Беседа

Твайлайт беседует с человеком по дороге в Понивиль

Твайлайт Спаркл Человеки

Нежданная любовная жизнь Даска Шайна (продолжение перевода)

Твайлайт Спаркл никогда не рождалась. По крайней мере как кобылка. Вместо неё главным героем этой истории является молодой пони по имени Даск Шайн - личный протеже принцессы Селестии, асоциальный книжный червь и (неожиданно для него) очень милый жеребчик. Когда Селестия отправляет Даска в Понивиль, все его мысли заняты лишь подготовкой к возвращению Найтмер Мун. Но когда пять всем известных кобылок дружно решают положить на него глаз, у нашего героя появляется столько проблем, что Твайлайт Спаркл даже не снилось. (Но ни одной клопсцены не будет. Пинки-Клятва!)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Происшествие в библиотеке

Утро нового дня, ясное и солнечное. И ничего не предвещало тех странных событий. Просто, раздался стук в дверь.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони ОС - пони Человеки

Солнце взойдёт

Нечто необъяснимое происходит с принцессами: они медленно, но неумолимо теряют магические и жизненные силы. По приказу Селестии Твайлайт должна выяснить, что – или кто – вытягивает из аликорнов их сущности. Ради этого верховная правительница Эквестрии дала бывшей ученице доступ в ранее закрытые для неё части библиотеки. У чародейки не так уж много времени – даже простое сидение за книгами даётся ей со всё большим трудом. Но подвести принцессу Селестию, а равно Луну и Кейдэнс, Твайлайт Спаркл не может себе позволить

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Сквозь розовые очки

Некоторые пони могут не так понять несколько невинных жестов, а что уж говорить о такой утончённой и романтичной натуре как Рарити?

Рэрити

Кто прошлое помянет

Кто не любит посидеть в весёлой компании у костра, рассказывая страшилки? Но, оказывается, не все из них так безобидны, как могут показаться...

Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Найтмэр Мун Бабс Сид

In Young Pony’s Life…

Твайлайт получает незаказанную книгу и жажда новых знаний приводит её к неожиданным результатам.

Твайлайт Спаркл Спайк

Дом — это для слабаков

Селестия и Скуталу вместе бомжуют в одном из переулков Понивилля. Они любят поговорить о разных вещах. Вот о чем они говорят.

Скуталу Принцесса Селестия

Дипломатия

Воспоминания отставного стражника о маленьком инциденте с Принцессой Луной и грифонами. Внеконкурсное к Осеннему Забегу.

Принцесса Луна Стража Дворца

Камни

Трагедия в одном действии.

Пинки Пай Другие пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 8. Подарок для пони Эпилог

Глава 9. Галлюцинация?


С древних времён и по настоящее время люди придумали множество будильников, начиная от примитивных конструкций, где свеча в определённое время пережигает верёвку и чугунное ядро с грохотом падает в таз, до программ на смартфоне и компактных наручных устройств, которые учитывают фазы сна и прочую псевдонаучную дребедень. Но мало кто знает, что один из лучших будильников ― грохот открываемой пинком двери и топот военных ботинок по коридору.
Марк резко сел на кровати, гадая, реальность ли вокруг или какой-нибудь жуткий кошмар. В комнату влетело двое, голубые комбинезоны обрисовывают крепкие, подтянутые фигуры. Винтовки развернулись в умелых руках, контролируя всё пространство, глаза шарят в поисках цели. Начальник предупреждал не зря, надо было вчера забаррикадировать входную дверь, ― растерянно подумал пекарь.
В комнату вошёл Николай. В руках привычно вертит палку для ловли животных, внимательные глаза впились в Марка из-под защитных очков.
― Что это значит? ― голос прозвучал жалко, несмотря на все усилия.
― Знаете ли, месье Марк, ― лениво начал глава комбинезонщиков. ― я тут недавно говорил с одним приятелем. Он работает в полиции, к слову сказать. Так вот, он заверил меня, что в вашей квартире не зарегистрировано никаких жильцов, кроме вас.
― Ну и что? ― не понял он.
― И тогда я вспомнил, что во время нашего визита в прихожей не было никакой женской обуви. А на вешалке отсутствовала женская куртка. А девушка ― была, ― он значительно приподнял свою палку.
― Это ничего не доказывает, ― по спине пробежали мурашки.
― Конечно, ― покладисто согласился Николай. ― Но этот факт навёл меня на мысль, что следует нанести вам повторный визит. Контрольный, так сказать, ― он усмехнулся.
Жутковатая, холодная полуулыбка заставила поёжиться, Марк решил, что Кэнди грозит опасность даже в форме человека. От этих ребят можно ожидать чего угодно, в том числе и настоящего похищения. Опять же, связи в полиции… Пони надо спасать.
Уловив момент, когда винтовки будут смотреть в другую сторону, он одним прыжком рванулся к двери. Комбинезонщики вскинули оружие слишком поздно. Что-то ударило по ногам, шея попала в стальной захват. Марк приземлился на четвереньки, не долетев пару шагов до дверного проёма.
Он попытался рвануться, но не смог сдвинуться и на сантиметр. Кое-как удалось повернуть голову. Николай держит палку двумя руками, петля на её конце плотно обхватила шею жертвы. Не душит, но двинуться совершенно невозможно. Петля тянет к земле, выпрямиться не получается.
― Я вижу, вы хотите что-то рассказать? ― Николай усмехнулся.
― Нет, ― прохрипел Марк, пытаясь протащить тело в дверь.
― Бросьте, ― он перехватил палку поудобнее. ― Я так удерживал гепарда однажды. А эти твари гоняют не хуже автомобилей.
Марк продолжает скрести руками по полу, двое комбинезонщиков закончили обыскивать комнату и ушли в гостиную. Перед лицом появилась новая пара армейских ботинок.
― Всё чисто.
― Не может быть, ― уверенно ответил командир. ― Животное, или девушка, кто-то ещё должен быть.
― Никак нет! ― работник вытянулся в струнку.
― Дай сюда, ― досадливо бросил Николай.
Марк вывернул голову. Комбинезонщик отдал командиру какой-то прибор, похожий на сильно навороченный бинокль. Окуляр мрачно блеснул красным. Николай бросил палку, свободный конец ударил подчинённого по лицу, но тот даже не поморщился.
― Всё нужно делать самому, ― с раздражением прокомментировал коротышка, пристраивая прибор на голове. ― Проследи, чтобы хозяин квартиры никуда не ушёл.
― Есть.
Марку осталось только следить за происходящим через дверь. Работники службы контроля тщательно обыскивают каждое помещение, грубые ботинки беспощадно пачкают следами паркет. Марк скрипнул зубами. После этих уродов придётся опять мыть полы. Наконец, в комнату вернулся Николай.
Он тщательно осмотрел каждый уголок через свой прибор. Поиски так и не увенчались успехом. Он сорвал “бинокль” с головы и кинул работнику. Тот едва успел поймать. кое-как прижал ценное имущество к груди. Одним слитным движением Николай ослабил петлю и убрал палку. Марк поднялся, потирая шею.
― Не знаю, как вам это удалось, но обязательно докопаюсь до правды, ― глава комбинезонщиков нахмурился. ― Ваше счастье, что люди находятся вне нашей юрисдикции.
Вслед за ним потянулись на выход остальные.
― Это ещё не конец! ― донеслось с лестницы.
Марк захлопнул дверь за последним. Подумав немного, забаррикадировал проход пузатой тумбочкой. В гостиной пусто, мебель сдвинута как попало, на компьютерном столе снова беспорядок.
― Кэнди, всё в порядке, можешь выходить! ― позвал он.
Тишина, только загудел холодильник на кухне.
― Кэнди?
Марк пошёл по комнатам, проверяя каждый уголок точно так же, как проверяли до него. В квартире никого. Он заглянул везде, где могла спрятаться пони. Потом, где могла спрятаться кошка. Когда предполагаемые укрытия стали настолько малы, что влез бы, разве что, таракан, он устало опустился на диван.
Сиденье мягкое, камин даёт ровное, успокаивающее тепло. Именно тут так любила спать пони. Или нет? Или пони была всего лишь игрой воображения? И все неприятности, всё, что он сделал ― было напрасно? Возможен ли межмировой контакт в принципе, или он просто теряет себя?
― Нет! ― выкрикнул он вслух.
Как вообще можно думать о таком, после стольких дней, прожитых вместе? После того, как пони помогла ему не замёрзнуть насмерть, ухаживала за больным, научила верить в себя?! Марк ощутил отвращение и жгучую ненависть к себе за такие мысли. Кулак с размаху ударил по бедру, боль немного отрезвила.
Он вскочил, и принялся расхаживать, пытаясь рассуждать логически. Пони в квартире нет, значит она ушла. Как-то почувствовала приближение комбинезонщиков и спряталась в надёжном месте. А скоро вернётся сама. Но лучше найти её, потому что ждать мучительно.
Неровность под ногой заставила его остановиться. На полу валяется чёрная пластиковая деталь. Клавиша. Прямо как в тот день…
Чувство надвигающейся катастрофы усилилось, он бросился к компьютеру. Пальцы привычно простучали знакомое имя.
― Кэнди… ― проговорил он вслух.
В голове появился образ пони, кажется, стало немного теплее. Синий экран исчез, внимание сразу привлёк открытый текстовый документ. Предчувствие катастрофы переросло в неизбежность.
“Привет, Марк”, ― прочёл он вверху документа.
“Если ты читаешь это, то, наверное, всё получилось и я уже в Эквестрии”, ― сердце человека пропустило удар.
“Знаешь, набирать текст копытами то ещё удовольствие. Но это всё же лучше, чем царапать по бумаге карандашом, удерживая во рту”, ― Марк невольно улыбнулся.
“Твоя дверь, между прочим, отлично пропускает звук. Когда ты уходил продавать хлеб, я подслушала разговор мадам Грин по телефону. Похоже, эти страшные люди в комбинезонах придут ещё раз, утром. Прости, что не предупредила. Я не хотела тебя лишний раз беспокоить. У тебя и так из-за меня слишком много неприятностей. Ты хороший человек, Марк. Но я решила уйти не из-за службы контроля.
Ты сам, может быть, ещё не в курсе, но я-то вижу, что происходит. Я уже была в подобной ситуации. Понимаешь, когда я закончила школу, я переехала в Понивилль. В родном городке не нашлось занятий мне по душе и я надеялась, что найду себя на новом месте. Так и случилось. Я встретилась с одной единорожкой ― имя тебе вряд ли что-нибудь скажет ― которая изучает людей по книгам и ищет в Эквестрии доказательства вашего существования. Она с ума сойдёт, когда я ей всё расскажу!
Впрочем, я отвлеклась. В общем, там, в Понивилле, меня разыскал один знакомый пегас и предложил стать его особенной пони. На самом деле, предлагал и раньше, но я тогда думала, что он просто наглый хулиган, и отказалась. Со временем старые обиды забылись, он показался мне честным в своих чувствах, и я согласилась. Мы начали встречаться. Но чем больше я узнавала его, тем сильнее становилось чувство неправильности.
Он не исчезал неизвестно куда, не смотрел на других кобылок, но всё время казалось, будто он не со мной, даже когда сидит совсем рядом. В одну звёздную ночь он, по своему обыкновению, любовался небом. Я набралась смелости и спросила прямо. И, представляешь, что он ответил? Он сказал, что нам нужно расстаться!
Оказалось, однажды принцесса Луна спасла его из ужасного кошмара. С тех пор он влюблён в принцессу. Представляешь, и в принцессу и в меня тоже! Конечно, к владычице ночи не подойдёшь так просто. Не каждый жеребец сможет собраться с духом, чтобы хотя бы пригласить её выпить кофе. Да и других претендентов хватает”, ― Марк нахмурился.
“Он думал, что если я стану его особенной пони, то принцесса забудется, потускнеет в памяти. Но это оказалось не так. Он сказал, что встречаться со мной, когда он всё ещё любит другую, неправильно. И мы расстались. Я с головой ушла в свои исследования, чтобы побыстрее забыть о нём.
Но, кажется, история повторилась. Я вижу, как ты иногда грустишь ни с того, ни с сего. Как задумчиво смотришь в ночное небо. Как в первый день расспрашивал меня о принцессе. Ты любишь её, не так ли?” ― Марк сглотнул комок в горле.
“И тебе больно видеть рядом настоящую пони, но не ту. Ты правильно тогда сказал. Я не та. Не та, кто тебе нужен. Я не хочу быть снова третьей лишней. Не хочу причинять боль.
Прощай, Марк. Путешествие в твой мир было очень познавательным и весёлым. Я рада, что на выходе из портала встретила такого замечательного друга, как ты. Всё когда-нибудь кончается, пора и мне вернуться в Эквестрию. Я попрошу принцессу перекинуть меня назад. Не знаю, будет ли она слушать, но постараюсь уговорить её встретиться с тобой лично. Думаю, ты точно достоин такой чести, в отличие от придворных франтов.
Дискордовы яблоки, я никогда не умела прощаться. Особенно вживую. Наверное, поэтому и решилась написать письмо.
Спасибо за всё.
Береги себя.
Кэнди.”
У него защипало в глазах. Марк согнулся, уткнувшись лицом в открытые ладони.
― Почему ты просто не спросила меня? ― шёпот разнёсся по пустой, холодной квартире...
В этот день он не пошёл продавать хлеб. Даже не замесил тесто. Только под вечер удалось заставить себя оторваться от экрана и немного поесть. Глаза болят от постоянного перечитывания тех же строк. Челюсти двигаются механически, язык не чувствует вкуса. С уходом Кэнди мир стал меньше, потерял объём и краски.
Дни потянулись одинаково серые, скучные. Просто меняющиеся цифры на календаре. Марк перестал следить за ними. Ёлочные игрушки так и остались в коробке под нижними ветками. Рядом с подарком Кэнди. Каждый день, проходя мимо, он подолгу разглядывает блестящую упаковку. Хочется развернуть, ощутить бархатистую ткань в пальцах, прочитать золотые буквы её имени. Но он не разворачивает. Он знает, так будет только тяжелее.
Сил хватает только, чтобы иногда выбираться на кухню и запихивать в себя какую-нибудь еду. На полу, тут и там, валяется мусор. Стол медленно покрывается грязными тарелками, стаканами. И пустыми бутылками. Из-под разных напитков, большой крепости. Он не пил такие раньше.
Он не знает, откуда взялись деньги. Может, пришла зарплата на карточку, или поделились знакомые. Марк пару раз выходил в магазин, но лица встреченных людей не запоминаются, сливаются на общем сером фоне безразличного мира.
Он сидел на кухне и вяло закидывал в рот покупной салат, когда в прихожей раздался грохот. Несколько пар ботинок простучали по паркету. В комнату ворвались двое комбинезонщиков с винтовками, следом вошёл Николай. Марк встретил пришельцев безразличным взглядом.
― Добрый день. ― коротышка с беспокойством вгляделся в лицо хозяина квартиры. ― С вами всё в порядке?
Марк пробормотал что-то бессвязное. Донести до собеседника всю глубину мысли не получилось, поэтому он просто махнул рукой, обозначая направление, куда тому следует идти. Как ни странно, послушался. Николай смерил пекаря долгим, испытующим взглядом и замахал руками, словно выталкивая всех вон, пришельцы потянулись на выход. А потом он вернулся. Гад.
Николай вернулся один, палка для ловли животных и защитные очки исчезли. Он решительно обогнул сидящего, хлопнула дверца холодильника. На столе появилась прозрачная бутылка и два крохотных стаканчика.
“Vodka”, ― прочитал на этикетке. Он не помнит, когда покупал эту бутылку.
Гость ловко наполнил стаканчики.
― Ну, за здоровье, ― произнёс он и символически стукнул своим о стоящий на столе.
Марк машинально выпил. Комочек жидкого огня провалился в желудок, хоть как-то расцвечивая серую унылость мира. Хорошо. Гость снова разлил одинаковые порции.
― Что случилось? ― спросил он.
― Она ушла, ― Марк тяжело вздохнул.
Они выпили ещё.
― Да, нелегко тебе, ― протянул Николай.
Он отправил в рот кусок чёрного хлеба. Марк такой не любит. Наверное, взял по ошибке.
― Я знаю, каково это.
Марк поглядел на собеседника с вялым интересом.
― Она сказала, что не сможет больше выдержать. И всё, пустая квартира, ― Николай вздохнул. ― В тот раз тарантул сбежал из банки и едва не съел королевскую кобру, ― пояснил он.
Марк приподнял бровь.
― Нет, кобра не сбежала, я её выпускал прогуляться, ― в стаканах снова булькает. ― А как хорошо всё было… Мы веселились вместе, говорили о пустяках, она ждала меня с работы…
Тяжелый вздох вырвался из груди Марка.
― Не убивайся так. Все через это проходили, любимые уходят, это тяжело. Но время лечит любые раны.
Марк вскинул голову. Предположение собеседника поразило его.
― Встряхнись, возьми себя в руки, ― продолжил Николай. ― Она вернётся, вот увидишь.
Он неловко похлопал собутыльника по плечу.
― За любимых, ― Николай поднял стаканчик.
Пекарь опрокинул в себя жгучий напиток с растерянным выражением на лице.
― Вернётся? ― с надеждой переспросил он.
― Конечно. Скоро праздник, время чудес, ― глава комбинезонщиков улыбнулся. ― Кстати! Знаю отличный фильм, тебе стоит посмотреть. Сейчас найду.
Он поднялся из-за стола и двинулся в гостиную. Ноги находят место на полу среди мусора, выпитое не мешает ему ловко двигаться. Раздался стук клавиш.
― У тебя тут пароль, ― озадаченно крикнул гость. ― Какой пароль?
― Н-нет… ― руки упёрлись в стол, Марк поднялся.
Мягкие тапочки просто раскидывают консервные банки и пустые пластиковые упаковки в стороны. Марк зашатался, ухватился руками за стол, чтобы не упасть. Алкоголь в крови шатает, человек сделал над собой усилие, чтобы продолжить путь. Добравшись до компьютера, он отодвинул гостя в сторону, закрыл клавиатуру спиной. Невыносимо думать, что чужие пальцы коснутся знакомого имени.
Система загрузилась, Марк посторонился и безразлично махнул рукой. На экране появилась принцесса ночи, он только мазнул безучастным взглядом. Николай покосился на хозяина квартиры, но ничего не сказал. Он запустил браузер, пальцы стучат по клавиатуре, как будто привыкли работать за ней.
― Вот, обязательно посмотри, ― он оставил окно браузера открытым и освободил место. ― Всё, мне пора. Ты держись.
Марк слабо кивнул. Николай пошёл к выходу, но задержался возле ёлки.
― Слушай, у тебя ёлка не наряжена, а праздник уже завтра. Нехорошо. Может, я её…
― Нет! ― рявкнул Марк. ― Не трогай!
― Ладно, ладно, ― он примирительно поднял руки. ― Я просто предложил. Поправляйся.
Входная дверь хлопнула, загремел замок. Марк опустился в кресло. Не потому, что фильм заинтересовал его, просто стоять тяжело. Глаза остановились на кнопке запуска. Почему бы и нет? Он щёлкнул мышкой и откинулся на спинку.
Фильм оказался иностранный, к счастью, есть субтитры. Марк усмехнулся. Глупая праздничная история, про то, как сбываются желания и мечты. Как просто ― загадать желание под бой часов, и готово. Он вздохнул. Не верится, что Кэнди возможно вернуть так легко.
Она вернётся, ― всплыли в памяти слова Николая. Глава комбинезонщиков подарил надежду, но зачем? Так стало только больнее. Пропало безразличие серого мира...
Канун праздника застал Марка в гостиной. Он сидит, привалившись к стене, возле ёлки. Руки крепко сжимают подарок для пони, глаза безразлично уставились на экран. Прямая трансляция одного из главных каналов, тут должны показать бой часов и праздничный салют. Он не стал включать свет в комнате? Какой смысл? Голубоватые блики от экрана наполняют комнату, за окном танцуют, опускаясь, снежинки.
Вместе с надеждой вернулся и страх. Страх, что всё ненастоящее. Что Кэнди была только в воображении. Руки сильнее стиснули обёрнутый в блестящую упаковку ремешок. Марк решил всё же последовать совету из фильма. Он загадает желание. А если оно не исполнится к двенадцатому удару ― что же, останется только считать пони выдумкой. И обратиться к специалисту. В конце концов, так всем будет проще. Наверное.
Марк провёл рукой по щеке. Жёсткие, злые волоски щетины царапают ладонь. Он не знал, что за несколько дней можно так зарасти. А ещё не знал, что сердце может так болеть…
Мерные удары часов заставили вздрогнуть. Он поспешно закрыл глаза, в воображении возник образ принцессы. “Пожалуйста, верни Кэнди. Пожалуйста…” ― взмолился Марк. Он повторял и повторял слова, пока не исчез звук последнего удара.
Он открыл глаза. Ничего не изменилось. Пустая, холодная комната. На душе стало пусто, тяжесть навалилась на плечи, словно он целый день перетаскивал чугунные гири. Взгляд упал на блестящую обёртку в руках. Значит, всё-таки галлюцинация. И подарок не нужен. Захотелось зашвырнуть ошейник подальше, но рука не поднялась.
На экране красочные фейерверки, комнату наполнил грохот салюта. Марк не смотрит на цветастые росчерки в небе, не считает взрывы. Чувство времени потерялось в ночи. Но один фейерверк словно разорвался посреди комнаты. В центре появился шар слепящего света, ветвистые молнии ударили в стены. Экран погас, посыпались искры. Взрывы ракет никуда не исчезли, за окнами такие же вспышки, канонада только набирает обороты. Шар света постепенно иссяк, копыта легонько цокнули об пол.
Марк встретил приближающуюся пони безразличным взглядом. Нелегко поверить в сказку, особенно если уже решил, что бредишь. Кэнди подошла вплотную и ткнула человека копытом в грудь. Глаза пони с тревогой остановились на заросшем лице.
― Марк? Это ты?
― Кэнди? ― неверяще проговорил он.
Пони улыбнулась. Он вскинул руки, обнял её, прижал к груди. Лицо ощутило знакомое шелковистое касание гривы. Ушки дёрнулись, Кэнди что-то смущённо пискнула.
Марк позволил отодвинуться, но так и не выпустил, разглядывая с расстояния вытянутых рук.
― От тебя пахнет совсем как от моего дяди. Мама говорит, его особый талант ― цирроз печени, ― пони поморщилась.
― Извини, ― Марк постарался дышать в сторону.
― Ничего, ― она хихикнула. ― А ты тут здорово повеселился.
Она обвела разгромленное помещение взглядом. Марк ничего не ответил, глаза не отрываются от собеседницы.
― Знаешь, я думала, без меня тебе будет легче, ― пони сделала серьёзное лицо. ― Я очень удивилась, когда принцесса предложила переместить в ваш мир ещё раз.
― Надо не забыть сказать ей спасибо… ― пробормотал он под нос.
― То, о чём я писала в письме… ― продолжила она. ― Я действительно так думаю. Конечно, мне очень нравится у тебя… в твоём мире, ― быстро поправилась Кэнди. ― Но я не хочу вставать между тобой и принцессой, ― она взглянула прямо в лицо.
― Это не так, ― он помотал головой. ― Ты для меня важнее принцессы, Кэнди.
Она поспешно отвернулась, чувствуя как краснеет. Ушки прижались к голове от смущения. На глаза попалась ёлка и ящик с игрушками.
― Мы не успели нарядить ёлку вовремя, ― несмотря на ворчливые интонации, Кэнди улыбается. ― Моя репутация загублена.
Марк помолчал немного. Лёгкая тень набежала на лицо.
― Знаешь, Кэнди, ― он вздохнул. ― Даже если ты просто моя галлюцинация…
― Эй! ― возмутилась она, копыта упёрлись ему в грудь, но Марк не разжал рук.
― Даже если так… Пожалуйста, не исчезай, ― он опять обнял пони, прижав голову к пушистому плечу.
― Угу, ― голос прозвучал смущённо, Кэнди неловко похлопала его по спине.