Семь Пони Чистилища

После того, как Луна отменила Ночь Кошмаров, она решила доказать жителям Эквестрии, что злодеями становятся не просто так. Униженная ложными россказнями, в которых она ест пони и насылает кошмары просто так, и ослеплённая завистью, она призывает Семь Пони Чистилища, чтобы те развратили Элементы Гармонии, тем самым позволив ей вновь восстать против своей сестры.

Принцесса Луна ОС - пони

Записи миссии «Стрелы 18»: Заметки Спаркл

Это произошло одной мирной ночью. Половина Эквестрии проснулась от звука, похожего на двойной удар грома. Резкий звук был слышен в небесах, а окна дребезжали от Эпплузы до Кантерлота и Понивилля. Никто не знал, что это было, или что это предвещало для мира, пока оно прочерчивало линию вдоль страны. Для Твайлайт Спаркл это отдельное происшествие могло бы через какое-то время поблекнуть в памяти, если бы не странные слухи о существе, сидящем на холме на окраине города. Это мысли в письменной форме. Это заметки Спаркл. Докладывать ОБО ВСЁМ принцессе.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Марсиане

Экспериментальный двигатель для межпланетных полётов, изобретённый сумеречным гением Твайлайт Спаркл, дал сбой, выкинув интернациональную команду в составе Старлайт Глиммер, Спитфайр, Черри Берри, чейнджлинга Драгонфлай и дракона Файрбола на враждебную всему живому планету в совершенно иной вселенной. С ограниченными запасами продовольствия, почти отсутствующим запасом магии, без связи с домом и невозможностью покинуть планету, они должны выжить, пока хоть кто-нибудь не спасёт их. К счастью, они разбились прямо по соседству с другим существом с точно такими же проблемами. Существом по имени Марк Уотни.

Спитфайр Другие пони Человеки Старлайт Глиммер Чейнджлинги Черри Берри

Тысячелетняя Лунная Республика

Принцесса Луна свергает свою сестру в ходе кровопролитного переворота. Часть Элементов Гармонии мертвы, Лунная Республика рушит сама себя. Обычный пони пытается нормально жить и не видеть происходящего кошмара, пока дело не доходит до него и его семьи...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия Найтмэр Мун

Тёмный город

Он очнулся без памяти о себе. В номере отеля, не помня, как в нем оказался. За ним охотится полиция, поскольку подозревает его в убийствах. А также странные бледные пони в черных плащах. Ему сказали бежать. А он хочет найти ответы о себе и своей жизни, даже не подозревая о том, что эти ответы станут раскрытием тайны Тёмного города, в котором не бывает солнца.

ОС - пони

Надежда

И лишь тихий скрип был слышен на корабле...

ОС - пони

Монструм, или Попаданца описание

Эквестрийский бестиарий хранит в себе записи о самых жутких чудовищах, как о давно вымерших, так и о живущих по сей день. Но есть одна запись, старая как мир, которая вызывает трепет даже у прожжёных охотников, встречавшихся нос к носу с такими опасными тварями, как мантикоры, королевские виверны и аримаспы. Хотите почитать?

Другие пони Человеки

Песнь расколовшихся душ

Сложно быть одной, слепой на один глаз, лишённой слуха, не способной летать... Больно принимать факт предательства от самого близкого тебе существа. Горько осознавать, что ты беспомощен и никому не нужен в этот морозный рождественский вечер... Но один ли ты такой? Может в этом мире есть те, над кем судьба быть может так же жестоко посмеялась, ато и гораздо больше?...

ОС - пони

С Пятницей на островке

Море, солнце, песок и пони.

Лира Человеки

Играя в бога

У него нет имени. У него нет лица. Он - аноним. Он - попал. Он не может выйти из леса. Он не знает язык. Всё, на что он может положиться - на верный лук и зоркий глаз. И это его дневник.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Кризалис

Автор рисунка: Siansaar
Глава вторая Глава четвертая

Глава третья

Оставив убитого хищника позади, пони возобновили свой поход. Вельвет думала, что они выйдут на шоссе, но Джо сказала, что там можно найти проблем на задницу, и повела ее вдоль небольшой речушки идущей в том же направлении. Вода в ней имела странный неприятный запах, и серая пони подтвердила, что пить ее нельзя, пока не профильтруешь или хотя бы не прокипятишь. Это было как-то связано с авариями на производстве, случавшимися во время бомбардировки на каждом шагу. Но Джо успокоила единорожку, сказав, что в том месте, куда они направляются, есть свой колодец. Грунтовые воды были не так сильно загрязнены шестьдесят лет назад и уже успешно профильтровались через почву.

К обеду, как говорили часы единорожки, они вышли к деревушке в два десятка домов, которую Джо назвала Минк Крик. Расположившаяся вдоль дороги, та выглядела совсем неплохо по сравнению с тем, что уже видела Вельвет. Свернув на одну из улочек, Джо подвела свою черную подругу к баррикадам, отделяющим одну часть поселения. Постучав в деревянные ворота, обитые разномастными железными листами, серая пони стала ожидать.

— Ого, кто вернулся. Мы уже начали думать, что твой труп обгладывают волки. — говорившим оказался пегий жеребец, улыбавшийся с вершины баррикад. Вельвет с любопытством смотрела на него, ведь по сути, это был второй живой пони, которого она могла хорошо рассмотреть. В целом, ничем особым он не выделялся и в той же Эквестрии не привлекал бы лишнего внимания. Разве что фетровая шляпа была слишком грязной и дырявой, но это дело житейское.

— И тебе не хворать, Мартин. Всегда знала, что дома мне будут рады.

— Да не ворчи, конечно, я рад, что ты цела. Кто это с тобой?

— Знакомься — моя спасительница по имени Вельвет. Уже дважды выручила мою задницу, не смотря на то, что не от мира сего. — единорожка закатила глаза, борясь с желанием лягнуть серую пони. Впрочем, такая легенда заранее объясняла все странности в ее поведении, так что хоть какое-то оправдание у обидчицы было. Жеребец дружелюбно кивнул Вельвет. — Мне схватили работорговцы у Халл Велли, а потом еще и какая-то тварь пыталась сожрать.

— Мы же, вроде, договаривались о перемирии. — Мартин нахмурился и скрылся за нагромождениями хлама. Через минуту ворота, скрипя металлом по щебенке, приоткрылись, впуская путешественниц внутрь. — Веры в него мало было, но все же.

— Да хватит тебе. С кем вы договаривались? С какими-то шестерками, да еще и угрожая им в тот момент. Теперь надо держать ушки на макушке. Не думаю, что те ублюдки знали, откуда я, но осторожность не помешает.

— За вами никто не следовал?

— Нет, все хорошо, мы надежно запутали следы. Как у вас тут дела?

— Да все хорошо. На прошлой неделе удачно съездили на продуктовый склад, еще две тонны консерв. Не только тушенка и паштет, но еще и рыбных, и ананас с персиком! — жеребец довольно глядел на явно воодушевившуюся Джо. — Еще с полгода можно особо не переживать за еду. А ты, надо думать, пустая?

— Спрашиваешь. Рада, что ноги унесла. — серая пони взглянула на Вельвет, все время молча оглядывающую окружающий пейзаж. — Ладно, мне надо домой. Страсть как хочу помыться и выспаться. Передавай привет всем, может, ночью в бар загляну.

Мартин помахал копытом на прощание и скрылся в небольшой будке, сколоченной из странных синих листов, стоявшей неподалеку от ворот. Джо окликнула заглядевшуюся Вельвет и направилась домой, попутно рассказывая о поселении. В здании с вывеской “Бар”, как ни странно, был бар, где пони собирались вечерами, пообщаться, выпить и просто скоротать время в компании. Напротив стоял ничем не примечательный домик, обладавший, по словам серой пони, вместительным и глубоким подвалом, который служил складом продовольствия. Где-то в конце улицы был импровизированный медпункт, а все остальные дома были отданы под жилье. Впрочем, многие из них пустовали — пони здесь жило не так много, около двух десятков, и многие предпочитали жить в компании под одной крышей.

Пропустив Вельвет вперед, Джо перешла порог собственного дома и со вздохом захлопнула дверь, бессильно опустившись на пол. Выглядела она крайне устало, несмотря на то, что буквально пару минут назад казалась полной сил.

— Эти вылазки когда-нибудь меня доконают. — простонала серая пони, скидывая ботинки на пол и протирая глаза тыльной стороной запястья. — Серьезно, каждый раз случается какая-нибудь хрень. То тележка колесо потеряет, то пол в здании провалится, то стая волков осадит где-нибудь.

— Ты в порядке? — Вельвет участливо взглянула на подругу, не совсем понимая, что происходит.

— Да, все в норме. Просто устала, не обращай внимания, я каждый раз так. — Джо улыбнулась, поднимаясь на ноги и скидывая с себя сумки. — Люблю поныть время от времени. Очень помогает, знаешь ли. Пойдем, поможешь натаскать воды.

Единорожка последовала примеру и тоже освободилась от сумок. Почувствовать себя налегке после целого дня пути было просто восхитительно. На кухне Джо уже вовсю качала воду в большущую кастрюлю. Вельвет подумалось, что при желании она целиком поместилась бы в такую.

— Берись с одной стороны, я возьму с другой. — серая пони приготовилась, ожидая единорожку. Та скептически посмотрела на свою подругу, и золотистое сияние окутало кастрюлю, поднимая ее в воздух. — Ну, или так. Все время забываю, что ты так можешь. Неси ее в ванную.

Вельвет, левитируя перед собой тяжеленный груз, медленно следовала за хозяйкой дома, пока, наконец, не пришла в небольшую темную комнатку, полностью отделанную кафелем. Ни о какой ванной тут речи и не шло, просто душ в углу и сток для воды по центру. Рядом со стоком стояло четыре коробки со спиралями внутри. Джо быстро прокрутила ручки на каждой из них.

— Ставь сюда. — внимательно наблюдая за тем, как металлический резервуар опустился на коробки, и свечение вокруг погасло, она удовлетворенно кивнула. Вельвет же вопросительно посмотрела на серую пони. — Это плитки. Сейчас вода нагреется, и можно будет помыться. Ты же не против потереть мне спинку? Самой-то с твоей магией это не проблема.

Вельвет покраснела и не нашлась что сказать, чем вызвала смешки у Джо. Серая пони сказала, что у них есть полчаса, прежде чем вода нагреется, и ждать тут будет не лучшей идеей. Показав остальной дом, состоявший в основном из пустых комнат и спальни, она увалилась на кучу одеял и подушек, служивших ей постелью, и предложила единорожке последовать ее примеру, благо размеры кучи позволяли это сделать не нарушая личного пространства друг друга.

— Какие планы на будущее? — Джо радостно закапывалась в подушки, предвкушая скорый сон. — Уже определилась, что будешь делать дальше?

— Если честно, я понятия не имею. Я думала построить машину для перемещений, на подобии профессорской, но без камней это невозможно. К тому же, мне их понадобилась бы целая куча, вряд ли мне удастся воплотить такой проект с первого раза без ошибок.

— Ну, не расстраивайся так. Может что-нибудь узнаем о твоих камнях. Ты что, думаешь, я тут весь мир излазала? Да я дальше двухсот километров отсюда никогда не уходила, а в основном ползаю где-нибудь в пределах трех дней пути. Так что мои знания весьма... поверхностны.

— Думаешь? — в глазах Вельвет затеплилась надежда, а поникшие было ушки снова встали торчком. — Ну, тогда остается в силе старый план — найти кучу самоцветов и построить пространственную машину. Зарядить камни и повторить эксперимент. Надеюсь, это вернет меня домой.

— Ты так никогда и не рассказывала о том, как сюда попала.

Вельвет поведала эту недолгую историю о своей глупости и чужой безалаберности, постепенно переходя на историю своей жизни, а потом и Эквестрии целиком. Джо, уже слышавшая некоторые детали, была немало удивлена наличием кьютимарок на боках эквестрийских пони и даже попросила продемонстрировать. Единорожка с некой долей гордости показала золотистые пузыри на своем боку и рассказала о их значении. Серая пони еще долго не могла понять, как одна картинка на боку может оказывать такое влияние на жизнь. Кажется, она так ничего и не поняла, что дело не в метке, а в том таланте, который она символизирует, но Вельвет уже переключилась на облачные города пегасов, и тема была забыта. Не остановило ее и долгожданное принятие горячего душа, если так можно было назвать поливание себя из ковшика водой, ни даже ранний отход ко сну. Ностальгические воспоминания оказались слишком сильным наркотиком для попавшей в такое непривычное и враждебное окружение пони — мысли о родном, теплом и безопасном мире просто не отпускали. Выдохлась она только тогда, когда услышала мерные посапывания со стороны Джо. Почувствовав себя немного глупо, единорожка еще немного поворчала о невежливой слушательнице, после чего и сама провалилась в такой необходимый ей сон.


Проснулись уже ночью. Взглянув на часы, Вельвет недовольно закряхтела и выбралась из подушек. Судя по свету, идущему откуда-то снизу, Джо встала первой. Сонно щурясь и пошатываясь, единорожка спустилась на кухню.

— О, а вот и наша волшебная пони. Давай, лопай, и пойдем в бар, знакомиться с народом.

— Разве они не спят? — Вельвет плюхнулась на жалобно скрипнувшую табуретку и придвинула початую банку тушенки. — Ночь на дворе.

— Кто ж ночью спит? — удивилась серая пони, радостно наворачивая содержимое своей консервы. — Ночью все освободились от дневной работы, выспались и готовы веселиться. В темноте особо ничего полезного не сделаешь, зато в баре собраться самое оно.

— Понятно. — в голове единорожки такая философия не совсем укладывалась, ведь в привычном мире все было как раз наоборот. Хотя и звучало это логично. — Слушай, а что это за тушенка? У нас я ничего похожего не видела.

— Обычная говядина. — видя непонимание на лице собеседницы, Джо закатила глаза и пояснила. — Мясо коровы. Тушеное.

Вельвет почувствовала себя плохо. Подходящих слов, для того, чтобы описать свое внутреннее состояние даже самой себе, у нее не нашлось. Она ела мясо? Другого живого... бывшего когда-то живым существа? Как это вообще возможно?

— Что с тобой? Подавилась?

— Фу, гадость! — Вельвет выплюнула все на стол, и принялась отплевываться. — Вы вообще что ли с катушек съехали? Убиваете друг друга, продаете в рабство, так еще и других едите?

— Ты с какой луны свалилась? — Джо опешила от такого напора. — С чего ты эти вещи в один ряд ставишь?

— Как вам вообще в голову пришло есть других разумных существ? Пони же травоядные!

— Во-первых, пони хоть и травоядные, но мясо содержит в себе кучу полезных вещей. И если ты не хочешь полдня проводить жуя сено, то мясо — это отличный выход из положения. Оно куда более питательно. Во-вторых — с какого это перепугу коровы разумными стали? Когда последний раз их видела, были обычными тупыми животными.

Вельвет немного смутилась. Тот факт, что другие животные здесь могли быть неразумными, до нее дошел не сразу. Хотя допустить такую возможность следовало бы, учитывая, что магии здесь тоже не было. Весь мир отличался от Эквестрии, и пожалуй, единственным сходством было наличие другой цивилизации пони.

— У нас коровы такие же разумные, как и мы. Ну, может, чуть глупее.

— Ну у вас и солнце поднимает крылатая лошадь. Нашла с чем сравнивать. Ешь давай и не привередничай. На одних фруктовых консервах долго не протянешь, их не так много в этих краях, а траву есть не стоит. Не боись, ты уже неделю минимум на них живешь и не померла пока.

Вельвет вздохнула и признала правоту Джо. Есть больше не хотелось, но она заставила себя. Серая пони была права — она употребляла мясо на протяжении всего пребывания здесь и даже находила его по-своему вкусным. Но само осознание, что именно она ела... Это было тяжело. Однако, выбирать не приходилось.


Бар оказался примерно таким, как его представляла Вельвет. Обычное помещение со столиками, музыкальным автоматом и барной стойкой. С поправкой на шестидесятилетнюю выдержку и прокатившуюся войну. Большая часть столиков доживала свой век на боку, музыкальный автомат не работал, а пластинки давно были испорчены пылью и осколками стекла от разбившейся крышки. Барная стойка была самой сохранившейся деталью интерьера — массивная доска из цельного дуба могла пережить и не такие катаклизмы. За ней, как ни странно, никого не было — барпони сидел вместе со всеми в зале, появляясь на своем рабочем месте только по делу. Впрочем, оно и логично, подумалось единорожке, здесь же нет такого понятия, как конкуренция и сервис. Вот барпони и убивает скуку вместе с посетителями, с которыми они наверняка давние друзья.

Атмосфера была вполне дружеская, что было просто манной небесной для истосковавшейся в холодных пустошах пони. Оглядев местных пони, она удивилась — помимо жеребцов и кобылок, которых было примерно поровну, присутствовали даже несколько жеребят. Удивление вызвало не их присутствие в баре, где развлекались взрослые (как поняла Вельвет, это место было что-то вроде городского клуба, а не только питейным заведением), сколько само наличие жеребят. Шокировала сама мысль о том, что кто-то мог захотеть завести детей в подобном мире. Но факт оставался фактом — трое жеребят-разногодок сидели в специально отведенном для них углу, занимаясь каждый своими делами.

— Хэй, народ! — Джо встала на задние ноги, подняв копыта передних высоко в воздух. — Приветствуйте меня, а то словно и не скучали!

Посетители вразнобой начали махать копытами, кто-то с энтузиазмом, а кто-то лениво и без интереса. Видимо, серая пони нравилась не всем, решила Вельвет. Джо представила свою спутницу обществу, после чего усадила ее за свободный столик и, велев подождать, удалилась куда-то вглубь зала. Единорожка поерзала, устраиваясь на колченогом стуле, и окинула взглядом зал. Многие заинтересованно смотрели на странную гостью. И она понимала почему. Во-первых, она была единственной пони черной масти. Остальные были уныло-серых цветов, либо же самых разнообразных оттенков коричневого. Во-вторых, маскировка рога гривой выглядела довольно нелепо. Вельвет покраснела под многочисленными взглядами, натянула шапку поглубже и уткнулась взглядом в стол. Наверное, даже если не учитывать внешних отличий, а их было куда больше, чем наличие рога и странный цвет шкурки, ее легко можно опознать, как неместную. Манера общения, поведения, движения, жесты.

— Чего нос повесила? — Джо поставила на стол стакан с чем-то и придвинула поближе. — Мы просто обязаны выпить за мое спасение!

— Что это? — Вельвет принюхалась и тут же отдернула нос. От напитка просто несло сивухой.

— Лучший самогон в здешних местах. Предмет гордости Сэма. — она кивнула в сторону барпони, в данный момент старательно пытающегося подглядеть карты своего соперника. — Хотя на вкус, конечно, не фонтан. По сравнению с довоенным виски или бренди. Но такие бутылки стоят ого-го. А за свой самогон он берет чуть больше себестоимости. Главное, чтоб мы ему ингредиенты притаскивали. Ладно, нафиг это все. Я тебе дважды жизнью обязана, так что давай, пей.

Джо зачем-то заставила Вельвет стукнуть стаканом о стакан, после чего залпом проглотила содержимое своего. Единорожка, затаив дыхание, постаралась так же быстро влить самогон в себя. Горло обожгло, а противный привкус заставил сморщиться и передернуться всем телом. Серая пони подтолкнула к ней тарелку с крапчатыми бордовыми кругляшками. Едва не взяв один магией, единорожка вовремя себя одернула и подцепила закуску копытом. На удивление, ароматное угощение хорошо перебило послевкусие сивухи, а вкус явно намекал на мясное происхождение закуски. Вздохнув, Вельвет окончательно приняла свою капитуляцию как травоядного и кинула в рот еще один кругляшок. Голова начала приятно кружиться буквально через минуту, а разлившееся во всем теле тепло настраивало на мирный лад.

— Насчет твоих камней. Я тут подумала, и, кажется, я знаю, кто тебе поможет. — серая пони заговорщицки наклонилась к единорожке. — Но не обещаю, что он захочет это сделать. Видишь того старика в дальнем углу, что играет в покер? Это Николас, он у нас самый старший и типа мудрый. И самый вредный. В свое время он много путешествовал, пока не осел у нас. Можешь у него спросить, но не факт, что он ответит, даже если знает.

Вельвет взглянула на морщинистого рыжего жеребца, с каменным выражением держащего пару карт перед собой. Да уж, выглядит он явно не самым приятным собеседником — множество шрамов на морде делали его похожим на какого-нибудь героя детских страшилок.

— А ты не можешь спросить у него? Все же вы знакомы.

— Пфф. Нет, он не ответит мне на твой вопрос. Николас прекрасно знает, что драгоценные камни никому из нас тут не нужны, а значит, остаешься только ты. Можешь не спешить, посидим еще, выпьем, наберешься храбрости.

Вельвет кивнула и подвинула свой стакан за новой порцией сивухи. Конечно, свой виски она не пробовала, но была уверена на все сто, что тот был намного лучше. Судить хотя бы даже по запаху. Однако вкусные кругляшки, оказавшиеся по словам Джо сырокопченой колбаской, с лихвой компенсировали все недостатки самогона. Единорожка сама не заметила, как смела всю тарелку под насмешки серой пони о кощунстве поедания мяса.

— Это ты еще кебаб не пробовала. Если правильно замариновать мяско... — Джо явно сглотнула слюну. Видимо, блюдо и правда было столь вкусным. — Как-нибудь обязательно сделаем. Надо только найти мясо подходящее. Волчье слишком жесткое.

Единорожка, порядком захмелевшая, воодушевленно слушала свою подругу и чувствовала себя просто замечательно. Темное, освещенное лишь несколькими фонарями помещение, казалось очень уютным и безопасным, а посетители бара уже не смущали своими взглядами. Разговор плавно перетекал с темы на тему, две пони взахлеб рассказывали каждая о своем, разве что Вельвет старалась говорить не слишком громко, чтобы не привлекать внимания незнакомыми словами. Уговорив на двоих целую бутыль и еще пару тарелок различных закусок, пони решили остановиться, пока еще могут стоять на копытах. Единорожка решила, что вполне готова подойти к угрюмому жеребцу за советом. В сопровождении своей подруги, конечно же.

— Николас. Разговор есть, отвлекись от игры, пожалуйста. — Джо встала сбоку от жеребца, заглядывая ему за плечо. — Все равно с такими картами тебе ничего не светит.

— Да чтоб тебя, Джо! В покере не важны карты, важна игра с другими пони! — он раздосадованно кинул карты на стол и обратился к сопартийцам — Переиграем потом.

На удивление Вельвет, остальные не возражали, и Николас с кряхтением вылез из-за стола, и направился вместе с Джо в сторону единорожки. Дохромав, он с любопытством осмотрел гостью и многозначительно хмыкнул.

— Так это и есть твоя новая подруга? Ходят слушки, что она не от мира сего.

— Да, есть немного. — Джо хихикнула, а единорожке оставалось только краснеть и снова ругать саму себя, что согласилась на такую легенду. — У Вельвет к тебе вопрос.

— Ну-с, слушаю. Или я его угадать должен?

— Здравствуйте. Джо сказала, что вы много путешествовали. — вся храбрость Вельвет мгновенно испарилась, как только она открыла рот, так что от волнения она даже начала немного заикаться. — Может, вам попадались крупные драгоценные камни? Или хотя бы упоминания о том, где их можно искать?

Николас задумчиво посмотрел в потолок, потом на пустой стакан на соседнем столике. Джо поняла намек без слов и убежала к барпони выменивать еще одну бутылку самогона. Усевшись за стол, жеребец жестом пригласил единорожку присоединиться к нему. Оробевшая Вельвет опустилась напротив и, нервничая, ожидала ответ.

— Может и видел. — жеребец дождался, пока вернувшаяся Джо не наполнит его стакан, залпом опустошил его и занюхал рукавом свитера, довольно закряхтев. — А может и нет. Тебе-то что?

— Мне они нужны. Очень.

— Я рад за тебя.

— Пожалуйста, скажите. Вам что, сложно?

— Зачем тебе они?

Вельвет не нашлась, что ответить. Не говорить же ему о настоящей причине? И так слишком много вопросов она вызывает, а уж если прознают про ее магию, то кто его знает, чем это все обернется. На самом деле, единорожка жутко боялась, что ее могут просто продать в рабство, как экзотический товар, даже несмотря на то, что раньше местные жители таким не занимались. Незачем их смущать своими способностями и вводить в соблазн. К счастью, на выручку пришла Джо.

— Я же говорила, она со странностями. Не говорит о причинах, но клянется, что стоящие. А я у нее в долгу, обещала помочь.

— Ну, ты и помогай, я-то тут при чем? — Николас ехидно уставился на Джо, раздраженно закатившую глаза. Налив себе полный стакан, он выпил, повторив процедуру занюхивания. — А ты, черная, что молчишь?

— А что сказать? — Вельвет потихоньку начинала закипать от злости. Раньше с ней никогда такого не было, должно быть, сказывался алкоголь, и нежелание жеребца просто рассказать о том, что он знал. Никто же не просил идти его через все Штаты и показывать лично. Ему просто нравилось издеваться над ней. — Я вижу, что тебе нравится изображать из себя самого важного пони в округе, для которого помочь просящему слишком зазорно. Упиваться паршивой сивухой от которой мухи дохнут на лету и смотреть надменно на девушку, которая хочет странного.

— Ого, как заговорила. Это уже интересно. — к удивлению единорожки, Николас расплылся в довольной улыбке. — Чем же тебя самогон не устроил? Сэм будет очень расстроен. Что же ты так, сама меня укоряешь, а труд других пони не уважаешь. С чего бы мне такой хамке помогать?

— Труд? — Вельвет фыркнула, только сейчас заметив, что на них смотрит добрая половина собравшихся. — Я за час лучше сделаю.

— Ловлю тебя на слове, девчонка. Сделаешь за час лучше — скажу все, что тебя заинтересует. Нет — проставишься всем за свой счет. Идет?

Вельвет, ведомая злостью и пьяным азартом, ударила по копытам с противным жеребцом. Подошедший Сэм, недовольно взглянув на единорожку, задал ей пару вопросов, уточняя, можно ли ее вообще пускать с дистиллятору, или она его сломает в первую же минуту. Удовлетворившись ответами, он отвел ее, сопровождаемый взглядами любопытствующих, к подсобке, где стоял самогонный аппарат.

— Все ингредиенты на полках. Что испортишь — будешь расплачиваться. Или Джо за тебя будет. — барпони, задумчиво почесав копытом подбородок, критически оглядел обоих. — А знаешь что? Иди-ка ты с ней. Ты ее сюда привела, ты и неси ответственность.

Велев оставить сумки снаружи, Сэм запустил пони в подсобку и закрыл за ними дверь, крикнув, что время пошло.

— Ну, доигралась, рогатая? — раздраженно прошипела Джо. — Теперь придется все консервы на самогон разменивать.

— Не ворчи. Время только пошло. — Вельвет помотала головой, пытаясь прояснить мысли. — Забыла, какой у меня талант?

Виски, по сути, являлось самым обычным самогоном, приготовлению которого уделили много времени и сил. Но в остальном процесс был очень похож. И Вельвет была уверена, что ее талант не даст сбой даже в этом мире. Большей частью, конечно, виной этому было выпитое. Быстро набрав необходимых для браги ингредиентов и замешав их, единорожка заметалась по подсобке в поисках чего-нибудь, что придало бы изюминку ее творению. Остановилась на банке меда, стоящей у самого входа. Видимо, барпони любил туда иногда залезть ложкой, судя по содержимому.

— Ты уверена, что это именно так делается? За мед он нам головы открутит.

Вельвет не ответила, лишь увлеченно взмахнула хвостом. Погрузившись в знакомый и такой приятный процесс, она поняла, что сильно соскучилась по этому во время учебы в академии. Все происходило словно само собой, и она точно знала, что делает все идеально. Вспышка рога, и брага, которая обычно настаивается пару дней, готова. Конечно, вода была не лучшего качества, но выбирать тут не приходилось. Оставалось надеяться, что магия исправит и это. Еще одна вспышка — и бочонок с брагой уже в дистилляторе, разогрелся за считанные минуты и принялся испарять будущий самогон. На этом этапе единорожка встала неподвижно напротив самогонного аппарата, ее рог окутало свечение, пробивающееся сквозь гриву, и перетекающее на сам аппарат. Ускоряя процесс, надо было держать во внимании сивушные масла и пары, которые испортили бы вкус или вовсе превратили напиток в отраву.

Джо, наблюдавшая за всеми этими удивительными телодвижениями поначалу с интересом, сдалась и села на пол, откровенно зевая. Простоявшая полчаса неподвижно, Вельвет, наконец, вздохнула с облегчением и плюхнула обратно в бочонок шарик с отходами дистилляции.

— Ну вот. И фильтр не попортили. — единорожка довольно принюхалась к получившемуся самогону. И цветом, и прозрачностью, и запахом он намного превосходил то, что подавали в баре. Довольная собой и результатом любимого дела, она повернулась к немало удивленной серой пони. — Пробуй.

— Даже не думала, что ты действительно уложишься в час. — Джо подошла, зачерпнула специальной чаркой прямо из ведра и продегустировала самогон. — Твою ж мать. Как ты это сделала? Это самый вкусный самогон, что я когда-либо пробовала. Даже довоенный виски нервно курит в стороне.

— Я же говорила, это мой талант. — Вельвет светилась, словно лампочка, хотя и была порядком утомлена — подобное форсирование процесса далось непросто. Зато она наконец-то сможет сама оценить результаты своей работы. Забрав чарку из копыт подруги, она отхлебнула и довольно зажмурилась. Вкус был куда приятнее, мягче и без сивушных оттенков. А мед, добавленный в брагу, придавал приятный аромат напитку. — Все, стучись к ним. Сейчас они там попляшут.

Джо послушно затарабанила в дверь, пока Вельвет судорожно проверяла, не растрепалась ли грива, прикрывающая рог. Сэм, появившийся в проходе, с ухмылкой смотрел на двух пони.

— Ну что, как будешь расплачиваться? Так уж и быть, сделаю тебе скидку, как оптовому заказчику.

— Придержи свои язвительные комментарии при себе. Вельвет выполнила свою часть. — Джо подтолкнула ведро к ошарашенному барпони.

— Но как? Это вообще невозможно. Где вы взяли брагу? Я еще вчера последнюю использовал.

— Секрет фирмы. Неси в зал, пусть пробуют. И нам оставьте, я хочу забрать бутылку этой прелести с собой.

Сэм, чертыхаясь, вынес бочонок и поставил на барную стойку. В воцарившеся тишине было слышно, как жужжат мухи под потолком. Никто из собравшихся не мог понять, что и зачем притащил барпони. Не могла же эта пигалица в самом деле выгнать ведро самогона за час? Николас, подошедший к стойке, сунул нос в бочонок, принюхиваясь.

— Чтоб меня. Сэм, запах просто шикарный. — зачерпнув все той же пробной чаркой, жеребец снял пробу, после чего долго и вдумчиво смотрел в подсобку, откуда неуверенно выглядывала Вельвет. — У тебя там точно ничего подобного не было?

— Точно. Сам понятия не имею, как ей удалось. — барпони также отпил из чарки, после чего удрученно сел на свой стул. — И ведь правда лучше моего. Твою налево.

Джо, воспользовавшись заминкой, быстро нашла пустую бутылку побольше и, при помощи воронки, быстро перелила в нее часть самогона. Довольно прижимая к себе бутыль золотистого напитка, она предложила всем остальным попробовать результат спора, а Николоса призвала выполнить свою часть спора.

— Ладно, честно проиграл. — все еще ошарашенный жеребец сел на прежнее место, уже со стаканом самогона Вельвет, который он просто смаковал, а не пил залпом. — Скажи, как?

— Зачем тебе? — единорожка с нескрываемым злорадством посмотрела на рыжего старика.

— Уела. — тот поднял копыта, признавая поражение. — Нечего ответить. Удивила, думал, все повидал на свете. Оказывается, есть еще то, чего я не знаю. Извини за мое поведение. Старость — она еще и не до такого доведет.

Вельвет кивнула, принимая извинения. Она уже давно остыла, да и долго злиться на кого-то было не в ее стиле. Николас поведал, что самих камней он не видел, слишком редкая это вещь. Зато за время странствий он прочел множество книг и узнал, что драгоценные камни умели создавать искусственно. Соответственно, если найти такой завод, то можно попытать удачи на нем. Но слишком сильно на это рассчитывать не стоило — заводские комплексы были первоочередной целью при бомбардировке. Если только он стоял отдельно и больше ничего серьезного не производил. В любом случае, поиски стоило начать с библиотеки штата в городе Бойсе. Там можно найти множество полезной информации. Конечно, если за то время, что Николоса там не было, все книги не сгорели в пожаре или не были погребены под обрушившимся зданием. Единорожка поблагодарила старика и вернулась к Джо за столик.

— Так что, пойдешь в столицу штата? Там не самое безопасное место. — серая пони хмельно взглянула на свою подругу. — В домах и на складах осталось еще много ценного, город-то большой. Привлекает всякий сброд, охочий до легкой добычи.

— Ну, раз он большой, то есть шанс, что мы никого и не встретим, так? — Вельвет задумчиво смотрела перед собой, подергивая ухом, отгоняя надоедливую муху. — В любом случае, пока это лучший вариант, что у меня есть.

— Мы? Я же не говорила, что иду с тобой.

— Прости. — единорожка неловко взглянула на собеседницу. — Наверное, я и одна справлюсь.

— Неправильно. Ты должна была просто попросить помочь. — Джо вздохнула, наблюдая, как самогон Вельвет быстро расходится по залу, а бочка пустеет. — Конечно, я пойду. Ты пока самое интересное, что случалось в этих краях за последние лет двадцать, так что отпускать тебя одну и пропустить все веселье я не намерена. Кроме того, мне самой интересно выбраться в новые места. Хотя в столице я была пару раз, но чувствую, ей все не ограничится.

— Спасибо. — единорожка переборола желание на радостях броситься обнимать подругу. Кажется, алкоголь сделал ее весьма любвеобильной. — Ты не представляешь, как много это значит для меня — не быть одной в этих холодных степях.

Просидев еще часок в баре, пони просто предавались веселью. Забавных историй у обоих нашлось немало, а сравнение обычаев двух разных цивилизаций оказалось довольно забавным занятием, правда, частенько вызывающим недоумение. Барпони периодически предпринимал попытки подкатить с деловым предложением к Вельвет, намекая, что с ее талантом они смогут очень даже хорошо заработать. Ну, или на крайний случай научить его, как гнать столь чудный напиток. Единорожка, смущенно отводя глаза в сторону, с трудом противостояла напору инициативного предпренимателя. В конце концов сошлись на том, что перед отходом она обеспечит его небольшим запасом самогона в обмен на необходимые припасы и патроны. В целом, Вельвет осталась очень довольна вечером — впервые с момента попадания в этот мир, она чувствовала себя почти как в Эквестрии. Не сказать, что это значит тоже самое, что и “как дома”, но куда лучше, чем “потерянная в чужом мире”, как было всего несколько дней назад.


Было решено взять недельку отдыха перед новым походом. Джо было просто лень, а Вельвет нуждалась в восстановлении сил после недельного экстремального забега по каменистым пустошам. В течении этой недели серая пони взяла шефство над единорожкой и обучала ее премудростям выживания. Некоторые вещи были уже знакомы эквестрийской пони, но большинство все же стало открытием. Например, как избегать зон, зараженных радиацией. Оказывается, надо было полагаться на показания специального устройства, начинающего щелкать как ненормальное, если уровень превышал допустимый. Какую еду можно есть, а какую не стоит. Как правильно расставлять приоритет при подборе вещей и как делать схроны, чтобы вернуться за ценностями позднее. Как пользоваться оружием. Последнее, правда, было воспринято без особого восторга, но деваться было некуда, Вельвет пришлось неохотно признать, что если встанет выбор — кому умирать: ей или обдолбанному бандиту, то сделан он будет не в пользу последнего. Оказалось, что единорогу пользоваться оружием было одновременно и проще, и сложнее. Перезаряжаться и держать оружие было куда легче магическим полем. А вот удерживать его после выстрела, когда отдача буквально вырывала ружье и отправляла в непродолжительный полет — труднее.

С оружием, как оказалось, связано вообще много чего. Например, выбор оружия для ведения боя. Для ближних дистанций подходили пистолеты, пистолеты-пулеметы и обрезы, для средних штурмовые винтовки и карабины, для дальних — снайперские. Против монстров следовало использовать ружья или крупнокалиберные пистолеты, заряженные специальными экспансивными патронами. И это только в грубых чертах, стоило учитывать еще и местность, где будет проходить перестрелка, тактику и еще много чего. Но Джо сказала, что все это не важно, много стволов с собой не утащишь, так что приходится носить с собой универсальный набор из охотничьего ружья и пистолета. Вельвет решила, что все это сложно, но необходимо для местных. Хотя, честно сказать, перспектива вступить в перестрелку с другими пони пугала ее до дрожи в ногах. Огнестрельное оружие было шумным, тяжелым и не хотело слушаться единорожку. Целиться, держа оружие телекинезом, было попросту невозможно, а держать пистолет ртом, как делали местные, Вельвет наотрез отказывалась — боялась за свои зубы. Ружья и винтовки, которые либо крепились на боку на специальном устройстве, либо ставились на сошки, были чуть проще в этом плане, но громкий звук выстрела заставлял единорожку дергаться и зажмуриваться. Джо, наблюдая за тренировками подруги, только качала головой.

— Не расстраивайся. Большинство стреляет примерно так же, как ты. У всяких утырков стволы находятся просто в кошмарном состоянии, про чистку и правильное хранение они даже не слышали. Много раз видела, как у них клинит затвор прямо во время перестрелок. Прицел сбит почти всегда, так что попасть могут разве что случайно или вплотную.

— Но я вообще не хочу ни в кого стрелять. Неужели нельзя просто поговорить?

— Не будут они с тобой говорить. — Джо усмехнулась, собирая стреляные гильзы на заднем дворе. — У тебя есть то, что им нужно, и это не обязательно провизия или патроны. Могут и на твою задницу позариться. Про моральные нормы, которые приняты у тебя на родине, можешь забыть — для них насилие и грабеж норма, с которой они выросли. Единственный довод, который на них действует — пуля промеж глаз.

Вельвет кивнула, понимая, что Джо виднее. В конце концов, она здесь живет всю жизнь и знает, что да как. Но убийство другого пони было настолько за пределами ее обычных жизненных проблем, что разум просто отказывался воспринимать это. И она очень надеялась, что так и останется.

Каждый день после обеда единорожка ходила в бар и предавалась любимому делу в подсобке. Одним из условий было сохранение тайны рецепта, так что Джо стояла снаружи, следя, чтобы любопытный барпони не подглядывал. Тот, недовольно ворча, что не заслужил такого недоверия, с видимой радостью принимал каждый бочонок золотистого напитка, расплачиваясь медикаментами и патронами. От консерв серая пони отказалась, ведь их достаточно легко найти в любом доме или магазине, да и у нее самой имелся немалый запас. Вельвет же было все равно, она просто получала удовольствие от самого процесса

Отдельной темой стал сбор в дорогу. Путь предстоял неблизкий, и, возможно, после Бойсе им предстоит долгое путешествие, если они найдут какую-либо информацию, так что взять требовалось многое. Намного больше, чем могли унести две пони, сохраняя при этом достаточную скорость передвижения. Вельвет очень хотела взять палатку, чтобы не спать под открытым небом на земле, но, взглянув на кучу сваленных вещей, которые разбирала Джо, была вынуждена признать, что нести ее будет просто некому. Пришлось ограничиться большим теплым одеялом, в которое можно завернуться вдвоем. Консервы, вода, медикаменты, патроны, странная плитка со спиралью, работающая на неизвестном для единорожки принципе, карты, компас, сменные носки, оружие — все это с трудом удалось уложить в седельные сумки и рюкзаки. Благо, что в зубах ничего нести не пришлось. Закончив паковать вещи, Джо объявила, что сегодня вечер отдыха, а завтра они выдвигаются в путь.

Попрощавшись с пони в баре, Вельвет даже почувствовала легкую тоску — она уже привыкла к местным, и те отвечали взаимной симпатией странной пони, готовящей такой вкусный самогон, и просили возвращаться. Постаравшись не увлекаться спиртным, зато налегая на вкусную колбасу, единорожка напару со своей подругой тихо провела вечер в спокойной обстановке Минк Крик. Что-то внутри нее говорило, что уходить будет неправильным, ведь снаружи поджидают неизвестность и враждебно настроенные хищники и бандиты. Пришлось убеждать саму себя, что оставаться будет как признанием собственного поражения, ведь, в таком случае, о возвращении домой останется только мечтать. Уже лежа в куче подушек, служивших постелью Джо, единорожка внезапно вспомнила о мелочи, которая давно не давала ей покоя, но раньше все как-то не находилось повода спросить.

— Эй, Джо. А много здесь вообще пони?

— А мне почем знать? Я их не считала. — серая пони приподнялась, удивленно смотря на свою подругу. — Меньше, чем было до войны, намного меньше. Но все еще достаточно.

— И есть другие поселения, вроде вашего? Где все живут дружно и мирно?

— Ну, про дружно ты загнула. Недели не проходит, чтобы кто-нибудь не рассорился вдрызг. Но, вообще, да, есть и другие. Я была в Айдахо-Фолс километров в ста пятидесяти на север. Там живет около пары сотен пони в руинах крупного города. Вроде, говорят, что в Онтарио, за границей штата, тоже крупная община, но я туда не ходила, слишком далеко. Ну и куча мелких поселений, вроде нашего. А что?

— Мне просто любопытно. Если вы живете здесь уже не первый год, и пони достаточно много, то как вы не съели еще все консервы?

— Ох. Глаза мои их бы больше не видели. Думаешь, это так просто? Шла война, и эти треклятые консервы, как самый долго хранимый продукт, пригодный к еде сразу после того, как ты открыла банку, изготавливали просто в сумасшедших количествах. — Джо зашуршала со своей стороны кучи, закапываясь поудобнее. — Ты видела хоть один продуктовый склад?

— Нет, вроде ничего такого не встречала. — Вельвет смотрела в потрескавшийся потолок, пытаясь вспомнить, как выглядели склады в Эквестрии.

— Огромный ангар, туда несколько жилых домов влезет. Внутри все заставлено стойками, а на них коробки до самого потолка. Там сотни тонн еды. Конечно, часть попортилась, другая съедена крысами, но даже остатков слишком много. И таких складов в каждом округе навалом.

— Ох, зачем так много консерв?

— Раньше в Штатах жило триста двадцать миллионов пони. И к еде относились не очень бережно, как я читала. Так что запасы были соответствующие, тем более, тогда шла война, и производили впрок, на случай, если фабрики и заводы разбомбят.

Вельвет ошарашенно молчала. Как много пони. Во всей Эквестрии было в десятки раз меньше, а она была одной из самых крупных стран в ее мире. И почти все погибли! Какой ужас. Сотня пони в крупном городе, вместо сотни тысяч. Она просто не могла себе представить такое количество жителей. И такое количество смертей. Может, перенаселением и объяснялась такая агрессивность местных? Мягкотелых давно оттеснили от всех ресурсов, остались только жестокие, которые будут зубами рвать тех, кто позарится на их собственность. Похоже на то. Что ж, теперь она понимает этот мир чуть лучше. И еще сильнее ему сочувствует.

— И тебе спокойной ночи. — Джо, так и не дождавшись ответа, усмехнулась каким-то своим мыслям и отвернулась к стенке.


Утро встретило серой пеленой облаков и противной моросью. Хорошо хоть, что ветер был слабым. Наскоро перекусив, пони надели все свои сумки и рюкзаки. Джо закрепила на единорожке ружье, которое было доверено ей больше для устрашения случайных встречных, нежели для стрельбы, и они двинулись в путь. Молодой жеребец, стоявший на вахте на воротах, выпустил их и пожелал удачи. Вельвет показалось, что он даже подмигнул ей на прощание. Впрочем, она этому не удивлялась — других девушек его возраста тут почти не было, и интерес к ней был вполне оправдан. Хихикнув собственным мыслям, она озорно махнула вахтеру хвостом и неспешно потопала вслед за своей подругой. Впрочем, хорошее настроение очень быстро выветрилось — предстоящий поход нервировал, а крепление ружья натирало и сковывало движения. Джо посоветовала не спешить — во времени их никто не ограничивал, а у уставших пони притупляется внимание.

Через пару часов пути местность сменилась холмистой, и Джо, высмотрев самый высокий из них, сменила курс. Вельвет с тоской думала о предстоящем подъеме и о том, что неплохо бы устроить привал, хотя бы короткий. Маячивший перед глазами прицел ружья изрядно раздражал, но механизм, ответственный за откидывание прицела в сторону, давно и прочно заржавел, и серая пони запретила сгибать противную железяку — другой взять было негде. Спусковой механизм, представлявший из себя скобу с кнопкой, которую следовало прикусывать для выстрела, торчавший прямо перед носом, так же не добавлял комфорта. Единорожка уже не раз задавала себе вопрос: “Кто в здравом уме будет таскать эту штуку по собственной воле?”. Преодолев подъем, запыхавшаяся пони плюхнулась на задницу, наблюдая, как относительно бодрая Джо достает бинокль и осматривает окрестности.

— Давай передохнем? — Вельвет жалобно посмотрела на свою подругу, отдаленно напоминающую путешественников, которых она видела на фотографиях.

— Спустимся к подножию холма и там устроим привал на полчасика. Тут мы словно на ладони.

— Почему ты так боишься встретить кого-нибудь? Неужели все желают зла друг другу?

— Нет, конечно. Не все. Но как ты определишь заранее, хочет этот жеребец с тобой поторговать, или ограбить и изнасиловать? Он тебе не будет сообщать о своих намерениях. В обоих случаях пони будет выглядеть самой невинностью. — Джо закончила осмотр и спрятала бинокль в чехол, переводя взгляд на единорожку. — Единственный стопроцентный способ избежать проблем — это избегать проблем. Звучит тупо, но работает.

— Просто я не понимаю, как вы можете вообще так жить, не доверяя никому. Неужели никогда не приходилось общаться с другими путниками?

— Конечно приходилось. В самых крайних случаях, когда кончилась еда, а найти ничего не удается, например. Встречаешь кого-нибудь и идешь к нему, заверяя в своих мирных намерениях и предлагая обмен.

— На что у вас меняют еду? — Вельвет с интересом приготовилась слушать, начиная спуск к долгожданному привалу.

— На медикаменты хорошо идет, на патроны похуже, не всегда калибры совпадают, а таскать лишние тоже не всем хочется. Это если у тебя с собой что-то есть.

— А если нет?

— Думаю, даже такая наивная пони как ты, должна знать, что может предложить молодая кобылка истосковавшемуся в одиночестве жеребцу. Что? Не смотри на меня так. Жить захочешь, еще и не на такое пойдешь. — Несмотря на свои слова, Джо все же покраснела. — Ну, а одна из таких попыток сторговаться закончилась тем, что ты нашла меня связанной под столом.

— Ох. — Вельвет не знала, что теперь думать. С одной стороны, она понимала осторожность подруги после всего произошедшего. С другой, она теперь даже немного понимала бандитов — ложиться с кем-то ради банки тушенки она очень не хотела.

Привал закончился куда быстрее, чем хотелось бы единорожке. До темноты устраивали еще пару небольших остановок для перекуса и отдыха. К радости Вельвет, на пути они не встретили никого, за исключением пары огромных грызунов. Монстрики встретили их пронзительным визгом, но предупредительный выстрел из ружья охладил их пыл. На самом деле черная пони целилась в одного из хомяков, но промахнулась так сильно, что сделала вид, что так и должно было быть.

Заночевать решили в зарослях кустарника, надежно прикрывавших от случайных взглядов. И хотя одеяло было вполне теплым, мордочка изнеженной городской пони все равно мерзла, а надоедливые комары не давали заснуть. Джо же, казалось, не волновало ничего, так мирно она сопела в десятке сантиметров от единорожки. Ворча, Вельвет накинула на голову наименее вонючую тряпку из имевшихся под копытом, оставив торчать только нос, чтобы избавиться, по крайней мере, от укусов, после чего сама смогла забыться беспокойным сном.

Подъем был с восходом солнца. Джо сказала, что разлеживаться некогда, иначе в город они попадут уже затемно. Вельвет, тяжко вздыхая и протирая копытами заспанные глаза, отправилась умываться влажным платком, любезно предоставленным подругой. Наскоро затолкав в себя завтрак, пони продолжили поход. Через пару часов, взобравшись на невысокий холм с которого открывался вид на долгожданную цель путешествия, Джо улеглась на землю и принялась в бинокль рассматривать руины города на предмет других пони.

Вельвет же просто разглядывала здания, пытаясь определить, какое же из них является библиотекой. Бойсе выглядел куда солиднее, чем тот городок, через который она уже проходила. Дома большей частью были кирпичные и многоэтажные. Даже несмотря на пройденные годы и войну, многие из них сохранились вполне неплохо. Сразу бросались в глаза четкие, словно по линейке очерченные улицы, идущие строго перпендикулярно друг к другу, что упрощало поиски.

— Долго мы так будем лежать? — Вельвет не то, чтобы торопила подругу, но сидеть в тишине и ждать непонятно чего было довольно утомительно.

— Еще с полчаса. Надо убедиться, что там никого нет. Ну, или хотя бы заметить других мародеров, чтобы обойти стороной. Ты же не хочешь внезапно столкнуться с ними нос к носу?

— Поняла, молчу. — единорожка поудобнее устроилась на холодной земле, вздыхая. Впрочем, долго сдерживать свое обещание она не собиралась. — Джо, а почему столица штата осталось целой? Разве ее не должны были разбомбить в первую очередь?

— По идее, да. Но здесь был химический завод, и британские диверсанты подорвали его еще во время войны. Химикаты, выброшенные в воздух, сделали это место непригодным для жизни, отравили землю и воду. Как видишь, здесь и сейчас мало что растет, хотя прошло уже столько времени, и вся гадость давно выветрилась. А больше ничего важного тут не было.

Вельвет многозначительно промычала в ответ. До нее только сейчас дошло, что цель военных была не в тотальном уничтожении населения другой страны, а выведении ее инфраструктуры из строя. Что ж, это сделало местных пони в ее глазах чуть-чуть лучше. Самую малость.

— Давно хотела спросить. За счет чего работает плитка и фонарь?

— На аккумуляторах. Что-то там про сверхпроводимость, я не знаю. Физика слишком сложная, чтобы я занялась ею со скуки. — Джо невнятно помахала копытом, показывая свое отношение к сказанному. — Если тебе так интересно, то прихвати в библиотеке пару-тройку учебников, но потащишь их сама. Короче, в этот аккумулятор закачано дикое количество энергии, которая производилась на атомных электростанциях, и фонарь может от него работать десяток лет. В плитках быстрее разряжаются, я умудрилась даже одну разрядить.

— Поверить не могу. И вы, с такими технологиями, не смогли никак договориться с китайцами?

— На производство всего требуются ресурсы, и как раз из-за них и разгорелись первоначальные конфликты. И вообще, почему ты у меня спрашиваешь? Я родилась уже после.

— Прости. — Вельвет виновато посмотрела на подругу. — Просто для меня это совсем дико и непонятно.

— Можно подумать, что для меня устраивать концы света является повседневным занятием. — Джо фыркнула и спрятала бинокль. — Ладно, вроде никого нет. Надо идти, но в городе постарайся лишний раз не шуметь. Мало ли, неприятности могут поджидать и внутри зданий, отсюда не увидишь.


Библиотека находилась в центре города, что было вполне логично. На поиски не ушло много времени — буквально получасовая прогулка по занесенным пылью улицам привела их к нужному зданию. Вельвет отметила для себя, что на дороге остаются хорошо заметные следы. Впрочем, свежих следов других пони она не нашла, только лишь занесенные ветром намеки на них. Сам же город при ближайшем рассмотрении оказался не таким презентабельным, как выглядел издалека. Обилие мусора на улицах, выбитые стекла окон, сгнившие до основания лавочки, следы копоти на стенах домов. Печально вздохнув, единорожка поторопилась за своей подругой.

Нужное здание располагалось довольно обособленно от других, что спасло его от пожаров. Шестьдесят лет назад оно было окружено тихим сквериком, где, видимо, можно было читать на свежем воздухе. При подходе к библиотеке выяснился неприятный момент — все окна были забраны решетками, а входные двери прочно заперты. Поиски каких-либо обходных путей не привели ни к чему — даже служебный вход был закрыт на замок, а выбить железную дверь не представлялось возможным. Вельвет, однако, по этому поводу переживать не стала и направилась в соседнее многоэтажное здание. Поднявшись по захламленным лестницам на третий этаж, чтобы видеть внутренние помещения библиотеки, она телепортировала всех внутрь.

— Хорошо быть единорогом. Если бы я так умела, то пролезла бы в такие места... — Джо с легкой завистью посмотрела на единорожку. — Столько полезных вещей лежат под замком, и никто не может их достать. Эх...

— Ну, никто не мешает нам на обратном пути куда-нибудь заглянуть, если хочешь. Должна же я как-то тебя отблагодарить за то, что ты пошла со мной. — Вельвет, тяжело дыша после выполнения изматывающего группового переноса, огляделась. Комната на втором этаже, в которой они оказались, скорее всего была хранилищем. Слишком уж плотно стояли стеллажи, да и сами книги многократно повторялись. Выбитые стекла никак не мешали дождю заливать помещение, так что общая картина напоминала виденное ранее в школе — большая часть книг сгнила до полной неузнаваемости. Оставалось только надеяться, что они смогут найти нужную в более-менее приличном состоянии.

— Судя по всему, здесь никого до нас не было. Оно и понятно, кому придет в голову ломиться в запертую библиотеку. Думаю, переночуем здесь, тем более, что через пару часов стемнеет. Надо найти комнату для ночлега без окон.

Такие условия выбора были поставлены неспроста. В городе вполне могут оказаться и другие пони, а свет, бьющий из окон, запросто привлечет их внимание. Конечно, можно было бы завесить проем плотной тканью, но ее сначала надо найти, да и само по себе занавешенное окно для опытного путешественника уже знак, что внутри кто-то есть. После долгих поисков остановили свой выбор на какой-то подсобке, достаточно просторной для двух пони и лишь с одним маленьким окошком под самым потолком. Разогрев на плитке обед, быстро перекусили и приступили к поискам.

Сразу было понятно, что искать в секции художественной литературы будет бессмысленно. Но и отдел с научной литературой был немаленьким. Стоило искать в секции геологии? Или промышленности? Или где-то еще? Джо, не мудрствуя лукаво, посоветовала начать с энциклопедического словаря. Возможно, там будет какой-то намек. Прихватив с собой толстенный том словаря, выполненного из очень плотной глянцевой бумаги, Вельвет улеглась под окном, собираясь углубиться в поиски. Достав из-за пазухи герметичную упаковку полюбившейся колбасы, Вельвет листала страницы, оставив подругу бездумно слоняться между стойками. Та порекомендовала не высовывать нос из окна, после чего отправилась на поиски чего-нибудь почитать скучным вечером. Все свои книги она уже знала наизусть и заиметь новый приключенческий роман было бы совсем недурно.

Единорожка провела добрых полчаса листая страницы и переходя по сноскам в статьях, прежде чем нашла требуемое. Оказывается, местная промышленность имела возможность изготавливать драгоценные камни из сырья. Алмазы, рубины, сапфиры, изумруды, александрит — все это создавалось в специальных лабораториях для нужд промышленности и ювелиров. Побегав по библиотеке, Вельвет нашла справочник в котором были указаны названия фабрик по производству синтетических камней. В целом, разнообразие камней было не важно, главное это их суммарная масса. Вельвет прикинула, что ей должно хватить трехсот карат, если хотя бы три из них будут больше пятидесяти каждый. Ближайшая такая фабрика, судя по карте, находилась в штате Вайоминг. Как раз по пути можно будет заскочить в Минк Крик.

Прихватив с собой справочник, Вельвет, осчастливленная, кинулась делиться новостью с подругой. Наконец-то у нее появился четкий план действий, и шансы вернуться домой превратились из призрачных во вполне неплохие. Теперь, когда она знала где искать, энтузиазм и жажда действовать переполняли ее. Джо нашлась в соседнем зале сидящей в неплохо сохранившемся кресле с книжкой в копытах. Ботинки стояли неподалеку. Ну да, в них читать было бы совсем неудобно. Единорожка радостно рассказала о своем открытии, показывая нужные строчки в справочнике.

— Вайоминг, да? Хм. — серая пони задумчиво ковыряла подлокотник кресла. — В целом, довольно близко, хотя смотря где именно там находится эта фабрика. Нужно будет найти подробную карту штата, но это не проблема. Проблема в том, что в Вайоминге высокий уровень радиации, там было много тяжелой промышленности, так что бомб упало изрядно.

— Думаешь, той фабрики уже не существует? — внутри единорожки все похолодело.

— Не знаю. Наверное, нет. Ювелирка не самая приоритетная задача в войне. Если только она не располагалась рядом с каким-нибудь нефтеперерабатывающим комплексом. — Джо нахмурила лоб, пытаясь вспомнить все, что она знала о тех местах. — Думаю, единственный способ узнать наверняка — сходить и проверить. На крайний случай, в этом справочнике есть и другие названия.

Вельвет кивнула, соглашаясь. Конечно, ее оптимизм немного пошатнулся, но Джо была права. Это был не единственный вариант. К тому же, ее подруга собиралась и дальше помогать ей в попытках вернуться домой, и это было просто замечательно. Она уже довольно сильно привязалась к этой резкой, но по-своему мудрой пони.

— Надо обновить запасы воды на обратном пути. Поискать закрытые бутылки, местную воду я пить не советовала бы. Кто ее знает, вдруг вся эта химия еще там. — Джо проверила фляги, потряся их возле уха. — По крайней мере, здесь на нас никто не наткнется случайно, так что можно спать спокойно.


— Просыпайся. Да вставай ты, ну! — Джо трясла единорожку, нашептывая ей в ухо. — Не шуми. Работорговцы совсем рядом.

Вельвет сонно лупала глазами, с трудом соображая, что происходит. До глубокой ночи она читала о камнях, теша себя фантазиями о возвращении домой, о чем теперь жалела. Голова гудела, а мысли никак не хотели собираться в кучу. Пока она приходила в себя, серая пони потащила ее в соседний зал. Со второго этажа было хорошо видно, как напротив того самого здания, из которого они переместились в библиотеку, стояло несколько вооруженных незнакомцев.

— К окну близко не подходи. Кажется, они увидели наши следы возле того дома, откуда мы телепортировалсь, и решили, что мы все еще внутри.

— С чего ты взяла, что это работорговцы? — единорожка протерла глаза тыльной стороной запястья и попыталась разглядеть на стоящих пони какие-то отличительные признаки.

— Ну а кто еще будет ходить вооруженной до зубов группой, увешанный кандалами? Да и ты послушай, что они говорят.

Вельвет присмотрелась, и действительно, на каждом работорговце висело по паре металлических оков. Она не придала сразу значения этому факту, а такая ошибка могла бы дорого стоить. Вот что значит опыт. Пока она старалась не слишком высовываться, вытягивая шею чуть ли не с центра зала, незнакомцы у соседнего здания, кажется, чего-то ждали. С улицы донесся крик одного из пони:

— Выходите! Следов, ведущих наружу, нет, мы точно знаем, что вы там! Не усложняйте себе дальнейшую жизнь, с послушными пони обращаются куда лучше!

— Тебе не кажется, что вот так вот заявлять о своих намерениях немного странно? Ну, могли бы прикинуться обычными путниками и внезапно схватить потом. — единорожка удивленно посмотрела на свою подругу.

— На испуг пытаются взять. Боятся, что внутри им устроили засаду. Я бы так и сделала. Видишь, как хорошо, что мы не вошли сюда обычным путем? Иначе они точно так же окружили библиотеку.

— Если они не войдут внутрь, то я смогу перенести нас в другое здание точно так же, как вчера. Так какой план? Сидим тихо и не высовываемся, пока они не уйдут?

— Пока не знаю. Наверное, это самый умный вариант, вот только воды у нас всего литр остался. Если им вдруг приспичит здесь ошиваться или осадить несчастный дом, то надо будет что-то предпринимать. Хотя, думаю, не будут они долго ждать. Пойдут на штурм.

— Я могу перенести нас в любой другой дом поблизости. Или вообще на тот холм, его отсюда видно. Правда, буду выжатой, как мочалка.

— Подожди. Это всегда успеется. Они понятия не имеют где мы. Может, я что-то поинтереснее придумаю. — Джо достала свой бинокль и стала разглядывать агрессивно настроенных гостей. Вельвет, устав стоять и ждать непонятно чего, отправилась обратно умыться и хоть как-то позавтракать. Серая пони, ворвавшаяся в подсобку буквально через минуту после того, как единорожка открыла баночку паштета, так и не дала закончить трапезу. — Слушай, а ты сможешь своей магией до них дотянуться?

— Смогу, наверное, там метров тридцать всего. Но никаких боевых заклинаний я не знаю.

— Да и не нужно, я придумала кое-что. — вернувшись в зал, из которого они подглядывали за работорговцами, Джо поднесла бинокль к глазам подруги. — Видишь того рыжего, третий слева? Можешь сжать спусковой механизм его оружия? Так же, как когда ты сама стреляешь.

Кивнув, Вельвет сосредоточилась и потянулась магией к цели. Конечно, пользоваться телекинезом через бинокль было непривычно, но после нескольких неудачных попыток единорожка смогла ухватиться за металлический механизм, располагавшийся прямо перед мордой жеребца. Тот, заметив свечение, удивленно уставился на него. В этот момент единорожка нажала на спусковой механизм, после чего оружие, закрепленное на его боку, глухо и совсем не громко бухнуло, стреляя в стену дома перед ним. Вельвет успела только удивиться, зачем это все было нужно, как прогремел взрыв, и она испуганно упала на пол, прикрыв голову ногами.

— Твою мать! Я думала, у него заряжены дымовые. Они же не фарш заготавливают, им нужны живые пони! Идиоты.

— Что произошло? — Вельвет с ужасом вслушивалась в громкие стоны и крики боли, доносящиеся снаружи. — Что я наделала?

— У того хрена был гранатомет. Я думала, что там будет дымовая граната, тогда бы там началась заварушка, и они наложили бы в штаны. Но оказалось, что там был обычный фугас, и их посекло осколками. — Джо аккуратно выглянула, осматривая улицу. — Да, двоих насмерть, еще двое тяжело ранены.

— Какой кошмар! Зачем ты заставила меня это сделать?

— Успокойся. Они убивают других пони десятками. Или мучают, ломая твою волю, делая из тебя раба. — посмотрев на съежившуюся на полу подругу, Джо поняла, что та переживает свое первое настоящее убийство, пусть и не преднамеренное. Что это может значить для пони, выросшей в таком спокойном и миролюбивом месте, как Эквестрия, знать она не могла, но догадывалась, что той сейчас нелегко. — Эй, не раскисай. Смотри на это, как на спасение сотен миролюбивых жителей в будущем. Их не поймают, не будут пытать, не разрушат семьи, не оставят жеребят сиротами, не погонят рабов в Калифорнию, окончательно изнуряя длительным переходом, и не заставят работать в ужасных условиях до конца их дней, который настанет очень быстро. Ты просто герой.

Вельвет, однако, героем себя не чувствовала. Она еще не до конца осознала, что лишила жизни двух пони, но понимала, что совершила непоправимое. И тот факт, что это были конченые сволочи, облегчал ее переживания лишь на самую малость. Она искренне надеялась, что ей никогда не придется этого делать, что все обойдется, и она вернется домой все той же невинной пони, что и была раньше, а произошедшее будет восприниматься потом как увлекательное приключение, пусть и местами скучноватое. Но теперь... Если кто-то в Эквестрии узнает о том, что она натворила, то никто не захочет с ней находиться рядом. И как она сама сможет смотреть другим пони в глаза? Она же теперь убийца.

— Так. Хватит. — Джо ухватила подругу зубами за шкирку и потащила в подсобку. Там, достав из своих сумок флягу с самогоном, она чуть ли не насильно влила ее в единорожку, заставив ту закашляться. — Ты не виновата, ясно? Я заставила тебя это сделать, и вся вина на мне. Ты понятия не имела к чему это приведет.

— Может, мы сможем помочь раненым? — голос Вельвет дрожал.

— И не думай. Мы не пойдем им помогать, это все равно, что помогать болезни убить тебя. Прости, что из-за меня ты через это прошла, но рано или поздно это случилось бы. И хорошо, что сейчас мы в полной безопасности, а не под обстрелом. Прости, я последняя тварь.

Вельвет только смогла икнуть, после чего разревелась. Дело было даже не в том, что ей было жалко тех пони. Судя по рассказам Джо, жалости они не заслуживали. Единорожка переживала, что сама становится такой же. Слезы текли, облегчая ее душевные муки и спасая от нервного срыва. Сознание эквестрийской пони было просто не готово принять случившееся и защищалось, как могло. Джо, сидя рядом, успокаивающе поглаживала подругу, чувствуя себя виноватой. Чем еще она могла ей помочь, серая пони просто не знала.

Спустя минут двадцать, сил плакать у Вельвет уже не осталось. Потихоньку хлюпая, она успокаивалась. Конечно, еще не скоро она сможет забыть это, если вообще забудет хоть когда-нибудь. Но ей почти удалось себя убедить, что этот поступок был во благо местных жителей. Он оставался мерзким, неправильным, ужасным, но хотя бы имел положительные последствия. К тому же, выпитый натощак алкоголь уже подействовал, добавляя легкости суждениям.

— Все хорошо, я справлюсь. Спасибо. — слизнув слезы, единорожка села и глубоко, прерывисто вздохнула. — Давай завтракать. Я не хочу зацикливаться на случившемся.

— Уверена? Все хорошо?

— Конечно нет! Все просто чудовищно. Но если я не смогу это преодолеть, то о возвращении домой можно даже не мечтать. Пожалуйста, давай просто сделаем вид, что ничего не произошло?

Джо кивнула, и пони приступили к завтраку. Вельвет сидела подавленная, пытаясь смириться с тем, что натворила. Она надеялась, что завтра, проснувшись, все это будет казаться лишь кошмарным сном. Паштет вставал комом в горле, но поесть было просто необходимо, чтобы не лишиться сил после предстоящей телепортации и во время похода в Минк Крик. Серая пони, закончив первой, быстро упаковала вещи в полегчавшие сумки и через пять минут уже была готова к выходу. Единорожка, вздохнув, быстро затолкала в себя остатки завтрака.

— Перенеси нас в другое здание. И подождешь там, я сбегаю проверить, есть ли что полезное у них. Не думаю, что тебе стоит это видеть.

Вельвет только молча подошла к окну, подбирая подходящую площадку для переноса. Дождавшись, когда копыто подруги коснется ее шеи, она вызвала перед глазами необходимые руны и телепортировала их в захламленную комнату на третьем этаже жилого дома. Кажется, это была гостиная. Диван, журнальный столик, странная стеклянная коробка с кучей кнопок и антенной, шкаф, заполненный книгами и декоративными мелочами. Джо с беспокойством посмотрела на подругу и убежала вниз по лестнице, попросив подождать здесь. Единорожка, послонявшись по квартире, решила, что стоит занять себя чем-нибудь. Например, обыскать здесь все. Вытаскивая ящики один за другим, она вытряхивала их содержимое прямо на пол, выискивая полезные на ее взгляд предметы. Закончив обыск в спальне, она оглядела дело копыт своих и удивилась, насколько изменилось ее отношение к происходящему. Теперь мародерство уже не казалось чем-то запретным и неправильным. Всего лишь вынужденная мера. А эти старые вещи теперь ничто иное, как мусор. И бережно перебирать их, тратя время, не имеет никакого смысла. Многие уже испортились до полной непригодности, а остальное останется невостребованным и так же истлеет через десяток-другой лет.

Подобный фатализм был не свойственен Вельвет. Осудили бы ее сейчас знакомые, узнай, чем она занимается? Конечно. С их точки зрения все это аморально и преступно. Но неужели лучше поддаться отчаянию и умереть от голода, жажды, переохлаждения, или попасться в засаду и стать диковинной сексуальной игрушкой для похотливых жеребцов? Да тут всех возможностей распрощаться с жизнью просто не перечесть. Нет уж, спасибо. Единорожка встряхнула гривой, которую, к слову, не мешало бы и помыть. Во взгляде появилась решимость, заменившая собой тоску и отчаяние. Она будет делать то, что придется. То, на что ее вынудит этот мир, даже если придется разворошить все дома, пройти от западного до восточного побережья и обратно, убить еще немало подонков, желающих причинить вред другим, лишь бы вернуться домой и оставить все это позади. Никто из эквестрийских пони не узнает, что здесь происходило и не сможет ее осудить. А уж она как-нибудь справится.

Подобная мрачная решимость придала ей сил, и несмотря на то, что единорожка все еще не оправилась от убийства работорговцев, ей стало намного легче. Жуя последнюю шоколадку, так необходимую для восстановления магических сил, она вернулась к своим поискам. На кухне нашлась закрытая бутылка обычной воды. Не совсем понятно, зачем продавать, а тем более покупать то, что течет из крана. Зато теперь можно не бояться, что она отравлена той химией, что витала в воздухе Бойсе многие годы. Протерев скатертью со стола крышечку, чтобы наверняка избавиться от того, что могло осесть на бутылке, Вельвет открыла воду и принюхалась. Да, как ни странно, ни намека на тухлятину. В самом деле, что местные делали с продуктами, что они шестьдесят лет сохраняют свои свойства? Прочитав этикетку, единорожка заметила, что вода дистиллированная. Ну, это немного объясняло ее долговечность. С другой стороны, она слышала, что пить такую воду может быть не совсем полезно, но тут выбирать не приходится. Уж недовольство желудка она переживет.

Перелив свою находку во флягу, Вельвет безуспешно попыталась найти хоть какую-нибудь сладость на кухне. Ни шоколада, ни конфет здесь не нашлось. Постоянно цепляясь прицелом за все дверцы и углы, она поняла, почему хитрая Джо отдала ружье именно ей, а сама выбрала компактный пистолет. Ну что ж, вполне справедливо, у нее есть преимущество в виде магии. В прихожей нашлись ботинки в лучшем состоянии, чем ее, и даже подходящего размера. Быстро сменив обувь, единорожка посокрушалась, что у обновки нет удобной петельки для ножа. Пришлось прицепить его к поясу. В остальном дом оказался пустой тратой времени. Жильцы, видимо, были самыми обычными пони, и ни патронов, ни какого-то туристического снаряжения у них не нашлось. Единственное, что она сочла полезным — ложка. Есть консервы, поддевая содержимое магией, порядком надоело.

— Эй, ты где?

— На втором этаже. Как успехи?

— Ну, в целом, неплохо. Один все-таки уполз куда-то, видимо, раны были не слишком серьезными. Я не стала преследовать его. А вот у остальных нашлось немало ценных медикаментов и провизии. — Джо довольно похлопала копытом по изрядно раздувшимся сумкам. — Боеприпасы, опять же. Надо будет их перебрать, многие отсырели. Но, в целом, у нас куча всего для обмена, так что я довольна.

— Тогда пойдем обратно к тебе?

— Да, думаю, можно выдвигаться, до захода успеем пройти как минимум треть пути. Смотрю, ты оправилась немного?

— Сделала для себя выводы. Не волнуйся, все в порядке, я не начну кататься в истерике по дороге. — Вельвет улыбнулась, направляясь к выходу. — Кстати, у меня возник вопрос. Где все жители? В городке, где я была, тоже почти не было останков.

— Их эвакуировали в специальные лагери. Подальше от всех важных объектов. Там делать нечего, тысячи палаток, и на километры вокруг все покрыто скелетами. Бедняги не попали под ядерный удар, но погибли от его последствий, когда ветром принесло радиоактивную пыль и прочую гадость. Средств защиты было слишком мало, чтобы хватило на всех, и из-за них начались беспорядки. Те, кому посчастливилось ухватить защитный костюм или хотя бы респиратор, старались убраться подальше от лагеря, где погибали от голода или переохлаждения. Зима в этих краях после ударов стала холодной.

— Печально. Скажи, ты переживаешь, когда видишь отголоски этой войны? — Вельвет шагала вдоль дома, смотря на подругу. — Ведь столько пони погибли мучительной смертью.

— Я здесь родилась. И это все, что я видела с первых лет жизни. — Джо вздохнула. — Для меня это привычная картина. Конечно, умом я понимаю, что это все жутко и неправильно. Но сил переживать за каждый встреченный скелет уже не осталось. Все равно им это никак не поможет, а мне лишь испортит настроение. Мне даже ненавидеть тех, кто командовал войсками и принимал решения не получается. Все они умерли много лет назад. Даже если выжили после бомбардировок.

— Понимаю. — Вельвет уныло окинула взглядом окружающий пейзаж. Подумать только, к чему может привести жадность, упертость и нежелание вести переговоры.

Единорожка ощутила сильный удар в плечо, опрокинувший ее на бок и принесший с собой острое жжение. Не сдержавшись, она закричала. Наверное, еще никогда она не чувствовала такой сильной боли. Словно вся нога была в огне. Джо кинулась оттаскивать подругу, пытаясь разглядеть нападавшего. Последовал второй выстрел, выбивший крошку из стены за ними. Вельвет старалась помогать серой пони, отталкиваясь здоровыми ногами. Кинув взгляд на плечо, она с ужасом увидела множество рваных дырок в куртке. В оружии она разбиралась не слишком хорошо, но даже ее познаний хватило, чтобы понять, что ее подстрелили из ружья. Кровь неспешно вытекала из раны, и единорожка ощутила, как все внутри скрутило.

— Нашла. — Джо прорычала сквозь зубы, таща подругу за шиворот. — Вон, за углом.

Выплюнув куртку единорожки, серая пони выхватила пистолет из кобуры и кинулась на нападавшего. Благо, что ружье у него было таким же, как у Вельвет — двухзарядным, с неудобной перезарядкой с казенной части. Пока он судорожно вытаскивал стреляные гильзы, вставлял новые патроны и взводил курки, Джо успела выйти на линию огня и выпустить в негодяя половину магазина. Несколько пуль угодили в стену за спиной нападавшего, но большая часть попала в цель. Захрипев, тот завалился на бок, слабо подергивая ногами. Серая пони подошла для контрольного выстрела, после чего побежала к раненной единорожке.

— Это та сволочь, что оклемалась после взрыва. Нам повезло, что он был все же изрядно потрепан и не мог быстро отступить. Иначе хрен бы я его так просто прикончила. Ты как?

— Очень больно. — Вельвет попыталась зажать рану, но вспышка боли заставила бросить эту идею. — Я умру? Скажи честно.

— Да что ты все умирать собираешься? Не городи ерунды. Сейчас оттащим тебя с улицы и подлатаем. Судя по всему, ранение не очень серьезное. Сосуды не задеты, иначе кровь хлестала бы фонтаном.

— Ох. Ты, как никто другой, умеешь успокоить. — единорожка всхлипнула и постаралась подняться, опираясь только на здоровые ноги. Джо помогла, подставив бок для опоры, и Вельвет смогла доковылять в ближайший подъезд, вскрикивая при каждом шаге.

Внутри Джо быстро расчистила стол и смахнула с него пыль. Уложив на него подругу, она порылась в сумках и заставила ту проглотить сразу три таблетки сильного обезболивающего. При помощи ножа срезав одежду, серая пони осмотрела рану, безапелляционно тыкая в нее копытами, предварительно отмытых в какой-то вонючей жидкости.

— Все в порядке. Дробь не глубоко вошла. Я же говорила, что у многих оружие оставляет желать лучшего. Хотя работорговцы за ним обычно следят. — заговаривая зубы Вельвет, Джо облила ее плечо той самой жидкостью, чем вызвала просто дикое жжение. Единорожка взвыла, пытаясь вырваться. — Терпи. Это антисептик. Иначе может случиться заражение, а ты же не хочешь, чтобы тебе ногу отчекрыжили?

— Нет. Предупреждай в следующий раз. — единорожка застонала и вернулась на место. Разговоры хорошо отвлекали ее от пульсирующей боли и крови. — Почему же тогда у него ружье было таким паршивым?

— Они большей частью сражаются с пони. Таких упоротых хищников, как та многоножка, обычно не встречается, и на большие группы они не нападают. Так что дробовики у них в меньшем почете, чем автоматическое нарезное оружие. Сейчас буду выковыривать дробинки, будет больно.

— Сдурела? Не смей, я сама. — Вельвет, кряхтя, привстала. Перемещать предметы, которые не видишь, было в разы труднее. Но здесь немного облегчало задачу то, что это были инородные тела в ее организме. Сосредоточившись, что было весьма непросто учитывая состояние единорожки, а также начинающее действовать обезболивающее, она подцепила все дробинки разом и потянула их наружу. Несколько раз она неправильно задавала вектор движения, чем вызывала вспышки боли и срыв магического поля. Приходилось начинать все по новой. Но дело двигалось, и через несколько мучительных минут свинцовые шарики упали на стол. Единорожка, судорожно выдохнув, упала на стол.

— Теперь я тебе точно завидую. У меня на такое ушло бы полчаса минимум, и все было бы залито кровью. Ладно, сейчас перевяжем тебя и до завтра отдыхаем. Только поднимемся повыше, на первом этаже как-то неуютно.

Единорожка смогла только кивнуть. Теперь она представляла, что из себя представляет огнестрельное ранение. И это, по словам Джо, почти царапина. Теперь ей точно не хотелось быть подстреленной когда-либо еще. Подумать только, и эти пони постоянно стреляют друг в друга. Если на тот момент у нее еще и оставалось чувство вины, то теперь оно улетучилось окончательно. Это борьба за жизнь, ведь дробь могла пойти чуть выше и попасть ей в голову. И убить пони, которые постоянно нападают на других, раня и убивая их, теперь казалось даже правильным. Настолько, что чувство, сжимавшее сердце, словно тиски, отступило, оставляя какую-то эйфорию. А может, это действовало обезболивающее.

— Последний укол и можешь отдыхать.

— Что там? — Вельвет с легкой опаской посмотрела на автоинъектор, похожий на пистолет.

— Регенерин. Штука довольно редкая, уж слишком хороша, сразу расхватывают. Ускоряет заживление ран, да и в целом хорошо влияет на организм. — Джо вколола препарат единорожке. Инъектор характерно пшикнул, после чего был отброшен на пол. — К завтрашнему утру будешь почти как новая.

— Может, стоило поберечь для более серьезных травм? — Вельвет осторожно спустилась на пол, стараясь не наступать на больную ногу.

— Будем надеяться, что таких не будет. А если что, то у меня есть второй. — серая пони хитро улыбнулась. — Я же говорю, у тех работорговцев оказался довольно ценный багаж. Плюс, отчасти это я виновата в том, что тебя подстрелили, да еще и в первый раз. Ладно, поешь и топай спать, тебе сейчас нужен отдых. А я поищу замену твоей куртке.