Автор рисунка: BonesWolbach
Часть 1

Часть 2

— И это у вас называется «одеться простым пони»?

Стоя в пустом Западном Крыле Рарити предпочла проигнорировать комментарий пегаса. Лично она не находила ничего плохого в прекрасном шелковом плаще Твайлайт – который Рарити ей подарила после последней поездки в Седловскую Аравию. На чудесной ткани были от копыта белым вышиты некоторые созвездия, а по каемке плаща нашиты маленькие сапфиры.

Твайлайт, как бы это неблагодарно ни было, его совсем не надевала, назвав его слишком объемным и мешающим ей «действовать быстро». Ха! Рарити знала, что это лишь оправдание, и что Твайлайт совсем не заботится о своей внешности. Неважно, рано или поздно она пробьется сквозь ее прекрасный, но толстый череп.

— Он совершенно приемлем.

— Ладно, пусть, потом разберемся, — вздохнула Рейнбоу Дэш, а потом посмотрела за Рарити и помахала кому-то копытом. – Эй, давайте быстрее! Винг Фри вернется в любую минуту!

Рарити оглянулась и обрадовалась, увидев Эпплджек и Флаттершай. По настоянию Эпплджек, Флаттершай тоже была одета в плащ – всем было известно, что принцесса и графиня часто ходят вместе.

— Ты готова, дорогая? – спросила Рарити, когда их группа воссоединилась, и улыбнулась, когда Флаттершай кивнула.

— О, да. Ее подарок у меня в сумке.

У Рарити подарок тоже был в седельной сумке. Это, конечно, был не тот подарок, который она задумала изначально, но с собой она взяла и письмо с запросом в Понифордские Архивы. Ее Твайлайт была кобылой фактов и свидетельств, и какое же свидетельство истинных намерений Рарити могло быть лучше, чем письмо, отмеченное на почте почти неделей до их ссоры?

И! Чтобы доказать, насколько она великолепна – после того, как непонимание разрешится – Рарити откроет, что она может с легкостью организовать еще один визит в Архивы в ближайшие недели.

— Великолепно! И Свити Белль уже в моих покоях, потому все должно пройти гладко, — сказала Рарити.

Флаттершай и Эпплджек ясно донесли до гвардейцев, что Рарити себя чувствует просто ужасно, и потому ее ни под какими предлогами нельзя беспокоить. Кроме того, Свити Белль проинструктировали прятаться под одеялами и время от времени покашливать, чтобы не вызывать подозрений. Голос младшей сестры ни капли не был похож на ее, но не всем же планам быть идеальными.

Рейнбоу Дэш зашла за пустой комплект доспехов и после того, как примерно минуту понажимала на разные участки стены, ее участок сдвинулся и показался тайный проход. Однажды, подумалось Рарити, надо будет попросить Твайлайт показать ей все эти ходы.

Четыре кобылки вошли в темный тоннель, и как только он закрылся, их путь освещали лишь два канделябра и один рог. Путь был долгий, гораздо более долгий, чем ожидала Рарити, и когда они вышли в закуток в восточной части замка, уже почти была ночь.

Рарити и Флаттершай натянули капюшоны своих плащей и последовали за Эпплджек и Рейнбоу из замка и в город через вход для обслуживающего персонала. На самом деле, Рарити была очень взволнована происходящим. Она редко выбиралась из замка в призамковый город, и видела его лишь из окна кареты, когда ей по какой-то причине приходилось замок покидать.

Как сказала Эпплджек, восточная часть города была торговым районом. Если королевская семья ела лишь то, что выращивали исключительно для них, то жителям замкового города приходилось покупать продукты на рынке, куда фермеры со своими товарами приезжали каждое утро к шести часам.

— Не едала ничего вкуснее, — уверила Эпплджек, ведя их через продуктовый рынок. – Все тут не хуже деликатесов из замка.

Хоть Рарити не особо привлекала конкретно еда, ее заинтересовали… ну, в общем, пони. Несмотря на поздний час, рынок был активен, и происходящее было очень далеко от всех представлений, которые она имела о простых пони.

Пока они шли, Рарити видела, как они смеются над дневными событиями, торгуются и нахваливают свои товары – в общем, живут своими жизнями и довольны этим.

Всю ее жизнь принцессе представлялось, что простые пони – это несчастные нищие души, которым требуются наставления умудренных дворян, и все же… все же она со стыдом признала, как быстро она поверила этому заблуждению. Худшее было в том, что она хотела обсудить это с Твайлайт, но…

— О, смотрите! – прошептала Флаттершай, когда они вышли на небольшую площадь, и кобылки остановились.

Три кобылки-жеребенка шествовали по площади в драных платьях, и было ясно, что они старались имитировать дворян, с которыми Рарити сталкивалась в своей повседневной жизни. Но сильнее ее заставило улыбнуться то, что их лидер носила значительно менее дорогую, но все же милую копию ее короны.

— О, принцесса Рарити! – восхищенно пропела одна кобылка. – Вы прекраснейшая принцесса в мире!

Настоящая Рарити засияла от удовольствия не меньше, чем поддельная.

— Пфт, они маленько преувеличивают, — прошептала Рейнбоу Дэш, и шутливо улыбнулась, когда Рарити кинула на нее негодующий взгляд.

Выказав свое неудовольствие, Рарити обернулась к своему милому двойнику, и, к своему ужасу, увидела трех жеребчиков в капюшонах и с деревянными мечами, пугающих несчастных кобылок.

— Принцесса Рарити! – прокричал один из них, видимо, ужасающий лидер. – Мы, наконец, нашли вас!

Маленькая принцесса отступила назад и преувеличенно испугалась.

— О, нет! Что вы хотите от меня?! Я слишком мила, чтобы умереть! – провозгласила она, и, честно говоря, Рарити восхищалась ей все больше и больше. Какая великолепная актриса.

— Отдавай нам свою корону! – потребовал один жеребчик, обнажая меч. – И вы все пойдете с нами!

— Или будет хуже! – добавил третий, сделав шаг к напуганным кобылкам. Но тут в игру вступила четвертая, встав между кобылками и жеребчиками.

— Я не позволю вам навредить принцесса Рарити! – провозгласила она. Ее самодельная броня расползалась от каждого движения. – У меня есть мой меч и моя ма… ой, погодите. – Она замолчала на секунду, быстро поправила искусственный рог на голове, вынула меч, направив его на жеребчиков. – У меня есть мой меч и моя магия!

— Флаттершай! Флаттершай, смотри, смотри! – восхитившись ахнула Рарити, и указывая копытом. – Это же Твайлайт! Посмотри на нее! О, богини, она такая милая!

— Твайлайт, прошу будь осторожна! – провозгласила маленькая принцесса. И это, похоже, воодушевило маленькую телохранительницу, которая кивнула и встала в защитную стойку получше.

Рарити была полностью зачарована представлением, восхищенная его потрясающей точностью. Она с едва сдерживаемым восхищением наблюдала, как маленькая кобылка сражалась с жеребчиками, и когда «Твайлайт» аккуратно ткнула одного из них кончиком меча, три разбойника упали на мостовую, побежденные!

— О, Твайлайт! – провозгласила маленькая принцесса, спеша обнять свою маленькую телохранительницу. – Мне было так страшно! Я не хотела, чтобы они меня увели!

Кобылка немедленно бросила меч и обняла ее в ответ.

— Я не позволю им навредить вам! Я же непоедима! – заявила она. – То есть, непобедима!

Просто смотря, как обнимаются маленькие кобылки, Рарити заскучала по Твайлайт еще сильнее. Она тоже хотела обнять Твайлайт!

— В следующий раз я хочу быть Твайлайт! – сказал один жеребчик, вставая с мостовой и подбирая меч.

— Ты не можешь быть Твайлайт, глупый! Она же кобыла, — хихикнула «Твайлайт».

— Да, я могу! Да, Твайлайт кобыла, но она круче всех, и я круче всех! – ответил он.

И тут Рарити с удивлением стала наблюдать, как жеребята стали спорить, кто будет Твайлайт, когда они будут играть в следующий раз. Как и на рынке, принцесса была поражена. Жеребята не стремились быть дворянами, как она ожидала, они хотели быть… солдатом.

И не просто солдатом, а Твайлайт, в чем Рарити вряд ли могла их упрекать! Она из первых копыт знала, насколько единорожка была выдающейся, и чем больше жеребята спорили об этом, тем более принцесса гордилась своей телохранительницей.

Но, к великой ее печали, им пришлось идти, если они не хотели пропустить день рождения Твайлайт.

— Это было мило, — сказала Флаттершай, демонстрируя прекрасный вкус к спектаклям.

— А я весьма удивлена тем, что они знают от Твайлайт, — заметила Рарити, когда они выходили из торгового района в жилой. Ей было необычно, что кто-то кроме нее и ее близких друзей признает существование Твайлайт.

— Может, вы не знаете, Ваше Высочество, — засмеялась Эпплджек. – Но Твай, вроде как, знаменита в этих местах. Нет ни одного жеребёнка, кто не знал бы о ней.

— Что? Правда? Она мне об этом никогда не говорила! – моргнула Рарити.

— И не скажет. Для нее это не важно, — ответила Эпплджек. – Но она очень важна для народа тут. Пони, вроде нас, охраняет жизнь будущей королевы? И предотвратившая уже три нападения, но не хвастающая об этом? Если вы, большие шишки, ее и не замечаете, для нас, простых, это не так.

Рарити замолчала – ее мнение о подданных снова изменилось. Это был правда. Дворяне в замке едва признавали Твайлайт, будто она была статуей или чем-то, что можно игнорировать. Сколько их обращались с нижестоящими пони подобным ужасным образом? И все же, для местных пони Твайлайт была героем, на которого надо смотреть и равняться.

Это согрело сердце Рарити, и она устыдилась тому, что никогда не выходила в город, чтобы побыть со своими подданными. Она была среди них меньше часа, но они уже нравились ей больше, чем надутые аристократы из замка.

Кроме того, неважно, что Твайлайт была для них невидима. Рарити была готова осыпать ее всем вниманием, которые Твайлайт не получала от тех огуречных сэндвичей.

Наконец, они дошли до другой части квартала, посвященной уже продаже всяких ремесленных продуктов. Броня, мечи и щиты для солдат, всякие поделки для обстановки и украшения домов, различные инструменты для фермеров и кузнецов, умеренной стоимости одежда ручной работы на все случаи жизни.

Рарити поняла, что желала бы осмотреться еще. Конечно, эти одежды не шли ни в какое сравнение с гардеробом королевской семьи, но в них было некоторое очарование. Может, она сможет что-то купить в подарок для Твайлайт! Флаттершай дарит ей книгу, Эпплджек…

А что дарит Эпплджек? И Рейнбоу Дэш, к слову? Они, конечно, не собирались приходить на праздник без подарка!

— Эпплджек, Рейнбоу Дэш, — сказала она, остановившись. – Где ваши подарки?

— Эээ… – почесала затылок Эпплджек.

— Подарок? Какой подарок? – фыркнула Рейнбоу. – Присматривать за тобой – сам по себе подарок!

— Вы хотите сказать, что у вас нет подарков для нее?! Вы что, в амбаре выросли? – потрясенно спросила Рарити. – Вам не говорили, что ужасно грубо — быть приглашенными на день рождения и не принести подарка?

— Технически говоря, принцесса, нас и вовсе не приглашали на вечеринку, — указала Рейнбоу.

Рарити схватилась за лоб. Ну и компания у нее! Неудивительно, что отец иногда задумывался об этом. Она влезла в седельную сумку и вынула две золотые монеты.

— Вот! Возьмите и купите Твайлайт в подарок что-то милое!

Эпплджек и Рейнбоу смотрели на монеты широко открытыми глазами.

— Принцесса, да я на эту монету весь ларек куплю! – заявила Эпплджек, смотря на принцессу, будто та сошла с ума. – Да что ларек – все это место!

— О, ух, принцесса, — сказала Дэш, смотря на принцессу горящими глазами. – Знаете ли, мой день рождения еще только через три месяца, но если вы хотите купить мне подарок заранее, то я совершенно не буду против!

Рарити закатила глаза.

— Я посмотрю на прилавки тут, а вы сходите купите что-нибудь Твайлайт в подарок, — она обернулась к Флаттершай и нахмурилась. — Пожалуйста, убедись в том, что они купят то, что понравится Твайлайт, а не Рейнбоу Дэш. А я пока побуду тут и осмотрю прилавки.

— Не знаю, принцесса, — нахмурилась Эпплджек. – Оставить вас одну не кажется хорошей идеей. И Твайлайт будет краснее яблок, если узнает.

— Эпплджек, дорогая, я буду в полном порядке! – фыркнула и обвела копытом местность Рарити. – Посмотри, сколько вокруг пони! Твайлайт всегда говорила, что самое безопасное место там, где много свидетелей. И это место – именно такое.

— Хорошо… — нахмурилась Рейнбоу. – Хорошо. Но не двигайтесь отсюда, ладно? А если что – кричите так, будто вам сказали, что у вас грива растрепалась.

— Да, да, — закатила глаза Рарити. – Я обещаю вопить так, что, возможно, Твайлайт появится.

Богини, она надеялась призвать Твайлайт.

— Хорошо, — сдалась Эпплджек, и ушла с Рейнбоу и Флаттершай. – Мы быстро.

Рарити поправила капюшон плаща, как можно лучше прикрывая лицо, и подошла к ближайшему прилавку. Он привлёк ее внимание тем, что по бокам от него стояли молельные статуи.

Справа стояла статуя богини Селестии. На ее губах была мягкая улыбка. Селестия, часто ассоциирующаяся с управлением, властью, теплом и силой, считалась божеством, двигающим солнце. Она была любимой богиней Твайлайт, и она часто говорила о том, как хочет отправится на Каэлум, самый высокий пик Эквестрии, и посетить расположенный на его вершине храм.

По другую сторону стояла статуя богини Луны. Ее стоическое выражение напоминало Рарити о Твайлайт. Младшая сестра ассоциировалась с влиянием, балансом, чудесами и магией. Она была любимой богиней Рарити, которая любила ночь и усыпанное звездами небо. Сама она никогда не была на Каэлуме, но часто бывала в маленьком храме в замке – и практически поселилась там в ту ужасную неделю, когда Твайлайт была ранена во время попытки убийства.

Помимо молельных статуй, прилавок ломился от реликвий, фигурок и предметов, связанных с богинями. Может, Твайлайт понравится что-то из этого? Небольшой подвески с символом Селестии будет достаточно – это будет не только оберег, он добавит немного очарования внешности единорожки.

— Чем я могу вам помочь, мисс? – спросила продавщица, потирая копыта. Затем нагнулась за прилавок и вынула большую книгу в кожаной обложке. – Есть жеребята? Иллюстрации в этой книге им очень нравятся!

— Э, пока нет, — покраснев, быстро ответила она. Честно говоря, она пока не была в них заинтересована – да и не могло быть у нее жеребят от ее любовного интереса. В общем, это вопрос еще очень долгого времени.

Тем не менее, книги Твайлайт любила, потому Рарити взяла и осмотрела предложенный том.

Листая страницы, Рарити поняла, почему книга так нравится жеребятам. На каждой странице были от копыта нарисованные прекрасные иллюстрации, изображающие богинь и историю Эквестрии.

Книга Пророчеств, так она называется, — объяснила продавщица. – Говорят, что давным-давно земная пони-художница добралась до храма на Каэлусе и попросила аудиенции у богинь. Спустившись вниз недели спустя, она на недели заперлась дома и проиллюстрировала пророчества.

— Я не очень верю в пророчества, — фыркнула Рарити.

— Но я верю! И смотрите, добрая незнакомка, — сказала продавщица, и магией начала листать страницы, остановившись на странице, изображающей двух закутанных кобыл посреди снежной бури. – Она называется Усталые путники на Каэлусе. Посмотрите на кобылу слева. Из-под плаща виднеется броня и эфес меча. А другая! Эти одежды – не такие, какие носят горожане зимой, добрая незнакомка. Это королевские одежды, должна сказать! А выбившийся из-под одежды хвост! Прекрасный пурпурный, как у нашей дорогой старшей принцессы!

Рарити посмотрела на нее, приподняв бровь.

— Вы думаете это… принцесса Рарити? – она громко фыркнула, едва не забыв о необходимости скрывать внешность. – Это же абсурд! Зачем, во имя Эквестрии, ей подниматься на Каэлус? Она же не безумна! И как, вообще, Твайлайт Спаркл позволит ей подобное? Или король и королева, к слову?

Продавщица улыбнулась.

— Не скажу за короля или королеву, но Твайлайт Спаркл мы можем спросить уже сейчас! – она подняла копыто и помахала кому-то за спиной Рарити. – Твайлайт! С днем рождения! У меня для тебя есть подарок!

Твайлайт?!

Рарити застыла на месте, потеряв дыхание. Через секунду рядом с ней появилась ярко-розовая пони, в которой Рарити узнала придворного шута.

— Эй, Инки! – поприветствовала ее Пинки. – Почему ты не идешь на вечеринку к Твайлайт?! Я сделала самый лучший торт в Эквестрии!

— О, я и не думала ее пропустить, но сначала мне надо тут закончить! – ответила Инки. – Да и какой смысл идти, если там еще нет виновницы торжества?

— Мы задержались, — произнес чудесный, но ужасающе знакомый голос, и Рарити отпустила капюшон еще ниже, отворачиваясь от кобылы, стоящей рядом с Пинки. – Шайнинг Армор не хотел, чтобы я была там, пока они готовятся к… — тут она прервалась и втянула воздух. – Узнаю эти духи.

Пинки тут же тоже стала нюхать.

— О! О, я тоже! Пахнет, прямо как покои принцессы Рарити, — тут она посмотрела на единорожку в капюшоне, как-то очень заинтересовавшуюся товарами. – О, так это ты, незнакомка! Ты пахнешь суперприятно!

— Я рассказывала доброй незнакомке о Книге Пророчеств! — сказала Инки, взяв книгу и передавая ее Твайлайт, все еще открытую на странице с двумя путешественницами. – Смотри! Они выглядят прямо как ты и кронпринцесса! Не думаешь вскоре отправиться на Каэлус?

Твайлайт засмеялась. Рарити отметила бы, что это очень чудесный смех, если бы не была перепугана до остановки сердца.

— Да не глупи. С чего бы ей вообще желать отправиться в храм богинь? Она бы гарантированно туда поехала лишь в том случае, если бы ей сказали, что в храме открыто лучшее спа в Эквестрии.

Рарити глубоко вздохнула. Будь выше этого. Она всего лишь так же расстроена, как ты.

— Ну, это можно будет обсудить на твоей вечеринке, — засмеялась Инки, закрывая и убирая книгу.

— А ты? – спросила Пинки, пытаясь разглядеть лицо Рарити под капюшоном. – Придёшь на празднование дня рождения Твай-Твай? Приглашены все, даже незнакомцы в жутких капюшонах!

— Это не капюшон, Пинки, — ответила Твайлайт и Рарити буквально почувствовала взгляд единорожки на себе. – Это шелковый плащ, вышивка которого изображает ряд созвездий небесного экватора, вроде Единорога, Близнецов и Орла. Это, на самом деле, очень дорогой плащ, сделанный в южной части столицы Седловской Аравии. – Она замолчала на секунду и продолжила тоном, на который переходила, когда ловила Рарити на розыгрышах. – Это не то, что носил бы обычный городской пони.

— Прошу прощения, — произнесла Рарити, стараясь сделать голос как можно ниже. – Меня ждут дела. С днем рождения.

Сказав это, она развернулась и, стараясь держать голову ниже, невозмутимо пошла дальше. Пока она будет идти медленно и спокойно, Твайлайт ничего не заподозрит. Конечно же, другие пони города посещали Седловскую Аравию! Твайлайт вполне может подумать, что это совсем другой дворянин! Герцог Фэнси появлялся в городе множество раз!

Рарити сделал десять шагов прежде, чем позволила себе расслабиться. Теперь ей надо найти остальных и…

— Подождите! – окликнула ее Твайлайт. – Я бы хотела с вами поговорить!

Рарити считала себя очень выдающейся пони. Она была начитана, получила лучшее образование в королевстве, а ее телохранительница была ходячей энциклопедией. Потому она практически постоянно демонстрировала свой выдающийся интеллект.

За исключением, к сожалению, этого раза.

Иногда, но не часто, принцесса делала выборы, которые не были удачными. Честно говоря, это была вина Твайлайт. Любовь заставляет пони делать глупости, а увлеченность Рарити своей телохранительницей затуманила ее обычно выдающийся ум.

Если бы Твайлайт не замутила своим мерзким великолепием мышление Рарити, та бы просто обернулась к своей телохранительнице и справилась с любыми последствиями. Вместо этого при звуке ее голоса принцесса сделала самую глупую вещь, которую можно совершить в присутствии подозревающего чего-то телохранителя.

Она побежала со всех ног.

Рарити услышала голос Твайлайт и помчалась в лабиринт пони и лотков. Теперь пути назад больше не было – если раньше Твайлайт была просто сердита, то теперь будет в ярости. Рарити обогнула одного, двух, трех пони, свернула налево, но, когда обернулась – ужаснулась от того, что Твайлайт все еще гонится за ней.

Определенно не помогало и то, что плащ был слишком громоздок для правильного убегания, и принцессе через силу пришлось признать, что Твайлайт всегда была права! Ну, конечно, она была – ее телохранительница идеальна практически во всем – но в тот момент, когда Рарити очередной раз едва не споткнулась из-за проклятого-но-прекрасного плаща, она возненавидела то, что Твайлайт всегда дискордовски права!

Она свернула направо и нырнула в толпу пони, к счастью, оторвавшись от Твайлайт. Кроме того, как знала Рарити, пока был шанс случайно попасть в кого-нибудь еще, Твайлайт никогда не осмелится использовать магию. Когда принцесса вырвалась из толпы покупателей, то побежала к другому ряду лотков и увидела вдали Рейнбоу Дэш.

— Я СКАЗАЛА СТОЙ! – прокричала вдали Твайлайт, прорывающаяся сквозь толпу.

Рарити пискнула и побежала к Рейнбоу. Если Твайлайт увидит пегаса, то это будет так же плохо, как если бы она поймала ее саму. Рейнбоу не замечала Рарити до тех пор, пока та не подбежала к ней. Пегас отложила рассматриваемый предмет.

— Принцесса? Что происхо…

— Твайлайт за мной гонится! – взвизгнула принцесса и побежала дальше, и уже на бегу услышала яростную ругань, после которой пегас сорвалась в другую сторону.

Оглянувшись, Рарити поняла, что таки оторвалась. Ей подумалось, что Твайлайт стоит повысить жалование, так как она из первых копыт увидела, насколько абсурдно хороша единорожка в своей работе.

— Стоп!

Рарити посмотрела вперед и с ужасом обнаружила поджидающую ее в конце ряда Пинки. Как-то обойти или сбежать от нее было невозможно, да и уставать принцесса начала, потому она неохотно остановилась перед шутом.

Это был конец.

Пинки нахмурилась, когда сделала шаг в сторону принцессы, а та отступила назад.

— Принцесса Рарити? – прошептала она, украдкой оглядываясь на торговцев и прохожих. Когда взгляд Пинки вернулся к принцессе, ее уши прижались, а грива стала как-то площе. – Вы… Вы же на самом деле не забыли о дне рождения Твайлайт?

Рарити без слов покачала головой.

— Я так и знала! – провозгласила Пинки. Ее уши снова встали торчком, а грива обрела прежнюю пышность. Она запрыгала на месте с улыбкой на лице. – Я знала! Видите ли, Твайлайт посчитала что вы забыли и была из-за этого суперпечальной, но, принцесса, я знала, что она ваша самая суперлюбимая пони, потому вы бы никогда не забыли об ее дне рождения! Я знаю – это все потому, что вы, глупышки, не можете толком поговорить друг с другом!

Она отпрыгнула назад и закивала головой.

— Вы ведь хотите сделать сюрприз, да?! И потому вы так одеты! О, я бы тоже хотела ее удивить, но я не могу, потому что она знает, что я здесь, и я не знаю, как заставить ее распомнить меня, но…

— Пинки!

От голоса Твайлайт Рарити застыла, а ее широко распахнутые глаза умоляли шута не выдавать ее.

— О, погоди, Твайлайт! – нахмурившись, крикнула Пинки. – Не подходи ближе! Ты перепугала несчастную Плащевичку, когда гналась за ней! Ей показалось, ты приняла ее за плохую пони!

— Н-но она убегала! – запротестовала Твайлайт. – И ее плащ – точь-в-точь, как…

— Это не причина за кем-то гоняться, глупышка! — ответила Пинки. Затем она нахмурилась и пристально посмотрела на принцессу. – Глянем…

Она медленно наклонялась до тех пор, пока ее нес почти не коснулся носа Рарити.

— Хммм… Не-а! – сказала она, отпрыгнув назад и широко улыбаясь. – Вы не принцесса Рарити! Я бы узнала ее где угодно, и вы точно не она!

Без лишних слов Пинки пробежала мимо принцессы.

— Пойдем, Твай-Твай! Ты же опоздаешь на свою вечеринку! Кто знает, может тебя там уже принцесса ждет!

— Ага. Как будто она ради меня забудет о своем спа. Может, так и лучше будет, — пробормотала Твайлайт достаточно громко, чтобы Рарити ее услышала и ее сердце остановилось. – Прошу прощения за беспокойство, мэм.

После этого Рарити услышала, как две кобылки уходят, и прошло не меньше полуминуты прежде, чем она позволила себе расслабиться, сесть и выдохнуть. Замечание Твайлайт болью отдавалось в ее сердце, и она со стоном прикрыла лицо копытами.

Твайлайт действительно думает, что она ее так мало заботит?

Через минуту она встала, выдохнула и пошла к месту встречи. Они, наверное, ее уже ждут, и последнее, чего она хотела – расстроить их, и чтобы их имена пополнили список пони, сразу после Твайлайт, которые, похоже, не хотели иметь с ней больше ничего общего.

***

Дом Твайлайт был скромнее, чем, как казалось Рарити, будет у высокопоставленной военной семьи. Он был двухэтажным, и темно-синий фасад был украшен изображениями звезд и созвездий везде, где было место. Из окон в форме звезд лился свет, а наверху находился купол – для наблюдения за звездами, как поняла Рарити.

Хоть она и не такой дом представляла у Твайлайт-телохранительницы, но Твайлайт-пони он подходил полностью.

Изнутри раздавались голоса и музыка – празднование уже было в самом разгаре. Похоже, что Эпплджек была права, и Твайлайт любили в ее… изначальной среде. И хоть принцесса Рарити провела последние несколько часов вне своего привычного окружения, неудобно ей не было. Наоборот, она была очарована этим новым – пусть и не дворянским – миром, и хотела узнать о нем больше.

Но сейчас…

Сейчас она уже не могла сказать, что чувствует себя удобно. Не то, чтобы она не могла влиться – на была весьма общительна, независимо от ситуации – но какой смысл вливаться и развлекаться, если ее присутствие будет нежеланным для ее возлюб… телохранительницы?

— Что-то не так, Рарити? – спросила Флаттершай, выводя принцессу из раздумий.

— Ага, пойдем! Я тут вся голодная, а там торт от Пинки Пай! – сказала Рейнбоу, проходя мимо принцессы к входной двери.

— Погоди-ка минутку, Дэш, — сказала Эпплджек и повернулась к несчастной принцессе. – Что случилось, сахарок?

— Я не могу туда пойти! – простонала Рарити.

— Что? Почему? – отступила от двери Дэш.

— Ты не слышала, как я говорила, чего она сказала? – ответила Рарити, беспомощно жестикулируя. – Она не хочет, чтобы я там была! Если войду, то я ей, наверное, все испорчу! Она считает, что я о ней не думаю, и, честно говоря, зачем мне там быть, если я стану центром ее внимания таким ужасным образом?

— Выше Высочество, я уверена, Твайлайт может думать не только о вас, — нахмурилась Эпплджек.

— Но уже поздно! – простонала Рарити, смотря на горизонт. – Нам нужно вернуться в замок, Твайлайт будет счастлива без меня, и…

— Нет! – крикнула Рейнбоу, прыгнув к принцессе и встав перед ней с раскрытыми крыльями. – Пресвятая Селестия, принцесса Рарити? Что вы там говорите про возвращение? Я… Мы не для того весь этот путь прошли, чтобы с порога отправляться обратно! Давайте!

— Но я… — отступила Рарити, слишком подавленная, чтобы огрызнуться.

— Вы принцесса Рарити! Вы практически легендарны в вопросе получения того, что вам хочется! Вы, наверное, сможете уговорить короля Белля построить башню, чтобы в ваших покоях после полудня тень была!

— Это уже совсем нелепо! – покраснела Рарити.

— Нет, это не так! И вы не отступаете! Вы кто – слезливая кобыла или будущая правительница Эквестрии? – спросила Рейнбоу Дэш, делая шаг к принцессе. – У вас на нее были свои дурацкие планы! И вы уйдете, позволив ей думать, что вам не важно?! Так?!

— Конечно, нет! – заявила Рарити, возмущенная, но и воодушевлённая словами пегаса. Она – Рарити Белль Эквестрийская! Аристократы всей страны съезжались, чтобы увидеть ее! Она будущая королева Эквестрии, и не позволит чтобы все кончилось подобным образом! – Я войду туда и все ей объясню!

Не позволив себе думать больше, Рарити твердо прошла к двери, распахнула ее и шагнула внутрь.

ТВАЙЛАЙТ! – провозгласила она. – Я НЕ ЗАБЫЛА О ТВОЕМ ДНЕ РОЖДЕНИЯ!

В отличие от ее любовных романов, после такого появления музыка сразу не остановилась. Она продолжила играть достаточно громко, и ее заявление было приглушено настолько, что ее услышало лишь с полдюжины пони, которые повернулись к одетой в модный плащ неизвестной. Принцесса потеряла бы всю свою уверенность, если бы Твайлайт ее не услышала.

Но она услышала.

Твайлайт, со стаканом у губ, смотрела на Рарити через всю комнату глазами, величиной с блюдца. Она уже успела переодеться в праздничную одежду, и в этот чудесный момент Рарити позабыла о своей цели и лишь любовалась ею в тот невероятно редкий момент, когда телохранительница была в платье и с макияжем.

Как она была изящна, когда ставила стакан на стол. Она смотрела, как и должна была, на Рарити, и на ее лице появилось радостное удивление… ну, вообще это было не столько радостное удивление, сколько простое удивление, но ее губы прошептали имя принцессы, и Рарити знала, что внутри себя ее невозмутимая Твайлайт радуется.

А потом выражение лица изменилось.

Твайлайт нахмурилась, ее зубы сжались и Рарити впервые полностью поняла, что значит видеть пламя в глазах пони. Как только она сделала шаг вперед, как Рарити немедленно отступила и захлопнула дверь. Ее сердце громко колотилось о грудь.

Твайлайт Спаркл сейчас будет ее убивать.

— Итак! – сказала она, отходя от двери и глядя на трех обескураженных кобылок. – Все прошло хорошо, я думаю.

— Это… так? – нахмурилась Флаттершай

Прежде, чем она смогла ответить, дверь за ее спиной скрипнула, открываясь. Ее подруги побледнели от открывшегося им зрелища, и Рарити не нужно было спрашивать, кто там стоит.

— Девочки, я бы хотела, чтобы вы знали, что я очень благодарна за то, что вы сегодня для меня сделали. Я знаю, что просила у вас многого, но вы великолепно справились, и сейчас я могу лишь просить принести цветы на мои похороны, которые состо…

— Принцесса Рарити.

Выразительная речь Рарити прервалась испуганным писком. О, богини, ей конец. Смерть от копыт самой сногсшибательной убийцы в Эквестрии. Но, все же, бывали и хуже способы покинуть этот ужасный мир, и Рарити была счастлива, что все сложилось именно так. Она глубоко вздохнула, нацепила улыбку победительницы и обернулась к своей судьбе.

Было бы неверным сказать, что Твайлайт Спаркл была в ярости. На ее лице не было никакого выражения – ни сжатых зубов, ни нахмуренных бровей… Это было то отсутствие всякого выражения, которое говорило Рарити, что ярость – это очень мягкое слово для описания того, что сейчас, возможно, чувствует Твайлайт.

Твайлайт посмотрела на трех окаменевших кобыл прежде, чем снова обернуться к кронпринцессе.

— Где ваши телохранители? – спросила она. О, и неужели температура упала до отрицательных величин? Было очень похоже на то.

— В замке, — спокойно ответила принцесса, собравшись и понимая, что еще может стоять гордо и прямо.

— А что они делают там?

Рарити кашлянула и провела копытом по гриве.

— Присматривают за Свити Белль, если хочешь знать.

— А почему они присматривают за принцессой Свити Белль, а не за вами? – спросила Твайлайт и Рарити про себя взмолилась о возможности убежать.

— Потому что, — ответила она, изучая копытокюр. – Она в моих покоях, притворяется мной. Она неплохая актриса, как жеребята, которых мы встретили на площади недалеко от рынка.

— Вот уж уверена, — ответила Твайлайт, отступив в сторону и освобождая проход в дом. А потом улыбнулась Флаттершай и Эпплджек. – Почему бы вам не войти? Все гости очень хорошие, а угощение от Пинки просто великолепно.

Флаттершай встревоженно посмотрела на принцессу прежде, чем кивнуть, и прошла внутрь. Эпплджек сделала то же самое, лишь задержавшись, чтобы чего-то шепнуть Твайлайт.

Но Рейнбоу Дэш не сдвинулась с места.

— Погоди, ты разве не собираешься съесть меня заживо? – спросила она удивленно.

— Вторым блюдом пойдешь, после принцессы, — улыбнулась Твайлайт.

— О, — Рейнбоу глубоко вздохнула и пошла к входу. Там немного остановилась и повернулась к принцессе. – Я принесу цветы на ваши похороны, Ваше Высочество.

— Спасибо, мисс Дэш, — улыбнулась Рарити. — Похоже, что цветы и вам понесут.

Рейнбоу ухмыльнулась, зашла, наконец, в дом и закрыла дверь.

Рарити отступила, и ее улыбка поблекла. Стояла напряженная тишина, так как Твайлайт, похоже, пыталась сообразить, что она хочет сказать принцессе. Рарити, в свою очередь, ни о чем не сожалела. Да, побег был не лучшим решением, но с ней было два отличных телохранителя, да и по пути не случилось ничего опасного.

— Итак? Давай, выкладывай все, Твайлайт, — сказала принцесса, глядя на единорожку. Чем быстрее телохранительница остынет, тем раньше Рарити сможет ей объяснить, насколько она была не права.

— Я пытаюсь подобрать слово, которое адекватно описывает уровень глупости вашего поступка, Ваше Высочество, но мне очень сложно, — спокойно ответила Твайлайт.

— Но посмотри, Твайлайт! – моргнула Рарити. — Ничего же не произошло! Я в полном порядке. Со мной были Эпплджек и Рейнбоу Дэш, и, честно говоря, они очень хорошие охранники!

— О, а если бы их сегодня не было? – сделал шаг к ней Твайлайт. – Что, если бы леди Флаттершай была сегодня где-то еще?! А если бы я не попросила Рейнбоу Дэш вас охранять?! Что, Ваше Высочество?! Вы хоть понимаете, что со мной бы стало?!

— Ах, расслабься, — закатила глаза Рарити. — Если бы что и произошло, то нипони не винил бы тебя.

Твайлайт отступила с широко раскрытыми глазами.

— Что? Вы думаете… — она потрясла головой, лишившись дара речи. – Рарити, я… Не в том дело, Рарити! Я не об этом беспокоюсь! Но сколько попыток покушений я предотвратила за последние годы?! Ты хоть представляешь, как мне легко тебя потерять?! Тебе повезло, что в городе тебя любят, но даже так…

Она отступила, прикрыв лицо копытами.

— Потерять меня? – прошептала Рарити с колотящимся в груди сердцем.

Она всегда знала – или, по крайней мере, подозревала – что ее влюбленность в Твайлайт взаимна, но услышать это прямо так…

— Зачем ты вообще это сделала? – спросила Твайлайт, вероятно слишком злая, чтобы осознать свое признание. – Мне не важно, что ты забыла про мой день рожде…

— Нет, тебе важно! – заявила Рарити, делая шаг вперед. – Нет, тебе важно. И даже если это не так, важно мне! Твайлайт, ты моя лучшая подруга, и я поверить не могу, что ты действительно считаешь, что я предпочту тебя дню в спа! И, к слову… — она вытащила письмо из Понифордских Архивов из седельной сумки и передала его телохранительнице. – Вот! Посмотри на дату! За целую неделю до нашей глупой размолвки!

Все еще нахмурившаяся Твайлайт взяла письмо и начал читать.

— Я, принцесса Рарити Белль Первая, буду посещать город Троттингем… намерена посетить Священные Архивы… буду сопровождаться своей личной телохранительницей Твайлайт Спаркл… хотела бы сделать… — гнев Твайлайт уходил, сменяясь краской стыда. – Официальный запрос, чтобы мисс Спаркл получила разрешение на чтение любой книги, какую она пожелает… посещение Архивов – ее давняя мечта… С уважением, принцесса Рарити Белль.

— Видишь?! Я готовилась за недели, и решила, что будет неплохо притвориться незнающей, чтобы сделать тебе сюрприз, но все пошло прахом! И да, Твайлайт, ты можешь сердиться за то, что я сделала, но я не потерплю, чтобы ты думала, что я могу забыть что-то настолько важное, как твой день рождения, потому что ты значишь для меня… — тут Рарити прервалась, покраснела от смущения и сделала жест копытом. – Потому что я бы так не поступила, хорошо?!

Твайлайт молчала и изучала мостовую.

— Я пытаюсь вспомнить слово, описывающее, как все глупо получилось, но мне очень сложно.

— Богини, а с тобой это стало частенько происходить. Может, мне стоило подарить тебе на день рождения толковый словарь? – предположила она и не смогла удержаться от смеха, увидев, как на лице Твайлайт появилась улыбка.

— Тебе надо вернуться в замок, принцесса, — сказала Твайлайт. – Я попрошу Рейнбоу Дэш сопроводить тебя.

— Но… я хочу быть с тобой, — жалобно простонала Рарити. И если бы не страх быть увиденной, она не сдержалась бы, чтобы сделать несколько шагов и поласкаться о возлюбленную. Вместо этого принцесса вздохнула, ее уши прижались, и она не отрывала взгляд от мостовой. – Извини, Твайлайт. Я не хотела портить тебе день.

— Но кто сказал, что день испорчен?

Рарити обернулась и с удивлением увидела одного из немногих аристократов, чье присутствие ей нравилось.

— Лорд Фэнси? – спросила она. – Но что вы тут делаете? Я думала, вы должны быть на ужине отца…

Она знала, что герцог ценит Твайлайт, но не думала, что он придет или вообще будет знать об ее дне рождения. Если только Твайлайт пригласила его, а не Рарити, из-за чего можно перестать винить себя.

— Для начала, я бы хотел поздравить чудесную кобылку с днем рождения, — сделал он шаг вперед и поклонился.

— О! Э, я… С-спасибо, мой лорд, — кланяясь герцогу в ответ.

— Теперь вы, принцесса, — прокашлялся он и обернулся к очень неудобно чувствующей себя Рарити. – На самом деле, я был на ужине вашего отца! Флёр и я были очень расстроены тем, вы заболели, и когда лорд Уиннерби настоял на том, чтобы вас осмотрел врач, то вы и представить не можете панику, которая поднялась, когда в вашей постели вместо вас обнаружилась спящая принцесса Свити Белль.

Ах.

— Неплохая актриса, — улыбнулась Твайлайт.

— Она вам очень верна, должен сказать, — продолжил герцог. – Бедная кобылка была так напугана тем, что вас накажут, что твердо отказалась выдавать ваше местонахождение. К счастью, Флёр весьма хорошо умеет общаться с детьми, и как только я узнал о дне рождения нашей дорогой Твайлайт… вот я тут! Чтобы проинформировать вас, что ваши родители запрещают вам посещение разного рода светских приемов до бала-маскарада.

До бала-маскарада? – в ужасе ахнула Рарити. – Но!.. Лорд Фэнси, до него же два месяца! Вся моя светская жизнь пойдет прахом! Твайлайт! Твайлайт, сделай что-нибудь! Скажи ему!

— На самом деле, — Твайлайт была непроницаема. – Учитывая то, что вы сбежали из дома, ничего никому не сказав, кроме младшей сестры, солгали своим телохранителям и сбежали от своего личного телохранителя ранее сегодня, то, думаю, вам еще повезло, Ваше Высочество.

Рарити никогда в жизни не была так обижена.

Что? Ты!.. Предательница! – отпрыгнула она от вероломной кобылы, указывая на нее обвиняюще копытом. – Это все твоя вина! Я сделала это ради тебя и таков твой ответ?! Чтобы ты знала, на самом деле я вообще не хотела идти на твой день рождения!

— Конечно, не хотели, Ваше Высочество, — улыбнулась Твайлайт.

О, она думала, что она так мила с этой свой милой улыбкой, но соль была в том, что Рарити было на нее уже нап…

— Ах, об этом! У меня есть для вас послание от короля, Твайлайт, — заговорил лорд Фэнси, растеряв всю свою шутливость.

— О-о? – спросила Твайлайт, мигом теряя свою милую улыбку, что очень порадовало преданную принцессу.

— Конечно. И он, и королева были очень удивлены, что им не сообщили о вашем дне рождения, и после всего, что вы сделали для защиты их дочерей, они хотят пригласить вас и ваших гостей на празднование вашего дня рождения в замке завтра вечером!

— Что?! – ахнула Твайлайт. – Но!.. Я!.. Действительно? Но я не могу принять!..

— Не говорите ерунды, — отмахнулся Фэнси. – Они настаивают – как, честно говоря, Флёр и я. Фактически, они попросили извиниться за них, что не могут устроить празднование сегодня, но их поздно предупредили и они хотели бы правильно подготовиться.

Челюсть Твайлайт отвисла, а щеки залил румянец. Было ясно, что она не ожидала такого признания от родителей Рарити. И несмотря на ее предыдущее предательство, Рарити была рада таким новостям.

— О, я думаю это великолепная идея, — сказала она. – Таким образом, я могу сделать тебе подарок и…

— Моя дорогая девочка, — вмешался Фэнси, чуть смягчившись. – Мне очень не хочется это говорить, но, похоже, ваше наказание включает и празднование дня рождения Твайлайт.

— Ч-что?! Но!.. Но… — сердце принцессы остановилось.

— Но я думаю, разве тут… Не могут ли они… Это на самом деле нечестно – сделала шаг к герцогу Твайлайт.

— Поверьте, мои дорогие, я пытался убедить их, но они непреклонны, — вздохнул Фэнси. – Я действительно сожалею, Ваше Высочество.

***

Празднование дня рождения Твайлайт Спаркл запомнят надолго.

Оно началось всего час назад, но уже было одним из лучших событий года. Лучшие музыканты будут играть всю ночь, был приглашен каждый аристократ, который мог прийти, и в первый раз за долгое время ворота замка были открыты, чтобы горожане могли поучаствовать в праздновании. Это действительно будет праздник, который запомнится на всю жизнь.

А принцесса Рарити его пропустит.

Из своих покоев наверху башни – тюрьмы, фактически – старшая из принцесс Эквестрии смотрела на десятки пони, веселящихся в саду. Как они могут веселиться на празднике Твайлайт, если единственно значимой пони запретили приходить? Она хотела, чтобы они все были в печали, но…

Но это не было бы хорошо по отношению к Твайлайт, и, несмотря ни на что, Рарити хотела, чтобы праздник ее любимой был великолепным. Она хотела, чтобы Твайлайт чувствовала себя любимой и восхваляемой за то, какая она чудесная, отважная и героическая.

Кинув последний взгляд на окно, Рарити потопала к кровати и шлепнулась на нее. Как родители могли сотворить с ней такое? Она, конечно, понимала – нет, на самом деле – но могла принять запрет на участие в других светских приемах. Но день рождения Твайлайт? Это совершенно нечестно! Даже жестоко!

Это было жестоко, и это ее печалило. Она хотела быть с Твайлайт, видеть ее счастье, видеть ее улыбку, петь глупые песенки и…

Ух…

Три постукивания в дверь.

И да, это тоже придумали ее родители. Гвардейцы приходили каждый час и проверяли, не сбежала ли она опять.

— Уходите! – крикнула Рарити, левитируя подушку и швыряя ее в дверь. – Я никуда не ушла, если вы за этим!

К все большему ее раздражению, дверная ручка повернулась, и в ответ она повернулась к ней спиной и зарылась лицом в подушку.

— Я сказала, что хочу быть одна! – рыкнула она, подумав, что стоит спуститься к отцу и накричать на него за то, что нанимает гвардейцев, совершенно не уважающих чужое личное пространство.

— Ты всегда так говоришь, — послышался голос Твайлайт. — А потом сердишься на меня за то, что я остаюсь за порогом.

Рарити оторвалась от подушки, улучив момент, чтобы полюбоваться своей телохранительницей. Она уже второй день подряд видела ее нарядной и без безвкусной брони, за что, нехотя, была благодарна родителям.

— Почему ты здесь? Ты должна быть внизу, наслаждаться праздником, — указала она. – Хоть я и с трудом могу представить, как кто-то может веселиться без меня, ты можешь хотя бы попытаться. Ко мне раньше заходила Флаттершай и передала список аристократов…

— Честно говоря, — нахмурилась Твайлайт. – Я уверена, что девяносто процентов дворян там внизу даже не знают, кто я такая, или их это волнует.

Рарити нахмурилась и снова закопалась в подушку.

— Брошу их всех в подземелье, как только займу трон, — пробубнила она, и смех Твайлайт почти выдавил из нее улыбку.

— А что вы собираетесь делать с последующей революцией, Ваше Высочество?

— Не знаю, — снова посмотрела на Твайлайт Рарити. – Я тебе поручу с этим разбираться.

— Правильно. В любом случае, вам стоит начать готовиться, Ваше Высочество, — улыбнувшись, сказала Твайлайт, закрывая открытое окно. – У вас еще есть время, чтобы «модно опоздать».

— Что ты имеешь ввиду? – села смущенная Рарити. – Мне нельзя спускаться. И ты это знаешь.

Твайлайт вернулась к принцессе и села на пол рядом с ней.

— Я знаю, но, когда король Белль спросил меня, что я хочу в подарок, я ответила, что хоть он уже сделал достаточно, я была бы очень благодарна, если бы одной принцессе позволили побывать на празднике.

Рарити не знала, что сказать в первую очередь. Она не знала, как правильно описать бабочек в ее животе, или радость в ее груди, и она определенно не знала, как подавить восхищенную улыбку, появляющуюся у нее на губах.

Вместо этого, в уединении своих покоев, она могла позволить себе то, что ей хочется. Она вытянула передние ноги – и как же было приятно, когда Твайлайт склонилась в ее объятия. Обе они вздохнули от удовольствия.

— Я пытаюсь вспомнить слово, описывающее, как я счастлива, что ты вернулась, но мне очень сложно, — сказала Рарити.

— Может, нам обоим нужен словарь, — ответила, смеясь, Твайлайт. – Но я тоже рада, что ты здесь.

Тут Рарити закрыла глаза и отдалась ласкам.

— С днем рождения, Твайлайт.

...