S03E05
Глава 3 Глава 5

Глава 4

– Метеорит? Ничего себе! – прокомментировала Симби висящее возле двери лифта древнее объявление. Оно весьма хорошо сохранилось в отсутствии воздуха и света, и все еще было читаемым. Оно гласило, что выход на поверхность в этом месте пока что невозможен из-за слишком близкого падения метеорита. Поэтому до окончания поверки состояния верхних туннелей всем желающим предлагалось воспользоваться другим ближайшим выходом, и приносились извинения за временные неудобства.
– Что ж, это объясняет, почему меня так быстро завалило, – добавила она.
Да, а еще то, почему Я так быстро докопалась до туннеля.

Мы спустились по обнаруженным шахтам лифтов. Только вот на нашем уровне кабин не оказалось, и нам пришлось спускаться вниз, ухватившись манипуляторами за свисающие с потолка тросы и упираясь в стены ногами. Достигнув таким образом кабины лифта внизу, мы влезли в нее через открытый люк в ее верхней части, и после недолгой возни с электрическими схемами лифта и работы манипуляторами, мы вышли из нее и оказались тут. Хотя суммарно все это заняло не более получаса, мы спустились достаточно глубоко. Судя по объявлению, здесь есть и другие выходы на поверхность. Осталось только их найти. Надеюсь, что не все они будут лифтами. Не думаю, что смогу карабкаться вверх по шахте.

Пока Сим изучала объявление, Я осмотрелась. Справа и слева от лифта был проход, уходящий под уклоном вниз. Думаю, нет нужды говорить, что это были точно такие же по форме туннели, что были в Атриум-Сити. Похоже, это был их стандартный вид. Напротив лифтов оказалось что-то вроде электронной доски объявлений, которые Я видела дома и в Атриум-Сити. Только она не работала. Однако функцию свою выполняла – около центра на ней одиноко висело еще одно объявление. Его текст немного отличался от того, что изучала Сим. Тут говорилось, что из-за падения метеорита кабина в одной шахте сорвалась с удерживающих ее тросов и вышла из строя при падении. Еще сообщалось, что она будет заменена в течение месяца. Ага, как же.
Наконец, Симби закончила с рассматриванием белого пластикового прямоугольника, и мы могли продолжить путь.
– Куда пойдем? Направо или налево? – поинтересовалась Я.
– Хм. Насколько Я знаю, то сейчас это без разницы. Если Я права, то оба эти прохода симметричны и ведут в одно место – ответила безрожка, светя в темноту правого туннеля. – Если хочешь, мы можем разделиться и проверить это.
– Ну... не знаю. Разделяться в давно заброшенном месте не звучит как удачная мысль.
– Эй, не волнуйся. Все в порядке. Я уверена, что мы встретимся на следующем перекрестке. Если это не так, то мы можем вернуться обратно и пойти в одну сторону.
Ладно, почему бы и нет? В конце концов, это место не выглядело опасным. Согласившись, Я взяла на себя левый туннель. Перед тем, как расстаться, мы договорились при необходимости связаться друг с другом по радио.

Как Я и говорила, этот туннель был точно таким же, как все предыдущие (за исключением поврежденного метеоритом). Только совсем не освещенный и намного более пыльный. Казалось, будто Я ступаю по какому-нибудь ковру, а не по твердому металлу. При продвижении вниз невольно складывалось впечатление, что все туннели были сделаны кем-то одним и являлись когда-то частью единого целого. Нет, ну а как еще объяснить то, что они были абсолютно идентичны? И если так, то кто же их построил, и зачем? Не только туннели, а вообще все это? Признаться, подобные вопросы были у меня еще во время посещения Атриум-Сити, и теории, поведанные Расти, совсем не проливали на них свет. Впрочем, это было вполне ожидаемо – основываясь только лишь на факте существования, можно с легкостью построить огромное число объясняющих это правдоподобных теорий. Если бы Я захотела, могла бы с легкостью придумать парочку таких. Но мне было интересно именно узнать ответы на эти вопросы, как все было на самом деле, а не придумать красивое объяснение. Подобной мути Я наслушалась еще будучи в Санни Тауне. Хм, Симби сказала, что она часто исследует места, подобные этому. Может, она знает о них что-нибудь? Я ощутила острое желание расспросить ее об этом. Вызывать ее по радио сейчас Я не могла – вряд ли острый приступ любопытства можно назвать особой ситуацией, как бы мне того ни хотелось. Эх, надо было не разделяться тогда. На мгновение у меня появилась мысль вернуться обратно и догнать Сим, но Я от нее отмахнулась. Это было бы, как минимум, глупо. Если она права, то мне будет быстрее встретить ее внизу. А судя по особенностям планировки Санни Тауна и Атриум-Сити, она была права. И чем быстрее Я исследую этот туннель, тем быстрее мы встретимся, и сможем поговорить. Так что Я сконцентрировалась на прохождении туннеля.

Через минуту мне в голову пришла отличная мысль – раз все туннели одинаковые, то, значит, полы у них тоже одинаковые. И, если судить по туннелю, соединяющему Санни Таун с Атриум-Сити, они достаточно ровные, чтобы по ним можно было бежать, не опасаясь случайно сломать себе ногу, как при путешествии по поверхности. Раз так, то Я могу сейчас быстро добежать вниз, немного размявшись и не погибнув от скуки или перегрева мозга. Осознав это, Я начала идти все быстрее и быстрее, перейдя окончательно на размеренную рысь. Как же это было здорово! Я обожала бегать, еще когда была маленькой кобылкой. В те времена главная аллея Санни Тауна казалась мне почти бесконечной, и Я могла носиться по ней весь день, играя с другими жеребятами. Но по мере того как Я росла, выяснилось, что аллея не такая уж и длинная, и чтобы разогнаться как следует ее не хватает. А потом, когда Я выросла достаточно для того, чтобы работать, то времени на развлечения вообще не оставалось. Особенно учитывая начавшееся противостояние между мной и Советом. И сейчас, когда Я бежала вниз по древнему заброшенному туннелю, Я чувствовала себя... счастливой? Нет, это было бы слишком. Радостной, скорее. Не знаю, как долго длилась моя спонтанная пробежка – может минуту, может пять, может больше. Но закончилась она так же внезапно, как и началась, когда прямо за спиной у меня раздался голос:
– Трин! Приём! Проверка связи!
От неожиданности Я вскрикнула, споткнулась, упала, и, проскользив пару метров... начала скользить еще быстрее! Пыль, с незапамятных времен оседавшая на полу, пришла в движение и потоком устремилась вниз, туда, куда вел туннель, все ускоряясь, и унося меня за собой. Переход между состояниями бега и неконтролируемого скольжения был настолько неожиданным, что сначала Я вошла в ступор, и лишь спустя несколько мгновения стала отчаянно барахтаться, стараясь замедлиться. В итоге я только перепачкалась в пыли, покрыв фонарь и весь шлем слоем пыли. Наверняка, еще и канал для подачи воздуха снаружи полностью забила. При этом голос Симби, который, как Я уже догадалась, звучал не сзади, а из наушников, не замолкал:
– У тебя все в порядке? Трин?
Я не ответила. Не только потому, что сейчас у меня не было слов. В этот момент мое скольжение наконец-то прекратилось. Туннель, развернувшись на 180 градусов, любезно предоставил мне стену, чтобы затормозить. Так как пыль снизу скатывалась быстрее меня, то возле стены уже была целая гора пыли, которая смягчила удар и затем полностью меня засыпала. Лежа под ней, как под одеялом и, постанывая от удара, Я невнятно пробормотала:
– Симби... приём. Я... Я на связи.
Из наушников сразу раздался обеспокоенный голос Симби:
– Приём, Трин. Что случилось? Почему ты мне сразу не ответила? И… что с твоим голосом?
– Я... эм, немного прокатилась. Когда ты спросила, Я была занята торможением об стену.
Переведя дыхание, Я начала потихоньку подниматься, выкапывая себя из-под кучи пыли.
– Ох, Трин, ты цела? – пораженно воскликнула Сим. – В смысле, конечно же, ты пострадала, но двигаться ты можешь?
– Кажется... да. Отделалась всего парой ушибов и грязным скафандром, – прохрипела Я, осторожно переступая с ноги на ногу. – А у тебя как дела? Нашла выход? Или еще что-нибудь?
– Нет, Трин, ничего такого. Мой туннель сейчас развернулся и продолжает идти вниз.
– Мой тоже. Похоже, ты была права насчет симметрии.
– Похоже на то. Узнаем точно, когда спустимся вниз. – Немного помолчав, она добавила: – Послушай, Трин. Может, нам нужно снова объединиться?
– Да, ты права. Давай объединимся внизу, когда спустимся.
– Ты уверена? – все еще взволнованно спросила она.
Мысленно вздохнув, Я ответила:
– Да, уверенна. Я все еще могу идти и впредь буду осторожнее. Ничего не случится, не волнуйся.
– Ладно, как знаешь. Тогда встретимся внизу, Трин.
– Договорились.
Отключив передачу, Я начала протирать копытом стекло визора и фонарик от пыли. Делать это в скафандре было очень неудобно, но кое-как мне удалось добиться сносной степени видимости. К сожалению, пока Я скользила, Я умудрилась перевернуться так, что неслась спиной вперед и большая часть удара пришлась на манипулятор. Хотя он все еще работал, что-то мне в его работе не нравилось. Решив перебрать его при первом удобном случае, Я пока вернула его в сложенное состояние. Так, вроде бы все, можно выдвигаться. Хотя нет, прежде нужно сделать еще одну вещь. Обратившись к интерфейсу скафандра, Я создала текстовый файл под названием "НИКОГДА СНОВА" и записала в нем:
"1. Не бегать по скользким поверхностям, покрытым пылью, камнями или вообще чем угодно, что может по ним скользить. А еще лучше вообще их избегать"
Все. Теперь можно идти дальше.

Путь вниз был болезненным. Боль была терпимой, но время от времени все же заставляла меня морщиться и шумно вдыхать и выдыхать воздух. Чтобы как-то отвлечься от нее Я начала одним глазом просматривать медицинские возможности скафандра, следя вторым за туннелем, чтобы не споткнуться снова. Последний, к слову, изменился после схождения пыльного потока – по центру пола неровной полосой в свете фонарика блестел не покрытый пылью металл.
Как Я и ожидала, скафандр действительно имел неплохие медицинские функции. Например, автоматическое впрыскивание различных медикаментов, например, обезболивающего, в случае, если система сочтет это необходимым, или же введение медикаментов по расписанию, если это нужно. Тут даже была система автоматического перебинтовывания! Интересно, как Избранным удалось впихнуть все эти возможности в один скафандр? В любом случае, Я сейчас не могла ими воспользоваться. Эх, надо было заняться настройкой всего этого еще до выхода из Атриум-Сити. Или хотя бы возле завала.

Стараясь как можно меньше тревожить ушибленные мышцы, Я наконец-то добралась до низа. Съехавшая из туннеля пыль тоже сюда добралась и теперь лежала слоем, доходившим почти до моего колена. Туннель, сделав очередной поворот, стал горизонтальным, и вскоре вывел меня в какое-то огромное помещение. Оно было настолько большим, что свет фонарика не доставал до его противоположного конца даже на максимальной мощности. Зайдя в него, Я вызвала Сим.
– Сим, Я уже внизу. Ты где?
– Прямо у тебя за спиной, – весело ответила кобылка. Тут же Я увидела, что слева ко мне приближался источник света. Видимо, это была Сим. – Рада, что ты добралась. Хотя тебя так долго не было, что Я думала пойти тебя искать.
– Ну, теперь это не нужно. Куда это мы попали? – спросила Я, повернувшись в сторону помещения.
– Понятия не имею! – увлеченным голосом ответила Сим. – Но мы с тобой это выясним.

На этот раз мы решили не разделяться. Я хотела было расспросить Симби, но она была так увлечена, что Я решила сделать это позже. Пока Я плелась куда-то в центр помещения, Сим бегала вокруг меня вперед-назад, осматривая каждый квадратный метр помещения. Правда, ничего интереснее каменного пола, покрытого пылью, ей пока обнаружить не удалось. Но с другой стороны, она и не отходила далеко. Тем не менее, через несколько минут она все же кое-что нашла.
Это была комната. Снаружи она была круглой, но это явно была не колонна, так как, во-первых, она была слишком большой, чтобы быть колонной, а во-вторых, в ней были окна, через которые было видно, что внутри что-то есть. В поисках входа мы с Сим обошли ее вокруг, обнаружив, что вокруг этой комнаты вверх и вниз ведет винтовая лестница. Вход оказался немного правее от того места, где мы наткнулись на нее. И, конечно же, он был закрыт.
– Мда, с этим будет не так просто, – сказала Сим, подключившись к панели рядом с дверью. – Чтобы ее открыть, нужно будет восстановить питание двери. И сделать это от систем скафандра не получится.
– Откуда ты это знаешь? Ты смогла определить это только по внешнему виду панели что ли?
– Нет, конечно, – фыркнула она. – Я много чего узнала, изучая подобные места. А с устройством таких вот дверей Я познакомилась еще в Хеквадакоре, еще до того, как начала заниматься всем этим.
– Хе… что?
– Ну, Хеквадакор. Поселение неподалеку от Руин. Мой дом. Оу... – Симби отвлеклась от изучения панели. – Я же ничего о себе не рассказала, да? Прости. Просто когда Я попадаю в неизведанное место, Я обо всем забываю, – слегка смущенным голосом добавила она. – Давай так: сейчас мы откроем эту дверь, а потом расскажем друг другу про себя. Идет?
Я кивнула.
– Идет. Что нам нужно чтобы открыть ее?
– Ох, Я не знаю. Если бы системы, открывающие дверь, функционировали, нужно было бы просто подобрать пароль. Хотя его, кстати, может и не быть вообще. Но это место явно обесточено, и даже если мне удастся запитать эту панель и подобрать пароль, то на приводы это не окажет никакого влияния. Нужно найти какой-нибудь генератор, или что-нибудь вроде этого, чтобы все заработало, – объяснила Сим, вернувшись к ковырянию в панели.
– Найти генератор, понятно. Давай так: раз ты хорошо разбираешься в этих замках, посмотри, что тебе удастся сделать с этой панелью. Вдруг ты сможешь найти лазейку и включить приводы двери отсюда. А Я пока поищу что-нибудь, что может включить питание. Или вообще что-нибудь поищу. От меня тут все равно мало толку будет.
– Хорошая мысль, Трин. Только прежде, чем ты уйдешь, вот, возьми, – один из наружных карманов ее скафандра открылся, и она извлекла оттуда манипулятором небольшой шар. – На случай, если ты найдешь, откуда поступает энергия, это тебе понадобится.
– А что это? – Я аккуратно взяла шар своим манипулятором, и поднесла к фонарику, чтобы лучше его рассмотреть. Он был серым с тонкими нитями темно-зеленого, и слегка светился. Когда Я поднесла его к визору скафандра, в наушниках раздались треск и щелчки, а в поле моего зрения сверху появилась какая-то шкала с цифрами. Отодвинув шар обратно, шкала исчезла, а щелчки прекратились.
– Такие штуки по-разному называют. Лично Я предпочитаю называть это "энергошарами". Это что-то вроде топлива для большинства машин и механизмов, оставшихся с древних времен. Помнишь ту машину по добыче кислорода? Я ее включила именно им.
– Вот как? – удивилась Я. – Ты же сказала, что она работает еще с незапамятных времен, разве нет?
– Не, Я сказала, что она все еще рабочая. Не думаю, что она бы могла все еще работать, даже будь в ней энергошар – слишком большой расход энергии. Если повезет, то здешний генератор тоже заработает. Так что удачи, Трин. Если найдешь что-нибудь, дай мне знать. И будь осторожна.
Оставив Сим у двери, Я еще раз осмотрела все вокруг комнаты-колонны и пошла на верхний уровень. Он оказался просто большим кольцом с перилами, опоясывающим комнату-колонну, как балкон. Ничего нового или интересного Я там не нашла. Тогда Я отправилась бродить по тому этажу, на котором мы оказались сначала. Я, как совсем недавно Сим, осмотрела каждый метр пространства, куда только мог добраться свет моего фонаря. Но и тут, похоже, вообще ничего не было. Единственное, что Я смогла обнаружить – два углубления по краям комнаты, справа и слева от того места, где Я спустилась. Они шли от одного конца помещения до другого, и были слишком глубокими, чтобы рисковать в них спускаться. Хоть Я прекрасно видела, на какой глубине они заканчиваются, спустись Я вниз, Я не смогла бы потом самостоятельно выбраться оттуда. Поэтому Я решила отложить их исследование и заняться нижним этажом. Перед этим Я хотела спросить Сим, как у нее идут дела, но потом передумала, вспомнив, чем обернулось для меня подобное вмешательство с ее стороны во время спуска. Кроме того, если бы Сим что-то обнаружила, она бы мне тут же сообщила. Поэтому Я решила не отвлекать безрожку от важного дела, и пошла смотреть, есть ли внизу генератор. Тем не менее, прежде чем спуститься, Я навестила Сим. К этому времени она уже полностью отсоединила панель и теперь копалась в куче проводов, идущих от нее. Она была так поглощена своим занятием, что даже не заметила, что Я подходила.

Какие бы надежды Я не испытывала по поводу нижнего этажа, все они пошли прахом, как только выяснилось, что он в точности повторяет верхний, за исключением того, что он был повернут на 90 градусов, и тут еще было пару десятков каменных колонн, удерживающих верхний этаж. Похоже, придется все-таки спуститься в те углубления и осмотреть их. Я стала подниматься наверх, решив еще раз все осмотреть, прежде чем лезть в те углубления. В процессе Я задумалась над тем, где бы Я находилась, если бы была генератором. Причин находится на одном из уровней не было – генераторы слишком важное оборудование, чтобы любой проходящий мимо мог в нем ковыряться. Скорее всего, он находился в каком-то другом, защищенном и изолированном месте, что делало все мои поиски бессмысленными. Ну, или внутри этой комнаты. Не похоже, что в нее можно попасть. Я уже добралась до верхнего этажа, когда осознала всю ироничность такого положения – для того чтобы открыть дверь, нужно запустить генератор, находящийся за дверью. Достаточно иронично, чтобы быть правдой. Может генератор действительно прямо за дверью? В попытке выяснить это прямо сейчас, Я заглянула в окно, мимо которого проходила. А потом протерла его снаружи и вплотную к нему прижалась визором шлема. Но, несмотря на все мои усилия, мне не удавалось различить ничего, кроме смутных очертаний предметов внутри. Вздохнув, Я сделала шаг назад, и села, тупо уставившись перед собой. Бесполезно. Даже если генератор действительно внутри, до него все равно не добраться, потому что та дверь – это единственный путь внутрь. Других дверей в ходе своего исследования Я не обнаружила, так что… Хотя нет, погодите минутку. Не так. Та дверь – это единственный вход внутрь. А путей внутрь было больше, и дверь была только одним из них. И сейчас Я смотрела на другой из таких путей. На окно.
Каждое окно представляло собой раму из четырех одинаковых прямоугольников, в каждом из которых стояло по стеклу средней толщины – не толще, чем восьмая часть моего копыта, по-моему. Расстояние между стеклами в одной раме составляло половину ширины копыта, а расстояние между окнами – чуть больше, чем длина моей передней ноги. При этом никакой защиты поверх стекол не стояло. Размеров проема от одного стекла не хватало, чтобы пролезть через него внутрь, но разбив одно из стекол, через получившуюся брешь можно будет демонтировать всю раму изнутри. Что же, раз до генератора не добраться (теперь Я была уверенна, что на этажах генератора нет), а дверь без него не откроется, то почему не попробовать войти через окно?
Первые попытки как-либо повредить стекло ничем не увенчались. Сколько бы Я не била по нему копытами или манипулятором (только без шара Симби, Я его положила в углубление в полу, чтобы он не выкатывался), на нем не осталось ни царапины. Попытки как-либо поддеть и отогнуть раму вокруг стекол тоже провалились. Даже применение для этого отвертки (которую Я положила во внешний карман скафандра после ремонта манипулятора Сим) ничего не дало. Взяв передышку после пяти минут возни со стеклом, Я задалась вопросом, зачем тут нужны такие крепкие окна? Только для того, чтобы через них нельзя было попасть внутрь? Если да, то это было очень странно – через отверстие от одного стекла протиснуться было невозможно, а на демонтаж всего окна нужно явно больше времени, чем на обнаружение нарушителя. В крайнем случае, можно было бы поставить охранную систему, как в Атриум-Сити. Скорее всего, тут было что-то еще. Единственное, что мне приходило в голову – это защита от декомпрессии. В Санни Тауне было целое ежегодное мероприятие на эту тему. В общем, оно заключалась в том, что на случай декомпрессии все здания и подземные переходы могут герметизироваться. Это реализовано достаточно сложной системой изолируемых секций, которая допускала изоляцию не только домов но и улиц (что, кстати, было причиной, почему затея Силта заставить Радужногривых покупать скафандры была обречена на провал). Но речь сейчас не об этом. Одним из пунктов, на которые всегда обращали внимание, это были окна зданий. На случай декомпрессии они были не только герметично вставлены в здания, но еще были способны выдержать возникающую при этом разность давлений. И они выдерживали – все желающие могли видеть, как стандартное окно подвергается перепаду давлений, в несколько раз превышающее возникающее при декомпрессии. Но, несмотря на это, время от времени стекла в Санни Тауне все же разбивались (Я сама в молодости разбила парочку). Такое обстоятельство в свое время вызвало у меня сильный интерес, и вскоре Я выяснила, что стекла могут выдерживать большие перепады давлений, но только в том случае, если они нарастают не очень быстро. В то же время, небольшой, но резкий перепад давлений мог заметно повредить стекло. Но так как "при самой худшей прогнозируемой декомпрессии скорость нарастания разности давлений не превышает допустимых значений", волноваться не было повода. При последовавшей с моей стороны попытке узнать, как производиться прогнозирование, и что такое "худшая прогнозируемая декомпрессия", мне сказали, что это закрытая информация, доступная только членам Совета и узкому кругу специалистов. Все, как всегда, одним словом.
Но это все мелочи. Если эти окна действительно спроектированы так, чтобы выдержать декомпрессию, то чтобы их разбить, нужно просто сильно и быстро по ним ударить. Сильнее и быстрее, чем могут мои копыта. Можно было бы попробовать напрячься, чтобы сделать это, но Я была не в том состоянии – после моей пятиминутной атаки на стекло у меня болела уже не только спина, а вообще все. Так что придется воспользоваться манипулятором. Если бы Я могла, Я бы заставила его колотить в стекло со скоростью десять раз в секунду, но пока он подключен ко мне, он не способен совершать действия быстрее, чем скорость моей реакции. А так как с обычной скоростью стекло разбить не получилось, то остается только один вариант – попробовать пробить стекло отверткой. И если даже это не сработает, то мне ничего не остается, как вернуться к Сим ни с чем.
Поднявшись с пола и взяв манипулятором отвертку, Я прицелилась где-то в середину ближайшего стекла и, стараясь вести манипулятор как можно ровнее, всадила отвертку в стекло со всей силой, которую смогла выжать из манипулятора. И это подействовало! Когда Я отвела отвертку назад, в том месте, куда она попала, осталась небольшая вмятина. Не такая большая, как бы мне хотелось, но все же! Я настолько обрадовалась, что не смогла сохранить концентрацию, и второй удар ушел в сторону, соскользнув по стеклу и оставив на нем крошечную царапину. Обуздав свои эмоции, Я продолжила бить в одну точку. Через три-четыре удара Я почувствовала, что стекло под отверткой поддалось, покрылось трещинами, и... взорвалось мне прямо в лицо! Почти. Фактически, лицо находилось чуть ниже, так как Я стояла в стойке, обеспечивающей максимальную точность попадания. Но это не важно! Меня все равно потянуло и отбросило ударной волной назад, перевернув вверх ногами. В итоге Я приземлилась на бок, проскользив затем несколько метров по полу и чуть не съехав в одно из боковых углублений. Черт, как же это было больно! Мне кажется, что Я даже ненадолго отключилась. Когда Я пришла в себя, Я почувствовала в шлеме скафандра что-то мокрое, а во рту ощущался неприятный привкус крови. В ушах звенело не так сильно, как при ударе, но голова просто раскалывалась. Перед глазами плясали предупреждения от медсистем скафандра, но попытка их разобрать делала боль сильнее, а изображение расплывалось. Я закрыла глаза в надежде, что изображения исчезнут, но это не помогло. Поэтому Я лежала, игнорируя сообщения и потихоньку приходя в себя. И пока Я лежала, Я подумала, что попадание дважды за последние несколько часов в ситуацию, когда Я лежу, и у меня все болит, является знаком свыше. А именно, что мне нужно решить свою самую старую проблему – думать о последствиях, прежде чем действовать. Она преследует меня всю жизнь. В Санни Тауне, в основном, это были наказания за мои розыгрыши. И хотя со временем Я научилась не оставлять улик или умело выкручиваться, проблема эта, похоже, никуда не исчезла. А сейчас она могла мне стоить намного больше, чем месяц работы на станции очистки отходов. Поэтому Я дала себе обещание, что всегда буду думать о последствиях. Как минимум, хотя бы попытаюсь.
На удивление, Я пришла в норму достаточно быстро. Через минуту Я смогла перевернуться на живот, а еще через две – кое-как подняться на ноги. Зрение тоже пришло в норму, и Я смогла разобрать маячившее сообщение. Медсистема зафиксировала у меня множественные ушибы по всему телу и рекомендовала несколько дней отдыха и щадящей нагрузки. В идеале – постельный режим, пока все не пройдет. Я, конечно, была не против, но что-то мне подсказывало, что вряд ли в ближайшее время у меня получиться соблюдать хоть что-то из этого. Закрыв сообщение, и добавив в "НИКОГДА СНОВА" пункт о создании декомпрессии собственнокопытно, Я поковыляла обратно в сторону окна.

Выглядело оно хуже, чем Я себя ощущала. Стекло, которое Я разбила, отсутствовало полостью, и лежало россыпью осколков по всему полу от самого окна и до того места, куда Я приземлилась. Рама была прогнута наружу и в стороны от центра разбитого стекла. Другие стекла потрескались на осколки, и некоторые из них тоже отсутствовали. Рама вокруг них тоже деформировалась, и теперь было совсем легко поддеть ее даже без отвертки. Она, кстати, куда-то делась, но Я не стала ее искать. Хотя манипулятор снова принял основной удар на себя, он все еще был в состоянии поддевать и отгибать раму, делая отверстие шире. Хорошо, что хотя бы он не испытывал боль от повреждений. Через пять минут отверстие было уж достаточно большим, чтобы в него можно было пролезть. Даже раму не пришлось снимать полностью. Мысль о том, как обрадуется Сим, когда узнает, что Я сделала нам вход, делала мои страдания чуть менее болезненными. И кстати о Сим. Когда меня отбросило выходящим потоком воздуха, и когда Я после валялась на полу, она никак не отреагировала. А это значит, что она все еще копается в панели у двери. Вот она удивится, когда Я открою ей дверь изнутри!
Подобрав энергошар (его не задело ударной волной, и он все еще лежал там, где Я его оставила), Я начала пролезать в проделанную мной дыру. Хотя это было непросто и мне пару раз приходилось переводить дыхание, Я все-таки сделала это. Ох, наконец-то Я внутри! Не обращая внимания на внутреннюю обстановку, Я направилась сразу к двери. Как Я и ожидала, передо мной была парная гермодверь, внутренняя дверь которой была открыта. Однако никаких разъемов для управления дверью Я не обнаружила. Если бы они были, мне бы не пришлось выбивать окно. Наверное. Я направилась ко второй двери, сразу за которой колдовала Симби. Итак, где тут приводы? Ага, похоже, ими были эти устройства с колесиками сверху и снизу двери. На первый взгляд механизм прост – колесики вращаются – дверь открывается. Но без питания они держат дверь намертво. Что ж, у меня не было времени со всем этим разбираться. Поэтому Я поступила просто – один за другим Я отстраняла и отгибала колесики от двери, чтобы те перестали ее блокировать. Когда с этим было покончено, Я включила электромагнит манипулятора (к счастью, он не пострадал) и с легкостью отодвинула дверь в сторону. И тотчас перед моим взором предстала Сим, стоящая ко мне боком, и потрошащая провода панели, уже достающие до самого пола.
Включив радиопередачу, Я спросила:
– Привет, как успехи?
Она ни на секунду не оторвалась от своего дела, и даже не вздрогнула.
– Привет, Трин. Если честно, бывало и лучше. У меня есть идея, как можно попробовать открыть дверь, но она, скорее всего, не сработает. И если это произойдет, то ее наверняка заклинит. Так что лучше бы восстановить питание. Ты еще не нашла генератор или еще что-нибудь в этом роде?
Блин. Я надеялась, что она отвлечется и заметит, что Я уже все сделала.
– Нет, Сим, Я не нашла ни генератора, ни чего-либо еще. Я обыскала все, но тут вообще ничего нет. Но знаешь... Я думаю, что нам это и не нужно, – сказала Я и дотронулась до нее.
От неожиданности Сим подскочила, заставив меня отступить на шаг назад, и повернулась в мою сторону. В свете моего фонарика Я могла различить, как за визором шлема на ее лице замешательство сменяется удивлением, а затем радостью. Это определенно стоило парочки ушибов. Но тут все пошло не по плану – Сим бросилась ко мне и, прежде, чем Я успела среагировать, обняла меня. В любой другой ситуации это было бы приятно, может, немного неловко, но... сейчас это было очень больно! У меня даже глаза слезиться начали. Хорошо, что долго это не продлилось, и через мгновение она меня отпустила. Пока Я переводила после этого дыхание, кобылка зашла внутрь и начала осматриваться.
– Ты открыла ее! Невероятно! Как тебе это удало... Погоди, это что, лед?
Я посмотрела вслед за ней. Действительно – пол, стены, потолок, и предметы в комнате были покрыты чем-то белым и блестящим. Странно, что Я не заметила этого, когда попала сюда. Впрочем, тогда мне было не до этого. Тем временем, Сим продолжила изучать комнату. Я же попыталась счистить лед с... чего-то. На вид это было больше похоже на стол. По крайней мере, это можно было бы использовать как стол. Скрести его копытом было не очень эффективно, но мало-помалу лед отступал. От моего занятия меня отвлек возглас Симби:
– А это еще что такое?!
Обернувшись, Я заметила Сим, напротив окна, над которым Я поработала. Хех, мне казалось, что она сразу его заметит.
Она шокировано уставилась на меня.
– Трин, это ты сделала?
– Ну... да.
– Ого, – голос кобылки звучал потрясенно. – Похоже, ты очень хотела услышать мою историю.
Историю? Что она... А. Точно.
Сим подошла ближе, чтобы лучше рассмотреть созданные мной разрушения.
– Во имя всего, во что ты веришь, как тебе удалось заставить это выглядеть так, будто это окно взорвали изнутри?
Я вздохнула.
– В принципе, так оно и было. Я только пробила одно из стекол, а все остальное сделал воздух.
– Внутри был воздух?! – она развернулась в мою сторону так быстро, что заскользила по покрытому льдом полу. Восстановив равновесие, она продолжила: – И ты выжила?!
– Как видишь, – ответила Я, не сдержав улыбки.
– Это… впечатляет. И Я рада, что все обошлось. Но почему ты сделала это?
Я рассказала. Рассказ ее рассмешил.
– Ну ты даешь, Трин. Ты не нашла генератор, и первое, что ты сделала – устроила декомпрессию? Я знала, что общение со мной толкает других на безрассудные поступки, но такого еще не было, – потешалась Сим.
Ой, кто бы говорил.
– Ладно, – закончила она, – если серьезно, то тебе нужно было сказать мне. Мы бы придумали, как разбить окно и не попасть под ответный удар.
Затем она будничным тоном добавила:
– Кстати, теперь ты наказана.
Сложно подобрать слова, чтобы описать пронесшуюся во мне бурю эмоций. Все, что Я смогла, так это глянуть на нее со всем негодованием, на которое была способна и спросить:
– ЧТО!?
Ее это только позабавило.
– Ты нарушила правило, помнишь? Перед тем как спускаться сюда, Я тебе сказала, что ты должна сначала спрашивать, и только потом делать. За это Я лишаю тебя права подкалывать меня по поводу того, как Я уронила на себя потолок.
Такой поворот вообще лишил меня дара речи. Я просто смотрела на нее, пытаясь осознать, что это сейчас произошло.
– Да ладно, Трин, ты вроде не особо и хотела этим заниматься.
– Ты… наказала меня, запретив шутить… по поводу обстоятельств нашей встречи?
Сим закивала.
– Ага.
Это было самым странным наказанием, которое только можно было себе представить. Но она была права – Я не собиралась шутить над этим. Это было бы как-то жестоко, что ли.
– Ладно, не буду. Это все?
– По поводу наказания – все. Но есть еще одна вещь. При первой же удобной возможности мне нужно будет тебя осмотреть.
Я насторожилась.
– Это еще зачем?
Симби вздохнула и стала объяснять.
– При декомпрессии ты получила гидравлический удар. В зависимости от того, куда он пришелся, он может иметь самые разные последствия – от простых синяков и ушибов до кровоизлияния в мозг. Хоть ты чувствуешь себя более-менее, но лучше знать наверняка. Что скажешь?
– Хорошо, Сим, можешь проверить меня, как представиться возможность, – мне не хотелось обсуждать это, и после короткой паузы Я перевела разговор на другую тему. – Так... что это за место?
– Пока не знаю – тут все покрыло конденсатом. Надо бы его сначала растопить, потому что ждать, пока испариться – не вариант. Был бы генератор – мигом бы все растаяло, но тут генератора точно нет. Наверное, он на нижнем уровне комнаты.
– А как туда попасть? Не похоже, что тут есть лестница в нижнюю часть, да и снаружи второго входа не было.
– Хороший вопрос. Хм... – задумалась Симби, и еще раз обошла комнату. Вдруг она остановилась напротив одного из предметов, стоявших вплотную возле стены.
– Гляди, да это же лифт! – воскликнула она, и принялась соскребать лед с одной из его стенок. Почему-то у нее это выходило лучше, чем у меня. Вскоре она отскребла какую-то панель, подключилась к ней, и через секунду сплошной слой конденсата треснул и разошелся в стороны, открывая взору круглую кабину лифта.
– Вот так мы туда и спустимся, – подытожила кобылка. – Только спускаться придется по очереди – кому-то придется питать лифт отсюда. До тех пор, пока не включится генератор.
– Звучит как отличный план. Только давай в этот раз Я буду ковыряться в панели, а ты включишь генератор, – предложила Я. Судя по моему нынешнему везению, если туда пойду Я, то генератор взорвется, не успею Я выйти из лифта.
– Хорошо, так и поступим. Теперь иди сюда и подключайся, а Я заберу энергошар и включу свет.
Мое подключение и отбытие Сим заняло всего минуту. Еще через минуту Я увидела, как под тонким слоем льда начали зажигаться разноцветные огоньки. В некоторых местах загорались целые прямоугольники света. Один из них начал мигать красным и тут же с потолка рухнула створка, заслонившая разрушенное окно. После этого цвет пятна сменился на синий. Внезапно в наушниках раздался голос Сим:
– Трин, все готово, спускайся скорее сюда!
Ответив, что сейчас буду, Я отключилась и вызвала лифт.

Спуск занял всего несколько секунд. Зачем вообще было делать тут лифт, если лестницы было бы вполне достаточно? Не успела Я об этом подумать, как двери с тихим жужжанием открылись, выпуская наружу. Эта часть комнаты значительно отличалась от предыдущей. Во-первых, тут не было окон. Во-вторых, все находящееся в комнате располагалось не вдоль стен, а вокруг большого устройства в центре, которое, наверное, и было генератором. Возле одного из мониторов, окружавших его, сейчас работала Сим. К ней Я и направилась. Но тут Я заметила кое-что странное, на что сначала не обратила внимания – генератор гудел! Значит, тут есть воздух. Но почему тогда скафандр мне ничего не сообщил? На всякий случай Я спросила Сим, есть ли воздух в комнате, и получила утвердительный ответ. Значит, это все из-за пыли. Наверное, она набилась в фильтры, и теперь не пропускает воздух. Ладно, что сказано в инструкции к скафандру на этот счет?.. Так, наверное, это: "При засорении фильтров дыхания можно воспользоваться функцией очистки. При этом часть запасов кислорода будет стравлена через фильтры под давлением, поэтому при сильном засорении рекомендуется очистить их в сервисном центре или заменить на новые. Производитель не несет ответственности за любые повреждения скафандра, полученные при очистке фильтров пользователем". Что ж, весьма познавательно. Так, раз воздух не проходит, то, скорее всего, засорение достаточно сильное. Продувать фильтры сейчас довольно рискованно... Хм, может сначала попытаться вытряхнуть часть пыли? Да, так и поступлю. Если после этого скафандр как-нибудь отреагирует на воздух, то Я рискну его продуть. Если же нет, то придется терпеть до ближайшего сервисного центра.
Я принялась стаскивать с себя скафандр. Но почему-то он никак не хотел сниматься! Я же уже снимала его, так в чем дело? Неужели Я умудрилась его повредить, и он перестал сниматься?! Блин, это плохо, очень плохо. Давай, снимайся, черт возьми!

Мои неудачные попытки не остались незамеченными. Наверное, попытка снять с себя шлем манипулятором была уже чересчур. Так или иначе, но Сим оторвалась от монитора, и поинтересовалась, что Я делаю. Мой ответ ее почему-то рассмешил.
– Трин, ну ты даешь! Конечно, он тебя сейчас не выпустит! Ты ж помрешь сразу, – объяснила она.
Такое заявление меня обескуражило.
– Помру? Чего это? Ты же сказала, что тут есть воздух.
– Да, воздух есть, но он холодный. Ну, как холодный. Градусов минус сто пятьдесят, где-то так. Так что если не хочешь превратиться в ледышку, подожди, пока Я все настрою. Оказывается, это не так просто, когда есть всего один энергошар. Его мощности не хватает, чтобы питать сразу всю систему, приходится заряжать резервные аккумуляторы. Но система ждать не хочет, и запускает всякие процессы, жрущие много энергии, а потом жалуется, что ее мало. Поэтому Я тут сижу, и закрываю их, чтобы аккумуляторы быстрее зарядились, – Сим вернулась к своему монитору. – Если хочешь, можешь тоже этим заняться.
Я решила последовать ее совету. Первый монитор, на котором можно было что-то делать, находился с другой стороны генератора. Остальные либо не работали, либо показывали поток каких-то данных, либо не реагировали на мои действия. Не то чтобы Я сильно старалась на них подействовать – взорвать нас в мои планы действительно не входило. Так что Я просто переходила и подключалась к следующему монитору, пока не дошла до этого. На нем было всего две строки – "Управление питанием" и "Если возникнут вопросы". Судя по первой, тут контролировалась работа генератора. Хорошо, посмотрим, как он. На экране появились три новые строки: "Основное питание", "Резервное питание" и "Альтернативные источники". Ага, если судить по надписи на находящейся рядом нише, в которой стоит шар Сим, то он относится к альтернативным источникам. Ладно, посмотрим, что там с другими источниками питания. Понятно, что они не работают, но интересно узнать, почему. Нажатие на основное питание выдало сообщение: "Ошибка подключения к ЛТС: в доступе отказано. Свяжитесь с администратором или техподдержкой". Мда, негусто. А что с резервом? "Ошибка: массив солнечных батарей не отвечает". Ясненько. Ладно, может шарик чем порадует? На этот раз на мониторе отобразилось больше, чем одно предложение:
"Альтернативные источники – подключен альтернативный источник.
Тип источника: ВЭС–11.
Мощность источника: 32% от номинальной мощности.
Текущие действия: зарядка аварийных аккумуляторов (действие по умолчанию)
Расчетное время до окончания зарядки: 32 мин 17 сек.
/Открыть список доступных действий"
Время до окончания зарядки постоянно скакало, то увеличиваясь, то уменьшаясь на несколько минут. Впрочем, не страшно. Если эта штука считает правильно, то до полной зарядки осталось не так много времени. В список дополнительных действий Я заходить не стала. Раз уже все идет как надо, то лучше оставить это как есть. Вернувшись в самое начало, Я запустила "Если возникнут вопросы". Тут же скафандр спросил меня, хочу ли Я сохранить входящий файл или просто отобразить содержимое. Я выбрала сохранить – места у меня полно, а разбрасываться древними файлами вряд ли разумно. Хотя, с другой стороны, толку от их хранения было не больше. Содержание файла было следующим:
"Если вы это читаете, значит, у вас почему-то возникла потребность спуститься на генераторный уровень узловой станции А–ГТ/ЗС Подлунного Метро. Более того – что-то тут еще сделать. И, самое главное, при попытке сделать это вы получили когнитивный диссонанс из-за отсутствия привычного интерфейса/оборудования/еще чего-то. Не волнуйтесь, данное "литературное произведение" призвано устранить его и вернуть вас в нормальное состояние. Суть в следующем. Как вы, должно быть, уже знаете, основной источник энергии уже переместили в Ядро. Сами знаете, что это значит – теперь все наши силы будут сосредоточены исключительно на основной части Проекта. Поэтому если что-то на Луне сломается, то оно останется поломанным намного дольше, чем обычно. А так как допустить подобного в транспортной системе мы не можем, то мы используем самые надежные технологии везде, где в скором времени никого не будет. И, как показывает практика, самыми надежными технологиями являются технологии каменного века. Так что не удивляйтесь. Кроме того, их намного легче починить. И детали достаточно большие, чтобы на них уместилась инструкция по починке. Теперь, надеюсь, вы пришли в норму. Если нет – сочувствую. Попробуйте перечитать все заново, может быть поможет".
Что ж, занятно. Не очень полезно, но занятно. По крайней мере, теперь мы знаем, где находимся – на какой-то узловой станции Подлунного Метро. Знать бы еще, что это такое.

Закончив читать, Я заметила, что на краю моего обзора появилось сообщение, что наружные условия пришли в норму, и скафандр можно открыть. Так Я и сделала. Воздух в комнате был еще прохладным, даже холодным, но от этого мои ушибы болели намного меньше. Да и вообще ощущение воздуха, касающегося моей шерстки после нескольких часов пребывания в скафандре, было потрясающим. Странно, что возле завала его не было. Сняв с себя седельные сумки, Я достала те медикаменты, что у меня были. Когда Я их покупала, Я взяла всего понемногу, так чтобы названия болезней, при которых они применяются, не совпадали. Должна признать: медицина – не самая сильная моя сторона. В Санни Тауне Я работала везде, кроме медпункта. В основном, потому что работать в медпункте было все равно, что получить дополнительный выходной. Болели или ранились у нас нечасто, если приключалось что-то серьезное – везли пострадавшего в Атриум-Сити. А с моими отношениями с Советом дополнительных выходных мне давать не собирались. Так что придется действовать методом тыка. Хорошо еще, что на упаковках написано от чего что лечит. Так, посмотрим что тут у нас... Болеутоляющее. Звучит не плохо, но вряд ли поможет исцелить ушибы. Дезинфицирующее средство. Им Я обрабатывала раны Симби, но у меня их не было. Так что сейчас оно мне вряд не понадобится. Эм… "Суперподорожник"? Это что еще такое?
– О, Я гляжу, ты уже приготовилась к осмотру, – раздался голос Сим у меня за спиной. От неожиданности у меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло. Этой пони нужно перестать быть такой неожиданной, иначе когда-нибудь так и случится.
– Эм, да, что-то вроде этого, – невнятно проговорила Я. На самом деле, Я планировала сделать все сама. – А ты уже освободилась?
– Агась. Мне кое-как удалось заставить систему не запускать новые процессы. Теперь, пока аккумуляторы не зарядятся, ничего происходить не будет. А потом Я вытащу энергошар, и все перейдет в аварийный режим и останется только освещение. А больше нам и не нужно, – закончила кобылка, рассматривая горку медикаментов на полу. – А тебе удалось найти что-нибудь интересное?
– Кое-что удалось, но Я не уверенна, что это интересно, – призналась Я. – Если в двух словах, то мы находимся на узловой станции Подлунного Метро, энергии нет из-за ошибки подключения к ЛТС и солнечным батареям, а твой энергошар система распознала как ВЭС–11. Еще говорилось, что основной источник энергии переместили в Ядро и что все теперь заняты каким-то Проектом, что бы это все ни значило. Кстати, а что это все значит?
– Подлунное Метро? Отлично! – обрадовалась она, пропустив часть моих слов. – Обычно тут всегда полно всяких приятных сюрпризов. Особенно на нетронутых станциях. Что за Проект – не знаю. А ВЭС значит "вещество энергетической связи", если Я правильно помню. Что-то вроде моста между мощным источником энергии и потребителем.
– А это как-то связано с ЛТС?
– Не знаю, – вздохнула Сим. – Единственное, что мне известно, что ЛТС должно быть источником энергии для всего, что есть на Луне. В большинстве мест, где Я была, упоминается именно это. И только это, к сожалению. Про отношение к ВЭС ни слова. Знать бы, где искать эту штуку, тогда Я бы все выяснила.
– Возможно, ты знаешь, – сказала Я, показывая на текстовый файл на экране. – Тут сказано, что основной источник энергии переместили в Ядро. Возможно, это и есть ЛТС? – предположила Я.
– Не знаю, Трин, не знаю. Может быть. Чтобы сказать наверняка, нужно проверить, что это за Ядро такое. Но с ним та же самая проблема – его расположение нигде не упоминается. Может быть где угодно – хоть в центре Луны.
– Разве это возможно? Там же огромное давление.
– Кто знает, – пожала плечами Сим. – Если создатели всего этого, – она взмахнула копытом, описывая дугу, – смогли это все построить, то не удивлюсь, если они как-то докопали и до центра Луны, – закончила она. Затем, тряхнув головой и подойдя ко мне, она сказала:
– Так, про это все можно рассуждать до бесконечности, но у нас нет столько времени. Поэтому давай Я тебя сейчас осмотрю.
– Ладно, что мне нужно делать?
– Просто стой неподвижно. Это займет всего пару минут.
Подождав, когда Я стану поудобнее, она подключилась к моему манипулятору. Вау, не знала, что к ним тоже можно подключаться. Затем у меня все тело стало сначала покалывать, а потом невыносимо чесаться. Было очень сложно просто стоять при этом. Когда Я уже почти сдалась и собралась почесаться, все внезапно прекратилось, и Симби отключилась.
– Вот и все. Можешь расслабиться.
– Я и не напрягалась. Так это был медосмотр? Больше похоже на диагностику, – поделилась Я впечатлениями.
– Да, наверное, ты права, – ответила кобылка, смотря куда-то в сторону. Просматривая полученные данные, Я полагаю. – А ты везучая. Отделалась только несколькими ушибами. К счастью, это легко поправимо, – закончила она, сфокусировав взгляд на медикаментах. Тем более, что у тебя уже есть все необходимое.
Подобрав упаковку бинтов и коробку с "Суперподорожником", она начала обрабатывать мои ушибы. Хотя "обрабатывать", наверное, не самое подходящее слово. Короче, она просто доставала небольшие зеленые квадратики из коробки, прикладывала к ушибленным местам, и перевязывала бинтами, чтобы все держалось. Делала она все очень аккуратно, и боль от прикосновений была вполне терпимой. Когда она закончила, Я была наполовину покрыта бинтами.
– И долго мне так ходить? – Я ценила то, что она сделала, но мысль ходить перебинтованной несколько дней подряд мне очень не нравилась.
– Учитывая тяжесть твоих ушибов – от семи до десяти часов. Но это для полного исцеления. Тебе должно стать лучше уже через несколько минут.
Ух ты. Намного лучше, чем Я рассчитывала. Наверное, этот "Суперподорожник" действительно крутая вещь.
– Ладно. И что мы теперь будем делать?
– Подождем, пока зарядятся аккумуляторы. Осталось всего, эм, – Сим бросила быстрый взгляд на монитор, – около двадцати минут. Можешь пока отдохнуть, а Я еще посмотрю, есть ли тут еще что-нибудь интересное.
Отдых мне бы сейчас не помешал. Только вот отдыхать мне было некогда. Мне еще нужно было прочистить фильтры скафандра от пыли. И как-то разобраться с автоматической подачей медикаментов. Кстати о них. Вернувшись к кучке препаратов, Я засунула ее обратно в сумку. Пока что. Затем Я снова залезла в скафандр. Когда он закрылся, Я почувствовала давление бинтов, но оно не было таким болезненным, как Я ожидала. Да и вообще, двигаться стало легче. Поразительно, эта штука действительно быстро работает. Нужно будет при возможности купить еще пару упаковок, а то Сим почти всю израсходовала. Но это потом. А сейчас вернемся к фильтрам...

Оказалось, мои опасения были напрасны – фильтры исправно подавали внешний воздух. Но Я их все равно прочистила на всякий случай. Клубы пыли, вылетевшие из них при этом, только убедили меня в правильности моего решения. Затем Я попыталась разобраться со встроенной медицинской системой, но все оказалось сложнее, чем Я думала. Инструкция изобиловала медицинскими и техническими терминами, которые Я не понимала. Жаль, что тут нет встроенного толкового словаря или энциклопедии. Ну и ладно. Разберусь с этим потом. А пока буду очень, очень аккуратной и внимательной.
Тем временем, аккумуляторы наконец-то зарядились, и Сим включила освещение в наружном помещении. Забрав из генератора энергошар, мы поднялись наверх. Про себя Я заметила, что выйти оказалось намного проще, чем войти. Когда мы проходили через верхнюю комнату, Я заметила, что конденсат воздуха успел полностью испариться. А еще тут было светло и... ух ты. Хотя одно окно было закрыто, это не мешало видеть все остальное помещение через оставшиеся. И оно было просто потрясающим. Про то, что оно большое, Я узнала, когда искала генератор. Но тогда это ощущалось намного слабее, ведь за раз Я видела только небольшой клочок пола вокруг себя. А сейчас, когда его было видно целиком... Не знаю даже, как описать это чувство. Верхний этаж по размерам был равен двум или трем средним уровням Атриум-Сити, и был самым большим открытым пространством, которое Я когда-либо видела. Если не считать поверхность, конечно. От этого становилось как-то не по себе. От раздумий меня отвлекла Сим, спросившая, где Я застряла. Я догнала ее уже снаружи. Тут передо мной предстали новые детали помещения. Во-первых, те две канавы по краям оказались огромными туннелями, образующие в сечении круг, чуть срезанный сверху и снизу. Оба эти туннеля были перекрыты с двух сторон огромными металлическими гермоворотами. На боковых стенах туннеля была огромными буквами вырезана надпись "Ветка А–ГТ". Под потолком каждого туннеля по центру проходил рельс, от которого на середине расстояния между гермоворотами отходил еще один, отклоняющийся в сторону, в направлении куполообразного потолка. Там эти два рельса соединялись с огромным кольцом, расположенного вокруг комнаты-колонны. К нему подходило еще два таких рельса, но они уходили по широкой дуге вниз через другие туннели в стенах помещения, и, наверное, соединялись с рельсами нижних туннелей. Впоследствии оказалось, что так оно и есть. Само это рельсовое кольцо было чуть выше уровня, где вокруг комнаты был балкон, и при желании с него можно было бы дотянуться до рельсов.
Так как массивные гермоворота, закрывающие оба туннеля на верхнем уровне, открыть было невозможно (оказывается, пока Я тут все рассматривала, Сим успела это выяснить), то мы решили попытать счастья на нижнем. И его там оказалось предостаточно – ничто не преграждало ни один из четырех выходов туннелей на станцию. На боковых стенах этих туннелей было написано "Зеленая спираль". Сначала мы двинулись по туннелю, уходящему вправо от лестницы. Было заметно, что он постепенно заворачивает влево и поднимается вверх. Теперь, когда мы были внутри него, стало возможно рассмотреть, из чего он был сделан. Но оказалось, что он не был сделан из чего-то – было видно, что его просто проделали в толще камня. И, судя по гладкой блестящей поверхности туннеля в тех местах, где она не была покрыта пылью, его проплавили, а не прорыли. Это, безусловно, впечатляло, но отсутствие каких-нибудь укреплений заставляло меня нервничать. Хоть все это место и не обрушилось после того, как над ним упал метеорит, это вовсе не значило, что оно не обрушится в любую секунду. А с учетом моего нынешнего везения, шансы обрушения возросли на порядок. К счастью, ничего такого не произошло.
Через полчаса оказалось, что мы выбрали не то направление – дорогу нам преградил завал. Все-таки падение метеорита не прошло незаметно. Судя по всему, проход когда-то перекрывался такими же гермоворотами, что и на узловой станции, но теперь они были сильно деформированы и валялись на полу, полузасыпанные скатившимся с завала камнями и грунтом. Узкая стенка, разделяющая два туннеля, тоже обрушилась в этом месте, и было видно, что соседний туннель постигла подобная участь. Делать нечего, придется возвращаться и попробовать пройти в другом направлении. Других вариантов у нас нет. Надеюсь, что хоть там мы найдем выход на поверхность.

На обратном пути Я вспомнила, что Сим обещала рассказать о себе, и напомнила ей об этом. Поразмыслив немного, она начала:
– Ну, рассказывать особо и нечего. Как Я уже говорила, Я родом из Хеквадакора. Это небольшое поселение по направлению к световому полюсу от Руин. Хотя оно достаточно известно в узких кругах, за пределами окрестностей Руин о нем мало кто знает. Почти все его жители занимаются какими-то исследованиями. Обычно они сопряжены с археологией, поиском и исследованием древних сооружений. Поэтому чаще или реже пони покидают Хеквадакор. Все, кроме моих родителей. Они не могут его покинуть – папа следит, чтобы все было исправно и работало, как нужно, а мама – единственный квалифицированный медик в радиусе нескольких километров. Что же касается меня, то Я исследую Луну с тех самых пор как смогла самостоятельно надеть скафандр и выйти на поверхность. Вот в принципе и все.
Эх, Я надеялась на что-нибудь более… грандиозное. Попробуем это исправить.
– Спасибо за рассказ, Сим. Только у меня есть один вопрос... Можно?
– Валяй.
– Эм, а что такое Руины?
Как Я и ожидала, мой вопрос шокировал Симби. И если мне было немного неловко еще когда Я его задавала, то ее ответ смутил меня еще больше.
– Ты не знаешь что такое Руины? – от удивления она даже остановилась. – Как ты можешь не знать про одно из самых грандиозных сооружений прошлого? Я понимаю, что ты не знала про Хеквадакор, но про Руины? Это же как не знать про Атриум-Сити, Эвэрнайт, или Катапульту! – негодовала безрожка.
– Катапульту?
У меня явно талант все усугублять. Теперь Сим лишилась дара речи и теперь часто дышала, выдавая нечленораздельные звуки. Потом она медленно вдохнула и выдохнула.
– Слушай, Трин, у тебя вроде­­ голову не повредило. Как так вышло, что ты практически ничего не знаешь о Луне? Ты ведь не знаешь, да?
Как-то странно она это произнесла. Мне кажется, или Я ее чем-то задела? Или это просто подозрительность?
– Да, так и есть, – стесняясь, призналась Я. – Я родом из небольшого поселения возле Атриум-Сити, и у нас практически ничего не известно об остальной Луне.
– И ты покинула дом, даже не потрудившись узнать, что тебя ждет снаружи?
– Ну… у меня было мало времени на подготовку.
– Мало? Ты сбежала чтоль? – догадалась Симби, возобновляя ходьбу. Я кивнула.
– Почему?
– Чтобы найти маму, – даже если это стало моей целью после побега, узнай Я о ней раньше, Я бы тоже сбежала, чтобы найти ее.
– Ясно, – подытожила безрожка. – Так, значит, ты не знаешь о Луне почти ничего? – добавила она загадочным голосом после короткой паузы.
– Да, Я же уже сказала.
– А знаешь, что это значит? – так же загадочно спросила она. Я не знала, но она ответила за меня. – Это значит, что Я расскажу тебе все, что знаю! – воодушевилась Сим. – Это будет так весело!
– Я в этом не сомневаюсь, – улыбнулась Я. Наконец-то!
– Что ж, тогда начнем, – с энтузиазмом начала она. – Итак...

***

Обстоятельность, с которой Сим начала рассказ была даже большей, чем экскурсия Дасти. Даже слишком. Вот зачем мне сейчас знать точные расстояния от входов одних крупнейших поселений до других или их лунографические координаты? Может, когда-то мне это понадобится, но сейчас из-за таких деталей рассказ получался не очень информативным. В общем, из рассказанного Я поняла, что есть пять поселений первой величины, или альфа-поселений – Атриум-Сити, Иотнох, Катапульта, Руины и Эвэрнайт. Это самые большие сооружения древности, которые сохранились до наших дней. Есть еще и Подлунное Метро, которое соединяло их между собой, но со временем многие его секции обрушились, и теперь оно состоит из множества небольших участков, обжитых в той или иной степени. Однако кое-где его все еще используют по назначению. В Эвэрнайте, например, даже поезда ездят. (На мой вопрос про поезда Сим сказала, что это такие машины для быстрого перемещения по туннелям.) Некоторые туннели ПЛМ до сих пор не изучены, и время от времени обнаруживаются пути, связывающие разные поселения. Происходит это нечасто, и примерно с той же частотой обрушаются известные туннели. Я заметила, что так, возможно, скоро все завалит, и придется пользоваться только наземными путями. Она согласилась, но сказала, что один есть один туннель, который не завалит никогда – переход между Иотнохом и Катапультой. Она не объяснила, почему, только сказала, что Я сама все увижу. Далее, Атриум-Сити и Эвэрнайт находятся на световом и теневом полюсах Луны, а остальные три на экваторе относительно этих полюсов. Но друг относительно друга они расположены асимметрично – если провести через них окружность, то в ней они находятся в трех из четырех вершин вписанного квадрата. Когда Я спросила, а что находится на месте четвертой вершины, то оказалось, что там ничего нет. Даже самые близкие поселения достаточно удалены от этой точки. Единственное, чем она выделяется – это ближайшая точка к планете, вокруг которой мы вращаемся. (Откуда это известно? Астрономические наблюдения.) Похоже, именно ее Я видела тогда на поверхности.
Затем, вокруг каждого поселения первой величины есть несколько поселений второй величины. Они не такие большие, и в них живет не так много жителей, как в альфа-поселениях. Они обычно известны производством какого-то уникального вида товаров или услуг. А дальше идут еще меньшие поселения, в которых народ просто выживает, как может. Такие становятся широко известны, только если там родится кто-нибудь выдающийся. Да и то ненадолго. Впрочем, даже поселения второй величины зачастую мало известны за пределами "сферы влияния" своего альфа-поселения. Единственное исключение – Руины. Хотя они являются самым большим из известных сооружений, они совершенно не приспособлены для жизни. Во-первых, как легко догадаться – оно разрушено. Что бы ни случилось с ним в прошлом, сейчас это кратер из кучей покореженных железяк и негерметичных помещений, с полным отсутствием воды и пищи. Но это сверху. Снизу же ситуация с железяками лучше – они не настолько покореженные, как сверху, но ни воздуха, ни воды там тоже нет. Зато есть охранные системы, которые с радостью уничтожат любого, кто подойдет слишком близко. Поэтому Руины до сих пор толком не исследованы – не так-то много шансов пройти лабиринт со смертельными ловушками, о которых почти ничего не знаешь. Когда-то Сим удалось обезвредить одну, и так она завладела своим энергошаром (что объясняет, почему там все работает до сих пор), но дальше вглубь не лезла. Так что в основном Руины используют только как источник ресурсов, и то лишь время от времени. Так что роль альфа-поселения в окрестностях Руин играет поселение Избранных. Я хотела спросить, почему их так называют (или почему они сами себя так назвали), но Сим уже переключилась на сферы влияния. В общем, вскоре после появления Найтмэр Мун и основания Эвэрнайта Луна была условно поделена на пять частей – зон или сфер влияния. По сути, это означало создание пяти равных по площади государств со столицей в поселении первой величины. В силу особенности расположения этих поселений, расстояние от любого из них до остальных ближайших было примерно одинаковым, и половину его решили использовать как меру отводимой каждому площади. Вроде все было логично, но так оставалась еще одна часть Луны, которая не принадлежала никому. Это та часть, с центром в ближайшей к планете точке. Как на меня, Я бы вообще не делила бы Луну. Зачем? В крайнем случае, оставила бы все как есть, или сделала бы шестое государство, и назвала бы "Нейтральной территорией". Но такое положение дел никого не устроило, и близлежащие "страны" не нашли ничего лучше, как заявить на нее права. В конце концов, ее кое-как поделили между всеми, (хотя споры на этой основе не утихают до сих пор), но тут свой голос подал Иотнох, сказав, что все страны должны быть одинаковые по размеру, а значит, каждая страна теперь должна отдать ему часть своей территории, чтобы все снова уравнять. Потом начался совершенный бардак – Симби начала пересказывать, кто, кому, как и что сказал, какой получил ответ, и что потом сделал. Похоже, эта тема ее очень интересовала, и она получала истинное удовольствие, рассказывая о ней. Сначала она просто начала жестикулировать, указывая на каждую из сторон конфликта, затем начала менять интонацию, показывая отношение каждой стороны друг к другу, а под конец начала идти то справа, то слева, а то и спереди, выступая за каждую из сторон. А так как для изображения всех пяти сторон этого было мало, то она еще использовала свои передние копыта как их представителей. Так как вникать Я перестала, как только началась неразбериха с именами действующих лиц, и просто наблюдала за ней, то выглядело это довольно забавно. Исходя из концовки ее импровизированного спектакля, Я догадалась, что "всем снова удалось договориться, но никто не остался довольным результатом, но знание того, что другие тоже им недовольны, делало всех не такими уж недовольными, но ненамного". В общем, Сим уже сильно увлеклась, и прежде чем ее унесло в какую-нибудь ненужную сторону, решила спросить ее про то, что сейчас меня интересовало больше всего.
– Сим, это было супер, но можно задать вопрос?
– Давай, – с готовностью ответила она.
– В общем, Я хотела спросить раньше... короче, а откуда это все взялось? Кто построил Метро, Атриум-Сити, Руины и все остальное?
– Хороший вопрос, – довольно заметила Сим. – Дай подумать.
Похоже, он действительно был непростой, так как заставил ее задуматься на несколько минут. Наконец, она заговорила:
– Ладно, Трин. Ответ на твой вопрос очевиден – это все построили представители цивилизации, которой уже давно нет. Но тогда возникает вопрос, откуда взялись они? Что ж, есть много версий, но все их Я не буду вспоминать. Тем более что проверяемых почти нет. Например, некоторые считают, что это все боги создали. Даже поклоняются им. Или, например, что все так появилось само по себе. Но по этим темам Я тебе мало чего могу рассказать, потому что они, ну... Скажем, они меня мало интересовали. Если тебе интересно, Я уверенна, ты легко сможешь найти кого-то, кто тебя просветит. Остальные теории тесно связанны с вопросом возникновения жизни на Луне.
– А что с ним? – поинтересовалась Я.
– Считается, что после того, как на Луне возникла жизнь, она постепенно развилась настолько, что стала разумной, создав цивилизацию, которая все и построила в далекой древности. А потом произошел катаклизм, и почти все они вымерли, а те, кто остался, стали предками все живущих лунян. Как-то так.
– Интересная теория. А как же тогда возникла жизнь, и почему почти вся вымерла?
– Тут снова есть куча версий. Опять же, начиная с сотворения жизни или появления инопланетян, и заканчивая полой Луной, заполненной метеоритами.
– А какой вариант предпочитаешь именно ты? – Мне показалось, что всякие необоснованные и сверхъестественные теории Сим не по душе, как и мне. Даже если это не было тем, чего Я хотела, мне все равно было интересно узнать ее мнение. Возможно, ее собственная версия будет более-менее обоснована.
– Теория технологической катастрофы. Смысл такой: раньше на Луне была атмосфера, вода, и, в общем, все, что нужно для зарождения жизни. Когда жизнь зародилась, она постепенно развивалась до тех пор, пока не появились достаточно развитые существа, способные создать цивилизацию. Со временем они построили все, что вокруг нас есть. Так начинаются все теории изначально пригодной Луны, – между делом вставила она. – Различаются они лишь в катастрофах, которые произошли. В моем случае, они проводили эксперимент с новым источником энергии, и... Ты знаешь, что такое термоядерный синтез? – неожиданно спросила она.
– То, из-за чего светит Солнце?
– Да, оно самое. В общем, что бы там они не испытывали, это вышло из-под контроля и взорвалось. Выделенной энергии было достаточно для того, чтобы в атмосфере началась самоподдерживающаяся реакция термоядерного синтеза, и...
– Погоди, ты хочешь сказать, что Луна превратилась в Солнце? – перебила Я. Для меня было потрясением узнать, что такое вообще возможно.
– Именно так, – продолжила Симби. – Все живое сгорело, вода испарилась, даже грунт пострадал. На поверхности жизнь исчезла полностью, уцелели лишь те, кто оказался глубоко в подлунных постройках. И со временем, Луна стала такой, какой мы знаем ее сейчас.
– Ого. Ничего себе теория, – поделилась Я впечатлением. – Может, они как раз испытывали ЛТС?
– Не знаю. Может быть. Судя по всему, ЛТС уже существовало на момент катастрофы. Иначе откуда бы взялось упоминание об этом, как об основном источнике энергии?
– Ты права. А может, они пытались улучшить ЛТС, или еще что? – пустилась Я в размышления. – Блин, как же так!? Целая цивилизация канула в небытие, а мы даже не знаем, почему.
– Я знаю, Трин. Именно поэтому Я этим и занимаюсь, сколько себя помню.
– Уверенна, однажды ты узнаешь об этом все, – улыбнулась Я.
– Спасибо, Трин, – поблагодарила Сим. Затем, прокашлявшись, она спросила: – Ладно, так на чем Я там остановилась?
О чем она? Стоп, она что, хочет продолжить рассказывать про Луну? Блин, только не сейчас! Мне нужно переварить услышанное. Погодите, а это еще что?
– Я думаю, на том, что мы куда-то пришли!
И правда – туннель перестал быть почти идеальным цилиндром, и теперь верхняя левая часть его отсутствовала, открывая взору просторное помещение и платформу новой станции Подлунного Метро. Взглянув на часы, Я поразилась, что мы шли по туннелю целых три часа! По ощущениям, прошло не больше получаса.
Заметив смену обстановки, Сим напрочь забыла о своей лекции – сказала, что пока прервемся. Буквально в один прыжок она выбралась из туннеля на платформу. Я же так сделать не смогла – хоть "Суперподорожник" отлично справлялся с моими ушибами, и за все время нашего путешествия по туннелю Я ни разу про них не вспомнила, даже он не был достаточно силен, чтобы полностью меня восстановить за такой короткий срок. Так что Симби мне немного подсобила.

Что ж, эта станция была намного меньше, чем предыдущая. Никаких других этажей, никаких развязок. Платформа была только с одной стороны, и вскоре это стало понятно почему – металлический рельс, идущий по туннелю, вскоре описывал полуокружность, и возвращался уже в соседний туннель. Само помещение было небольшим, и заканчивалось уже через несколько метров от края платформы сплошной стеной с несколькими гермодверьми и длинными прямоугольными окнами. Впрочем, тут тоже было пыльно и темно. Было еще одно отличие, которое Я сочла положительным – на путях был какой-то механизм. Наверное, один из тех поездов, про которые говорила Сим. Вряд ли бы его оставили тут, если поблизости не было выхода. Не то чтобы Я разбиралась в работе Метро, но что-то мне подсказывало, что поезда не бросают, где попало. Подойдя ближе, Я заметила, что он состоит из двух частей – передняя была чуть меньше, чем вторая, и имела спереди конусообразное заострение. Задняя же часть была более цилиндрической и с плоскими торцами. Пока Я рассматривала поезд снаружи, Симби уже залезла внутрь, и Я время от времени слышала в наушниках ее восхищенные возгласы.
– Ну что, Симби, попалось что-то стоящее?
От ее ответного возгласа Я чуть не оглохла:
– Ты шутишь? Да эта штука в ИДЕАЛЬНОМ состоянии! Может, даже еще ездит. Это джекпот, однозначно! Я же говорила, что в ПЛМ много чего можно найти? И мы даже еще не осмотрели станцию!
Когда звон в ушах поутих, Я ответила:
– Да, это точно. Давай тогда Я пойду посмотрю, можно ли попасть внутрь, а ты пока разберешься с поездом?
– Окей. Удачи тебе – согласилась Сим. И, немного погодя, добавила: – Только не взорви ничего.
Эх, все-таки не удержалась.
Дверей было всего две. Я направилась к ближайшей из них. Как и ожидалось, дверь не работала. Прежде, чем искать окольный способ попасть внутрь, Я попробовала просто включить дверь. Если это не сработает, или она окажется закрыта на хитроумный электронный замок, или еще что-то, то Я оставлю все Сим. К моему удивлению, дверь сдалась без боя. Что ж, это было легко. Сообщив, что Я нашла вход, Я вошла внутрь. Первым, что Я ощутила, была ужасная вонь. Даже глаза слезиться начали. И как только скафандр определил это пригодным для дыхания? Это просто ужасно! Хорошо, что Я могла переключиться на собственные запасы. Ох, так-то лучше. Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы окончательно прогнать из легких остатки этого запаха, Я открыла внутреннюю дверь шлюза и начала осматриваться. Стоило мне шагнуть, как потолочные лампы заискрились и вспыхнули, освещая коридор с десятком дверей. Некоторые из ламп при этом взорвались, осыпая пол мелкими осколками стекла и погружая части коридора в полумрак. Занятно, тут есть электричество. Интересно, почему тогда гермодвери отключены? Ладно, идем дальше. Прежде чем осматривать комнаты, Я решила изучить планировку этого места и дождаться Сим. Впрочем, планировка оказалась невероятно простой: тут было четыре параллельных коридора одинаковой длинны, два из которых начинались у входных гермодверей, а остальные два были по краям помещения. Концы этих коридоров соединялись двумя другими. Посередине дальнего от дверей коридора вбок уходил еще один, упирающийся в лифт. На то, чтобы выяснить все это понадобилось меньше пяти минут. Но Я еще заметила, что у некоторых комнат были окна. Такие же, как со стороны платформы, но не такие длинные. Внутри свет не горел, так что рассмотреть что-либо снаружи было сложно. Но отвлекать Сим от поезда или начинать без нее Я не хотела, поэтому именно этим Я и занялась.

Внезапно раздавшийся в ушах кашель вперемешку с ругательствами сигнализировали о том, что Симби тоже внутри. Первое, что Я смогла разобрать, было:
– Черт возьми, Трин, предупреждать же надо! Или ты не чувствуешь запаха? Ты же прочистила свои фильтры, нет?
Упс. Неловко вышло. А ведь Я хотела ее предупредить, честно! Только... отвлеклась немного.
– Прости, Сим. Я... забыла.
– Ладно, проехали. Ты где сейчас? – поинтересовалась кобылка.
– Я напротив комн... Хотя знаешь, Я лучше сама к тебе приду, – предложила Я, отворачиваясь от окна. – Ты через какую дверь вошла?
– Через ту, что ближе к поезду.
– Хорошо, сейчас буду.
Через минуту мы уже вместе изучали это сооружение, заглядывая во все комнаты подряд. Каждый раз, когда мы входили в новую комнату, в ней включался свет, но так как в большинстве случаев лампы перегорали, мы оставляли свои фонарики включенными. Содержимое комнат было почти одинаковым: куча странного оборудования, несколько столов, стоящих в центре комнаты, на которые направленны всякие линзы, антенны и лампы, полупустые мешки с какой-то трухой, колбы и какие-то заметки. Было понятно, что это что-то вроде лаборатории, только что в ней изучалось, стало понятно не сразу. Только в третьей комнате вместо кучек коричневатой пыли на столе было какое-то засохшее ползучее растение, успевшее при жизни оплести весь стол и несколько приборов.
– Судя по всему, тут проводили эксперименты над растениями, – озвучила мои мысли Сим. – Что ж, это объясняет весь этот запах. Когда растения погибают и сгнивают, они перестают благоухать. А если тут все обстоит так же, то становится понятно, откуда здесь повсюду этот запах, – подытожила она. – Тут есть еще что-нибудь или это все?
– Только лифт. Все остальное выглядит одинаково. Снаружи, по крайней мере.
– Отлично, – обрадовалась Сим. – Давай сейчас к нему. Мы все равно можем вернуться потом к осмотру комнат, но если честно, сейчас Я хочу найти выход отсюда. И если его там не будет, то... В общем, будем надеяться, что он там есть, – закончила она. – А теперь веди.
Как оказалось, лифт тоже работал. Но везти нас куда-либо он отказывался. После беглого осмотра Симби сказала, что тут нужно подтверждение прав доступа. Для этого нужна ключ-карта, но у нас ее не было. Так что снова мы решили разделиться – Я отправилась обшаривать лаборатории в поисках карты, а Сим осталась взламывать лифт. Я ожидала, что найти тут что-либо будет намного сложнее из-за беспорядка, но все оказалось иначе. Похоже, что прежде чем покинуть это место, бывшие хозяева содержали все в идеальном порядке, и кроме испорченных растений все так и осталось. Удивительно, тут даже пыли не было. То есть, ее было не так много, как в туннелях, и она была почти незаметной. Но поиски все равно шли медленно – обшаривать каждый ящик и полку было долго само по себе, и, кроме того, Я не очень хорошо представляла себе, что ищу. Сим сказала, что эта ключ-карта похожа на пропуски из Атриум-Сити. Так что мне приходилось проверять каждую вещь, не рассыпавшуюся у меня в копытах, насколько она похожа на пропуск. И если она была хоть чуть-чуть на него похожа, то Я ее складывала в мешок, подобранный в одной из комнат. Под конец у меня набралось целых полмешка кандидатов в ключ-карты. Надеюсь, хоть один подойдет. В крайнем случае, можно будет попытаться воспользоваться моим пропуском.
Когда Я вернулась, Сим колдовала над панелью управления уже внутри кабины. Хорошо, что у нас обеих есть прогресс. Прочистив горло, Я обратилась к ней:
– Привет, Я вернулась. Как у тебя тут дела?
Когда Я заговорила, кобылка вздрогнула всем телом. Да, наверное, к этим внезапно раздающимся голосам невозможно привыкнуть. Повернувшись в мою сторону, она ответила:
– Как видишь, прогресс налицо. Впрочем, открыть двери было несложно. Намного сложнее будет заставить лифт ехать. Если у тебя нет ключ-карты, конечно. Ты нашла ее?
– Если честно, Я без понятия, – призналась Я. – Я же никогда их не видела. Так что набрала все, что подходит под описание. Вот, смотри – сказала Я, и вывалила перед Сим содержимое мешка. – Ну как, есть что-нибудь подходящее?
– Хм... – протянула безрожка, разглядывая принесенные мной предметы. Начав ковыряться в них, она продолжила: – Похоже, ключ-карты тут нет.
Блин. Я так старалась, и все без толку. Может, Я недостаточно хорошо все осмотрела? Нужно пойти и перепроверить все снова.
От немедленного возобновления поисков меня удержал возглас Сим:
– Так, а это что? Неужели именно то, о чем Я подумала? – радостно воскликнула она, доставая один предмет из общей кучи. На вид это был просто небольшой металлический параллелепипед, размерами не больше копыта.
– И что в нем такого особенного? – удивилась Я.
– Трин, это же УИИ! – восторженно объявила кобылка.
– Извини Сим, Я понимаю, что этот кусок железа тебя обрадовал, но не понимаю почему. Может объяснишь? – спросила Я, и тут же мне в голову пришла поразительная догадка: – Или это и есть та самая ключ-карта?
Она подарила мне удивленный взгляд, а затем засмеялась:
– Нет, Трин, это не ключ-карта. Это УИИ – универсальный инженерный инструмент. Вот, гляди, – она протянула ко мне манипулятор, держащий УИИ. Тут Я заметила, что он стал меняться – часть начала выдаваться вперед, формируя тонкое острие, а все остальное – перетекать в противоположную часть, делая что-то похожее на цилиндр. Через минуту движение прекратилось, и в манипуляторе Сим теперь была крестовая отвертка.
– Отвертка? То есть, универсальный инженерный инструмент – это отвертка? – поразилась Я. – Не спорю, с отверткой много чего можно сделать, но Я не думаю, что она универсальная. Тем более что она крестовая. Плоская была бы универсальнее.
Почему-то от моих слов Сим сделала фэйсхуф.
– Трин, тут дело не в отвертке. УИИ может превратиться в любой инструмент, не только в отвертку.
– Что? Ты серьезно? Это… это же невероятно круто! – поразилась Я и осознала, какой бред сморозила пару секунд назад. От этого мне стало так стыдно, что Я была готова саму себя зафэйсхуфить до смерти. Но сейчас Я даже пошевелиться не могла, и все что мне оставалось – беспомощно краснеть. Хорошо хоть, что через скафандр этого не видно. Заикаясь, Я попробовала перевести тему:
– Так эта... эм, ш-штука нам поможет?
– Да, определенно, – заверила меня Сим. – Так даже быстрее выйдет. Мне только понадобится это и это, и Я все закончу за пару минут.
Подняв нужные вещи, Симби отправилась к лифту, одновременно превращая УИИ в что-то дискообразное. Затем раздалось очень громкое жужжание и из лифта посыпались искры. А затем через минуту жужжание прекратилось, и из лифта вылетела... панель управления?!
– Сим, ты что сделала?! – чуть ли не завопила Я, вбегая в лифт. Сим тем временем занималась скручиванием проводов, торчащих из зияющей на месте панели дыры.
– О, Я просто решила вместо того, чтобы обходить систему безопасности, удалить ее. Вот, пожалуйста, все готово, – просто ответила кобылка. – Вышло даже быстрее, чем Я ожидала. Эти УИИ – просто чудо.
– Это точно, – согласилась Я, все еще шокированная ее действиями. – Ты, наверное, много с ними работала.
– На самом деле нет, – ответила она, превращая УИИ обратно в пластинку. – Просто читала о них в древних электронных каталогах. Такие приборы уже давно не производят. Сейчас они большая редкость.
– Но... тогда как ты поняла, что это был УИИ? С виду же он просто металлическая пластинка.
– На самом деле, это была не Я. Это мой манипулятор, – сказала Сим, и начала объяснять: – УИИ – это дополнительное оборудование для манипулятора. И когда Я случайно задела его манипулятором, то он сообщил, что найдено новое оборудование. Вот, возьми, он твой.
– Мой? – удивилась Я, принимая пластинку. – Почему?
– Ты же его нашла. Кроме того – у тебя вроде отвертка сломалась, нет? – подмигнула мне Сим. – Уверенна, тебе он еще пригодится.
– Да, наверное, – смущенно согласилась Я.
– Вот и хорошо. А теперь, проверим, как работает лифт.
Симби замкнула какие-то провода, после чего они заискрили, свет в кабине пару раз моргнул, а затем двери медленно закрылись, и лифт наконец-то тронулся.

Читать дальше

...