Автор рисунка: aJVL
День IX: Фокусы в рукаве День XI: Возвращение домой

День X: Дубль два

Утро. Очередное утро, которое ничем особенным не выделялось от последних утр... Утер... Неважно. Но самое странное и одновременно прекрасное заключалось в том, что такая обыденность меня устраивала на примерно сто двенадцать процентов. Спокойный, не раздражающий свет в окно и тёплый храпящий комок под боком. И пусть свет искусственный, а Фи не так часто меня посещает, как хотелось бы, но это не мешало получать удовольствие от происходящего. Ах да, ещё я был похищен и находился в засекреченном подземном городе, ну да чего в жизни не случается. За всей этой милотой я даже не обратил внимание на то, что Фи всё ещё дрыхла, когда я уже более-менее проснулся.

Со злорадными мыслями «первого» я просидел недолго. Что Фи, что Ц'Карра проснулись буквально через десять минут после меня. После привычного утреннего обмена любезностями и простенького завтрака в нашу халупу заглянул Ронгсайд, о котором почти весь вчерашний день не было ни слуху, ни духу.

—Так, ребята, всем привет и я сразу перейду к делу. Сегодня снова идём на дело. Суть та же, роли те же. Фактически, нам нужно лишь собрать больше информации, как и в тот раз.

—Отлично, я с удовольствием, — пискнула Ц'Карра, а мы с Фи её поддержали кивками.

—Чудно, в общем, в то же время, в том же месте. Возможно, будут какие-то небольшие изменения в плане, а то уж больно суетливо себя вели Хант с Хейло, но я точно не в курсе.

—Ясненько. Перекусишь с нами?

—Увы, нет. Я спешу, нужно ещё нескольких оповестить, а затем приниматься за дело. Надеюсь, вы за сутки отдыха не отвыкли от нашей работы?

—Вряд ли. Я лично уже хочу побыстрее заняться делом, — с энтузиазмом произнёс я.

—Хороший настрой. Мне бы такой.

—Что-то не так?

—Да нет, всё нормально, просто я вроде занимаюсь чем-то полезным и путным, а мне всё равно скучно.

Так он и ушёл, не попрощавшись.

В попытках найти способ занять «окно» перед заветными шестью часами Фи внезапно гаркнула:

—Гонка! Пойдёмте все на гонку!

—Что ты имеешь в виду? — недоумённо спросил я.

—Вчера я видела объявления, что устраиваются гонки среди... Да среди всех в общем-то.

—Ну, а почему бы и нет? А участие свободное? Ты будешь участвовать?

—Свободное, но я не буду участвовать.

—Почему?

—Потому что мне кажется, что там могут выцеливать кандитатов на роли стражей и Хранителей. А мне неохота идти в стан пегасов с лезвиями на крыльях.

—Мудро, мудро. Но сходить всё же стоит.

—А когда? — внезапно встряла Ц'Карра. Так внезапно, что я даже немного напугался.

—В одиннадцать.

Нужное нам время мы выждали и дружно попёрлись на гонки. Мы собирались зайти за Дивинити, но она будто нарочно попалась по пути и тут же присоединилась к нашей компании.

Как и в большинстве здешних зданий и мероприятий, вход был свободный. Оглядели, оружия не нашли и спокойно впустили внутрь. Здание оказалось... отсутствующим. Внутри были просто облепленные сторожевыми точками опоры и в общем-то всё. Пол был отделан так, чтобы напоминать естественно утоптанную тропу. Хотя, почему это не могло быть на самом деле так...

Посетителей на соревновании было не так много. Навскидку где-то сорок или сорок пять персон. Выбор мест также был свободный и нам досталась цельная лавка как раз на четверых. Быстро расспросив ближайших пони, я выяснил, что гонка начнётся через пятнадцать минут. Все попытки о чём-нибудь поболтать останавливались шумом от других зрителей.

Минут за пять до начала участники начали выстраиваться возле стартовой линии. Первыми были бегуны, среди которых подавляющее большинство было земными пони, но меж них затесались два единорога и один пегас. Последнему активно выносили претензии, опасаясь, что он может сжульничать, на что он предложил связать ему крылья. Требовательные организаторы тут же успокоились — связать пегасу крылья считалось нарушением моральных норм и очень гнусным поступком. Я же начал анализировать саму трассу и она оказалась странноватой, «восьмёркой». Видимо, определённая сложность заключалась ещё и в том, чтобы не врезаться в пробегающих по перекрёстку, правильно рассчитать время и траекторию.

Главный организатор с помощью микрофона предупредил всех о начале гонок. Зрители насторожились, а участники заняли стартовые позиции. Прозвучал характерный гудок и спортсмены резко рванули с линии. На первом же изгибе восьмёрки в лидеры выбился пегас. Что ни говори, а даже не в воздухе пегасы всегда оставались самыми ловкими, вот и крылатый бегун идеально вписался в поворот, почти не потеряв в скорости и ничуть не распахнув крылья. Единороги тем временем сильно сдали. Если один из них и так бежал почти в конце, то второй с третьей позиции ушёл на восьмую, сильно потеряв в скорости для прохождения поворота. На второй прямой вперёд резко вырвался один из земных пони, явно профессиональный бегун. В итоге, пока остальные ещё только достигли перекрёстка, он уже входил в следующий поворот. На нём пегас снова показал себя лучше всех, выйдя на вторую позицию и уступая лишь тому гонщику, который уже почти пересёк прямую.

Единороги полностью сдали и теперь занимали последние девятую и десятую позиции. Один из них нервно оглянулся на единорога-организатора. Судя по всему, последний тщательно следил за тем, чтобы другие единороги в соревновании не применяли заклинаний. Второй же уже принял свою участь и бежал спокойно, даже слегка сбавил скорость. Лидер гонки тем временем уже заходил на новый поворот. Пегас же демонстрировал собой отличное доказательство того, что одним достоинством можно прийти к победе — одним только быстрым прохождением поворотов он уже закрепился на второй позиции. Лидер же тем временем дошёл до той стадии, на которой ему пришлось выбирать между шустрым прорывом через бегущий поток оппонентов и необходимостью притормозить. На первой стычке на перекрёстке он избрал второй вариант, что позволило пегасу очень значительно сократить разрыв, ведь ловкому крылану не составило проблем просто оббежать отставших единорогов.

Дальнейшая гонка по сути была соревнованием земного пони-лидера и ловкача-пегаса. Остальные участники просто стали для них препятствием на некоторых кругах. Лидер быстро осознал, что, тормозя на перекрёстке, он даёт сильную фору своему пернатому оппоненту, а потому перестал церемониться и паровозом пролетал перед другими бегунами, заставляя уже их тормозить. Тем не менее, получалось это у него не всегда. Иногда он в попытках обойти бегунов сильно дрифтовал, что также замедляло его. В итоге пегас бежал уже всего в одном корпусе от лидера. Но как выяснилось буквально через пару секунд, этот круг был последний. Я, признаться честно, болел за крылатого бегуна, но с небольшим отрывом всё же победил земнопони. На финише, как только оба погасили инерцию после бега, соперники начали по-дружески обниматься и смеяться. Среди оставшихся участников отличился лишь один земнопони, который всю гонку держал четвёртую позицию, но на финише дал такого ускорения, что ушёл на третью позицию, обогнав оппонента почти на три корпуса. Оставшиеся участники добежали в том порядке, в котором и шли почти всю гонку.

Среди участников начались какие-то разговоры, услышать которые с наших мест было затруднительно. Постепенно всех участников куда-то отвели, а к линии вывели следующую партию бегунов. Хотя, нет, не бегунов. Это были пегасы, среди которых затесались даже пара грифонов. И это вызвало у меня определённые вопросы. Казалось бы, только что пегас демонстративно доказал, что может быть бегуном не хуже земных пони, но в грифонов я всё же не верю. Ни один грифон никогда не был столь же ловок и быстр, как пегас. Грифоны больше весят и больше в размерах. В гонке они могли бы победить лишь в том случае, если им разрешат бортовать и таранить других участников — агрессивный норов грифонов располагает к такому поведению. Перед началом всем участникам на крылья установили тонкие прочные защитные ленты на грани пернатых конечностей. Пока суть да дело, я решил поинтересоваться у Фи:

—А ты смогла бы состязаться с грифоном, Фи?

—В бою? Вряд ли. Они сильные и выносливые. Я задерживала парочку бунтарей, но это были в основном недовольные нашим обществом хохлатые старпёры, которых солидно так разнесло в баре с пары рюмок крепкого питья. Но как-то попался зрелый негодяй. Кровь горячая, но мозги у него явно понимали, что кромсать патрульного при исполнении крайне глупо, а потому бил он кулаками. Вырубил меня с трёх ударов, последний пришёлся в челюсть, коллеги только спустя несколько часов его поймали.

—Сколько подробностей... А в гонке?

—В гонке с пегасами могут соревноваться только молодые, но уже сформировавшиеся грифоны. Более старые и массивные всухую проигрывают нам по скорости и манёвренности. Поэтому они в основном предпочитают сражаться, а не убегать. Гляжу я на этих грифонов и не думаю, что они смогут вырваться хоть немного вперёд.

Я собирался послушать ещё, но организатор уже активно стал успокаивать возбуждённых участников и готовить их к началу гонок. Участники сели на небольшую жёрдочку, которая, судя по механизму под ней, после начала гонок складывалась, чтобы не мешать. Но потом на ту же жердь сел крайне неожиданный участник. Это был ярко-зелёный дракон, украшенный золотым полосами. Насколько я разбирался в драконах, ему было примерно пять-шесть десятков лет. К нему подлетел пегас и накинул на плечи какую-то тряпку. На долю секунду я увидел, к чему всё это было — полосы у дракона на плечах под определённым углом очень сильно блестели. Какой свет они при этом отражали — не понятно, но про такой феномен я читал. Тряпка плотно прикрыла светящиеся части юного (по их меркам) ящера и он, размяв плечи и крылья, приготовился к гонке. Итого в соревновании участвовало семеро пегасов, двое грифонов и один чешуйчатый красавец.

Судя по форме трассы, она подразумевала один прямой участок, в центре которого было два висящих близко друг к другу сталактита. После поворота начиналась вторая прямая, на которой сталактиты росли рядком. Судя по небольшим красным лентам, их надо было обходить слаломом.

—Ну что, Фи, а с драконом смогла бы сорвеноваться?»

—Без понятия, опыта у меня никакого не было. И буду честна, не хотелось бы его получить. Драконы слывут агрессией и жестокостью.

Пегасы-помощники закончили подготавливать трассу, убирая с неё все ненужные детали и поправляя ориентиры. Организатор отдал приказ подготовиться и через десяток секунд дал команду стартовать. Пегасы рванули словно молнии. У меня даже сложилось ощущение, что они по привычке сложились в клин. Дракон дал спокойный старт, отстав от пегасов всего на пару корпусов. На грифонов было жалко смотреть — они нелепо порхали своими крыльями для ускорения, но с самого начала отстали на несколько корпусов. Пегасы тем временем вежливо, не толкаясь прошли через «ущелье» из сталактитов. Дракон вслед за ними также не испытал никаких трудностей, изящно пройдя меж препятствий «на ноже». В слаломном проёме между пегасами и драконом я заметил сильное различие. Пегасы пытались пройти весь слалом плавно, пролетая максимально близко к сталактитам. Дракон же на каждом сталактите тормозил, после чего мощным рывком проходил к следующему. Грифоны пытались повторять трюки пегасов, но ничего путного у них не получалось и они всё сильнее отставали от остальных.

Как я понял по странным рисочкам возле организатора, кругов было всего пять. На третьем круге дракон начал демонстрировать технику, которая буквально за пару секунд вывела его в лидеры — крылатый зверюга стал отталкиваться от попадающихся препятствий, впиваясь в них когтями и мощным взмахом устремляясь вперёд на огромной скорости. Уже первым таким рывком крылан догнал последнего пегаса. На слаломе он сотворил страшную вещь — ускорением от каждого камня не только обогнал всех пегасов, но и оторвался от них на пару корпусов. С того же третьего круга грифоны начали активно набирать обороты. Впрочем, сильно им это не помогало — разрыв хоть и сократился, но до остальных участников им было ещё несколько десятков корпусов.

Дракон не успокаивался. Наверное, желал занять максимально доминирующую позицию, а потому продолжал применять свой подход с рывками. Насколько я знал драконов, он просто не мог устать за эти круги, а потому победа была у него в кармане... Ну, в лапах. К концу четвёртого круга ящер уже нагонял грифонов. Пегасы тем временем уже здорово разволновались, судя по тому, как часто они оглядывались, чтобы проследить за его движениями и тому, как усердно они пытались набрать обороты. Пятый круг новых откровений не принёс — шустрый дракон с впечатляющим отрывом финишировал первым, пегасы группкой пересекли заветную линию, а грифоны с разочарованными мордами просто допорхали до конца.

Тем часом потихоньку наступал момент, когда нам уже было пора сваливать по делам. Следующим состязанием была очередная гонка на земле, но на этот раз среди участников были только земные пони, на что лично мне было бы смотреть не особо интересно.

Очень медленным шагом, с перерывом на поесть в небольшой кафешке, мы всё же добрались до убежища Сопротивления. Даже с учётом перерыва мы пришли рановато, чуть ли не на полчаса. Из знакомых лиц здесь были Хейло с Ронгсайдом, которые были чем-то заняты, поэтому просто кивнули в знак приветствия, Хант с Фолленом, которые общались друг с другом о том, куда и как раскидать пони в грядущем деле, а в углу затесался Фар Фроу, который явно не был чем-то занят. Завидев нас, он не сдержал улыбки и подозвал к себе.

—Солар, Фьюри, рад видеть знакомые лица.

—Привет, Фар, как дела?

—В предвкушении. Хотя вроде говорили, что всё будет так же, как и в прошлый раз, но я всё равно жду не дождусь новой попытки, — в глазах земнопони было видно непреодолимое рвение, так что я не сомневался в его словах. — А у вас как?

—Мне, если честно, тоже охота приступить к делу, — неожиданно встряла Фи, перебив даже желающую уже высказаться Ц'Карру. — Шис, конечно, та ещё заноза в заднице, но работка мне понравилась.

—Меня лично больше волнует, чем будет заниматься наша группа, — высказался я.

—А разве не тем же самым, как остальные группы? — спросила меня Дивинити.

—Вряд ли. Группа в городе будет всё так же прикрывать наши шкуры, группа пегасов продолжит засорять потолок взрывоопасным мусором, а мы же в прошлый раз сделали в общем-то всё, так что для нас явно захотят придумать что-нибудь ещё, особенное.

Остальные задумались, в особенности Фар, которому предстояло заниматься тем же самым, что и мне. Потихоньку зал-подвал начал заполняться прибывающим народом и уже совсем скоро общаться стало не очень удобно, поэтому вновь было принято негласное решение молча ждать. В прошлый раз, помнится, Хейло отослал не всех имеющихся у него пони и мне казалось, что так будет и в этот раз. Авось кто-нибудь из нашей банды, если не все, на дело не пойдут. Тем временем Хейло вышел вперёд и обратился ко всем присутствующим:

—Что ж, все здесь более-менее в курсе дела, так что не буду долго тут разглагольствовать, просто подойдите к спискам, найдите там себя и готовьтесь. Если вас там нет, то я придумал нечто иное. Скорее всего, просто дополнительные тренировки, а может что-нибудь ещё.

В общем-то, либо мы приглянулись нашим лидерам групп, либо просто так свезло, но меня, Фи и Ц'Карру снова взяли, а Дивинити с заметным облегчением снова осталась в запасе на некие тренировки по тихому полёту.

На место мы прибыли примерно так же, как и в прошлый раз, без особых проблем. В моей группе было девять пони и, увы, Фара среди них не было, так что поболтать мне было не с кем. Впрочем, примерно вспомнив бывший состав группы, я узнал всего парочку пони из нынешнего состава. Вместе с этим я заметил ещё одну странность — у Ханта в этот раз не было мешка с устройствами. Он заметил недоумевающие взгляды и решил всё объяснить:

—Итак, я вижу ваши морды с любопытствующими взглядами, так что перейду к объяснениям. Сегодня из всех вас были выбраны девять пони для специального теста. Если вы внимательно оглядите ближнего своего, то заметите, что от каждой расы по три представителя.

Наша группа начала мотать головами и проверять подлинность данной информации, быстро убеждаясь в её правильности. Хант продолжил:

—Итак, согласно нашему чудо-информатору у нас есть три способа, которые в теории могут таки раздолбать нашего защищённого друга. И говорю сразу — все три метода несколько деструктивны для вас.

—Насколько? — спокойным голосом спросил я.

—Говоришь так умиротворённо, будто тебе плевать, — с какой-то странной досадой в голосе сказал Хант

—Узнаю, чем мне придётся пожертвовать, тогда и начну беспокоиться.

—Ну ладно. В общем, в ходе этих деяний вам придётся пролить свою кровь.

На этих словах настало молчание, которое Хант, впрочем, быстро решил разбавить новой порцией информации.

—Итак, у нас есть три не самых приятных для вас метода разломать щит Бастиона. Путь первый — кровь. По одному представителю каждой расы порежут себе ногу и надоят крови на вот такой стаканчик, — Хант показал небольшую тару. — Как наберёте, нужно будет этой кровью окропить щит. После этого я жмахну по крови мощным колдунством из вот этого устройства. Да, один наш единорог таки сведущ в магии крови. Проблема одна — во всём нашем Сопротивлении не оказалось ни одного целителя, так что залечить ваши ноги не получится, возьмёте вот эти повязки и плотно зажмёте — должно помочь. Потом можно поругаться, что мы такие жадные и называть меня нехорошими словами за спиной.

Хант умел общаться с другими пони. Насторожив отряд, он легко его успокоил дружеским весельем в конце своей речи. В итоге несколько зашуганных потерей крови ребят в нашем отряде сейчас потешно хихикали и улыбались.

—Метод номеро секундо — плоть. Тут немножко опаснее. От вас надо будет отрезать кусок. Небольшой, но всё же кусок. Это заклинание является имитацией смерти. Берётся кусок вашего мясца, факт смерти генерируется во что-нибудь мощное и шлёпает по щиту, а мы все сидим и надеемся, что кое-кто не просто так лишился частички себя.

—А для третьего метода надо будет голову отрезать? — спросил какой-то пегас.

—Метод третий — самый опасный.

—Магия душ? — уточнил я.

—Эм, да... Это чудное устройство откусит кусок вашей души и трансформирует его в разрушающую силу, которой мы попробуем разломать это треклятый щит.

—А если части не хватит? — уточнил я ещё раз.

—...Об этом я думать не хочу, Солар...

Все остальные начали нервно переглядываться.

—Что ж, кто согласен на жертву крови?

Мы разделились на тройки по расам, чтобы каждый решил, на какую жертву он пойдёт.

—Ну что, кто готов на жертву души? — спросил мой коллега, в глазах которого читалась непоколебимая решимость.

—Я готов на жертву души, — без какого-либо сомнения ответил я.

—Смело, одобряю. Кто готов на жертву плоти?

Третий наш коллега замешкался и первый член Сопротивления сразу всё понял.

—Ясно, значит ты пойдёшь на жертву крови, я на жертву плоти, а наш нечаянно попавший за Горизонт друг пожертвует душой. Всех устраивает?

Мы дружно друг другу кивнули и принялись ждать выбора других троек. Никого из них я лично не знал, так что мне было в общем-то безразлично.

—Как смотрю, все готовы. Итак, согласно заметкам в книге Ронгсайда и прошлому тесту щит Бастиона по разному влияет на разные расы. Кстати, если вы думаете, почему с нами нет грифонов, то согласно тем же заметкам они нам не нужны. В общем, доноры, выйдите вперёд. Вот вам стаканчики, заполнить хотя бы больше половины. Вот повязки для восстановления.

Страдальцы почти одновременно порезали себе ноги в месте, которое показывал Хант. Набрав нужное количество крови, они тут же прижали повязку к ране и отошли, чтобы не мешать.

Хант взял стаканчик с кровью земного пони и выплеснул на купол Бастиона. Подождав, пока она растечётся, он жахнул по ней из устройства. Кровь за секунду сменила цвет на ярко-жёлтый и с громким хлопком испарилась, а по куполу пошла сильная рябь, намного сильнее, чем от простых заклинаний. Толку, впрочем, было не слишком много. Хант записал в свой планшет несколько строчек текста, который я не смог разобрать, после чего принялся повторять данный приём. Я лично не увидел никакой разницы.

—Что ж, могу с уверенностью сказать, что кровь единорога оказалась мощнее, но результат и ныне там. Простите, ребят, что лишил вас крови.

Поделившиеся дружно сделали жест вроде «да ладно, бывает» и отошли в сторону, а к Ханту подошли готовые расстаться с кусочком своей плоти. Они аккуратно отрезали себе по кусочку мяса. Поначалу каждый пытался строить из себя героя и мачо, стараясь не показывать боль, но быстро они осознали, что с криком приходит некоторое облегчение, когда режешь себе ногу. И вот, 3 кусочка плоти лежали на специальных дощечках, а бедняги прижимали целебные повязки к осквернённым местам. Хант взял чей-то кусочек и кинул его на щит. Липкий от крови, он тут же прилип к куполу. Заряд из устройства создал несколько световых отростков из куска плоти, которые тут же начали атаковать щит. И я вновь не увидел результата — опять волны по куполу, лёгкое, едва различимое дрожание и на том всё. И так же было с другими кусками. Я лично снова не разглядел никакой разницы.

—Выводы печальные. Первым делом, никакого эффекта. Щит толком не пострадал. Вторым делом, в этот раз не было разницы в том, чья плоть была использована. Простите, ребят, за лишения.

Из всей тройки лишь единорог злобно посмотрел на Ханта, остальные спокойно отреагировали и ушли. Первым пони, решившимся на лишение души, оказался пегас. Он несколько раз размял шею, ноги и крылья, после чего подошёл близко к куполу и уверенно кивнул Ханту. Тот взял устройство и пустил луч в жертву, после чего медленно перевёл на щит. Из пегаса тянулось что-то бледное и пугающее, чему я не мог дать достаточную словесную оценку. Бедняга сдерживался недолго, уже через несколько секунд он сдался и принялся оглашать всю округу воплем настоящей боли, изо всех сил пытаясь сдержаться. К Ханту подошла Шис, но не решилась его перебить в такой момент. Через примерно пятнадцать секунд пытка кончилась. Пегас упал без сил, но крайне интенсивное дыхание давало понять, что он жив.

—Можешь подозвать парочку своих? Пусть оттащат его, — печальным голосом попросил Хант у Шис.

—Хорошо, но ты уверен? Он очень громко кричал. Нас вполне могли услышать. Вполне возможно, уже скоро к нам прибежит кто-нибудь из третьей группы и скажет, что к нам идут стражи или Хранители, — явно нервничая ответила Шис, попутно взмахом копыта подзывая к себе пару членов своей группы.

—Боюсь, выбора у нас нет. Купол очень сильно пострадал, но проблема в том, что его нужно разломать за один удар, так что сейчас он снова цел.

—Я готов, — поторопил их единорог, готовый расстаться с кусочком души.

Хант собирался его прервать и продолжить говорить с Шис, но вспомнил свои же слова и принялся использовать захват. Единорог также пытался сдерживать вопль боли, но не сумел. От боли он преклонил колено. Но что-то явно было не так. Пятнадцать секунд уже давно прошли, а эффект всё ещё действовал. На лице Ханта постепенно проявлялись ужас и паника. Что-то явно шло не по плану, Хант даже выбросил устройство, но оно продолжало перетягивать душу единорога на купол. Бедняга терял силы и скоро уже без сопротивления лежал на земле, пока его душа атаковала щит Бастиона. Шис в ужасе убежала прочь, все остальные с тем же ужасом стояли и ждали... чего-то. И что-то случилось. Как только из единорога перестала вытягиваться призрачная бледная тень, купол с громким звуком взорвался. Сознание я сохранял не более секунды — взрывная волна выбросила всех нас куда подальше и я отключился, шмякнувшись о какой-то камень.

Утро.

Стоп, какое к чёрту утро? «Вчера» закончилось взрывом, который невежливо вмазал меня в эту импровизированную подушку, жаль, что каменную. Через некоторое время мозг наконец дал мне понять, что происходит — вот уже несколько секунд Фи пыталась привести меня в чувство, со средней силой шлёпая копытами по морде. Зрение вернулось быстро, ещё через пару секунд я стал различать своё имя.

—Эгх... Привет... Долго я пролежал?

—Фух... Нет, Солар, недолго. Совсем недолго, минут пять.

Фи помогла мне подняться. Головная боль довольно быстро прошла и уже не доставляла дискомфорта. Оглядевшись, я увидел не самую обычную картину — вокруг бегали члены Сопротивления, большинство было вооружено копьями. Чуть поодаль я заметил Фоллена с тележкой тех самый копий. Видимо, он предположил подобный исход, за что ему, наверное, большое спасибо. А может эта мысль пришла в голову Хейло. Собственно, в округе были видны не только моя и вторая группа, но и кучка членов третьей, а также множество пони, оставшихся в резерве. Перед лицом внезапно объявился не пойми откуда взявшийся Хант.

—Солар, очнулся? Тогда в бой! — он всучил мне копьё и накопытник с раскладной дубинкой, мастерству которой я учился ранее. Впрочем, обучение было кратким и каких-либо результатов я в общем-то не достиг. Копьё было мне не особо привычно, но я всё же взял его стандартным подкопытным хватом.

—Хант, что происходит?

Он уже собирался резко побежать куда-то, но решил всё же посвятить меня в суть дела.

—Купол Бастиона полностью поглотил душу того парня. Он мёртв, иссушен, погорюем потом. Купол разрушен, Филгуд и Скулл оглушены и нас есть шанс их убить. Возражения не принимаются, они должны быть мертвы.

Хант говорил быстро и уверенно. Я быстро переварил всю полученную информацию и решился. Если на пути к моей нормальной жизни стояла необходимость убить кого-либо, я был готов. Возможно, будь у меня больше времени, я бы рассудил всё с рациональной точки зрения, но его у меня не было. Я собрался с силами и пошёл за ним.

—Солар! — крикнула Фи, да таким голосом, что я сразу представил её всю в слезах.

—Да?

—Я… В общем...

—Фи, что-то случилось?

—Солар, я... А, к чёрту всё! — выпалила она и, пока я ещё не успел как-либо среагировать, впилась в мои губы страстным, но нежным поцелуем. Таким, в который вложены все чувства без остатка, но достаточно аккуратный, чтобы не показаться грубой. Описать все свои эмоции в данный момент было очень тяжело. Фи нежно завершила поцелуй, прижалась своим лбом к моему и с улыбкой добавила — Кажется, я тебя люблю.

—Фи, это не любовь, это...

—Заткнись, Солар, это она...

Я собирался было оспорить, но поймал взгляд Фи и понял, что оспаривать смысла не было.

—Солар! — крикнул Хант. — Я всё понимаю... Хотя... Нет, я ни черта не понимаю, но нам пора!

Я молча улыбнулся Фи и кивнул Ханту, до сих пор не находя слов происходящему. Шис же подозвала Фи к себе, так что всем было чем заняться.

Пробежав вперёд, я увидел очередную жуткую картину. В центре сидели ошеломлённые Бастионцы, а вокруг них кольцом держались стражи и Хранители. Наши бойцы ожесточённо старались подобраться поближе в Бастиону и уничтожить его, но напарывались на врага, а там уже кому как везло. На площади уже виднелось несколько трупов сопротивленцев, некоторых я даже узнал, хотя и по именам нас никто не знакомил. Впрочем, наши ребята тоже были не палкой деланы — в округе виднелись трупы горизонтовских охранников и даже нескольких Хранителей.

—Солар, пробиваемся к Бастиону и добиваем его. Целься в грудь, шею или голову, — быстро и чётко сказал Хант.

—Понял!.

И если при взгляде на всё происходящее я испытывал какой-то лёгкий страх, то на самом поле боя он перерос в настоящий ужас. Какого-то беднягу рядом со мной припечатали к земле, пробив ему шею. Обидчика тут же наказали, на ходу перерубив ему горло схожим копьём, от чего он с мерзким булькающим звуком повалился на землю, тщетно пытаясь зажать свою кровоточащую рану. В последний момент я заметил, что на меня сбоку пикирует Хранитель. Всё, что мне оставалось — резко вывернуть копьё в его сторону и надеяться, что он на него напорется. Впрочем, нужды в этом не оказалось — буквально в полуметре от меня его снёс наш пегас, выдрал кусочек лезвия с его крыла и вонзил в глаз, после чего парой ударов копытом в тот же глаз окончательно успокоил моего несостоявшегося убийцу. Почти перед самым Бастионом путь мне преградил страж. От тычка копьём я умудрился увернуться, сделав шаг в сторону, после чего негодяй решил нанести размашистый удар сверху вниз. Было странно, т.к. копьё явно не было предназначено для этого. Я инстинктивно заблокировал удар, но страж решил давить до победного. Его стремление было прервано Хантом, который быстро и аккуратно проткнул его дважды, первым ударом пробив грудную клетку, пусть и не навылет, а вторым попав в челюсть. От полученных ран страж бессильно упал, бессмысленно пытаясь отбить уже прошедшие атаки Ханта.

И вот, момент истины. Ну или каким иным пафосным словосочетанием назвать момент, когда тебе, скромному и унылому пони, нужно совершить убийство. Всю дорогу я думал о том, что же я чувствую по поводу этого, но правда была проста — я хотел попасть домой. С этой мыслью я направил копьё в Бастиона. Я даже не понял, в кого именно, в Филгуда или Скулла Крэшера. Главное — я сделал это. Деревянное древко торчало из тела и только спустя секунду я понял, что попал ему в шею. Подумав, что этого может оказаться недостаточно, я вынул копьё из тела Бастиона, от чего кровь хлынула из шеи. Посчитав, что и этого может не хватить, я воткнул копьё уже истекающему жизнью телу в грудь, примерно целясь в сердце. Хант поблизости делал примерно то же самое, пусть и немного увереннее.

Только я собирался вынуть копьё, как нас с Хантом сбили на ходу три Хранителя. Нас так раскидало, что Хант остался наедине с двумя пернатыми, а мне досталась возможность проявить себя в дуэли с одним из них. Я выдвинул дубинку... и увидел, что в перчатку был встроен клинок вместо учебной костоломки. Примерно в этот момент я начал ощущать боль от ран, который крылатый убийца оставил мне во время тарана. С заточенными лезвиями на крыльях и зубчатой бронёй это было не сложно. Впрочем, стиснув зубы, я попробовал проигнорировать порезы и в какой-то мере это даже получилось. Хранитель совершил очередной рывок. Мне оставалось лишь отбить удар его крыла, полагаясь на свою реакцию. Результат получился впечатляющий — атака отбита. Пегас тут же перешёл в более тесный ближний бой, отражать атаки в котором было для меня намного сложнее. Он сделал поочерёдно по удару своими крыльями, перед каждым мощно двигая туловищем. Оба удара я отбил, но крылатый засранец подготовил мне иной сюрприз. После ударов крыльями, он совершил рывок вверх, превращая его в сальто, одновременно смачно вмазав мне задними копытами по морде. Пока я оставался в ошеломлённом и ничего не понимающем состоянии, Хранитель резким и хитрым взмахом крыла перебил крепление моего накопытника с клинком, сбив его и отбросив далеко прочь. Как только я вновь начал соображать, что к чему, я увидел, что вместе со мной пегас-Хранитель во время своего позапрошлого рывка подкинул моё всё ещё измазанное в крови копьё близко к месту нашего сражения. Даже не думая о том, что пегас может исполосовать мне спину до костей, я рванулся к лежащему копью и встал с ним в боевую стойку. Куда он полетит? С какой стороны нападёт? Чем ударит, копытом или лезвием? Такое количество роящихся в моём чердаке вопросов говорило об одном — мне страшно и даже очень. Дополнительный пугающий эффект производило абсолютно спокойное лицо Хранителя. За весь бой он лишь моргал, иногда сглатывал слюну или издавал громкий выдох.

Но долго глазеть на меня пегас не собирался и атаковал. Насколько я смог отследить его движение, он собирался ударить меня в правый бок. В удар копьём я вложил немного больше силы, чем надо и... промахнулся. Хранитель взмахом крыла резко ушёл с траектории удара копья и схватился за него копытами, после чего ударил меня в лицо лбом, который был защищён пусть не очень, но всё же мало-мальски прочным визором. Удар в голову не был особо болезненным, но он дал пегасу время вырвать копьё из моих копыт и, развернувшись всем корпусом на месте, воткнуть его мне в грудь. Поняв, что победил, Хранитель тут же улетел сражаться с кем-то другим.

Мне оставалось лишь тупо глядеть на торчащее из моего тела древко. Пегас не постеснялся ударить со всей силы, потому что я ощущал похожие ощущения на спине. Значит, пробил навылет. Долго стоять на двух ногах я не смог и повалился назад, приложившись о какой-то камень. Во время падения наконечник копья со спины упёрся в землю, от чего по всему телу пошла резкая волна боли, спровоцировавшая меня громко крикнуть. Дискорд бы покарал того идиота, который говорил, что со смертью следует чувства холода. Торчащее из груди копьё лишь вызывало адскую агонию. Быстро поняв, что движения лишь усиливают боль, я перестал шевелиться и старался даже дышать неподвижно. Сначала у меня была мысль попытаться вытащить копьё, но я быстро дал себе ментальную пощёчину — мало того, что кровотечение усилится, так ещё и острый наконечник изрубит внутренности в салат окончательно. Следующей мыслью было покричать, позвать на помощь, но при первой же попытке поднять голос меня тут же сковало импульсом боли. Да и с другой стороны, зачем мешать своим, ведь пусть Бастион и мёртв, сражение всё ещё продолжалось.

С этой мыслью я вдруг вспомнил, что неподалёку от меня бился Хант. И действительно, он сейчас добивал уже третьего Хранителя, возможно, того, который меня одолел. Хант действовал аккуратно и расчётливо, подкатываясь к пегасам под крыло и подрезая их у самого основания. У двух лежащих рядом трупов были схожие раны. Фактически лишённый крыла Хранитель сразу стал для Ханта лёгкой целью — после первого же неудачного рывка он подставился и Хант оставил ему на горле широкий порез, откуда тут же хлынуло как-то даже чересчур много крови.

Хант подошёл к Бастиону и, ворочая тела, внимательно осмотрел трупы. На всякий случай он проткнул каждому из них голову своим клинком. Напоследок он взглянул вверх, в тоненькое отверстие, через которое Бастион пускал луч, образующий маскирующий купол. К нему откуда-то из пыльного мрака подошёл Хейло Хэви и выстрелил в это отверстие небольшой ярко светящийся снаряд. Видимо, для того, чтобы нас было видно хоть из самого Кантерлота. Они кивнули друг другу и Хейло дал кому-то вдалеке отмашку. Я не видел кому, но предпочёл считать, что «тени».

Наблюдение за всем происходящим немного притупило боль и я сдуру решил привстать. Не знаю, что мной в этот момент руководило, но слегка прокрутившееся по внутренностям древко мигом остудило мой пыл. Я всеми силами гнал прочь мысли о том, чего я, вероятно лишился, получив копьём в туловище. Мне больше нравилось считать, что всё хорошо.

Судя по всему, приказ Хейло наконец был исполнен и из дальней части огромного помещения послышались множественные взрывы. Детонировали они друг за другом, волнами, но очень быстро. Я слышал, как очередь хлопков движется в мою сторону. Когда начали взрываться уже те заряды, что были у меня прямо над головой, я увидел то, чего видеть никак не желал. От заметившего меня Ханта и его печального лица я быстро перевёл взгляд на Фи, которая также приметила моё искалеченное тело. Этот взгляд причинял боль. Жалил, словно оса. Бил по тем местам, по которым ни одно копьё в жизни не попадёт. Сжимал внутри всё до зуда костей. Взгляд, в котором читалось столько эмоций, сколько ни одна картина не сможет описать. Печаль, грусть, сострадание, гнев, страх, беспокойство и... И любовь. И всё это я успел увидеть всего за какую-то секунду, спустя которую меня придавило тем, что некогда было сводом этой треклятой пещеры...

Утро. Хотя нет, вряд ли. Часов поблизости не было, так что оставалось ориентироваться лишь на свои ощущения, согласно которым прошло не более пары часов. Краткая оценка ситуации привела к крайне неприятным выводам. Первым делом, мне в салат раздробило левую заднюю ногу. Огромный валун просто вмял её в землю. Во-вторых, другим куском камня меня сильно сдвинуло в сторону, из-за чего засевшее в моей тушке копьё сильно сместилось и порвало рану ещё сильнее, тем самым сильно ускорив кровотечение. В-третьих, самое пугающее... Всё это не приносило мне никакого особого дискомфорта, что говорило лишь о том, что...

—Солар!!! Солар! — доносились откуда-то издалека крики Фи.

Крики, слушать которые мне было невероятно больно. Где-то рядом с ней я слышал ещё чей-то голос. Точно определить я не смог, но предполагал, что это был Хант. Голос был суетливый, но негромкий, так что за грудой камней я попросту не смог разобрать, о чём шла речь.

—Нет!!! Нет!!! Аргх, отвали от меня! Солар!!

В голосе слышались слёзы. А я лежал и не мог понять, плачу ли я? Настолько притупились мои ощущения. Какой-то ещё голос что-то пытался говорить, но он был вообще тихим, так что я и не понял, кто это был.

Я пытался слушать дальше, но даже голос Фи стал мутным и неразборчивым, а кого-либо другого я попросту не слышал. В голову внезапно стрельнула мысль, что я, возможно, так и не смогу исполнить своё обещание перед Пинки. Прости, Пинки... У меня не хватало сил даже обдумать поцелуй Фи.

Я понял, что устал.

Я понял, что пора отдохнуть.

Я понял, что пора поспать...

Читать дальше

...