Автор рисунка: Siansaar

Сказ о рождении аликорнов

Сказ о рождении аликорнов

«Так странно, боль оставляет следы на наших лицах и делает нас похожими друг на друга» © Стивен Кинг

Выйдя на перрон, единорожка потопала в сторону самого величественного города Эквестрии. Яркое солнышко, красота местной архитектуры и, конечно же, задорное пение птиц значительно прибавляли кобылке настроение.

 — Привет, Твайлайт! – поздоровался Эмиус Рэйм, владелец пирожковой пекарни.

 — Добрый день, Эмиус! – пони приветливо помахала ему копытом и продолжила свой путь.

Волшебница почти всё детство провела в Кантерлоте и хоть не заводила друзей, тем не менее её знали почти все пони. Умная кобылка, которая благодаря своей начитанности, знала всё обо всём.

Добравшись до удивительного замка, Твайлайт остановилась у подножия широченных ступеней. Дворец был настоящим произведением искусства. Хоть единорожка и не была ярой ценительницей творчества, но просто не могла устоять перед таким великолепием. Замок выглядел как новый, хоть стоит уже не первую тысячу лет. За ним тщательно ухаживают, следят за каждой трещинкой и периодически реставрируют узоры, коих полно как снаружи, так и внутри.

Довольно вздохнув, пони начала подъём по лестнице и благополучно миновав пост охраны, прошла внутрь уникального замка. Бархатные ковры, множество картин и дизайнерские украшения лучших мастеров страны так и радовали глаз. Но Твайлайт пришла не красотами любоваться. Она пришла в самую большую библиотеку, о которой только знала и не просто почитать. Селестия ей подарила необычный подарок, которым умной волшебнице не терпелось воспользоваться.

 — Твайлайт, рада тебя видеть, — сказала библиотекарша, выглядывая на кобылку с высокой стойки.

 — Здравствуйте миссис Ризалья, — улыбнулась чародейка, проходя в просторное помещение, обильно заставленное сотнями стеллажей с книгами аж на нескольких этажах.

От такого вида у фиолетовой пони всегда кружилась голова и сегодняшний день был не исключением. Твайлайт много времени провела в этой библиотеки и даже десятой доли книг, так и не успела прочитать. Слишком уж их много, чего стоят только книги по пять тысяч страниц за том…

Спустившись по винтовой лестнице на нижний ярус, Твайлайт подошла массивной двери, что находилась между двумя стеллажами. На ней был узор в виде королевского герба из синих и белых сапфиров. У кобылки сердечко бешено застучало, ведь она всегда знала что находится за этой дверью. За дверью, где кроме аликорнов, больше никто никогда не был. Личное святилище принцесс.

Пони магически достала из своей сумочки семигранный камень. От него исходило красивое свечение — синее у основания светового потока и белое, рассеянное в конце. Твайлайт была безмерно благодарна могущественной наставнице за столь щедрый, неожиданный подарок. Она всегда мечтала хотя бы глазком заглянуть в ту комнату. Но даже представить не могла, что Селестия дарует ей ключ от святыни библиотеки.

Предвкушая необычайную радость от прочтения того, что знают только аликорны, Твайлайт прикусила нижнюю губу и пища, радостно затопала на месте. Отдышавшись, она медленно вставила магический ключ в замок двери, что находился в самом её центре. Сапфиры ярко засветились, вынудив кобылку отступить назад, но затем дверь открылась. Твайлайт разинула ротик от удивления. В помещении было довольно светло, магические лампы сами зажглись. Там была целая библиотека, причём, довольно большая. Чародейка неуверенно перешагнула дверной проём, пытаясь поверить своим ощущениям. Да, она действительно ступила в святыню знаний. Первая пони в своём роде. Ещё раз радостно пропищав, кобылка забежала внутрь. Дверь тут же с грохотом закрылась. Твайлайт испуганно обернулась и увидела ключ, который вышел с этой стороны двери и просто парил в воздухе. Убрав его в сумку, Твайлайт пошла дальше. Часть книг были чистыми, что подтвердило то, что принцессы всё же не редко сюда заходят и читают литературу.

«Устав Эквестрии, Основы политики, Инженерные решения» — ютились на чистых полках среди подобных книг.

«Шагая с мечтою, Грехи прошлого, Спасти Эквестрию!, Стивен Пони Кинг» — была некая коллекция литературы. Видимо помимо работы, аликорны здесь отдыхают.

Внимание Твайлайт привлёк стеллаж, стоящий в самом дальнему углу помещения. Он был покрыт таким слоем пыли и паутины, что казалось, к нему не прикасались уже лет пятьсот.

 — Раз там столько пыли, значит эти книги самые древние в библиотеке! – обрадовалась пони.

Кобылку всегда интересовала история и не только Понивиля, но и Эквестрии в целом. Да, она в школе всё это проходила, но ей хотелось знать больше, что учителя просто не могли рассказать. Книги в собственной библиотеке тоже тускло раскрывали прошлое страны. Чародейка надеялась хотя бы здесь увидеть нечто то, что заполнит пробелы в её смышленом разуме.

 — Фи! – скорчилась волшебница, попытавшись копытом убрать пыль со стеллажа.

Заметив веничек в другом конце помещения, она магически его схватила и почистила стеллаж.

«Основы военных стратегий, Пыточные орудия, Схемы тюремных помещений, ОМП» — названия этих книг заставили побледнеть кобылку. Она даже знать не хотела о чём они повествуют, но слышала, что в других странах часть этих средств до сих пор используется. На этих книгах стояли довольно старые даты. Они были написаны до появления Эквестрии.

«Чёрная магия, Инструкции для Тартар, Заклинания Изгнаний, Некромантия» — пони дальше не стала читать названия книг и с дрожью в коленках, посмотрела на другую полку.

«Темы для местных легенд и слухов, Основы гипноза, Происхождение пони, Рождение аликорнов, Призрачная…» — внимание Твайлайт заострилось на книге «Рождение аликорнов».

Будучи не просто ученицей Селестии, но и её маленькой поклонницей, кобылке всегда было интересно почему аликорны так не похожи на пони. Откуда у них такое могущество и что они вообще за существа. Твайлайт много раз спрашивала об этом Селестию, Луну, Каденцию, но те наотрез отказывались обсуждать эту тему, даже не объясняя причин. Достав с полки книгу, Твайлайт подошла к журнальному столику и положила на него толмут. Поставив рядом с собой магическую лампу, любознательная чародейка открыла книгу.

***

Я пишу эти строки для того, чтобы никогда не забыть то, кто мы есть. Хоть мы и обладаем феноменальной памятью, но я просто должна об этом написать. Так велит моё сердце, ибо вспомнить годы те я тайно желаю.

Когда я была маленькой кобылкой, жила я в постоянном страхе, ужасе и голоде, ибо миром правил хаос. Лишь с появлением моей маленькой сестрёнки жизнь чуточку стала краше. Изо дня в день я жила лишь только поисками пропитания для своей семьи. Мы, как и все, сильно голодали. Земные пони не могли нам дать достаточного количества еды. Мои сородичи на них за это злились и лишь некоторые понимали, что еду не заставить расти быстрее. Было очень холодно. Я никогда не забуду то, как каждую ночь я грела копытца моей маленькой сестрёнки. Мне было больно смотреть на то, как она, сжавшись в комочек, постоянно дрожала. Родители старались отдавать всю еду мне и сестре, а сами практически ничего не ели. Они сильно похудели и мне было за них очень страшно.

Сегодня снова звон колокола. Изголодавшиеся сородичи в очередной раз отправились в поселение земных пони дабы силой отнять у них еду. Мне жаль наш народ и жаль земных пони, они ведь как и мы, тоже голодают. Сегодня снова прольётся много крови, вокруг одни захоронения…

Шли годы, а становилось только хуже. Вечная вражда между тремя народами даже не пыталась затихнуть. Сегодня на нас напали пегасы. Они обвинили нас в том, что сильная буря, что была вчера, наших копыт дело, хотя это вовсе не так. Буря нанесла их небесному городу ущерб и те озлобились, но почему-то именно на нас. Они даже нас не слушали, а просто прилетели. Я видела в окно, как сгорел дом миссис и мистера Расковских. Они не успели его покинуть…

Все словно подходили с ума, была настоящая мясорубка – так говорил папа, когда вернулся домой. Я рада, что он вернулся. Рада и мама. Я хотела ещё раз посмотреть в окно, не мне не позволили. Окно, родители вообще заколотили досками. Хаос торжествует.

Сегодня случилось то, что едва не покалечило мой рассудок, но закрепило его на вечные века. Я с сестрой отправилась в лес за хворостом. Было холодно на улице, но мы знали, что если вернёмся с пустыми копытами, то на следующий день просто никто не проснётся в нашем доме. Мы долго искали деревяшки. Почти весь местный лес мы искоренили, деревьев было очень мало. Но всё же, нам повезло. Луна заметила, как из сугроба торчит веточка. Мы его магически расчистили и нашли целое полено. Оно было довольно тяжёлым, но мы смогли дотащить его до нашего поселения. До поселения единорогов, что было охвачено огнём. В нём царила полнейшая суматоха. Земные пони, пегасы и наши единороги бились не на жизнь, а на смерть. Как я потом узнала, началась великая война трёх народов. Все изголодали, замёрзли и… сорвались, выплёскивая злобу и ненависть друг на друга. Многие бежали прочь, но я понимала, что бежать некуда. За пределами деревни не выжить и не только из-за холода, но из-за хищные зверей, что обитают неподалёку. Я последний раз посмотрела на знакомых мне, единорогов, в страхе бегущих в темноту. Я знала, что больше никогда их не увижу. Никогда.

 — Селестия, нужно найти маму и папу! – закричала Луна и бросив полено, побежала в посёлок.

Бревно придавило мне ногу и моей магии не хватало, что бы его скинуть с неё.

 — Луна, стой! – прокричала я.

Но упрямая сестрёнка уже была далеко. Подкопав снег, мне всё же удалось освободить ногу и я тут же побежала следом. Кругом огонь и разрушения. Один земной пони заметил меня и с безумием в глазах, побежал за мной. Мне чудом удалось от него скрыться. Он был силён, да, но я более ловкая. Тут я заметила, как мой дом полыхает огнём. Не взирая на ожесточённые бои, что были вокруг меня, я сломя голову помчалась к нему, но меня остановил Альбус, старый друг нашей семьи.

 — Тебе не стоит это видеть, — сказал он.

 — Чёрт, сюда пробралась её сестра, — из задымлённого окна выглянула голова Скайлера.

 — Тащи её сюда, быстро! О мать природа! – ужаснулся Альбус, продолжая меня держать.

 — Я видела, как единорог вывел из горящего дома Луну и едва он успел довести её до нас, как дом обрушился.

Я так была рада, что она не пострадала! Но стоп…

 — А где мама? – спросила я.

Единорог указал на дом.

 — Где мама! – закричала я, ощущая всепоглощающий страх.

 — Альбус, Луна всё видела. Они видела что с ними стало… — прошептала единорог, спасший Луну.

Альбус наклонился к моей сестре, которая заикаясь, что-то невнятно бормотала.

 — Глупышка, ну зачем ты туда полезла? Ох, природа, лучше бы ты не видела ту картину… — сочувственно произнёс Альбус.

Я тут же обняла сестру.

 — Здесь не безопасно, нужно уходить! – крикнул единорог.

 — Селестия, Луна, уходим! – прокричал Альбус.

Я заметила, как за нами погнались пегасы. Мы сразу побежали в темноту, но снег отражал ночной свет, и особой темноты и не было. Луна начала отставать и задержавшись, я побежала прямо за ней, изредка подталкивая в круп. Пегасы были всё ближе и ближе, копыта совсем замёрзли от холода. В итоге, мы были вынуждены остановиться. Мы выпускали в пегасов магические лучи, но мы не знали смертельной магии. Поэтому, нам лишь удавалось отталкивать их и временно шокировать. На крыльях пегасов были острые ножи, которые пугающе сверкали при свете луны.

 — Девочки, бегите. Мы их задержим, — сказал Альбус.

 — Мы не бросим вас! – слёзно закричала я.

После родителей, Альбус был самым близким для нас единорогом.

Молодой единорог Скайлер храбро побежал навстречу пегасам. Они его окружили и… я до сих пор помню тот противный звук лезвий…

Один из пегасов как-то прокрался сзади и подлетев, набросился на Аобуса, но тот ловко отбросил его в сторону.

Я заметила, как к нам ещё подлетает несколько десятков пегасов, видимо их подкрепление. Пути отступать нет.

 — Прощайте, мои маленькие пони, — улыбнулся жеребец.

Двое пегасов стремительно летели на нас и ранили Альбуса, от чего тот упал на снег. Второго пегаса, Луна далеко отбросила магией. Моя сестрёнка оказалась куда сильнее, чем я думала.

 — Альбус, как ты? – испугалась я.

 — Это лишь царапина, — прокряхтел он.

И тут мою душу наполнила ярость, причём такая, которую я никогда ещё не испытывала. Меня всю трясло от злости, заполонившей собой даже страх.

 — Оставьте! Нас! В покое! – удивительно громко, прокричала я.

 — Селестия!? – удивлённо спросила Луна.

Я посмотрела на сестрёнку.

 — У тебя глаза чёрным светятся, — испугалась синенькая.

Дальше было всё как в тумане. Помню, что из меня вышел чёрный световой обруч охвативший всех пегасов. Потом я потеряла сознание.

Открыв глаза, я увидела зарево огня, тенью играющего на скалистых камнях. Приподнявшись, я заметила небольшой костёр и Альбуса с Луной, которые смотрели прямо на меня.

 — Что произошло? Мы живы? – спросила я.

 — Живы. Они больше не угроза, — сухо произнёс Альбус.

У него была перебинтована нога. Я не знаю откуда у нас взялись бинты, главное, Альбусу помогли. Луна сидела и что-то бормотала себе под нос.

 — Сестра, лучик мой, — улыбнулась я, но та никак не отреагировала.

 — Лучше не беспокой её пока. Учитывая то, что она видела в доме и то, что ты сделала с пегасами… лучше не надо, — сказал жеребец.

 — Так что произошло? – спросила я.

 — Я думал, ты мне ответишь, — сказал серый жеребец.

 — Со мной что-то случилось, — задумалась я.

 — Ты выпустила Иерхона, демона зла, — сказал Альбус.

 — Это всё детские сказки, — отмахнулась я.

 — Возможно и сказки. По крайней мере, это единственное объяснение тому, как в одночасье ты убила всех пегасов, — сухо произнёс Альбус.

 — Что я сделала? – я ощутила дрожь в своём теле.

 — Магия единорогов ещё не до конца изучена. Мы знаем о ней лишь малую часть. Говорят, что когда дитя единорога с чистой душой страдает, то в ней пробуждается колоссальная сила. Но пробуждает её гнев, поэтому, сила эта тьмы, ибо ещё никому не удавалось обуздать её. По древним преданьям, настолько древним, что когда наша планета была ещё плоской, жила была одна единорожка. Я не помню подробностей, но она тоже подверглась колоссальному шоку и выпустила своего Иерхона, но не справилась с ним. Он поглотил её душу, сделав чернее чёрного. Она осознала это и пока не стало слишком поздно… просто исчезла и больше её никто никогда не видел. Ты уникальная кобылка, редко кому удаётся заглянуть в себя. А ты, Селестия, ощущаешь в себе тьму? – говорил жеребец.

 — Я ощущаю только боль. Но тьмы нет, она ушла, — сказала я.

 — Боль, это хорошо. Так и должно быть. Но я беспокоюсь о твоей сестре. Она такая я же, как и ты. Что случится, когда и в ней пробудится демон? Её разум травмирован куда больше, чем твой. Она более нежная и впечатлительная. Сможет ли Луна, в минуту своей слабости, совладать со своим демоном, как сделала это ты? — спросил Альбус.

Я не знала что ответить.

 — Селестия, если ты с сестрой выживешь, то обязательно изучи заклинание Тысячелетнего изгнания и обучи ему сестру. Надеюсь, тебе никогда не придётся его применить, ибо оно изгоняет не только многоликого демона, но и носителя. Иерхон очень могуч, нельзя позволить ему навредить миру, — сказал он.

 — Мир уже прогнил, какой смысл? – спросил я.

 — Никогда не смей отчаиваться! Слышишь! Никогда! Именно мы делам это мир таким, какой он есть. И если хотя бы одна душа будет верить в его светлое будущее, только тогда у него есть шанс вновь стать таким, каким он был в стародавние времена, — говорил Альбус.

 — Ты мудр, Альбус, я вниму мудрости твоей, — ответила я.

 — Селестия. Ты и сестра, они из немногих, кто видит мир таким, какой он есть. Судит непредвзято и только за деяния, а не по слухам. Может я как раз и сомневаюсь в будущем мира, но в ваше будущее, я верю как никто другой, — сказал жеребец.

 — Мне холодно, — прошептала Луна.

Я подошла к сестрёнке и обняла её.

 — Схожу за хворостом, — кряхтя, поднялся Альбус.

 — Ты тяжело ранен, давай я схожу, — предложила я.

 — Ты нужна сестре. Сейчас не то время, что бы даже на секунду разлучаться, — ответил защитник.

Я смотрела, как жеребец скрывается в темноте горизонта. Наш старый друг и защитник. Больше Альбуса, я не видела.

==============

 — Луна, просыпайся, — прошептала я.

Сестрёнка отрыла глазки и приветливо мне улыбнулась. Прошло два месяца после страшных событий. Мы поселились в брошенной медвежьей берлоге и обустроили её, как могли. Мы целыми днями искали под снегом хоть какое-то пропитание и радовались каждому листику. И так бы наверное и жили, если бы к нам не нагрянул гость. Я видела, как недалеко что-то упало в снег. Подбежав к этому месту, то заметила раненого пегаса, бессознательно лежащего в сугробе. Во мне тут же проснулась бурлящая злоба на весь их род, но здравый рассудок всё же взял вверх. Подозвав сестру, я попросила её помочь перетащить его в берлогу, но Луна упрямилась.

 — Он же наш враг! – сказала синяя.

 — Враг тот, кто нападает, а тот, кто жаждет помощи, имеет шанс на искупление, — сказала я.

Перестав упрямиться, сестра помогла мне перетащить пегаса в наше укрытие.

 — А вдруг он сделает нам больно? – дрожащим голоском произнесла Луна.

 — Я этого не допущу, — я провела копытом по гриве сестры.

Весь день мы за ним ухаживали и под вечер он очнулся.

 — Кто вы? – встрепенулся он.

 — Не бойся, мы не желаем тебе зла, — сказала я.

 — Вы наши шпионки? – насторожился он.

 — Нет. Мы сами по себе, — сказала Луна.

 — Такого не может быть! Все воюют! – удивился он.

 — Как же сильно ваш разум погряз в крови и боли, — посочувствовала я.

 — Что? – переспросил он.

 — Ничего, — вздохнула я.

 — Как ты себя чувствуешь? – спросила Луна.

 — Нормально. Но я так и не понял, почему вы помогаете мне? – спросил он.

Я знала, что пегасы не особо умны, но что бы настолько…

 — Мы никому не желаем зла. И тебе тоже, — пояснила Луна.

 — Эм… спасибо, — ответил пегас.

 — Как тебя зовут? – спросила я.

 — Флаер, — ответил он.

 — Флаер, мы уже давно не видели мир. Поведай нам, что в нём творится? – спросила я.

 — А вы точно не шпионки? – переспросил он.

Я и Луна, синхронно вздохнули.

 — Хорошо. Война между народами до сих пор идёт. Потери просто огромные. Единороги теряют возможность контролировать смену дня и ночи. Мой народ больше не в силах контролировать погоду. Земные пони практически перестали выращивать еду – мы отбили у них большинство плантаций, но ничего не понимаем в земледелии. Дамочки, с таким темпом мы все скоро погибнем. Надеюсь, пегасы смогут всех побороть и тогда у нас появится возможность… — говорила Флаер.

 — Пегасы? А почему не ну… земные пони? – спросил Луна.

 — Мне как-то не хочется пресмыкаться перед ними, — усмехнулся гость.

 — А знаешь, что вижу я? Гибель всех трёх народов! Скоро пони совсем не останется и выживать уже никто не сможет, — сказала я.

 — Пегасы всех… — тараторил Флаер.

 — Ох, как же с тобой тяжело, — вздохнула я.

Ночью мы спали. Точнее, пытались спать. Флаер постоянно на нас щурился, словно ожидая что мы собираемся его тайно прибить. Но когда наступило утро, он всё же заснул. Через пару дней он поправился и собрался уходить.

 — Спасибо дамочки. Я во век вас не забуду. Не думал, что в наши дни ещё остались уголки доброты. Глядя на вас, я начинаю верить в светлое будущее и не только своего народа. Прощайте! – пегас улетел.

Последние слова Флаера невольно напомнили о том, что толковал мне Альбус. Добро всё же способно порождать добро и частичка его, теперь и в сердце того пегаса. И тут меня осенило.

 — Луна, желаешь ли мира ты земле всей? – спросила я.

 — Ну конечно, — улыбнулась Луна.

 — Альбус говорил, что мы должны верить в светлое будущее. Но смотри, мы поделились добротой с пегасом и мир на крупинку стал добрее. Я поняла, что вера это хорошо, но сидя на месте… прогресс слишком ничтожный. Нужно действовать. Давай изменим мир к лучшему? – сказала я.

Луна засмеялась.

 — Ты такую глупость сказала! Как две маленькие пони смогут изменить мир? Селестия, ты бываешь такой забавной, — смеялась синяя.

Но я не улыбалась, а расстроилась. Это заметила Луна и перестала смеяться.

 — Я тебя обидела? – спросил она.

 — Нет, лучик мой, разумеется нет, — улыбнулась я.

 — Пожалуйста, не грусти, — сказала она.

 — Сестра, выслушай меня. Народ пони на грани гибели и им нужна помощь. Почему бы нам её не оказать? Мы с тобой тоже часть этого народа, не забывай. Услышав речи Флаера, я снова окунулась в тот ужас, через который мы прошли. В котором мы сейчас и мне снова стало больно, — говорила я.

-Что ты предлагаешь? – спросила сестра.

 — Нужно прекратить вражду между народами, пока не стало слишком поздно. У меня есть идея и возможно, если она и не прекратит вражду, но заставит их хотя бы задуматься. Нужно попытаться, сестра. Ты согласна? – спросила я.

 — Согласна, — произнесла синяя.

 — Это билет в один конец. Ты точно готова? – спросила я.

 — Сестра, я видела такое… и если другие перестанут видеть тоже самое, то я всеми копытами за! – уверено произнесла Луна.

 — Тогда, собирайся. Нам предстоит опасный путь, — сказала я.

===============

В просторной пещере огромной горы стоял круглый каменный стол грубой огранки. Помещение освещалось тремя факелами. В пещеру гордо вошёл земной пони в ухоженной одежде, что в те времена, было большой редкостью. Затем, в пещеру прошла единорог. Она была вся в драгоценных украшениях.

 — Наконец вы одумались и решили нам сдаться, — усмехнулся земной пони.

 — Мы? Сдаться? Что ты несёшь, презренный? Это вы сдаться собрались! – сказала единорог.

В пещеру залетел пегас в золотых доспехах.

 — А, а вот и мои будущие рабы, — обрадовался он.

 — Что!? – хором спросили единорог и пони.

 — Давно бы так. Теперь будете знать о могуществе пегасов! – гордо произнёс светлый пегас.

 — Ты такой клоун! Я получил твоё письмо о капитуляции, — усмехнулся земнопони.

 — Ты врёшь! – разозлился пегас, обнажая на крыльях клинки.

 — Это чей-то розыгрыш? Так кто сдаётся? – удивилась принцесса единорогов.

 — Судя по письму, сдаёмся мы все, — озадачился земнопони.

 — Но кому? – спросила единорог.

 — Ни кому, — из тени вышла я и сестра.

 — Я так и знал! Это ловушка единорогов! – разозлился пегас и подлетел в воздух.

 — Ловушка? В какой-то степени, да, но единороги здесь не причём. Это единственный способ собрать трёх предводителей народа. Я просто обманула вас, надавила на гордость, но прежде чем вы друг друга на куски порвёте, выслушайте нас, — сказала я и вместе с сестрой, запрыгнула на стол.

 — Жалкая выскочка! – злился пегас.

 — Вы разве не видите, что пуская кровь, мира не добьётесь! Вам нравится видеть как страдают ваши близкие? Вы когда-нибудь задумывались о том, что жизнь может быть совершенно другой? – говорила Луна.

Я с гордостью посмотрела на свою смелую сестру.

 — Если не прекратите войну, то некому будет воевать. Солнце и луну уже давно никто не контролирует. Погода тоже вышла из-под контроля. Её вообще нету. Посмотрите на себя. Вы привыкли жить в вечной войне, но я знаю что не привыкли видеть смерть. К этому невозможно привыкнуть… Мы, Селестия и Луна, предлагаем вам заключить мир. Давайте хотя бы попытаемся? Давайте проживём день, неделю, месяц без кровопролития? Вы сами увидите изменения. Давайте наполним наши сердца любовью и добротой, от чего сами и отказываемся! – говорила я, как острая боль заставила меня вскрикнуть.

 — Я наполню твоё сердце своим острым кинжалом! – кричал пегас, ударивший лезвием мне в грудь.

 — Сестра, нет! – Луна напала на пегаса, но тот ударил её другим крылом, на котором тоже был кинжал.

Земной пони набросился на пегаса и оттащил его.

 — Они же дети! Совсем ещё подростки! – кричал земнопони.

 — Я не уверена… я запуталась, — застыла единорог.

Было непривычно ощущать отсутствие биения собственного сердца и куда больнее видеть, как из сестры уходит жизненная сила.

 — Мы хотя бы попытались, — вяло улыбнулась любимая сестрёнка.

Мы лежали на столе, с которого струились красные капли. Я видела, как глаза Луны перестали шевелиться. Всё поблекло и пропало в неком тумане. Мне привиделась мордашка папы. Он улыбался, словно был рад меня видеть. А я была рада видеть его.

 — Селестия, я всегда верил в тебя и знал, что наступит день и мудрость твоя не будет знать границ. Ты и сестра, поступили благородно. Вы открыли душу перед лицом опасности. Вы думали светлом будущем и души ваши остались кристально чистыми даже в смутные времена. Я горжусь вами. Мы все гордимся. Не бойтесь, всё будет хорошо, — говорил папа.

 — Бедные дети. Я больше не могу видеть, как страдают другие! С меня хватит! Я не позволю своим единорогам причинять боль другим! – разрыдалась принцесса единорогов.

 — Больше никаких нападений! Мы живём ради наших детей! А они погибают! Погибают из-за нас! – земной пони топнул копытом.

 — О, природа, что же я наделал! Чёртова злоба! Я забрал жизни у многих, но в их глазах была лишь злоба, а в этих, я видел надежду и… необъяснимую любовь. Я… я… нет мне оправдания, — поник принц пегасов.

 — Смотрите! – произнёс земнопони и указал копытом на мёртвые тела.

Я видела яркую вспышку и затем, я открыла глаза и удивилась увиденному. От меня исходил свет. Точнее, его питали тонкие белые лучики, шедшие из голов принцев и принцессы. Они кажется их не замечали, но я видела. Повернув голову, я заметила, как рядом со мной воспарила и сестра. Она стеклянным, но живым взглядом смотрела на гостей.

 — Это невозможно! – сказала земнопони.

Предо мной вновь всплыл образ папы.

 — Вы прекратили вражду между пони. Только сильный разум и дух способны на это. Вы доказали то, что судьба народов вам не безразлична. Вам пришло понимание того, насколько важна любая жизнь. Вы очистили их сердца от ненависти и злобы. Но новый мир слишком хрупок и ему нужен присмотр. Так присмотрите за ним, помогите пони построить гармонию, что в идеальном балансе между тобой и сестрой. Даруйте им свет своих душ. И найдите души, что чисты как ваши, и как и я, покажите им свет, — говорил папа.

 — Смотрите! Они меняются! – кричал земнопони.

 — У них крылья? – удивился пегас.

 — Какой длинный рог! – удивилась единорог.

Я вновь ощутила, как забилось моё сердце, но оно забилось как-то по новому. Необычные ощущения. Я словно заного родилась, но часть меня, всё же умерла. Свет нас отпустил и мы встали на стол.

 — Ты видела его? – спросила я у сестры.

Луна улыбнулась и кивнула.

Я ощутила в себе серьёзные изменения. Мой разум стал куда более шире. Я увидела суть вещей и увидела души трёх особ, что стояли перед нами. Их души были белые, но с некой чернотой. Тогда я просто пожелала избавить их от тьмы, как из моего рога вышло три луча, ударивших по ним. Нет, больно я им не сделала, но чернота их них вышла и материализовалась в отвратительное существо. То ли пони, то ли лев, то ли козёл… настоящий дух Хаоса. Я дала ему имя, дабы зафиксировать в новой материальной оболочке. Имея его – Дискорд. Пока дух хаоса не не натворил бед, я выпустила в него светлый луч и заковала его в каменную статую.

 — Узрите пони и помните духа дисгармонии, что был в ваших сердца. Именно вы его породили и надеюсь, глядя на него, вы более не допустите подобной ошибки, — необычным, громким голосом сказала я.

 — Кто вы? – испуганно спросила единорог.

Луна посмотрела на принцесску.

 — Имя сущности нашей, Аликорн. Мы поможем достичь вам гармонии и процветания. Примите нас и будете вознаграждены лучами любви и добра, которые мы щедро даруем вашим душам, — похожим голосом произнесла Луна.

Трио поклонились нам. Мне было неудобно и неловко видеть такую картину, но так должно быть.

 — Мы ни к чему не обязываем вас. Вы сами вершите вердикт, принять нас, иль нет, — добавила я.

Мне не хотелось выглядеть в их глазах захватчицей, какими они и были.

 — Если вы поможете нашим народам, то мы с радостью, примем вашу помощь, — сказал пегас.

 — Слово твоё услышано и очи наши рады ему. Да уйдёт тьма с этих земель и будет она подконтрольна во веки веков! – сказала Луна и засветив глазами, воспарила над столом.

На улице стало светать. Наступил день.

 — Да придёт тепло в земли эти и будет свет, как и луна, подконтрольны нам, ибо отныне и они одарены гармонией природы! – сказала я и лишь пожелав, заставила солнце светить ярче.

Снег начал таять, даже в пещеру проникли тёплые лучи. Я что-то ощутила у себя на крупе и заметила, как моя старая метка исчезла. Ей заменила другая, в форме солнца. У Луны метка поменялась на полумесяц, но та не сразу это заметила.

Приземлившись на пол, мы все вместе вышли наружу, где на нас смотрели тысячи пони, пегасов и единорогов.

 — Больше нет войны! Мир пришёл в эти земли и заслуга того, аликорнов! – сказал пегас.

Толпа обрадовалась. Я ощутила, как чернота покидала их души и улетала к статуе Дискорда.

 — С вашего позволения, мы возьмём камень правления на свои плечи и сделаем всё для того, что бы наши народы жили в мире и согласии! – произнесла Луна.

 — Да здравствуют принцессы Селестия и Луна! – кричал народ.

Мне было отрадно видеть, как их души стали светлыми. Именно так всё и должно быть. Гармония начала возвращаться в эти земли. Остались ещё поселения, где нас приняли в штыки, но благодаря дарованному красноречию, мы убедили остальных примкнуть к нам. Так была построена новая империя трёх народов под названием Эквестрия. Так появились аликорны.

=====

Разумеется, народ пони со временем забыл о старых войнах. Мы с сестрой об этом позаботились и создали легенду. Очень похожую легенду, которую до сих пор проходят в школах. Пони не к чему знать о тех страшных вещах, что творились в этих землях. Пускай гармония процветает, а их души наполняются добротой.

***

Твайлайт со слезами на глазах читала эту книгу. Эта повесть стоит тысячи книг, кобылка в этом не сомневалась.

 — Я знала, что ты найдёшь мои записи, — раздался знакомый голос.

Твайлайт тут же обернулась. Перед ней стояла принцесса Селестия.

 — Вы через такие страдания прошли. Я так вам сочувствую, — всхлипывала ученица.

 — Не стоит, Твайлайт Спаркл. Иногда важно помнить прошлое, дабы не забывать кто ты есть. Чистота души, вот к чему нужно стремиться. Я помогаю пони и они принимают помощь мою. Из твоей души сочится свет и он прекрасен. Ты достойна узреть книгу эту и ты узрела, — нежно произнесла могущественная.

 — Принцесса Селестия, я не понимаю только одного. Почему вы показали мне это? Почему позволили прочитать ваши сокровенные записи? – спросила Твайлайт, смахивая слезинки.

 — Для чего я показала тебе книгу, моя талантливая ученица? Твайлайт, а ты как думаешь? – загадочно спросила Селестия.

Комментарии (30)

0

Я уже сделал для себя выводы и... продолжаю писать дальше =)

A_L_E_X #26
0

прочел интересная идея. по моему вам следовало бы оформить превращение в алиорнов как то более грандиозно чтоб там мир замерзал единороги не справлялись и тут бац Селестия поднимает солнце ну или в таком роде чтонибуть

рунори #27
0

Извини, но "ЗаноГо"?? И не называй Луну синей, ей не идет. Сообщение слишком короткое! Сообщение слишк... ом длинное!!!!!!!!!!

-Принцесса Каденс- #28
0

Да не обращай внимания на этих... Фанф оч крутой, интересный, правда конуовка чуть-чуть скучноватая, но в общем фанф все время держал под напряжением))))

_Desh_ #29
0

Да не обращай внимания на этих... Фанф оч крутой, интересный, правда конуовка чуть-чуть скучноватая, но в общем фанф все время держал под напряжением))))

_Desh_ #30
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...