Тайный воздыхатель

Принцессу Селестию часто балуют вниманием анонимные ухажёры. Однажды, она решается разыскать одного из них, но никак не ожидала, что начнёт распутывать клубок подозрительно загадочных нитей

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Визит

Тихая спокойная ночь Роузлак прерывается коварным вторжением извне. Кто же эта таинственная незнакомка и какие у неё намерения?

Другие пони ОС - пони

Шесть капель крови

Всем добрый день/вечер! Хочу представить Вашему вниманию свой фанф по вселенной МЛП, под названием "Шесть капель крови". В этом фанфе будет изложена история дворцовых интриг, борьбы Великих домов за власть и становления Эквестрии. Действие происходит во временном отрезке между доэквестрийской эпохой Великого холода, которая была показанна в эпизоде "Heart's warming Eve" и воцарением принцессы Селестии. Описание будет вестись от лица представителей одного из Великих домов королевства единорогов дома Санг (sang с французского переводится как "кровь"). В рассказе имеют место быть сцены насилия и крови, так что вы предупреждены. Что ж, довольно пустой болтовни и перейдём к чтению.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Спор двух сестер

Решили две сестры подумать о насущном, и вот, что из этого вышло...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Заколдованная библиотека: Невошедшее

Рэрити наслаждалась простыми радостями жизни. Чаепития, общение по магическим телепатическим кулонам, борьба с древесными волками, пикники с Флаттершай, встречи с драконами и, самое главное, дружба и общение с древним призраком аликорна. Она бы не променяла всё это ни на что на свете.

Твайлайт Спаркл Рэрити Скуталу Свити Белл

Что?

Итак, Твайлайт Спаркл превратились в маленькую кучку пепла. Ваши действия?

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек Спайк

Больше не надо

Коротенький рассказ о ещё одном попаданце.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Tyra B

Браян Миккелсен с нетерпением ожидал своего двухнедельного отпуска после двух недель работы на буровой платформе Маерск, месторождение Тира. Перевод на берег 24 мая 2015 года, после следующей смены и крепкого дневного сна. Перевод никогда не случился, как и 24 мая 2015 года. И проснуться в собственном теле ему тоже не удалось. История во вселенной Ponies after People, в которой разворачиваются события "Последнего пони на Земле". Для понимания происходящего прочтение "Последнего пони на Земле" обязательно.

ОС - пони

Под омелой

Усталый писатель уходит в гостиную в канун Рождества. Он рассеянно желает, чтобы особая пони появилась под его ёлкой. И особая пони исполнила его желание.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Наблюдатель за звёздами

Солдат всегда здоров, солдат на всё готов, и пыль, как из ковров, он выбивает из дорог…

Найтмэр Мун Человеки

S03E05

Бросившие вызов тьме

Глава 1. Денсеррейн, будем знакомы.

Пришелец обретает нового друга

Утро уже вступило в свои права, и над горизонтом высоко возвысился ярко-желтый диск дневного неба. Понивилль постепенно пробуждался, и на улицах становилось все оживленнее: открывались ларьки, небольшие магазинчики и прочие заведения. Одни пони торопились на работу, другие хотели что-нибудь купить на местном рынке, третьи просто шли по своим делам. Жизнь шла своим чередом. Но в одном домике, что был на окраине городка, идиллия была прервана. Дитзи Ду, соломеногривая серенькая пегаска с кьютимаркой в виде пузырей, уже второй день не слезала с постели из-за лихорадки. Ее дочка, маленькая сиреневая единорожка Динки Ду, постоянно дежурила у маминой постели и выходила, только если больной было что-нибудь нужно.

 — Пить...- почти шепотом протянула пегаска и Динки побежала на кухню за водой. Как только малышка оказалась в другой комнате из ее глазок стали течь слезы. К сожалению, друзья Дитзи так и не нашли времени, чтобы проведать пегасочку, а у Динки не было друзей, потому что все дети смеялись над ней, а точнее над ее мамой. Может, мама и была неуклюжей из-за своего косоглазия, но она совсем не была в этом виновата. Но одноклассники Динки всегда потешались над серой пегаской, каждый раз, если она приземлялась не туда, куда надо было, и что-нибудь обязательно ломала. Им было все равно, что Дитзи могла сильно пораниться. Обычно все обходилось только ушибами, но в этот раз все было намного серьезней. Два дня назад Дитзи отправляла посылку получателю, и когда пыталась приземлиться, то поранила крыло, и в рану попала инфекция из-за не оказанной вовремя помощи.

В Понивиле ходила молва о том, что зебра по имени Зекора варит зелья от известных заболеваний. С каждым днём состояние Дитзи ухудшалось, а желание дочки наведать Зекору все возрастало. Динки, вернувшись с кухни, наконец, дала маме попить, и как только та утолила свою жажду, единорожка, поправив ей одеяло, вышла на улицу. Все, решено, Динки попросит мисс Зекору сделать лекарство для ее мамы! Но...Где именно живет эта таинственная зебра? Маленькая единорожка пыталась расспросить кого-нибудь из взрослых, но пони или не обращали на нее внимания, или просто не могли сказать, где живет Зекора. Как только Динки подошла к оранжевой земпони с кьютимаркой в виде яблок, она услышала:

— Эй, Спун, смотри, это не та самая пустобокая, мать которой Дерпи?

— Да точно, это она! Эй, Дерпи-младшая!

— Наверно у нее будет кьютимарка косых глаз, — продолжала паясничать Тиара. Динки не стала слушать насмешки этих двух зазнаек, которые давно получили свои кьютимарки. Ей было все равно на чужие насмешки, когда мама так сильно заболела. Динки подошла к оранжевой пони, но та была сейчас занята, так как торговалась с пони кремовой масти Бон-Бон. Бон-Бон! Какая удача! Сиреневая единорожка стала расспрашивать у мисс Бон-Бон о Зекоре, но та лишь ответила:

— Динки, извини, я сейчас немного занята,- как только торговка отсыпала ей в седельную сумку нужное количество яблок, то она продолжила — Я знаю, что тропинка, которая начинается за фермой Эпплов, точно ведет к Зекоре,- Динки вспомнила, что за фермой начинался Вечносвободный лес — но ты лучше не ходи одна. Все, пока, я побежала.

Тяжело вздохнув, единорожка потрусила в сторону фермы Эпплов, за которой начиналась тропа, ведущая к дому мисс Зекоры, зебры, которая жила в Вечносвободном лесу.

Тропинка была довольно широка, но утопала в самых разных диковинных растениях. Необычно яркие цветы, ползучие плющи, папоротники... казалось, что чья-то воля смешала здесь самые разные растения. Толстые лиственные деревья возвышались над тропой многосотлетними великанами. С их ветвей свисали бороды мха, колыхаемого ветром. Повсюду царил тенистый полумрак. В кронах пели невидимые птицы, по палой листве шуршали какие-то букашки. Динки трусцой бежала по тропинке, радуясь ее ширине. Она откровенно боялась подходить к ее краю. Единорожке мерещилось, будто оттуда может протянуться мохнатая лапа, с жуткими когтями и утащить в кусты. Динки чувствовала, что за ней кто-то или что-то следит. Она списала это ощущение на странности Вечнодикого леса. Все-таки это жуткое место умеет жить само по себе, без вмешательства пони. Но тут из ближайших кустов стало доноситься ворчливое рычание, и выглядывала пара глаз. Единорожка встала как вкопанная. Из-за кустов выскочил мантикор. Чудовище было двух метров ростом. Помесь льва, скорпиона и летучей мыши с шумом втянула воздух. Хищник почувствовал, что перед ним детеныш и решил немного поиграть с добычей. Испуганная единорожка металась из стороны в сторону, но на ее пути каждый раз оказывалась оскаленная пасть, со смрадным дыханием, черные когти на лапах или же изогнутое, матово блестящее жало хвоста. Динки со всей силы пустилась наутек, голодный зверь бросился за ней. Мантикору нравилось играться с добычей, он понимал, что жеребенок от него ни куда не денется. Сиреневая единорожка пробивалась сквозь заросли и кусты, перепрыгивала через поваленные деревья, но голодный монстр не отставал. Монстр с легкостью вырвался вперед и подсек ножки пони своим перепончатым крылом. Та покатилась кубарем по прелой листве. Хищник, который уже успел нагулять аппетит, присел на задние лапы и приготовился к прыжку. Пасть его была оскалена, по желтоватым клыкам стекали ниточки слюны, а сегментный хвост нервно шевелился. Мантикор облизнулся, предвкушая сегодня обед, и уже собиралась нанести удар по кобылке. Единорожка пыталась встать, но не могла, и, зажмурившись, лишь прошептала:

— Прости меня, мамочка...

Девочка сжалась в ожидании удара, но тут до ее ушек донесся рев мантикора.

Хищник повернулся своему обидчику, пригнулся к земле, слегка подволакивая лапу, и широко расправил крылья.


Пришелец медленно брел по тропе, думая о том, что теперь ему делать. Без своего главного оружия, которое он умудрился потерять в том магическом взрыве, он теперь был не так хорошо защищен. Нет конечно он мог расчитывать на свой природный талант, но как надолго его может хватить? Можно еще учесть стандартные магические способности, но вряд ли они будут успешно работать в этих совершенно незнакомых местах. Поправив свой меховой плащ, который уже успел просохнуть, межпространственный странник присел на месте:

— Интересно успел ли Борис отвести Бадди и Серу от эпицентра, или их тоже задел магический взрыв? Надеюсь с ними все хорошо.

Посидев кое-какое время, пришелец двинулся дальше. Но не успел он пройти и пару метров как он услышал какую-то беготню. Пришелц заглянул через ближайшие кусты и увидел вот что. Небольшой мантикор около двух метров в высоту, собирался убить валяющуюся на земле маленькую единорожку.

— Ах, ты тварь! — Из под мехового плаща показалось крыло, и пришелец с быстротой молнии взмахнул им. Из крыла, охваченного синеватой дымкой, что-то вылетело и попало прямо в замахнувшуюся лапу зверя. Мантикор издал громкий рев от боли.

Оказалось, что в пробитой лапе застряла огромная сосулька. Прихрамывая чудовищная химера стала искать обидчика. Вот он, стоит в кустах, весь такой хладнокровный. Хищник пригнулся к земле, слегка подволакивая лапу с застрявшей в ней сосульке, и широко расправил крылья. Бросок. Клыкастая пасть, готовая вцепиться в любую глотку, мощные лапы способные разорвать противника, в придачу хвостовое жало, содержащее сильнейший яд. Однако обидчик не двинулся с места, он, хмурясь, просто стоял и ждал чего-то. Мантикор уже собирался броситься на него, как вдруг почувствовал, что с ним твориться что-то странное. Лапа, в которой застряла сосулька, стала быстро замерзать, вплоть до окоченения. Зверь не на шутку испугался и попытался достать сосульку из лапы. Но это закончилось весьма плачевно. Язык хищника примерз к мини сталактиту. Лапа начала покрываться инеем, а потом ледяной коркой. Лед поступал от раненой конечности по языку к морде. Морда зверя также стала покрываться льдом. Разнесся обреченный рев монстра. Разлетелись птицы. Теперь на поляне стояли лишь ледяные останки того, кто буквально мгновение назад являлся грозным хищником Вечнодикого леса. Теперь, когда зверь был мертв, нужно немедленно было осмотреть единорожку. Но девочка как только увидела его сразу пыталась убежать, видно решив, что незнакомец превратит ее в такую же ледяную статую, в которую превратился пытавшийся убить единорожку мантикор. Но ноги подвели напуганную поняшку, она опять споткнулась и еще сильнее засаднила себе ножку. Кобылка испуганно пискнула, когда незнакомец подошел к ней. Она по-детски закрыла глаза копытцами, словно надеясь, что ей снится кошмар, вот-вот она проснется, и сжалась в комочек, уже тысячу раз пожалев о том, что пошла в Вечнодикий лес одна. Она, плача, пролепетала:

— Пожалуйста, не трогайте меня.

Но пришелец совсем не хотел обижать эту бедную девочку, наоборот, он собирался ей помочь. Кобылка почувствовала, как ее тело окутывает синяя аура и осторожно поднимает ее с земли. Поставив кобылку на все четыре ножки, странник не спешил пока отпускать ее. Небольшая ссадина была на правой задней ножке, в остальном, с сиреневой единорожкой все было в порядке.

Полуденное солнце осветила полянку, и единорожка смогла, наконец, рассмотреть своего спасителя. Пришелец был ростом примерно с Бига Макинтоша, имел шерстку цвета лазури, изумрудно-синюю гриву, собранную сзади в конский хвост и скрепленную кусочком бечевки, глаза у него были тоже синие в тон с шерстью. На лбу у этого пони был рог, что означала, что он возможно единорог. Одет он был в меховой плащ. Пришелец в свою очередь рассматривал кобылку. У нее была сиреневая шерстка, грива цвета свежей соломы, но вот что примечательно было в ней, это глазки цвета золота. Сейчас она выглядела немного потрепано, из гривы и хвостика торчало несколько веточек, которые единорог осторожно вытащил. Кобылка все еще дрожала, похоже, она пока не верила, что единорог не обидит ее.

— Успокойся, малышка, я не причиню тебе вреда. Стой, пожалуйста, спокойно, нужно рану обработать. – Из-под плаща показалось большое крыло, под которым висела седельная сумка. Соломенногривая единорожка широко раскрыла глаза. Ее спаситель был аликорном.

Синий аликорн открыл с помощью крыла сумку и достал телекинезом из нее бинт и какой-то тюбик с мазью. Открыв его и выдавив оттуда немного мази, которая пахла травами, синий пони стал осторожно натирать раненую ножку кобылки, после чего перевязал конечность. Закончив с оказанием первой помощи, аликорн заметил, что кобылка на него заворожено смотрит. Ему была непонятна причина такого внимания. Он в недоумении ее спросил:

— Что? У меня что-то на морде?

— Дяденька, а вы аликорн? — Полюбопытствовала кобылка — Как вас зовут?

— Я? А, извини, малышка, забыл представиться. — Аликорн поклонился — Денсеррейн, мечник. К сожалению, я не аликорн, хотя и выгляжу так. А как тебя зовут, малышка?

— Дд... Динки. Меня зоввут Ддинки. — испугано заикаясь, произнесла единорожка. — Но вы же пони? Да? — в ее голосе слышалась затаенная надежда.

— Ну, как бы... — это было для Денса странно, ведь даже маленькие жеребята знали, как называются такие как он.- Да, я пони, но и не совсем пони. Я...в общем, я кирони.

— Кто?- Динки была удивлена, она никогда не слышала о таких пони, и на всякий случай переспросила:

— Вы кирони? А кто это? Такие аликорны?

— Нет, — вот теперь в свою очередь удивился Денс — я, полукровка, то есть моими родителями были кирин и пони.

— А кто это кирины?- спросила любопытная единорожка.

— "Вот тебе на,- кирони сел на землю,- если уж она не знает, кто такие кирины."
Это могло означать только одно, и чтобы получить подтверждение своей догадки, псевдо-аликорн спросил поняшку:

— Динки, а где я вообще?

— В Вечнодиком лесу, а что?

— Где, где?! Динки, а что это за королевство?!

— Эквестрия, — единорожка наклонила набок головку. Тот дяденька явно с луны свалился. Ох, нет! Нет времени, нужно найти Зекору! Но... Где теперь ее искать? Динки подбежала ближе к кирони и копытцем слегка стукнула его по ноге, выводя тем самым из ступора.

— Извините, но не могли бы вы меня проводить до домика зебры? Тут уже не далеко, наверное, — добавила единорожка с некоторым сомнением. — Я просто боюсь, что на меня еще кто-нибудь нападет. Пожалуйста... — Из глазок единорожки показались слезы.

— Конечно, помогу. Только почему ты одна в лес пошла? Кстати, а зачем ты ищещь зебру?

И сиреневая единорожка поведала Денсеррейну, что за беда приключилась с ее мамой, вот спросить помощ было не у кого, а Зекора была единственной, кто мог реально помочь ее больной матери. Псевдо-аликорн был не особенно удивлен тем, что рассказала ему девочка. Такие случаи были, к сожалению, нередки, ему ли этого не знать. Тяжело вздохнув, кирони встал на ноги. Да уж, хоть соседи могли бы мать ее проведать, но нет, всегда найдутся отговорки у таких пони, если уж ничего путного не смогут придумать, то просто скажут самую популярную: "Извини, я был (или была) занят(а)". Просто тяжело им правду сказать, что им дела нет до больных "друзей", или просто хороших знакомых. Взглянув напоследок на убитую льдом мантикора (надо сказать шикарная скульптура из него получилась) полукровка спросил уже переставшую плакать сиреневую единорожку:

— Динки, а где живет Зекора?

— Я не... — Кобылка снова всхлипнула — Я не знаю... — На ее золотистых глазках опять стали показываться слезинки. Денс не мог смотреть на плачущего жеребенка, и подойдя поближе к девочке он достал из под одного из своих самодельных седельных сумок платок. Это был самый обычный носовой платок, беленький. Для простого незнакомого пони это был бы обычный кусок красивой тряпки, нужной только для вытираний чьих-либо соплей и прочей грязи, но для синего кирони это был не просто кусок ткани. Это платок принадлежал его покойной матери. Денс осторожно поднес платок к плачущей поняшке и вытер ее слезы:

— Так, малышка, попытайся успокоиться, слезами делу не поможешь, ты ведь хочешь помочь своей маме, да?

— Да.

И, как по велению волшебной палочки, из-за деревьев выскочила полосатая зебра с прической ирокезом и грозно произнесла:

— Отойди от нее зверь, иначе получишь от меня, поверь!

— Прошу прощения?! Как вы меня назвали?! — Денсеррейну было неприятно, что его так обозвали. Оба крыла кирони уже стали наливаться синеватой дымкой, как между ним и незнакомкой встала Динки, она сразу поняла, что это Зекора:

— Мисс Зекора, не трогайте Денса, он защитил меня от мантикора! — Чтоба зебра убедилась, что Денс действительно спас Динки, кобылка указала на стоящую неподалеку ледяную статую той химеры. Похоже, зебру это убедило.

— Ты пони или кто другой? Что здесь делаешь, путник дорогой? – Зекора все еще была на стороже.

— Слушайте, у меня нет времени отвечать на ваши вопросы, мисс Зекора, этой кобылке нужна ваша помощь. — Крылья Денса постепенно перестали светиться, и Динки, стараясь не хныкать, стала рассказывать Зекоре о беде, постигшей ее и ее маму.

Зебра, выслушав внимательно Динки, сказала:

— Следуйте за мной, мои друзья, терять время нам никак нельзя.

Кирони и единорожка последовали за уверенно идущей по тропе зебре. Она шла по Вечнодикому лесу, как по своему дому. Порой чуть притормаживала, порою огибала одни только ей известные опасности. Прошло не так уж и много времени, как небольшой отряд увидел дом-дерево. У двери стояли огромные, жутковатые маски, на ветвях висели то ли полные, то ли пустые сосуды.

— "Наверно она что-то вроде знахарки или шаманки" — догадался Денсеррейн, когда увидел эту утварь. Пока он осматривал хижину, Зекора уже заканчивала с зельем и заодно в своей обычной манере объясняла Динки, что надо будет девочке делать, чтобы ее мама поправилась. Когда лекарство было готово, зебра перелила немного в маленькую бутылочку. Денс обратился к своей маленькой подружке:

— Эммм…- задумчиво протянул Денсеррейн — Динки, а где ты вообще живешь?

— Мы с мамой живем в Понивилле не далеко от почты.

— Хм, Понивилль?- Странник пытался вспомнить, упоминалось ли где название такого города. Однако ничего похожего в его памяти не всплывало. Раздумье кирони прервала Зекора:

— До Понивилля доведу вас я, идите же за мной, мои друзья.

Вскоре из хижины вышли одетый в меховой плащ высокий единорог, сиреневая единорожка, с надетыми на ней седельными сумками с лекарством для Дитзи Ду и, наконец, сама хозяйка лесной хижины. Вся троица пошла по тропе, ведущей к Понивиллю.