Автор рисунка: aJVL
Первый контакт Дополнительные материалы проекта "Стардаст" (Ч.1)

Изолятор


АТАКА НА КАПИТОЛИЙ БЫЛА ОТРАЖЕНА; ВОПРЕКИ ОТРИЦАНИЮ ВЛАСТЕЙ, ПРИСУТСТВИЕ ПРИШЕЛЬЦЕВ БЫЛО ПОДТВЕРЖДЕНО МНОЖЕСТВОМ СВИДЕТЕЛЕЙ.


ОЧЕВИДЦЫ ОПИСЫВАЮТ ВООРУЖЕННЫЙ ОТРЯД НЕИЗВЕСТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ, СРАЖАВШИЙСЯ С ПРИШЕЛЬ-ЦАМИ В ВАШИНГТОНЕ, ОКРУГ КОЛУМБИЯ, И ЗАБРАВШИЙ ВСЕ ТРУПЫ. ПРЕСС-СЕКРЕТАРЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА ОПРОВЕРГАЕТ ЭТИ РАССКАЗЫ И НАЗЫВАЕТ ИХ ТЕОРИЯМИ ЗАГОВОРА.

------

18:02, 02.04.15, Штаб XCOM, Подземный Ангар

Когда коммандер Брэдфорд встретил "Скайрейнджеры" в момент посадки, в его руках уже находился планшет с данными по операции. Как только рампы ударились о бетон, ангар заполонила суета выскочивших из боксов техников, спешащих обслужить транспорты. Медицинская бригада сразу же встречала бойцов, и коммандер был рад увидеть, что те были по большей части невредимы.

На капрале Харрисе, сержанте Друзимском и лейтенанте Фаулер не было ни царапины, а броня рядовой Дженкинс была опалена плазмой как минимум четырех близких промахов. Шлем рядовой находился у нее в руках, оплавленный пятым промахом, который едва не обезглавил ее. Судя по глуповатой улыбке, она была цела. Рядовым Ли и Андерсону досталось больше всех: оба были серьезно ранены пришельцами и не могли самостоятельно выйти из "Скайрейнджера". После быстрой проверки первой четверки, медики направились вверх по рампе с целью проверить остальных.
Брэдфорд стоял, скрестив руки за спиной и положив планшет рядом, а его взгляд был прикован к Харрису до тех пор, пока капрал не заметил внимание и не подошел. Боец быстро отсалютовал, и коммандер вернул движение с той же четкостью
– Вольно. Отличная работа, капрал. Доктор Вален также передает свою благодарность за захват живой особи.
– Спасибо, сэр, – Харрис позволил себе усталую улыбку, взглянув на опустившуюся рампу второго Скайрейнджера, из которого поисковая группа начала выгружать то, что было добыто в Капитолии. "Единорог" был заперт в металлическом контейнере, который медленно поднимался из грузового отсека для дальнейшей транспортировки в изолятор и последующего допроса. – Хотя я жалею о выбранном названии.
Брэдфорд усмехнулся:
– Теперь уже поздно для сожалений, солдат. Отныне это часть официального отчета, – принцип наименования, принятый в организации XCOM, был очень прост: кто увидел – тот и назвал. "Летуны" и "Тощие" получили имена по очевидным причинам: первые за способность летать, вторые – за то, что были худы как рельса. "Сектоиды" и "Криссалиды" – благодаря фильмам ужасов с похожими монстрами. "Единорог" же звучало слишком тепло и безобидно, учитывая, с чем им приходилось иметь дело. Конечно, внешний вид бывает обманчив, подумал Брэдфорд, передавая планшет капралу.
– Я видел запись твоей камеры, но мне бы хотелось услышать, что именно произошло…

------

Стенограмма записи камер безопасности, Изолятор Пришельцев, Штаб XCOM

ВНИМАНИЕ: Доступ к данному файлу предоставляется только персоналу с уровнем допуска "СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО" или выше. Попытка несанкционированного доступа будет являться основанием для ЛИШЕНИЯ ПОЛНОМОЧИЙ И/ИЛИ ОБВИНЕНИЯ В ИЗМЕНЕ. Распространение данного файла может быть авторизовано только коммандером Дэвидом Брэдфордом, невозможность подтвердить авторизацию повлечет за собой ЛИШЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ И/ИЛИ ОБВИНЕНИЕ В ИЗМЕНЕ.

Личность(и), идентифицированные на записи:

Доктор Мойра Вален (В) – Ведущий Исследователь

Доктор Джоэл Миллс (М) – Ассистирующий Исследователь, Ксенобиология

Доктор Ким Нго (Н) – Ассистирующий Исследователь, Бихевиоризм

ВРЕМЕННАЯ ОТМЕТКА: 18:20 02.04.15

(В) – Данный субъект интересным образом нарушает ряд предыдущих концепций, выявленных нами в войсках пришельцев.

– Особи, обнаруженные нами на текущий момент, имели четко запрограммированные роли, такие как инфильтрация, быстрое перемещение, даже орудия устрашения. Все поголовно жестоки, явно созданы для военных действий, и их ближайшие земные аналоги – это рептилии или насекомоподобные организмы.

– Данное существо нарушает эту закономерность как минимум внешне, поскольку мы не можем определить поведенческие шаблоны до тех пор, пока субъект не очнется. Он отличается ярким внешним видом, большая часть тела покрыта лавандовыми волосами…

(М) – Шкурой, доктор.

(В) – …шкура существа имеет лавандовый цвет, также оно обладает хвостом и…

(М) – Гривой, доктор.

(В) – …гривой более темного оттенка. Третьей достойной внимания особенностью является комплексная структура на задней части субъекта…

(М) – Боку, доктор.

(В) – Доктор Миллс, могу я спросить, почему вы используете измененную терминологию для обсуждения данной темы?

(М) – Учитывая схожесть субъекта и земных копытных аналогов, я считаю, что данная терминология будет более точна чем предыдущие формулировки.

(В) – …Весьма проницательно, доктор. Полагаю, вы выросли в окружении подобных животных? Думаю, вы не откажетесь продолжить оценку физического состояния, учитывая ваше близкое знакомство с терминологией и биологией.

(М) – С удовольствием.

**Доктор Вален делает шаг назад, позволяя доктору Миллсу изучать субъекта через стекло**

(М) – В продолжение наблюдений доктора Вален, субъект обладает очень яркой и комплексной структурой на каждом боку. Насколько можно определить невооруженным глазом, они не являются татуировками или результатом окраски. Опять же, для невооруженного взгляда эта структура выглядит как часть шкуры, однако химический анализ поможет определить, краска это или естественный окрас. Доктор Нго, есть гипотезы на этот счет?

**Доктор Нго делает шаг вперед для осмотра отметки на Субъекте 05 и сравнивает ее с изображениями на планшете**

(Н) – Первое предположение: ранг или профессиональные навыки. Возможно, число "звезд" отображает место субъекта в иерархии пришельцев… впрочем, сомневаюсь в этом, поскольку эта метка, похоже, является уникальной и присуща только этой особи. Вторым предположением будет идентификация или нечто подобное.

(М) – Благодарю за ваш вклад. Что касается окраски: и хвост, и грива субъекта имеют полоски различных оттенков пурпурного, которые неизменны от корней и до кончиков; почти как то, что можно увидеть у молодежи в наши дни. Без химического анализа мы можем лишь догадываться об их происхождении.

– Другой физиологической особенностью является шестидюймовый рог, выступающий изо лба субъекта, конический и слегка закручивающийся. Именно эта особенность и является причиной, по которой члены ударного отряда назвали его… единорогом.

**Трое ученых одновременно усмехаются**

**Субъект 05 проявляет признаки возвращения сознания**

(В) – А, похоже, наш гость наконец-то восстановился после дугового излучателя. Удивительно, что он не очнулся раньше: даже сектоиды приходили в себя быстрее, и их приходилось… снова обездвиживать.

**Субъект 05 полностью приходит в сознание и нетвердо встает. Он оборачивается по кругу, осматривая свою камеру, прежде чем повернуться к собравшимся докторам**

(Н) – Ваше раннее предположение касательно агрессивных тенденций подтверждается, Мойра. Все, что мы помещали в этот отсек прежде, к этому моменту уже билось бы о стены. Большие, выразительные глаза… почти как у людей. Безусловно, весьма любопытно.

**Субъект 05 дотрагивается одной конечностью до стекла**

(Е) – [неразборчиво]

(Н) – Восхитительно. Интересно, может ли он нас понимать?

(М) – Я просто рад, что он не издает убийственные вопли как летуны.

(В) – Мы здесь не для того, чтобы глазеть на него, или позволять ему делать то же самое с нами. Теперь, когда субъект очнулся, мы можем приступать к допросу.

**Доктор Вален активирует систему управления отсеком Субъекта 05. Механизмы допроса выдвигаются из своих углублений в стенах. Субъект 05 замечает направляющиеся к ней механизмы. Субъект 05 становится крайне возбужден и пытается разбить стекло**

(Е) – [неразборчиво]

(Н) – Я… не думаю, что мне стоит видеть это.

**Доктор Нго разворачивается к выходу, доктора Вален и Миллс остаются. Доктор Миллс переминается с ноги на ногу и отводит взгляд в сторону. Механизмы подходят на достаточную дистанцию, и на их оснастку подается питание, атаки Субъекта 05 становятся лихорадочными**

(М) – Мы можем выключить звук?

(В) – …как пожелаете, доктор. Стоп, что это за..

**Рог Субъекта 05 начинает светиться, и он исчезает из отсека. Камеры безопасности обнаруживают Субъекта 05 в самой лаборатории, позади докторов Вален и Миллса**

Общественная Система Оповещений – Нарушение условий содержания, лаборатория Изолятора Пришельцев. Инициация протокола блокировки, спецгруппы охраны были уведомлены.

(Е) – [неразборчиво]

(М) – Блядь, он сбежал!

(В) – Все вон, живо!

------

Твайлайт очнулась с самой всеобъемлющей болью во всем теле, какую она когда-либо испытывала, в дополнение к раскалывающемуся рогу. Она медленно приоткрыла глаза – и тут же пожалела об этом. Где бы единорожка ни находилась, все вокруг было болезненно-белым, что отнюдь не облегчало ее головную боль. На краткий миг она подумала, что оказаласьв Клаудсдейле, но невозможно твердый пол опроверг это.
Медленно, но верно Твайлайт собрала копыта под собой и вяло открыла глаза. Голые белые стены были первым, что она увидела, как только зрению начала возвращаться четкость. Она обернулась и обнаружила, что одна из стен сделана целиком из стекла, сквозь которое трое двуногих беспристрастно смотрели на нее.
– Привет? Вы меня слышите? – спросила Твайлайт, прислонив к стеклу копыто. Она увидела, что рот одного из них задвигался, а другой ответил. Третий продолжал смотреть на нее ледяным взором и прервал двух других. Одним пальцем (схожим с драконьим когтем, но гораздо более длинным и тонким) он что-то нажал на доске по ту сторону стекла.
Серия громких лязгов прозвучала позади Твайлайт, и, обернувшись, она увидела, как две металлических конечности раскрылись и развернулись в ее сторону, выдвинув два подковообразных объекта. Оба начали светиться и потрескивать от переполняющей их энергии, направившись вперед, и Твайлайт знала, что это будет очень больно, если она позволит им подойти слишком близко.
– Пожалуйста, выпустите меня! – крикнула Твайлайт, лихорадочно нанося удары по стеклу. Она встретилась взглядом с одним из двуногих; он развернулся и направился прочь, – Пожалуйста, выпустите меня! ПОЖАЛУЙСТА! – продолжала молотить по стеклянной стене динорожка, не смея оглянуться. Еще один двуногий отвернулся, в то время как третий продолжал смотреть ледяным взглядом. Она чувствовала, что эти два копыта уже почти нависли над ней, и в дело вступил инстинкт "дерись или беги". Несмотря на головную боль, она собрала всю магию какую смогла, приготовившись обрушить ее на протянувшиеся к ней две конечности, и чары подействовали, размозжив жука об камень и разбрызгав повсюду желтую кровь. Твайлайт вынырнула из воспоминаний и поняла, что не может атаковать. С таким огромным количеством собранной магии, только и ждущей высвобождения, второй инстинкт затопил ее разум: бежать.
Телепортация была более сложной задачей чем телекинез, планируемый Твайлайт изначально, и ее рог оказался словно объят пламенем, хотя она всего лишь переместилась из круглой комнаты на один из столов в соседнем помещении. Напряжение от энергоемких чар, совмещенное с накопленным за день стрессом и неудачно размещенной стопкой бумаг, заставило Твайлайт потерять равновесие и перевернуть стол, разбросав повсюду расположенные на нем предметы.
– Айайайай!
К несчастью для единорожки, лишенные тел голоса и сирены начали вопить со всех сторон, и двуногие помчались к единственному выходу из комнаты. Первый из них проскочил, пригнувшись, под быстро закрывающимися дверьми, которые тревожно напомнили Твайлайт челюсти; последнему же двуногому пришлось поднырнуть под них. Как только двери захлопнулись, огни и вопящие сирены отключились, и она оказалась в кромешной тьме, что не особенно помогло ее душевному состоянию.
Одного спотыкания и опрокидывания офисных припасов оказалось достаточно, чтобы убедить измученную единорожку остановиться и сделать глубокий вдох.
– Окей, Твайлайт, давай будем все делать медленно и осторожно, одно копыто за другим, – бормотала она себе, и первый же ее шаг стал причиной хруста чего-то хрупкого под копытом, – Прекрасно.
Несколько долгих секунд прошли во тьме, пока Твайлайт просто делала вдохи и выдохи. В то время как ее сердцебиение возвращалось к норме, пульсирующая боль в роге постепенно утихала. Как только она смогла более-менее не обращать на нее внимания, единорожка использовала простое заклинание света, чтобы отогнать тьму. Комната опять стала обозримой, белые стены оказались окрашены в лиловый цвет ее магии, и Твайлайт быстро заметила, что находилась в эпицентре различных неведомых ей побрякушек и множества разбросанных бумаг. Один стол лежал на боку, в то время как другой был выбит из шеренги стоящих в ряд остальных.
Несмотря на все не имеющие ответов вопросы и испытанные ей недавно ужасы, вид подобного бардака вокруг внезапно показался гораздо более важным. Это. Должно. Быть. Упорядоченно.
Простое и прямолинейное применение телекинеза поставило перевернутый стол на ножки и придвинуло второй обратно в ряд, в то время как более деликатное подняло все разбросанные по полу вещи. Твайлайт не знала, чем они являются, но все равно отсортировала их по размеру и форме на одном из столов. Отпечатанный на бумагах язык ни о чем ей не говорил, так что она просто сложила их в стопку. Эта стопка была совершенна до одержимости, настолько, что сторонний наблюдатель принял бы ее за цельный блок. Где-то посреди процесса Твайлайт начала напевать "Winter Wrap-up", и, продолжая, поняла, что не хочет прекращать.
В то время как список предметов, требующих сортировки, стремительно сокращался, взгляд Твайлайт коснулся сломанного ей объекта. Это была маленькая штука, сделанная из легкого материала, никогда не виденного ей прежде, который был весьма неудачно разбит на куски. В центре обломков была трубка, наполненная черной жидкостью… чернилами! В тот же миг, когда знакомый запах достиг носа единорожки, она взвизгнула от восторга и разложила все части разбитого предмета на столе.
Дальнейший анализ пластиковой трубки показал, что она заканчивается металлическим наконечником со вставленным в него шариком и что проведение этим шариком по поверхности позволяло чернилам выходить наружу.
– Это… гениально! Почему я не подумала об этом раньше? Это и перо, и чернильница одновременно! – изучаемые обломки подходили к одному из множества аккуратно расставленных на столе объектов, и она подхватила его телекинезом.
Тщательно запомнив каждую деталь, она начала было разбирать его, но вернувшийся свет и начавшая открываться дверь прервали ее. Твайлайт мгновенно исчезла со стола, приготовившись наблюдать из-под другого за новым кошмаром, чем бы он ни являлся.

------

База XCOM была укомплектована ярчайшими умами Земли, и солдаты избирались из лучших вооруженных сил по всей планете. Подготовка каждого человека в организации опиралась на его специализацию, однако каждый – от командующего офицера и до повара – проходил курс обучения на случай вторжения неприятеля… или побега из Изолятора плененной особи.
Коммандер Брэдфорд был доволен быстрой реакцией солдат на базе. Каждое пересечение коридоров и каждый КПП, через которые он проходил, охранялись стрелками в пуленепробиваемых бронежилетах, хотя их одежда под броней отличалась разнообразием. Большинство находились в отдыхающей смене и были одеты в повседневную униформу, на некоторых можно было увидеть спортивные костюмы или ночное белье. Двое невезучих бедолаг были мокры до нитки, очевидно, застигнутые тревогой во время душа. Если их это и беспокоило, то они это успешно скрывали. Ни один из солдат не отдавал ему честь или делал что-то большее, чем сухой кивок, что также было хорошим знаком. Если икс сбежал, стоит быть готовым на все сто процентов.
Брэдфорд свернул за угол, вошел в коридор, ведущий в сторону Изолятора, и вновь был впечатлен уровнем проявленного бойцами быстродействия. Четверо солдат, не пострадавших в ходе недавней операции, прикрывали дверь с разных углов и все еще находились в полном боевом оснащении. Дженкинс держала вход в Изолятор под прицелом дробовика из-за открытой двери в соседнюю мастерскую Инженерного отдела, в то время как Харрис стоял на одном колене в дверном проеме, ведущем в сторону электростанции базы. Друзимский лежал пластом, сжимая стоявший на сошках ручной пулемет, а Фаулер стояла на колене позади него. Именно Фаулер первая заметила приближающегося Брэдфорда, и, слегка стукнув Друзимского по плечу, встала для доклада коммандеру:
– Мы прибыли в течение тридцати секунд после тревоги; активности с тех пор не наблюдалось. Доктора в мастерской, Шэнь там же, чинит систему видеонаблюдения, – закончив, лейтенант вернулась в свою прежнюю позицию позади пулеметчика, взяв дверь под прицел своей винтовки, и Брэдфорд направился в Инженерный отдел. Трое исследователей сбились в кучу, Шэнь копался в компьютерном терминале.
– Доктора, что произошло? – сурово спросил Брэдфорд, как только стало ясно, что никто не был ранен, и ему не придется откладывать допрос на более позднее время, – Тревога была о нарушении условий содержания, однако камера никак не могла быть открыта изнутри. Он пробился наружу?
Доктор Нго пожала плечами и сделала шаг в сторону, не выдержав зловещий взор коммандера. Доктор Вален, однако, оказалась на высоте, несмотря на то что была бледна как призрак:
– Субъект пришел в себя, и мы приступили к процедуре допроса. Затем субъект начал сопротивляться, подобно другим нашим "гостям". Далее последовала яркая вспышка изнутри камеры, и он оказался снаружи. Я предполагаю, что камера содержания не была пробита, хотя, должна признать, в тот момент я была больше озабочена побегом из лаборатории и нежеланием оказаться запертой с этим существом.
Брэдфорд посмотрел на доктора Миллса, который как раз собирался дополнить сказанное, но Шэнь его прервал:
– Запись с камер была перенаправлена на этот терминал, воспроизведение начнется… сейчас.
Все присутствующие столпились вокруг монитора, на котором события развивались в точности с рассказом Вален. Вспышка света, слишком яркая для камер, поглотила "единорога", и точно такая же вспышка возникла в самой лаборатории. Существо появилось на одном из рабочих столов, разбросав находящиеся на нем предметы и перевернув его, и нырнуло под другой стол в поисках укрытия.
Долгие секунды тишины прошли между докторами и коммандером, прежде чем он вспомнил о планшете в своих руках, содержащем боевую информацию с миссии, в ходе которой был захвачен единорог. Пролистав доклады и списки потерь, он остановился на нескольких стоп-кадрах из записи камеры капрала Харриса.
– Харрис, это Брэдфорд. Активность?
– Отсутствует, сэр. Никакой активности со стороны двери с момента нашего прибытия, – поступил быстрый ответ. – Проблемы?
– Еще определяем это. Встреться со мной в мастерской, бегом.
Всего несколько секунд спустя капрал появился, направляясь к группе людей, держа шлем в одной руке и выглядя несколько неуверенным в себе.
– Сэр?
Брэдфорд жестом приказал капралу просмотреть запись побега, затем указал на стоп-кадр на планшете, изображающий отступающего единорога, с тем же светом перед ним.
– Капрал, что произошло в этот момент? Он сделал то же самое, что мы наблюдали в лаборатории?
Харрис прочистил горло, выглядя еще менее уверенным в себе.
– Когда я наткнулся на икса на парковке, он отступал от одного из криссалидов, и тот выглядел чертовски настроенным разорвать его на части.
Доктор Нго фыркнула и перебила:
– Криссалиды могут атаковать всех подряд, но они полностью игнорируют других пришельцев и выбирают целью только людей. Вы уверены в том что видели, капрал? – Скепсис доктора был быстро прерван зловещим взглядом Брэдфорда и выражением лица "вы серьезно?" солдата.
– Икс начал кричать, появилась эта вспышка, – капрал дотронулся до экрана в месте, где свет заслонял все остальное, – … и жук погиб. Я оглушил икса дуговым излучателем, и на этом операция подошла к концу.
– Если криссалид атаковал субъекта, а субъект атаковал его... то из этого следуют весьма интересные выводы, – доктор Вален скрестила руки и потерла подбородок, продолжая изучать запись, – Капрал, вы сказали "и жук погиб". Иными словами, он был убит субъектом. Вы смогли определить, каким именно образом? На основе только этого кадра я могу лишь строить догадки о произошедшем, вот это выглядит как поток направленной энергии, однако ни оружия, ни осколков возле субъекта найдено так и не было.
– Ну, он был скорее раздавлен, чем сожжен, – успел сказать Харрис, прежде чем Шэнь пришел ему на помощь со своим собственным планшетом.
– Действительно, весьма тщательно раздавлен, – заявил главный инженер и загрузил на планшет фотографию поисковой группы, разбирающей беспорядок в мелком кратере, который когда-то был парковкой, – Насколько мне известно, им пришлось использовать лопаты, вакуумные насосы и несколько водонепроницаемых мешков для того, чтобы собрать его полностью. К слову, если кому интересно, у меня есть доступ к камерам наблюдения.
Без лишних слов видео на консоли переключилось на лишенную света лабораторию. Нажатие еще одной кнопки – и мрак сменился зеленым оттенком ночного видения. Сбежавшее существо стояло в центре помещения, закрыв глаза и выглядя умиротворённым. Несколько долгих секунд спустя оно откинуло голову назад, и картинку на мониторе сменил яркий белый свет. Ночное видение отключилось, открыв взору сферу света, парящую возле единорога, который обозревал комнату с неприкрытым любопытством.
Его взгляд упал на устроенный им во время побега бардак, и каждый наблюдатель смог увидеть, как у него дернулся левый глаз и ухо. Миг спустя слабое пурпурное сияние появилось вокруг рога единорога, и перевернутый рабочий стол повернулся и встал обратно на место. Все разбросанные письменные принадлежности, бумаги и прочие канцтовары закрутили торнадо вокруг единорога, прежде чем сложиться в упорядоченные линии и стопки на столе.
– Это… телекинез! В таком количестве и с такой точностью контроля, это неве... – задохнулась Вален, но была прервана кратким словом Шэня, выкручивающего звук на максимальную для консоли громкость. Тихое мурлыкание было едва слышно, но все же в нем можно было разобрать повторяющиеся ноты, в то время как единорог слегка тряс головой в такт. Не считая звуков консоли, мастерская была тиха как могила; наблюдатели были полностью поглощены зрелищем.
– Невероятно, – первой прервала тишину доктор Нго, – Это звучит словно песня. Песни подразумевают наличие творческих способностей, более того, культуры! Это ни разу не похоже на то, с чем мы имели дело прежде, – мелодия прервалась с тихим взвизгом, в то время как единорог наклонился осмотреть раздавленную шариковую ручку на полу.
– Командующий, Страйк-1, – прозвучал голос Фаулер у Брэдфорда в ухе, – Страйк-3 и 5 на позиции, как только Харрис вернется, мы можем приступать к штурму лаборатории.
– Принято, Страйк-1, – ответил Брэдфорд и обернулся к собравшимся вокруг наблюдателям, – Ударные отряды на позиции, ждут только тебя, Харрис. Возвращайся в строй и жди приказа.
Как только капрал кивнул и собрался уходить, вмешался Шэнь:
– Коммандер, я бы хотел предложить альтернативу. Думаю, нам стоит попробовать поговорить с ним.
Сдавленный протест Вален был прерван лаконичной реакцией Брэдфорда:
– Почему?
– Хоть я и ненавижу использование подобного термина, поскольку у нас он применяется ежедневно, это… – Шэнь указал на консоль, – …беспрецедентно в истории этого проекта. Мы уже видели слишком много противоречий, связанных с этим существом, чтобы просто предполагать его враждебность и верность пришельцам. Возможно, он был пленником или даже был похищен из другого мира, атакованного чужими. Возможно, его прибытие – всего лишь совпадение. На подобные вопросы "допрос" ответов дать не может, и я бы предпочел хотя бы спросить, прежде чем прибегать к подобным методам.
Долгие секунды тишины окутали мастерскую, в то время как Брэдфорд отвернулся и потирал подбородок. Затем коммандер молча развернулся, достал свой пистолет и протянул его главному инженеру рукояткой вперед.
– Попробуйте, доктор. Если вы почувствуете любые формы угрозы или если я отдам приказ о штурме – падайте на пол и оставайтесь лежать. Один из солдат снаружи предоставит вам гарнитуру для связи.
Шэнь без лишних слов кивнул и осторожно взял пистолет. Проверив предохранитель и обойму, он положил его в карман жакета и пошел по коридору.
– Ударные отряды, говорит командующий. Удерживайте позиции, доброволец войдет в лабораторию и попытается наладить контакт с субъектом. Страйк-1, добровольцу потребуется радио-гарнитура, убедитесь, что она у вас готова.
– Сэр, при всем уважении, это звучит как самоубийство, – Недоверчиво прозвучал голос Фаулер.
– Ситуация все еще развивается, лейтенант. Удостоверьтесь, что все взводы готовы приступать к штурму.

------

С каждым шагом доктору Чарльзу Шэню приходилось сопротивляться порывам вернуться и позволить ударным отрядам атаковать. Шэнь не был солдатом, он даже уже не был молод. И он только что направился добровольцем в одно помещение с потенциально враждебным пришельцем. Он присоединился к проекту не для того, чтобы подобным образом рисковать своей жизнью.
И в тот же миг, когда эта мысль посетила его голову, он почувствовал стыд даже просто за ее обдумывание. Мужчины в два раза младше меня рискуют своими жизнями… Они идут на подобный риск без сомнений, будучи гораздо моложе меня, и с готовностью направляются прямо в бой, если того требует ситуация. Так почему же я вызвался добровольцем? Еще один шаг и еще один миг самокопания проходил, и Шэнь все так же не находил ответ столь простым, как хотелось бы.
Престарелый инженер моргнул, обнаружив себя стоящим перед дверью в Изолятор, и больше дюжины тяжеловооруженных солдат со слишком молодыми лицами с нетерпением смотрели на него. Посмотрев вниз на находящуюся в его руках гарнитуру, он отчитал себя за то, что позволил своим внутренним мыслям настолько поглотить его.
Когда Шэнь вставил гарнитуру в ухо, боец в потрепанной броне и с дробовиком наклонилась вперед с заговорщицкой улыбкой:
– Так когда они станут стандартной частью снаряжения?
Когда инженер посмотрел на нее непонимающим взглядом, она пояснила:
– Эти твои стальные яйца. Когда они станут стандартной частью снаряжения?
– Заткнись, Дженкинс, или я заткну тебя!– прошипел приказ другой солдат, стоявший дальше по коридору, но все же рябь веселья прошла по находящимся в пределах слышимости бойцам.
– Ну-ну, девочка, существуют же стандартные протоколы, – произнес Шэнь, вводя команду, снимающую блокировку с двери, – Прототипы должны быть протестированы в полевых условиях, прежде чем начинать массовое производство, – еще большая рябь снимающих напряжение смешков прошла среди солдат, и девчонка с дробовиком улыбнулась до ушей. Инженер вернул ей улыбку и дотронулся до гарнитуры:
– Дверь откроется через пять секунд…

------

Твайлайт замерла в своем укрытии под столом, услышав звук вновь закрывшейся двери. Раздался странный ритм двуногих шагов, приближающихся к ряду рабочих столов, медленно и размеренно. На небольшом расстоянии от нее шаги остановились, и затем прозвучало несколько еще более странных звуков, которые она не смогла распознать. Что-то металлическое ударилось о стол, и затем прозвучал жалобный скрип, подобный издаваемому одним из стульев Твайлайт в подвале библиотеки.
Единорожка почти собралась с духом, чтобы выглянуть из-под угла стола, когда что-бы-это-ни-было заговорило. Для простого пони это бы прозвучало словно какая-то бессмыслица или тарабарщина, но Твайлайт смогла различить слоги и возрастающую инфлексию в конце. Она не поняла ни слова, но это прозвучало как вопрос.
Опять череда слогов достигла ее ушей, и Твайлайт стала почти стопроцентно уверена, что это вопрос. Если находящееся в лаборатории создание задавало вопросы и не вело себя так пугающе, как все до сей поры, то она считала это шагом в верном направлении. Единорожка медленно подползла к краю стола, выглянула наружу и уставилась на существо в комнате.
Подобно остальным, оно было двуногим, и для нее это была первая возможность изучить одного из них, не находясь в смертельной опасности. Существо было весьма тщательно закутано в одежду, единственными открытыми частями его тела были лапы и почти облысевшая голова. Немногие остававшиеся волосы были совершенно седыми, а на его тонком носу Твайлайт увидела очки. Сам нос выступал из относительно ровного, но испещренного морщинами лица.
Одежда была, по большей части, земных оттенков: оливковая куртка над белой рубашкой и красным галстуком, коричневые штаны и ботинки. Бейдж с миниатюрной картинкой существа был прикреплен к его воротнику и покрыт непонятными для Твайлайт надписями.
Все это она увидела всего лишь за миг наблюдений, но, к несчастью, существо было достаточно настороже, чтобы заметить единорожку. Оно обернулось к ней, и его глаза расширились. Сами глаза по ее меркам были весьма малы, но в них крылось гораздо больше интеллекта, чем в светящихся сферах той жукоподобной штуки, которая была раздавлена ее магией, разбрызгивая кровь повсюду. Единорожка поморщилась и нырнула обратно под стол. Ох, Селестия, думала она, начиная паниковать, я убила эту штуку… Флаттершай никогда мне этого не простит. Может, поэтому они поместили меня в ту комнату, может, это было местом, где они держат убийц.Прежде чем мысли Твайлайт перешли во что-то большее, существо издало еще больше звуков. Еще один вопрос и звук чего-то передвигающегося. Выглянув еще раз, единорожка увидела его сидящим за столом, и еще один стул был отодвинут перед ним. Заметив ее попытку наблюдения, оно улыбнулось и махнуло рукой в сторону пустого стула. Теперь намерение было очевидно: приглашение.
Один неровный вдох, и единорожка вылезла из своего укрытия и встала. Ее глаза опять стрельнули в сторону существа и затем быстро обозрели комнату. Недавние события не способствовали развитию доверия, но в глубине своей души Твайлайт являлась стадным существом, и хоть какая-нибудь компания была лучше, чем оставаться одной в столь странном месте. Пройдя к стулу, она запрыгнула на него и развернулась к существу.
Оно заговорило снова, очередной вопрос, и затем начало ждать ответа.
– Я… я не понимаю вас. Вы меня понимаете? – попыталась Твайлайт, но существо продемонстрировало сконфуженное выражение. – Стоп… Возможно, я знаю заклинание, которое может помочь, – единорожка наклонила голову, нацелившись рогом на существо и попыталась вспомнить заклинание перевода, изученное ей годы назад. Являясь личной ученицей Селестии, она познакомилась со множеством разных культур и комплексных языков, и это заклинание являлось основой современной эквестрийской дипломатии.
Завершив чародейство, Твайлайт открыла глаза и открыла было рот, но затем заметила, что поза существа изменилась. Теперь оно неловко навалилось на спинку стула, и металлический инструмент в его лапе был направлен в ее сторону.
– Теперь вы меня понимаете? – робко спросила она, отчаянно надеясь, чтобы ее чары сработали.
Металлический инструмент слегка покачнулся, в то время как выражение существа сменилось на любопытство. Затем оно помахало одной лапой через плечо в сторону выглядевшего пустым пространства, продолжая держать инструмент в другой.
– Теперь я тебя понимаю…
В тот же миг, когда Твайлайт услышала эти слова, плотина была прорвана:
– Вы можете мне помочь? Я не знаю, где я и здесьвсетакоестрашноеиянехотелаубиватьжукоподобнуюштукуклянусь! Мне так жаль! – пригвоздила Твайлайт существо полным мольбы взглядом, умоляя о прощении, доверии или чем угодно, что сможет ей дать хоть немного стабильности в том океане неуверенности, в котором она оказалась.
Голос существа был спокойным, и ободряющая улыбка вернулась на его лицо:
– Успокойся, сделай глубокий вдох и не торопись. Меня зовут Чарльз Шэнь, у тебя есть имя? Откуда ты родом? – существо, "Чарльз", похоже, расслабилось, ожидая ответа от Твайлайт.
Послушав совет Чарльза, она глубоко вдохнула и затем медленно выдохнула, прежде чем ответить:
– Меня зовут Твайлайт Спаркл, я родилась в Кантерлоте, столице Эквестрии, – момент тишины воцарился между ними, но едва единорожка собиралась задать свой собственный вопрос, Чарльз перехватил инициативу:
– Твайлайт Спаркл, интересное имя. Ты его получила из-за этих отметок? – указал он на ее кьютимарку, и единорожка помахала головой:
– Имя дали мне родители. Кьютимарка же отображает мой особый талант, которым является магия! – И оно размозжило жука, с тошнотворным хрустом и брызгами крови. Твайлайт пыталась удержать улыбку, но не очень преуспела
Если Чарльз и заметил ее заминку, то он (Голос звучит по-мужски, рассеянно подумала Твайлайт) этого не показал. Отметка – это твой особенный навык, и этот навык – магия… – Он посмотрел через плечо на пустую комнату и опять повернулся к Твайлайт: – Ты так оттуда и выбралась? – Указал он в сторону огороженной стеклом комнаты, в которой единорожка очнулась, и она кивнула в ответ:
– Я очень извиняюсь за то, что напугала ваших друзей ранее… Но штуки в той комнате были страшными, и я запаниковала. Я не хотела никого поранить, и потому телепортировалась оттуда, – Твайлайт закусила губу, прежде чем взмолиться: – Пожалуйста, не заставляйте меня возвращаться туда! Пожалуйста!
Чарльз откинулся на стуле и шумно сглотнул.
– Ты была напугана и потому телепортировалась оттуда… Могу представить, до чего это страшно: проснуться в незнакомом тебе месте. Ты использовала магию для этой "телепортации"?
– Да! Это весьма сложное заклинание, и потому большинство единорогов предпочитает больше уделять времени своим особым талантам, – начала было Твайлайт ворошить свои энциклопедические знания, но затем оборвала себя. Это невежливо – говорить лишь о себе и своих интересах, укорила она себя. – А какой у тебя особый талант?
Вопрос, похоже, удивил Чарльза, если мимика у его народа была хоть немного похожа на таковую у пони. Его глаза широко раскрылись, и он, почесав пальцем подбородок, отвел взгляд в сторону.
– Ну, моим талантом было бы проектирование и конструирование. Я зарабатываю созданием и строительством разных вещей.
Единорожка стукнула копытами и ярко улыбнулась в ответ на его слова:
– Ты изобретатель? Это потрясающе! Ты создал это? – быстрый поток телекинеза поднял как сломанный пишущий инструмент, так и целый в воздух между ними. – Мы с ассистентом оба весьма часто пишем, но использовать чернильницы – это так неудобно! Эти перья с чернилами внутри просто гениальны!
– А, боюсь, не я изобрел шариковую ручку. Они существуют уже… дольше, чем я могу припомнить, – ответил Чарльз с легким смешком и улыбкой, однако его глаза неотрывно следили за парящими перед ним предметами, – Ты упомянула, что у тебя есть ассистент? Где он? Или она?
– Мой ассистент остался в П… – и как только слово почти слетело с ее языка, до Твайлайт дошло осознание ее ситуации. – Спайк остался дома, вместе с моими друзьями. Я так надеюсь, что они в порядке. И, надеюсь, я еще смогу с ними встретиться. – все воодушевление Твайлайт испарилось, она опустила голову и вернула пишущие принадлежности обратно на их места.
Долгий миг тишины прошел между ними двумя, прежде чем Чарльз произнес:
– Представить себе не могу, как бы я чувствовал себя, окажись сейчас в подобной ситуации. Полагаю, ты сюда попала не по своей воле? Тебе известно, как ты сюда прибыла?
– Дискорд, – прорычала Твайлайт, и ее депрессия превратилась в злобу.
– Дискорд? – переспросил он и еще раз оглянулся через плечо.
– Дискорд, воплощение хаоса и заклятый враг… – остановилась Твайлайт посреди предложения, настороженно посмотрев на Чарльза. – Почему ты повторяешь все, что я говорю? И почему ты оглядываешься через плечо?
Чарльз моргнул, затем закрыл глаза и вздохнул. Открыв же глаза вновь, он посмотрел на нее и дотронулся до устройства у себя в ухе, тянущегося в сторону его рта.
– Твайлайт, у меня есть несколько очень любопытных друзей, находящихся вне этой комнаты, которые знают о нашем разговоре. Фокус, который ты применила и который позволил нам понимать друг друга, не сработал на них. Они слышат все сказанное мной благодаря этому устройству, и я также могу их слышать через него.
Десятки вопросов об этом приспособлении роились в голове у единорожки, но нечто гораздо более важное давило на нее:
– Я-я не против встречи с твоими друзьями. И я сделаю все, что смогу, чтобы ответить на их вопросы. Они присоединятся к нам?
– Боюсь, что нет, Твайлайт, – мягко покачал головой Чарльз. – Ты появилась в неудачное время для моего народа. Сейчас мы очень… подозрительно относимся к "новоприбывшим". Ты первая из всех встреченных нами, кто не является откровенно враждебным, и сейчас идет спор, что же нам делать с этой ситуацией.
Он переложил металлический инструмент из одной руки в другую, а затем положил его на стол позади себя. Чарльз собирался было продолжить, но весьма позорный звук урчания в животе у Твайлайт прервал его.
– Я… не думаю, что у вас найдется что-нибудь перекусить? Понятия не имею, когда я последний раз ела, – призналась она, смущенно глядя в сторону. Думай о чем-нибудь простом, что есть в любой культуре. Думай, думай, думай… а! – У вас есть… тост?
– Тост? Думаю, это я смогу организовать, – поднялся Чарльз со своего стула, захватив металлический инструмент со стола позади. Твайлайт начала было тоже вставать, но была остановлена, когда он опять развернулся к ней:
– Боюсь, ты должна остаться здесь, Твайлайт. Как я уже говорил, у меня есть несколько очень любопытных друзей снаружи, но они еще и очень напуганы. Они хотят узнать о тебе все, но пока еще не готовы встретиться с тобой лицом к лицу. Поэтому, пожалуйста, оставайся тут, и я вернусь с чем-нибудь съестным.
– О… хорошо, – ответила единорожка, опустившись обратно на стул. Ее глаза неотрывно следили за тем, как Чарльз покидал комнату, шепча в свисающую у него с уха штуковину. Дверь открылась, и ее единственный друг в этом странном месте прошел через нее. Пока она закрывалась, Твайлайт успела увидеть несколько громоздких фигур в коридоре за ней. Хотела бы я знать, что именно он имел в виду под "любопытными" и "подозрительным".

------

Полнейшая тишина царила в помещении, пока Брэдфорд и собравшиеся ученые наблюдали за записью с видеокамер, на которой Шэнь шел через обезлюдевший Изолятор. Округлив глаза, ученые, вероятно, представляли себе развитие событий, схожее со сценарием фильма ужасов, с непременной кончиной престарелого инженера, но Брэдфорд слишком долго был командиром, чтобы дать подобную волю своему воображению.
Шэнь посмотрел на тщательно упорядоченный рабочий стол, прежде чем подойти к следующему в ряду. Одной рукой положив одолженный пистолет на стол, другой он отодвинул стул, чтобы сесть на него.
– Ты меня слышишь? – спросил Шэнь у определенно пустой комнаты. Когда никакой реакции не последовало, инженер повторил вопрос.
– Там, – заявил Брэдфорд, заметив своим острым взором движение в дальнем конце ряда рабочих столов, – Шэнь, это Брэдфорд. На тринадцать часов от твоей позиции, последний стол в ряду, – как только Шэнь развернулся в указанном направлении, тень нырнула обратно, скрывшись из вида.
– Пожалуйста, выходи, – вежливо попросил инженер, отодвинув стул у соседнего стола, чтобы существо могло сесть напротив него, – я просто хочу задать несколько вопросов. Можешь выйти, пожалуйста?
– Это нелепо, – прошептала доктор Вален едким тоном, – Шэнь не должен там находиться, нам стоит просто запечатать Изолятор и откачать оттуда воздух… – дальнейших рекомендаций не последовало, поскольку существо опять выглянуло из-под стола в сторону инженера, затем медленно вылезло из своего укрытия и село в предложенный стул.
– Ты меня понимаешь? – медленно спросил Шэнь, и особь наклонила голову и заговорила в ответ. Чужой язык выбил доктора Нго из вызванного разворачивающейся сценой транса, и она схватила ручку и чистый лист.
Как только она начала писать заметки на ближайшем доступном клочке бумаги, существо наклонилось вперед, и столп света ударил в Шэня. Доктора инстинктивно отшатнулись от вспышки, в то время как Брэдфорд переключился на тактическую частоту:
– Страйк-1, начи…
– Стойте, стойте! – запротестовала Нго, яростно указывая на видео. Доктор Шэнь был невредим и махал в расположенную за ним камеру.
– Теперь я тебя понимаю… – начал было Шэнь, но был быстро прерван существом. Исходящий от особи поток неразборчивой тарабарщины обрушился на сидевшего напротив нее инженера. Доктор Нго манипулировала настройками монитора, и на дисплее приблизилось изображение лица говорящего создания. В его экспрессии отчетливо был виден страх. Страх и отчаяние.
– Матерь Божья… – шептала Нго, продолжая делать пометки так быстро, как только могла. – Оно все еще записывает? Мне нужна будет каждая секунда… – ученая оборвала саму себя, когда непрерывный поток слов субъекта закончился, Шэнь задал вопрос, а затем получил более спокойный и уравновешенный ответ.
– Они общаются! Но… как? – ахнула доктор Нго.
– Плевать как! Начинайте задавать вопросы! – схватил доктор Миллс лежавшую на столе рацию и начал забрасывать Шэня одним вопросом за другим. Вскоре к нему присоединилась и Нго.
– Что означают те отметки? Как оно сбежало из изолированного отсека? Магия… оно серьезно? Что делает рог? Оно мужского пола, или женского… или ни то, ни другое? Это телекинез? Оно умеет писать? Как выглядит их письменность? Что такое "Дискорд"? Это некое явление или существо, связанное с "магией"?
И доктор Вален, и коммандер Брэдфорд оба находились позади двух возбужденных ученых, бомбардирующих эфир одним вопросом за другим, и доктор Шэнь делал все от него зависящее, чтобы задать их в ходе беседы, а также продублировать полученные ответы.
– Неужели у тебя нет вопросов, Мойра?
Доктор Вален, сверлившая до этого взглядом приближенное видео говорящего субъекта вздрогнула от удивления и посмотрела на коммандера:
– Я… у меня нет слов, – ее глаза на миг задержались на Брэдфорде, который без какого-либо выражения смотрел на монитор.
Существо остановилось посреди предложения, и его тон изменился. Сузив огромные глаза, оно отклонилось назад и задало вопрос, и Шэнь постарался как мог объяснить наблюдение над комнатой и дюжину вооруженных солдат, ждущих по ту сторону укрепленной двери. Поза субъекта сменилась с подозрительной на нервную, когда он задал еще один вопрос, на который Шэнь дал ответ, направившись после этого в сторону выхода. Существо осталось на своем стуле и вытянуло шею, чтобы посмотреть за дверь, когда Шэнь покинул Изолятор.
– Тост? Оно голодно и хочет… тост, – оба ученых посмотрели друг на друга и начали быстрые дебаты о выводах. Вален и Брэдфорд игнорировали их, бегло осматривая Шэня, вошедшего в Инженерный отдел с улыбкой на лице.
– Все прошло почти так же хорошо, как я и надеялся, – выдохнул Шэнь, подходя к своему рабочему столу и начиная доставать булку хлеба, банку с медом и тарелку. Затем он направился было к выходу из Инженерного отдела в сторону гражданской зоны отдыха, но остановился, заметив полные сомнений взгляды Вален и Брэдфорда.
– Она голодна и хочет тост. И я собираюсь сделать ей парочку.
– Да вы шутите! – прорычала Вален. – Ваше любопытство было удовлетворено, но безопасность всего проекта подвергается риску, пока оно может спокойно бродить по Изолятору. Коммандер, вы должны отдать приказ о штурме и захвате субъекта.
Прежде чем Брэдфорд успел бы ответить, Шэнь заговорил опять:
– Я не шучу, и я более чем уверен, что "субъект" не имеет никакого отношения к пришельцам, – голос инженера становился все жестче, пока он брал со стола свой планшет и делал жест Вален и Брэдфорду следовать за ним. – Мы можем обсудить это по пути.
Трио покинуло цех и направилось в сторону зоны отдыха. Не считая солдат на перекрестках, коридоры были безлюдны, и комната отдыха также оказалась абсолютно пуста. Загрузив тостер, Шэнь обернулся к двум другим людям в помещении.
– Возможно, тебе стоит объяснить причины своих выводов, Чарльз? – ровным тоном спросил Брэдфорд.
– Не знаю, многое ли вам удалось услышать через систему видеонаблюдения, но субъект, "Твайлайт", всего лишь напуганная маленькая девочка и не имеет ни малейшего понятия о том, где оказалась, – вздохнул Шэнь и оперся на кухонный стол возле тостера. – Она с радостью ответила на все мои вопросы, и, если язык ее тела и мимика хоть немного похожи на таковые у людей, я не сомневаюсь, что до тех пор, пока чувствует себя в безопасности, она не является для нас угрозой.
– Эта особь не человек! – едко произнесла Вален. – И каждая потраченная на удовлетворение этой фантазии секунда дает возможность субъекту дешифровать все еще находящиеся в Изоляторе данные или сбежать в основной объект.
– Величайшей загадкой, обнаруженной Твайлайт в Изоляторе, являлась шариковая ручка, – парировал Шэнь не менее резким тоном. – Откуда бы она ни была родом, там все еще используют перья и чернильницы как основной метод письма. Это выглядит как наблюдаемый нами средний уровень технологического развития пришельцев? И я более чем уверен, что Твайлайт будет оставаться на месте, потому что я ее попросил, но если она почувствует опасность, то Изолятор не сможет ее удержать.
Брэдфорд приподнял бровь, в то время как исследователь подавилась своим поспешным ответом. Шэнь дотронулся до своего планшета и передал его Вален, прежде чем продолжить:
– Когда я увидел фотографии убитого Твайлайт криссалида, я произвел некоторые вычисления, чтобы оценить количество силы, необходимое для нанесения прилегающей зоне подобного ущерба.
Женщина побледнела и передала планшет Брэдфорду, посмотревшему на уравнения и вычисления в ньютонах оценивающим взглядом.
– Весьма большое число, Чарльз, но я не уверен, как это переводится в физическую силу.
– Это выше переносимости ударных воздействий отсека в Изоляторе… – прошептала Вален, очевидно, шокированная угрозой, в которой она находилась менее часа тому назад.
– Это даже выше, чем переносимость ударных воздействий ведущей в Изолятор двери, – добавил Шэнь с нервной улыбкой. – Подобный объем силы, в сочетании с уровнем телекинетического контроля, виденного нами ранее – и у меня появляются серьезные сомнения в эффективности кинетических орудий против Твайлайт. Проще говоря, если бы она захотела причинить нам вред, то я не думаю, что мы смогли бы остановить ее общепринятыми методами.
Объективная оценка, похоже, еще сильнее шокировала Вален, но военное мышление Брэдфорда высоко оценило откровенное высказывание:
– Полагаю, у тебя есть план как избежать этого?
– Это очень просто, мы дадим ей то, чего она хочет.
– И это будет? – спросила Вален, восстановившись достаточно, чтобы добавить несколько ноток сарказма.
– Тост, – ответил Шэнь, и, будто по команде, тостер выплюнул поджаренный хлеб.

------

Дверь в Изолятор открылась вновь, и Шэнь вошел внутрь, держа в руках всякую всячину для импровизированной трапезы: тарелку с двумя теплыми тостами в одной и пластиковый стакан с бутылкой воды – во второй.
Твайлайт оказалась ровно там же где и оставалась: сидела на стуле и глазела на разобранную шариковую ручку. Разнообразные компоненты загремели по почти пустому столу, когда ее концентрация была прервана, и инопланетянка совершила безумную попытку схватить их передними ногами и не дать ни одной упасть на пол. Удовлетворившись, что ни одна деталь не сможет покинуть ее оцепление, она обернулась к Шэню с робкой улыбкой. Улыбка переросла в едва скрываемый голод, когда ее взор упал на тарелку и ее содержимое.
– Никогда ничего не имел против тоста как перекуса, – заявил Шэнь, поставив ношу на стол возле своего стула, и затем сел. – Обычно я ем их с медом, так что, полагаю, будет вежливо предложить тебе то же самое, – глаза Твайлайт стали еще шире, и в них появилась… благодарность? Преклонение? Подобное внимание заставляет меня чувствовать себя так, словно я принес рождественские подарки своим внукам… Шэнь скрыл дискомфорт от проявленного к нему внимания и намазал немного меда на оба тоста, прежде чем передвинуть тарелку единорожке.
В мгновение ока один из тостов взлетел с тарелки и отправился в рот к Твайлайт, и, миг спустя, второй последовал за ним. Инженер едва успел налить воду в стакан до того, как тот был вырван у него из рук телекинезом. Вода была выпита почти что с тревожной скоростью, и стакан вернулся на стол.
– Спасибо, Чарльз, – произнесла единорожка спустя долгий момент, вновь с благодарной улыбкой на лице.
– Рад, что смог помочь, – ответил инженер, и затем дотронулся до наушника, увеличив громкость до более приемлемого уровня, когда ученые опять начали забрасывать его вопросами. – Моим друзьям очень интересно, как мы можем понимать друг друга. Можешь объяснить, что ты сделала? Это была "магия"?
– Именно! – ответила единорожка, быстро кивнув. – Заклинание Перевода было одним из многих нововведений, положенных Старсвирлом Бородатым в течение его карьеры, и впервые позволило осуществиться простым коммуникациям между Эквестрией и соседними нациями, такими как кланы грифонов и табуны зебр, а также с более экзотическими путешественниками, вроде драконов. Дипломатические отношения стали гораздо более утонченными, поскольку комплексные соглашения могли быть достигнуты без посредничества переводчиков. Некоторые предполагают, что Старсвирл Бородатый открыл это заклинание, анализируя ассимиляционные шаблоны чейнджлингов, но… – Твайлайт остановилась, закрыла лицо копытом и вздохнула. – Это не то, что ты спрашивал.
– Основополагающая теория Заклинания Перевода была утеряна в веках, но принято считать, что оно переводит попытки личности визуализировать мысли произносимыми словами в те слова, которые может понять другая сторона. Слово, которое ты используешь для обозначения стола, – указала Твайлайт на рабочий стол позади себя, – будет отличаться от такового в моем языке, но мы оба обсуждаем один и тот же объект. Заклинание просто устраняет расхождения.
– Это весьма необычно, Твайлайт, – произнес Шэнь, после того как выждал момент, чтобы понять, не хочет ли многоречивая единорожка еще что-то добавить. – Мои друзья снаружи беспокоятся, не сделала ли ты что-то, что позволило тебе прочитать мой разум или увидеть мои мысли.
Лицо единорожки приобрело задумчивый вид.
– Смотреть в чужой разум крайне опасно. Все изученное мной до сих пор указывало, что разум другого разумного существа настолько фундаментально отличается от нашего собственного, что сознание обоих рискует быть повреждено, если они вступят в контакт. Единственной известной мне пони, которая способна на нечто в этом духе, является Принцесса Луна, но она имеет дело лишь со снами спящих, а не с их рассудком напрямую. Ну, и еще Дискорд проворачивал нечто похожее, но, с другой стороны, он же безумен.
Инженер улыбался, слушая объяснение Твайлайт. Заклинания? Грифоны? Драконы? Ученые либо объявят меня сумасшедшим, либо их головы попросту взорвутся, как только я запишу эту беседу на бумаге.
– Рад это слышать.
– Что оно сказало?
– Не обращайте на это внимания, спросите ее о пришельцах!
– Уже ясно, что они никак не связаны, их физиологии слишком отличаются, чтобы быть творением одного и того же создателя. Как оно применяет телекинез? Сила мысли? Невидимые придатки?
– Что насчет ее гривы и хвоста? Эти цвета не могут быть натуральными. Они имеют какое-то важное значение?
Наушник Шэня был заполонен потоком вопросов ученых, и ему приходилось сопротивляться порывам выключить его и отключить этот шум.
– Прости, если мое предположение неверно, но ты являешься учителем? Ты выглядишь весьма искушенной в определенных темах, – осторожно спросил Шэнь, перетерпев возмущенный вопль доктора Миллса и радостное оживление доктора Нго от предмета вопроса.
– Нет, я личная ученица Принцессы Селестии, а также библиотекарь. Все свободное время я уделяю учебе, чтобы мои оценки были абсолютно превосходными для принцессы. Порой она говорит мне не усердствовать, но я считаю, что это она просто проверяет мою решимость!
– Библиотекарь и студент, а также ученица Принцессы "Селестии"? – громко спросил Шэнь, и инопланетянка совсем по-человечески кивнула. – Ты также упоминала Принцессу Луну. Они обе дочери текущего правителя? Или же "принцесса" – избираемая или назначаемая должность?
Голова Твайлайт наклонилась вбок в несомненном замешательстве:
– Принцесса Селестия и Принцесса Луна правят совместно. У них есть назначаемая аристократия, помогающая управлять страной, но именно они – правительницы Эквестрии. Селестия правила в одиночку тысячу лет, прежде чем Луна вернулась и была освобождена. Я была очень рада за них обеих, когда это случилось, сестры не должны так враждовать друг с другом.
– Им больше тысячи лет? Это нормально? Каков твой возраст? – не веря выпалил Шэнь, и двое ученых у него в наушнике внезапно обнаружили, что поменялись с ним местами.
– Мне всего лишь двадцать, но я не аликорн. Жизненный цикл аликорна может длиться… ну, тысячелетия, – Твайлайт закрыла глаза, и долгие несколько секунд Шэнь мог видеть их движение под веками. – Записанная история имеет тенденцию становиться нечеткой касательно того, что происходило пять тысяч лет назад и ранее, когда "Леди Солария" упоминалась как правящий аликорн своей эры.
– Аликорн… Крылатый единорог? – спросил Шэнь, вороша в памяти все, что он помнил про этот термин.
Твайлайт опять кивнула и улыбнулась:
– Да! И хотя их наиболее узнаваемая черта – это обладание и крыльями, и рогом одновременно, они также благословлены невероятно сильными магическими способностями и долголетием. Я сильнее среднего единорога с точки зрения магического потенциала, но принцессы находятся вне того, что я когда бы то ни было смогу достичь. Селестия и Луна поднимают солнце и луну столь же легко, как и могу поднять это, – и с этими словами детали разобранной ручки поднялись со стола и начали собираться. Когда они вновь превратились в целый предмет, ручка направилась вертикально и плунжер на ее вершине глухо щелкнул. Выражение Твайлайт становилось все более и более раздраженным, когда плунжер падал и поднимался несколько раз, лишь для того, чтобы воспроизвести еще больше глухих щелчков. – Почему? Почему ты щелкаешь не так как остальные?
– Можно? – спросил Шэнь и протянул руку в сторону ручки. Приспособление для письма послушно пролевитировало к нему и упало в ладонь. Я наполовину ожидал, что оно будет теплым или что-то в этом духе, рассеянно подумал Шэнь, развинчивая ручку посередине и извлекая из нее разнообразные детали. – Твайлайт, я хотел спросить… как ты думаешь, где мы находимся?
Существо, смотревшее на его руки подобно ястребу, подняло голову и на миг встретилось с ним глазами, прежде чем отвести взгляд в сторону.
– Не знаю. Я пыталась это узнать, но, боюсь, я просто не знаю. Если я увижу карту, то, думаю, смогу определить, насколько далеко переместил меня Дискорд.
Шэнь ответил не сразу. Его руки были заняты ручкой, пока он исправлял проблему и пересобирал ее. Встав и протянув ее Твайлайт, он затем подошел к одному из встроенных в стену диагностических мониторов. Меньше чем через минуту монитор включился, и на нем появилась медленно вращающаяся модель Земли.
– Ох, это восхитительно! Как оно работает? Заклинание иллюзии? Или-или… – начала было Твайлайт, но затихла, когда ее глаза осмотрели шар первый раз, второй и третий. – Ее здесь нет. Эквестрии здесь нет. Где я? Я не знаю… я не знаю, – ее глаза оставались прикованы к вращающейся сфере; она начала дрожать, а ее голос затих.
– Ну-ну, мы можем найти ответ на этот вопрос позже. Все, что сейчас имеет значение – это то, что ты в безопасности, – тихо произнес Шэнь, вернувшись на свой стул. Инженер удерживал себя от потока проклятий, когда Твайлайт повесила голову, закрыла глаза и попыталась сдержать слезы.
– С тобой многое произошло, поэтому, полагаю, пока что нам стоит отложить все до завтра. Как тебе такая идея? – мягко предложил Шэнь и с трудом сдержал отцовский инстинкт успокаивающе похлопать инопланетянку по спине. – Я сейчас пойду наружу к своим друзьям. Если ты захочешь поговорить со мной, просто скажи что-нибудь или помаши в этот угол, – сказав это, Шэнь развернулся уходить. Он почти дошел до двери, когда одно простое слово остановило его.
– Бумага, – тихо произнесла Твайлайт. – М-мне нужна бумага, чтобы написать письмо.


Дополнительная информация:

XCOM – аббревиатура, обозначающая "Extraterrestrial Combat Unit", мультинациональную военизированную организацию, созданную и оперирующую вне общественного внимания и контроля, задача которой – обеспечение безопасности планеты Земля.

Допрос Пришельцев – инвазивный хирургический процесс, включающий в себя внедрение зондов в мозг захваченного чужого, переводящих электрические импульсы в изображения и другую полезную информацию. После смерти захваченной особи ее тело подвергается аутопсии с целью получения новых данных.

Главная База – основной оперативный центр организации XCOM, местонахождение которого засекречено; располагается, по большей части, под землей, с целью обеспечения боевой безопасности. Состоит из множества подземных уровней, которые являются как местом размещения персонала, так и рабочими зонами с минимальным количеством наземных строений.

Читать дальше

...