Вам не понять

История одного кристального пони.

ОС - пони

Five Nights at Pinkie's. "Укус"

Укус, перевернувший все...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Последний бой Арнау / The Last Stand of Arnau

«О Фортис, где же ты?» Прежде Грифоньих Королевств были грифоньи племена. Прежде единства был раздор. Прежде мира была война. Блаженная Арнау, последняя Леди Севера, сталкивается с невыполнимой задачей. На грифонов надвигается неостановимая орда врагов – Солнечный Рой. Без устали продвигаясь на север, они выслеживают остатки грифоньих племён, и те решают дать последний бой под твердыней Фальштайн, крепостью, что не знала войны уже многие десятилетия. С обещанием поддержки от Фортиса, незнатного простолюдина острейшего ума и воли, она должна возглавить оборону, и лишь последний бой решит, суждено грифонам выжить или умереть..

ОС - пони

Страховка на троих

Нуар по пони, что может быть лучше? Тонны описаний дождя, боли, неразделенной любви и предательства. Экшн в каплях, торжество деталей.За диалогами мимоуходите. Но есть няши. И грамматические ошибки :3 Поправил съехавший код. Читайте на здоровье - и не забудьте продолжение! "Ноктюрн на ржавом саксофоне"! Всем поняш.

Флаттершай Другие пони

Инсомния

Эквестрия существует уже очень много лет. Не раз многие пытались прервать замечательную идиллию, царившую в этом чудном мире, но все они были побеждены. Но зло никогда не дремлет... Новой угрозе было суждено покончить с известным нам миром окончательно.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Страшилки в Ночь Кошмаров (Nightmare Night tales)

Шесть коротких историй, припасённых каждой из шести друзей для самой страшной ночи года. Ламповая атмосфера посиделок в темноте и интересные страшилки ждут вас.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк

Девочка и Королева: Киновечер

Мир Гигаполисов. Прошло несколько месяцев с того момента, как Одри Бекер и Кризалис Минина пережили ряд опасных приключений и решили почти все житейские проблемы, что свалились им на головы. И вот сейчас самое время взять небольшой перерыв и посмотреть сам сериал, дабы узнать, а какой финал ждал каноничную Кризалис...

Другие пони Человеки Кризалис

Хэппилон

Обязательный рекламный слоган, посвященный прошедшему 10-летию My Little Pony: Friendship is Magic, 10-ым годам XXI-го века и прочая, прочая, прочая. Рэйнбоу Дэш вместе с повзрослевшей Скуталу заглядывают на проводимый в Лас-Пегасе ДэрингКон - городе, проблемы которого они не вправе и не в силах решать.

Рэйнбоу Дэш Скуталу ОС - пони

Пинки Пай – настоящий серийный убийца

Да. Она определённо такая.

Пинки Пай

Пони должны быть маленькими

Если бы маленькие пони на самом деле были бы большими?

Найтмэр Мун Человеки

S03E05
Глава 18. Сумерки Глава 20. Преданные друзья. Часть 1

Глава 19. Изменившиеся

Google Docs

— Кровь мы остановили, всё более-менее стабильно, но вылечить магией я её не смогу. Ей нужны зелья, нормальный врач и постель. У неё ещё и истощение, похоже. Но серьёзных внутренних повреждений вроде как нет.

— Вроде как?

— Я бы сказала точнее, если бы эта гадская корона мне не мешала! — Глиммер зло дёрнула гривой и вернулась к магии.

Рядом с лежащей без сознания Твайлайт были только она и Сансет, остальные после пары криков освободили место и сгрудились в стороне.

В том числе Райз.

Сейчас он лихорадочно пытался осмыслить последние события.

Что всё это значит?

Подобными вопросами задавался не он один:

— Она сказала, за всем стоит Луна? — пробормотала Рэрити.

Тихо, но её услышали.

— Давайте не будем спешить, она тут без сознания свалилась, мало ли что там хотела сказать, — нахмурившись, произнесла Эпплджек.

— Твайлайт выразилась весьма однозначно.

— Я не верю, — Рэйнбоу рубанула воздух копытом. — Луна наш друг, и уж точно она не предала бы принцессу Селестию!

Спайк фыркнул и ответил, не отводя взгляд от Твайлайт:

— А Найтмер Мун? Мы должны быть готовы.

— Найтмер Мун была ошибкой! — продолжила Дэш. — Луна не станет её повторять. Это же Луна! Вспомните, как она переживала. Такое... такое вообще на неё не похоже! Спайк, правда, ты же не думаешь, что это она устроила ранение Селестии и остальное? Не верю.

Тот наконец повернулся к собеседнице.

— Твайлайт пострадала. Кто бы ни был виноват, он заплатит. Или она. Заплатит. Если это Луна — значит, я разберусь с ней, — холодная ярость наполняла голос молодого дракона.

Сейчас в нём действительно проглядывал могучий зверь из легенд.

— Ты готов... — Рэрити как-то странно посмотрела на него, будто бы впервые увидела.

— За Твайлайт — да.

— Хватит! — не выдержала Эпплджек. — Мы ничего ещё толком не знаем. Твайлайт придёт в себя — расскажет.

— А если...

— Хватит, Рэрити! Придёт в себя — расскажет!

— Но...

— Рэрити!

— Дай мне договорить!

— А эта страшная штука была похожа на аликорна! — влезла Пинки. — А ещё она похожа на...

— Это ничего не доказывает!

— Дорогуша, ты вообще способна не перебивать нас?

— О, знаешь, сейчас...

— Девушки! — Райз ударил копытом по земле. — Успокойтесь. Должен напомнить, не мы одни знаем об этой деревне.

— Гнилой паданец, ты прав! — Эпплджек издала глухой рык сквозь зубы. — Мало проблем, ещё этот чейнджлинг. Нам надо уходить.

— Вот именно, — он вздохнул. — Повезло ещё, что он не заявился сюда раньше, со всеми своими дружками.

— А почему чейнджлинги вообще лезут, если всё устроила Луна? — спросила Рэйнбоу. — Что-то тут не так.

— Яблоки давленные, да неважно сейчас. Вылечим Твайлайт, с ней и разберёмся. Старлайт, Сансет?

С задержкой Глиммер повернулась:

— Мы слышим. Уходим к Тораксу. У него есть всё, что нужно. И в любом случае, это единственное безопасное место для нас сейчас.

Райз кивнул:

— Твайлайт выдержит?

— Да, — ответила Сансет. — С этим мы справимся. Но чем раньше доберёмся, тем лучше. Я серьёзно, затягивать нельзя.

— Хорошо. Тогда давайте сделаем носилки. Нам далеко добираться? — он вопросительно посмотрел на Глиммер.

— Не особо, — отрицательно крутанула головой та. — Но на лодку вернуться придётся.

Рядом чему-то хмыкнула Эпплджек и сказала:

— Я займусь носилками. Рэйнбоу, Пинки, давайте со мной.

— Оки!

— Давайте, — Райз на секунду задумался. — Хотя нет, стойте. Проверьте вон те пристройки. В деревне осталось много вещей, и, если я правильно улавливаю, там должен быть инвентарь. Может, телега найдётся. Твайлайт можно на телегу?

К ним подошла Сансет и кивнула:

— Да, можно. Хорошая мысль.

Так и решили. Тройка Эпплджек отправилась к сооружениям.

Спайк пошёл было с ними, но Рэрити, которой яблочная что-то шепнула перед уходом, остановила его и о чём-то начала говорить. Дракон на это лишь хмурился и отвечал односложно.

Райза не слишком интересовал их разговор, у него было своё дело.

— Как ты? — спросил он у Сансет.

Та криво усмехнулась:

— Я цела. Не ранена.

Он вздохнул.

— И всё же?

— Нормально.

— Сансет.

— Слушай, мы нашли Твайлайт, но тут же чуть не потеряли, узнали кто стоит за всем, но это оказалась Луна! Или не Луна, но если она... мы не были знакомы в этом мире, и всё же, Твай иногда говорила, что мы похожи, одного поля ягоды. Как ты сам думаешь, как я? — она почти шипела, но потом добавила совсем другим тоном. — Может, мы и не меняемся вовсе?

Райз открыл было рот, но Сансет фыркнула и продолжила:

— Знаешь, что было в Тени? Я сдалась. Почти уже сдалась. Ещё немного, и я пошла бы убивать вас по её указке! Вот, что там было! Она убедила меня, победила, я собиралась сдёрнуть эту проклятую корону с головы лежащей у моих ног Твайлайт и использовать её силу против всех, кто встанет на пути! Да что там, против вообще всех, мне было плевать!

Она тяжело дышала, казалось, готова уже броситься, только не знает куда.

— Так за чем дело встало? — спокойно спросил Райз. — Вон Твайлайт лежит, иди и забери у неё корону.

— Что?

— Иди и забери. Сейчас это проще простого. А потом используй, как захочешь. С короной ты легко одолеешь всех нас, так ведь?

— Да не нужна мне её корона! — Сансет зло блеснула глазами. — Я не стану лезть к силе по головам, больше нет! Я не хочу этого!

Райз кивнул:

— Вот именно. Ты не хочешь. Потому что ты хорошая. Ты спасла меня, да что там, ты меня изменила. Ты помогала другим. Я видел, как ты сплотила девчонок на той стороне. Как ты шла ради своего друга в пекло. Как рисковала, боролась, брала на себя самую тяжёлую ношу, и при этом ободряла остальных. Та, что хотела корону, уже не ты. И уж тем более не твоя вина в том, что было в кошмаре. Тень использует против тебя саму твою суть. Ты сама говорила. Она видит мысли, теперь я в этом убеждён, а с ними и твои страхи, мечты, то, чем тебя можно купить, то, что для тебя дорого и чем ты не поступишься. С таким знанием можно заставить кого угодно сделать что угодно! Все ключики в её руках. Наверно, ей вообще невозможно было бы противостоять, если бы не одна вещь. Да, она всё видит. Но она не понимает. В этом её слабость, и этим мы её бьём. Она не понимает дружбы. Не понимает любви. Она может видеть убеждения, использовать их, но не понимая чувства, лежащие в основе, никогда не сможет сделать это по-настоящему правильно. Она не добьётся истинной верности. Той, что может быть между нами. Поэтому мы можем бороться. Как мы и сделали. Мы ведь вместе сожгли её, вместе, и был нужен лишь маленький огонёк, чтобы вспомнить и разжечь пожар. Ты победила её, и победишь вновь, если придётся. Потому что как бы она ни раздувала твои страхи, они не станут правдой! Знаешь, что разожгло меня? Мысли о твоей доброте, щедрости, верности, о смехе, который ты дарила, и, наконец, о твоей честности. О нашей дружбе. Вот в чём суть. Я никогда и ни за кем не пошёл бы так, как за тобой. Внутри тебя свет, Сансет, и ты согреваешь им других. Нужно лишь помнить об этом.

Единорожка беспомощно хлопнула ртом, её злость и ярость будто бы захлебнулись сами в себе, оставив хозяйку совершенно опустошённой.

По крайней мере, внешне.

Теперь она лишь непонимающе моргала.

Впрочем, пустая растерянность быстро уходила с её лица, какое-то новое чувство занимало место исчезнувших.

Райз в ту секунду дорого бы дал, чтобы узнать, какое.

Он положил копыто на плечо подруги, и та улыбнулась.

Вскоре улыбка скрылась, но не пропала совсем, оставшись где-то в глубине глаз Сансет.

— Прости за вспышку. Ты прав. Я уже не та.

— Спасибо.

Единорожка приподняла бровь и в ответ на это Райз продолжил:

— За то, что не стала закрываться от меня.

Они чуть постояли в тишине, каждый думая о чём-то своём.

— И, кстати, спасибо ещё за твои подсказки там, — сказал через некоторое время Райз. — Они нас спасли.

— Подсказки?

— Ну, то, что ты говорила мне внутри этого кошмара, поправки к заклинанию и... — он чуть запнулся. — Напоминания. Там был голос, это же ты? Звучал он, конечно, незнакомо, но искажения от Тени...

Сансет медленно покачала головой:

— Там был только один голос, голос Тени. Я даже не знала, что ты пошёл за мной, пока не увидела.

Райз нахмурился и бросил взгляд на Твайлайт.

— Может, она?

— Я слышала там только один голос. Если тебе что-то нашёптывали... — она не договорила.

— Зачем Тени рассказывать, как уничтожить её?

Сансет закусила нижнюю губу.

— Я не знаю. Может, просто я не слышала. Спросим у Твайлайт, когда в себя придёт. Но пока... будь осторожен.

— Конечно.

Он замолчал, чуть склонил голову, улыбнулся, а потом продолжил:

— Я рад, что ты цела.

Сансет посмотрела ему в глаза и улыбнулась в ответ.

— Конечно, ты рад, — она моргнула, а потом резко приблизилась и поцеловала его в уголок губ. — Спасибо.

Последнее слово прозвучало очень тихо.

Райз обнял её и крепко прижал к себе.

Он не знал, сколько они так простояли, но когда всё же разошлись, страх, боль и усталость от сражения уже исчезли, скрылись вместе с породившей их тьмой.

Пока с ним этот маленький огонёк, тьма может лишь отступать.

И он постарается светить для неё также.


Телега и правда нашлась, так что назад двинулись без промедлений. Шли быстро, по очереди впрягаясь в упряжку, и вскоре добрались до своего кораблика.

Все так устали, что в дороге уже почти не разговаривали, а на судне просто рухнули спать, оставив лишь дежурных.

Первыми были Райз и Старлайт. Потом их сменили Сансет и Дэш.

Укладывался иномирец с мыслью о странных взглядах, которые всё дежурство молча бросала на него Глиммер.

Предположение о предательстве отступило под напором аргументов, другие идеи не казались особо важными, а потом он просто уснул.

Проснулся уже в конце пути.

Всё было нормально.


Река вывела их к самым землям преображённых, но дальше пришлось идти пешком.

— Это же пустошь, — сказал Райз, увидев открывшийся пейзаж. — У нас нет припасов для путешествия через неё, да и Твайлайт подобное вряд ли пойдёт на пользу.

Глиммер задумчиво глянула на спутника и неожиданно улыбнулась:

— Нам идти совсем недалеко. Вон, видишь ту зелень? — она указующе подняла копыто. — Там оазис. Преображённые начали высаживать в подходящих местах деревья, хотят изменить и свои земли. Надеются, когда-нибудь тут будет сад.

Она замолчала, словно бы совсем уйдя в свои мысли, но потом чуть дёрнула головой и продолжила:

— Нужно дойти только до него. Дальше нам помогут.

— Тогда идёмте, не будем терять времени.

Сначала двигаться было сложно. Изломанный рельеф и острые камни — совсем не то, что способствует прогулке, да и Солнце пекло нещадно. Телегу же и вовсе иногда приходилось нести в воздухе.

Неприятно. Однако, где-то через час они вышли на относительно ровную дорогу, идущую почти туда, куда им необходимо, и стало существенно проще.

Это действительно напоминало сознательно проложенную дорогу, правда, пережившую десятки, если не сотни лет и какие-то катаклизмы. Видны были и следы свежего ремонта в некоторых — редких — местах.

Впрочем, Райз в своих наблюдениях уверенности не испытывал — это всё могло оказаться и естественным явлением.

Спрашивать он не стал.

Местность вокруг не баловала разнообразием. Камни, изломы, какая-то виднеющаяся вдалеке одинокая скала. Ничего, что могло бы порадовать взгляд.

Примерно то же самое царило в коротких разговорах. Слова Эпплджек, очевидно, убедили остальных не копаться в теме Луны пока Твайлайт не объяснит всё нормально, состояние самой принцессы в комментариях не нуждалось, а мысли на иные темы все сейчас предпочитали держать при себе.

Иногда у Глиммер спрашивали что-нибудь про Торакса и преображённых. Она отвечала ёмко, без особых подробностей, хоть и не избегала вопросов. Интересной для Райза информации прозвучало мало, но он старался запомнить всё. Пока неизвестно, что в действительности может пригодиться.

Сансет шла рядом с ним. Время от времени они обменивались взглядами и улыбались друг другу.

В такие моменты идти становилось легче.

Чейнджлинги-преображённые встретили их уже у самых подступов к оазису.

— Что за?! — Райз еле сдержал выкрик, подавился своими же словами, когда первый из них вышел из-за деревьев.

Цветасто-зелёные, с какими-то напоминающими драгоценные камни наростами на груди и странно-неправильными крыльями, форму которых никак не удавалось уловить. Хитин же отсутствовал, причём это выглядело так, будто бы его просто содрали с их тел.

Тот, не изменённый чейнджлинг был жутковатым, страшным, враждебным даже на вид, но всё же понятным. Эти... эти же казались чужими. Выбивались из картины.

Словно бы не он, а они пришельцы из иного мира.

Впрочем, сходство оставалось, и весьма явное. Те же очертания, та же насекомообразность. Изменения, если подумать, незначительные, но тем не менее заставляют восприятие просто взбеситься.

Где-то на минуту-другую. Вскоре их внешность уже не вызывала вопросов.

Но Райз запомнил, и теперь сомневался, что истинно — его первое впечатление или теперешний взгляд, в котором преображённые выглядели вполне обыденно?

И почему мнение о них сменилось так быстро?

Глиммер тем временем перебросилась несколькими репликами с местными, и они куда-то скрылись.

Отряд же расположился на привал в оазисе.

Райз огляделся и, не увидев больше никого из чейнджлингов, спросил:

— С их внешностью всё нормально?

— А что не так?

Одновременно с этим заговорила Сансет:

— Нет, не нормально, — в ответ на недоуменные взгляды остальных она удивлённо дёрнула плечами. — Глаз режет, словно неправильно что-то. Вы не заметили?

— Ага, верно. Будто бы выбиваются из окружения, — Райз в сомнении почесал себя за ухом. — Правда, это ощущение быстро прошло. Даже как-то слишком быстро.

Никто больше их наблюдение не подтвердил.

Твайлайт оставалась в том же состоянии, что и прежде.

Навскидку прошло ещё минут двадцать, прежде чем Глиммер поднялась и сказала:

— За нами пришли.

И из-за деревьев вышел высокий, раза в два крупнее обычных, преображённый чейнджлинг.

— Старлайт, ты вернулась! — сходу произнёс он и оглядел группу. — Привет всем. В каком состоянии Твайлайт?

— Привет, Торакс, — Глиммер шагнула ему навстречу. — Пока стабильно. Принесли?

— Ага, ага, всё есть, — Торакс кивнул и одновременно с этим появились ещё несколько чейнджлингов, которые тут же направились к бессознательной принцессе-аликорну, с которой так и не сняли корону.

Райз насторожился, но преображённые не стали даже прикасаться к ней, а лишь положили рядом пару сумок.

Глиммер тут же открыла одну и извлекла телекинезом склянку с жидкостью.

Те самые зелья?

— Что там? — Сансет уже подскочила к ней.

— Лунный пепел, пещерный чай, алоцеление, слеза огнептицы...

— Замечательно. Давай займёмся ей. Райз, идём, поможешь.

От Райза требовалось мало — держать пропитанный чем-то бинт, который поливают содержимым одной из склянок и обрабатывают магией, держать голову Твайлайт, пока её чем-то поят, держать её саму, если она вдруг начинает дёргаться.

Простая работа, но занимательная, и позволяющая наблюдать за тем, как действуют разнообразные зелья.

Впечатляло.

А ведь в сумках осталось ещё много чего, в лечении и пятой части не задействовали.

— Готово, — сказала наконец Сансет и повернулась к остальным. — Мы тут неплохо перестраховались, всё должно быть хорошо. Рана зажила. Через пару часов Твайлайт очнётся.

— Спасибо, Торакс. Ты нас выручил, — добавила Глиммер.

— О, нет-нет, не надо благодарности, — тот покрутил головой. — Мы же друзья. Тут, кстати, всё готово, чтобы доставить вас в рой, если Твайлайт можно лететь, конечно.

Райз заметил, что голос Торакса совсем не похож на голос того чейнджлинга, который притворялся Флаттершай.

Вокруг же тем временем собралось немало преображённых.

— Летим. Хуже Твай от этого не станет, — сказала Глиммер.

— Хорошо.

Отстранив в сторону уже держащего её за копыто Спайка, чейнджлинги подняли Твайлайт, водрузили на носилки, и крепко привязали к ним.

Всех членов отряда, кроме Рэйнбоу, постигла та же участь, разве что их страховка была свободней.

А потом чейнджлинги схватились за ручки и подняли их в воздух.

У Райза захватило дух.

Земля удалилась и замелькала. Воздух бил в лицо — весьма мягко для такой скорости.

Они отправились в полёт.

Не так много сил на то, чтобы удивляться, осталось у иномирца, но, всё равно, это было... необычно.

На мгновение появилось сожаление, и тут же исчезло — Райз увидел развевающуюся огненную гриву Сансет.

Улыбнулся.

Они почти добрались. Всё хорошо.

Скоро их ждут ответы и отдых.

Лишь бы так и было.

А пока можно немного насладиться полётом.


Твайлайт пришла в себя.

Группа едва начала располагаться в отведённых им комнатах среди огромного, устремлённого ввысь муравейника, служащего домом чейнджлингам, когда явился Торакс с сообщением об этом.

Он же проводил их в нужное место — самим тут ориентироваться было невозможно.

Улей имел особую связь со своими хозяевами в самом естестве. Изломанные туннели, тёмные закутки, сменяющиеся ярко освещёнными залами, провалы и вьющаяся по стенам зелень, украшения и удобная мебель, идущие следом за совершенно голыми стенами — он явно был преображён, переделан под новые вкусы местных, но при этом сохранил главное, связывающее всё качество — изменчивость.

Это место непрерывно перестраивало себя, заращивало проходы, открывало новые, меняло форму помещений, сохраняя при этом украшения и даже не мешая растениям. Услужливый, даже заботливый дом — для своих.

Ориентироваться здесь мог только чейнджлинг.

Хотел бы Райз знать, как это у них выходит.

В любом случае, ведомая Тораксом группа добрались куда надо, но радость оказалась немного преждевременной — Твайлайт спала.

Пробуждение было кратковременным — так объяснил это сидящий у её постели чейнджлинг, сразу после этого удалившийся из служащей больничной палатой светлой и просторной комнаты.

Торакс ушёл вместе с ним.

Долго ждать не пришлось. Минут через двадцать принцесса вновь открыла глаза.

Мутным взглядом обвела компанию и слабо улыбнулась:

— Привет.

— Твайлайт, ты цела! — спустя всего секунду Спайк подскочил к ней и обнял.

Аликорн, бессмертное создание силы и магии, растерянно погладила его по голове.

— Спайк... я рада тебя видеть, — она подняла взгляд на остальных. — Я рада вас всех видеть.

— Спайк, аккуратнее! Она же только очнулась! — безуспешно изобразила строгость Эпплджек, а потом просто усмехнулась. — Как ты, подруга?

— Мутит немного.

— Так и должно быть, — выступила вперёд Сансет и ткнула в стоящую на прикроватном столике бутылочку. — Выпей это.

Медленно, как сомнамбула, Твайлайт подчинилась, выпила зелье и аккуратно поставила тару из под него на место.

Посмотрела в потолок. Без интонации спросила:

— Сансет, это ты?

— Это я. Привет, Твайлайт. Ох, как давно я хотела это сказать.

— Это ты. Конечно. А почему моего брата нет?

Пони недоуменно переглянулись — слишком уж пустым был голос Твайлайт.

— Шайнинг остался в Кристальной империи, но с ним всё хорошо, — осторожно произнесла Сансет.

— Я могу увидеть его?

— Когда встанешь на ноги, мы можем поехать туда...

— Да, конечно. Почему бы и нет? А где Флаттершай?

Уже даже Спайк отпустил принцессу и отступил на шаг.

В помещении росло напряжение.

— Мы не знаем, где она, — в этот раз ответила Рэрити. — Твайлайт, ты точно в порядке?

Та обвела комнату взглядом, который Райз никак не мог интерпретировать, чуть затормозила, рассматривая лежащую на тумбочке корону, потом вновь посмотрела вверх.

— Всё отлично. Мне правда нравится. Где я?

— Мы у Торакса... — начала Глиммер.

— Нет. Где я на самом деле? Эти новые трюки впечатляют, но не хочу ходить вокруг да около.

Пинки подошла, встала передними ногами на кровать и нависла над Твайлайт, явно стараясь поймать устремлённый к потолку взгляд той.

Принцесса-аликорн никак не отреагировала на это.

— Твайлайт, мы встретились в Ангесвиле, тебя там ранили, помнишь? — спросила Сансет, но в ответ получила лишь пожатие плечами. — Пока ты была без сознания, мы привезли тебя сюда.

— Может, ты ещё поспать хочешь? — неуверенно спросила Рэрити.

— Поспать? — Твайлайт без всякого перехода разразилась хохотом. — Поспать! А ты, Рэр, значит, мой заботливый друг?

Та чуть отступила.

— Да, я твой друг...

— Твайлайт, да что с тобой такое?! — не выдержала Эпплджек.

— Очевидно же, она решила, что мы ненастоящие! — тут же ответила Пинки. — А может, мы на самом деле ненастоящие?! Как мы можем узнать?! Эпплджек, я настоящесть не чувствую!

— Пинки! Хватит!

— Нет, Пинки, продолжай! Расскажи ещё что-нибудь очевидное, вдруг я поверю!

— Твай, мы...

— Что? Что? Вы мои друзья, пришли спасти меня, да? Устроили в тёплую постельку, собрались тут, Пинки вечеринку в честь воссоединения готовит, да? Может, за дверью ещё и Селестия ждёт? И сейчас мы все дружно обнимемся, и всё будет хорошо! Да? Так? Что ты от меня хочешь?!

— Твайлайт...

— Всё, хватит! Довольно!

И Райз почувствовал холодное дуновение магии.

Его щит начал формироваться, но слишком поздно — незримый груз упал ему на плечи и придавил к полу.

— Чёрт!

В ушах стоял свист.

От удара вышибло дух, жалкие попытки подняться не привели ни к чему, а масса груза только росла.

Даже не пошевелиться.

Это слишком идиотская смерть...

Давление ослабло.

Райз поднял голову и увидел, что Пинки схватила Твайлайт за рог.

— Держите!

Ауры волшебства Сансет и Старлайт окутали добычу Пинки, ещё больше ослабляя магию принцессы.

Через секунду Эпплджек и Рэйнбоу навалились на неё, пресекая попытку встать.

— Твайлайт! Не надо!

— Хватит!!!

По рогу аликорна побежали искры, и корона сама собой прыгнула к владелице...

В воздухе её перехватил Спайк.

Отбежал. Споткнулся, упал. Его потащило по полу назад.

Эпплджек отлетела в стену, но тут же вновь бросилась на Твайлайт.

Ворвался Торакс, что-то закричал.

Вновь начало расти давление на плечи.

Это всё могло плохо кончиться, и было совершенно непонятно, что делать.

Но они же друзья...

Друзья.

Совершенно по наитию, Райз зажёг очищение.

Полыхнуло намного ярче, чем прежде.

Твайлайт замерла, перестала сопротивляться, да и все остальные замотали головами в поисках источника сияния. Нашедшие пялились с недоумением — некоторое время.

Потом свой огонь зажгла Сансет. Райз улыбнулся — стало теплее.

К ним присоединилась Рэрити.

А следом, совершенно неожиданно, загорелся и рог Старлайт.

На минуты в комнате воцарилось молчание.

Наконец, Твайлайт спросила:

— Что это? — её взгляд завороженно плавал между огоньками. — Я никогда такого не видела... чувствовала... Или нет... раньше... когда мы были вместе... или... когда вы уничтожили Тантибуса... Вы уничтожили Тантибуса?!

Она ошарашено моргнула, а потом уже совсем иным тоном спросила:

— Это всё по-настоящему?

Спайк коснулся её плеча:

— Мы настоящие, Твай.

— Но... откуда здесь Сансет?

— Тридцать лун прошло, портал открылся сам. Я прошла сюда, чтобы узнать, почему ты не отвечаешь, — пояснила та.

— Тридцать лун. Точно. Я и забыла, — Твайлайт отвела глаза от света. — Это всё-таки вы. Да, теперь я понимаю... Простите. Простите меня. Она слишком долго нашёптывала мне на ухо...

— Она?

— Я... дайте мне немного подумать.

— Мы оставим тебя, дорогая, отдыхай.

— Нет! — она вскинулась. — Не уходите! Останьтесь. И... не гасите пока огни.

Они остались.

Комната вновь погрузилась в тишину.

Огоньки были схожи, но при этом и разные — Райз сам залюбовался тем, как его переливчатое сияние сплетается с порывисто-ровным золотом Сансет, двуцветием Рэрити и слабой, но чистой бирюзой Старлайт.

Этот свет был приятным. В нём пробуждались тёплые чувства.

Никто не отвлекал Твайлайт разговорами, но и на месте её друзья не стояли.

Сначала Спайк взялся за её копыто и сел рядом. Потом Пинки сделала то же.

Рэйнбоу приземлилась у лежащей в ногах.

Устроились рядом Эпплджек и Рэрити.

Старлайт положила голову на грудь Твайлайт.

Сансет обняла принцессу за шею.

В финале и Торакс присоединился к общей куче-мале.

Райз остался в стороне один.

Его огонёк разгорелся только ярче.

Наконец, Твайлайт произнесла:

— Спасибо. Я готова.

Потухли огни, пони медленно поднимали головы, отходя от медитативного состояния.

— Уверена? Может, тебе всё же отдохнуть? — спросила Эпплджек с лёгкой задержкой.

— Нет, я чувствую себя хорошо, — аликорн и правда выглядела уже весьма бодро. — А нам нужно поговорить.

Она глубоко вздохнула и сказала:

— Привет, друзья.

И напряжение наконец ушло.

Вот теперь они действительно нашли Твайлайт.

Кто-то засмеялся, несколько голосов нестройно поприветствовали в ответ, Пинки крутанулась и подбросила взявшееся из ниоткуда конфетти.

— Очень рада вас видеть. Я уже не верила, что когда-нибудь... — принцесса запнулась, но тут же собралась. — Как вы меня нашли?

— Пинки выследила, сказала Райзу, а он нам, — сказала Рэрити.

Тут же влезла розовая:

— Я этого не помню!

— А Райз это...

— Это я, — Райз поднял копыто и чуть махнул. — Пришёл из-за зеркала вместе с Сансет. Отбился от группы, встретил Пинки в Вечнодиком, она сказала мне о той деревне, я передал остальным, когда добрался до них.

Удивлённо вскинутые при упоминании зеркала брови Твайлайт опустились в хмуром выражении:

— Почему она этого не помнит?

— Это я немного помню, — ответила Пинки. — Другое хуже, особенно как искала тебя. Я там стала... э-э-э... нехорошей.

— Что?

— На неё воздействовала штука, вроде той, которую мы победили в деревне. Мы называем её Тень, — Сансет приложила копыто к подбородку. — Ты сказала, её зовут Тантибус?

— А ведь и правда похож... — себе под нос произнесла Эпплджек.

Твайлайт покачала головой.

— Я не знаю, как его зовут. Это не тот Тантибус, с которым мы уже сталкивались, но есть много схожего. Я уже привыкла его так называть. Это ведь тоже кошмарное создание Луны.

Наблюдающий за разговором Торакс непонимающе закрутил головой.

Остальные переглянулись.

— Значит, всё это создала Луна?

Принцесса с сомнением посмотрела на Райза:

— А он...

— Я абсолютно доверяю Райзу, — быстро сказала Сансет. — И это он сжёг ту Тень.

Эти слова... были приятны. Пусть в её доверии он и не сомневался.

— Мы вместе это сделали.

— Райз — свой, — добавила Эпплджек.

Рэйнбоу согласно кивнула, поддержала Рэрити, Спайк...

Райз улыбался.

— Хорошо, — Твайлайт это, похоже, удовлетворило. — Так вы говорите, эта... Тень охотилась не только за мной?

Сансет покрутила головой:

— Нет. Мы не раз уже встречались с ней по всей Эквестрии. В разных формах, но не в такой, как была тут.

— Плохо, очень плохо... А что с Селестией, вы знаете?

Последние слова аликорна прозвучали совсем иначе, будто бы наполненные какой-то отчаянной надеждой.

Рэрити медленно погладила её гриву:

— Мы знаем только то, что и все. Она ранена, без сознания, но живая. Она крепкая, это ведь Селестия. Она справится.

— Я... — Твайлайт на секунду прикрыла глаза. — А что Луна?

— Номинально у власти, но появляется редко. Говорит, больна. Она действительно плохо выглядит. На самом деле, правят сейчас аристократы. Это... не очень хорошо, — былая леди продолжала чуть растерянно перебирать волосы подруги. — Точнее говоря, ужасно. И ещё, на неё устраивали покушение. Кто-то из внутреннего круга и сведущий в магии. Использовали огненное создание из артефакта.

— Вот значит как... Покушение? Кто-то ещё есть на нашей стороне? — увидев лица остальных, принцесса вздохнула. — Ладно, я расскажу всё по-порядку.

Она удобней села на подушках, помассировала виски, отлеветировала брошенную корону на тумбочку и, исчерпав возможности для промедления, начала:

— Когда Луна предложила вытащить Дискорда к нам заклинанием и потом ударить элементами, я отнеслась к этому скептически. Если он настолько взбесился, что атаковал принцессу, зачем ему приходить? Заклинание ведь всегда было больше формальностью, для Владыки Хаоса защититься от него ничего не стоило. Но мы и ничего особо не теряли, так что я согласилась попробовать. Когда получилось... Я верила Луне, верила, что Дискорд напал на неё, когда она пыталась его образумить, но всё равно насторожилась. Слишком легко вышло, ситуация прямо кричала, что что-то не так. Но я списала большую часть беспокойства на горе из-за предательства Дискорда. Дура. Стоило не слушать Луну, а поговорить самой, мы ведь уже побеждали его и без неожиданных атак. Я и планировала... — она зло дёрнула щекой. — В любом случае, принцессы хотели осмотреть элементы Гармонии, прежде чем возвращать их в Древо, я и понесла их. Хотелось остаться с Флаттершай, но это беспокойство и настороженность... казалось, всё ещё не кончено. Казалось, да. Я не подозревала тогда никого конкретно, просто торопилась поговорить с Селестией. Она ждала в моём дворце. Думаю, ей было больно видеть Дискорда. А может... не знаю. Луна провожала меня и, наверно, почувствовала настороженность. Сказала, что её беспокоит всё это, и что Селестия ведёт себя как-то странно. Я не сняла свой элемент. Когда мы пришли, Селестия взяла остальные и попросила корону...

Твайлайт остановилась, приняла поданный Тораксом стакан с водой, отпила.

Никто не сказал ни слова, пока она не продолжила:

— Вы ведь помните, какую защиту мы поставили на дворцы? О любом вошедшем чейнджлинге тут же узнавали принцессы, и если это был не один из преображённых, то поднималась тревога. Контроль был у нас четверых. Хорошая система, почти без уязвимостей, — она грустно усмехнулась. — Так вот, мы втроём разговаривали. Тогда я этого не заметила, но сейчас понимаю, что Луна всё время направляла диалог так, чтобы мы с Селестией начали подозревать друг друга. А ещё кто знает, что она там наплела пока меня не было. И когда принцесса попросила у меня корону, я не отдала её сразу, а потом всё закрутилось... Луна закричала «чейнджлинг!», в тот же момент мне пришло сообщение от защиты замка, что Селестия — подделка, и Селестия начала создавать какое-то заклинание... всё происходило так быстро, через мгновение мы уже дрались.

Твайлайт снова прервалась, задумчиво облизнула губы.

Она словно бы была уже не здесь, не видела этой комнаты и своих тихих слушателей.

— Я бы не победила, — с каждым словом её голос становился всё отрешённей. — Селестия давно не сражалась, но всё равно была сильнее меня. Я подумала тогда ещё, что это Кризалис, высосавшая где-то очень много любви, может благодаря тому и сумевшая временно закрыться от нашей защиты. В тот момент и в голову не приходило считать угрозой тех, кто эту защиту контролирует. В любом случае, даже с магией короны, я проигрывала. Луна... даже не знаю, что она делала в это время. Мы с Селестией пробили потолок, вылетели наружу. Что-то кричали друг другу, я уже и не помню что. Пришлось сосредоточиться, ждать удобного момента. И я дождалась. Селестия вдруг затормозила, отвела собственную атаку в сторону... я даже не задумалась, почему, просто увидела, что она открылась, и ударила. А она, наверно, всё поняла...

В этот раз пауза была длинней.

Сансет хрипло начала:

— Ты...

— Я тогда просто сбежала, — оборвала Твайлайт. — Сбежала. Не понимала, что происходит, в голове полный хаос творился. Но я точно знала, что натворила. Это была настоящая Селестия, и это настолько очевидно стало всего через секунду после моего удара. Знаете, это всё замыслила Луна, но ранила Селестию именно я. Сама, мне не прочистили мозги или что-то ещё. Просто будь я немного умнее, и... Я, конечно, не сразу поняла, что это Луна. Не верила. Картинка складывалась, но я всё отмахивалась от неё. Ничего не сделала, просто улетела и спряталась. Всё-таки, это ведь я... именно я... Я боялась посмотреть вам в глаза.

И куда тише добавила:

— Я и сейчас... Вы меня...

— Твайлайт! — так громко сказала Глиммер, что та даже вздрогнула. — Мы любим тебя. Не бойся.

— Не вини себя в случившимся, — добавила Рэрити. — Уверена, принцесса Селестия скажет тебе то же самое.

— Ты — наш друг, глупышка.

— Это правда. И хватит корить себя, никто из нас не сработал бы лучше. Такое случается, но мы всё исправим, верно?

— Верно! — раздались сразу несколько голосов, и самый громкий принадлежал Дэш.

Сансет же просто крепче обняла Твайлайт и что-то прошептала ей на ухо.

Та тускло улыбнулась:

— Спасибо. Я... спасибо. Давайте я... — она коснулась своих глаз и резко выдохнула. — Я продолжу. Луна. Когда я бежала, пришли кошмары. Ничего удивительного, конечно. Но они были слишком... Я немного разбираюсь в подобной магии, почувствовала, что они наведённые. Это Луна слала их. Я... я думала, что она права. Но именно тогда я наконец немного собралась и задумалась о произошедшем. Если Селестия не чейнджлинг, то защиту должны были обмануть. Может, это и возможно, но в присутствии трёх принцесс, которые почувствовали бы вмешательство в свои заклинания... не думаю. Так тихо и чётко это мог сделать только тот, у кого есть доступ. Я не делала, Кейденс в Кристальной империи, Селестии незачем, остаётся Луна. Это... уже настораживало. Я вспомнила её слова, вспомнила, как она подговаривала меня. Вспомнила, что о предательстве Дискорда мы узнали от неё, а те разрушения мог устроить любой сильный маг. И закричала тогда первой Луна, но никому из нас не помогла. Если бы её тоже обманули, она же напала бы на того, кого чейнджлингом посчитала бы. Слишком много всего складывалось вместе. И когда я всё поняла, кошмары вышли из снов. Это было как видения, сначала просто обманывающие разум, но потом уже получившие форму. Они напали на меня, и я отбилась только благодаря силе короны. Первые напоминали зверей из чёрного дыма. От них просто разило ночной магией Луны. Я стала искать ещё источники такой магии и нашла. Развалины небольшого храма, а в нём — зачарованный сапфир. Этот артефакт использовали как источник энергии, магия из него проходила через плетения на храме и подпитывала чары Луны. Я разрушила его, но там очень хорошо чувствовались другие подобные места. Так я и пошла по следу. Хотя чаще выходило кругами, всего дважды ещё повезло. Они хорошо прятались, а кошмары и голоса... я уже и не знала, что там настоящее, а что нет. Иногда, когда становилось легче, пробиралась в поселения, узнавала новости. Сначала я хотела связаться с вами так, чтобы Луна не заметила, но всё откладывала, а потом услышала, что Рэрити... Я понимала, что это правильно, что вы и должны были презирать меня и ненавидеть, но всё равно...

Она замолчала, и в тишине раздался всхлип.

— Я... я... — Рэрити словно бы задыхалась. — Это была только уловка, я всегда была на твоей стороне... я думала, ты поймёшь... или пойдёшь к Эпплджек... Значит... из-за меня... Я не предательница... Не хотела...

Сейчас эта уловка уже не казалось такой хорошей идеей.

— Ты... была на моей стороне?

— Хотела выяснить... Мы думали... тебя подставили или что-то вроде того... Я не предавала тебя... Почему... Прости...

Твайлайт схватила Рэрити за плечи и прижала к себе.

— Нам всем стоило больше доверять друг другу, — сказала Эпплджек. — И Дискорду. Мы должны его освободить.

Райз не стал напоминать, что именно излишнее доверие привело их в такую ситуацию — и не только к Луне. Вера в то, что знаешь, что творится в голове у другого или что он знает, что творится в твоей, привела к большему количеству бед, чем можно сосчитать.

Хотя отчасти Эпплджек и была права.

— Для этого нужны остальные элементы Гармонии, а они у Луны, — Твайлайт отпустила подругу и вздохнула. — Статую она тоже наверняка спрятала.

— Нет, статуя в Понивиле, где и была.

— Что? Почему?

— А мы уверены, что это настоящая статуя? — спросил Райз. — Я бы устроил там ловушку, просто на всякий случай.

— Возможно, — после короткого обдумывания сказала Рэрити. — Луна умная.

Слёзы ещё стояли в её глазах, но голос уже почти вернулся в норму.

— Неважно, — твёрдо проговорила Глиммер. — Значит, мы пойдём и заберём у Луны элементы, узнаем, где Дискорд, Трикси и Флаттершай, найдём Селестию и вернём, если это Луна не даёт ей придти в себя. Цели ясны.

— И ещё, спасём Эквестрию, — подхватила Эпплджек.

— Мне нравится!

Кашлянула Рэйнбоу:

— Хорошо, но... мы, всё-таки, точно знаем, что это Луна? Это же... ну, Луна. Может, её заколдовали, или что-то ещё такое? Или Найтмер Мун вернулась.

Старлайт покачала головой:

— Найтмер Мун — это та же самая принцесса Луна, не что-то внешнее, она так говорила. Решения Найтмер — это решения Луны. Ты сама знаешь. Это ошибка, а не враг.

— Но...

— И, в любом случае, это не меняет того, что мы должны сделать.

— Тоже верно.

— Знаете, она иногда разговаривает со мной во снах, — произнесла Твайлайт. — Я плохо запоминаю, и чаще это полное безумие, но бывает... бывает, что я словно бы слышу её старую. Ту, что была нам другом. Может, где-то внутри она раскаивается. Может, часть её хочет, чтобы всё было как прежде, может, её ещё можно вернуть... Но каждый раз потом приходят кошмары. Я уже и не знаю, во что верить. Но если вы со мной, то, возможно...

Она несколько раз глубоко вздохнула и решительно поднялась с кровати.

Твёрдо встала на ноги. Вскинула голову.

Сказала:

— Вы научите меня тому заклинанию, которое разрушает Тень. Потом мы отправимся в Кантерлот, заберём элементы и найдём наших друзей. Все вместе мы разыщем Луну и победим её, если понадобится. И после этого мы спросим её: «Почему?». Вы пойдёте со мной?

— Мы с тобой, Твайлайт.

Сансет обернулась на Райза и посмотрела ему в глаза.

Он чуть заметно кивнул.

Мы с тобой.

Их сомнения не исчезли, но теперь было ясно, что делать.

Теперь они могли победить.

Или проиграть.

Всё решится в Кантерлоте, так или иначе.