Автор рисунка: aJVL

Две лучшие сестрёнки гамают в Bendy and the Ink Machine

 — Что значит, ты не знаешь, кто такой Бэнди? — изумлённо спросила Селестия, пока запускалась игра.

 — Я и вправду не знаю, кто он такой, — честно ответила Луна, державшая с помощью магии мышь и готовая нажать на “Play Chapter 1”.

 — Серьёзно? — презрительно воскликнула её старшая сестра. — Да это же такая же классика, как Микки Маус! Как так можно вообще?!

 — Ну знаешь, я не особо… — начала было та, но тут же услышала:

 — Я не особо разбираюсь в этом, потому что я отсталая? — закончила за неё сестрица, достав непонятно откуда банан.

 — Да пошла ты! Мы не для того решили сыграть в эту игру, чтобы вспоминать прошлое, — обиженно произнесла лунная принцесса.

 — Ну, я лично здесь потому, что мне хочется увидеть, как ты будешь пугаться эту мультяшку, словно мелкая сучка! — восторженно, откусив уже кусок своего любимого лакомства, признала Селестия.

 — Эй! Молча бы! Кто у нас тут верещал, как резанная, играя в FNAF 4? — высокомерным тоном отпарировала младшая сестра.

 — А как не верещать, когда внезапно, порой даже без звука шагов, ёбанный аниматроник орёт так сука громко, что я готова поклясться, стоило бы мне сделать звук ещё немного громче, и мне пришлось бы регенерировать свои ушные раковины! Конечно же я кричала, ведь эти твари, прямо как какие-то ниндзя клана “Бууу” появляются из ниоткуда и вопят в голосину потому, что какой-то кретин решил спрятать трупы убитых им детей в аниматроников! Куда же ещё прятать тела своих жертв? Может закопать? Бросить в озеро? Разрезать на кусочки и хранить в грязном и забытом сейфе? — разошлась принцесса Солнца, размахивая копытами и бананом. — Нееет! Надо спрятать их, по сути, на виду у всех! Чтобы любой, не являющийся последним дауном, присмотрелся бы к этим механическим тварям и понял, что в них находятся человеческие органы, и что это вовсе не клубничное варенье капает с них!

 — Ты закончила? — спрятавшись за стулом, слегка испуганном тоном спросила Луна.

 — Да! — ответила “временная обзорщица“, не заметив поначалу исчезновение своей сестры со стула. — Какого хуя? Ещё рано пугаться, залезай обратно!

 — Ладно, — под смех Селестии принцесса Ночи села и кликнула на надпись. На чёрном фоне посередине появилась телеграмма, которую лунная принцесса принялась читать:

 — “Дорогой Генри, — начала она, пока её сестра дожёвывала свой банан. — Как будто целая вечность прошла с тех пор, как мы работали над мультиками вместе. Тридцать лет пролетели очень быстро, не так ли?”

 — Я умею читать, — завершив свою трапезу саркастическим тоном произнесла Принцесса Солнца.

 — Погоди, — прижав правое переднее копыто к своему лицу, задумалась Луна. — Тридцать лет прошло после их расставания. Если предположить, что они начали свой бизнес в двадцать лет, и всего они потратили на это, наверное, лет десять…

 — К чему ты это? — недоумевала её старшая сестра.

 — Значит, мы играем за семидесятилетнего старичка?! — заключил такой вывод “детектив”.

 — Стоп, как ты так считаешь? Двадцать плюс десять и ещё плюс тридцать — это вообще-то шестьдесят. У тебя что: двойка по математике была? — усмехнулась Селестия.

 — Так я это, гипотетически, — начала оправдываться та, надув губы от обиды. — Суть-то не в этом.

 — Ты боишься, будто бы твой персонаж мало того, что будет двигаться со скоростью полкилометра в час, но он ещё и погибнет от сердечного приступа при первом же скримере?

 — Именно, — радостно воскликнула Луна, желая переменить тему.

 — Может, уже начнёшь? — недовольно предложила любительница тортиков, которая была бы сейчас не против отведать парочку, а то и больше, этих сладостей. — Твой друг, Джои, зовёт тебя в свою мастерскую.

 — Хм, если он Джои, и он зовёт меня, главного героя, — вновь принялась размышлять её недалёкая сестричка. — Значит: я Генри!

 — Браво! — цокая передними золотыми накопытниками, саркастично-восхищённо воскликнула Селестия. — Восхитительный вывод! Я смотрю, вы прямо-таки мастер дедукции! Небось, раскроете это дело с чернильной машиной, как только прибудете туда!

 — “О, вы только посмотрите на меня, мой сарказм такой изысканный, прямо как деревенский мул, а шутки тонкие, как кожа слона”, — принялась передразнивать Луна, кривляясь и сделав свой голос максимально похожим на голос дауна.

 — Знаешь, есть такое выражение: “сделали они, а стыдно мне”. Вот это прям точно передаёт мои ощущения, — отпарировала принцесса Солнца, в то время, как её сестра уже нажала “Continue”. После загрузки появилась надпись: “CHAPTER ONE: “MOVING PICTURES””. Перед ними появился небольшой коридор, ведущий в слабо освещённое помещение, по бокам на стенах висели постеры, а графика сама по себе была мультяшной, будто бы всё происходило в мультике тех годов.

 — Итак, наша задача: найти чернильную машину, — констатировала Луна, когда цель появилась внизу слева, а потом исчезла. Не теряя времени, она повернула назад и попыталась выйти, но дверь была закрыта.

 — Серьёзно? Ты правда думала, что это сработает? — усмехнулась Селестия и, увидев нарисованную чернилами надпись “EXIT”, воскликнула: — Видишь? Дисней настолько затмил их своим Микки Маусом, что у них не хватало денег даже на табличку “EXIT”! Пришлось рисовать чернилами!

 — Мне кажется, что ты меня обманываешь, — недоверчивым тоном произнесла Принцесса Ночи, рассматривая постеры.

 — Да нет, вовсе нет, — искренно ответила её сестра. — Вот видишь: эти мультфильмы существовали в реальности. Их просто перенесли в игру, как пасхалки.

 — А почему один из них называется: “The Dancing Demon” (“Танцующий демон”)? — глядя на плакат с безголовым Бэнди в юбке из листьев, как у аборигенов.

 — Потому что он чертёнок, — равнодушно ответила принцесса бананов.

 — Разве? Я думала, что он лисёнок, — от этих слов зрачки старшей сестрёнки расширились, а голос так и возвысился вверх, стремясь пронзить небеса:

 — Лисёнок?! Как нахуй лисёнок?! Нет, ты чё, серьёзно?! В каком месте он похож на лисёнка?! Просто скажи: в каком?

 — Не, ну ведь похож же, — не зная, что и ответить, промолвила Луна.

 — Отличный аргумент! Я даже и не знаю, как на него ответить! — приложив копыто к своему лицу, Селестия добавила уже более спокойна. — Ты напоминаешь мне тех идиотов в сети, которые готовы защищать любое дерьмо, из раза в раз повторяя: “Не, ну ведь неплохо же”, “Этот фильм не чё так”, при этом на любую критику, аргументацию или даже высказывание личного мнения вы лишь пускаете слюни и опять за своё: “Ну, ведь неплохо же”.

 — Не надо переходить на личности, — перейдя к другому постеру, обиженно произнесла Луна, припоминая как таким образом защищала фильм “Повелитель Стихий”.

 — Хорошо, а этот, на кого похож? — на этот вопрос она довольно-таки быстро ответила: “На волка”, что, впрочем, ей не помогло.

 — Да ты просто прочитала там внизу справа, что это волк. И надеюсь, что ты не скатишься до шутки про его имя, — укоризненно произнесла Селестия.

 — Его зовут Борис? — только что заметила это Луна. — Это мультяшная версия Бориса Бритвы?

 — Оооох, — слегка треснув себе по лбу копытом, тяжело вздохнула поклонница фильма “Большой Куш”. — Ещё скажи, что он засунул эту дудку одному из своих должников в задницу и заставил его на ней сыграть.

 — Фууууу! — затрясла головой её сестра, представив себе это зрелище. Пройдя дальше, она наткнулась на три колеса справа, висящих на стене и вращающихся безо всякой на то причины. На них была намотана лента, которая, вопреки физике, не двигалась, а даже проходила сквозь текстуры.

 — Зачем здесь эти штуки? — спросила принцесса Ночи, искренне не понимая сей конструкции.

 — Для видимости, — ответила ей старшая с умным видом. — Оно нужно здесь, что впечатлить проверяющих, мол: “А здесь у нас главный зал. Как видите, тут всё работает как часы”. И поскольку они сами толком в этом не разбираются, то молча кивают и идут дальше, не удосужившись спросить: “А чё это за хрень?” Так оно и работает.

 — Знаешь по личному опыту? — подколола её Луна, и тут же получила подзатыльник.

 — Замолкни! Ты один раз на это купилась, — самодовольно воскликнула Селестия.

 — И когда же это? — не поняла та, гладя ушибленное место.

 — Неважно, — отмахнулась копытом бывшая хранительница Элементов Гармонии. Не найдя больше ничего интересного, повелительница детских кошмаров (вряд ли этим можно гордится!) направилась по коридору, пока не наткнулась на тупик, где был сделанный из деревянных досок стул и стол, возле которого стоял макет Бэнди. “О, это моё старое рабочее место. Столько воспоминаний”, — произнёс главный герой. На полу валялась куча пустых бумаг, которые, к слову, были порой ещё и на стенах.

 — Это моё рабочее место? — недоумевая, спросила принцесса Ночи.

 — А ты что хотела? Я же говорила тебе про малый бюджет, скажи спасибо, что хоть не в туалете, — ответила ей пожирательница сладостей, указывая на дверь, находившуюся напротив того самого места. — Там небось и есть туалет.

 — Ага, готова поспорить, что будь бы их рабочие места там, то их творения были бы полны сортирного юмора, — уходя оттуда, воскликнула Луна.

 — Самого очевидного и тупого, — добавила Селестия. Увидев надпись чернилами на стене “Мечты стали явью”, она язвительно воскликнула:

 — Ага, как скажешь, чувак. Если твоя мечта была работать в задристанной, держащейся на соплях и дешёвом клее мастерской, где твоё рабочее место находится напротив “кабинета”, откуда постоянно доносятся звуки пердежа и запах дерьма, а клиенты сего места просят порой у тебя бумаги, ведь она просто разбросана у твоих ног целыми кучами, то тогда ты прав: “мечты стали явью”.

 — Знаешь, если бы не твой комментарий, меня бы эта надпись напрягла, — смотря на неё, несколько облегчённо произнесла Луна.

 — Всегда пожалуйста, — махнув копытом, произнесла любительница цинизма. — Я ведь ещё и слова не сказала про капающие с потолка чернила, наверняка, там наверху была первая мастерская Дисней, а сейчас заливают по старой памяти.

До чернильной машины обе сестры сидели молча, но затем младшая вновь подала голос.

 — Это? Это и есть чернильная машина? — изумилась она причудливости конструкции.

 — Да, она самая. Иди включи её, — предложила ей принцесса Солнца простым тоном.

 — А как она работает? — рассматривая её, недоумевала покровительница мелких ссыкунов и плакс. — В смысле, вот сзади у неё большой чан с чернилами, а спереди довольно-таки большая труба, из которой вытекают, небось, литры чернил. Это же непродуктивно!

 — Рожать Сансет Шиммер было непродуктивно, — вставила своё слово Селестия. — Доктор, принимавший у её матери роды, так и сказал: “Зачем вы родили эту тупоголовую дуру? Это же непродуктивно, и я вас искренне ненавижу за это”.

 — Тебя там не было, — возразила Луна, продолжая стоять возле машины.

 — А мне и не нужно было там быть, — ответила ей сестра, подтягиваясь в кресле.

 — И всё же: как она включается? Им что, каждый раз приходилось кричать друг другу, так как кнопка включения находится в другой комнате? Или у них и вовсе была целая цепочка людей, передающих сообщения от одного конца в другой? — решив пойти дальше, принялась размышлять принцесса Ночи.

 — Что ты несёшь? — почёсывая затылок, спросила Селестия. Когда её сестра повернула налево, то обнаружила на полке небольшой проигрыватель, и, нажав на него, она услышала чей-то голос.

 — Не знаю зачем ему нужна эта… машина. Она больше не делает чернил, — расслышала принцесса Ночи и принялась радостно восклицать:

 — Ага! Я же говорила, что эта машина не имеет смысла! Даже работники этой компании признают это!

 — А ещё они признают тот факт, что Джои “немного” тронулся умом, впрочем, пока начальство даёт тебе обещанный чек с кругленькой суммой, то можно и стерпеть психа с синдромом Бога, — дослушав запись, заключила Селестия. Когда Луна дошла до небольшой комнаты, в которой был старый проектор, а рядом с ним два стула. Впереди был большой экран, напротив которого стояли ещё два стула, а третий был немного сдвинут вправо, что слегка испортило бы обзор тому, кто захотел бы с этого места посмотреть фильм. Также там были полки, на которых лежали плёнки.

 — А, это, короче, комната, куда приглашали спонсоров, — быстро сделала вывод принцесса Солнца.

 — Думаешь? — слегка усомнилась её сестрёнка.

 — Уверена, — воскликнула та и принялась объяснять. Вот видишь: на тех двух стульях сидели Джои и Генри, спереди два представителя компаний, спонсирующих их, а справа: независимый критик, нужный больше для формальности. И они показывают свой проект, критик там что-то ворчит, мол: “ААААА! ПОЧЕМУ МЕНЯ ПОСАДИЛИ СЮДА?! ОТСЮДА НЕ УДОБНО СМОТРЕТЬ!” — она старалась сделать свой голос как можно более неприятным и громким. — Показ заканчивается, и Генри такой: “Ну, как вам?”. А они: “Если честно, то не очень”. И в этот момент у Джои начинает дёргаться правый глаз, он почёсывает свои руки и что-то про себя мямлит. Вдруг, посередине разгрома их творения, этот весельчак уходит в коридор, а потом… — тут Селестия сделала паузу, а затем громко крикнула: — ПОЯВЛЯЕТСЯ С ТОПОРОМ И ПРОЛАМЫВАЕТ КРИТИКУ БАШКУ!!!

 — ААААААА!!! — вскрикнула Луна и упала со стула. Падание было весьма неприятным, а смех родной сестры ещё сильнее ухудшил положение. Расположившись вновь на своём месте, она недовольно произнесла: — И чем ты после этого лучше аниматроников?

 — Аха-ха-ха! Прости, просто прошло уже столько времени, а нас пока ещё не начали пугать, — вытирая слёзы, сквозь смех сказала Селестия. — Хотя, должна признать, что это место выглядит весьма атмосферно. Впрочем, ты слишком тупа, чтобы прочувствовать весь ужас, поэтому приходится прибегать к детским трюкам.

 — Оправдывайся сколько можешь. Повелительница-то кошмаров тут я! — гордо воскликнула её младшая сестра, направляясь к другому коридору. Тут перед ней упала доска, и она решила сменить тему:

 — Это место явно нуждается в ремонте. В смысле, посмотри на… — однако, увидев то, что было слева, владычица ужасов застыла на месте. — Какого?

 — Оу, кажется, игра решила начать давить на наши нервы, — с небольшим возбуждением произнесла любительница тортиков. — Чего же ты стоишь? Иди!

 — Но я не хочу туда идти, — призналась ей сестрёнка, держа наготове мышь, чтобы резко повернуть.

 — Что значит: не хочешь? Мы ради чего в хоррор-то играем? Ради вот этого! — с этими словами поедательница бананов указала копытом на предмет их разговоров. Тяжело вздохнув, Луна всё же пошла в ту самую комнату, где, распластавшись на вертикальном транспаранте, лежало нечто, напоминавшее своим видом…

 — Бля, да это же Борис! — вскрикнула младшая и осмотрелась вокруг. Увидев надпись чернилами: “Кто смеётся теперь?”, она жалобно вскрикнула: — Уж точно не я!

 — Да, чё-то нихера не смешно! — вставила свой комментарий Селестия. — Ты только посмотри на его глаза! Это же крестики! Знаешь, что это значит?

 — Нет и не хочу этого знать, — испуганно протараторила Луна.

 — Это значит, что он мёртв! Почему у него в груди гаечный ключ? — вдруг совершенно спокойно спросила старшая.

 — Что ты там говорила про синдром Бога? — сжавшись, спросила принцесса Ночи.

 — Ах да, точно! Что ж, теперь у нас есть доказательство, что это вовсе не корпоративные бредни! Прямо здесь! — восхищённо воскликнула Селестия. — Огромное, наполненное чернилами, мёртвое. С… железной хернёй в груди… — теперь уже недоумённо произнесла она. — Можешь уже уходить отсюда, нам всё равно не сюда.

Дальше они уже ничего не говорили, поскольку ожидали скримера или же ещё чего-то внезапного. Когда же Луна зашла в большую комнату, где было по три пьедестала слева и справа, а посередине рычаг, над котором красовалась надпись “Ink Machine. Main Power”, то её снова одолели сомнения, ведь задача поменялась, и ей предстояло найти шесть предметов, изображённых возле тех самых пьедесталов, одним из которых был гаечный ключ.

 — О, гляди, нам нужен гаечный ключ, — радостным тоном произнесла старшая, показывая копытом на картинку с тем самым ключом. — К счастью, мы уже знаем, где его искать.

 — К счастью? — испуганно спросила младшая. — Да я туда ни за что не вернусь! Может, он есть в другом месте? В смысле, у них не может же быть лишь один гаечный ключ?

 — Ещё как может! — оборвала её надежды принцесса Солнца и после нескольких секунд паузы добавила: — Так что заткнись и возвращайся туда. Прямо к Борису.

 — А что если он оживёт? Вырвется из оков, схватит меня, отбросит в сторону, и мне придётся собирать оставшиеся предметы, скрываясь от него? — медленно идя по коридору, дрожащим тоном произнесла Луна.

 — Ну тогда…

 — БЛЯТЬ! — вскрикнула принцесса Ночи, увидев за углом внезапно появившийся макет Бэнди, плюс резкий звуковой эффект лишь усилил ощущение ужаса. — Видишь? Это знак! Знак, что мне не надо туда идти!

 — Не будь такой трусихой, — более строгим, чем успокаивающим голосом сказала Селестия. Увидев, что её сестра зачем-то идёт в макет, она впала в недоумение. — Зачем ты идёшь в него?

 — Хочу опрокинуть, — рационально ответила любительница сыра, убедившись в тщетности своих попыток. — Почему я не могу этого сделать?!

 — Так ты же высчитала, что мы играем за семидесятилетнего! — воскликнула Селестия, но потом приложила копыто к подбородку и более тихим тоном добавила: — Правда, я сомневаюсь в твоих расчётах, да и есть основание в них сомневаться. Хотя бы основываясь на законах математики, можно заключить, что ты идиотка и верить тебе: значит быть ещё более тупой.

 — Что-то я не вижу доказательств твоего ума, — подходя к трупу Бориса, проворчала Луна.

 — А, тебе доказательства нужны? Да хоть прямо сейчас! — слегка яростным голосом отпарировала старшая. — Во-первых, этот волк не восстанет из мёртвых, на данный момент, так что хорош ссать и бери уже этот ключ. Во-вторых, после сбора предметов тебе ещё предстоит нажать на кнопку в той комнате, где Джои рубил топором критиков.

 — Погоди, там была кнопка? — засомневалась принцесса Ночи, хотя всё-таки она и взяла ключ.

 — Вот видишь! А ты ещё сомневаешься! — отмахнулась от неё копытом Селестия.

 — Повышенное внимание ещё не доказательство ума, — отправляясь на поиски оставшихся предметов, произнесла Луна.

 — Ты видишь здесь хоть какие-то головоломки? Хоть одну? — указывая передними копытами на экран, спросила повелительница бананов. После этого они какое-то время сидели тихо, пока младшая сестра не нашла книгу, называвшуюся “Иллюзия Жизни”.

 — Иллюзия Жизни? — удивилась та названию.

 — Вот так всегда: стоит только какому-то умнику прочитать философскую книгу с замудрённым названием, занимаясь при этом, по сути, интеллектуальным онанированием, ведь все эти мысли о том, что мол: “Ты — центр Вселенной”, “Твой разум способен менять окружающую реальность”, “Воля к власти позволит тебе заставить этот мир танцевать вокруг тебя, как грязную шлюху” и так далее — всё это ублажает этих ботанов получше секса, и в итоге у него едет крыша, а мы получаем тело персонажа из мультика, боевого робота, или этот хрен вообще начинает яростно кричать и жестикулировать, призывая истреблять чужие расы, выращивать детей в пробирке, давать каждому вместо имени номер и с серьёзным видом восклицать: “Кукурузные хлопья охуенны!” — жестикулируя, воодушевлённо произнесла Селестия.

 — По-моему, ты слегка переборщила, — подозрительно взглянув на неё, недоверчивым тоном сказала Луна.

 — Вовсе нет, — спокойно отмахнулась та. — Кроме того, — тут она игриво посмотрела на неё и подмигнула. — Тебе ли не знать?

 — ЧТО?! — с сильным удивлением воскликнула принцесса Ночи, у неё даже зрачки расширились.

 — Да ладно тебе, колись. Что ты читала перед тем, как попыталась отобрать у меня власть? Это же ведь не был какой-нибудь плаксивый роман, где в главную героиню влюбляется богатенький принц, хотя она тупоголовая, ленивая, трусливая, нищая, готовая отдаться ради денег, хотя и скрывает это под маской лицемерия, дура, под которую автор подстраивает созданный им мир, а не его персонаж непосредственно? Тебе же ведь нужно было придумать политическую программу, выбрать вид экономики: рыночную или командную, найти альтернативный источник солнечного света, ведь без него хозяйство спадёт на нет, а значит наступит массовый голод… — взглянув на свою сестру, Селестия резко оборвала свою речь и с презрением спросила: — Ты ведь вообще не задумывалась над этим, не так ли?

 — Нет! Вовсе нет! — быстро, от того так притворно, воскликнула бывшая повелительница кошмаров. — Я читала одну очень замечательную книгу, вдохновившую меня на борьбу с тобой! Там всё было расписано! И политика, и экономика, и про свет!

 — Даже про свет! — усмехнулась старшая сестра и ядовитым тоном воскликнула: — Ну тогда, может, ты помнишь название этой книги? Судя по твоим возгласам, она тебе запомнилась.

 — Конечно, — ища в игре предметы, а в головы — мысли, впрочем, что здесь, что там не особо удачливо, Луна начала нервничать. — Внезапно из головы вылетело. Я не могу сосредоточиться и на игре, и на тебе.

 — Ты не можешь делать два дела одновременно, но при этом хотела стать единовластной правительницей Эквестрии? — усмехаясь, произнесла принцесса Солнца.

 — Монарху не обязательно делать два дела одновременно, — проворчала младшая.

 — Я могу делать пять дел одновременно! — гордо воскликнула старшая, от чего её сестрёнка лишь посмеялась:

 — Ага, есть пять видов сладостей одновременно не означает делать пять дел, — найдя предпоследний предмет, произнесла она. Поиски же игрушки, являющейся одним из шести предметов, оказались самыми трудными. Прошло несколько минут, но всё безрезультатно.

 — Да где же эта игрушка? Игра что, заглючила? — возмущалась Луна, вновь вернувшись к чернильной машине.

 — Мозг твой заглючил, — произнесла Селестия, решив вновь перекусить бананом.

 — Да? Тогда найди эту игрушку прямо сейчас! Вот тебе мышь! — с этими словами принцесса Ночи передала мышь сестре, но та лишь повернула камеру в сторону шкафа, на его верхушку, где лежал тот самый плюшевый Бэнди и радостно воскликнула:

 — Пожалуйста! Нашла!

 — Тебе просто повезло, — забирая её, заворчала младшая. — По крайней мере, не надо возвращаться в ту комнату, предметы сразу оказываются там.

 — Да, за это разработчику спасибо. Он, видимо, понял, что будет скучновато игроку бегать туда-сюда, а так беготни стало поменьше, а ужасов, я надеюсь, побольше, — принявшись за свой любимый фрукт, произнесла старшая. Покровительница сопливых и беспомощных жеребят отправилась в комнату, где была необходимая ей кнопка, но тут перед ней из угла появился стенд с Бэнди и сразу же исчез.

 — Видишь? Всё идёт постепенно, — громко чавкая, сказала принцесса Солнца. — На тебя не сразу кидают кучу скримеров и прочего дерьма, а потихоньку, увеличивая уровень ужаса, чтобы потом его понизить, а затем снова увеличить. Вот график, — рядом с ней появился небольшой график, на котором была нарисована линия, шедшая то вверх, то вниз, но в конце резко поднявшаяся за предел оси Y.

 — Эй! А почему он называется: “Уровень ссыкливости”, а линия: “Луна”? — обиженно спросила младшая сестра.

 — Потому что так и будет, — тут Селестия указала бананом на максимальное значение Y. — Видишь? Твой уровень ссыкливости будет свыше 9000!

 — Тебе не кажется, что это избитая шутка? — подходя к кнопке, съязвила Луна.

 — А тебе не кажется, что пора заткнутся и смотреть мультики? — также ответила ей правительница Эквестрии.

 — О, кстати, я этого не заметила, — только теперь соправительница обратила внимание на появившееся изображение Бэнди и звуки, исходящие из проектора.

 — Это пре-альфа версия, — заключила Селестия, съев уже половину своего лакомства.

 — Ага. Версия: 0.0.0.00000001, — дополнила Луна, слегка засмеявшись.

 — Нет-нет, здесь же есть звук. 0.0.0.000001, если быть точнее, — после этих слов старшей сестры, они обе на время замолчали, пока младшая не включила машину.

 — И что теперь? — спросила она, недоумевая.

 — Иди посмотри, как эта хрень работает, — управившись со вторым бананом, предложила ей принцесса Солнца. — Ты же хотела это узнать.

Дойдя до развилки, где левый поворот ввёл к чернильной машине, вход к которой почему-то был забит досками, ночная принцесса вдруг повернула вправо.

 — Погоди, ты куда это? — искренне спросила любительница бананов.

 — Да ну нафиг! Ты же видела, что там забито досками! — ответила поклонница любовных романов.

 — И что? Здесь больше некуда идти! — произнесла Селестия, ожидая доказательств своих слов. Они появились довольно-таки скоро.

 — ВЫХОД ЗАБЛОКИРОВАН!!! — испуганно вскрикнула Луна, глядя на кучу досок, перегораживающих путь к выходу. — КТО ЭТО СДЕЛАЛ?! КОГДА?! КАКОГО ХУЯ?!

 — Видишь? Он не даст тебе уйти отсюда! — с чувством победы воскликнула старшая сестра.

 — Но я же запустила машину! Чего ему ещё от меня нужно?! — бродя по главному залу, пугливым голосом кричала принцесса Ночи.

 — Твою душу, — мрачным, лишённым всяких эмоций тоном, произнесла Селестия прямо ей на ухо.

 — ААААААА!!! — закричала та, готовясь вновь упасть со стула, но всё-таки удержавшись.

 — Выбора нет: придётся возвращаться к той машине, — с хитрым выражением лица, сказала принцесса Солнца. Тяжело вздохнув, её младшая сестра с большой неохотой пошла туда. Медленно приближаясь к цели, она вновь остановилась:

 — А может не надо? Я же вижу, что она работает, вон чернила текут из той трубы, правда, не так, как я предполагала, но всё-таки.

 — Мне не видно. Подойди ближе, — не спуская глаз с Луны, произнесла Селестия.

 — Да всё вид... АААААААААААА!!! — закричала младшая сестра, когда внезапно в щели между досками появилось нечто, состоящее из чернил и предположительно являвшееся Бэнди. Появилась пугающая музыка, а с потолка резко начали течь чернила, стремясь затопить всё вокруг.

 — ААААААААА!!! — кричала принцесса Ночи, под крики поглотительницы бананов:

 — Уёбывай! Уёбывай! — перекинувшись на происходящее в игре, Селестия воскликнула: — Эй, а где доски?!

Но не успела она получить ответ на этот вопрос, как пол под персонажем сломался, и тот упал вниз, пролетев два этажа примерно, но уцелевший, без всяких трав. Физических.

 — Уф, хорошо, что чернила смягчили падание, — первой подала голос старшая сестра.

 — Что это было?! — всё ещё испуганным тоном спросила Луна.

 — Это был Бэнди, разве не очевидно? Ты хоть за сюжетом-то следишь? — с лёгким укором спросила Селестия. Найдя висящий на стене топор, младшая усмехнулась:

 — Возможно, ты была права насчёт Джои. По крайней мере, я нашла его топор, — с этими словами она принялась ломать лежащие возле стен доски.

 — Что ты делаешь? Ты ведь в курсе, что надо ломать доски, мешающие тебе пройти? — недоумевающе, спросила Селестия.

 — Погоди, мне надо успокоиться, выпустить пар так сказать, — продолжая заниматься своим делом, ответила принцесса Ночи, стараясь часто не смотреть на надпись: “Создатель солгал нам”. Расчистив же себе, в конце концов, путь, она дошла до небольшой комнаты, где на полу была нарисована чернилам пентаграмма, вдоль круга которой стояли свечки, а на противоположной проходу стене стояли два гроба.

 — Мне и вправду стоит заходить туда? В смысле, всё вокруг даже трястись началось, разве это не хороший знак, что не стоит идти сюда? — засомневалась Луна, но, увидев вновь укоризненный взор своей сестры, глубоко взглотнув, пошла вперёд. Под звук открывающейся двери на экране появилось название игры, а задним фоном был чёрный экран, в котором проглядывалась улыбка Бэнди. Затем последовала надпись: “End Chapter”, а далее пошли уже титры. Решив не смотреть их, Луна нажала на пробел и вновь появилось заглавное меню.

 — Ты зачем это сделала? — недовольно спросила Селестия. — А если после титров там была катсцена?

 — Да наверняка там ничего не было, — отмахнулась принцесса снов, стараясь скрыть своё волнение. — Главное, что я прошла эту главу.

 — Если бы в ней можно было б умереть, то ты б это сделала! — усмехнулась старшая сестра и встала со стула. — Впрочем, эта игра подала мне одну идею, — с хитрым выражением лица, она покинула комнату.

 — Какую ещё идею? — не сразу поняла Луна, но потом ужаснулась. — О нет! Этого мне не хватало! Она же не думает, что я куплюсь на макеты с её изображением! — недовольно воскликнув, она решила проверить, действительно ли Бэнди существовал ранее. Набив в поисковике "Bendy" она нашла статью в Википедии. Статью, про нарисованного человечка из Portal 2. "Так всё-таки не было никакого Бэнди!" — негодуя, принцесса Ночи выключила компьютер и уже собиралась выйти из комнаты, но, открыв дверь, закричала: “ААААААААААА!”

 — Аха-ха-ха-ха! Прототип показал себя! — смеясь, крутила макетом с изображением сердито смотрящей себя, Селестия. — "Так всё-таки не было никакого Бэнди!" — аха-ха-ха! поверить не могу, что ты купилась!

 — Дискорд подери! — яростно воскликнула младшая сестра, лёжа на полу. — Чтоб я ещё раз играла в хорроры с тобой!

 — Да куда же ты денешься? — убрав макет, старшая обняла её, когда она встала.

Комментарии (3)

-1

"Но не успела она получить ответ на этот вопрос, как пол под персонажем сломался, и тот упал вниз, пролетев два этажа примерно, но уцелевший, без всяких трав. Физических."
А всё же без батиных трав тяжко уцелеть при таком падении...

Nekraus #1
0

To Nekraus: это уже не ко мне вопросы, а к создателю игры. Там действительно был такой момент, и это никак не объяснялось. Просто Генри упал с такой высоты, при этом умудрившись не получить хоть каких то увечий.

metrocop98 #2
0

Да я на опечатку указывал! Про игру я знаю, сам играл. Ибо не "трав", а "травм"!

Nekraus #3
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...