Сингулярность 2

Удивительно что можно создать в век цифровых технологий. Иногда, создаваемое тобой поражает любое воображение. Что делать, если точка сингулярности достигнута и творение стало самостоятельным? Разумеется радоваться, но радость будет не долгая когда знаешь, что твоё творение вот-вот умрёт.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Яблоки в тумане

А о чём думаете вы, заблудившись в густом тумане?

Эплджек

Где не ступала нога человека

Эквестрия, обласканная вниманием Сестер и населенная самого разного рода магическими талантами, всегда славилась доброжелательностью своих обитателей. Даже к чужакам из далеких земель пони были готовы отнестись, узнав их получше, с даже немного милой наивностью. Но когда в их жизнь вторгается инопланетный гость, не подчиняющийся логике и магическим правилам, да и располагающий спектром весьма зловещих способностей... Скажем прямо, к таким человекам даже Лира не была морально готова.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Человеки

Экспедиция

Катаклизмы... Непредсказуемые стихийные бедствия, возникающие спонтанно, неожиданно, по причине естественных процессов на планете. Но все-ли они являются результатами капризов природы? После прошедшей серии землетрясений в Сибири в горах происходит что-то странное. Туда направляется группа археологов и исследователей с целью выяснить, что же произошло на самом деле...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Пинки Уничтожает ТАРДИС / Pinkie Pie Destroys the TARDIS

Доктор пережил всё: от Далеков до Киберлюдей. Но сможет ли он пережить... Пинки Пай? После недавней регенерации, Доктору едва хватило времени на то, чтобы привыкнуть к новому телу перед тем, как услышал сирену в ТАРДИС! В Понивилле опасная аномалия. Сможет ли Доктор снова всех спасти? Сможет ли обычная розовая кобылка сделать ещё более сумасшедшим? Оставайтесь с нами, чтобы узнать!

Пинки Пай Доктор Хувз

Хрупкое сердце

Короткая история об ожидании, жареном сене и о том, как опасны молчание и одиночество для сердца. Действие происходит на заднем плане в серии «Время с Твайлайт» (S4E15)

Пинки Пай ОС - пони

Грустная вечеринка Луны

Луна устроила вечеринку, но никто на неё не пришёл. С горя она устроила погром, от чего ей стало лишь хуже. Но вскоре появляется запоздалый гость. Лишь он сможет утешить Луну.

Принцесса Луна Биг Макинтош

Она пришла

Он звал её, и она пришла. Но действительно ли он понимал, на что идёт?

Пинки Пай Человеки

Fallout: EQUESTRIA:Recording by Zeril

Я - Зерил и я хочу Вам поведать про свои приключения по Эквестрийской Пустоши.

Другие пони ОС - пони

Единая Эквестрия

Тысячу лет в Эквестрии царил мир. Но всему свойственно заканчиваться, и с возвращением Найтмер Мун королевство погружается в хаос войны и смерти. Только Элементы Гармонии способны спасти Эквестрию, но их Носительницы выбрали разные стороны...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава первая Глава третья

Глава вторая

Утро в тесной комнатке с забаррикадированными окнами наступило незаметно. На счастье единорожки, никто не пытался вломиться и съесть ее, и она даже смогла относительно неплохо выспаться. Раненая нога уже почти не болела и лишь слегка зудела, напоминая о себе. Валяясь в полумраке и составляя план действий на грядущий день, Вельвет окончательно проснулась и принялась освобождать дверь. В доме по прежнему стояла тишина, если не считать завывания ветра в выбитых окнах. Спустившись вниз, пони задумалась о решении вопроса с водой.

Найдя в одном из шкафчиков старое полотенце, Вельвет накрутила его на кран, в качестве фильтра крупного мусора, и в течении получаса накачивала воду в большую кастрюльку. Под конец она уже была запыхавшейся и потной от интенсивной физической нагрузки. Ноги ныли, а ведь сегодня предстояло еще и немало пройти. Вздохнув и левитировав кастрюлю в гостиную, единорожка столкнулась с новой проблемой — в камин кастрюля не помещалась. Постояв с минуту, тупо смотря на слишком маленький очаг, она плюнула и соорудила подставку под кастрюлю из старых кирпичей прямо на полу. Ничего, она проследит, чтобы не начался пожар, а подпалина на досках уже никого не расстроит. Провозившись еще минут десять с поиском подходящих деревяшек и их розжигом, Вельвет решила, что неплохо было бы воспользоваться водой для принятия какой-никакой ванны. Сполоснув ведро, стоящее на кухне, она со стоном вернулась к упрямому рычагу, не забывая периодически проверять костер в другой комнате.

Через полчаса, чистая, но до костей продрогшая единорожка, пытавшаяся отогреться от затухающего огня и закипевшей воды, поняла, что эта идея уже не кажется такой хорошей. Однако сделанного не воротишь, а смыть пот и пыль все же было необходимо, особенно на раненной ноге. Вздохнув, Вельвет натащила пустых бутылок с кухни и принялась споласкивать их кипятком. Бутылки, однако, такого обращения не оценили и от контакта с горячей водой покоробились. Недоуменно смотря на выглядящие пожеванными емкости, единорожка думала, кому могут понадобиться такие бутыли, если в них можно хранить только холодное? Подождав, пока остынет вода в кастрюле, она взяла с собой столько, сколько могла. Однако она чувствовала, что с таким грузом далеко не уйдет — сумки весьма чувствительно давили на спину. Высыпав содержимое на пол, черная единорожка тщательно отсортировала все на необходимое и на то, без чего она сможет обойтись. К сожалению, почти все вкусное попало во вторую категорию, особенно несколько стеклянных бутылок с газировкой. Решив, что раз уж брать их с собой она не будет, то хоть полакомиться можно. Открыв мелодично пшикнувшую бутылку и вооружившись вафлями и зефиром, она устроила праздник желудку. Конечно, не самый полезный завтрак для фигуры, но, с другой стороны — кто знает, сколько заклинаний ей придется сотворить в ближайшее время, а значит, сахар был просто необходим. К тому же он просто замечательно поднимает настроение, а это тоже было не лишним. Но удержаться от искушения и не прихватить с собой шоколадок она не смогла.

Наевшись сладостей и нацепив полегчавшие сумки, Вельвет решила для себя, что такая стратегия очень даже выгодна — съедать все вкусности на месте, а консервы оставлять прозапас, для тех случаев, когда надо будет перекусить в дороге. Слегка повеселевшая единорожка вышла из дома и, сориентировавшись по карте и дорожному знаку на выходе из города, двинулась к следующей цели — городку со странным названием Дауни. Теперь, когда у нее был план действий, ее положение не казалось таким уж безвыходным. Да, дела все еще обстоят не лучшим образом, но, по крайней мере от голода, она не умрет — еды здесь достаточно. И хотя местная фауна была довольно агрессивна, до сих пор она встречалась не так уж и часто. Если быть осторожной, то она вполне сможет избегать встреч с новыми хищниками, прячась в предварительно осмотренных домах, например. Или просто зашвыривать их телекинезом куда подальше. А в остальном все не так плохо. Конечно, вообще не оказываться в такой ситуации было бы в десятки раз лучше, но тут выбора особо нет.

Как будто хорошее настроение тут было противопоказано, зарядил моросящий дождик. Натянув шапочку поглубже, Вельвет заворчала и насупилась — мокнуть второй раз за один день не хотелось совершенно, а шапочка, не рассчитанная на единорога и натянутая на затылок, не могла спасти гриву от намокания. Взглянув на свою засаленную челку, единорожка снова затосковала. Топать под дождем, обдуваемой ветром и хлюпающей носом, удовольствие было ниже среднего. Куда как ниже. Чтобы отвлечься от происходящего, единорожка стала перебирать в памяти все то, что она прочитала вчера в учебнике истории. На всех иллюстрациях, а также на тех фотографиях, которые она нашла в ржавом фургоне, пони были в одежде, и что-то в них выглядело слегка иначе. Достав те самые снимки, она постаралась рассмотреть их получше. Да, кажется, что одежда, сидящая на Вельвет почти в обтяжку, на них держалась свободно. Недоедали они, что ли? С другой стороны, не удивительно, что какие-то отличия имеются. Все же это совсем не Эквестрия. Удивительно скорее то, что тут тоже живут пони. Но тема перемещений между мирами была знакома единорожке только по паре приключенческих романов, прочитанных в жеребячестве, а доверять таким источникам она не могла.

Идя весь день, останавливаясь только иногда в каком-нибудь укрытии слегка передохнуть и поесть, Вельвет прошла две трети пути до города, если верить карте. Она решила не отвлекаться на мелкие деревушки — конечно, был шанс, что там могли быть пони. Кто-то, кто поможет ей. Но если руководствоваться этой логикой, то ей следовало обыскивать вообще все поселения на карте, а то и самой искать новые, все же информация у нее сильно устаревшая. Конечно, это была не лучшая идея. Единорожка здраво рассудила, что простые жители ей в лучшем случае помогут советом, куда именно идти. Если она вообще их встретит.

Дождь то усиливался, то переставал идти совсем. Вельвет подумала, что если бы она не накипятила себе несколько бутылок воды, то могла бы собирать дождь, найдя какой-нибудь относительно чистый таз. Впрочем, следует взять на заметку этот способ, мало ли что. Под вечер, когда уже собиралось темнеть, дождь перешел в ливень и промочил бедную путешественницу окончательно. Занавеска, привязанная к рогу и сумкам на манер плаща, спасавшая первое время от намокания, тут же прилипла холодным компрессом. Усилившийся ветер намекал на то, что неплохо бы найти какое-нибудь укрытие и остановиться на ночь. Как назло, последний поворот к какой-то небольшой деревеньке она прошла час назад, и сейчас дорога была прямой, как стрела. Спустя еще час утомительного похода под проливным дождем, выдохшаяся пони, наконец, увидела вдалеке перекресток, на обочине которого виднелся ярко-красный магазинчик. Мысленно поблагодарив тех, кто его построил, она прибавила шагу.

Что-то в этом небольшом здании разительно отличало его от всех остальных, виденных раньше. Вельвет долго не могла сообразить, в чем же дело, пока, наконец, до нее не дошло — из щелей в стенах пробивался свет! Нигде раньше она не видела работающее освещение, все попытки пощелкать выключателем на стене ни к чему не приводили. Значит ли это, что в магазинчике кто-то есть? И что ей делать? Конечно, в первый день пребывания тут она бы не задумываясь попросила помощи. Но сейчас, после прочитанного, она запугала себя злобными аборигенами, способными на гадкие поступки, и разрывалась между желанием радостно завопить и броситься навстречу другим пони, или же тихо заскулить и уползти куда подальше. Впрочем, первое всегда успеется, а проявить осторожность не помешает.

Шум дождя заглушал шаги, позволяя подойти незамеченной. Подобравшись к задней стене, черная единорожка осторожно заглянула в щель. После окружающих сумерек, потребовалось некоторое время, чтобы глаза привыкли к свету, но, меняя угол обзора, вертясь вокруг той самой щели, она смогла осмотреть здание. Судя по всему, это была какая-то дорожная закусочная — барная стойка со стоящим на ней фонарем, освещающим помещение, ряд стульев, десяток столов с диванчиками, комнатка кухни. Как обычно, все засыпано пылью и мусором, а сейчас, вдобавок, и промочено, капающей через дырявую крышу и выбитые окна, водой. За самым сухим столом, стоящим подальше от окон, сидели два жеребца, потихоньку посасывающих что-то из бутылок. Вельвет едва не подпрыгнула от радости. Здесь есть пони! Наконец-то она может получить ответы, помощь, а главное, она теперь больше не одна!

Переборов желание завизжать от радости, единорожка собралась уже было отойти от своей точки обзора, как вдруг услышала, что те ведут беседу. Конечно, шум дождя, стены и расстояния помешали разобрать, о чем же именно говорят пони, но сама речь звучала как-то странно. Неужели они говорят на другом языке? Это было бы большой проблемой. Но ведь книги были написаны на Эквестрийском, как же так? Решив, что стоит, для начала, подобраться чуть ближе и попытаться понять, на каком языке говорят незнакомцы, Вельвет обогнула здание и замерла недалеко от разбитой витрины. Чуть схлынувшая радость уступила место осторожности. Все же, это совсем незнакомый мир, и его жители могут быть довольно агрессивными, как она уже убедилась по их истории. Так и не решив, что же надо делать, единорожка сидела на мокрой земле под проливным дождем, дрожа от волнения и холода.

— Завтра выйдем чуть позже. Не хочу тащиться по холодрыге, пусть прогреется после дождя. — раздавшийся голос заставил вздрогнуть от неожиданности. Говорили на Эквестрийском, но с каким-то странным акцентом, и, к тому же, голоса звучали пьяненько.

— И так уже опаздываем. Через два дня уже должны быть в форте, а еще пилить хрен знает сколько.

Вельвет, наконец, поняла, в чем странность их речи — все ударения они ставят на последний слог. Звучало это довольно нелепо, но, может, это не их родной язык? Послушав еще их разговоры, единорожка постепенно успокоилась. Обычные пони, судя по всему, обсуждают свои дела. Хотя чего она ожидала? Что они будут рассказывать друг другу рецепты приготовления жеребят? Вздохнувшая с облегчением пони поднялась на ноги, собираясь показаться в поле зрения жеребцов, но услышала странный звук, заставивший ее остановиться.

— Иди, выведи эту суку поссать. Задолбала, весь вечер ноет. — говоривший сплюнул на пол. Как некультурно.

Единорожка замялась. У них есть собака? Но это было совсем не похоже на скулеж или что-то подобное. Судя по звукам, раздающихся из кафешки, один из выпивающих поднялся с диванчика и открыл дверь на кухню. После едва различимых звуков возни, он зацокал на выход. Вельвет попятилась назад, прячась за угол и припадая к земле, стараясь быть как можно незаметнее. Высунувшись, она наблюдала, как один из жеребцов вывел связанную пони с замотанной какой-то тряпкой мордой. Веревки перехватывали ноги так, чтобы та могла идти, но только мелкими шажками. Жеребец сдернул с пони штаны и та тут же присела. Вельвет даже показалось, что она услышала стон облегчения. Холодная волна страха вернулась с новой силой, гранича перейти в панику — что тут вообще происходит?

Тем временем, пони закончила свои дела, жеребец натянул на нее штаны, и они скрылись внутри. Единорожка осталась лежать там же, дрожа так, что зуб на зуб не попадал. Надежда, возникшая было в первый момент, теперь трещала по швам, грозя оставить ее в еще более горестном положении, чем до встречи с местными жителями. Неужели она у них в плену? Единственная более-менее приемлемая версия — это стражники, ведущие пойманного преступника на суд. Но на них нет доспехов или еще какой-либо формы, такая же разномастная одежда, как на ней самой. Да и ведут они себя не так, как привычные стражники. Кто же будет пить во время несения дежурства? Решив, что для вынесения решения у нее мало информации, она проползла по грязи обратно к месту, где можно было слышать разговоры, и продолжила шпионить за жеребцами.

К сожалению Вельвет, чем больше она слушала, тем больше понимала, что версия со стражниками не выдерживает никакой критики. Представители закона не стали бы обсуждать, стоит ли изнасиловать пленницу перед сном, а также припоминать в пьяном угаре самых смачных кобылок, которых им доводилось водить в некий форт. Лежа под дождем в оцепенении, единорожка пыталась придумать, что же делать дальше. Из их разговоров она поняла, что пони здесь было достаточно много. Узнала, что есть поселение в трех днях пути отсюда, но не знала, в какую сторону, чтобы найти его на карте хотя бы приблизительно. Да и отмечен ли он на старой школьной карте?

Ясно было одно — с этими двумя ей лучше не связываться. Перспектива быть пойманной, плененной и изнасилованной пугала Вельвет до дрожи в коленях. А что будет после того, как ее приведут в форт? Она не знала, и вряд ли там будет что-то хорошее. Иначе бы не пришлось силком туда тащить. Но, в то же время, быть совершенно одной в незнакомом мире было просто невыносимо. Пока не было выбора, она еще как-то мирилась с этим. Но теперь, даже если она сейчас уйдет, то все оставшееся время будет корить себя за то, что бросила ту пони в беде, переживать, что она идет совсем не туда, и пони давно перебрались в места, не обозначенные на ее старой карте, и мало ли что она там еще сможет навыдумывать.

Тем временем, жеребцы допили содержимое бутылок и стали собираться ко сну. Потушили фонарь, погрузив помещение во тьму, зашуршали чем-то, устраиваясь на диванах. Через некоторое время, которое, для лежащей в грязи под проливным дождем пони, показалось почти вечностью, оба захрапели. Судя по всему, они не стали выставлять караул или что-то вроде того, совершенно не боясь, что пленница сбежит. Вельвет обползла здание и попыталась сквозь щели рассмотреть содержимое кухни. Внутри было темно настолько, что даже очертания предметов мебели было не различить. Подумав, единорожка обмотала фонарь своей занавеской, оставив маленькое отверстие, чтобы не слишком привлекать внимание, и зажгла его. Получившийся лучик света хоть и плохо, но все же подсветил помещение через щель в стене. Она увидела большой металлический стол, как ни странно, не тронутый ржавчиной, плиту, раковину, холодильник, в общем, все то, что должно быть на кухне, и связанную пони, лежащую на полу на какой-то подстилке. Видимо, те двое все же не хотели, чтобы их пленница подхватила воспаление легких.

Уняв бешено бьющееся сердце и переборов страх и желание убежать куда подальше, Вельвет исполнила заклинание перемещения, едва не загремев кухонной утварью, висящей на крючках и валяющейся на полу. Кажется, пленница спала. Единорожка не придумала ничего лучше, чем аккуратно подойти и зашептать той на ухо.

— Эй, проснись. Проснись. — пони на полу сонно зашевелилась и тут же дернулась, видимо, напуганная незнакомым голосом прямо рядом с собой. — Тихо, не шуми. Они спят. Я сейчас тебя развяжу.

Глаза лежащей пони сверкнули в тусклом свете перемотанного фонаря, и она кивнула, заворочавшись и подставив ноги. Теперь они были связаны все четыре в один пучок, видимо, чтобы та не смогла никуда уковылять ночью. Вельвет магией вынула нож из петельки на ботинке и принялась аккуратно перерезать путы. Закончив с ногами, она попыталась найти узел на плотно облегающем мордочку шарфе, служившим кляпом. Видимо, те двое не хотели, чтобы она попыталась перегрызть веревки или же мешала им спать. Справившись с задачей, Вельвет наткнулась на совершенно ошарашенный взгляд пони, с распахнутым ртом смотрящая на ее рог. Ах да, она же никогда не видела единорогов.

— Тихо, пожалуйста, все вопросы потом. — та снова кивнула, не отрывая взгляда от своей спасительницы. — Тебе надо забрать какие-то вещи тут?

Спасенная сначала отрицательно покачала головой, а потом резко положительно.

— У них есть пара сумок с полезными припасами. Но у меня ноги затекли, я не смогу тихо пройти. — она говорила все с тем же акцентом, расставляя ударение на последний слог.

В голове Вельвет метались мысли. С одной стороны, у нее есть немного припасов, но на двоих их не хватит надолго. С другой стороны — лезть к спящим жеребцам было страшно настолько, что ноги подкашивались. С еще одной стороны — это воровство. А воровство это очень плохо. А с совсем уж другой стороны — эти пони похитили другую пони, так что они плохие. Может, эти вещи они тоже украли? Тогда это уже не так плохо. Решив, что воровство у воров не сильно хуже того мародерства, до которого она уже опустилась, единорожка тихо вздохнула и, выключив фонарь, аккуратно пошла в сторону двери, стараясь не шуметь. Древняя дверь заскрипела как сумасшедшая, когда Вельвет толкнула ее. Справившись с приступом паники и успокоенная храпом — выпившие жеребцы спали крепким сном, она огляделась в поисках сумок. Прямо под столом, на диванчиках возле которого расположились похитители, лежали седельные сумки, едва видимые в темноте, спасибо слабым отблескам пряжек. Со всей осторожностью Вельвет левитировала их к себе, обливаясь потом от страха, что свечение рога или случайный шум разбудит нехороших пони, занесла сумки на кухню, предусмотрительно не трогая больше скрипучую дверь. Накинув их на себя и чуть не упав от тяжести, единорожка оглянулась на свою спасенную. Та уже встала на ноги и разминала их, морщась от неприятных ощущений.

— Тебе нужно чем-то касаться меня. — пони удивленно смотрела на черную единорожку, не понимая, зачем. Вельвет вздохнула. — Просто положи мне копыто на шею или типа того.

Спасенная пони пожала плечами и приобняла единорожку. Та, прогибаясь под весом грузов, доковыляла до стены и уставилась наружу, пытаясь найти место для удачной телепортации. Первая попытка оказалась провальной, издав довольно громкий треск магических разрядов и осветив кухню вспышкой медового цвета, но так и не переместив их. Адреналин в крови, усталость, большая нагрузка, да и еще одна пони в комплекте, сильно усложняли задачу. Вторая попытка также оказалась неудачной, и Вельвет услышала, как храп прекратился, и один из пони, лежащих в кафе, заворочался. Подгоняемая страхом, она, наконец, смогла сконцентрироваться и исполнить заклинание полностью, переместив их за пару миль от злополучной кафешки. Кажется, перед самой телепортацией она услышала недовольное бурчание и шаги в сторону кухни.


Оказавшись вдали от похитителей, Вельвет рухнула под весом сумок прямо в грязь. Она явно не привыкла к таким нагрузкам и была измотана. Спасенная ошалело вертела головой, явно не понимая, что произошло. Неудивительно, если в их мире нет единорогов, то и про телепортацию они знать не должны. Отползя за большой валун, единорожка достала из своей сумки шоколадный батончик и принялась восполнять утраченные силы.

— Так и будешь стоять и смотреть? — после столь длительного одиночества, пони неудержимо хотелось поговорить. — Кстати, не за что.

Пони, оказавшаяся на поверку обычной серой масти, недоуменно посмотрела на Вельвет. Наконец, спохватившись, поблагодарила ее за спасение.

— Я ничего не понимаю. Как мы здесь оказались?

— Все просто. Я перенесла нас сквозь пространство. — как-то нелепо звучит, но что поделать. Именно в этом суть телепортации.

— Как ты это сделала? — спасенная пони пристально смотрела на единорожку, пытаясь найти на ней какое-то устройство, которое смогло бы объяснить таинственные способности.

— Ну... Магия. Видишь рог? Он позволяет делать всякие... штуки. В том числе и телепортироваться.

— Ты мутант?

— Кто? Нет. Меня зовут Вельвет.

— Джо. — спасенная все еще подозрительно смотрела в сторону новой знакомой. Оно и понятно, подумала единорожка. Для нее это все равно, что увидеть пони с шестью ногами. — Я думала, что единороги это сказка.

— Может быть. Я не из ваших мест. — Вельвет выглянула за камень, проверяя, не бегут ли сюда два жеребца из кафе. Впрочем, в такой темноте все равно ничего не увидишь. — Джо, ты знаешь место, где живут другие пони? Желательно не такие, как те двое. Мирные.

— Зачем тебе?

Серьезно? Такой вопрос просто обескураживал. Конечно, чтобы ворваться в поселение и всех заколдовать. Хотя, если учесть, в каком мире живет эта несчастная, то ее опасения можно понять.

— Я дико устала, хочу отдохнуть, вымыться и попытаться хоть что-то разузнать о том, где я и как мне попасть домой.

Серая пони задумалась, видимо, взвешивая все за и против. Наконец, она кивнула. Деревенька под названием Минк Крик находилась примерно в тридцати километрах на восток от того кафе, где они встретились. Джо заверила, что там ей смогут предоставить крышу над головой. За умеренную плату, конечно же.

— Кстати, на счет этого. У меня нет ваших денег. Точнее, я видела несколько монет, пока брела по дороге, но поднимать их не стала.

— Какой от них толк? — пони фыркнула, недоуменно смотря на Вельвет — Бесполезнее крышек от бутылок. Те, хотя бы, можно использовать в хозяйстве. Нет. У нас идет обмен. Ты даешь что-то полезное, продавец оценивает и дает тебе что-то взамен.

— Ох. Понятно. — видимо, после того, что тут произошло, деньги и правда потеряли смысл. Какой толк от золотой монеты, если нет магазинов, банков и прочего? Хотя, возможно, все это есть, но далеко отсюда. — Помоги мне с сумками. Я столько не утащу.

Расстелив занавеску на земле, Вельвет вывалила содержимое сумок. Не мешало бы рассортировать добычу и взять с собой только необходимое. Но обилие незнакомых предметов заставило ее тупо смотреть на кучу, с трудом видимую в темноте. Джо закатила глаза и, разувшись, принялась перебирать вещи копытами, откладывая в сторону то, что она считала ненужным. Единорожка с облегчением поняла, что ей не придется ломать голову над предназначением каждого непонятного предмета. Например, этот шприц с красным крестом — для чего он? Ясно, что для каких-то медицинских нужд. Но для каких именно и куда его колоть? А вот эта пачка ярких таблеток? Или вот эта странная прямоугольная штука, с окошком в боку, где просматриваются медные цилиндрики.

Закончив с сортировкой, Джо потребовала вывалить и сумки Вельвет. Наблюдая это, черная пони подумала о том, как же неудобно носить ботинки, не имея рога. Каждый раз, когда нужно что-то взять, приходится делать это либо ртом, либо снимая обувь.

Все необходимое уместилось в два комплекта седельных сумок. Правильно уложенные опытными копытами аборигенки, предметы словно стали занимать меньше объема. Вот что значит опыт.

— Так куда пойдем? — Вельвет посмотрела на свою спутницу, стоявшую чуть поодаль. Та странно смотрела на нее, словно выжидая. — Что?

— Тебя не волнует, что у меня пистолет? — натолкнувшись на непонимание со стороны единорожки, Джо хлопнула себя грязной подошвой по лбу, что должно было значить крайнее разочарование в умственных способностях новой знакомой, но вышло просто грязным шлепком. — Оружие. Из него убивают. Ты вообще откуда свалилась?

Вельвет не знала, как себя вести. Слишком необычная была ситуация. Стоит ли ей бояться? Что ответить на такой вопрос? Не каждый день ты попадаешь в другой мир, столь сильно отличающийся от привычного.

— Волнует. Надеюсь, ты не будешь пытаться меня убить? Я же спасла тебя. — уши сами собой прижались к голове. — Пойми, я тут совсем одна и даже не знаю, куда идти и что мне делать. Мне нужна твоя помощь.

— Ладно, не бойся. Я просто проверяла. Пойдем. Нужно до рассвета уйти как можно дальше и найти укрытие.

Сверившись с компасом, найденным в одной из сумок и уточнив, в каком направлении было кафе, из которого Вельвет телепортировала их, Джо уверенно пошла в нужную сторону. Похоже, долгое лежание связанной отрицательно сказывается на выносливости и мышцах ног, так как они то и дело подкашивались. Но серая пони не жаловалась и упрямо топала к своей цели.

— Куда мы идем? — Вельвет, еле поспевающая за своим проводником, чувствовала, что ей становится совсем нехорошо. То ли сильно вымоталась за день, то ли из-за недавних магических манипуляций, то ли еще из-за чего, но ее начинало мутить и подташнивать. — Долго еще?

— Километров пять. Или десять. Я не знаю, трудно оценивать расстояние, особенно после твоих перемещений. Понятия не имею, где мы сейчас точно находимся. — Джо оглянулась на единорожку, дожидаясь, пока та поравняется с ней. — Давай, бодрее перебирай ногами. Ты же не хочешь, чтобы работорговцы нас догнали?

— Кто? Те двое были работорговцами? — Вельвет в ужасе вздохнула. Само слово она знала из древнейшей истории. Настолько древней, что почти не было подробностей, только упоминание темного периода, когда одни пони угнетали других. Профессор сказал, что это нужно для контраста, чтобы мы могли видеть, какой путь прошло наше общество до сегодняшнего процветания. — Неужели у вас существует рабство?

— Не смотри на меня так. Это не я придумала.

Вельвет застонала. Ну почему даже если кто-то кажется изначально хорошим, то все равно хочет кого-то убить? Неужели это единственный способ уладить конфликт здесь? Хотя, когда речь идет о такой мерзости, как рабство, то есть ли другой вариант... Слишком сложная морально-этическая задача, чтобы так сходу найти ответ.

— Я поняла. Джо, скажи, пожалуйста, только честно. Тебе доводилось убивать других пони?

— Шутишь, что ли? Я мусорщица. Почти все время провожу, шарясь по руинам старого мира и собирая полезные вещи. Конечно я убивала. Думаешь, мало желающих ограбить удачливого пони, который, рискуя собственной шкурой, лазил неделю по подвалам и теперь несет хабар домой? Да полным-полно. Или те же работорговцы. Или ты, или тебя, тут так все устроено.

Вельвет, понуро свесив уши, обдумывала услышанное. Похоже, что и правда здесь нет иного выбора. Неужели когда-то и ей самой придется решать, остаться в живых ей или другому пони? Оне была уверена, что сможет. В любом случае, голова слишком сильно гудела от усталости, так что пытаться разобраться во всем этом было просто бессмысленно.

Некоторое время шли в тишине. Единорожка просто не знала, что спросить. Слишком много всего надо было узнать, и, как назло, голова была словно в тумане. Джо, похоже, совсем не интересовалась ею или старательно не подавала виду. Странное и непонятное поведение для Вельвет. Разве каждый день натыкаешься на что-то неизвестное и удивительное? Но кто знает этих местных. Может, у них чувство удивления изначально слабо развито.

До фермы дошли, когда уже рассвело. Поначалу даже промахнулись на пару километров, но Джо вовремя заметила в предрассветной темноте проплывающий вдали силуэт дома. Внутри он не сильно отличался от предыдущего, в котором Вельвет повстречала хомяка-переростка, разве что обстановка была другая. Мусор старательно свален в одну кучу в углу, диван без ножек стоит за шкафом, прячась от взглядов вошедших. Довольно умно, подумала единорожка. Если кто-то вломится, то будет время хоть как-то отреагировать до того, как тебя заметят. По центру комнаты стоял старый таз невероятных размеров, внутри которого лежали угли, видимо, его использовали как кострище. Тоже неплохо придумано. Окна заколочены старыми одеялами, чтобы не пропускали свет изнутри. В остальном, все те же отслаивающиеся обои, запах гнили и плесени, общее запустение.

— Я здесь останавливаюсь на ночлег, когда иду в западном направлении. Вот, немного навела порядок.

— По сравнению с тем, что я видела раньше, здесь даже мило. — Вельвет оценила старания мусорщицы. — А где можно будет лечь спать? Диван одноместный.

— Наверху, в спальне. Только фонарь не зажигай, там окна не занавешены. Если услышишь шум или выстрелы, то не беги сломя голову. Действуй по ситуации, но осторожно.

— Я не знаю, как звучат выстрелы.

Джо в очередной раз шлепнула себя по лбу копытом и терпеливо объяснила, на что похож этот звук. После чего принялась устраиваться на диванчике. Вельвет, вяло жуя шоколадный батончик, прислушивалась к ощущениям. Помимо усталости и головной боли, теперь еще добавилась и тошнота. Странно. Может, отравилась несвежими сладостями? Решив, что утро вечера мудренее, хотя, технически, сейчас и есть утро, единорожка, зевая до хруста в ушах, поднялась по лестнице в спальню. Радовало, что наверху не оказалось никаких скелетов, а кровать была в очень даже приличном состоянии. Если бы еще от матраса не воняло мокрой тряпкой... Но грех было жаловаться, особенно, учитывая, что выбора не было. Сняв с себя грязную одежду, Вельвет закуталась в старое одеяло. Неплохо было бы завтра отстирать куртку от грязи. Кто бы знал, как надоело все время носить на себе эти старые, сковывающие движения, шмотки…


Пробуждение выдалось отнюдь не радужным. Едва успевшую разлепить глаза Вельвет тут же вывернуло наизнанку. Свешиваясь с кровати, та ошалело пыталась понять, почему ей так плохо. Голова болела еще сильнее, чем до сна, глаза слезились так, что практически ничего не было видно, а желудок поднял бунт и стремился избавиться от всего содержимого. При попытке встать, оказалось, что вестибулярный аппарат тоже решил предать несчастную пони, и та с трудом стояла на четырех ногах. А ведь еще предстоял спуск по лестнице. Про дальнейший поход и думать не хотелось.

— Джо! — вместо крика раздался только хрип. Кое-как прокашлявшись, Вельвет снова позвала свою новую спутницу. Когда та, наконец, поднялась на зов, единорожка жалобно пожаловалась: — Я, кажется, отравилась.

— Что ты ела?

— Вчера только шоколадки.

— Они не портятся. Что-то кроме консерв или упакованных продуктов ела? — посмотрев на замотавшую головой пони, Джо задумалась. — С какой стороны ты пришла?

— С юга, получается, из другого штата. — Вельвет силилась вспомнить его название, но так и не смогла. Состояние было явно плачевным.

Джо, не говоря ни слова, спустилась вниз и принялась чем-то греметь. Вернувшись, та приложила к шее черной пони какую-то коробочку, после чего внимательно уставилась на нее.

— Что ты делаешь? — Вельвет попыталась разглядеть, что за штуку в нее только что тыкали, но пелена слез мешала.

— Измеряю дозу облучения. На юге все фонит жуть как. Удивительно, что ты вообще дошла до сюда. Хотя, может, просто повезло.

— О чем ты вообще? Я не заметила там ничего необычного.

— Какая же ты глупая. Радиацию нельзя заметить, нельзя почувствовать. Можно только столкнуться с последствиями своей безалаберности. Жди.

Оставив Вельвет в раздумьях, Джо снова спустилась вниз шуршать сумками. Единорожка же пыталась понять, о чем говорила ее знакомая. Радиация? Как-то связано с радио? И почему это опасно? Видимо, она действительно чего-то не знала. От страха у нее все сжалось внутри. Во что же она такое вляпалась? Если ей стало так плохо, и это еще “повезло”.

Минут через пять томительного ожидания, Джо вернулась обратно, неся прозрачный пакет с гибкой трубочкой, наполненный жидкостью.

— Сядь и протяни ногу. И не дергайся, может быть немного больно.

— Я умру? — Вельвет всхлипывала, успев запугать себя за время отсутствия серой пони.

— Не боись, нормально все будет. Доза невысокая, сейчас выведем. Говорю же, глупая. А дуракам везет.

— Ничего я не глупая. Просто не знаю, о чем ты говоришь. — Вельвет даже слегка обиделась на то, что ее постоянно попрекают незнанием. Посмотрела бы она на нее, попади та в Эквестрию, полную магии.

Джо усмехнулась и принялась сбривать шерстку на ноге, в месте, куда будет ставить капельницу, попутно рассказывая о том, что же за зверь эта радиация. Вельвет, сначала с тоской смотревшая на появившуюся залысинку, к концу рассказа была счастлива, что отделалась так легко. Основ серая пони не знала, но вот о том, как определить зоны с повышенным радиоактивным фоном, а также о последствиях облучения рассказала. Оказывается, это было эхом старой войны, прогремевшей лет так шестьдесят назад. С тех пор во многих местах земля фонит, даже если там не падали страшные атомные бомбы — ветром радиоактивную пыль разносило на многие сотни и тысячи километров. Радиация отравляла почву, растения, животных, пони, и вообще все, чего касалась. Именно из-за нее появились те странные животные, с которыми сталкивалась Вельвет, и именно из-за нее погибла большая часть пони.

— Я не сильно много знаю о той войне. Сама понимаешь, книг по ней не написали, а газеты гниют очень быстро, да и пойди составь цельную картину по обрывкам статей, описывающих какое-то одно событие. Знаю только то, что мне рассказали наши старшие. — Джо нашла на ноге Вельвет вену, и воткнула в нее иголку, заставив черную пони вздрогнуть. Удовлетворенно осмотрев труды копыт своих, она бесцеремонно повесила пакет на рог своей спутницы и, велев не снимать, отрегулировала скорость капельницы. — Вроде как ОСШ повздорили с Британией, начали устраивать небольшие стычки в колониях, потом кто-то спровоцировал и втянул еще несколько стран, и понеслась. Под конец обменялись бомбами, которые и привели к сегодняшнему запустению. Не везде так плохо, как здесь, но в целом государств уже нет. Пони осталось слишком мало, и они слишком рассредоточены, чтобы ими можно было как-то управлять.

— А почему нельзя собраться вместе? — место укола нестерпимо зудело, а пакетик на лбу мешал. Повесив его на ножку кровати, Вельвет вопросительно уставилась на Джо.

— Земля в чистых районах не так плодородна, как раньше. А урожай из загрязненных есть нельзя. Большое скопление пони просто умрет от голода, быстро обнеся все окрестные запасы консерв. На пару десятков жителей запасов хватит надолго, но вот на несколько тысяч уже нет. Кстати, довольно забавно, что они все еще съедобны, спустя столько лет. Что за фигня там в роли консерванта, я даже знать не хочу. Но если бы не они, нам всем бы пришел конец уже давно. Да и не хотят пони объединяться. У всех свои причины.

Пока лекарство текло по венам единорожки, та смирно сидела, стараясь игнорировать все симптомы облучения. Постепенно ей становилось лучше, но Джо “обрадовала” ее, сказав, что это просто потому, что она потихоньку просыпается после целых суток напряжения и рваного сна. А сами симптомы отступят, в лучшем случае, через день. Пока лекарство выведет из организма радиацию, пока организм на это отреагирует... Так что остаток сегодняшнего дня и ночь придется провести на ферме, в ожидании, пока Вельвет наберется сил для дальнейшего похода. Благо, что припасы есть, и, кажется, работорговцы либо не стали преследовать их, либо направились в другую сторону. Оно и понятно, поди, выследи беглянку, когда в радиусе двух километров нет ни одного следа.

Джо попросила рассказать больше об Эквестрии, мотивируя тем, что она и так уже поведала достаточно о своем мире, и эти рассказы явно приходились не по душе Вельвет. Пусть выздоравливающая рассказывает о том, что вызывает у нее положительные эмоции. Единорожка, улыбнувшись, подумала, что Джо просто хочется послушать историй, а подобная забота служит просто прикрытием.

Оказывается, что рассказывать о чем-то привычном для тебя довольно сложно. Многие детали, кажущиеся недостойными упоминания из-за своей обыденности, на самом деле представляют живой интерес для слушающего. Вельвет несколько часов старательно рассказывала о родном мире, отвечая на появляющиеся у Джо вопросы. Серую пони шокировали многие детали рассказа. То, что в Эквестрии разумны почти все. То, что там уже очень давно нет войн, за исключением мелких конфликтов, которые больше похожи на драки в школьных коридорах, чем на настоящие войны. То, что магией пропитано буквально все, даже если не умеет исполнять заклинаний. Единорожку же удивило отсутствие кьютимарок у местных пони.

Когда Вельвет выдохлась, а лекарство в пакетике уже подошло к концу, она поняла, что безумно хочет домой. После таких теплых воспоминаний, реалии этого серого, пустынного и жестокого мира были просто невыносимы. Но для воплощения ее идеи требовались изрядные ресурсы.

— Джо, где я могу найти рубины или изумруды, от ста карат и выше?

— Я не ювелир, понятия не имею, сколько это. — серая пони недовольно тряхнула гривой, но когда увидела разведенные между собой сантиметра на два копыта, то не сразу обрела способность говорить. — Ты обалдела что ли? Нигде. У нас драгоценных камней вообще сейчас не найти, а такого размера и подавно.

— Но как же... — планы единорожки по возвращению домой затрещали по швам, еще даже не добравшись до стадии реализации. — Неужели совсем нет?

— Да без понятия. Сейчас от них толку никакого, так что даже если и находят драгоценность, то либо бросают там же, либо просто вешают на стену дома, как украшение. — Джо почесала копытом затылок, сдвинув шапку на лоб. — Если где и были камни нужного размера, то в каких-нибудь национальных музеях там, я не знаю. Короче, в крупных городах. А туда падали бомбы, там одни воронки остались или радиоактивные руины.

— А откуда они брались изначально? С каких-нибудь ферм?

— Ты что? Это ж не картошка. Вроде в шахтах их копали, в южных широтах. Это надо специально искать информацию в книгах или старых журналах.

— Мне очень нужны эти камни, если я хочу вернуться домой, Джо. — Вельвет умоляюще смотрела на свою подругу.

— Ты просто не представляешь, о чем говоришь. Найти даже один такой будет непосильной задачей. Обыскать сотни квадратных километров руин в поисках мелкой фиговины, погребенной под тоннами бетона и пыли — никакой жизни не хватит. Если хотя бы точно знать, где они хранились — можно было бы попробовать. А так... Прости, но тебе придется придумать что-то другое. Или оставаться тут.

Единорожка закусила губу. Вот так незадача. Ну кто бы мог подумать, что в этом дурацком мире обычный магический аккумулятор будет уже невозможным. И ведь наверняка есть какой-то выход. Может, объединить кучу маленьких в один, соединив параллельно? Да нет, они сгорят разом, не предоставив нужной мощности...

— Что же мне делать? Я не могу оставаться здесь... Меня ждут дома родители, друзья, учеба, в конце-концов.

— Иногда выбора просто нет. — Джо подсела рядом и сочувственно приобняла Вельвет за плечи. — А иногда он просто не очевиден. Уверена, ты что-нибудь придумаешь со своей этой магией. Или удача улыбнется, и найдем упоминание о каком-нибудь клондайке рубинов, с камнями, размером с грузовик. Не переживай. В любом случае, нельзя предаваться отчаянию.

— Спасибо. — черная пони посмотрела на опустевший пакетик, аккуратно вынула иглу из ноги и пошевелила затекшей конечностью. — Чувствую себя немного лучше. По крайней мере, меня не выворачивает при мысли о еде.

— Вот и славно. Значит, самое время поесть. — Джо притащила несколько консерв и по бутылке газировки. — Мне в голову пришла мысль, что если ты не хочешь привлекать внимание местных своим рогом, то надо бы его как-то замаскировать. Да и тебе не пользоваться магией на глазах у пони.

Вельвет кивнула, соглашаясь. Экспериментировать и выяснять, какую реакцию вызовет появление единорога у местных, желания не было. Вдруг решат, что она крайне полезна в работе, и продадут работорговцам? Джо она доверяла, конечно, но вот остальные местные представлялись ей неким гибридом тех работорговцев, что она видела в кафе, с обычными эквестрийскими крестьянами. Ничего хорошего такие образы не предвещали.

Джо, немного пошарившись в комодах, нашла с десяток ржавых заколок и невидимок. Путем нехитрых манипуляций, рог был полностью замаскирован гривой. Конечно, любой парикмахер, увидев такую прическу, получил бы сердечный приступ, но тут таких чувствительных не наблюдалось. К тому же, по словам серой пони, у Вельвет была слишком пушистая и длинная грива для здешних мест. Трудно будет за ней ухаживать, да и вши легко могут завестись, но маскировки ради...


На следующее утро, наспех позавтракав, вышли пораньше, когда солнце еще только вставало. Джо поторапливала, говоря, что ее преследует нехорошее чувство. Будто за ними кто-то следует. Вельвет, периодически оглядываясь назад, внимательно осматривала каменистую равнину, простирающуюся на многие километры по обе стороны от них, но никого не видела. Однако она понимала, что это совсем ничего не значит, и так же торопливо перебирала копытами вслед за своей проводницей.

— А что вообще может случиться?

— Вариантов не особо много. Либо работорговцы или бандиты, но они предпочитают засады, а не преследование, либо хищник. Вот они могут как раз следовать за тобой, ожидая, когда ты вымотаешься, и тогда уже напасть.

— Какие именно? — по спине единорожки пробежал холодок. Она еще помнила ощущение зубов на своей ноге.

— В основном здоровенные крысы. Их часто можно встретить в этих краях, и они легко могут напасть на одинокого путника. Говорят, что раньше крыс считали весьма умными животными, эти же тупы, как пробки. Видимо, мутации бывают не только положительными. — Джо горько усмехнулась. Те животные, которые не вымерли после войны, стали действительно жуткими тварями. — Иногда пумы, это такие здоровенные кошки, но эти гораздо реже забредают на равнины, предпочитая охотиться в горах. Ну, еще всякие бродячие собаки и залетные твари, которых и опознать-то не получается.

— Жуть какая. Как вы вообще можете так спокойно ходить при таком количестве хищников?

— А у нас есть выбор? Если засесть в одном месте, то рано или поздно останешься без еды и воды. Или патронов. И неизвестно, что еще хуже. К тому же, парочка экспансивных приветов остановит любую оголодавшую кошку. — Джо весело качнула ногой, на которой была закреплена кобура с пистолетом. — Главное не зевать и быть начеку. Хотя против стаи собак, конечно, нужно что—то повнушительнее.

Некоторое время шли молча. Вельвет думала, что здесь ей нравится все меньше, хотя, казалось бы, дальше уже некуда. Как можно жить в таком ужасном месте, где даже сам воздух старается убить тебя, не говоря уже о хищниках и, что особенно печально, о других пони? Но Джо выглядела вполне позитивно настроенной, насколько это было возможно сейчас. Наверное, просто надо родиться здесь и не знать ничего лучше. Бедные.

— Что за дела? — Джо удивленно посмотрела на вспучившуюся под ногами землю.

Через мгновение в паре метров от них из какой-то ямы вырвалась уже знакомая Вельвет сколопендра. Комья земли легко слетели с гладкого хитина, и тварь предстала перед двумя ошарашенными пони во всем своем хищном уродстве, нависая над ними почти на метр. Вельвет с Джо бросились врассыпную сразу, в тот же момент, как сороконожка с шипением бросилась на них.

— Опять она! — единорожка оглянулась, пытаясь понять, за кем погналось гигантское насекомое, но сразу же чуть не полетела кубарем — бежать, не глядя под ноги в каменистой степи, не лучшая идея. — Джо, она довольно неуклюжая, петляй!

Серая пони, услышав совет, резко сменила направление бега, и сколопендра, словно живой товарный поезд, пронеслась мимо, скользя в пыли. Инерция твари действительно была слишком большой, чтобы та могла угнаться за юркой копытной добычей. Зато на прямой она была быстрее, и разрыв снова начал сокращаться.

— Надо что-то придумать, Вельвет. Я так долго не смогу! — отдуваясь, прокричала Джо.

Вельвет судорожно пыталась изобрести способ побега, что на бегу было не так уж и просто. В прошлый раз удалось запереть насекомое в столовой. Здесь это никак не поможет. Долго удерживать ее она не сможет, слишком длинная и сильная тварь просто вырвется из телекинетического захвата. Закидать камнями? Не выйдет, слишком слабая сила броска.

— Джо, что ты говорила про оружие?

— Я не могу стрелять на бегу! Пистолет же на ноге висит!

— Пробеги недалеко от меня, я постараюсь ее задержать, и тогда достань его. — Вельвет приготовилась, надеясь, что ей хватит на это сил, и что хищник не переключит свое внимание на неподвижную цель.

Джо, тяжело дыша, направилась в сторону единорожки. Сколопендра преследовала, все сокращая разрыв, и, признаться честно, пони уже начинала паниковать. Вся надежда на чудесную магию.

В тот момент, когда серая пони пронеслась мимо Вельвет, та сконцентрировалась и магией подхватила голову сороконожки. Скорость и масса той были столь велики, что несмотря на все старания единорога, телекинетическое поле не в силах было удержать хищника, лишь замедлить его. Не теряя самообладания, Вельвет подхватила тварь еще раз и еще, до тех пор, пока не остановила полностью.

— Джо, давай!

Запыхавшаяся пони резко остановилась и вынула пистолет зубами. Одышка после бега совсем не помогала в прицеливании, благо что цель была очень большой и неподвижной. Вельвет услышала несколько довольно громких хлопков, ознаменовавших выстрелы, и увидела как хитин на брюшной части проламывается в брызгах зеленой гадости, когда несколько пуль попали в насекомое. После девяти выстрелов послышались щелчки — оружие Джо опустело, поняла единорожка.

— Этого хватит? Почему она все еще дергается? — сороконожка упорно не хотела испускать дух и извивалась, стараясь вырваться.

— Не знаю! Я никогда не видела еще таких сволочей. Она ж здоровая, как автомобиль! Калибр маловат, и патроны не те. — прокричала серая пони, спрятав бесполезный теперь пистолет обратно в кобуру. — Да ну нахрен!

В этот момент сороконожка сообразила, что если дать задний ход, то голова легко высвободится из захвата, увлекаемая более тяжелой задней частью, и снова бросилась в погоню за Джо. Видимо, ей очень не понравилось, что в нее стреляли. Вельвет, зарычав, попыталась остановить насекомое магией еще раз, но ничего не получалось — оно уже снова было слишком далеко.

— Джо, проведи ее мимо меня еще раз!

— Да ты издеваешься? Я что, похожа на любительницу бегать груженой кругами? И патроны кончились, мне больше нечем в нее стрелять!

— Постарайся, пожалуйста, я что-нибудь придумаю.

На самом деле, идея была довольно очевидна, но привыкшая использовать магию только в мирных целях, единорожка банально не задумывалась раньше о такой возможности. Поймав насекомое в захват в очередной раз, она не стала удерживать его на месте, а подняла вверх. Получилось лучше, чем в прошлый раз — не мешал потолок и мебель. Повисшая в воздухе тварь уже не могла так сильно извиваться, что позволило ухватить ее поувереннее и продолжить подъем. Запыхавшаяся Джо подошла и стала зачарованно смотреть за тем, как гигантский хищник взмывал ввысь.

— И что дальше?

Вельвет не ответила — не хватало только потерять концентрацию в такой момент, чтобы сороконожка свалилась прямо на них. Держать тварь и так было тяжело. Единорожка начала медленно отходить назад, стараясь не запнуться о случайный камень, поднимая свою ношу все выше и выше. Метрах на пятидесяти она почувствовала, что хватка начинает слабеть, и надолго ее не хватит. Но этого было и не нужно. Вскоре насекомое смогло извернуться и вырваться, но глупое создание не учло, что на высоте шестидесяти метров совсем нет опоры, и радостно полетело вниз, набирая скорость. С хрустом и мерзким чавканьем насекомое встретилось с камнями, разбрызгивая свои внутренности на метры вокруг.

— Ну... Надо было так сразу сделать, сэкономили бы патроны. — резюмировала ошарашенная Джо. — Это было круто! С тобой никакие хищники не страшны.

— Спасибо. — Вельвет слабо улыбнулась и устало осела на землю, стряхивая с себя мерзкие ошметки и доставая шоколадку из сумок. Она совсем не чувствовала себя крутой или молодцом, скорее, как выжатый лимон. — Это довольно утомительно, но, как оказалось, действенно.