Автор рисунка: aJVL
Часть 2

Часть 1

Принцесса Рарити планировала самый важный день рождения в королевстве Эквестрия, которое скоро будет ее. Нет, не свой день рождения – он никогда не будет планироваться ею. Он будет планироваться всем королевством, будет отмечаться всем королевством и будет обсуждаться всем королевством.

Но празднование дня рождения Твайлайт Спаркл не может прервать даже все королевство. Не то, чтобы она не считала, что каждый жеребец, кобыла или жеребенок должны кричать здравницы самой прекрасной, самой замечательной, самой отважной кобылке всей Эквестрии, нооооо…

Принцесса Рарити, хоть и щедрая кобыла, хотела быть единственным центром внимания Твайлайт в тот день.

Хотя, — произнес ее внутренний голос. – Ты и так центр ее внимания в любой из дней. Фактически, такова ее работа.

Конечно, принцесса Рарити не это имела ввиду! Она хотела быть центром внимания Твайлайт так же, каким центром внимания Твайлайт была для нее. Она хотела восхищенных взглядов Твайлайт, восхищенного смеха, восхищенного всего.

— У меня все спланировано.

Рарити мягко улыбнулась, силой удерживая и поглаживая разъяренную кошку, лежащую на ее круглом столике, стараясь как можно больше походить на подлых злодеев из ее любимых скандально романтических остросюжетных романах. Твайлайт однажды сказала, что так гладить Опалесценс не рекомендуется, но ей все равно не хватало чувства эффектности.

— Действительно?

С другой стороны стола мягко засмеялась леди Флаттершай, от души стараясь не обращать внимания на то, как ее подруга обращается с кошкой.

— Да.

Рарити оглядела покои, безупречные в декоре, чистые по состоянию и, что самое важное, закрытые от всех. Это было убежище принцессы, где она могла снять королевские регалии, но не положение, и куда могли попасть лишь ближайшие из ее друзей. Честно говоря, в любой иной момент Рарити отметила бы отсутствие одной жизненно важной пони, но в данный момент ее отсутствие было жизненно необходимо.

Пегас ждала, что единорожка продолжит, но та лишь смотрела на нее с искрой секретности во взгляде, и решила поддержать обсуждение сама.

— Я приготовила ей книгу, — сказала она, выложив на стол затянутый в голубую кожу том.

— Флаттершай! Предполагалось, ты спросишь, что я задумала! – закатила глаза единорожка, отпустив кошку.

— Это книга, которая, как я знаю, ей понравится, — как ни в чем ни бывало продолжила Флаттершай. – То есть, я надеюсь, что ей понравится.

Несмотря на раздражение, Рарити была рада, что Флаттершай сошлась с Твайлайт. Ей не нравилось, как старшие дворяне и аристократы обходились с ее телохранительницей, и потому она с удовольствием общалась с теми пони, что обращались с ее телохранительницей, как с любой другой достойной пони.

Кроме того, как можно было относиться к Твайлайт иначе, чем с восхищением, если она настолько захватывающе очаровательна? И хоть Рарити никогда не была у нее дома, она не сомневалась, что это очаровательный дом, подходящий очаровательной единорожке.

— А о чем она? – спросила Рарити.

— Первое издание Искусства Астрологии за авторством Комет Гейзера, — выпрямилась и провозгласила Флаттершай. – Я попросила Эпплджек узнать, есть ли у нее такая и, похоже, что нет.

— О, дорогая! Какой великолепный выбор! Я уверена, она будет счастлива, — сказала Рарити, взяв книгу в копыта и листая. Через минуту она отложила книгу, скрестила ноги на груди и улыбнулась.

Прошла, казалось, целая вечность прежде, чем Рарити вежливо кашлянула, и Флаттершай захихикала.

— А что ты ей приготовила? – спросила она с наигранным любопытством.

— Флаттершай! Я так рада, что ты спросила! – провозгласила она, проведя копытом по гриве и взмахнув ресницами, как делала всегда, когда имела склонность быть ужасно умной. Не то, чтобы она не была всегда ужасно умной, но сейчас она не хотела скромничать об этом. – Насколько тебе известно, утром четверга мне придется присутствовать на ужасающе скучном завтраке с отцом и его нудными друзьями из Троттингема.

Она замолчала, ожидая от Флаттершай знака понимания, и когда его не последовало, продолжила.

— Бедной Твайлайт придется пройти через эту муку вместе со мной, но, к счастью, Троттингем известен кое-чем гораздо более интересным, нежели ужасающе скучными завтраками с унылыми огуречными сэндвичами, — закончила она, знаком копыта позволяя Флаттершай сложить два и два.

— О! – вскрикнула Флаттершай с расширившимися глазами. – Понифордские Священные Архивы!

Построенные королем Сапфир Скипетром после окончания Фестральских Войн, Понифордские Архивы были величайшим хранилищем информации во всей Эквестрии. В их трех дугообразных зданиях хранились копии всех книг и свитков, известных понячеству, и лишь королевская семья и самые важные ученые имели доступ к этим практически священным землям.

В окружении этих трех зданий скрывался парк, известный, как Небесный Сад. Он был неземной красоты, усиленной барьером светлой магии, который он же создавал и, тем самым, защищал Архивы от любого существа, желающего им навредить.

Сама Рарити была там лишь раз в жизни, еще маленькой кобылкой, и хоть ее не особенно привлекли знания в Архивах, Сад навсегда запомнился ей, как самое романтическое место, какое она видела.

— Именно! – с мечтательной улыбкой ответила Рарити. – Все, что мне надо сделать – сказать отцу, что я ох как хочу туда пойти. И когда он согласится – а он согласится – Твайлайт и я проведем там целый день. Я даже заранее написала Старшему Библиотекарю официальное письмо с просьбой разрешить Твайлайт доступ к любой книге, какую она захочет. Это будет ее личный рай!

Рай – потому, естественно, что там будет Рарити. Книги — это просто маленькое приложение.

— О, Рарити, она будет так счастлива! – не смогла скрыть улыбку Флаттершай.

Единорожка закивала, как ребенок.

— Ииии это еще не конец! – она зажгла свой рог и поднесла Флаттершай светло-голубой свиток. – Это великолепный шелковый свиток, который я храню с самой поездки в Седловскую Аравию в прошлом году. Как только настанет ночь, я отведу Твайлайт в Небесный Сад и передам ей письмо.

— Письмо? – спросила немедленно зардевшаяся Флаттершай.

— Погоди, ты же не… любовное письмо имеешь ввиду? Рарити! – и охнула, когда принцесса кивнула. – Ты не можешь!

— Почему? – спросила Рарити, приподняв бровь. – Потому что это запрещено? Потому что Твайлайт меня не достойна? Потому что она не герцог, принц или еще понибудь голубой крови, за которого, как все говорят, я должна выйти замуж? Ну и пусть! Мое сердце выбрало ее, и как будущая королева Эквестрии я могу сделать все, что захочу!

— Я просто не хочу, чтобы у тебя или Твайлайт были проблемы, — сказала Флаттершай. – Я… я не знаю, что буду делать, если что-то произойдет, но пока все держится в секрете до тех пор, как ты не станешь королевой…

Рарити вздохнула.

Возможно, им пока придется скрывать их тайный маленький пылкий роман от постоянного внимания монархии, но когда придет время, Рарити воссядет на высочайший трон Эквестрии, и… рядом с ней будет не король, но…

…Вторая королева?

Каким мог бы быть титул Твайлайт в этом случае? Будет ли она королевой или принцессой? Да пропади оно пропадом! Твайлайт могла знать ответ, но спрашивать ее было бы слишком рискованно. Может, она спросит в Саду… и именно так создаст настроение перед тем, как отдаст ей письмо!

Постукивание в дверь вернуло ее в реальность.

— Ваше Высочество? – раздался голос ее самой любимой единорожки в мире. – Могу ли я войти? Леди Флаттершай может опоздать на свою встречу!

— О, дорогая, сколько же сейчас времени?! – ойкнула упомянутая графиня.

— Заходи, Твайлайт! – позвала Рарити и быстро запихнула книгу Флаттершай в ее седельную сумку. – Мы уже заканчиваем!

Дверь открылась и вошла Эпплджек, позвякивая на ходу доспехами, а позади нее была услада печальнейших голубых глаз. Рарити, улыбнувшись обоим телохранительницам, осталась на месте, а Флаттершай поднялась.

— О, прости, Эпплджек, я и не знала, что уже опаздываю, — сказала она, быстро надевая седельную сумку.

— Не нужно извинятся, моя леди, — ответила Эпплджек, улыбаясь своей подопечной. – До встречи еще минут тридцать. Я просто знаю, как вам нравится в саду.

— Ой, ну, эмм, — пегас покраснела еще сильнее.

— Все в порядке, леди Флаттершай, могло быть и хуже, — сказала вставшая рядом с Рарити Твайлайт, снимая шлем и ставя его на столик. – Нам на встречи приходится выходить как минимум за час, так как одна пони задерживается минимум на пять минут перед всем, что напоминает зеркало.

— Твайлайт! Вот уж не надо! – фыркнула Рарити.

— Ваше Высочество, — хихикнула Твайлайт, подняв бровь. – Можно спросить и других ваших телохранителей.

— Я не говорила, что ты не права, а лишь то, что это неуместно, — уточнила, отвернувшись, Рарити. – И на три минуты, а не пять, между прочим.

Эпплджек засмеялась, взяла сумки Флаттершай и помогла надеть их.

— Посмотрите на себя – вы как давно женатая парочка, — сказала она, покачав головой и совершенно не замечая румянца на лицах принцессы и ее телохранительницы.

— Ну, как бы то ни было, — произнесла Рарити, желая сменить тему. – Я думаю, я увижу тебя сегодня за ужином, дорогая?

— О, да, — кивнула Флаттершай. – Моя встреча сегодня не продлится долго.

Она вышла вслед за своей телохранительницей из покоев и помахала на прощание.

Рарити дождалась, пока та уйдет, и обернулась к Твайлайт. Единорожка занималась растяжкой мускулов, и, если бы Рарити не была образцовой леди, она могла бы пялиться и любоваться.

Слава богиням, она была леди.

— Силы небесные, уже почти 11 часов, — с большим неудовольствием сказала она, оторвав взгляд от Твайлайт и переведя его на дедушкины часы в другом конце покоев. – Напомни, пожалуйста, почему я не сплю в такое безбожное время?

— Вы не спите в это «безбожное» время потому, Ваше Высочество, — приподняла бровь Твайлайт. – Что не хотели опоздать на ваш невероятно важный пятичасовой сеанс спа.

— О, да, не хотелось бы его пропустить, — вздохнула Рарити. – И не думай, что я не заметила, как ты сократила его на целых два часа. И нет, не закатывай глаза!

— Извиняюсь, Ваше Величество! – все же сделала это Твайлайт. – О чем я думала? Ведь если отнять целых два часа от вашего семичасового сеанса спа, то вашей внешности придет конец!

— Я знаю, дорогая! Я буду выглядеть просто чудовищно!

— Ужасно, — ответила Твайлайт, и захихикала вместе с Рарити. Потом мило вздохнула, как бывало всякий раз, как Рарити добивалась своего, и продолжила. – Ваше Высочество, вам не нужно семи часов! И даже пяти! Именно поэтому мы вечно опаздываем!

Рарити лишь взмахнула ресницами.

— А я-то думала, что это из-за моего бессмысленного тщеславия, которое заставляет меня смотреться в каждое зеркало, — сказала она прежде, чем заметила свиток для ее скандального любовного письма на столе. С тщательно просчитанным безразличием она продолжила. – Знаешь, дорогая, я думаю о следующем четверге.

Выражение лица Твайлайт тут же изменилось – уши встали торчком, все внимание на принцессе.

— Следующий четверг? А что?..

Рарити вздохнула, подперев подбородок одним копытом и лениво водя по краешку чайной чашки другим.

— В четверг будет что-то важное, не так ли? Может, самое важное событие месяца, я чувствую это. Что же это? – спросила она, отвернувшись от телохранительницы и прикусив губу. Их взгляды сошлись друг на друге, и Твайлайт молчала, затаив дыхание, ожидая…

— Аг-га! Тот завтрак в Троттингеме с отцом и герцогом Виктори Фаундсом! – радостно провозгласила Рарити. Она свернула свиток и положила его на ближайшую полку, не пропустив выражения ожидания от Твайлайт. – Не должна его пропустить!

— Это?.. – спросила Твайлайт. Разочарование в ее голосе сильно ранило принцессу, но любая боль, которую сейчас испытывала Твайлайт, окупится десятикратно в четверг, когда Рарити сделает ей сюрприз всей жизни.

Терпение, моя дорогая. Терпение.

— Я так думаю, да.

— Принцесса, а разве что-нибудь еще в тот день не происходит? – вымученно улыбнулась Твайлайт.

— Хм, я думаю, ты права! – задумалась Рарити. – Даже не думала об этом! Будь добра, втисни в расписание на четверг еще один сеанс спа.

Твайлайт не ответила ничего – лишь взяла и надела шлем.

— Нам стоит идти, Ваше Высочество. Мы же не хотим, чтобы вы забыли про текущий семичасовой сеанс спа?

Рарити прикусила губу, подавляя желание сказать Твайлайт, что лжет. Результатом будет расстроенная до конца дня телохранительница, но пока она знала о результатах, и том, как будет рада Твайлайт, оно того стоило.

— Тогда вперед!

Рарити встала как раз тогда, когда Твайлайт подошла к двери, открыла ее и оказалась лицом к лицу со старшим братом.

— Шайнинг Армор? – спросила она, отступив, когда он входил. – Что ты здесь делаешь?

— Привет, Твайли! – поприветствовал он ее, игриво похлопав ее по шлему. А потом прошел мимо нее прямо к принцессе и поклонился. – Ваше Высочество.

— Ах, генерал Армор, — ответила Рарити смущенная не меньше Твайлайт. – Что-то произошло?

— Да, с королевством, Ваше Высочество, — нахмурился генерал, снимая шлем.

Рарити задержала дыхание, но прежде, чем смогла представить минимум десяток сценариев катастроф, она заметила, что Твайлайт немедленно подошла к ней с магической хваткой на рукояти меча. Рарити тронуло то, что даже подсознательно она была в высшем приоритете у Твайлайт.

— О-о? – спросила принцесса, опираясь копытом о броню Твайлайт, ища поддержки перед надвигающимися ужасными новостями.

— Моя неделя в увольнительной! – улыбнулся и провозгласил генерал. – Но не беспокойтесь, я весьма уверен, что на следующей неделе королевство войну не начнет. Я испросил разрешения у самого короля, и теперь явился к вам за вашим разрешением!

Рарити нервно засмеялась, убирая копыто.

— О! Слава богиням, генерал, у меня, конечно, нет никаких возражений. Я и не знала, что вам нужно мое разрешение, но оно у вас есть.

— О, нет-нет! Я пришел не ради себя! – покачал головой Шайнинг Армор и указал на младшую сестру. – Я пришел просить недельную увольнительную и для Твайлайт!

Что?! – спросили обе кобылки ужасающе идеальным унисоном.

— На эту неделю? – спросила Твайлайт.

— То есть, «эту неделю» этой недели? – спросила Рарити, снова опираясь копытом о броню Твайлайт.

— Ага! На эту неделю, — подтвердил генерал. – Я подумал, моим родителям понравится, если мы оба побудем недельку дома. Я уже спросил короля о Твайлайт, и он сказал, что если вы не против, то все в порядке.

— Но!.. Но я не могу! – запротестовала Твайлайт. – У меня есть мои обязанности, на которых меня никто не сможет заменить, и потребуется минимум пять дней, чтобы найти понибудь, кто сможет меня заменить, а потом еще пять, чтобы убедиться, что он заучил расписание принцессы, ее привычки и каждый защитный план…

— Вы можете зайти! – прервал ее Шайнинг Армор, подняв копыто.

Через секунду в покои зашли два здоровенных гвардейца и поклонились принцессе.

— Ваше Высочество! Защищать вас будет честью для нас!

Нельзя было отрицать, что они подходили для этой работы – с их-то шрамами и суровым выражением лиц – но чем больше она на них смотрела, тем больше понимала, как ей повезло с Твайлайт. Эти гвардейцы определенно выглядели способными охранять, но они не могли быть ее личными советниками/помощниками/будильниками/телохранителями/всем прочим.

— О, богини, вы выглядите достаточно, эм, подходящими для этой работы! – неуверенно улыбнулась Рарити.

— Но Ваше Высочество! – запротестовала Твайлайт, выглядя немного бледной и оскорбленной.

— Это лучшие мои гвардейцы! – заявил Шайнинг Армор, постукивая копытом по броне одного из них. – Силвер Суорд и Фрозен Шилд сопроводят принцессу куда бы ни потребовалось, и не позволят волоску из гривы выпасть!

Его улыбка поблекла, и он сделал шаг к Рарити

— Прошу вас, Ваше Высочество! Мои родители будут рады побыть с ней недельку. У нее в четверг день рождения, вы знали?

И прежде, чем Рарити смогла ответить, обиженным голосом заговорила Твайлайт, сделав шаг от принцессы и отведя ее копыто:

— Нет, она не знала.

Рарити отступила, неверующе моргая в ответ на заявление Твайлайт. Неужто… Неужто Твайлайт действительно подумала, что она забыла об ее дне рождения? Она действительно решила, что так мало для нее значит? На самом деле?

— Ну же, принцесса! Когда вы последний раздавали Твайлайт выходной? – вмешался Шайнинг Армор, хороня ее попытку сказать, что она не забыла, спасибо большое. – Ты бы того хотела, Твайлайт?

Все взгляды сошлись на единорожке, и Рарити не надо было спрашивать, чтобы узнать ответ. Все выражение лица Твайлайт, от нахмуренных бровей до прижатых к голове ушей четко указывали на то, что она не хочет брать эту глупую увольни…

— Да, пожалуй, — ответила она.

Что? Твайлайт? – запротестовала принцесса, топнув по полу и видя, как разрушаются все ее планы. – Конечно, ты не хочешь! Не надо глу…

— Мой брат прав. У меня не было увольнительных с тех пор, как я начала служить вам, и раз уж король Белль уже дал свое разрешение, я бы приняла предложение побывать дома, — ответила она, хотя Рарити знала, что они обе знают, что это последняя вещь, которую бы желала Твайлайт

Ах, вот значит, как?

Рарити частично осознавала, что мелочность и обиды не очень подходили для пони, кто не был ею, но раз уж Твайлайт назло хотела куснуть ее за нос, то Рарити поддержит эту ее мелочную игру.

— Вот как, — холодно сказала она, отойдя и приподняв бровь. Не тратя времени зря, она развернула свиток тонкого шелка и лучшим каллиграфическим почерком начертала не признание в любви, а весьма официальное разрешение для Твайлайт отправиться на неделю в увольнительную и хандрить или что там еще, ей совсем неважно!

Как только она дописала и подпись украсила низ, она свернула свиток и передала Шайнинг Армору с приятнейшей из улыбок.

— Отлично! – сказал Шайнинг и обернулся к Твайлайт. – Почему бы тебе не пойти собираться? Силвер и Фрозен уже готовы приступить к обязанностям, потому мы прямо сегодня сможем удивить маму и папу!

— Увидимся у ворот в пять! – он поклонился Рарити и вышел, оставив после себя катастрофу.

После его ухода повисла тишина, и Рарити обнаружила, что ее раздирает между удовольствием и крайней печалью, что Твайлайт разделяла ее разочарование ходом событий. И если она сожалела точно так же, как Рарити, и если ее гордость была хоть в половину такой же, как у Рарити, то все шансы изменить ситуацию пошли прахом.

— Ваше Высочество! – заговорил Силвер Суорд, или Фрозен Шилд, насколько она знала или ее заботило. – Мы будем снаружи! Вы не будете в большей безопасности в любых иных копытах, кроме наших!

Я бы предпочла иное, вежливо улыбаясь подумала Рарити, когда он ей поклонился и вышел. Второй гвардеец так же поклонился, но когда повернулся и подошел к двери, то вместо того, чтобы встать снаружи, как его коллега, кинул на Твайлайт острый взгляд, напоминая принцессе, что постоянно находящаяся в ее личных покоях Твайлайт – исключение, а не норма.

Твайлайт точно так же посмотрела в ответ.

— О, эм… — она повернулась к принцессе и поклонилась впервые за достаточно долгое время. – До свидания, Ваше Высочество.

Разогнувшись, она не оборачиваясь пошла к двери, и, превозмогая себя, Рарити все же заставила себя заговорить.

— Погоди, Твайлайт! – сказала она, и когда единорожка повернулась, заставила себя улыбнуться. – Поздравляю с днем рождения, и хорошего отдыха…

Уши Твайлайт чуть опустились.

— Спасибо, Ваше Высочество. Хорошо провести время в Троттингеме, — ответила она и поклонилась еще раз перед тем, как выйти и закрыть дверь за собой. Смятенная принцесса осталась гадать, сможет ли она растянуть сеанс спа до конца недели.

***

Принцессе Рарити крайне не хватало ее телохранительницы.

Она и помыслить не могла, как сильно ей могло не хватать понибудь, и Рарити не сомневалась, что именно отсутствие Твайлайт было твердым напоминанием, насколько неотъемлемой частью повседневной жизни принцессы она стала.

Рарити заползла в свои покои в полдень четверга с тяжелейшим камнем на сердце, едва обратив внимание на своих телохранителей – лишь слегка пробормотав «спасибо» и небрежно взмахнув копытом. Как только они ушли, она добралась до кровати и печально на нее рухнула, закопавшись лицом в подушки.

Чем занимается Твайлайт, гадала она. Было ли ей весело без нее? Готовится наслаждаться милым званым вечером со своей семьей, в то время, как Рарити была затянута на еще один непереносимый ужин с отцом и его скучными друзьями? Легче ли было Твайлайт от того, что больше не надо приглядывать за глупой принцессой Эквестрии, которой было так одиноко без нее? Или ей тоже было одиноко и печально без Рарити поблизости?

Хоть ее уязвленная гордость желала последнего, любовь к Твайлайт надеялась на первое.

— Ваше Высочество? – раздался басовитый голос за дверью, не принадлежащий ее самой любимой пони в мире. – К вам посетители! Графиня Флаттершай Понивилльская говорит, что у нее к вам есть дело!

Рарити нахмурилась. У Флаттершай есть к ней «дело»? Что за изложение.

— Впустите ее, пожалуйста! – сказала она, приподняв голову от подушки достаточно, чтобы ее было слышно. Она дождалась, пока дверь, скрипнув, откроется, и снова вернулась в свое мягкое укрытие. А когда дверь закрылась, заговорила. – Прежде, чем спросишь – у меня все ужасно.

— О… печально слышать, — раздался голос Флаттершай. К удивлению Рарити, он звучал тише обычного.

Рарити села и обернулась к подруге. И была удивлена еще раз, так как пегас оказалась совсем одна. Твайлайт и Эпплджек были хорошими подругами, потому в иное время она не удивилась бы отсутствию земной пони, но сложно было бы поверить, что Эпплджек успела сдружиться с Бугаем-1 и Бугаем-2.

— Дорогая, где же Эпплджек?

— О, эмм… твои гвардейцы… — прижала уши Флаттершай.

Рарити вздохнула. О, как мне не хватает Твайлайт, подумала она. Встав с кровати, принцесса подошла к двери и открыла ее, обнаружив по ту сторону весьма раздраженную телохранительницу.

— Да говорю вам, принцессе все рав… — Эпплджек тут же замолчала и огорченно посмотрела на Рарити. – Ах, Ваше Высочество…

Рарити вежливо улыбнулась гвардейцам.

— Не будете ли вы так любезны впустить ее, — спросила она, хотя это был всего лишь вопрос вежливости, а не потому, что она ждала их одобрения. Она дождалась, пока гвардейцы впустят Эпплджек, и перед тем, как закрыть дверь, добавила. – Это все, спасибо.

Как только дверь была закрыта, она проползла мимо друзей и снова рухнула в кровать.

— Ух ты, эти двое точно что-то с чем-то, — сказала Эпплджек.

— Это ужасно! – театрально возопила Рарити, перевернувшись на спину и жалобно застонав. – Они такие...! Такие...! Такие не Твайлайт! До недавнего времени я и не подозревала, сколько всего она для меня делала!

— Мне приходится самой следить за расписанием! – села принцесса и прижала копыто к груди. – Мне самой приходится напоминать себе ложиться вовремя, и я не могу больше позволить засыпать с открытым окном, потому что никто не войдет, чтобы его закрыть! И вы думаете, они сообщают мне обо всем, происходящем в замке?! Или обсуждают со мной книги, или знают, как я люблю свой чай, или что-то еще?! Нет! Они просто стоят там и… охраняют!

— Так значит, они просто обычные скучные телохранители, а не весь ваш штат в одном лице? – спросила Эпплджек, приподняв бровь, вызвав смешок у подопечной.

— Нет, конечно нет! Разница между Твайлайт и ими в том, что Твайлайт не просто моя телохранительница, а моя подруга! – запротестовала негодующая Рарити.

Но даже и это не было правдой, так как Твайлайт была не просто подругой, а много больше этого! Она была ее наперсницей; она была единственной пони, за исключением Флаттершай, которой Рарити могла доверять полностью и до конца, и прекрасной, и умной, и… и…

Рарити протяжно вздохнула.

— Ну, Ваше Высочество, при всем уважении, вам бы лучше не забыть об ее дне рождения в следующий раз, — ответила Эпплджек.

— Эпплджек! – возмутилась Флаттершай, нахмурившись на свою телохранительницу. – Нехорошо так говорить. Ты же знаешь, что Рарити хотела сделать сюрприз!

— Но она права! – взвыла Рарити, откинувшись на кровать и вцепившись в подушку. – У меня все было спланировано! Я готовилась воплотить в жизнь все ее мечты, и она должна была быть вне себя от радости, а потом своими играми я все разрушила, и теперь Твайлайт празднует свой день рождения без меня! Она, наверное, просто несчастна!

— А вы не преувеличиваете, Ваше Высочество?

НЕСЧАСТНА, УВЕРЯЮ ТЕБЯ!

— О, Рарити – промурлыкала Флаттершай, показывая, что еще кто-то понимает положение принцессы.

Рарити услышала приближающиеся шаги, а потом ее по спине похлопало большое копыто.

— А теперь послушайте, Ваше Высочество, убиваться из-за этого ничем не поможет. Да и Твайлайт не хотела бы вас видеть такой в ее день рождения. Почему бы вам не успокоиться и пойти со мной и леди Флаттершай в са…

— Ты абсолютно права, Эпплджек! – воскликнула Рарити, выпрыгнув из кровати. Слова земной пони вдохнули в нее новую энергию и побудили следовать истинным желаниям сердца. Она принцесса! Она из королевской семьи! И если она чего-то хотела, она это получала, и нипони не мог ее остановить. – Твайлайт не хотела бы, чтобы я сидела и рыдала из-за этого! Она ожидала бы от меня действия! И если она не идет ко мне, то к ней приду я!

— Что? Нет! – моргнула Эпплджек.

— Да! – взвизгнула Рарити, подпрыгнув на кровати. – Флаттершай, ты идешь со мной!

Да никогда! – Эпплджек прыгнула к пегасу и топнула ногой. – Леди Флаттершай не идет никуда, и вы крайне ошибаетесь, если думаете, что тоже куда-то идете! Что, думаете Силвер и Фрозен как ни в чем ни бывало выпустят вас из замка в город? И разве у вас там не намечается важный ужин с Его Величеством и герцогами? Вы не можете просто не появиться!

— Да, я могу! Твайлайт неизмеримо важнее, чем все эти безмозглые аристократы, которые заинтересованы лишь в благосклонности отца, и хотят получить его либо ложью, либо лебезя передо мной! Так, скажи мне, что лучше – отметить день рождения моей подруги, или чтобы на мои бедра пялились жадные снобы?

— Я… ну, я думаю, ваши гвардейцы вас не выпустят, Ваше Высочество, — теперь уже заколебалась Эпплджек. – И Тартар меня забери, если вы думаете, что я позволю вам вылезти из окна, навроде кобылок в ваших книжках!

Рарити фыркнула, совершенно оскорбленная. Ей?! Вылезти из окна? Да за кого она ее принимает? За варварку? Ее еще так не оскорбляли! Бесстыдство!

Конечно, нет! – закатила она глаза в ответ на полнейшее невежество Эпплджек. – Коль хочешь знать, в каждой королевской спальне есть тайный проход на крайний случай.

— Крайний случай, — бесстрастно сказала Эпплджек.

— Крайний случай!

— Вроде этого.

— Вроде этого! И прежде, чем ты что-то скажешь – это мое окончательное решение!

Она обернулась к Флаттершай и улыбнулась обнадеживающей улыбкой прежде, чем прогарцевать к большому деревянному шкафу у северной стены покоев. Его полки были забиты любовными романами, которые она собирала всю жизнь, а также книгами о политике и тому подобном, что ей потребуется в будущем. Но две нижних полки принадлежали Твайлайт и ее собственным книгам.

— Он за этим шкафом, — улыбнувшись пояснила Рарити.

Покио погрузились в тишину. Эпплджек и Флаттершай выжидающе смотрели на принцессу, и только когда она указующе посмотрела на Эпплджек и шкаф, телохранительница, наконец, поняла.

— О.

С совершенно ненужным, по мнению Рарити, вздохом Эпплджек подошла к стенке шкафа и надавила на нее, открывая небольшой тоннель. Было ясно, что его не чистили достаточно давно, так как паутина, грязь и пыль виднелись там, насколько хватало взгляда.

— Неужто нипони не чистит эти штуки? – отступила, с отвращением, Рарити. — Даже думать не хочу, каких болезней можно нахвататься, если побыть там хоть минуту.

— Тогда думаю, Ваше Высочество, его лучше зак… — улыбнулась Эпплджек.

— Нет! – заявила Рарити, вставая между Эпплджек и шкафом. – Мы идем туда!

Она повернулась к темному тоннелю, немного напряглась и кончик ее рога немного засветился. Действительно, по этому тоннелю никто не ходил десятилетиями, и хоть она не удивилась бы, найдя там мертвых… штук, Рарити не была готова сдаться так просто! Ради своей Твайлайт она с радостью примет паутину, грязь, пыль и все прочие отвратительные вещи!

— Леди Флаттершай, вы определенно не подумаете, что это хорошая идея! – Эпплджек, все еще не убежденная, повернулась к своей подзащитной.

Рарити обернулась к подруге и увидела, что та отступила, слегка прижав уши. Флаттершай знала, как это важно для Рарити, не так ли? Она больше, чем понибудь, знала, как Рарити сильно заботилась о своей телохранительнице, не так ли?

— Я… я думаю, что мы должны пойти с ней, увидеться с Твайлайт, — глубоко вздохнув, Флаттершай собралась и взяла в копыто канделябр с ближайшего столика.

Эпплджек поняла, что эту битву она проиграла.

— Хорошо, хорошо. Коли вам так хочется неприятностей, останавливать вас не стану, — сдалась она, взяла канделябр из копыт Флаттершай и подождала, пока Рарити разожжет его заклинанием.

Первой, по настоянию принцессы, пошла Эпплджек, за ней была Флаттершай и замыкала цепочку сама кронпринцесса. Казалось, темный тоннель тянется бесконечно, цоканье их копыт отдавалось эхом, и они еще не нашли ничего мертвого и гниющего, что было достижением, по мнению Рарити. По запаху было ясно, что он не чистился десятилетиями, и Рарити старалась не думать о черной жиже на стенках.

Вместо этого она отвлекала себя разговором, и они с Флаттершай едва успели до половины разобрать свежий слух, гуляющий по замку, как Эпплджек остановилась в тупике.

— Всем пони, назад! – заявила она. Затем передала канделябр Флаттершай, и как только две кобылы отошли в сторонку, начала изучать стены.

Примерно через минуту она радостно воскликнула, и нажала на потайную кнопку. Затем присоединилась к двум другим и подождала, пока стена дрогнет и сдвинется, открывая то, что для Рарити выглядело полуосвещенным коридором. Принцесса сразу узнала один из них, ведущий в подземелья замка, про себя подумала, что тоннель, ведущий под замок – не самый умный выбор для устроения тайного выхода для побега.

Эпплджек снова вышла первой, и последовавшая за ней Рарити удивилась, услышав храп. Оглядевшись вокруг, она удивленно моргнула, увидев источник звуков – Рейнбоу Дэш привалилась к стене и сладко спала, держа в копытах большой свиток.

— Рейнбоу Дэш? Что ты тут делаешь? – спросила Эпплджек. – Не похоже на тебя — болтаться в подземельях.

— Неважно! Главное другое – почему, во имя Эквестрии, она спит на полу? – спросила Рарити, не впечатленная нехваткой у пегаса изящности. Она предполагала, что большего сложно ожидать от одной из наемников-Вандерболтов, но разве ей не было неудобно? – У тебя страннейшие друзья, Флаттершай…

— Рейнбоу Дэш? – чуть нахмурилась и позвала подругу Флаттершай. Потом осторожно к ней подошла и потрясла за плечо. – Рейнбоу Дэш, пожалуйста, проснись.

— Ммм… не… хочу присматривать… за твоей глупой принцессой… не, сама этим займись… — не поддалась пегас, зажав свиток в копытах еще сильнее и бубня сквозь сон.

Рарити не была впечатлена, и насколько сильно – показало испуганное «ой» Флаттершай.

— Рейнбоу Дэш! Проснись! – Флаттершай начала трясти подругу сильнее, и наконец добилась своего. Ее глаза открылись.

— Флаттершай?.. Что?.. О! – она вскочила с раскрытыми крыльями и переводила взгляд между Рарити и открытым тоннелем. – Секундочку, вы что делаете?

— Что мы делаем? Что ты делаешь? – спросила Рарити.

Рейнбоу Дэш отступила.

— Я? Твайлайт подкупила меня… попросила меня, — быстро поправилась пегас, увидев поднятую бровь Рарити. — Следить за этим выходом.

— Давя подушку? – удивилась Эпплджек. – Наверное, Твайлайт рада знать, какой ты трудоголик.

— Эй? Это не моя вина! – запротестовала Рейнбоу, размахивая свитком. – Вы бы тоже заснули, если бы вам пришлось читать базилльон ее инструкций!

Рарити прокашлялась, привлекая к себе внимание присутствующих.

— Мисс Дэш, хоть вы и хорошая подруга Флаттершай, это не значит, что будет мудрым так явно показывать вашу полнейшую незаинтересованность в моей безопасности, — она подождала, пока бравада пегаса опадет вместе с ее ушами, и прежде, чем Дэш смогла защититься, кашлянула и вежливо протянула копыто.

Покрасневшая Рейнбоу передала свиток принцессе.

Рарити попыталась его развернуть, чтобы доказать, что пегас преувеличивает. Но оказалось, что неправа как раз она, так как в свитке было больше двух метров длины.

— Видите?! Только гляньте! – заявила Дэш, отступая так, чтобы не наступить на свиток. – Это же безумие!

— Это… преувеличение, хотя я вряд ли смогу назвать это безумием, мисс Дэш, — сказала Рарити, всегда готовая защищать свою телохранительницу. – Это просто лишнее, вот что это! Зачем было Твайлайт… «нанимать» тебя, когда у меня уже было два телохранителя на замену, которых лично выбрал ее брат?

Раздражение на лице Рейнбоу сменилось скептицизмом.

— Реально? Вы реально об этом спрашиваете? Ладно, без обид, Ваше Высочество, но вы тогда вообще не знаете Твайлайт. То есть, у вас может быть пятьдесят телохранителей, но она все равно наймет меня – и смотрите, она ведь мне даже не доверяет! – ответила пегас, указав на свиток.

— А в этом есть смысл, Ваше Высочество, — добавила Эпплджек. – Для этой кобылы вы единственная значимая вещь. Думаю, она бы чувствовала себя лучше, если бы могла оставить вас с копиями самой себя.

Рарити просматривала свиток. Ее глаза скользили по безупречной каллиграфии Твайлайт, а сердце колотилось о грудь. Это была правда, не так ли? Она была у Твайлайт в максимальном приоритете, и не потому что это ее работа, а потому, что она была безнадежно без ума от Рарити – а кто бы не был, на самом деле? – и только она знает, как лучше всего защитить ее драгоценную принцессу.

— А зачем вас туда понесло? Что вы там делали? – спросила Рейнбоу, заглядывая в тоннель. – Нашли что-нибудь мертвое?

— Коли желаешь знать, — ответила Рарити, откинув гриву. – Мы собираемся выйти в город, чтобы попасть на день рождения Твайлайт Спаркл.

На этих словах Рейнбоу расхохоталась.

— Увидеть Твайлайт? Ха! Вот это сказанули! – заявила она, свысока посмотрев на Рарити. – Ваше Королевское Высочество даже не вспомнило, что у нее день рождения приближается.

Хоть ей каждым фибром хотелось нагрубить Рейнбоу, принцесса поступила, как ожидается от пони ее положения, и одарила наемницу короткой улыбкой.

— Если тебе хочется верить в это, то я не стану тебе мешать.

— Во что бы мне «хотелось» верить? – спросила Дэш, выгнув бровь. – Мне хотелось бы верить, что вас это заботило достаточно, чтоб вы не забыли о нем. Но ваша телохранительница сама сказала мне, что вы вспомнили о том, чтобы добавить в расписание сеанс спа, вместо ее дня рождения.

Я понимаю, подумала Рарити, поняв, что у нее кончилось терпение. Я определенно понимаю.

— Конечно, я помнила об ее дне рождения! За кого ты меня принимаешь?! – рыкнула она, делая шаг вперед и заставляя пегаса отступить. – У меня на сегодня было все спланировано! Я готовилась к тому, чтобы ее день рождения стал экстраординарным! Я собиралась взять ее в Понифордские Архивы и…

— А, та библиотека в Троттингеме. Ага, она была реально взволнована этим, — возразила Дэш. – Странно, что вы ничего не сказали, когда ее пришел забирать Шайнинг!

— Я не могла! Ее хотела видеть семья, и она сама ясно выразила желание отправиться туда, — ответила Рарити, находя сложным сдерживать темперамент. – Мне что, нужно было отнять ее право на выбор? Выбор, который она сделала из-за чудовищного недопонимания, в котором я, признаю, сыграла роль, но тем не менее, уверяю, у меня были все намерения быть сегодня с ней! А если ты продолжишь свои безмерно дерзкие обвинения, я лично препровожу тебя в подземелья! Я понятно выразилась?

— Оу, оу, остыньте, Ваше Высочество! Я ничего такого не имел ввиду, — оборонительно подняла копыто Дэш.

— Нет, я не «остыну»! Я была без нее почти неделю, и я едва могу вынести то, как не ее не хватает, и я хочу увидеть ее прямо сейчас! – заявила она, неосознанно повышая голос, пока другие три кобылки не замерли в оглушенной тишине.

— В любом случае, — продолжила она, топнув, чтобы согнать румянец со щек. – Я ухожу, а вы можете либо последовать за мной, либо остаться тут! Пойдем, Флаттершай!

— Погодите, погодите, принцесса Рарити! – позвала Рейнбоу Дэш, взлетая, чтобы ее остановить. – Смотрите, я дико виновата! Я пойду с вами, но вы не можете просто вот взять и уйти! Вы когда-нибудь вообще тайно из замка выходили? На самом-то деле?

— Хорошо, раз уж ты так хорошо разбираешься в этом деле, то как нам это сделать? – спросила Рарити, сев и скрестив ноги на груди. – Давай, можешь не сдерживаться!

Рейнбоу приземлилась перед ней и потерла копыто о копыто.

— Ну, хорошо! Твайлайт и я отметили на карте каждый тайный проход в замке давным-давно, и мы можем использовать тот, что в Западном Зале. Гвардейцы там – мои друзья, потому я смогу убедить их выйти на достаточное время, чтобы проход открыть и проскользнуть внутрь. А еще нам понадобится… — она сощурила глаза, посмотрев на принцессу. – А еще вам придется избавиться от дорогих шмоток. Снимите корону. И вам точно понадобится один из плащей, которые носит ночная гвардия.

— Что?! – Рарити была поражена. – Да ты совсем с ума сошла?! Я не надену этот… мешок-переросток! Они не только некрасивые – когда я последний подошла к одному… от его запаха я закашлялась!

Даже от мысли об этом у нее по всему телу шерсть встала дыбом! Она определённо предложит их все уничтожить, особенно потому, что они не были изначально коричневыми. И она явно не хотел знать, что же их сделало коричневыми.

— Но вам придется что-то надеть, принцесса! Вы же принцесса! Если вы выйдете в город не скрываясь, то об этом сразу узнают все пони, и мы и полпути не пройдем прежде, чем ваши гвардейцы уведут вас обратно!

— Но… — простонала Рарити.

— Принцесса, вы хотите увидеть Твайлайт или нет? — закатила глаза Рейнбоу.

Она, конечно, хотела. Но…

— Очень хорошо, — сдалась она, поднявшись и тяжело вздохнув. – Если так надо то, думаю, у меня нет иного выбора, кроме как… «слиться» с простыми пони.

— И теперь что? – с раздражением спросила Эпплджек.

— Но я отказываюсь надевать форму ночной гвардии! В моем платяном шкафу должно быть что-нибудь… Нет, не в моем шкафу. Я, конечно, никогда бы не надела ничего, даже отдаленно страшного. Но… — она нахмурилась и поднесла копыто ко рту. — У Твайлайт есть тот плащ, который она надевает, когда заходит в мои покои по ночам.

— Отлично! Это, думаю, сработает! – взлетела в воздух Дэш.

— Ой, но подожди! – вмешалась Флаттершай. – Рарити, твой ужин… разве гвардейцы не узнают, что тебя нет, когда зайдут за тобой? И они до сих пор думаю, что я и Эпплджек с тобой?

— Я… — прикусила губу Рарити.

Это, конечно, была проблема. Не для Эпплджек и Флаттершай, которые могли просто выйти, но для нее самой… Если… Она припомнила, что несколько месяцев назад ей было дозволено не посещать ужин, так как она ужасно заболела.

— Рейнбоу Дэш, — посмотрела она на наемницу. – А ты не знаешь прохода в Восточную Башню? Думаю, будет полезным заглянуть ненадолго к Свити Белль.

Читать дальше

...