Автор рисунка: Devinian

Надо платить

Почему я? Что ж я, самый лысый? Зачем это мне? Почему я должен платить эту цену? Я ведь даже не получу покупку. Ничего не получу. Я просто заплачу, и все, а профит поимеют другие. Эх, куда я голову сунул? Еще не поздно вернуться. Выбросить этот меч и вернуться. Переплыть к другому берегу, убежать, затеряться. В конце-концов, это не моя проблема.

Мысли – мыслями, но я упрямо продолжал шагать по жесткой тропинке, состоящей из тщательно уложенных светящихся кристаллов синего и зеленоватого оттенков. Тропинка немного возвышалась над темной и безмятежной гладью воды глубокого озера. Лучи от камней тропинки дивно преломлялись в чистой, словно слеза, воде озера. Красота этого зрелища была таковой, что лучшие лазерные шоу позавидовали бы. Наверное. Странно, я ни разу в своей жизни не видел настоящего лазерного шоу. В интернете видел, но не впечатлило. Может, стоило видеть это в живую, чтобы пробрало?

Да ладно тебе, чем тебе это хуже? Красотища ведь. Небольшой туман неравномерными клубами поднимался над озером. Видимость была метров десять, не больше. Посреди этого озера – цель моего путешествия. Там меня будет ждать самый мой главный и опасный враг. Во всяком случае, так меня заверила принцесса Селестия.

Лучше бы тогда дала не этот золоченый, с завитушками и инкрустированными камнями «эльфийский» меч, а что получше. Базуку, например. Или хотя бы калаш. СВД, там. НСВТ. От Т-82 тоже бы не отказался. Танком по узкой кристаллической тропинке не поедешь, но можно и вброд. Танки ведь плавают.

Тут, посреди этого странного круглого озера, окутанного вечными туманами, должна быть гора с пещерой. На танке можно было бы даже не добираться туда – разбомбить из пушки эту пещеру, и делов. Если того врага можно мечом заделать, то уж из пушки и подавно. Но нет, надо именно мечом, и именно этим, иначе не сработает.

А сами царственные сестры на это озеро не совались. Говорят, нельзя им. Им нельзя, а нам, значит, можно. Эх, Семен Семеныч. Угораздило же тебя. И как ты докатился до такой жизни? Пока я по тропинке шел, ни впереди, ни сзади ничего не видя, решил еще раз в памяти крутануть тот путь, что привел меня сюда.

***

Кто его знает, почему все так вышло. Я вообще стоял себе на кухне и разогревал налистники с сыром на ужин, и совершенно никого не трогал. Собирался насыпать себе подрумяненных горячих сладких налистников, полить сметанкой, поставить перед компом и почитать какой-то интересный фанфик. А может и написать. Рисовать-то я не умею.

Забавно, за день до этого я прочитал «Моя маленькая Деши». Фанфик был старым, но я впервые его увидел. Блин, меня реально накрыло. Дважды слезу пускать довелось. Вот что меня привлекает: реальные, правильные, хорошие эмоции. Вот смотришь фильм про Чужого, или про Хищника, и внутри ничего не шевелиться. Летят куски мяса, но ничуть не жаль несчастных людей. Со временем действительно начинаешь воспринимать их как куски мяса. И только главные герои воспринимаются как люди. Остальные – куски мяса. Подумать только, даже фильм про Фредди Крюгера уже смотришь как комедию – тролль из Фредди еще тот.

Думаю, закономерен итог такого воспитания: всех вокруг начинаешь воспринимать как мясо. Поэтому меня так зацепил мультик. После него начинаешь видеть в людях не мясо, а существ. У которых тоже есть мысли, мечты, чувства. Таких же, как и ты. Да, они могут ошибаться, могут даже быть твоими врагами, но не мясом. Не мясом.

Я посмотрел ленту, и не нашел новых фанфиков. Тогда я решил снова перечитать «Маленькую Деши». Открыл, пробежал первые строчки, и опять гамма чувств окутала душу, словно прохладная вода чистого озера окатывает тело после долгой работы жарким днем. Я даже успел съесть два налистника. А больше ничего не успел, потому что провалился вместе со стулом, вилкой и куском налистника на этой вилке.

Пролетев где-то метр, я плюхнулся на черный каменный пол, забившись коленками. Вилка звонко зазвенела при столкновении с твердым камнем и улетела куда-то вбок. Кусок налисника шмякнулся, куски творога окружили его небольшими крошками. Стул улетел куда-то назад.

Я осторожно поднялся и осмотрел пол. Черный, ровный и гладкий. На нем была начертана восьми лучевая розовая звезда, в центре которой стоял я и растирал ушибленные колени. Все помещение напоминало странную куполообразную пещеру со слабо светящимися синими кристаллами, от которых и шел свет. А звезда на полу, похоже, не нарисована, а выложена такими же кристаллами, только розовыми. И они тоже слабо светились. Я практически ничего не успел подумать по поводу того, как я тут оказался, потому что все это произошло буквально за пару секунд.

Я рефлекторно начал искать глазами вилку на полу, и нашел ее. Она лежала рядом с золотым... чего? Я медленно поднимал глаза все выше и выше, рассматривая принцессу Селестию. Да, это была она, сомнений не было. Буквально пару минут назад я видел новую картинку с ней. Немного отличается, но спутать невозможно. Рядом с Селестией стояла Луна. Обе уставились на меня.

Сначала я несколько напрягся, но потом решил, что я просто задремал за компом, вот и снится всякая всячина. Потому уже через пару минут я успокоился и только осматривал принцесс. В пещере кроме них больше никого не было.

А они намного красивее, в этом сне, чем в мультике. Реалистичнее, больше деталей. Так мы стояли и смотрели друг на друга секунд тридцать. Я уже совершенно расслабился, собравшись полетать и пострелять фаерболами, раз уж это сон. У меня и раньше пару раз получалось догадаться во сне о том, что это сон. И тогда я устраивал веселуху с полетами и перестрелками, но сон был хитрым, и быстро обрывал сеанс, как только ему становилось очевидным мое понимание. Обычно невидимый оператор снов понимал это через пару минут развеселых виражей, так что время еще есть.

-Ты знаешь, кто мы? – внезапно оборвала мои размышления Селестия. Голос у нее был мягким и громким. А может мне это только показалось из-за эха в пещере.

— Знаю, конечно. – беззаботно ответил я, приказывая пещере расступиться, дабы я мог взлететь. Пещера не выполнила моего приказа, и я рассердился.

— Тогда начнем без прелюдий. – продолжила Селестия.

Я удивился, потому что я не давал команды персонажам из сна что-то делать, а наоборот приказывал замолчать.

— Ты не спишь. – оживилась принцесса Луна, и сделала несколько шагов вперед. Хорошо хоть она не додумалась говорить державным кантерлотским голосом, потому что в пещере это был бы конец моим ушам.

— Конечно, не сплю. – ответил я ей даже не поворачивая головы, и снова представил, как пещера открывается, позволяя мне подняться в небо.

— Уверен он, что спит сейчас. – услышал я голос Луны. Наверное, она говорила это Селестии. Когда с пещерой дело не выгорело, и даже не получилось взлететь, я уже начал сомневаться в том, что это сон. И меня начинала охватывать паника. Ведь если я не сплю, то это значит одну из двух вещей: или я рехнулся и вижу галлюцинации, или я действительно сейчас стою в пещере, непонятно как сюда попав. Однако, в обоих этих случаях действовать следовало бы одинаково. А именно расслабиться и плыть по течению. И потому я решил уточнить, куда это течение несет меня:

— Зачем я здесь?

— Ты нужен нам для важного дела. – со свей серьезностью заявила Селестия.

— Ну это стандартно. А конкретнее? — скривил я скептическую мину.

— Нам нужно провести ритуал. Ритуал выкупа. – молвила Селестия все так же размеренно и серьезно.

— Ну так проводите, разве я мешаю? – сдвинул я плечами.

— Ритуал следует провести тебе. Сегодня ночью после заката. Есть еще пара часов, ты можешь подготовиться. – Селестия почему-то отвела глаза.

— Так я вроде не шаман. И не священник. При чем тут я, поищите специалиста...

— Послушай. – перебила меня Селестия более тихим голосом. – Это дело добровольное, мы можем тебя только просить. Узнай, что тебе нужно сделать, и если ты откажешься, мы поймем и отправим тебя назад. Сегодня ты уже пятый кандидат, предыдущие отказались, и я их не виню.

— Это будет дорога в один конец? – догадался я.

— Ты верно понимаешь, человек. – громко сказала Луна. Селестия осуждающе уставилась на нее, и принцесса ночи продолжила уже более тихим голосом: — После проведения ритуала тебя не станет.

— Я думал, вы черной магией не увлекаетесь. – я сдвинул плечами.

— Это не черная магия. – заверила белая принцесса. – Это условие договора. Условие магии в Эквестрии, условие движения Солнца и Луны. Это условие, которое позволяет пегасам летать. Это условие, позволяющее мне и Луне жить тысячелетиями. Это договор с нашей планетой. Она дает нам все это, но требует плату. Один раз в сто лет. Если не заплатить, планета не сможет дать нам магию.

— Заплатить мной? – я помрачнел. Селестия молчала. – А разрешение зачем спрашивать?

Селестия помедлила:

— Человек вносит плату добровольно. Но он не просто платит цену, он должен сразиться со своим врагом. Если он не победит, то волшебство не сработает.

— Каким еще врагом? – насторожился я.

— Мы этого не знаем. – отвернулась Луна.

— Нам известно только то, что это будет твой самый опасный враг. – молвила солнечная принцесса.

— Совсем блеск. Мне нужно подумать. У меня вообще есть шансы победить?

— Этого никто не знает. – ответила Селестия.

— И много было тех, кто проиграл?

— Да, такие были. – кивнула Луна.

— Сколько процентов?

— Примерно треть.

— Некисло. Нет, наверное, ищите других героев. – я испугался. Глюк это или нет, но совать сюда голову я не хотел.

— Я понимаю. Ты боишься. – Селестия кивнула, в ее голосе не было даже намека на укор. – Все хотят жить. Тем более тут нет ничего твоего. Мы отправим тебя обратно, но нам нужен отдых минут десять – пятнадцать.

— Конечно, ваше величество, я подожду. – я поклонился сестрам. Через несколько минут я все-же набрался наглости и решил не терять даром оставшегося времени.

— Простите, принцессы, вы не против, если мы немного поболтаем. Ну, знаете, у меня столько вопросов, а нам ведь все рано еще ждать...

— Спрашивай, человек. – кивнула Селестия. Я быстро начал вспоминать интересующие меня вопросы, но мысли разлетелись, словно пчелы из улья, и я тщетно силился поймать их. Наконец, несколько поймал:

— А тяжело ли поднимать Солнце?

— Умеючи легко. Без привычки было трудно. Еще что-то?

— Тут правда есть элементы гармонии, Дискорд, Твайлайт Спаркл?

— Есть. – кивнула Селестия.

— Почему выбрали меня?

— Выбирали не мы, выбирала планета. Нам неизвестны критерии ее выбора, но хотелось бы узнать. Кстати, у меня тоже к тебе есть вопросы. Не возражаешь?

 — Как можно.

— Хорошо. – Селестия закрыла глаза. – Для тебя было важно, сможешь ли ты победить, верно? Но ведь в любом случае ты потерял бы жизнь. Почему тогда победа была тебе важна?

— Ну как... – я задумался. – Ведь если бы я не победил, то напрасно бы сложил голову. Какой бы в этом был смысл?

— В этом случае твоя победа важна для нас. Для тебя результат будет одинаковым.

— Как одинаковым?.. Хотя да, верно. С другой стороны, как-то не хочется жертвовать собой напрасно.

— Ты сейчас этого не знаешь, напрасно или нет. – Селестия наклонила вбок голову. – Значит, все может быть и не напрасным.

— Может, принцесса. А может и напрасным. Никто этого не знает, верно?

— Все верно. У меня больше нет вопросов.

Мне тоже не хотелось говорить после этих слов. Я просто стоял и думал. Думал о том, что у меня там. И что у меня тут.

Там у меня родные. Друзья. Своей семьей пока не обзавелся. Хорошая работа. В общем, как у всех. Рыбалка. Охота.

А тут? Кому я тут нужен? Меня тут только принцессы знают, да и то я им побоку, через пару часов стану очередной батарейкой для дружбомагии. Если уйду – найдется кто-то второй. Или третий.

Нет, я, конечно, согласен, что есть вещи, ради которых нужно сражаться и себя не жалеть. Эквестрия? Что мне до Эквестрии?

Да, я брони. Хороший мультик, хороший фанфикш, все дела. Интересно почитать, учит правильным вещам. Только почему я должен платить за благополучие другого мира?

Стоит ли он того, чтобы я рискнул? Не знаю. Да, поняшки нравятся мне, но этот мир не мой. Я тут даже не жил. Черт, что за мысли, я ведь уже принял решение! Или нет?

Уйти навсегда ради Эквестрии? Да, эти истории важны для меня... Черт, черт!!!

— Я рискну, принцесса. — выпалил я, и мой разум офигел с этого. – Я попробую.

Селестия и Луна ничего не сказали, просто кивнули. Я стоял и сам был в шоке от своих слов. Я ведь боюсь! Боюсь до усрачки, зачем я сюда полез? Но что-то во мне пресекало любые попытки паники, и отвергало все доводы рассудка, заворачивая его аргументы словно секретарша отшивает посетителей от дверей спящего босса. Селестия оживилась:

— Ритуал нужно провести после заката. До заката еще есть несколько часов. Можешь подготовиться.

— Из оружия что-то есть побольше? – попросил я. Луна молча засветила рогом, и передо мной возник вычурный короткий обоюдоострый меч. Он был навороченым: позолоченная ручка и гарда, богатая инкрустация, тонкая руническая гравировка на клинке. Но не впечатлило.

— А что-то помощнее и технологичнее? – скривился я.

— Ритуал проводиться только этим человеческим оружием. – тихо сказала Селестия. – Никакое другое не допускается.

— Блеск. А броня какая-то есть? Желательно магическая и непробиваемая.

— Брони быть не должно. – строго сказала Луна. Я протянул руку и ухватил рукоять меча. Легкий. Если бы я еще умел им пользоваться, было бы совсем замечательно.

— Возможно, у тебя будут пожелания? – осведомилась Селестия.

— Будут. Я хочу побывать в Понивиле. И в Кантерлоте. Я хочу пообщаться с поняшами из шестерки носителей Элементов. Каких-то пирожных от Пинки поесть на вечеринке. И мне нужны мои кроссовки. Это можно?

— Все кроме разговоров с пони. Никто не должен тебя видеть и знать. Только мы. Тебя это устроит? – спросила Селестия.

— Давайте что уже есть.

Следующие пару часов были самыми веселыми в моей жизни. Я видел высокие башни Кантерлота. Видел парящих пегасов над ним. Видел нарядный франтов и модниц, гуляющих по вечернему городу. Все казались веселыми и беззаботными. Селестия отправила письмо Твайлайт, чтобы та приготовилась к ее визиту и организовала вечеринку.

Когда Селестия прибыла, в Сахарном уголке все уже было готово. Поняши веселились, пели и рассказывали увлекательные истории. Я стоял сбоку и только смотрел. Я не мог дотронуться до поняш: моя рука проходила сквозь них как туман. Было обидно, что я не могу участвовать в этом празднике жизни. Мне нужно только расплатиться по выставленному за веселье счету. Но я знал, на что шел, ведь и в жизни все часто так же, как у меня. Кто-то веселиться, кто-то за это платит. Ничто не ново под луной. Хорошо хоть сквозь пирожные моя рука не проходила, и мне удалось по-тихому стащить несколько. К слову, были они просто восхитительными.

Когда уже начало темнеть, все вывалили на улицу, и Рейнбоу Деш исполнила для принцессы свою знаменитую сверхзвуковую радугу. Об этом попросила принцесса. А принцессу попросил я. Все поняши на улице радостно топали, приветствуя радугу в небе.

Но всему приходит конец, солнце село, и мы отправились на место проведения ритуала. Мы были на берегу темного круглого озера, укутанного туманом. Там нас уже ждала Луна. Она молча дала мне этот «эльфийский» меч.

— Тут начинается тропинка, она идет на средину озера. Там ты встретишься с врагом и должен будешь одолеть его. – Луна говорила четко и ясно. Селестия молчала. Я кивнул и пошел по выступающей из водной глади светящейся тропинке.

Вот остров, на нем гора. А в ней пещера. Тропинка вела к самой пещере, так что заблудиться было проблематично. Сама пещера также была выложена этими светящимися кристаллами. Я поднял меч и двинулся вглубь горы.

Не знаю, зачем я поднял меч, ведь махать я им не умею. В лучшем случае будет в роли большого ножа. Хорошо хоть он не длинный и легкий.

Пещера меж тем все более ярко освещалась, и вывела меня в высокий круглый склеп, где было совсем светло от кристаллов. Склеп был небольшим, метров десять в диаметре. Пол светился белым матовым светом, на нем была изображена уже знакомая мне восьмиугольная звезда, но не розовая, а красная. В центре звезды виднелась небольшая черная дыра, весь пол был с небольшим уклоном к центру, словно эта дыра была водостоком.

С дальней от входа стороны склепа стоял человек спиной ко мне. Я удивился тому, что он одет так же, как и я . Та же белая футболка, синие джинсы и белые кроссовки.

— Что, дурачек, приперся таки? – с иронией произнес он моим голосом. Волосы на моей голове зашевелились. Он медленно развернулся, и я увидел свое отражение.

Он нахмурился:

— И чего ты сюда пришел? Оно тебе надо? Утекай отсюда пока цел.

Я ничего не говорил, только повыше поднял меч. У него был точно такой же.

— О, мы благородный Ланцелот, без страха и упрека. Дурак ты, вот кто. – он сплюнул.

— Сам дурак. – зло ответил я.

— А поумнее че-нибудь сегодня высрешь? – криво ухмыльнулся он. – Иди домой, у тебя еще вся жизнь впереди.

— У них тоже.

— У них? Да, у них. Но не у тебя! Сегодня сходил на вечеринку? Ты тень лишь, о тебе и не вспомнят те, кого ты тут защищать пришел. Станешь одним из сонма безымянных. Кто о них помнит?

— Я здесь не затем, чтобы меня помнили. Я хочу, чтобы они были веселыми и счастливыми, как это было раньше.

— А они заслужили это? Нет, они, конечно, все такие милые и разноцветные. А перед тобой у них какие заслуги? Что они дали тебе, что ты сейчас будешь идти на убой?

— Я был счастливым, когда смотрел на них. Когда читал о них истории...

— Это заслуга людей! Людей из твоего мира, а не их! Люди дали тебе мультик, люди написали истории, нарисовали картинки и создали музыку! При чем тут твои поняши?

— Притом. Притом, что они хорошие. Они заслужили свою радость.

— ДУРААААК! – хлопнул себя по лбу мой двойник. – Не понимаю как можно жертвовать собой ради того, чему на тебя плевать, что даже не знает о тебе, никогда не оценит, и никогда не делало тебе ничего доброго.

— Можешь не понимать. Я тоже это слабо понимаю. Только чувствую.

— И что ты там себе чувствуешь, идиота ты кусок? – опять скривился он. – Отвечай давай! Я хочу знать!!! – перешел он на крик.

— Не знаю, поймешь ли. Не знаю, правильно ли скажу. Просто я люблю все это. Люблю Эквестрию, поняш, люблю когда они веселые и у них все хорошо. Может быть, они ничего хорошего мне не сделали, может быть, что это не моя родина, а их. Но ведь она тоже хорошая. Да, я люблю это место, даже если я лишь безымянная тень для них, но так же считали многие мои братья, мои предки. Они считали честью пожертвовать собой ради того, что любишь. Не потому, что ты что-то должен, или получишь славу. Просто это нормально. Это естественно для таких как я – совершать подвиг. Только теперь я понял... Это естественно для таких как я – стать частью того, что любишь.

— Ты утомил меня, дурак. – он поднял меч и двинулся в мою сторону. Бой был недолгим: он первым же выпадом выбил меч из моей руки и проткнул мне грудь. Боль яркой вспышкой прожгла все тело, я схватился за рану и взглянул на футболку, стремительно приобретающую красный цвет.

— Дурак ты. – грустно сказал он. – И я такой же дурак как ты.

Он упал на колени, и я увидел, что у него в груди теперь красовалась аналогичная рана, из которой хлестала кровь. С моей груди крови лилось поменьше, потому что я держал рану рукой. Кровь падала на покатый полированный пол, смешивалась и устремлялась в дыру в центре звезды. Я встал на четвереньки и зажал глаза – так боль казалась не такой сильной.

Через пару минут кровотечение стало слабеть, боль немного притупилась, а в голове прояснилось. Я почему-то решил валить отсюда. С трудом я поднялся, перед глазами ходили круги. Мой двойник тихо лежал на боку в луже крови.

Я поднял меч и поплелся к выходу. Странно, с каждым шагом боль становилась все меньше. Это значит, что скоро конец.

Пещера закончилась очень быстро, буквально через пару метров после выхода из склепа. Я повернулся, но склепа уже видно не было, светящиеся камни пропали, в глубине пещеры зияла темнота. Туман над водой тоже рассеялся, и оказалось, что остров буквально в десятке метров от берега, хоть сюда я шел по светящейся тропинке довольно долго. На берегу меня ждала Селестия. Я оперся об нее, выпачкав белоснежную шерстку своей кровью. Она помогла мне добраться до ближайшего дерева. Оно тут, собственно, одно и было, кругом простиралась широкая равнина.

Я воткнул меч в землю и осторожно сполз, прислонившись спиной к дереву. Приятный холод и легкость начали заполнять конечности. Уже скоро. Селестия смотрела на меня и из глаз ее капали слезы.

— Ну что, получилось? – тихо спросил я.

Она кивнула. Хорошо, значит не зря это все.

— Я хочу посмотреть рассвет в Эквестрии. – почти шепотом попросил я.

Селестия распрямилась и расправила крылья, правое было залито красной кровью из моей груди. Рог ее засиял, и на востоке, лицом к которому я сидел, поднялось Солнце Эквестрии, заливая светом все вокруг. Свет становился все ярче, пока вокруг ничего кроме света не осталось.

Комментарии (16)

0

Замечательный рассказ!

Никус #1
0

Очень понравилось, интересный рассказ. Автор, вы молодец

tira #2
0

От этого автора неинтересных рассказов быть не может.

FireMage #3
0

несправделиво.....

Corvus #4
0

это жизнь... жизнь всегда не справедлива...

Supersaxar #5
0

Отвратительный рассказ.Меня уже заколебали те индивидуумы, которые пишут об несправедливости этого мира. Бля, мог бы просто взять и отрубить ей голову на хрен, сказав что нибудь эпичное напоследок. Скоро весь сторис забьётся от этой сопливой драматургии и романтических похождений . Причем, когда дело доходит до несправедливости, воду возят именно люди, а не пони или принцесски. Кто нибудь может объяснить, ЧТО ЗА ДЕРЬМО ТВОРИТСЯ СО СТОРИСОМ!!!??? То есть то, что гложет типичного попаданца, это перепих с понями и падение ниц перед принцессами!!??? СОЧИНЯЙТЕ НОРМАЛЬНЫЕ ФАНФИКИ С ЭПИЧНЫМИ ПОПАДАНЦАМИ А НЕ ОЧЕРЕДНЫЕ ВЫСЕРЫ ЭМО ВОДОВОЗОВ!!!!!

Monk_Freeman #6
0

Рассказ ебанутый и написан таким же ебанутм паладином. Сопли, треш, размыленная концовка и эпическая битва — вот и весь рассказ.

Как можно пожертвовать свою жизнь, ради мира в котором ты был от силы 5 минут? Еще Селестия — злобный и кровожадный тиран не дала поразговаривать с поняшками и полапать их, даже не удосужилась объяснить что же за опасность настигла Эквестрию! Гениально, спасти незнакомый тебе мир от хуй знает чего и сдохнуть не оставив следов в истории. Просто гениальный расклад.

Я бы при таком выборе послал поняшек нахуй. Нет, может они милые, цветные, все такое, но жертвовать собой ради мира о существовании которого я лишь мечтал я не буду. Лучше попрошу кинуть меня обратно, сяду на диванчик и затянусь пивком, а коняшки пускай другого идиота ищут.

terminator-t1001 #7
0

// terminator-t1001
щито поделать, десу тут каждый сам выбирает что ему кажеться верным. Не нам выбирать кем родиться, а вот смерть себе может каждый по нраву да по сердцу выбирать. А правильный ответ в жизни не найти. Он где-то там, откуда еще никто не возвращался.

Ivan_Magregor #8
0

Как то неубедительно получилось. Я понимаю отдать жизнь за семью, друзей, но пожертвовать жизнь ради тех кого никогда толком и не видел? Честно говоря чел просто послужил топливом в био реакторе.

Kur-kar #9
0

больше немотивированных смертей богу немотивированных смертей

Mr. Samedi #10
0

КХОРНУ БОЛЬШЕ КРОВИ,БОЛЬШЕ ЧЕРЕПОВ ДЛЯ ТРОНА !

BorzikOnn #11
0

я примерно о том же

Mr. Samedi #12
0

А мне нравится. Я его понимаю. Он пошёл на смерть ради тех, кого любил, и умер, зная, что ни его жизнь, ни его смерть не были напрасными, и что он купил ими сотню лет счастья для любимой страны. Если это — "немотивированная смерть", то для начала "ебанутыми" надо назвать Гастелло с Матросовым.

Короче, ты молодец, Магрегор. Рассказ печальный, но отличный. Моё тебе уважение.

Бёрнинг Брайт #13
0

Выбрать свою смерть, это много. Так просто ведь сдохнем, многие вспоминают своих собственных прадедов чем-то кроме абстрактного "ну да были"? И подобная немотивированность смерти как раз таки хорошо подчеркивает самое важное. Не устоявшиеся эмоциональные связи, которые в рассказе не смогли появиться за отсутствием времени, а именно внутренняя мотивация человека.

Много тех кто умер за вас вы знаете? Военных, пожарных, врачей, просто людей, Афган, Чечня, Чернобыль, множество мелких ситуаций и мест, спасение людей и кошек, да хоть куклы? Сомневаюсь. Понятие Родина ведь тоже абстрактно, а с тем что сейчас творится это уже как бы и не наша родина, а что-то непонятное (можно конечно поиграть словами государство и родина, но нет смысла).

Мы не можем знать за что точно мы умираем. Наши предки , если бы знали в чем мы сейчас живем..хотя скорее существуем, сами бы нас убили. Я блин помню своего деда и как он относился к тому что начиналось твориться в стране. И это не 90е, а еще конец 80х, хотя скорее это было лето 54го когда он в кафе в Ялте увидел немца и то что ему там тогда сказали... Я рад что он не увидел того что было после!

Все мы в некотором роде топливо для биореактора, и то за что мы умираем и как нас от него отличает.

Arnx #14
0

По мне почти нечем не отличается от современной проблемы, думать о себе или об остальных миллионах ,чем жизнь миллионов существ отличается от одной твоей. Мне кажется подобные фанфики о недостатках жизни мы должны должны превратить в достаток.

Мистер Фантастик #15
0

По мне почти нечем не отличается от современной проблемы, думать о себе или об остальных миллионах ,чем жизнь миллионов других отличается от одной твоей.

Мистер Фантастик #16
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...