросов.

Странно, обычно Райз не любил бессмысленные расспросы, но с этой розовой егозой подобное даже доставляло удовольствие.

За болтовнёй с Пинки последовал разговор о ближайших действиях и тактике, а потом и время привала подошло к концу.

Пора было выдвигаться на поиски Твайлайт.

* * *

Деревня Ангесвиль встретила их пустотой и брошенными домами.

Тихо. Даже Пинки замолчала.

А скоро будет и темно — Солнце уже приближалось к горизонту, день уступал место закатным сумеркам.

Конечно, лучше бы было прийти сюда с рассветом, но...

Они и так потеряли слишком много времени.

Слишком.

Эта деревня оказалась совсем небольшой, но при этом чётко отстроенной, будто бы по заранее подготовленному плану.

Ровная и простая, даже в какой-то мере красивая, пусть и совершенно неинтересная.

Точно расставленные деревья перемежались фонарными столбами, дворы украшали единообразные клумбы, чуть дальше можно было заметить какие-то склады — назвать эти сооружения сараями или амбарами не поворачивался язык.

Судя по архитектуре, не для выращивания хлеба была отстроена эта «деревня».

Её главная улица, широкая, обрамлённая одноэтажными домами, изгибалась на середине под прямым углом, обходя высокое и явно не жилое здание.

Впрочем, они сейчас тут все были нежилыми.

Пустынно.

Даже животных нет.

Что там — в тусклом свете заходящего Солнца и деревья казались мёртвыми.

И окружающий поселение лес.

Ветер едва касался гривы, почти неощутимо, но он всё же был, и вместе с ним до Райза доносился странный запах.

Что-то неприятное, затхлое, всё также не несущее в себе жизни.

Может, просто запах брошенных домов?

Может.

По крайней мере, это не разложение.

Глиммер и Эпплджек зашли в одно из зданий, вышли, покачали головами.

Ничего.

Как и в других.

Вещи везде оказались аккуратно собраны, местные явно уходили без спешки.

Рэйнбоу сделала короткий круг над деревней, но тоже ничего не нашла.

Им оставалось только медленно идти между сооружениями, осматриваться и искать след.

Солнце опускалось всё ниже.

Сумерки сгущались.

Наконец, Сансет вскинула голову.

— Тут что-то есть... — тихо произнесла она.

— Да, — вторила ей Глиммер. — Там.

Она ткнула копытом в сторону леса, и группа двинулась туда.

Медленно.

Того сверхъестественного страха, о котором им рассказывали, пока не было, а вот обычный никуда не девался. Хотелось убраться отсюда подальше.

Запах усилился.

Странно — ночь ещё не наступила, солнечные лучи вполне дотягивались до деревьев, но, тем не менее, в границах леса почти ничего было не разглядеть. Будто бы что-то поглощало весь свет.

Они задержались, но всё же пошли дальше.

Шли плотно, почти соприкасаясь боками, благо, деревья стояли весьма разрежено.

Становилось всё темнее, но огни решили не жечь. Лучше не привлекать внимания.

По крайней мере, пока ещё можно увидеть друг друга.

Минуты — и перед ними встал новый барьер из тьмы. Как и на опушке, почти невозможно стало разглядеть, что находится дальше. Эта темнота даже казалась материальной.

Словно огромная чёрная туша навалилась на лес.

Остановились.

Райзу до дрожи не хотелось продолжать путь, и, кажется, остальные разделяли его нежелание.

Но единственный след вёл туда.

— Я не думаю...

И тут по тьме пробежала волна движения.

— Назад! — закричала Сансет, и её рог вспыхнул очищением.

Свет заклинания высветил... что-то.

Ударил крик — словно бы вой какой-то жути, перемежающийся со стонами её жертв.

Страшно. Райзу стало по-настоящему страшно.

Они побежали.

Деревья мелькали вокруг, спину жгло злым взглядом — почти невыносимое чувство преследования било по мозгам.

Это было словно ночной кошмар.

Они выбежали к деревне, единорог судорожно огляделся — никого не забыли, группа осталась в целости. Только после этого он осмелился посмотреть назад.

Над лесом что-то поднималось.

Фигура.

Огромная фигура сотканного из тьмы аликорна.

Или... сотканного из Тени.

Пятнадцать, может двадцать метров в высоту, изящная, болезненно красивая — и жуткая, до дрожи, до едва контролируемой паники.

Райз не слышал, он вообще ничего больше не слышал, кроме этого чудовищного, заполняющего голову крика, но чувствовал, что скулил.

Оно смотрело на них. Оно их знало.

Оно. Он. Кошмар.

Кажется, их поиски окончены.

Медленно расправляя гигантские крылья, к ним приближался враг.

Бежать. Бежать. Бежать!

Райз не двигался с места, замер, словно бы став единым целым с грязью, в которой стоял.

Кошмар уже возвышался над ними.

Обречены...

— Нет. Мы будем бороться! — ясно и чётко прозвучал голос.

А потом немыслимо яркая золотая стрела вылетела откуда-то справа и ударила в голову фигуры.

Крик оборвался. Снова можно было думать.

Но зло и не подумало отступать.

Огромное копыто Кошмара поднялось и опустилось на место, где они только что были.

Промазал!

— Двигаемся, не останавливаемся на месте! — лишь через пару секунд до Райза дошло, что это выкрикнул он сам.

— Не прикасайтесь к этому! — вторила Сансет. — Это Тень, она хочет заразить нас!

Верно. Этот колоссальный аликорн из тьмы — лишь тень.

Все хаотично разбежались, и Кошмар снова ударил мимо.

Замахнулся крылом.

В него врезались молнии и поток света.

Райз сконцентрировался и атаковал своим очищением.

Присоединилась Рэрити.

Кошмар оступился, его крыло просвистело над их головами.

Это всё, чего им удалось добиться.

Слишком слабо.

Из леса раздался многоголосый вой и шум, а через мгновение оттуда начали выбегать существа.

Перебирающие корнями деревья с полными клыков дуплами, перекрученная, покрытая шипами и когтями мелкая живность, какие-то конструкции из веток и камней... за каждым оставался шлейф тьмы.

Их намерения не вызывали сомнений.

Враг привёл свою армию.

В вырвавшийся вперёд дуб с когтями вместо листьев на полной скорости врезалась Дэш, опрокинула его и расщепила.

— Мы прикроем вас, рогатые, займитесь большим! Эпплджек, Пинки, Спайк, за мной!

— Конечно, подруга!

Райз не знал, как эта четвёрка собирается остановить орду. Впрочем, не знал он и как им самим одолеть Кошмар.

Но глупо сдаваться раньше, чем на самом деле проиграешь. Они ещё побарахтаются.

— Сконцентрируем огонь на голове! Кажется, твари это не нравится! — крикнул он.

Три луча света и какое-то заклинание Глиммер — у неё всё ещё слабо выходило очищение — ударили в голову аликорна.

Тот покачнулся, но больше ничем не показал ущерба.

А потом его рог заискрил.

Оно ещё и магией владеет?!

— В стороны!

Серебряный поток ударил в землю, и та вспучилась, показались провалы, из которых к небу взвились огненные гейзеры.

Райз прыгнул, уклоняясь от слепленной из веток саблезубой собаки, толчком чар отправил её в пламя и огляделся.

Никто не попал под атаку, но дела шли скверно.

Спайк почти без остановки испускал поток пламени, срезая им целые волны мелочи, Дэш то выбивала самых резвых, то ядром проносилась по рядам противника, раскидывая их, а потом возвращаясь под защиту стоявшей как скала Эпплджек, чтобы подготовить новую атаку. Они вносили настоящее опустошение... но как бы эффективны ни были их действия, врагов всё равно оставалось слишком много, постепенно твари брали защищающихся в кольцо, рвались к единорогам.

Если бы не возникающая из ниоткуда в самых опасных местах Пинки, уже прорвались бы.

Райз не улавливал, как они вообще ещё держатся, но, видно, у розовой были какие-то свои сюрпризы.

Но и так то один, то другой враг добирались до магов.

Без особого результата — боевые заклинания надёжно избавляли от одиночных противников, однако внимание те отвлекали.

А этого внимания и на саму Тень не хватало.

Та едва реагировала на их атаки, казалась практически неуязвимой.

Они, в свою очередь, знали, что не выдержат и одного серьёзного попадания.

Но пока удавалось уклоняться.

Тем временем, аликорн снова готовился использовать магию.

Сверху ударили лучи тёмного заклинания, но на полпути встретились с сотворённым Глиммер барьером.

Взрыв.

Земля дрогнула, волна воздуха чуть не уронила Райза, но больше никакого урона плетение врага не нанесло.

А Глиммер уже контратаковала, но её сеть молний бессильно увязла в материальной тьме.

Очередная золотая стрела Сансет выбила Тени глаз, но не похоже, чтобы той это доставило какой-то дискомфорт.

Рана стремительно заживала.

Ещё одна вспышка магии, потом ещё одна...

Бесполезно.

Что-то мелькнуло в небе, но Райз не успел разглядеть.

Секундой позже стало очевидно, что лучше ему было не отвлекаться.

Какая-то мелкая тварь вцепилась в ноги, он запнулся, лучом заклинания смёл её, и шкурой почувствовал, что слишком задержался на одном месте.

Аликорн выбрал его своей целью.

Райз успел повернуться, увидеть приближающуюся тьму, рвануть в сторону...

Слишком поздно. Из под удара уже не уйти.

Что-то ударило в бок, мир крутанулся, зрение перекрыло розовым, а потом Райз почувствовал, что лежит на земле, целый и невредимый.

Кто-то вздёрнул его на ноги.

— Не спи, красавчик! — появившаяся в поле зрения Пинки подмигнула и убежала дальше.

Райз тряхнул головой, тремя ударными заклинаниями выбил приближающихся деревянных тигров и зажёг очищение.

Получи!

Тень не слишком обратила внимания на его атаку, но он не сдавался.

Луч Рэрити следовал за его. Золотые стрелы Сансет летели. Глиммер снова и снова пыталась подобрать эффективное заклинание.

Враг стоял под ударами, как под лёгким дождём.

Вновь заискрил его чёрный рог...

Кошмар не смог закончить заклинание.

Вихрь из фиолетовых и красных потоков энергии обрушился на него сверху, разрывая саму образующую его тьму.

Пространство словно бы содрогнулось. Ударила взрывная волна.

Теневой аликорн припал к земле, почти рухнул, но его расколотая голова уже начинала сшиваться вновь. Очень быстро.

Второй поток разодрал крыло, которым Кошмар прикрылся от неизвестного противника.

Неизвестного...

Кто-то спустился, замер в воздухе перед Тенью.

Света было достаточно, чтобы разглядеть прикрытое тёмной бронёй тело, медленно двигающиеся крылья, колышущиеся гриву и хвост, горящую магией корону на голове, фиолетовое сияние которой искажало иные цвета...

В них и не было нужды. Он и так знал, какого цвета волосы у этой принцессы.

Он уже понял.

— Бегите! Я остановлю его! — донёсся до него чёткий, явно усиленный заклинанием голос аликорна из плоти и крови.

Голос, который, не смотря на волшебу, всё равно был узнаваем.

— Твайлайт!

И вместе с криком в раненную Тень ударили их плетения.

Они не стали бежать.

* * *

Тень совершенно потеряла всякую форму.

Твайлайт Спаркл не повторяла те сверхмощные заклинания, которыми ударила в начале, но всё равно под их атаками Тень перестала изображать аликорна — теперь она скорее напоминала просто покрытый отростками холм волнующейся жижи.

Впрочем, её это, похоже, не особо беспокоило. Тень даже не пыталась больше защищаться, нанесённые ей раны быстро зарастали, а сама она в ответ била почти мгновенно отрастающими щупальцами.

Острые, они быстро разрушали даже щит Твайлайт.

Именно на ней сосредотачивала свои атаки эта бурлящая тьма. Впрочем, про других она тоже не забывала, пытаясь или разрубить их, или затянуть в себя.

Поток же заражённой живности хоть и ослаб, но не прекратился.

Но отряд держался.

Принцесса, так и не сказавшая больше ни слова, летала над Тенью и била по ней какими-то взрывными заклинаниями, Райз, Сансет и Рэрити использовали очищение, фокусируя свет в одном месте и буквально испаряя куски тьмы, Глиммер срубала магией щупальца и прикрывала соратников барьерами, а остальные сдерживали волны мелких тварей.

Так не могло продолжаться бесконечно.

Райз не видел, что там произошло, лишь услышал вскрик, заметил вспышку, а потом на землю между ним и Тенью упала Твайлайт.

Поднялась, ударила лучом, пошатнулась...

Не торопилась взлетать.

Ранена?

Враг почуял свой шанс. Бесформенная масса тьмы втянула все свои щупальца, приподнялась, даже будто бы потекла вверх, нависая над принцессой, явно готовясь обрушиться на ту всем своим телом.

Единорог бросился вперёд, но его опередили.

Перед Твайлайт встали две фигуры, одна горящая огнём и золотом, вторая светящаяся сдержанным многоцветием.

Сансет и Старлайт.

Они атаковали слитно, мощно, так, что даже Тень начала отступать, и тогда пони шагали вперёд, оттесняя врага от своей подруги.

Тень отступала. Смещалась назад, выгибаясь всё сильнее...

Отступала. Или просто меняла цель?

Райз бежал к ним, но не успевал.

Не успевал.

Впрочем, не он один всё понял. Поток магии огненной единорожки буквально отшвырнул Глиммер в сторону, потом начал окутывать её саму, очевидно, формируя плетение телепортации...

Поздно.

Слишком поздно.

Чёрный поток обрушился на Сансет. Полностью скрыл под собой.

Её поглотила Тень.

— Сансет!

— Стой, Райз!

Райз не остановился.

Ни на мгновение не замедлил бег.

Эта тварь не погасит его друга!

На полной скорости он врезался в стену тьмы, разрывая её очищением, и прорвался внутрь.

Она, впрочем, не сопротивлялась, легко приняла пришельца в себя, чтобы тут же сомкнуться за его спиной.

Чтобы поглотить и его.

И голова наполнилась шёпотом.

* * *

Звёзды.

Крохотные огоньки в небе и невообразимо громадные термоядерные реакторы, неудержимо пылающие среди пустоты.

Они светят во тьме, не выбирая для кого — просто светят, излучают энергию и куют в своих недрах элементы, из которых потом могут родиться другие небесные тела. Благодаря звёздам Вселенная становится чем-то большим, чем просто пространство.

Так много и так мало.

Совсем как...

Несколько физических констант сложились так, что в огромных облаках водорода, сжимавшихся под действием собственной гравитации в шары, начиналась термоядерные реакции, звёздный нуклеосинтез, порождающий более тяжёлые элементы, рассеиваемые потом вспышками сверхновых по Вселенной.

И из этих элементов складывались новые звёзды, планеты, на этих планетах появлялась жизнь...

Все материалы, кроме водорода, из которых состоят живые существа, родились в чреве звёзд. И звёзды же излучали энергию, на которой работала эта жизнь.

Они нежно согревали миры и их обитателей.

Но, вместе с тем, это всего-лишь пылающие шары. Термоядерные реакторы. В них нет заботы. Они не горят ради других, они просто горят, потому что такие есть. Им всё равно, у них нет намерения, нет разума. Лишь безразличие.

Это просто физическое явление. Объект.

Огни в пустоте, столь важные, но не имеющие смысла сами по себе. Дарующие жизнь, но не живые.

По крайней мере, Райз так думал.

Он смотрел в небо, и звёзды говорили с ним.

Сотни голосов, складывающиеся в неразличимый шёпот, и один, который можно понять. Самый громкий, и при этом другой.

Совсем другой.

— Открой путь... — слышал Райз.

Путь.

Дорога к звёздам.

Там, у других солнц, лежало будущее. Чтобы выжить, вид должен покинуть свою колыбель.

Их мир не вечен, не неуязвим, не безграничен. Но есть и другие. Там, у этих маленьких огоньков, гигантских пылающих шаров, есть другие миры. А дальше ещё, и ещё...

Галактика огромна, но она лишь крошка в сравнении со всей Вселенной. А если их Вселенная и правда не единственная...

Великий простор. И им придётся пройти его весь, чтобы сохранить себя. Чтобы сохранить разум, который единственный и придаёт смысл всему остальному.

Виду придётся шагать средь звёзд чтобы жить... и чтобы узнавать новое.

Райз хотел быть среди тех, кто встанет на эту дорогу.

— Открой путь... — слова те же, но теперь ему показалось, что смысл в другом.

Он снова вгляделся в звёзды.

Маленькие светлые пятнышки, разбросанные по тёмному полотну. Столь вдохновляющий, но случайный рисунок.

Или нет?

Узор в небесах не был очевиден, прятался за естественностью, но всё же оставался чересчур красивым. Чересчур, сам по себе.

Тут яркая звёздочка, словно специально поставленная, излишне идеально заканчивала композицию. Тут — слишком удачно мерцающие ночные точки складывались в рисунок. А вот тут...

Чувствовалась задумка. Намерение. Искусственность.

Творение разумного художника.

Огоньки, но не реакторы.

Это не его небо.

Теперь звёзды казались иными. Не дорогой, а красивейшей фигурной решёткой. Липкой паутиной, вставшей между ними и тем, что дальше.

Сетью, в которую попался целый мир.

Эти звёзды не звали. Они преграждали путь.

И Райз начал вспоминать.

Он родился в другом месте. Жил, рос, учился, боролся. Хотел многое изменить, искал способ сделать это. А потом, неожиданно, почти случайно, нашёл — там, где и не подумал бы. Нашёл их, нашёл её...

Кого?

Прошёл через портал, ступил на иную землю. Стал иным. Плоть от плоти нового мира. Мира, отравленного той же болезнью, что и старый.

Тела пони, как и людские, постепенно приходили в негодность, сбоили, дряхлели, ломались. Заложенный в них ещё при создании дефект, смертельная болезнь, сидящая в каждом с рождения.

Враг настолько страшный, что большинство потеряло волю к сопротивлению.

Страшный... но не непобедимый.

Райз и раньше знал это. Рано или поздно разум к любой болезни находит лекарство. Старение не станет исключением. Другие угрозы тоже исчезнут под напором знания и изобретательности.

Смерть не будет править вечно. Она не будет вечно гасить огоньки разума, стирать надежды и чаяния, разрушать личности, отнимать любовь...

Она падёт, и они смогут шагнуть к звёздам.

Они не возьмут этот страх с собой. Не возьмут. Они будут свободны.

Райз знал это. Но теперь мог и увидеть.

В этом мире уже есть бессмертные. Аликорны. Нестареющие, могучие, существа силы и магии.

Вероятно, в магии и есть их секрет. Ключ.

Способ распространить бессмертие на всех. Нужно лишь узнать больше, разобраться, увидеть закономерность, внутреннюю суть явлений. Каждый новый открытый кусочек истины — возможность лучше влиять на мир. Собрав достаточно, можно переделать всё так, как хочется.

Его вид не раз это доказывал.

Значит, нужно учиться тому, что уже познали другие, а дальше познавать новое.

И она учила...

Кто?

Вероятно, на всё это уйдут годы. Десятилетия. Может, к тому времени люди уже найдут свой способ борьбы. Может, наступит технологическая сингулярность. Может, нет. Может, он справится за дни. Может, никогда. В любом случае, он должен сделать то, что может. Другие сражаются в своих битвах, он в своей. Чем раньше они победят, чем быстрее смогут распространить плоды победы, тем больше жизней спасут.

Не дадут отсрочку. По настоящему спасут.

Он будет сражаться до конца.

Но тогда что он делал здесь? Почему, потерянный, смотрел на звёзды?

— Открой...

— Кто ты? — его рот не открылся, но слова отчётливо разнеслись вокруг и вспорхнули к небу.

— Друг, — пришёл ответ.

Это слово болью и тревогой резануло сознание.

Почему?

— Чего ты хочешь? — вновь безмолвно спросил Райз.

— Помочь.

Почти никакой информации. Из неба был плохой собеседник.

Райз лишь улыбнулся. Только начавшие очищаться мысли вновь подёрнуло дымкой.

— Зачем здесь я?

— Ты должен открыть путь, — и в этот раз ответ был действительно полным.

Это пришло также, как и слова.

Знание. Стремление. Чувство.

Отчаяние. Их дорогу преграждала стена из звёзд, жгучая, острая сеть. Её огни не давали шагнуть к теплу, что так близко, обрекали на одиночество в пустоте.

Прячущийся за красотой ужас.

Кто сотворил эти страшные сети? Зачем?

Он помнил ответ.

«Ночной небосвод сделала таким принцесса Луна» — так сказала...

Кто?

Мысли споткнулись. В этот раз он не упустил вопрос.

Кто это сказала ему? Почему он не может вспомнить?

Это важно?

Да!

Важно. Очень важно. Это ответ.

Радужное сияние над головой. Несколько секунд понадобилось Райзу чтобы понять, что это светится его рог.

Его рог?

Тускло, но достаточно для рассеивания наваливающейся тьмы.

Слишком слабо, чтобы видеть что-то вокруг.

Звёзд уже не было. Единственным источником света теперь служил он сам.

Тьма и маленький огонёк в ней.

Один на один.

Или нет. Кто-то ещё был рядом. Кто-то, кого он хотел спасти.

Кто?

Кто?

Да кто же это, наконец?! Почему он не помнит?!

Сияние стало чуть ярче. В нём замелькали цвета пламени.

Огонь. Заключённый в живую оболочку огонь, сдерживаемый ледяной хваткой воли так, что иногда кажется металлом.

Стальная. Горящая.

Обжигающая.

Пугающе глубокая пучина океана.

Просто тёплая.

Друг.

Враг.

Та, что скрытно влезла в его разум и память, в мечты, надежды, страхи, убеждения.

Получила незаслуженно много информации. Выведала важные для него точки, увидела, что он ценит и что презирает, за что готов стоять до конца и чем его можно купить. Со всем этим несложно обрести доверие, манипулировать, использовать.

Это власть, огромная власть, которую она взяла силой.

Зная так много, она могла вызвать какую угодно реакцию у него, любые чувства, какие только пожелала бы.

Значит, эти чувства должны быть отброшены как порождённые обманом.

Недостоверные. Несущественные.

Почему тогда ему вообще было до неё дело?

Сияние потускнело.

Пусть. Он не станет биться за неё.

Кем бы она ни была.

В этот раз необходимо отступить.

В конце концов, он должен сохранить себя, чтобы суметь открыть путь...

— Ты говорил, что будешь сражаться до конца, — другой голос, тот, который он ещё не слышал. Чистый, красивый, но тихий, будто бы доносящийся издалека.

Тем не менее, остро впивающийся в разум.

Он... и правда так говорил. Ну и что? Это не значит, что он станет хвататься за каждую схватку. Сейчас ему не за что бороться. Не за кого.

— Ты так думаешь?

Думает ли он так?

Странный вопрос. Всегда казался странным.

Если бы он не думал так, как бы он мог сказать? Или, ближе к смыслу, если он высказал это как своё мнение, с чего бы ему менять его от переспрашивания?

Смешно. Ему действительно хотелось смеяться, но рот всё также оставался неподвижен.

Огонёк почти совсем угас.

Думает ли он так?

Да.

Нет.

Райза продрало космическим холодом. Нет. Неверный акцент.

Он ли так думает?

Его ли это мысли?

Вот что спрашивала... та.

Проламывающая виски боль мешала сосредоточится, но он знал, что должен.

Добраться до памяти.

Его уже искажала магия. И его уже искажала...

Тень.

Осознание чего-то мелькнуло, но выскользнуло из хватки отравленного разума.

Нет. Он должен...

Добраться...

Он... в Тени?

Как узнать? Вокруг лишь тьма.

Сконцентрироваться.

Ничего не видно, ничего не...

Он услышал что-то.

Какой-то едва различимый шёпот.

Тот самый. Тот, что уже пытался его исказить.

Пробрался внутрь и надиктовывал о чём думать.

— Ублюдок!

Почему в этом чёртовом мире нельзя доверять даже собственным мыслям?!

Проклятая магия, проклятые тени, шёпоты, голоса, видения, они сводят его с ума!

Голова раскалывалась, сознание заплеталось замысловатым узлом, но собственный яростный рык подбадривал Райза.

Что тут было чужим, что его? Плевать! Нельзя доверять ничему! Не обращать внимания, просто избавиться от того, что лезет внутрь!

Разорвать, сжечь, уничтожить!

Как?

Он закричал:

— Как мне победить?!

— Я помогу.

Знание пришло вместе со звуками слабеющего голоса. Просто, само по себе. Мгновение — и Райз понял, как следует изменить плетение очищения.

И понял, что этого не хватит.

Не хватит! Этим не сжечь Тень!

Как бы они ни улучшали заклинание, этого не будет достаточно для победы.

Нужно что-то ещё.

Что-то...

Что?

Что?!

— А теперь вспомни! — громом раздались последние слова незримой собеседницы, и Райз послушно нырнул в память.

Стол. Люди за ним. Она протягивает ему руку.

«Хорошо. Давай будем...»

Воспоминание сменилось.

Костёр посреди поляны, пони вокруг. В него стреляют магией.

Другие крутят головами, не понимают, в чём дело, сомневаются, сидят на местах.

Она встаёт рядом, готовая к бою.

Ещё не зная, в чём дело, она готова помочь.

Как и всегда.

Верность.

И...

Они в поезде. Холодает.

В хватке телекинеза висит печенье.

На обрамлённом огненной гривой лице улыбка.

«Я научу».

И она учила. День за днём, рассказывала, помогала, дарила знания. Показала так много, пусть даже было столько иных проблем.

Дала ему магию. И не только её.

Щедрость.

И...

Вот они идут с отрядом чтобы схватить Рэйнбоу Дэш.

«Ты тоже встречался с отражением своего нынешнего командира?»

Дурацкая шутка, но он смеётся, и хватка страха перед битвой ослабевает.

В тот раз, и в другие.

Смеётся...

Смех.

И...

В лесу, он, почти плача, открывает ей свою душу, не решаясь даже отвести взгляд от земли.

Она решительно берёт его за подбородок и поднимает голову.

«Ты всё сделал правильно, Райз. Не бойся».

Те слова, что спасли его от мучившей боли. Она укрыла ими, как укрывала накидкой от холода. Согрела, как согревала магией.

Заботилась о нём...

Доброта.

И...

Корабль. Они у борта.

Смотрит в сторону. Её голос слаб.

«Ты ведь не знаешь, какую силу мне давал камень в том мире?»

Она рассказала ему всё, пусть и знала, как он отреагирует, пусть ей и ничего не стоило скрыть.

Рассказала. Не смотря ни на что.

Честность.

Взгляд глаза в глаза.

«Давай будем друзьями».

Тёплое спокойствие окутало его.

Сансет. Её зовут Сансет.

Она его друг.

Он вспомнил, и эти воспоминания влились в свет его заклинания.

Свет, что тут же стал подобен неистовому сиянию сверхновой.

Райз шагал через разгоняемую тьму.

Сейчас Кошмар ничего не мог ему сделать.

Но, вместе с тем, даже такого сияния недостаточно, чтобы уничтожить отбрасываемую на мир Тень. Ничего, что он способен дать сам, не хватит.

Они неправильно использовали этот свет. Забыли о главном.

Как бы ты ни был силён, эта магия не для одного.

Нужна связь.

Нужна дружба.

Ниточка между двумя огоньками.

Сейчас для Райза эта ниточка стала путеводной.

Очередная волна тьмы разбилась о сияние и бессильно отступила...

Маленький купол света укрывал лежащую на земле пони. Её глаза были закрыты, тело неподвижно, но рог горел, выдавая, что она ещё борется.

Борется. Как и он.

— Сансет!

На его зов она медленно подняла голову, открыла глаза, посмотрела, будто бы не веря, а потом улыбнулась.

Он улыбнулся в ответ.

— Не бойся. Я здесь.

Тьма вокруг бурлила, вновь и вновь накатывала, без всякой пользы издавала свой крик, уже понимая, что обречена.

Сансет встала, с усилием выпрямилась.

Райз сделал последний шаг.

Их рога соприкоснулись.

— Я с тобой.

И всё вокруг затопил свет.

* * *

Кошмар исчез, они победили.

Вспышка магии буквально разорвала эту Тень изнутри, не оставив ничего.

Заражённые животные тут же вновь стали прежними и разбежались, конструкции из всякого мусора, вроде пеньков, веток и камней, лишились движущей силы и распались.

Огненные гейзеры угасли.

Заброшенная деревня уже даже не походила на поле боя.

Все члены отряда были на прежних местах. Живые. Кажется, с падения в Тень прошли секунды.

Там время ощущалось иначе.

Вечность...

И всё же, они победили.

Райз крепко прижимал к себе дрожащую Сансет. Он и сам дрожал.

— Спасибо, — произнесли они одновременно, и одновременно же улыбнулись.

Хотелось стоять так вечно. Не отпускать.

Может, они бы и стояли, но оставалось ещё одно дело.

Ещё один друг.

Синхронно расцепив объятия, они повернулись и, не говоря ни слова, направились к Твайлайт Спаркл.

Та замерла неподвижно и смотрела на них.

Вокруг собирались остальные.

Подошли.

Мгновения тишины...

— Привет, — сказала Твайлайт, и потоки яркой магии Сансет и Райза ударили в неё.

Когда свет очищения схлынул, аликорн всё ещё стояла на месте и тускло улыбалась:

— Это Луна. Это всё устроила принцесса Луна. Луна наш враг...

И сломанной куклой упала на землю.

На её боку виднелась сечённая рана.

— Твайлайт!

Читать дальше

...