Бриз, приносящий мечту...

1 рассказ: Бон-бон, обыкновенная робкая пони, влюбляется... Чем же закончится ее любовь? 2 рассказ: Скуталу мечтает научиться летать, но боится, что ее увидят за этим занятием одноклассники... 3 рассказ. Чирайли берет в библиотеке казалось бы неприметную книжечку....

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Диамонд Тиара Черили Хойти Тойти Принц Блюблад Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони

Fallout Equestria: Где угодно, но только не здесь

Две сотни лет прошло с тех пор, как Эквестрию окончательно поглотила война, но жизнь продолжается. Некоторые хотят сражаться на светлой стороне и сделать Пустошь лучше. Другим же нужна власть и полный конроль над тем, что осталось от мира. А есть и те, кто плевать хотели и на то, и на другое, они просто хотят стать богатыми и знаменитыми. И эта причудливая история как раз о таких. Все началось с гениального инженера и одаренного наемного убийцы, взаимовыгодно паразитирующих друг на друге ради богатства и славы. Дела шли по накатанной колее, пока они не получили предложение, которое бывает лишь раз в жизни, но быстро поняли, что откусили больше, чем могут проглотить…

ОС - пони

Последний фанфик

Нарастающее безумие

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Человеки

Уроки Полета

Ни что не происходит просто так, мы встречаемся с кем-то, чтобы получить ценный урок или, напротив, научить чему-то нового знакомого. Зачастую случается так, что мы становимся одновременно и учениками, и учителями, помогая друг другу стать немного ближе к Совершенству.

Рэйнбоу Дэш Другие пони

Экскурсия

Порой, даже самая обыденная и нудная экскурсия может обернуться фантастическим приключением, которое неприменимо запомнится на всю жизнь. Кто-то видит в экспонатах лишь мусор и камни, кто-то множество неразрешимых тайн. Но если заглянуть в их суть, вы только представьте что они видели и что могли бы рассказать, дай им такую возможность.

Принцесса Селестия Другие пони

FallOut Equestria: Pawns

Когда упали первые мегазаклинания, стирая с лица Эквестрии многомиллионные города, превращая их в прах, когда горизонт засиял освещаемый светом сотен солнц, когда земля сотряслась от колоссальных взрывов… можно было решить, что это конец. Конец Эквестрии, конец расы пони, конец войны… но это было отнюдь не так. Тысячи пони успели укрыться в гигантских стойлах-убежищах. Укрытые от пламени жар-бомб, чтобы возродить утраченную цивилизацию. Лишь десятки лет спустя открылись первые убежища, их жители столкнулись с ужасающими последствиями тотальной аннигиляции. В этих тяжелых условиях им пришлось строить новый мир, по новым законам. По законам войны, которая так и не закончилась, она лишь впала в анабиоз в сердцах и умах пони, выжидая момент, чтобы разгореться вновь с новой силой. Воюющие из страха… таковых война не отпустит никогда. Но было стойло, особенное стойло, в котором война шла с самого его заселения. Невозможно понять какому плану следовали его конструкторы. Возможно, они рассчитывали, что война виток за витком, преобразуется в нечто иное, изменится… Однако они не учли один важный фактор. Война. Война никогда не меняется... Так-так-так, глядите-ка, к нам присоединился новенький. И, наверное, ты задаёшься вопросом в чём смысл рассказывать давно пришедшую к логическому концу легенду. Не задаёшься? Что ж… я всё равно отвечу. Мне больше нравится думать, что эта давно известная история, для некоторых является не концом, а началом. Я объясню. Легенды живы, пока есть те, кто помнит их, чтобы рассказывать и молоды пока есть те, кто с ними ещё не знаком и готов послушать.

ОС - пони

Мы будем сильными и заживем опять.

Сестра Редхарт вернулась в жизнь Понивилля так же тихо, как и уехала когда-то, и первым же делом наняла строителей, чтобы те починили крышу. Это было три года тому назад.

Дерпи Хувз Сестра Рэдхарт

Под Новый Год

Новый Год. Сказки оживают. Счастье, любовь, доброта.

Дерпи Хувз

Сказки служивого Воя Том II - Ненужный

Могла ли жизнь одного отдельно взятого пони сложиться иначе, чем, так как она сложилась? Было ли всё это кому-нибудь нужно? Рассказ повествует о молодом единороге, желающем найти смысл…

Фото Финиш ОС - пони Флёр де Лис Кризалис

Награда за предательство

Каждый получает только то, что он заслужил.

ОС - пони Найтмэр Мун

Автор рисунка: aJVL

Пролог. Серое небо

Данная глава является пилотной. Продолжение рассказа вполне возможно , но не в ближайшее время.

Шёл дождь. Вэлиант Хэарт пустым взглядом смотрел в угрюмое небо. Шёл дождь. В его голове не было не единой мысли, он тупо смотрел в небо. Он вспоминал. Вспоминал то недавнее, но кажущееся таким далёким время, когда не было этой войны, не было этих окопов, не было всей этой грязи, воя сирен, свиста снарядов и пуль, когда смерть была милосерднее…

Шёл дождь. Но вот одна из капель упала ему на нос. Жеребец тряхнул головой, как бы сбрасывая с себя то некое состояние транса, в которое его погрузил мерный стук капель.

Оглядевшись по сторонам, Вэлиант убедился, что всё в порядке. Все его боевые товарищи ещё спали. Часы на его ноге показывали половину четвёртого утра. За эти шесть лет Вэлиант научился ценить каждую минуту отдыха, столь редкую в военное время. Но в эту ночь ему не спалось, и Вэлиант коротал время сидя в окопе, укрывшись плащом. Он вновь поддался воспоминаниям.

В эту пору в его родном Рокшире светает рано. Солнце мягко выплывает из-за горизонта, подсвечивая зелёные кроны деревьев. Обширные поля и небольшие сады перемешанные с дикими рощами и деревушками встречали новый день щебетом птиц и криком петухов…

Но пейзажи родного края, нарисованные воображением Вэлианта, всколыхнули и другие, менее радостные воспоминания…

Та газета навсегда врезалась ему в память: негодующий заголовок о «Вероломной атаке противника отравляющими газами», и три имени в колонке погибших, три настолько дорогих ему имени…

И вновь мысли Вэлианта были прерваны, на этот раз звуком горна и хриплым басом командира, орущего «Рота, подъём!»

Вэлиант вновь глянул на часы.
«Сегодня как-то рановато, всего 4.30,— подумал он. — Быть может к этому имеет отношение то, что накануне вечером всех офицеров собрали на совет? Скорее всего да.»

Опыт подсказывал ему, что командование затеяло очередной «перелом» в войне, который перерастет в обычную бойню. За те шесть лет, что длилась эта бессмысленная война (результат взаимной гордыни и тщеславия политиков двух государств) полегло очень много солдат, и все уже смирились с тем, что каждую секунду жизнь может прерваться. Они уже не были мыслящими пони, они превратились в скот, пушечное мясо, которым начальство жертвовало без зазрения совести.

 — Эй, о чём задумался? — чьё-то копыто слегка толкнуло Вэлианта в плечо. Он тряхнул головой, окончательно сбрасывая с себя оцепенение, и посмотрел в лицо говорящему. Это был его старый друг и товарищ Макс Аверс — жеребец с красно-бурой шерстью, пепельно-серой гривой и янтарно-желтыми глазами. Они прошли бок о бок с ним не одно сражение, и уже оба сбились со счёта, кто кого сколько раз вытаскивал из-под огня. Несмотря на все тяготы войны, Макс всегда сохранял оптимизм и своей вечной улыбкой воодушевлял даже тех отчаявшихся, которые пытались повеситься или застрелиться. Не всем оптимизм Макса нравился, одно время даже ходили слухи, что он КОСовец, и заслан в их часть специально для поддержания боевого духа солдат, а заодно и присматривать, не оскорбляет ли кто Их Величества.

Но слухи эти пропали сами собой после первой же атаки. Макс хоть и не рвался вперед, но и в окопе отсидеться не пытался, как те сотрудники КОС, что бывали в их части до этого. Но на самом деле оптимизм Макса объяснялся очень просто — он немного сошел с ума, как и все пони на этой войне.

 — Да так, ни о чём…
 — А, небось опять вспомнил ту заварушку под Вердой?
Не грусти ты так, всё в этой жизни бывает. Скоро эта война закончиться нашей победой, и тогда…
Эти слова были придуманы не Максом, а СПНМом. В народе это расшифровали как «Служба Промывки Населению Мозгов» и как всегда оказались правы. Про победу в войне твердили с самого её начала, но что тогда, что сейчас, это была лишь лживая пропаганда.

За шесть лет войны многие реплики СПНМ стали анекдотами, но весьма своеобразными. Ведь за любое подозрение в пораженческих настроениях можно попасть в особый отдел КОС, из которого ещё никто не возвращался. Поэтому все реплики СПНМ, затертые как старая пластинка звукофона, пересказывались с гордым выражением на морде и радостным тоном. Это были шутки для своих, понятные лишь рядовым и младшим офицерам.

— Опять ты заводишь свою старую песню, — с притворным ворчанием Вэлиант встал на ноги и сбросил плащ.

Командир уже кричал о готовности к бою, так что надо было нацепить оружие. Оно не было разнообразным: длинное копьё, больше похожее на иглу с утолщением на конце и магазинный огнестрел . На начало войны он был передавой разработкой , правда скорее в экономическом плане. Действительно, переделка старых дробовиков обходилась дешевле производства нового, более точного оружия . Но с другой стороны, зачем точность в ближнем бою?
Всё снаряжение крепилось прямо на доспех, точнее по бокам. Правда полноценным доспехом это было назвать нельзя — всего лишь нагрудник, пара пластин на спине и кольчужные элементы прикрывающие шею и живот.
Также всем выдавали стальные каски с козырьком и торчащими щитками, прикрывающими уши. Это была особенность снаряжения альфканской армии: из-за спусковой системы огнестрелов, представляющей собой тросик с зажимом крепящемся на ухо, в касках пришлось делать дырки. И хотя у всех призывников от первого же выстрела начинали дико болеть уши , система была признана эффективной , и её приняли на вооружение.

— Внимание! Разведка доложила, что фарийцы могут использовать газы, так что всем надеть маски! — вновь драл глотку командир.

Маски — по сути и были резиновыми масками, закрывающими всю морду. Также на носу маски крепилась металлическая банка-фильтр. Вкупе с «лопоухими» касками солдаты альфканской армии в полном боевом снаряжении имели весьма оригинальный вид.

Но вот раздался короткий звук трубы — сигнал приготовиться.

Шёл дождь. Дождь усиливался, всё небо заволокли тучи, и вот, подобно взмаху дирижерской палочки, сверкнула молния и ударил гром, ознаменовав начало симфонии. Симфонии боли, страха и смерти. Первым звуком оркестра судьбы стал тонкий, почти ультразвуковой свист падающих снарядов. Землю сотрясали удары и взрывы, казалось что сам воздух пропитался гарью и мелкими частичками почвы. Все солдаты легли на дно окопов, надеясь на то, что вражеский снаряд пролетит мимо.
— Зато погода сегодня не лётная! — проорал Макс, — их орлы нас точно не достанут!

Как и обещали заголовки многих газет, эта война действительно становилась последней. За мирный период накопилось много научных открытий и изобретений, и они подобно лавине обрушились на головы двух армий воюющих на истребление. Пулемёты, ядовитые газы, крупнокалиберные орудия, люфтвагнумы и броневики — всё это породила война, Великая Война.

И если в воздухе фарийцы как первооткрыватели имели колоссальное преимущество, то на земле господствовала Альфкания. Именно альфканские броневики, или как их прозвали солдаты, подвижные крепости наводили ужас на пехоту фарийциев. Огромные стальные машины с клиновидным носом и овальными, обтянутыми гусеницами, бортами, медленно, но уверенно ползли вперед, подминая под себя колючую проволоку, доты, пулеметные расчёты, и всех кто не успел убежать. А убежать могли немногие, ибо пулемёты и пушки броневиков никого ни щадили…

Снаряды продолжали падать, земля вставала на дыбы, и казалось повсюду воцарился хаос и боль. Кто-то успевал вскрикнуть, перед тем, как его пронзал осколок, кто-то отходил в мир иной не проронив ни звука, кто-то задыхался под завалом — смерть собирала свою жатву не делая скидок на чин и род войск. Но внезапно всё прекратилось. Всё уцелевшие, отряхнувшись от земли помогали раненым и перетаскивали в тыл убитых. Офицеры считали потери. Из штабной палатки во все стороны побежали посыльные, и вот уже вновь солдаты были в окопах, в полной боевой готовности.

Шёл дождь. Раздался длинный сигнал трубы, и все пони повыпрыгивали из окопов и побежали на врага. Но бежать было очень тяжело: дождь не прекращался ни на минуту, и свежевспаханная артобстрелом земля превратилась в непроходимую трясину, не застрять в которой можно было лишь чудом. Но они бежали, спотыкались, падали и вставали чтобы вновь бежать, ведь со всех сторон их ждала смерть. Но пули фарийцев были милосерднее пыток в застенках КОСа, поэтому никто не пытался вернуться назад. И вот, когда они уже почти добежали до вражеских окопов, их встретила фарийская штурмовая пехота, колючая проволока и пулемёты. От внезапно начавшегося шквального огня Вэлиант невольно сделал шаг назад, и поскользнувшись в грязи съехал на дно воронки. Макс тут же протянул ему копыто, помогая выбраться обратно.

— Неотгчаимайся, прогвёмся! — весело пробубнил через маску Макс — Ещё негного и… — но договорить ему было не суждено. Пуля пробила каску, и пройдя голову насквозь вылетела чуть ниже левого уха. Тело Максимилиана Аверса безжизненно упало под ноги Вэлианту Хэарту…

А он смотрел. Смотрел на то, как из-под головы Макса вытекала красновато-бурая кровь, скапливаясь в небольшую лужицу. В душе Вэлианта происходило нечто невообразимое. Казалось, что последняя ниточка, связывавшая его с жизнью, с этим миром, вдруг оборвалась, и Вэлиант с каждой секундой падал всё глубже и глубже в бездну тьмы. Глаза постепенно затягивала багровая пелена, сознание Вэлианта незаметно уплывало из реальности, и наконец он , резко сорвавшись с места, побежал. Жеребец бежал не разбирая дороги, его глаза пылали безумием, на губах выступила пена. В тот момент Вэлиант хотел лишь одного — умереть. Умереть, чтобы перестать страдать, перестать мучиться от потери кого-то дорогого сердцу, чтобы встретить вновь тех, кого он потерял. И какая разница быть убитым как враг или как дезертир…
Однако судьба в этот день не вняла его мольбам. Ни одна пуля, ни один осколок не задели шкуры Вэлианта, и ноги не привели его в чьи-либо окопы. Он бежал вдоль всей линии фронта, направляясь к густому лесу, видневшемуся на горизонте.
Но сознание Вэлианта не исчезло бесследно. Багровая пелена безумия в глазах исчезала, в голове стали появляться робкие мысли о прекращении бега, и постепенно, пусть и медленно, Вэлиант пришёл в себя. Правда ненадолго. Не успел жеребец толком оглядеться по сторонам и затормозить, как его лоб встретился с чем-то большим, холодным и твёрдым…


Очнулся Вэлиант от каких-то непонятных, но очень знакомых звуков. Не открывая глаз он изо всех сил вслушивался, пытаясь вспомнить, где последний раз слышал что-то подобное. В голове было темно и пусто, и Вэлиант никак не мог поймать мысль, блуждающую в недрах разума. И вдруг его осенило — он слышал шелест листвы на деревьях, уханье совы, стрекот цикад и шуршание травы. Это был голос ночного леса...
Наконец жеребец открыл глаза. Его взору предстало одно из самых красивых зрелищ, что может предоставить природа — ночное небо усыпанное звёздами . Как бы его не описывали поэты и философы, передать на словах всю эту красоту было просто невозможно. Тысячи, миллиарды звёзд смотрели на Вэлианта с небосклона. Белые, голубые и желтоватые, большие и маленькие, они манили своей таинственной недосягаемостью, их свет казалось проходил сквозь тело жеребца, очищая и успокаивая душу. Впервые за несколько последних лет Вэлиант ощутил спокойствие и умиротворенность. Но ничто не вечно под луной, и жеребец пролежав в траве еще минут пять поднялся на ноги. Он стоял на небольшой поляне, окруженной густым лесом, а прямо перед ним возвышалась статуя. Что, или кого изображала статуя было непонятно, и Вэлиант несколько раз осматривал её с разных сторон. Это была самая красивая, самая прекрасная кобылка, которую он когда-либо видел. Правда впечатление портило то, что ростом она была на голову выше его, а также агрессивное выражение мордочки и угрожающая поза — она стояла на задних ногах молотя воздух передними. Но что самое удивительное — из её головы торчал длинный витой рог, а за спиной были распахнуты два огромных крыла. Так же неизвестная кобыла была одета в странный, но искусно сделанный доспех.

«И чья же больная фантазия могла создать такую химеру?» — подумал Вэлиант.

Продолжив осмотр территории он заметил тропинку. Куда она вела Вэлиант не знал, но так как альтернатив у него не было, то он всё же решил идти по ней. Но тут невдалеке послышались чьи-то шаги и незнакомый говор. Не долго думая, Вэлиант спрятался в ближайших кустах и замер в неподвижности. На поляну тем временем вышли две кобылки. Одна имела тёмно-синий цвет шкуры и была чуть выше своей светло-фиолетовой подруги, и… у жеребца глаза поползли на лоб — у обеих из головы торчали витые рога, а на боках виднелись сложенные крылья. Обе кобылки остановились у статуи, продолжая разговаривать на незнакомом Вэлианту языке. И только сейчас он заметил, что у синей кобылы грива была полупрозрачной, чем-то похожей на кусочек звёздного неба, и развивалась, как будто её постоянно колыхал лёгкий ветерок. Вэлиант был не в силах оторвать взгляд от этого прекрасного создания, ибо то что это необычная кобыла он понял сразу, но где-то в глубине его подсознания стал появляться какой-то первобытный, животный страх. Страх перед неизведанным. Однако вместе со страхом, появилось и любопытство. Вэлиант попытался сменить позу на более удобную для дальнейшего наблюдения, но тут в механизме огнестрела что-то с оглушительным звоном щёлкнуло…