Автор рисунка: MurDareik
Глава 6: Каньоны Глава 8: Его часть

Глава 7: Сотни миль спустя

Google Docs

Это затяжное падение, казалось, длилось часы, словно Эплджек пролетела сотни миль, пока наконец не достигла ледяной пенящейся воды, что быстро уносилась вперёд по каньону. Что ж, по крайней мере земной пони повезло, что она вообще выжила при падении в воду с такой высоты. Эплджек инстинктивно успела сгруппироваться настолько, насколько это позволяло строение пони, и отделалась лишь сильным ударом. Впрочем, говорить «отделалась» ещё было рано. Она, едва держась в сознании от пережитого шока, дикой боли и нехватки воздуха, уносилась вдаль быстрыми потоками горной реки, выбраться из которой могло помочь лишь чудо. Бороться против течения было бессмысленно, но Эплджек продолжала беспомощно барахтаться, тратя на это последние силы, пока ей не удалось наконец зацепиться за внезапно показавшийся посередине реки валун. Земная пони просто обхватила его копытами, пытаясь наконец откашляться от воды, и, игнорируя ноющую боль по всему телу, перевела дух, посмотрев наверх. Где-то там, посреди мрачных скал, виднелась узенькая полосочка лунного света. Весь мир сейчас свелся для ЭйДжей всего лишь до этого проблеска надежды, но свет казался таким далёким и таким недостижимым, что больше походил скорее на издёвку судьбы. Эплджек безнадёжно опустила голову, чувствуя, как её покидают последние силы.

***
— О, да ты наконец-то приходишь в себя.

Эта всеобъемлющая темнота, как она давит...
— Эплджек, так ведь тебя зовут?

Странно, здесь сухо...
— Давай, очнись же.

...Но довольно прохладно. И тело болит, будто она целую вечность без передышки лягала яблони.
— Ты меня вообще слышишь?

— Да, — инстинктивно прохрипела Эплджек, внезапно осознавая, что она действительно слышит чей-то незнакомый голос.

Едва приоткрыв глаза, она увидела тёмно-синего жеребца со светлой аккуратной гривой, который размахивал копытом перед её лицом, точно пытался отогнать назойливых мух в жаркий день.

— А ты крепкая, — заметил он бесцветным голосом, — но глупая. Шериф должен был тебя предупредить, что соваться сюда — самый верный способ свернуть шею.

Эплджек ничего не ответила, лишь попытавшись подняться. Копыта совсем её не слушались, будто превратились в резину.

— Давай я тебе помогу присесть, — сказал незнакомец, слегка приподнимая кобылку.

Усевшись, Эплджек окинула взглядом место, где каким-то странным стечением обстоятельств оказалась. Похоже, что они вместе с таинственным пони находились в маленькой пещерке, освещал которую лишь небольшой огарок свечи, пристроенный на импровизированном столике из камня неподалёку. Рядом лежали и две пары седельных сумок, одна из которых принадлежала Эплджек, а вторая, надо полагать, жеребцу. Тот сейчас как раз бесцеремонно рылся в вещах фермерши.

— Ешь, — сказал он, протягивая Эплджек одно из яблок, найденных в её же сумках.

Земная пони бросила возмущённый взгляд на нахального незнакомца.

— Что? Я тебе ведь жизнь спас в конце концов, — недовольно промямлил жеребец, уже отправив в рот свою порцию.

Эплджек задумчиво принялась жевать яблоко, украдкой осматривая в тусклом свете подсевшего рядом пони. Сейчас на нём не было плаща, но таинственный странник из салуна в жеребце всё равно легко угадывался. ЭйДжей осторожно подалась в сторону, ожидая увидеть на спине незнакомца крылья, но их не было. Странник оказался земным пони, и, поразмыслив, Эплджек поняла, что ранее издалека приняла за крылья выступающие из-под плаща силуэты седельных сумок.

— Ты сам-то кто таков? — спросила она, расправившись наконец с яблоком.

— А ведь правда, выходит, что ты сунулась в эти проклятые каньоны даже не зная, кто я такой, — саркастически усмехнувшись, заметил жеребец. — Меня зовут Магнэт, и этого тебе пока что будет достаточно.

На крупе его действительно красовалась кьюти-марка в виде магнита.

— Может, ты тогда хотя бы расскажешь, как мы вообще здесь оказались? — осторожно спросила Эплджек.

— Ну, я вытащил тебя, — сухо сказал Магнэт. — Это было непросто, пришлось сломя голову нестись вниз по узеньким тропам. Ошиваюсь я тут уже достаточно времени, чтобы кое-как изучить пути в горах и шахтах, но теперь это уже не важно, — пони отстранённо посмотрел на огарок свечи. — В один прекрасный момент всё равно пришлось прыгать прямиком в воду со скалы, благо мне всегда везло вылезать из передряги целым и невредимым. Ты смогла продержаться на валуне, пока я тебя не вытащил, потом и эта пещерка так удачно нарисовалась. Кстати вот: — жеребец удалился куда-то в темноту и вернулся уже с насквозь промокшей ковбойской шляпой, — полагаю, это твоё, Эплджек?

— Ты и моё имя уже узнал? — недовольно проворчала земная пони, нахлобучивая шляпу на голову.

Жеребец подошёл к камню, на котором стояла свеча, и зубами ловко поднял с него кусок пергамента.

— Пришлось просушивать твои седельные сумки, — невнятно промямлил он, после чего манерно выплюнул пергамент.

— Так ты не только рылся в моих вещах, но ещё и читал письмо?! — выкрикнула Эплджек так, что по сводам пещеры пронеслось сильное эхо.

— И, надо сказать, нашёл там много интересного, — едко заметил Магнэт. — Хорошо, что твоя подруга Твайлайт наложила на него защиту от внешнего воздействия.

Кое-как встав на все копыта, Эплджек с яростью в глазах неуверенным шагом направилась прямиком к Магнэту, не обращая внимания на жуткую слабость. Тот даже не шелохнулся, прекрасно понимая, что земная пони сейчас всё равно ничего не сможет ему сделать, но про себя всё же отметил решимость в её глазах.

— Не трать силы понапрасну, — беспристрастно сказал жеребец, — ты и так еле держишься на копытах.

— Вы только посмотрите, какой заботливый, — процедила ему в ответ ЭйДжей.

— Да плевать. Мне был любопытен лишь только интерес с твоей стороны. Но теперь я узнал всё, что нужно, — Магнэт кивнул в сторону валяющегося на холодном полу пещеры пергамента, — так что если хочешь, можешь хоть сейчас падать в обморок от бессилия, а мне нужно отсюда выбираться.

Что ни говори, а Эплджек всё же не хотела оставаться совсем одна в совершенно незнакомом и неизученном месте. Она отвела взгляд в сторону, наблюдая теперь, как на стенах пещеры играли их тени от колышущегося на мелком сквозняке огонька свечи. Магнэт уже был ей противен, но, по крайней мере, он и не был ей врагом. Если бы жеребец хотел причинить вред фермерше, то давно бы уже это сделал, пока она была без сознания. В любом случае, вдвоём у них больше шансов выбраться отсюда.

— Ты говорил, что изучил здесь все пути? — немного поостыв, спросила Эплджек.

— Не все, но большую часть, — спокойно поправил её Магнэт. — Дороги назад нет, так что придётся искать новую наверх. Отдохни ещё немного, и мы отправимся в путь.

***

Эплджек не знала, сколько часов прошло с тех пор, как она провалилась в сон, но чувствовала фермерша себя теперь намного бодрее. Проснувшись, она пару минут продолжала лежать, подперев голову копытом, наблюдая за сидящим рядом со свечой Магнэтом. Он тщательно проверял содержимое седельных сумок (на этот раз своих), не обращая на неё никакого внимания. На жеребце теперь была надета зелёного цвета обтягивающая рубашка, видимо, при первом их разговоре находящаяся на просушке там же, где и шляпа ЭйДжей. Кобылка подошла к своим вещам, намереваясь перекусить яблочком, но Магнэт остановил её, наконец-то соизволив обратить внимание на земную пони.

— Не советую, — сухо заметил он. — Никто не знает, сколько нам ещё предстоит провести времени в этих пещерах, поэтому нужно экономить припасы.

Эплджек недовольно плюхнулась на пол. Жеребец был прав, а против правды ничего не поделаешь.

— Вижу, ты уже чувствуешь себя бодрее, — продолжал он. — Я тут сделал для тебя на седельных сумках верёвочные завязки, чтобы они не спадали со спины в случае чего. Так что упаковывайся, и мы отправимся в путь.

— Ты знаешь, куда нам идти? — спросила ЭйДжей, пытаясь справиться с сумками. — Судя по сквозняку, у этой пещеры как минимум два выхода.

— Один из них ведёт к реке, откуда я тебя вытащил, — разминая копыта ответил Магнэт, — а второй, скорее всего, выведет нас к шахтам, и если повезёт, мы быстренько из них выберемся.

— Но что делать со светом? Этого огарка надолго не хватит.

— Не волнуйся, у меня с собой таких много. Я сумел сохранить свои вещи в сухости, в отличие от некоторых.

На сей раз едкости в голосе жеребца не было; он даже не ухмыльнулся. Эплджек наконец-то натянула седельные сумки себе на спину, готовая отправляться в дорогу. Магнэт тем временем поместил свечу на подставку со стеклянным плафоном, и, ловко приладив эту конструкцию сбоку от своих сумок, приглашающе махнул копытом. Освещение было конечно не ахти, но уж лучше, чем ничего. ЭйДжей ступила за ним в объятия мрака, вспоминая о Брейберне. Она от души надеялась, что кузен решил возвращаться за подмогой в Эпллузу, а не погнался дальше в каньоны, надеясь каким-то образом найти её. В конце концов, Эплджек всё же не одна здесь (хотя Магнэта сложно было назвать приятной компанией), а вот Брейберн остался один на один с горами Макинтоша, что земную пони сильно беспокоило. Так кобылка и шла некоторое время в тиши, вслушиваясь лишь только в пещерное эхо от цокота своих собственных копыт. Магнэта, похоже, такое расположение вещей полностью устраивало, а Эплджек просто не решалась заговорить, хотя ей этого очень хотелось. В конце концов, жеребец ей так ничего о себе и не рассказал, назвав только имя, да и вёл он себя на удивление спокойно. Любой нормальный пони, прочитав письмо Твай, был бы как минимум ошарашен, но Магнэт всего лишь беспристрастно произнёс «узнал, что хотел». Откуда и зачем он появился? Как он докатился до такой жизни блуждающего странника? На все эти вопросы земная пони очень хотела получить ответы, но вряд ли жеребец сейчас с лёгкостью бы ей всё рассказал. Магнэт, методично перебирая копытами, с каменным лицом просто шёл вперёд, будто забыл о существовании Эплджек.

Пещера оказалась очень длинной, со временем начиная напоминать скорее уходящий вверх туннель, что заставляло двоих пони прилагать всё больше и больше усилий для подъёма по скользкой каменной поверхности. Чтобы не обращать на это внимания, Эплджек сконцентрировалась на огоньке свечи впереди идущего Магнэта, заворожено вглядываясь в трепет пламени, становящийся со временем только сильнее. «Неужели, скоро выход?» — подумала ЭйДжей, чувствуя, как сердце начинает биться чаще. Магнэт, видимо, тоже почуял усиление сквозняка, а может, просто заметил впереди что-то, что заставило его остановиться.

— Эплджек, задуй свечку, — бесцветным тоном скомандовал он.

— Что?

— Давай, делай, что я говорю.

Эплджек задула свечу и тут же отчётливо увидела впереди небольшой проблеск света.

— Отлично, первый этап пройден, — заметил тем временем Магнэт, продолжив идти вперёд.

— Первый? — на ходу спросила ЭйДжей. — Но разве свет не означает, что мы выберемся на поверхность?

— Свет много чего может означать, — вздохнув, ответил жеребец. — Может нам и повезёт выбраться на поверхность. Только оказаться мы можем где угодно в горах Макинтоша, а они просто огромны.

Пони прошли ещё несколько минут, прежде чем свет не стал виден ещё отчётливее, но впереди их поджидало разочарование.

— Вот, пожалуйста, — сплюнув, прохрипел Магнэт. — Надейся на лучшее, готовься к худшему.

Свет исходил издалека сверху, сквозь широкое отверстие в горных породах, хорошо освещая небольшую пещерку, в которой оказались двое пони, выйдя из туннеля. Жеребец прищурился с непривычки, окидывая её взглядом.

— Запомни, ЭйДжей, чем меньше ждёшь от жизни, тем легче переживать её удары, — с ироничной улыбкой извлёк он. Эплджек едва удержалась от того, чтобы не фыркнуть. Этот земной пони, мягко говоря, внешне не очень походил на измученного жизненным опытом. Теперь, в свете солнечных лучей и без плаща, она рассмотрела его получше. Обычный ничем не примечательный жеребец с холодными серыми глазами; рубашка, часы, аккуратная грива — явные признаки интеллигента. «Ему бы только очки на нос, белый халат да сумки с какой-нить научной чепухнёй», — невольно пролетело в голове у Эплджек. Ну никак Магнэт не был похож на странника. На волне этих рассуждений кобылка даже проигнорировала фамильярность с его стороны.

— Наверное, глупо было надеяться, что приключение закончится так скоро, — заметила она вслух.

— Именно об этом я и говорю, — задумчиво отозвался жеребец, осматривая стены пещеры, испещрённые множеством мелких отверстий.

К сожалению, ни одно из них не подходило на роль того, что можно было бы назвать проходом или хотя бы лазом. А вот в полу довольно скоро обнаружилась дыра побольше.

— Интересно, как это мы её сразу не заметили, — пробормотал Магнэт, осторожно засовывая в отверстие голову. — Это шахты, ЭйДжей! Там внизу есть пути для вагонеток, — возбуждённо сказал он спустя некоторое время.

— Что ты имел в виду, когда говорил «внизу», — опасливо спросила его Эплджек.

— Ну, тут малясь высоковато, — уже встав, ответил Магнэт, отряхивая копытом рубашку, — но конечности себе не переломаем.

Земная пони тоже заглянула в дыру.

— Ничо себе, «малясь», — вскрикнула она, боязливо отстранившись назад. — Но другого пути у нас нет, так ведь?

Тёмно-синий жеребец лишь только утвердительно кивнул головой, после чего равнодушно произнёс: «Я первый».

С грацией кошки Магнэт прыгнул в отверстие, после чего спустя пару секунд оттуда послышался сдавленный вскрик. Эплджек инстинктивно зажмурилась, прогоняя из своей головы различные нелицеприятные картины, но вскоре из тёмной дыры прозвенел бодрый голос жеребца: «Да здесь и дрезина есть!» Собравшись с духом, ЭйДжей тоже шагнула во тьму, однако память о совсем недавно пережитом шоке дала о себе знать, и секундной паники Эплджек в свободном полёте хватило для потери ощущения пространства. Кобылка только и успела дёрнуть передним копытом, как его пронзила колющая боль, в мгновение ока заставив позабыть тело пони о равновесии. В следующие мгновения ЭйДжей больно ударилась грудью о камни, после чего кубарем покатилась куда-то вниз. Яркие вспышки перед глазами вкупе с перебитым от удара дыханием даже не дали опомниться от шока, пока она не вылетела в смежный туннель, где кобылку уже поджидал Магнэт с зажжённой свечкой. Жеребец игриво присвистнул:

— А ты действительно крепкая.

— Когда-нибудь я точно надеру тебе хвост, — откашливаясь, с трудом промямлила в ответ Эплджек.

Магнэт её не услышал, целиком и полностью сконцентрировавшись на её состоянии. Ему сейчас меньше всего хотелось получить лишние проблемы в виде подвёрнутого копыта или поломанных рёбер.

— Эй, какого сена ты творишь? — всё ещё не отдышавшись, вскрикнула ЭйДжей, когда жеребец потянулся к ней копытами.

— Просто осмотрю, всё ли цело.

— Я в порядке, — Эплджек с трудом поднялась на ноги, — лучше б ты предупредил, что там крутой спуск.

Магнэт ничего не ответил. Ему действительно следовало бы это сделать, однако жеребец привык думать только за себя, только о том, что было ему необходимо. Впрочем, если бы Эплджек повредила копыто, то это сильно замедлило бы продвижение, поэтому на будущее Магнэт решил относиться к таким вещам повнимательнее. А пока что их ждал путь вперёд на дрезине, так удачно и неожиданно оказавшейся в этом Селестией забытом месте.

— Проржавей мои подковы, такого сильного везения просто не может быть, — тем временем заметила ЭйДжей, разглядывая в свете трепещущегося огонька свечи изрядно потрёпанное средство передвижения.

Жеребец же всё ещё был занят своими мыслями, думая, что теперь ему, скорее всего, придётся в одиночку работать копытами на дрезине, ибо Эплджек после такого удара явно будет не в лучшей форме. Ну что ж, это он сможет перетерпеть. Главное, что одна из сторон наверняка вела к выходу из шахт, а дальше по путям уж точно можно будет добраться до станции, только бы это старое корыто не развалилось прямо под их крупами.

— Чего ты там размечтался, приятель? — поторопила его земная пони, уже запрыгнувшая на дрезину.

«Ишь ты, какая бойкая стала, — рассеянно подумал Магнэт, очнувшись от размышлений, — того и гляди лишние вопросы задавать начнёт».

Широкий туннель с одной единственной колеёй уходил далеко-далеко в обе стороны, и пони решили просто довериться пути, по которому их поведёт дрезина. Эплджек действительно чувствовала себя не очень хорошо, хоть и старалась не подавать вида, что не осталось без внимания Магнэта. Ну что ж, он заранее предугадал это, ничего удивительного. Жеребец снова был холоден и с каменным выражением лица методично работал передними копытами.

— Ну так, ты сказал, что из письма моей подруги узнал всё, что нужно, — заговорила тем временем ЭйДжей, отмечая про себя, как быстро у него менялось настроение.

— Да, узнал, — сухо ответил Магнэт хриплым голосом.

— И тебя совсем не потрясла вся эта история?

— Меня потрясла ваша наивность, — жеребец раздражённо тряхнул головой. — Изначально было ясно, что их там целая шайка, и что ты никого здесь не сможешь отыскать.

— А ты, я смотрю, слишком много про это знаешь, — прищурилась ЭйДжей так, что её лицо в тусклом свете скорее напоминало страшную гримасу.

— А ты, я смотрю, — Магнэт манерно её передразнивал, — задаёшь слишком много вопросов.

Ни один мускул на его лице не дрогнул, но Эплджек хорошо понимала, что внутри жеребец начинал сильно нервничать: напряжённые копыта, с каждой минутой ускоряющие темп, выдавали его с головой.

— Может быть, ты просто сам ко всему этому причастен? — наступала кобылка.

— Ты прекрасно знаешь, что полную чушь только что сказала, ЭйДжей, — у жеребца уже потихоньку сбивалось дыхание от нарастающего физического и эмоционального напряжения. — Ещё одно слово об этом, и пойдёшь пешком, — ловко облизнув стекающие со лба капельки пота, отрезал он.

Эплджек буквально покраснела от злости и уже было набрала воздуха в грудь, дабы высказать всё, что она думает, но вместо этого, резко дёрнув головой, заглянула за спину Магнэту. Тот быстро прочитал по расширившимся глазам кобылки, что что-то явно идёт не так, но не успел сказать ни слова — дрезина резко ударилась о камень и слетела с рельс, увлекая за собой двух пони. Эплджек снова почувствовала острую боль от удара, на этот раз головой. Едва держась в сознании, она попыталась сориентироваться, но сделать это оказалось нелегко из-за головокружения и пещерного мрака. Огонёк свечи погас при столкновении, так что кобылка оказалась в кромешной темноте. Она услышала, как по полу забарабанили откалывающиеся от сводов туннеля мелкие камешки, и на мгновение подумала, что это начинается обвал. Запаниковав, Эплджек сделала первое, что инстинктивно пришло ей в голову: позвала на помощь.

— Да здесь я, — шепнул ей на ухо Магнэт, отчего земная пони едва не подскочила, невзирая на ноющее тело, — не кричи так, иначе здесь точно всё обвалится.

— Как ты меня так быстро отыскал? — на секунду забыв о страхе, запыхающимся голосом спросила Эплджек.

— Успел заметить, куда ты падаешь, — равнодушно промямлил жеребец со спичкой в зубах. — Мне-то всегда везёт выходить сухим из воды, — Он зажёг очередную свечу (Да сколько ж их у него?) и окинул кобылку взглядом, — а вот ты просто ходячий сборник напастей.

Магнэт с плохо скрываемой безнадёжностью вздохнул: на заднем копыте Эплджек виднелась кровоточащая рана. Земная пони от очередного пережитого шока поначалу даже не обратила на неё внимания, но теперь саднящее бедро дало о себе знать. Видимо, при падении она сильно задела за угол дрезины.

— Стоило тебе появиться, как меня начали преследовать сплошные неудачи, — ворчал Магнэт, перевязывая копыто бинтом, который достал из своих седельных сумок, по-видимому, содержащих в себе ещё немало интересного. — Мне, разумеется, следовало сесть на другое место, чтобы видеть дорогу впереди, а тебе явно не следовало заводить этот ненужный разговор в такой ещё более ненужный момент. Нам вообще повезло, что это корыто на колёсах не развалилось от удара.

— Ну и что же тогда будем делать дальше, приятель? — морщась от обжигающей боли, спросила Эплджек.

— Поставим дрезину на рельсы и поедем в другую сторону, — Магнэт закончил обработку и перевязку раны. — Попробуй встать, — скомандовал он.

Эплджек осторожно приподнялась, пытаясь опереться на все четыре копыта. Неприятные покалывающие ощущения в бедре давали о себе знать, но она решила, что вполне сможет это перетерпеть, ведь, в конце концов, могло быть и хуже.

— Я в норме, — уже в очередной раз за день произнесла земная пони, надевая шляпу.

Магнэт недоверчиво покачал головой, видя, как подёргивается заднее копыто Эплджек, но ничего не сказал. Для кобылки она оказалась действительно довольно крепкой и сильной, что в глубине души жеребцу в ней даже нравилось. Но какой от этого был толк, если ЭйДжей за такой короткий промежуток времени уже успела собрать на себя столько болячек? Жеребец не питал иллюзий и прекрасно понимал, что она в таком состоянии для него сейчас всего лишь тормозящий балласт. Магнэт, представив, как ему сейчас предстоит чуть ли не в одиночку водружать дрезину на рельсы, тяжело вздохнул.

— Что это ты там, опять размечтался что ли? — словно издалека донёсся до жеребца голос Эплджек.

— Да нет, всё в порядке. Помоги мне разобраться с этой штуковиной, — как-то отвлечённо ответил Магнэт. — Если сможешь конечно, — уже себе под нос прошептал он.

***

Снова туннель и снова эта неловкая тишина, прерываемая лишь поскрипыванием дрезины. Они ехали в обратную сторону, и на этот раз Магнэт полностью контролировал дорогу, вглядываясь в скудно освещённую огоньком свечи темноту впереди. Эплджек теперь сидела рядом, а не напротив, даже не пытаясь помогать жеребцу. Земная пони и так отдала почти все свои силы, когда они вместе заново ставили этот «транспорт» на рельсы, чем в очередной раз восхитила Магнэта. Впрочем, тот внешне никак этого не показал, снова погрузившись в раздумья. Пути было всего два, один из которых оказался заваленным, и если он вёл к выходу из шахт, то направление, в котором пони продвигались сейчас, вело в их глубь... Впрочем, всё могло быть и с точностью до наоборот, поэтому Магнэт решил не забивать себе голову мрачными мыслями. Эплджек понуро сидела рядом с прикрытыми глазами, инстинктивно подерживаясь за повреждённое бедро. Её отрывистое сопение и отсутствие неприятных вопросов немного успокоили жеребца, позволив ему полностью сконцентрироваться на управлении дрезиной. Они уже проехали вход в смежный туннель, из которого пришли, так что теперь впереди двоих пони ждала только неизвестность.

Время всё шло, а туннель всё не кончался, уходя всё дальше вглубь гор, о чём Магнэт стал потихоньку догадываться. Жеребца снова начало охватывать волнение, когда спустя некоторое время под колёсами дрезины послышалось подозрительное хлюпанье. Это была вода, а значит туннель медленно, но верно уходил вниз, что не сулило ничего хорошего. Похоже, у пони-шахтёров, что построили эти коммуникации, действительно была веская причина покинуть своё детище, и Магнэт даже постепенно начал догадываться, какая именно. Туннель уходил всё глубже, а значит воды становилось всё больше, и со временем двум пони всё же придётся продолжить путь пешком, чтобы преодолеть водную преграду. Сил на это потребуется много, но ни Магнэт, потихоньку начинающий уставать от работы на дрезине, ни, разумеется, Эплджек, хорошим их запасом похвастаться не могли. На этой почве волнение жеребца начинало постепенно перерастать в панику, возбуждая жгучее желание повернуть назад. Но сзади их ждал только тупик; отступать было некуда. Обливающийся потом Магнэт тяжело вздохнул, подумав и о том, что при слишком высоком уровне воды могут возникнуть проблемы с единственным доступным им источником света — свечкой.

— Вот проклятье, — тяжело дыша, впервые за долгое время поездки подал голос жеребец.

— Что такое, приятель? — устало отозвалась дрожащим голосом Эплджек, даже не повернув головы.

Магнэт ничего не ответил. Он уже некоторое время изредка бросал взгляды на кобылку и каждый раз отмечал, что она всё сильнее и сильнее дрожит, потихоньку бледнея. Жеребца это сильно беспокоило, ведь всё самое сложное только начиналось, а Эплджек уже грозила стать ещё большей проблемой.

Наконец, когда колёса дрезины уже почти полностью поглотила вода, и Магнэт уже почти решил продолжать путь пешком, впереди послышался нарастающий гул. Да, вряд ли это могло означать что-либо хорошее, но, по крайней мере, туннелю, похоже, приходил конец, чему жеребец, которому оных хватило на всю жизнь вперёд, несказанно обрадовался. И пусть эта радость и была изрядно приправлена ожидающими их впереди трудностями, но Магнэт сейчас не хотел об этом думать. Создавалась хоть какая-то иллюзия продвижения вперёд, немного приподнимая боевой дух и на некоторое время заслоняя собой неизбежно сопряжённые с этим продвижением трудности. За поворотом гул только усилился — где-то неподалёку совершенно точно шумел сильный поток воды. На стенах туннеля заиграли водяные блики, а значит где-то совсем рядом уже находился свет, что заставило Магнэта, невзирая на усталость, заработать копытами пуще прежнего. Очень скоро дрезина под напором воды окончательно встала, но жеребца это не огорчило: до выхода из туннеля оставалось сделать пару десятков шагов.

Вопреки ожиданиям Магнэта, Эплджек всё ещё старалась держаться более-менее бодро. Осторожно соскочив в воду и поправив седельные сумки, она выжидательно уставилась на него. Вместе пони пошли дальше по туннелю, вскоре обнаружив в одной из его стен широкий хорошо освещённый проход. Раздумывать тут было нечего: туннель уходил всё больше и больше вглубь, рано или поздно вне всякого сомнения заполняясь водой полностью, а вот проход вёл на свет, да и сильный шум воды доносился именно оттуда.

Их взору предстала пещера поистине величественных размеров, уходя так далеко вверх, что разглядеть её потолок казалось невозможным. Сквозь широкое отверстие в нём на пони взирала яркая луна, обильно заливая своим светом это хранимое горами Макинтоша чудо. Всюду возвышались древние сталагмиты, зачаровывая воображение своим зеленоватым блеском, которым переливалась вся пещера, играясь водяными бликами от лунного света. Стены её испещряли многочисленные отверстия, самое широкое из которых изливало с высоты бурные потоки воды, что причудливыми путями стекали вниз по камням, образуя настоящую подземную реку. Она проходила прямиком через всю пещеру и скрывалась в противоположном её конце в небольшом туннеле.

— Вот откуда тут столько воды, — с придыханием пробормотала Эплджек, взирая на это великолепие.

Магнэт её не услышал из-за шума, продолжая любоваться чудесами природы. Вскоре он очнулся от минутного потрясения, припомнив, что вообще-то им нужно первым делом найти выход отсюда. Главным препятствием оказалась подземная река, бурные воды которой не оставляли никаких шансов перебраться на другую сторону пещеры. Единственная дорога туда проходила по выступу у стены пещеры, прямиком над принимающим речные потоки туннелем, местами прерываясь узенькими уступами, сразу же напомнившими ЭйДжей о каменных платформах, которым она теперь не очень доверяла.

Магнэт быстро сообразил, что к чему. Этим путём они могли преодолеть реку, вот только спуститься на противоположный «берег» тоже не получится, ведь выступ уходил исключительно вверх, всё больше и больше прерываясь отверстиями в породах. Возможно, одно из них являлось спасительным путём к выходу из горного плена. Жеребец поделился своими соображениями с Эплджек.

— Кажись, нам другого выбора и не достаётся, — заметила она, ступив на скользкий каменный выступ.

Бедро её всё так же болело, но об этом на время надо забыть, иначе ей отсюда ни за что не выбраться. Впрочем, боевой дух ЭйДжей заметно поугас уже у первого уступа прямиком над рекой.

— Знаешь, Магнэт, — сглотнув, начала она, — я не очень доверяю этим штукам.

— У тебя слишком болит копыто, чтобы прыгать через пропасть? — прищурился жеребец.

— Не-а, просто в таких местах обычно самый подвох и кроется, — ответила Эплджек, указывая на испещрённый трещинами уступ. — Развалится же прямо под копытами, — заключила она.

— И что ты предлагаешь? — недовольно фыркнул Магнэт, про себя отметив, что Эплджек на самом-то деле права.

— Смотри, над нами из стены торчит камень. Я могла бы накинуть на него лассо и с разбега...

— Слишком сложно, — прервал её жеребец.

— Ну вот тогда первым и прыгай, — Эплджек нервно тряхнула головой.

Хорошенько разбежавшись, Магнэт прыгнул на противоположный уступ. В следующую же секунду сообразив, что что-то идёт не так, жеребец отскочил подальше от края. Едва он сделал последний шаг, как огромная каменная глыба откололась прямо позади него и с ужасающим грохотом упала поперёк реки, загораживая ей сток в туннель. Двоих пони окатило брызгами с ног до головы.

— Лягать мой круп!!! — неестественным голосом заорал Магнэт, когда в следующие мгновения мимо пронёсся огромный сталактит. — Обвал!

Но его крик потонул в эхе грохота от падения из-под сводов пещеры всё новых и новых каменных глыб. Пони в страхе инстинктивно вжались в стену, закрыв копытами голову, ничего сейчас так сильно не желая, как пережить этот кошмар.

— Магнэт! МАГНЭТ!!! — пыталась докричаться до жеребца Эплджек, — нельзя просто стоять на месте и ждать, дорога рушится прямо под нами!

Тёмно-синий земной пони обратил внимание на уходящий ввысь выступ: прогалин в нём стало намного больше.

— Мы рискуем оказаться в ловушке! — продолжала кричать ЭйДжей.

— Да мы уже в ней оказались, — с замиранием сердца прошептал Магнэт, найдя в себе силы оторваться от стены и посмотреть вниз.

Все возможные речные стоки оказались завалены, из-за чего уровень воды стремительно рос. Недолго думая, Эплджек достала из седельных сумок лассо и, хорошенько примерившись, попыталась накинуть его на торчащий сверху камень. «Вот проклятье, — уже хотела было выкрикнуть она, когда верёвка только лишь скользнула по его краю, но вовремя спохватилась, удержав лассо в зубах. — Спокойно, ЭйДжей, сосредоточься. У тебя ещё есть время». Но на самом деле времени у неё не было: вода быстро прибывала, не оставляя никаких путей к отступлению. Земная пони сделала ещё одну попытку. Есть!

— Давай, ЭйДжей, я тебя поймаю в случае чего, — прокричал Магнэт с противоположной стороны, прекрасно понимая, что с повреждённым копытом кобылка скорее всего не сможет хорошенько оттолкнуться.

Крепко уцепившись зубами за верёвку, Эплджек прыгнула через пропасть, отчаянно надеясь, что ей хватит разбега. И снова эти секунды полёта заставили сердце земной пони предательски замереть, но ЭйДжей на сей раз не растерялась, приняв единственное правильное положение задними копытами вперёд. Она сможет, она сделает это, невзирая на боль и на творящийся тем временем в пещере кошмар.

Всё случилось ещё внезапнее, чем раньше: одна из огромных каменных глыб пролетела совсем рядом, едва не задев Эплджек, а потом... Потом кобылку окатило с ног до головы сильными брызгами. Вода попала в нос, перебив дыхание, отчего ЭйДжей едва не раскрыла рот, рискуя выпустить верёвку. Инстинктивно зажмурив глаза, Эплджек дёрнулась в воздухе, пытаясь найти спасительную опору задними копытами, и каково же было облегчение кобылки, когда мгновение спустя она почувствовала под ними холодный камень. Открыв глаза, Эплджек попыталась перенести вес тела вперёд, но повреждённое бедро дало о себе знать в самый неподходящий момент: нога сорвалась со скользкого уступа. Земная пони даже не успела понять, что произошло, как уже повисла, удерживаясь лишь только одним задним копытом за камень, да зубами за верёвку.

— Держись, ЭйДжей, — недолго думая крикнул Магнэт, осторожно подбираясь к краю. — Попытайся вытянуть свой хвост, я тебя за него вытащу.

Эплджек принялась яростно размахивать хвостом в столь неловкой позе, пока Магнэт наконец не поймал его зубами и не оттащил кобылку от пропасти.

— Всё в порядке, можешь уже отпускать веревку, — облегчённо выдохнув, сказал жеребец.

Эплджек промямлила что-то нечленораздельное.

— Я говорю, лассо нам может ещё пригодиться, — повторила она, после того, как, резко дёрнув головой, скинула верёвку с торчащего камня и собрала её в седельные сумки. — И спасибо, что помог мне, приятель.

Магнэт лишь коротко кивнул, жестом приглашая Эплджек за собой. Им предстояло ещё взбираться вверх по выступу, а прибывающая вода не давала времени на передышку.

— Следи за отверстиями в стене, может одно из них выведет нас отсюда, — на ходу крикнул жеребец.

— Ага, вот только вода не убывает, а значит большинство из них просто ведут в тупик, — задыхаясь, ответила Эплджек.

Она старалась изо всех сил не отставать от Магнэта, но боль в бедре становилась невыносимой. Временами дорога перед ними обваливалась, что заставляло двоих пони не терять бдительности и тратить всё больше сил на преодоление преград. Пару раз они были на волосок от падения, успевая сделать прыжок в самый последний момент.

— Стоп! — внезапно вскрикнул Магнэт, едва переводя дыхание. — Вот и всё, ЭйДжей, — безнадёжно сказал он, оборачиваясь.

В очередной раз прямо перед ними от выступа откололась глыба, оставляя пропасть, что было никак не преодолеть.

 — Не время останавливаться, приятель, — боязливо заметила Эплджек, также оборачиваясь, чтобы посмотреть вниз.

Вода неотрывно следовала за ними, с каждой секундой оставляя всё меньше пространства.

— Нам некуда деваться, — голос Магнэта срывался. — Пути нет ни вперёд, ни назад!

— Ты сам говорил про отверстия в стенах, — лихорадочно окидывая взглядом своды пещеры, отозвалась земная пони.

— Ага, а ты сама говорила, что все они, скорее всего, оканчиваются тупиком.

— Смотри, там внизу! — Эплджек указывала копытом на внушительного вида дыру в паре десятков шагов сзади.

— Что толку-то? Если мы туда спустимся, она будет слишком высоко, чтобы её достать, — грустно вздохнув, возразил Магнэт.

— Давай, шевели копытами, — не слушая его, крикнула ЭйДжей, — у нас и так почти не осталось времени.

Отверстие и вправду находилось слишком высоко, чтобы до него можно было достать; это стало понятно сразу, как только пони спешно спустились вниз по выступу. Но путь выбирать не приходилось, иных вариантов не было. Их копыта уже начинала замачивать подступающая вода, когда Эплджек сообразила:

— Ты меня подсадишь, а я уже сверху помогу тебе подняться.

— Потрясный план, — проворчал жеребец, всё же опускаясь, чтобы ЭйДжей могла на него взобраться.

Он чувствовал спиной, как сильно дрожат копыта кобылки, но та уверенно продолжала бороться, несмотря ни на что. Магнэт понятия не имел, каких титанических усилий ей стоило вскарабкаться в эту дыру, но когда жеребец обернулся, Эплджек уже с беспокойством смотрела на него оттуда.

— Теперь ты прыгай, приятель, — перебивая шум неумолимо приближающейся воды, крикнула она.

Собрав все свои силы, Магнэт оттолкнулся от скользкого выступа, но только лишь больно ударился передними копытами о камень, так и не достав до тянувшейся к нему Эплджек. Затем он сделал ещё попытку, а потом ещё и ещё, но всё напрасно. Поднимающаяся с каждой секундой вода здорово мешала прыгать, сил с каждой попыткой становилось только меньше, и спасительные копыта кобылки казались недостижимыми.

— Попробуй сначала закинуть седельные сумки, а уже потом прыгнуть без них, — крикнула Эплджек.

Да, это была здравая идея. Магнэт с волнительной дрожью принялся снимать свои сумки. Такие полезные ранее верёвочные завязки теперь играли против него, никак не желая поддаваться.

— Скорее там, приятель, — подгоняла его земная пони.

— Сейчас, сейчас, — раздражённо откликнулся жеребец, чувствуя, как его копыта обволакивает вода.

Наконец-то справившись с завязками, он забросил сумки наверх. Теперь прыгать должно было стать легче, но на деле так не оказалось. Магнэт всё равно не доставал, в то время как подступающая вода уже плескала его по крупу. Жеребец бросил на Эплджек полный отчаяния взгляд.

— Погоди, сахарок, я знаю, что нужно делать, — она быстро достала лассо.

— Ты спятила? Тебе ни за что не вытащить меня отсюда в одиночку!

— А что ты предлагаешь? — сверкнув глазами, отрезала Эплджек. — Не говори мне, что я смогу сделать, а что нет. Я годы проработала на ферме и уж свои-то силы знаю.

С этими словами она опустила верёвку вниз:

— Быстро залезай, пока я не надрала твой застенчивый круп!

Магнэт опутался верёвкой, и Эплджек, уперевшись копытами, зубами потянула её наверх, игнорируя невыносимую тяжесть и боль по всему телу. Она сделала рывок из последних сил, и жеребец оказался в туннеле — единственном пути к спасению.

— Эплджек, это невоз... — пытаясь отдышаться, начал Магнэт, — Эплджек?

Она лежала рядом, прикрыв глаза. Жеребец пони попытался помочь ей встать, но ЭйДжей упрямо промямлила:

— Не надо, я в норме.

— Не глупи, ты не держишься на копытах, — дрожащим голосом возразил Магнэт, видя её безуспешные попытки подняться.

Каждая секунда промедления грозила обернуться катастрофой, поэтому, недолго думая, жеребец подлез под Эплджек и, перекинув её через спину, понёс на себе. Вода настигала их и здесь, начав медленно просачиваться по полу туннеля, но уровень её больше не рос, а значит она куда-то уходила.

— Держись, ЭйДжей, здесь есть выход, — Магнэт прошептал эти слова, успокаивая скорее сам себя, нежели её.

По мере удаления от пещеры света становилось всё меньше, так что жеребцу становилось всё тяжелее продвигаться вперёд. Он то и дело спотыкался о какой-нибудь камень или поскальзывался на скользкой от воды поверхности, а может просто всё дело было в страшной усталости...

Наконец, темно стало настолько, что Магнэт не видел даже собственного носа. Сердце пони бешено колотилось от напряжения, но он и не думал останавливаться, даже невзирая на кромешную тьму. Вскоре эхо от хлюпанья копыт сильно изменилось, и жеребец понял, что находится уже не в туннеле, а значит продвигаться дальше вслепую не имело смысла. Надо зажечь свечку.

«А седельные сумки-то где?» — панически пронеслось в голове у Магнэта, когда он осознал, что кроме Эплджек на его спине больше ничего нет. Он же специально снял их перед прыжком, а потом отвлёкся на ЭйДжей и совсем про них забыл. Катастрофа.

Земной пони почувствовал, как-никак не связанный с водой холод разливается по его телу.

— Что случилось, сахарок? — внезапно заговорила Эплджек.

Магнэт не сразу отреагировал. Её голос доносился до него словно издалека, пробиваясь сквозь густой туман в сознании.

— Я забыл сумки, — едва шевеля губами, наконец ответил жеребец. — Теперь мы обречены.

— Ничего ты не забыл, на мне они. Удивляюсь, как ты не заметил — слабо откликнулась ЭйДжей. — Опусти меня пожалуйста, сахарок.

Магнэт опустил её, помогая удержаться на всех четырёх ногах. Эплджек совершенно точно теперь стояла рядом, пытаясь нащупать его копытом.

— Держи свои сумки, приятель, — уже более уверенно сказала она. — И пока не зажжёшь свечу, всё время что-нибудь говори. Не хотелось бы потеряться.

— Конечно, конечно, — лихорадочно ответил Магнэт, от души надеясь, что спички не слишком промокли. У него словно от сердца отлегло.

Тем временем, уровень воды снова начал расти, правда гораздо медленнее, чем раньше.

— Ты как, в порядке, ЭйДжей? — жеребец продолжал торопливо вслепую исследовать содержимое сумок.

— Ага, в полном, приятель, — пыталась бодриться земная пони, но получалось у неё не очень.

Магнэт, пожалуй, даже бы удивился, что она пришла в себя так быстро, но сейчас было не до этого. Он наконец-то отыскал очередную свечу с подставкой, а значит скоро у них снова будет свет.

— Ещё одна пещера, — констатировал жеребец, когда крохотный огонёк пламени озарил пространство вокруг тусклым светом. — Здесь можно было бы передохнуть, если б не подступающая вода, — задумчиво заметил он, осматривая вход в туннель, из которого они, судя по всему, только что пришли.

Совсем рядом возвышался продолговатый валун, неустойчиво расположившись на груде камней. Решение здесь напрашивалось само собой. Магнэт принялся за камни у основания, пытаясь выдернуть их передними копытами, но это оказалось для жеребца непосильной задачей.

— Чего ты с ними церемонишься? — подначивала его Эплджек. — Лягни как следует, и всего делов.

— Ишь ты, умная какая, — запыхавшись, выдавил из себя Магнэт, про себя отмечая, что бойкость кобылки перестала его раздражать.

— А то. Годы стряхивания яблок, знаешь ли, — ЭйДжей едва улыбнулась, с трудом удерживаясь в сознании от усталости.

Жеребец кивнул и, хорошенько прицелившись в точку опоры, со всех сил дал по ней задними копытами.

— Отлично, — произнесла Эплджек, никак не реагируя на грохот валуна. — Можно и отдохнуть наконец.

Теперь, когда двое пони обезопасили себя от притока воды, завалив вход в туннель, неплохо было бы исследовать пещеру на предмет наличия выхода. Магнэт уже успел сообразить, что раз со временем уровень воды снова начал повышаться, то прямого пути отсюда нет, а значит им снова придётся искать всякие дыры в стенах. Но это всё потом, а сейчас надо отдохнуть после такого сумасшедшего дня.

***
...Помоги мне!..

...Не оставляй меня одну...

...Нет! Я не хочу...

Тёмно-синий пони открыл глаза. Тело его пробивала неуёмная дрожь, но жеребец не обратил на это внимания, мыслями всё ещё находясь в плену так давно преследовавшего его сна. Кем на этот раз была кобылка, так отчаянно умолявшая его о помощи? От всей души надеясь, что это была не ЭйДжей, Магнэт повернул голову на свет трепещущего огонька. Свеча всё ещё не догорела, а значит проспал он не так уж и долго; по крайней мере, расположившаяся рядом Эплджек всё ещё находилась в крепких объятиях сна. Жеребец снова уставился в тёмный потолок пещеры, чувствуя, как на него накатывает новая волна дремоты, но поддаваться ей Магнэту сейчас не хотелось. Да, ему нужно было отдохнуть, но лучше немного поразмышлять в тишине, чем провалиться в очередной кошмар. Правильно ли он вообще поступил, когда днём ранее сломя голову понёсся спасать незнакомую кобылку? По крайней мере, сейчас жеребец не сожалел об этом. Магнэт думал, что никогда не ошибается, и последующие события показали, что он был в этом неправ. Как был неправ и в своих суждениях об Эплджек, которая поначалу показалась жеребцу легкомысленной дурочкой, любящей совать нос не в свои дела, и которая поначалу обещала стать бесполезной проблемой со своим повреждённым копытом. Теперь же рядом с ним лежала волевая кобыла, отдавшая последние силы ради его спасения. Магнэт как-то внезапно осознал, что это внезапное приключение стало для него своего рода отрезвляющим холодным душем, заставившим жеребца по-новому взглянуть в первую очередь на самого себя. «Так много я не ошибался никогда», — подумал Магнэт, медленно закрывая глаза.

Он снова в тяжёлых объятиях полудрёмы, погружается во мрак воспоминаний, что никак не желают уходить из его жизни. Опять эта дверь, эта комната, тонущая в лучах заходящего солнца. И двое пони внутри...

«Хватит!» — жеребец дёрнулся, снова возвращаясь в реальность. Крик его разошёлся по пещере холодным эхо. «Хватит, я не хочу...» — он осёкся: Эплджек пошевелилась рядом, поворачиваясь на другой бок. Магнэт вытер капельки пота со лба, в который раз проклиная весь этот кошмар. Ему сейчас нельзя спать, только не в такой напряжённой ситуации, иначе видения его совсем измотают, но как жеребец ни пытался, скоро усталость всё равно начала брать своё. В очередной раз провалиться в дремоту Магнэту помешал навязчивый стук капель о камни. Это капанье раздражало, доводя бедного измученного пони до безумия, но... стоп! Откуда здесь вода?

Жеребец резко поднялся и, усиленно вслушиваясь, с замиранием сердца побрёл в темноту на звук. Самые худшие его опасения подтвердились, когда в свете очередной зажжённой свечи заблестели пока ещё мелкие ручейки, исходившие из-под заваливших вход в пещеру камней. Где-то здесь и капала вода, а значит их убежище безопасным было лишь временно.

— Эплджек, у нас проблемы, — лихорадочно добуживался её Магнэт, на ходу пытаясь придумать план действий.

Кобылка широко зевнула, не сразу поняв, что от неё вообще хотят:

— Чего эт с тобой творится, сахарок?

— Вода просачивается через завал, нам нельзя терять ни минуты, — жеребец уже натягивал себе на спину седельные сумки. — Как твоё копыто, идти сможешь?

— Ну, тресни моя холка, конечно смогу, — взбудоражилась ЭйДжей, — только куда?

Как и предполагал Магнэт, прямого выхода у пещеры не оказалось, но зато, как и ранее, оказалось много отверстий в стенах.

— Ты знаешь, что делать, — сказала Эплджек, когда они наткнулись на достаточно широкое.

На этот раз дыра находилась не так высоко, так что двое пони без особых проблем забрались в неё.

— Что теперь? — задумчиво спросил Магнэт, взирая на представший перед ними крутой спуск в темноту. — С твоим копытом мы тут вряд ли пройдём без приключений.

— Как будто приключения нас не ждут, если мы вернёмся, — усмехнулась Эплджек. — Давай, вперёд.

Она смело ступила на покатую поверхность, скользнув вниз. Сразу за ней ступил и Магнэт, пытаясь удержать в зубах подставку со свечкой. Но вскоре туннель стал сильно петлять и сужаться, превращая более-менее осторожный спуск в беспорядочное кувыркание.

— Ай! — вскрикнула земная пони, когда более тяжёлый жеребец нагнал её и, не рассчитав, влетел в неё на полном ходу. — Что ты де...

Сильный грохот откуда-то сверху заставил Эплджек замолчать.

— Ну сейчас начнётся! — неестественным голосом крикнул Магнэт, продолжая спускаться уже впереди.

Они услышали гул, нарастающий с каждой секундой, который мог означать только одно...

В следующие же мгновения двоих пони подхватили бурные потоки воды, унося вдаль по узкому туннелю.

— Держись за меня! — только и успел вскрикнуть Магнэт, инстинктивно пытаясь нащупать копытом Эплджек. — Мне всегда везёт вылезать сухим из воды, — уже в который раз про себя подумал он.

Вода со страшной скоростью уносила их в недра гор, не оставляя почти никаких шансов на спасение. Воздуха катастрофически не хватало, ЭйДжей пару раз едва не захлебнулась, сбив дыхание от попавшей в рот воды, но так просто сдаваться она не собиралась и, отчаянно барахтаясь копытами, всё же нашла Магнэта.

За очередным поворотом двоим пони резко ударил в глаза дневной свет. Туннель наконец-то заканчивался, плавно переходя в широкий каменный жёлоб, продвигаться по которому было куда безопаснее; поток воды немного успокоился, превратившись скорее в размеренно текущую речушку. Эплджек наконец-то вдохнула полной грудью, от души наслаждаясь таким желанным солнечным светом. Неужели они всё же выбрались?

— Смотри, ЭйДжей, там вдалеке дымок, — послышался голос Магнэта. — Значит это либо незнакомое мне поселение, либо паровоз. По путям мы точно доберёмся до цивилизации, надо только спуститься отсю...

Жеребец остановился на полуслове — впереди их ожидал новый туннель. Магнэт на этот раз даже не успел сообразить, что произошло. Поток воды снова резко устремился вниз, увлекая пони за собой в объятия мрака. Жеребец несколько раз сильно ударился головой, пытаясь достать ртом немного воздуха из-под сводов туннеля, отчего в конце концов окончательно потерял ориентацию в пространстве и пропустил очередной поворот. Бурный поток со всей силы буквально впечатал его в холодный камень. Голова Магнэта закружилась, ослепительная вспышка перед глазами застелила реальность туманной пеленой, или же... это не вспышка? Спустя мгновения жеребец осознал, что он снова вылетел на свет и теперь находится в свободном падении. Следом за ним с нескрываемым ужасом в глазах летела и Эплджек.

Падение оказалось не таким уж и затяжным. Спустя какие-нибудь мгновения Магнэт спиной приземлился на пологий каменный склон, едва не потеряв при столкновении сознание. Рядом немного более удачно со сдавленным вскриком плюхнулась ЭйДжей. Мокрые, грязные, но всё-таки живые они кубарем скатились на потрескавшуюся от солнца землю.

— ЭйДжей, ты как? — задыхаясь, спросил кобылку Магнэт.

— Готова лягать целые яблоневые сады, — кряхтя, отозвалась та.

— Поумерь свой пыл, — тяжело усмехнулся жеребец, всё же немного успокоившись. — Мы выбрались, — вздохнув, произнёс он. — Не думал, что это будет так непросто.

Он с трудом поднялся, чувствуя, как ноют ушибленные копыта. Эплджек хотела было последовать его примеру, но это ей оказалось не по силам.

— Ничего страшного, — успокоил её Магнэт, — здесь, у подножия гор мы быстро найдём небольшую пещерку или просто место с тенью, переждём дневное солнце, а вечером по прохладе отправимся в путь.

— По пустоши? — слабо спросила Эплджек, тем временем уже снова оказавшаяся на спине жеребца.

— Да, я видел сверху дым, — ответил Магнэт. — Если это был поезд, то нам необходимо лишь найти железнодорожные пути, и они нас точно приведут в какой-нибудь городок.

***

Приближался вечер. Двое пони сидели по обеим сторонам от входа в небольшую пещерку, задумчиво глядя вдаль. Эплджек успела немного отдохнуть и прийти в себя, но теперь её беспокоил новый вопрос:

— Что ж, — прервала она молчание, — похоже, скоро всё это заканчивается. Ну я имею ввиду, воды, пещеры, падения, хех. Что дальше?

Магнэт туманно посмотрел на неё, тоже задавшись этим вопросом. Действительно, а что дальше? Ему не хотелось вновь оставаться одному, наедине со своей судьбой.

— Мы будем искать убийцу, ведь именно ради этого ты здесь, — наконец печально произнёс он.

— Да, — Эплджек призадумалась. — Да, именно ради этого. Хотя, ты читал письмо Твай, сам обо всём знаешь. А вот я до сих пор ничего не знаю про тебя.

— В мою жизнь сложно поверить, она похожа на неумело написанную начинающим автором драму, — Магнэт вздохнул. — Всё началось с того, как я получил свою кьюти-марку...

Это был летний лагерь неподалёку от Филлидельфии. Ещё с жеребячьего возраста я был тихим и спокойным пони, который всё свободное время уделял учёбе, поэтому по вечерам мне нравилось уходить подальше от всеобщего веселья, чтобы остаться наедине с самим собой. В тот вечер я слишком задержался, любуясь на водопады в опускающихся сумерках. Пора было бы уже и возвращаться, как вдруг чей-то умоляющий о помощи крик пронзил моё сознание. То была маленькая кобылка, подобравшаяся к воде слишком близко и не удержавшаяся на скользком камне. Она повисла на уступе без малейших шансов на спасение. Наверное, надо было сбегать за взрослыми пони, но что-то мне подсказало, что кобылка долго не продержится, а потому, забыв обо всём на свете, я бросился ей на помощь.

Тут жеребец немного осёкся. Эплджек внимательно слушала его, затаив дыхание, но Магнэт не спешил продолжать. Он не очень любил эту историю.

Ты можешь подумать, ЭйДжей, что это был героический бескорыстный поступок. Может, так оно и есть, но тогда мной управляла лишь сила бесконечной самоуверенности. С самого детства мне прочили успешную жизнь, выдающиеся достижения и всё такое прочее, ну ты понимаешь... Потому-то я, ещё будучи жеребёнком, поверил в то, что никогда не ошибаюсь. В тот раз я действительно не ошибся, неимоверным усилием всё же дотянувшись до кобылки и ещё более неимоверным усилием вытащив её в одиночку. Эти умоляющие глаза, полные страха, врезались в мою память навсегда, как врезалась в мою жизнь и та пони.

Магнэт снова замолчал. «Как и магнит врезался в мой круп», — наконец, вздохнув, произнёс он, глядя на свою кьюти-марку.

Вот уж не знаю, при чём здесь был магнит. Может, подобно ему я вытянул кобылку из пропасти, а может я каким-то образом притягивал к себе других пони, как она однажды заметила то ли в шутку, то ли всерьёз. Так или иначе, с тех пор она стала моим единственным другом, с которым я проводил всё больше и больше времени. Должен сказать, тогда меня это вполне устраивало. Ну а потом мы повзрослели, и дружба потихоньку переросла в нечто большее.

Жеребец печально улыбнулся.

Потом мои родители умерли от старости: сначала отец, потом мать. Тут уж ничего не поделаешь — такова жизнь, но я, конечно, всё равно очень тяжело это переживал, оставшись совсем один. В те трудные времена она помогала мне, поддерживала, находилась всё время рядом, прекрасно понимая, что теперь кроме неё у меня никого нет, и тогда-то я окончательно в ней растворился.

Магнэт снова осёкся, грустно посмотрев на Эплджек.

В один из вечеров рухнула вся моя жизнь. Хорошо помню, как в нетерпении шёл по коридору её дома, как постучал в дверь квартиры, но ответом мне был только крик. Я силой ворвался внутрь, а затем время словно остановилось. Она еле живая лежала на полу, крича из последних сил; над ней нависал единорог в чёрном, пытаясь воткнуть спицы в её сердце. Это было безумием, настоящим безумием, в которое верилось с трудом. Единорог, заметив меня, резко дёрнулся и в мгновение ока ловко выпрыгнул в окно. Понятия не имею, каким образом ему удалось после этого выжить, но тогда меня это совсем не интересовало, ведь рядом умирала моя кобылка. Она чувствовала, что силы её покидают с каждой минутой, и я... я всё понял, едва взглянув в её пустые глаза. Она конечно уже не была в чистом сознании, только лишь с каждым разом всё тише и тише повторяя как заклинание «помоги, не оставляй меня одну, я не хочу умирать».

Лицо жеребца сделалось каменным.

Такие простые и такие естественные слова: «я не хочу умирать»...

Плача кровавыми слезами, она скончалась. Причину смерти выяснить так и не удалось, а в мою историю про единорога в чёрном никто, разумеется, не поверил. Так я остался один, потеряв свой смысл существования. Не было ни злости, ни ненависти, ни желания за что-то бороться, но зато была пустота. Пытаясь залить её и бесконечные ночные кошмары сидром, я стал потихоньку опускаться на дно, пока совершенно случайно в одном из баров не услышал от какого-то прохвоста из Мэйнхэттена байку про чёрного единорога, забирающего жизни молодых кобылок.

Эплджек с тяжёлым камнем на сердце смотрела на заново переживающего ужасы своей жизни земного пони.

— Потом ты решил найти его..?

— Да, — Магнэт закрыл глаза, — решил. Я не жаждал мести, я лишь хотел заново обрести хоть какой-нибудь смысл жизни. Странствовал по всей Эквестрии в поисках убийцы, пока, наконец, след не привёл меня сюда, но здесь никого нет, Эплджек.

***

Солнце окончательно село; сумерки опустились на пустошь.

— Пора, — произнёс Магнэт, пытаясь справиться сразу со своими и Эплджек седельными сумками.

Кобылка коротко кивнула, и под наблюдением яркой луны они вдвоём отправились в нелёгкий путь.