Ночная кобыла.

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Эта вьетка родилась внезапно. Под влиянием одной песни, Мельница - Ночная кобыла.

Из чего состоит радуга

Из чего на самом деле создаётся радуга? Ужасный кошмар, приснившийся Скуталу незадолго до экзамена Лётной Академии, заставляет её задуматься над этим вопросом. Но она даже не предполагала, что вскоре ей предстоит узнать на него ответ.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Принцесса Селепия, королева холода

В поисках вдохновения Рейнбоу идёт к Пинки, но заканчивает её Твайлайт.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Внезапное влечение

Драконикус давненько поглядывал на Силача Маки. Да и сам жеребец непрочь проявить Владыке Хаоса немного дружеской любви. Но к чему же их приведет эта взаимная симпатия?

Биг Макинтош Дискорд

Удивительные приключения Пинки Пай

Самое обычное утро Понивилля, тишина и покой. Но Пинки-чувство предупреждают одну определённую пони о том, что вот-вот опять произойдёт фанфик с Мэри Сью в главной роли. Но дела обстоят настолько ужасно, что хуже и быть не может - в город вторгнется не один омерзительный персонаж, а сразу два! Под угрозой сама ткань пространства и времени, два ОС-пони сталкиваются лицом к лицу в сражении за своё превосходство и только Пинки может спасти четвёртую стену от разрушения. Мы обречены.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Цыгане, психозы и удовольствия

Сборник микрофанфиков.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Спайк Принцесса Селестия

Город

Ваша цель - доставить провизию и оружие в осаждаемый город. Сможете ли вы пройти все препятствия, все терзания и спокойно войти в город, отдать содержимое воза и с легким сердцем отправиться домой?

Другие пони ОС - пони

Миссия Рэйнбоу Дэш: спасти Эквестрию

Рэйнбоу Дэш отправится в далёкую страну, чтобы предупредить опасность, грозящую Эквестрии.

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия

Моё маленькое солнышко

За несколько веков правления Эквестрией, Селестия работала очень много и усердно, но так мало отдыхала… В очередной раз погрязнув в тоннах бумажной работы, она загадывает одно единственно желание – стать снова маленькой и беззаботной. Говорят: будь осторожней в своих желаниях, они могут сбыться. Луна просыпается от того, что по её кровати кто-то прыгает. Тогда она ещё не знала, чем всё обернётся для Эквестрии…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Стража Дворца

Rorschach in Equestria/ Роршах в Эквестрии

Вместо того, чтобы принять смерть от руки доктора Манхэтенна в холодной Антарктике, Роршах обнаруживает себя в странном новом мире, заполненным пони. Постепенно, он вливается в жизнь Понивилля, но некоторые пони боятся его, полагая, что этот социопат принесет опасность и тьму в их мирное существование. Поможет ли Шестерка Уолтеру Ковачу обрести мир внутри себя, или победу одержат его холодные взгляды на реальность и жизнь?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Другие пони Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава I. Друг

Пролог

«Пугает только неизвестность. Но когда ты уже столкнулся с нею лицом к лицу, она перестает быть неизвестностью»
— Антуан де Сент-Экзюпери

— Равняйсь!

Громкий окрик одного из командиров, прозвучавший совсем рядом, вывел Фейдинг Лайта из размышлений. Сегодня Кантерлот, как и его войска, кипел бурной деятельностью. Приближающаяся свадьба одной из Принцесс и капитана Королевской стражи, требовала от всех наивысшей степени готовности, потому офицеры муштровали как новичков, так и опытных солдат. Сегодня доставалось абсолютно всем.

— Ногу тяни! Понабирают в армию кого ни попадя! – рычал офицер в золотой броне, пристально смотря на марширующую колонну. – Фезер! Если завтра на параде ты начнешь так же халтурить, ты у меня будешь месяц чистить стойла!

По царящей вокруг атмосфере казалось, что завтра у Кантерлота назначено генеральное сражение, а не свадьба двух знатных особ. Хотя, Лайт и знал пару пони, для которых свадьба и генеральное сражение – одно и то же. Об этом говорил еще и огромный алый магический барьер, который окружил всю столицу непроницаемым куполом. От кого или от чего он защищал, Фейдинг не знал, но, судя по словам Принцессы Луны, ее сестра на днях получила анонимное предупреждение о том, что на Кантерлот планируется нападение. Жаль, что этот пузырь не спасал от жары.

Жеребец сделал глубокий вдох и двинулся прочь от марширующего строя. Время перевалило за полдень, потому солнце пекло в полную силу, заставляя обливаться семью потами любого, и, если бы Лайт надел свою броню, его тоже ожидала подобная участь. Благо, Лунная гвардия заступает на службу только ночью, после подъема луны, так что от изнурительных тренировок и упражнений на этом солнцепеке он избавлен. Зато не защищен от другого, ведь если Принцесса Луна увидит своего гвардейца, расхаживающего по расположению в час, когда он обязан отдыхать, он получит нагоняй. Хотя, это тоже вряд ли, ведь она занята со своей старшей сестрой приготовлениями к свадьбе, к тому же, Лайт просто не мог уснуть в этот день. Сложно сказать, что было этому виной – общая нервозность или что-то еще, но факт оставался фактом – спать гвардейцу сейчас явно не хотелось. Палящее солнце, особенно если ты теперь бодрствуешь только ночью, доставляло неудобство. Даже медальон лунного гвардейца, который всегда был холодным и не нагревался, не спасал от этого. Следовало вернуться.

Лайт пересек плац и двинулся в сторону главных казарм, где располагались бараки гвардии. По пути то и дело встречались солдаты и офицеры, спешащие по своим делам. Последние, увидев земного жеребца без формы и бездельничающего посреди организованного хаоса общей подготовки, загорались острым желанием сделать выговор. Однако стоило только их сердитому взгляду остановиться на шее Лайта и увидеть там медальон с изображением метки Принцессы Луны, любые мысли по этому поводу мгновенно пропадали. Они лишь молча отдавали честь и шли дальше. Первое время Лайта это забавляло, но «первое впечатление» быстро померкло, стоило ему поближе познакомиться с истинными задачами гвардии на службе у Принцессы Ночи. Романтики — мало, обязанностей — больше, ответственность — выше. Но, сено побери, веселее, несоизмеримо веселее.

— Лейтенант Фейдинг!

Вновь чей-то громкий голос вывел Лайта из размышлений, когда он проходил мимо главного штаба – большого здания, отделанного белым мрамором и статуями нынешних правительниц Эквестрии. Жеребец обернулся. К нему навстречу, нацепив широкую улыбку, быстрой рысью двигался один из королевских стражников – белый пегас в серебряной броне.

— Лунатик, ты же должен спать сейчас! – произнес пегас.

— Это так у Вас принято, сержант Нэттл, приветствовать старших по званию? – нахмурился Лайт.

— Я… — жеребец тут же выпрямился и отдал честь. — И…извините, сэр!

Лицо Лайта исказила кривая ухмылка, которая тут же превратилась в приглушенное хихиканье.

— Ты как всегда, Нэттл… — он прикрыл рот копытом и засмеялся громче.

— Да чтоб тебя! – фыркнул пегас.

Он так же расплылся в улыбке, приняв непринужденную позу, и укоризненно посмотрел на гвардейца.

— Пользуешься моей жеребячьей наивностью! – произнес Нэттл, легонько стукнув Лайта в плечо.

— Сам виноват, – пожал плечами жеребец. – Давно пора запомнить, что днем я не на службе. К тому же, мой переход в Лунную гвардию никак не сказался на отношениях с моими друзьями. Особенно с теми, с которыми я побывал в целой куче передряг.

Лайт выставил копыто навстречу пегасу, который тут же ответно стукнул по нему своим.

— Чего хотел? – произнес гвардеец.

— О… да, точно! – спохватился Нэттл. – Тут такое дело…

Он подошел немного ближе и указал глазами себе за спину. Около казарм, в тени одной из ив, стояла группа из трех пони — единорога и двух кобылок — пегаски песочного цвета с малиновой гривой и единорожки бежевого цвета с гривой шоколадного оттенка. Лайт медленно перевел испепеляющий взгляд на стоящего перед собой Нэттла, расплывшись в колючей полуулыбке.

— Сержант… — ехидно произнес гвардеец. – Гражданские на территории части?

Пегас смущенно опустил глаза и поелозил на месте.

— Ну, Лайт… дружище… — неуверенно продолжил Нэттл. – Эти милашки… там в общем…

— «Помочь произвести впечатление», — ровным тоном процедил Фейдинг, продолжая давить на пегаса взглядом.

— Ну… это… да… — стражник виновато отвернулся, пряча глаза. – Я им сказал, что у меня есть друзья в Лунной гвардии… все такое… в общем… Просто покажи свою ночную форму, можешь даже отсюда. Умоляю!

— Сержант Нэттл, — холодно произнес Лайт, — как офицер, я категорически против такой самодеятельности на территории военной базы…

Пегас побледнел.

— Но как твой друг… — гвардеец поиграл бровями, — я думаю, один раз можно.

— Дружище! Я в долгу не останусь! – воодушевленный стражник энергично закивал.

— Я запишу на твой счет, — хмыкнул Лайт.

Медальон на шее гвардейца объяла черно-синяя аура, которая, казалось, поглощает свет вокруг. Ее потоки полностью окутали жеребца, мгновенно слившись с телом земного пони. Темно-бордовая шкура изменилась на темно-серую, короткая золотистая грива поменяла цвет на серебряный, а серые глаза стали похожи на кошачьи – желтые и с длинными вертикальными зрачками. На спине Лайта теперь красовалось два больших перепончатых крыла, которыми гвардеец тотчас резко взмахнул и, опустив ниже, поднял небольшой столб пыли позади себя. Радость на лице Нэттла было трудно передать словами. Пегас, стараясь сохранить непринужденность и самообладание, то и дело оглядывался на группу позади, кивая остальным, словно говоря «ну я же говорил!»

— Эти кисточки на ушах… — обострившийся слух Лайта уловил восхищенный вздох одной из кобылок.

Лайт закатил глаза.

«Финальный штрих. Сейчас добьем»

Гвардеец набрал воздуха в легкие и испустил сильный ультразвуковой импульс в сторону Нэттла. Грива жеребца встала дыбом, а сам он, переполненный восхищением, плюхнулся задом на дорогу.

— Иди… снимай сливки, — произнес Лайт.

Голос его звучал почти как шепот, но отчетливо. Достаточно громко, чтобы его тоже услышали кобылки, у которых явно перехватило дыхание.

— Аб… ап… обалдеть! – выдавил из себя Нэттл. – Спас… спа… спасибо, братан!

Пегас, словно буйвол в период поиска пары, неуклюже поднялся и, с полным гордости и уверенности лицом, двинулся к ошеломленным зрителям. Лайт усмехнулся, покачал головой и, не дожидаясь развязки, повернулся и зашагал прочь. Его тело опять объяла черно-синяя аура, вернув ему обычный вид.

— Ну? Как вам? – последнее, что услышал Фейдинг, пока не отошел слишком далеко.

Нахождение посторонних, тем более в такой день, чревато арестом. Но гвардеец сейчас не на посту. Да и почему бы не помочь старому другу? Если попадется – влетит не ему, а Нэттлу, его подразделению и, особенно, дежурным офицерам.

Форма фестрала, которую способен принимать лунный гвардеец, до сих пор еще многих вводила в замешательство. И неудивительно, ведь после изгнания Найтмэр Мун знания об этом древнем ордене и о самом ритуале посвящения в гвардию, были утеряны для Эквестрии. Но с возвращением Принцессы Ночи, вернулись и те немногие путеводные ниточки, которые помогли ей всего лишь за год возродить Лунную гвардию. Лайт был одним из первых, кто присягнул ей на верность и прошел через сложный ритуал посвящения. А теперь, спустя каких-то полгода с того момента, личная гвардия Принцессы уже насчитывает шесть бойцов.

Ритуал. Одно из тех событий в жизни Лайта, которые прочно отпечатались в его памяти. Закрывая глаза и предаваясь воспоминаниям, он словно вновь оказывался там.

**

Перед Королевским стражником Принцессы Селестии открылся просторный зал с длинной вереницей колонн и высоким круглым потолком. Вся его поверхность была усеяна тысячами маленьких искр, точно копирующих звезды на ночном небе, которые, казалось, спускаются по каменным стенам к черному трону, стоящему в самой дальней части помещения. На его верхушке красовался огромный полумесяц, который мерцал бледным светом, тускло освещая весь зал. На каменном полу тонкой линией мрамора была вымощена дорожка, ведущая от внушительных главных ворот к трону. В свете полумесяца, эта дорога как-будто указывала тебе направление. Когда копыта Лайта ступили на бледный мрамор, первое, что почувствовал жеребец – холод. Но не такой, как обычно: он не пытался навредить, наоборот, старался показать стражнику, что есть и иная сторона. Сторона, на которой ему тоже будут рады.

На троне сидела она – сама Принцесса Ночи. В отличие от ее обычного повседневного облачения, которое носили все Эквестрийские Принцессы, Луна была одета в длинную угольно-черную рясу с откинутым капюшоном, которая буквально поглощала окружающий ее и без того тусклый свет. На ее груди красовался кулон с изображением полумесяца – метки Принцессы. Рядом с троном смирно сидели два фестрала – первые из тех, кто принял клятву и вверил свои жизни и свою судьбу в копыта Принцессы Луны.

«Лунным гвардейцем становятся только один раз, и перестают быть им лишь после смерти»

Как только Лайт вошел внутрь, дверь позади него тихо закрылась, полностью утопив зал в сумраке. Неведомые силы сковали стражника и начали медленно толкать его навстречу Принцессе. Каждый шаг отдавался гулким эхом, которое растворялось в абсолютной тишине, наполнявшей огромный зал. От нее звенело в ушах, и было настолько жутко, что, оставшись тут на несколько часов, можно было бы сойти с ума. Лайт приблизился к трону и припал на одно колено – все в точности так, как было написано в древнем фолианте, который он выучил наизусть перед посвящением.

Принцесса Ночи поднялась и приблизилась к жеребцу перед ней. Оба гвардейца, повторяя ее действия, так же сдвинулись с места и встали по обе стороны от Лайта.

— Встань, Фейдинг Лайт, — по залу пронесся шепот.

Голос Принцессы был тихим, но в то же время его было отчетливо слышно. Лайт медленно встал и поднял голову, смотря на Луну.

— Мы хотим поблагодарить тебя, Фейдинг Лайт, — продолжила Принцесса, глядя на стражника, — за то, что ты решился на этот шаг. После Нашего возвращения жители Эквестрии с опаской и недоверием озираются на Нас, поэтому Мы признательны и ценим твое желание служить Нам. Готов ли ты?

— Это честь для меня, Повелительница Ночи, — ответил Лайт без промедления.

Глаза и рог Луны вспыхнули магией темно-синего цвета, потоки которой поползли по воздуху в сторону стражника. Тонкие линии окутывали голову Фейдинга, отзываясь приятными ощущениями, словно его кто-то обнимал. От этих объятий веяло холодом, который, вопреки всему, убаюкивал стражника. Лайт уходил в мир снов – истинное царство Принцессы Ночи. Только тут она может видеть твое истинное лицо, твои мотивы и твои добродетели. Только тут пони может произнести те клятвы, которые навечно свяжут его с ней.

Старый Фейдинг Лайт засыпал. Навсегда. Вместо него проснется уже совсем другой.

**

Плавая в воспоминаниях, Лайт не заметил, как оказался около главных казарм Лунной гвардии. Большое черно-синее здание, украшенное статуями и росписью с изображением звезд, луны и прочей атрибутики, присущей Принцессе Луне. Вокруг продолжали сновать офицеры и бойцы Королевской стражи, ведущие приготовления к будущей свадьбе. То, что сейчас все солдаты Принцессы Луны спали, пока остальные пони потели на солнцепеке, отнюдь не радовало. С наступлением ночи подготовка полностью ляжет на их плечи. Немногочисленной Лунной гвардии, конечно, помогут, чем смогут, но после подобного изнуряющего дня, большинство солдат отправят отдыхать перед завтрашним парадом, и гвардии придется поднапрячься, чтобы успеть в срок. Видимо, в итоге, вспотеют и вымотаются все одинаково.

Внезапно главные ворота со свистом распахнулись, а из них выскочил древесно-коричневый жеребец с рыже-белой гривой. Он, игнорируя все вокруг, быстрой рысью несся в сторону окраины, расталкивая возмущенных солдат. Вслед за ним выскочил второй пони – белого окраса и синей, коротко подстриженной гривой.

— Твистед, да остановись же ты, наконец! – крикнул он убегающему товарищу.

— Рэй, что с ним опять такое? – Фейдинг приблизился к жеребцу, удивленно посмотрев на бегущего гвардейца.

Твистед Рефлекшн и Блю Рэй – еще два земных пони, которые присягнули Принцессе Ночи. Рэй был первым, кто принес эти клятвы, возродив утерянный орден. А Твистед… если начинать рассказывать обо всех совместных приключениях Лайта и Твистеда, получится приличная книга, а может и две. Жеребец часто ловил себя на мысли, что когда он состарится, то, скорее всего, займется написанием мемуаров. Благо, написать было о чем.

— Да сено его знает! – выпалил Рэй. – Вскочил посреди бела дня, грохнулся на пол, разбудив всю казарму, и понесся сломя копыта, Тартар его знает, куда!

— На него не похоже, — Лайт помотал головой. – Главное, чтобы мы не нашли его рыдающим где-нибудь, а то это плохо скажется на нашей репутации!

Блю осуждающе посмотрел на Фейдинга, сердито скривившись.

— Что? – нахмурился тот. – Ну, смешно ведь!

Рэй, закатив глаза, помотал головой и рысью устремился в сторону, куда только что убежал их товарищ. Раздраженно фыркнув, Лайт рванул следом. Твистед мчался в сторону края города, где заканчивались городские стены, и начинался обрыв. Добежав до него, он встал на дыбы и, облокотившись на невысокую каменную стену, стал пристально всматриваться вдаль. Подоспевшие, Лайт и Рэй замерли в паре метров от него.

— Твист, ты чего? – произнес Фейдинг, подходя ближе.

Твистед стоял с опущенной головой и взглядом, устремленным в сторону горизонта, словно стараясь что-то там разглядеть. Жеребец тяжело дышал, жадно хватая ртом воздух. В его глазах, хаотично бегающих по зелено-синей палитре солнечной Эквестрии, явно читался леденящий ужас.

— Твист… — Рэй положил копыто на плечо друга.

— Я больше ее не чувствую… — прошипел он.

Лайту стало немного не по себе. Он посмотрел в сторону, куда сейчас был устремлен взгляд Твистеда, словно стараясь найти ответ там.

— Кого? – переспросил Фейдинг.

Рэй посмотрел на него суровым взглядом.

— Ты и сам прекрасно знаешь, – произнес он, вновь повернувшись к Твистеду. – То есть, как это – не чувствуешь?

— Вообще… — жеребец помотал головой. Его голос начал дрожать. – Н… ничего. Пустота. Словно… словно…

Он тяжело сглотнул. Каждое слово давалось ему с трудом. Твистед уже всю неделю был какой-то нервный, но особого значения Лайт и Рэй этому не придавали. До этого момента.

— Успокойся, — твердо сказал Рэй. – Ты еще ничего не знаешь, а уже делаешь такие выводы.

— Я НЕ МОГУ успокоиться! – выпалил Твистед.

[Nickelback — Savin' Me]

Он сел на землю, обхватив голову передними ногами, стараясь восстановить дыхание. Не вышло. Леденящий ужас и паника все больше сковывали волю гвардейца.

— Святая Богиня… — Лайт подошел к товарищу. – Дружище, да на тебе лица нет… Можем мы чем-нибудь помочь?

— Вряд ли… — Твистед помотал головой. – Мне нужно увидеться с Принцессой Луной.

Рэй нахмурился.

— Смеешься? Подготовка к свадьбе в самом разгаре! – произнес он. – Я последний раз виделся с ней три дня назад, когда она отдавала последние распоряжения. Быть может, она вообще уже уехала из города за свадебным подарком!

— Мне нужно вернуться… — прохрипел Твистед, – иначе я сойду с ума. Но я не могу просто сбежать… Я должен ее увидеть!

Жеребец сорвался с места и рванул в сторону королевского замка.

— Придется идти с ним, – выдохнул Лайт. – Если что, хотя бы остановим, пока он не наделал глупостей.

— Да что б тебя! – злобно фыркнул Рэй. – Я сегодня вообще-то хотел выспаться!

Фейдинг лишь усмехнулся, поспешив вслед за убегающим товарищем. Путь к замку лежал через сад, где сейчас знать решила сыграть в поло, чтобы хоть как-то отвлечься от свадебной нервотрепки. Однако, ворвавшийся посреди матча лунный гвардеец, который, игнорируя все вокруг, стремительно пересек поле, повалив пару игроков на траву, только подлил масла в огонь. Не спасли положение и извиняющиеся Лайт и Рэй, которые бежали следом. Что-то подсказывало Фейдингу, что расфуфыренные светские пони этого так просто не оставят. Ну и сено с ними, сейчас главное попытаться остановить и успокоить Твистеда. Гвардейцы догнали его только около главных ворот Королевского замка. Там путь ему преградили два королевских стражника, у которых, естественно, был приказ никого не впускать.

— Пропусти!.. – прорычал Твистед.

— Я Вам уже говорил, сержант Рефлекшн, — вновь произнес один из солдат, который держал копье, не давая жеребцу войти, — приказ Принцессы!

— Пропустите его, сержант! – подоспевший Лайт посмотрел на охранника. – Под мою ответственность.

— Извините, лейтенант, но… — попытался возразить тот.

— Я сказал, пропусти нас! – Лайт сделал шаг вперед.

Стражники переглянулись. Скривив недовольные мины, они убрали копья, освобождая троице путь.

— Под вашу ответственность, — хмуро процедил солдат.

Замок в преддверии свадьбы, казалось, был наполнен хаосом как никогда. Повсюду сновала прислуга, дизайнеры и вообще кто угодно, чья роль в организации свадьбы была мало-мальски важна. Корона не скупилась ни на какие расходы, и неудивительно – не каждый день одна из Принцесс выходит замуж. Благо, в этом праздничном хаосе найти Принцессу Луну не составляло труда – гвардеец и так всегда знает, где находится его Повелительница.

— Спасибо… — произнес Твистед, повернувшись к Лайту. – Я немного не в себе…

— Да я вижу, — улыбнулся Фейдинг. – Мне не трудно помочь тебе, что бы ты там не задумал. Но учти – если ты затеял убийство, то я пас!

Лайт выпучил грудь и расплылся в улыбке. Вся троица остановилась. Гвардейцы повернули головы к Фейдингу, одарив взглядами, полными возмущения, тесно переплетенного с отвращением. У обоих на лицах словно было написано «Чего?!».

— Ну, смешно ведь! – фыркнул Лайт.

Рэй и Твистед переглянулись.

— Да идите вы! – сердито бросил жеребец и двинулся вперед.

Троица вышла ко входу в главный зал, который был наполнен большим количеством пони, занимающимися всем, чем угодно — от уборки до украшения и приведения помещения в праздничный вид. В центре комнаты стояли Принцесса Луна и Принцесса Селестия, которые внимательно слушали усатого единорога в клетчатом пиджаке, держащего в магическом захвате свиток. Твистед резко рванул вперед, расталкивая снующих во все стороны обитателей замка. Как только до Луны оставалось несколько метров, он остановился, подняв взор в ожидании. Обе Принцессы тут же заметили это.

— Как я уже говорил, Принцесса… — Селестия жестом прервала единорога.

— Подожди, Говард, — она повернула голову к сестре.

Луна секунду смотрела на Твистеда, после повернулась к Рею и Лайту, подошедших следом.

— Я вижу, тебе необходимо отлучиться, – произнесла Селестия.

— Видимо, да, — кивнула младшая сестра. – Если тут присутствует половина всей моей гвардии, что-то произошло. Ты справишься?

— Конечно, ступай, — кивнула Селестия. – К тому же, скоро прибудет Твайлайт с ее подругами. Мы справимся.

Луна откланялась и подошла ближе к гвардейцам.

— Я, полагаю, дело срочное, — начала она, поочередно взглянув на каждого, — что заст…

Принцесса замолчала, стоило ей только увидеть полное беспокойства лицо Твистеда. Без лишних слов, она жестом поманила всю троицу следом за собой, уводя их в более спокойное место. Луна вышла из общего зала и двинулась по коридору вглубь замка. Остановившись около кабинета Селестии, она магией открыла дверь, пропуская гвардейцев вперед. Трое жеребцов оказались в просторном помещении, заставленным стеллажами, полными книг, и коробками со свернутыми пергаментами. Они прошли внутрь, остановившись в центре красного ковра, украшающего пол кабинета. Закрыв дверь, Луна подошла к окну и потянула магией занавески. Шторы бесшумно сомкнулись, полностью скрыв оконные проемы под собой, погрузив помещение в полумрак и надежно спрятав все внутри от посторонних глаз. Принцесса подошла ближе к гвардейцам и взглянула на Твистеда.

— Я хорошо тебя знаю, Синто, — начала Луна, — но таким я вижу тебя впервые. Что случилось?

Твистед секунду помялся на месте, словно хотел попросить у Принцессы что-то постыдное. Он сделал глубокий вдох, закрыл глаза и, через мгновение, вновь их открыл, устремив взгляд на Луну.

— Я больше ее не чувствую… — произнес он дрожащим полушепотом.

Принцесса несколько секунд пристально смотрела на гвардейца.

— Твою Королеву? – спросила она.

— Да, — кивнул Твистед.

Жеребец сел на пол, опустив голову.

— Но ведь, ты сам говорил, — спокойно произнесла Луна, — что инфильтратор, вроде тебя, полностью теряет связь с ульем после «Отсечения»?

Твистед тяжело сглотнул и посмотрел на Принцессу.

— Да… — кивнул он, — полностью теряем, но не с Королевой. Она всегда остается с нами, и это помогает перенести бремя одиночества, когда мы покидаем родной дом.

Твистед сглотнул.

— Я не лгу… — продолжил он. – Спросите у Ауры, если не верите мне.

Луна повернулась к Рэю.

— Я подтверждаю, моя Принцесса, — он кивнул и сделал шаг. – Подобное служит напоминанием о том, что мы не одиноки, и, если вдруг улью нужна будет помощь, мы будем в курсе.

Принцесса посмотрела на обоих гвардейцев.

— Я не думаю, что ты когда-либо лгал мне, — произнесла она, остановившись на Твистеде.

Луна села на пол, глубоко вздохнув и подставив копыто к подбородку. Несколько мгновений она напряженно думала.

— Так что же это все-таки значит, сержант? – наконец произнесла она, глядя на Твистеда.

— Не знаю… — он помотал головой.

В голос гвардейца вернулась одышка и нервозные нотки.

– Связь не исчезает так стремительно, — добавил он. – Только… только если не произошло самое ужасное. У меня было дурное предчувствие, и теперь оно сбывается.

— Не делай поспешных выводов, — Луна встала и подошла ближе. – Будь ты уверен в этом, ты бы сейчас не стоял передо мной. Ты спрашивал у других инфильтраторов из твоего улья, которые живут в Кантерлоте?

— Да… но они назвали меня параноиком… — Твистед сердито фыркнул.

Он опять глубоко вздохнул, вставая с пола на все четыре копыта.

— Успокойся. Насколько я знаю, по твоим рассказам, — продолжила Луна, — твой улей один из самых многочисленных и сильных в Эквестрии. Вы даже приняли решение вырастить новую Королеву. Кто осмелится нападать на вас?

— Я не знаю… — Твистед вновь отрицательно помотал головой. – И это меня пугает…

Он поднял голову, впившись взглядом в глаза Луны.

— Моя Принцесса, — он поклонился, — умоляю Вас, отпустите меня на сутки из города! Я должен выяснить, что произошло!

Луна замолчала и задумалась. Глаза Принцессы медленно плыли по узору на ковре под ее ногами, словно она искала верное решение среди хитрых переплетений красных нитей.

— Хорошо, — наконец, произнесла она. – Но ты обязан будешь вернуться и рассказать мне все, что увидишь там. Все, о чем бы я могла или не могла спросить. Все. Это приказ.

— Да, моя Принцесса, — Твистед припал на одно колено.

Наконец, за весь день на его лице появилось какое-то подобие удовлетворения.

— Лейтенант Фейдинг! – Луна повернулась к Лайту.

Жеребец тут же вытянулся в струну.

— Я хочу, чтобы на этом задании ты сопровождал Твистед Рефлекшена, – произнесла она.

На лице Фейдинга появилась широкая улыбка.

— Как прикажите, моя Принцесса! – бойко ответил Лайт и, повернувшись к Твистеду, добавил: — Наконец-то я познакомлюсь с твоим лысым дырявоногим семейством.

Твистед закатил глаза, Рэй закрыл лицо копытом, а Луна мягко улыбнулась.

— Я рада, — произнесла Принцесса, — что самой слабой чертой моего гвардейца является чувство юмора.

— Да смешно же ведь! – сердито вырвалось у Фейдинга.

Не найдя поддержки, он отвернулся. Луна вновь повернулась к Твистеду.

— Отправляйтесь немедленно. Ваша форма фестрала позволит вам без труда преодолеть магический барьер, — произнесла она. – Я буду ждать отчет завтра, когда вернусь в Кантерлот. А теперь ступайте, и пусть ночь хранит вас!

Вся троица низко поклонилась и вышла из кабинета. Всю дорогу до выхода никто не проронил ни слова, и даже шум, стоящий сейчас в замке, не мог вывести гвардейцев из задумчивого состояния. Наконец, оказавшись снаружи, Рэй остановился и повернулся к остальным.

— Видимо, сегодня ночью мне придется одному расхлебывать все эти свадебные приготовления, — усмехнулся он.

— Ничего… — Твистед ухмыльнулся. – Мы в долгу не останемся.

— Выясните, что там произошло, — произнес Рэй, — и возвращайтесь целыми.

— Да… — Лайт ткнул копытом в плечо товарища. – Как в старые добрые времена! Только ты, я и неизвестность!

Твистед кивнул.

[Starset — Down With the Fallen]

 — Верно, — он ответно хлопнул Лайта по плечу. – Как в старые добрые времена.

Фейдинг внезапно ударил копыто о копыто.

— Вот ведь! – жеребец расплылся в колкой улыбке. — Я только сейчас сообразил! Это так забавно.

Он повернулся к товарищам, которые смотрели на него без особого интереса.

— Ты всю жизнь питаешься страхом, Синто, — хмыкнул Лайт, глядя на Твистеда, — а сейчас сам боишься! Это, как если бы я был… хм… я ел яблоки, а потом сам стал яблоком!

Фейдинг расплылся в широкой улыбке, которая, казалось, сейчас затмит солнце. Рэй медленно развернулся и закрыл копытом лицо.

— Смилуйся надо мной, — умоляющим тоном произнес он, уходя прочь.

Твистед секунду смотрел на лыбящегося Фейдинга и, не говоря ни слова, шагнул вслед за Рэем.

— ДА СМЕШНО ЖЕ!!!