Автор рисунка: Noben
Пролог: Случайная встреча

Глава 1: Воспоминания

В окне вагона Рэйнбоу видела яркий осенний пейзаж, буйство красок, цветов. Красный, жёлтый, оранжевый — в такие тона оделись клёны, и лишь изредка среди них можно было разглядеть ещё не пожелтевшие листья дубов и пару вечнозелёных сосен. Уже через несколько недель листья покоричневеют, и придёт время для Забега Листьев. Она печально вздохнула, голову переполняли воспоминания. Неужели и вправду с той гонки прошло уже девять лет?

Тем временем загудел свисток: поезд прибыл на станцию Понивилля. Вагоны стали быстро пустеть, и уже через минуту на платформе было не протолкнуться как от прибывших, так и встречающих. Дэши подождала, пока суета хоть чуть стихнет, и сошла с поезда.

Никто её не ждал, не встречал. Хотя это и не удивительно, ведь про то, что она всё же решилась приехать в Понивилль, знает только Рэрити, да и та раньше завтрашнего дня не появится. Несколько пони, в основном молодые пегасы, узнали её и приветственно помахали. Она натянула фальшивую улыбку и помахала им в ответ. Рэйнбоу как часть команды Вандерболтов должна быть вежлива со своими фанатами.

Итак, Понивилль. Она сделала глубокий вдох и поглядела по сторонам. Честно говоря, за год её отсутствия мало что изменилось. Ну, может, на улице появилось несколько новых пони, может, построили ещё пару новых домов на окраине, где раньше были пашни. Вдали, на холме, даже можно было разглядеть красный амбар, визитную карточку Эпплов, и обширные, уже пожелтевшие яблоневые сады, расстилающиеся вокруг.

Что ж, пора встретиться со старыми друзьями.

Дэши спрыгнула с платформы и поспешила вниз по улице, полной пони.

* * *

Открыв дверь “Сахарного Уголка”, Рэйнбоу услышала звонок колокольчика. Он всегда тут висел? Дэши чётко помнила, как много раз на дню заходила сюда, но ни в одном из воспоминаний не было этого звона, который так сильно сейчас привлёк её внимание. Ещё немного поразглядывав дверной колокольчик, она лишь пожала плечами и шагнула в пекарню. В нос сразу ударил запах свежей выпечки и глазури, от которого потекли слюнки. Похоже ничего не попробовав уйти не удастся.

— Секундочку! — послышался из кухни голос жеребца, и, не нарушая своего слова, буквально через секунду мистер Кейк уже стоял за прилавком. Стоило ему увидеть посетителя, вошедшего в магазинчик, улыбка расплылась по его лицу. — О, неужели это сама Рэйнбоу Дэш! Как поживаешь, деточка?

Он вышел из-за прилавка и протянул копыто, которое она машинально стукнула. У неё уже выработалась такая привычка после сотен шоу в команде Вандерболтов. Он выглядел точно так же, каким она его помнила. Ну, может, чуть постарел, но всё же растить близнецов — не такая уж лёгкая задача, и может вымотать любого. Интересно, где же они сами?

— Привет, мистер Кейк. Да всё отлично. Наконец-то кончилось лето: самое загруженное время для Вандерболтов.

— Представляю, представляю, — начал он, но умолк на полуслове. И продолжил уже тише: — И мне очень жаль, что это случилось. Всем нам жаль.

В ответ она легонько кивнула. Поначалу, когда пони говорили ей, как они сожалеют о том, что произошло, соболезновали её утрате, она молча глотала слёзы. Теперь же это едва ли вызывало хоть какие-то эмоции. Да, они говорили от чистого сердца, и она это понимала, но чувство благодарности уже давно иссякло.

— Спасибо, — наконец выдавила она, кашлянув. Воздух в Понивилле был какой-то сухой, если сравнивать с той же Филлидельфией. — А Пинки дома? Я надеялась зайти, по...

— Дэши! — Рэйнбоу успела лишь краем глаза увидеть розовое размытое пятно, летящее в её сторону, как уже оказалась на полу, завёрнутая в розовую гриву хихикающей земной пони. Ей было приятно видеть, что Пинки не потеряла своего энтузиазма и оптимизма, хоть Рэйнбоу и чувствовала, что её рёбра сейчас треснут.

— Пинки, ты меня сейчас задушишь! — прохрипела она.

— Ой, извини! — Пинки села на пол рядом, глядя на Дэши с самой улыбчивой улыбкой в мире. — Просто когда я услышала, что кто-то произнёс моё имя, я была так взволнована! А потом, когда оказалось, что это была ТЫ, — она ткнула её в грудь, — я просто не могла ничего с собой поделать! Я тебя уже, наверное, лет десять не видела!

— Меня не было всего год, Пинки. — На лице Рэйнбоу появилась улыбка. Рядом с такой подругой просто невозможно грустить.

— Да знаю я, знаю! Целый ГОД! — ахнула Пинки. — Знаешь, что это значит?

Дэши была уверена, что знает: — Вечери...

— ВЕЧЕРИНКА! — продолжила Пинки, перекрикивая подругу. — Вечеринка С-Возвращением-В-Понивилль-Рэйнбоу-Дэш!

Дэши усмехнулась: — Вообще-то, Пинки, я думаю, лучше придумать для вечеринки другое название.

— Другое? Но почему? — Пинки непонимающе моргнула, кончики её ушей поникли.

— Потому что не я одна приезжаю в Понивилль. Завтра приедет и Рэрити.

На лице Пинки одна буря эмоций сменяла другую. Любой не знакомый с её чудачествами упал бы в обморок. Её глаза расширялись по мере того, как до неё доходило осознание слов, грива встала дыбом. Она начала набирать в грудь воздуха.

“Это будет громко...” — подумала Рэйнбоу. Но того стоит.

— УРА-А-А-А! — закричала Пинки, да так, что весь город это услышал.

* * *

Конечно, не сразу, но Рэйнбоу всё же удалось уйти от Пинки и семьи Кейков (в том числе и близнецов, которые долго бегали за ней, прося “тётю Дэши” покатать их по дому, пока мистер Кейк, наконец, не отправил детишек спать). Они нагрузили ей целый мешок разномастных пончиков, пирожных и печенек с самой разнообразной начинкой, которую она только могла представить, и взяли с неё обещание зайти ещё, когда подоспеет следующая партия вкусностей.

Какие хорошие друзья. Улыбка не покидала её лица.

От центра города до фермы Эпплов идти пешком довольно-таки долго, но воздух был такой свежий, а солнце так приятно пригревало, что не хотелось никуда спешить. Рэйнбоу неторопливо шла и наслаждалась шелестом листьев над головой, скрипом земли под копытами и мягким, слегка отдающим глиной запахом осени.

“Я давно должна была вернуться”.

Правда, остальным Вандерболтам это бы не понравилось. У них чёткий график. У них запланированы выступления. Да и, в конце концов, у них целая толпа фанатов, которые хотят увидеть Рэйнбоу Дэш, сфотографироваться с ней, получить автограф на плакате, снимке, или на официальной Вандерболтской кепке. (Только в официальном сувенирном магазине, всего за пятнадцать битов! Не больше пяти в одни копыта!)

“Забей на Бо́лтов”.

Она вздрогнула. Нет, это было бы нечестно — именно они дали ей всё. Даже то, что она потеряла, было у неё благодаря им. Без них она стала бы не более чем очередной пегаской из погодной команды, круглый год пахающей небо.

Впереди стоял мостик, перекинутый через реку, отделявшую ферму Эпплов от остальной части Понивилля. Дэши поднялась на него и остановилась посередине, чтобы взглянуть через край на водяную гладь. В речке плавали пескари, и когда на них упала тень нависшей сверху пегаски, они начали разбегаться в разные стороны. Рэйнбоу достала одну печенюшку и, раскрошив, бросила в воду, а затем двинулась дальше.

Теперь её окружали бесчисленные ряды яблонь. Да, именно бесчисленные, так как Дэши уже несколько раз пыталась их сосчитать, но дальше пятидесяти семи так и не продвинулась. Считать деревья так скучно!

Наконец, бесконечные яблоневые сады кончились, и Рэйнбоу увидела просторный двор Эпплов. Перед ней были всё те же старые ворота, всегда распахнутые, радостно зазывающие гостей в ту часть Понивилля, которая никогда не менялась: ферма была словно неподвластна времени. Менялись только её обитатели.

Из амбара доносился какой-то шум. Дэш постояла пару секунд, глядя то на него, то на дом, а затем пожала плечами и пошла на звук. Зная Эпплджек и её брата, она спокойно относилась к тому, что они могут работать с самого раннего утра и делать разом по десять дел, что, как казалось Рэйнбоу, не стоило таких больших усилий.

С другой стороны, у Дэши никогда не было своего амбара. Кто знает, чем Эпплы могут в нём заниматься.

— Хозяева? — Она просунула голову в открытую дверь. Тьму амбара пронзали косые лучи света, падающие из окон. Подсвеченные ими, в неподвижном душном воздухе плавали миллионы мохнатых пылинок. — Кто-нибудь дома?

Послышался громкий глухой стук, будто что-то большое и металлическое поставили на деревянный пол, а затем грузный топот копыт, который мог принадлежать только одному пони. Через мгновение из-за штабеля бочек (с яблоками, небось) показался Большой Макинтош. Увидев Рэйнбоу, он сначала резко остановился, но затем улыбнулся и продолжил идти к выходу.

— Да, я тут. Привет, Рэйнбоу Дэш. — Он совсем не изменился. Всё такой же большой, ростом почти с трёх пони. Его грива слиплась от пота, на ярко-красных боках висели прилипшие кусочки сена и виднелась пара грязных пятен. Это была цена усердной работы, той работы, которой Дэши всеми силами старалась избегать. В общем-то, как и все пегасы.

Но грязи Рэйнбоу не боялась. Она шагнула навстречу и обняла БигМака. Он нежно ответил тем же. Эта нежность всегда её удивляла.

— Ну и ну, столько времени прошло. Как ты поживаешь?

— Агась. Спасибо, хорошо. — Это и видно. БигМак всегда был спокоен, по сравнению с другими пони. Немногословен. “Слово-в-День”, как любила говорить Рэйнбоу. Но сейчас он выглядел по-настоящему счастливым, просто лучился радостью жизни.

”Видно, женитьба всё же меняет поней”.

— Секунду, сейчас позову Эпплджек, — сказал он и, набрав в грудь воздуха, крикнул: — Эй, Эпплджек! К тебе тут подруга!

— Скажи Пинки, что я занята! — через пару секунд послышалось с улицы.

— Это не Пинки!

— Тогда скажи Твайлайт... — фраза оборвалась. В воздухе повисло молчание.

Вскоре раздался приближающийся цокот копыт, и уже через мгновенье недоумевающее лицо Эпплджек выглянуло примерно оттуда же, откуда появился БигМак.

— Рэйнбоу Дэш?! — Эпплджек рванула к подруге с широчайшей улыбкой на лице. — О Принцессы, какой сюрприз! Ты давно приехала? — Она подалась вперёд и обняла подругу куда, куда крепче, чем её брат.

— Хех, я тоже рада тебя видеть, ЭйДжей. — Дэши дружелюбно похлопала её по плечу, когда та наконец выпустила её из объятий. — Только приехала, а Пинки уже готовит вечеринку.

Эпплджек бросила странный взгляд на лицо Рэйнбоу. Выражение её лица стало совсем не похоже на то радостное удивление, с которым она её только что встречала: — С тобой всё в порядке, Сахарок? Ты выглядишь немного напряжённой.

— Кто, я?! Пф-ф. — Дэши небрежно отмахнулась. — Я в полном порядке, ЭйДжей. Просто немного устала от тренировок и всё. Сама понимаешь, всегда нужно быть в форме, я же Вандерболт.

Эпплджек не ответила. Она просто осматривала Рэйнбоу с ног до головы. Если бы Дэши не знала её, то могла подумать, что её оценивают. И, похоже, что Эпплджек это и делала. Она ведь была последней, кого я...

— М-м-м, а ты как поживаешь? — спросил БигМак. Они обе обернулись и с удивлением уставились на него. Вроде такой большой жеребец, но временами о нём так легко забыть. — Давно же не виделись. С самых похорон.

“Похороны”. Последнее время Рэйнбоу так часто о них слышит... Надеюсь, что в итоге все её друзья уже выговорят свои последние воспоминания про похороны, и они смогут приступить к созданию новых, более нормальных. Ну вот, ещё одна причина, почему ей давно нужно было вернуться...

— Я же сказала, всё в порядке. — Она улыбнулась. — Просто немного попутешествовала, а сейчас летний сезон выступлений кончился. И это было здорово. Очень, очень здорово.

Что Рэйнбоу всегда нравилось в Эпплджек, так это то, что все её мысли можно было прочесть по лицу, как открытую книгу. И сейчас было видно, что она сомневается. Дэши хотела ещё раз попытаться успокоить друзей, но тут опять заговорил БигМак:

— Знаешь, кто очень хочет тебя увидеть? Флаттершай! Пошли, она в доме, готовит ужин.

* * *

Лицо Флаттершай словно расцвело, как только Дэши переступила порог. Рэйнбоу не успела сделать и второго шага, как Флатти уже повисла на ней. Прошла пара долгих минут, они так и продолжали стоять, просто обнимая друг друга.

“Я давно должна была вернуться”.

Должна была, нужно было... Флаттершай прижалась к пегаске посильней, а затем разжала объятия и отошла с наворачивающимися на глаза слезами.

— Привет, Флаттершай.

— Здравствуй, Рэйнбоу. — Флатти улыбнулась ей, может, не так широко и открыто, как Пинки, но было видно, что её не меньше переполняет радость. — С возвращением домой.

“Дом”.

Разве сейчас у Рэйнбоу был дом? Почти всё время Вандерболты проводят в воздухе, мотаясь из одного города в другой. С тех пор как она вступила к ним в команду, она больше времени проводила в номерах гостиниц, чем в своём домишке в Клаудсдейле, а когда ей всё же удавалось туда попасть, она обычно без сил плелась к кровати и тут же проваливалась в сон. Половина её вещей так и лежала по коробкам в прихожей, всё ожидая, когда у хозяйки наконец дойдут копыта их распаковать.

Дэши оглядела комнату. Это был настоящий дом. Каждый сантиметр комнаты заполняли личные сокровища, иному показавшиеся бы барахлом. Все стены были увешаны фотографиями и портретами семьи. Мебель, хоть и старая, но очень прочная и хорошо знакомая, как и сами друзья. Пони живут здесь.

— Спасибо. Как здорово наконец-таки вернуться. — Её голос прозвучал немного грубее, чем обычно. Дурацкий сухой воздух. — Как поживаешь? Со стороны выглядишь очень даже хорошо... — Она замолчала. Флаттершай выглядела ну уж слишком хорошо. Её лицо лучилось радостью, взгляд был спокойный, но при этом очень счастливый. Такой её Рэйнбоу ни разу не видела. И, кажется, она сильно потолстела, живот выпирал...

— Не может быть! — На лице Дэши появилась глуповатая улыбочка. — Ты что...

— Да. Скоро будет пятый месяц. — Флатти нежно погладила животик. — Доктор говорит, что скорей всего это пегас.

— Ух ты! Это просто... ух ты! — Рэйнбоу повернулась к БигМаку и дружески толкнула его в плечо. — Поздравляю, здоровяк!

— Ой, да ерунда. — Он опустил голову. — Ей досталось самое сложное.

— Это да, но... ух ты! — Слова Дэши звучали очень глупо, и она знала это. Но какая разница? Подумать только, Флаттершай будет первая из их компании, кто родит жеребёнка. Честно говоря, Рэйнбоу всегда думала, что первой будет Пинки.

— Ну, оставим вас на пару минут, — влезла в их милую беседу Эпплджек. — А вот мне и БигМаку нужно принять душ. — Несмотря на всю грязь после долгого дня работы, она остановилась, чтобы потереться щекой о щёку Флаттершай и шепнуть ей что-то на ушко, что-то, что Дэши не смогла расслышать, а затем схватила брата и потащила на улицу.

На ужин были жареные яблоки с початками кукурузы, тыква, запечённая с зефиром, слегка поджаренные кабачки со свежескошенной травой и тосты с овсом. Такое ощущение, что после отъезда Рэйнбоу у Флатти открылся скрытый талант повара.

Когда все вернулись, для Дэши быстро нашли четвёртый стул, и Флаттершай принялась накрывать на стол. Эпплджек опять ей что-то шепнула, и по возвращению та принесла Рэйнбоу вторую тарелку овощей. Ей наложили даже больше еды, чем для БигМака.

Ха.

Все сели за стол, и завязалась небольшая беседа о Флаттершай и их с БигМаком планах на жеребёнка. БигМак, конечно же, хотел жеребчика. Эпплджек же надеялась на кобылку. А Флаттершай была бы рада любому, и неважно — четыре у него будет конечности или шесть.

Из-за положения Флатти ужин решили не заканчивать традиционным виски Эпплов. Вместо этого они вытащили из погреба сидр и пропустили пару стаканов: он был таким же пенистым и вкусным, каким Дэши его помнила и любила.

К тому времени солнце уже закатилось за горизонт, и теперь в небе красовался лишь тонкий серп луны. Заслонив звёзды, проплыла пара грозовых туч, и Дэши отлично понимала, что это значит. Погода начинает меняться: мягкий, уютный, но увы, короткий промежуток между летом и осенью подходит к концу.

— О, так быстро стемнело, — произнесла она. Проще оправдаться чем-нибудь очевидным: — Поздновато уже возвращаться в город. Может, я останусь тут у вас на ночь?

А в ответ только тишина. Эпплджек с Флаттершай сначала с удивлением уставились на неё, затем переглянулись. БигМак лишь приподнял бровь.

— Да, конечно, сахарок, — ответила наконец Эпплджек. Она стала тянуть слоги, как будто оставляя себе время подобрать слова. — Если не хочешь лететь домой, у нас есть свободная комната наверху. Кровать застелена и всё такое.

Флаттершай встала из-за стола.

— Я покажу, — сказала она Эпплджек. — Пошли, Дэши.

Они вместе поднялись наверх, но, хоть и приглушённо, было слышно, как внизу Эпплджек и БигМак о чём-то разговаривают. От баса БигМака даже тут сотрясались половицы. Флатти толкнула первую дверь в тёмном коридоре. Только лишь тусклый свет луны позволял хоть что-то рассмотреть.

Стоп.

— Это что, старая комната Бабули Смит?

— Да, а что? — Грива Флаттершай колыхнулась в темноте.

— Ничего, просто... Правда её?

Флаттершай шагнула назад и её щека случайно прижалась к щеке Дэши. От её гривы пахло полевыми цветами.

— Уже нет, Дэши, — шепнула Флатти ей на ушко. — Четыре поколения Эпплов жили в этом доме. И когда-нибудь, когда меня не станет, моя внучка будет спать в этой же кровати. Мы все тут не больше чем гости.

Ох. Рэйнбоу печально вздохнула. Она, та, кто каждый день спал в разных городах, не успевая распаковать и половины своих вещей, не могла представить себе такое. Настоящий дом, связывающий каждое из поколений. А ведь ей даже не с кем было его разделить...

Она быстро заморгала. На глазах проступили слёзы.

— Эм, Флаттершай?

— Да?

— А... каково это? Ну, знаешь... — Дэши вытянула ногу и легонько погладила копытом животик Флаттершай.

Пегаска какое-то время молчала. Когда она наконец заговорила, её голос был наполнен уверенностью, какой Рэйнбоу никогда ни в ком не слышала:

— О, Дэши, это чудесно!

* * *

Кровать была уже застелена. Казалось,, что всё это время комната лишь ждала, пока кто-нибудь в неё заселится. Дэши забралась на кровать и со вздохом растянулась поверх покрывала

Вот и ты, Понивилль. Рэрити была права — так приятно снова увидеть старых друзей. А завтра, когда она тоже приедет, они попробуют вытащить Твайлайт из замка и выловить Пинки. Она, наверно, всё ещё готовит свою вечеринку, которая явно претендует на звание грандиознейшей вечерники года. Вечеринка Воссоединения Элементов Гармонии. Рэйнбоу тихо хихикнула.

Кровать была очень мягкой, и, когда сон начал тихо подкрадываться, готовя своё нападение, Дэши просто сдалась без боя.

* * *

— Неплохо, лейтенант. Знай я тебя хуже, то даже подумал бы, что ты и правда тренировала последний трюк.

Рэйнбоу с улыбкой посмотрела через плечо, выпрямилась по струнке и насмешливо отсалютовала крыльями.

— Сэр, Вандерболты тренируют каждый трюк.

— Ну, я же знаю, что ты врёшь. — Соарин протянул к ней крыло, пытаясь ткнуть в бок, но она легко увернулась и, танцуя, отбежала в сторону прежде, чем он смог попробовать снова. — Но всё равно, отличная работа.

Она пожала плечами.

— Была хорошая публика. Надо прилетать сюда почаще. — Она наблюдала, как он скрылся в раздевалке для жеребцов. Когда её взгляд поймал его пару минут спустя, он уже снял свой лётный костюм и выглядел как обычный пегас, которого можно встретить на улице. Большой и с атлетичной фигурой, как будто от долгих перелётов, но всё же ничего в нём не выдавало Вандерболта. Дэши засмотрелась на его мышцы и чуть не пропустила следующий вопрос.

— Ты раньше бывала в Филлидельфии? — спросил Соарин и подошёл к краю облака, на котором разместилась их команда, чтобы посмотреть на простирающийся под ними город. Филлидельфия протянулась на сотни миль, куда ни глянь: бетонно-стальная “мечта”, наполненная сотнями тысяч пони. Чуть выше же был небольшой облачный городок, дома пегасов.

Она подошла к Соарину, замерев на самом краю облака, в паре сотен метров над землёй.

— Нет, не выдавалось возможности. Я была лишь в парочке городов, из тех, где мы останавливались в этом сезоне.

— Угу. — Он кивнул, не сводя взгляда с города. Солнце всё клонилось к горизонту, пыталось перевалиться за него, отчего небо буквально горело. В золотом зареве голубовато-серые бока Соарина отливали розовым.

Какое-то время они стояли молча. После шоу, всей этой суеты, автографов и стольких фанатов, с которыми нужно было стукнуться копытами, что не сосчитать... С тех пор как она вступила в команду, такие тихие спокойные мгновения для себя, как сейчас, стали на вес золота.

— Дэш, — нарушил он тишину. — Ты же не устала?

Дэши на секунду задумалась. Да, крылья у неё немного болели, но не сильнее, чем после обычной тренировки.

— Да нет, не устала. А что?

Соарин пожал плечами, а затем подался вперёд и сиганул с края облака. Ничего не говоря, он раскрыл крылья и полетел вдаль.

Вот как? Рэйнбоу какое-то время просто стояла и смотрела вслед удаляющемуся силуэту, пока наконец её любопытство не взяло верх. Она с разбегу перемахнула через край и устремилась следом.

* * *

— Ну?

Соарин с еле заметной улыбкой посмотрел на Рэйнбоу. Между кончиками их крыльев была пара сантиметров, а они всё парили в вечернем небе.

— Что “ну”? — спросил он в ответ.

Она нахмурилась.

— Ну, вот это вот? — Ей приходилось повышать голос, чтобы перекрикивать свист ветра в ушах.

— Просто неторопливый полёт. — Он перевернулся на спину и вытянул ноги. Конечно же, ни на градус не меняя направления.

— С каких пор ты стал любителем неторопливых полётов? Я думала ты предпочитаешь отдыхать посапывая в кроватке.

— Уже поздновато для сна. — Он снова перевернулся и полетел слегка боком, огибая надутое облако. Дэши, сама того не замечая, сделала то же самое. — И я думал, тебе нравится летать.

Она закатила глаза. У Соарина талант подкалывать окружающих, как сказала ей Спитфайр в тот день, когда Дэши присоединилась к их команде.

— Да, нравится. И даже больше, чем тебе! — возразила Рэйнбоу.

— Ага.

Он взмахнул крыльями и отстранился от неё, облетая очередное облако. Когда Дэши тоже завершила манёвр, Соарин был уже на десяток метров дальше неё. Догнать его не составило особого труда. Ветер стал дуть так сильно, что пришлось бы кричать друг другу, чтобы хоть что-то расслышать. Её крылья поймали лёгкий ритм, и она почувствовала, что расслабляется, напряжение во всём теле медленно таяло.

Соарин бросил на неё взгляд через плечо. Его крылья захлопали с удвоенной силой, и уже через мгновенье она снова осталась позади, плетясь в хвосте.

“О, так у нас с тобой гонка? — При одной этой мысли её сердце забилось быстрее, на лице заиграла азартная ухмылка, и Дэши стала набирать скорость. — Я! Не! Проиграю!”

Рэйнбоу вытянулась всем телом, крылья били с такой скоростью, что их уже было невозможно рассмотреть, скорость продолжала расти. Уже через несколько секунд она нагнала Соарина. Время от времени они менялись позициями в гонке: то Дэши догоняла его, то чуть отставала. В конце концов облака стали не более чем белыми полосами, пролетающими то с одной, то с другой стороны. Пегасы мчались быстрее, чем в любом из их шоу, так быстро, что ветер теперь буквально хлестал по лицу, всё тело вибрировало, и протянутые вперёд копыта слились в конус, рассекая податливый воздух, который просто не успевал убраться с дороги и теперь лишь разбивался на части.

И Соарин просто исчез из виду. Она накренилась, повернула назад и в конце концов заметила его на облаке, на самом краю города. Уже неторопливо Дэши подлетела к пегасу и приземлилась рядом. Он одарил её своей фирменной улыбкой.

— Ладно, ладно, ты быстрее, — сказал он. — Но ведь полёт это не только скорость.

Рэйнбоу усмехнулась.

— Такое ощущение, что медленный пони просто придумал себе оправдание. Ну и что же ещё?

— Манёвренность, например.

— Ха! Ты думаешь, что ты манёвренней меня? Манёвренней, чем Рэйнбоу Дэш? — её дыхание замедлилось и почти что пришло в нормальный ритм.

— Есть только один способ узнать! — Соарин быстро протянул копыто и тыкнул ей в нос. — Ты водишь.

Сказав это, он тут же спрыгнул с облака и умчался вниз.

На секунду Дэши просто ошеломлённо застыла на месте.

“Он только что..?”

Да, он это сделал. Она топнула копытом и полетела вслед за ним.

* * *

Рэйнбоу Дэш не привыкла быть хуже кого-либо в полёте.

В Понивилле она всегда была лучшим летуном. Без исключений. Это даже не обсуждалось. Ни один пегас даже близко не стоял с ней по мастерству. Даже когда Дэши была ещё совсем маленькой кобылкой, все шептали: “Настоящий Вандерболт!” — когда видели её в воздухе.

И сейчас, когда она наконец надела эту престижную форму, она ничуть не стала медленнее. Все Вандерболты могли похвастаться быстротой, конечно, но скорость явно была её стихией. Она — Рэйнбоу Дэш, самый быстрый пегас в Эквестрии и единственная за последние полвека освоившая Радужный Удар. Её и без того  раздутое самомнение только росло каждый раз, когда ликующие толпы с трибун скандировали её имя.

Водить в догонялки с соперником в два раза больше тебя довольно сложно. Каждый раз, когда она догоняла Соарина и готова была уже тыкнуть его в нос, он раскрывал свои громадные крылья, отталкивался от воздуха, будто от чего-то твёрдого, и уносился в совершенно другую сторону. А Рэйнбоу проносилась вперёд и лишь неуклюже разворачивалась, яростно молотя крыльями.

— Да хватит уже! — проорала она после очередной попытки, когда Дэши не дотянулась буквально на сантиметр. Соарин рассмеялся в ответ, разворачиваясь на лету. Он был настолько гибкий, что буквально перетекал в воздухе.

— Ты точно Рэйнбоу Дэш?! — выкрикнул он. — Или, может, ты самозванка?! Ведь настоящая Рэйнбоу должна просто прекрасно летать!

Он взмахнул крыльями, когда Дэши почти подобралась к нему, и резко унёсся вверх, размахивая копытами.

— Ну прекрати ты уже уворачиваться!

Но, увы, он её не слушался. Она снова промахнулась, и он скрылся за небольшим серым облачком, терявшимся в лучах меркнущего солнца. Пока Рэйнбоу облетала его, Соарин и вовсе скрылся из виду.

— Соарин?

Ответа не последовало. Она кружила, пытаясь рассмотреть его голубой силуэт на фоне неба. Он, конечно же, был ловок, но не мог же он просто раствориться в воздухе.

— Ты водишь! — послышался голос из-за спины. Рэйнбоу повернулась на звук, и прямо в этот момент из облака высунулось копыто и тыкнуло ей в нос. Мгновенье спустя сверху из облака вылетел Соарин и снова умчался прочь.

“Я... Что... Он! Блин!”

А ведь ничто не мешало ей сделать тоже самое. Она рванула за ним вдогонку, пока не увидела, как он огибает очередное облако. Вместо того чтобы лететь прямо за ним, как она делала пару последних минут, она решила повернуть и обогнуть облако так, чтобы оно оказалось между ними. И если Соарин не сбросит скорость или не повернёт... Да, должно получиться!

Рэйнбоу без труда занырнула в облако и весь её обзор захватила белая вата облака. Через секунду, вылетев с другой стороны, она оказалась буквально в метре от Соарина. Он не успел даже среагировать, как она, на полной скорости влетеле в него. По удвоенной инерции от толчка, они полетели по дуге в одной куче перьев и крыльев, пока не рухнули на большое ровное облако неподалёку. В воздух поднимались обрывки облака, которое буквально вспахивали два, катящихся по поверхности, пегаса, всё ещё в одной куче.

— Ха! — Дэш, слегка пошатываясь, поднялась на ноги. Она посмотрела на Соарина, который ещё лежал и тихо стонал, потирая голову. — Ха! Теперь ты водишь! — Она тыкала ему копытом в нос, как бы подчёркивая каждое слово.

— Так вот как ты хочешь играть, да? — он отпихнул её копыто и выразительно посмотрел на пегаску.

“Ой-ёй”.

Она отпрянула и попятилась, когда он начал подниматься. Соарин оттолкнулся крыльями от облака и с силой дёрнул её за ногу, закрутившись на месте. Она гадала, что же это он задумал, но тут пегас запрыгнул на неё сверху, вдавив лицом в облако, и заломил ей ногу за спину.

— У тебя что, никогда не было братьев? — усмехнулся он ей на ушко. — Не знаешь, как нужно бороться?

Он грудью, ещё влажной от пота, прижимал её к облаку, держа словно в ловушке.

Дэши быстро дышала. Лёгкие горели, сердце было готово выскочить из груди, а под хвостом стали появляться всякие странные ощущения. Ей даже в каком-то смысле нравилось оказаться в такой западне. Нравилось, но не настолько, чтобы это чувство побороло тягу всегда побеждать.

— Да, но ты кое-что забыл, — сказала она. С таким весом, навалившимся на неё сверху, говорить было довольно-таки трудно. — Я была погодницей.

Облако под ней было твёрдым, как и для всех пегасов, а вот для обычных пони оно лишь водяной пар, через который они бы просто провалились (скорей всего крича всё падение). Однако погодные пони научились управлять облаками, лепить их как угодно, создавать новые из разрежённого воздуха или разбивать их одним ударом. Это была врождённая магия всех пегасов, которую при стараниях можно довести до мастерства.

И Рэйнбоу была лучшей в погодной команде. Одним мысленным усилием она сделала под собой щель в облаке, высвободив ноги. Прежде, чем Соарин успел среагировать, она извернулась, освобождаясь из-под него, а затем вцепилась ему в загривок, обвив шею крепкой хваткой передних копыт.

— О, как мило, — сказал он чуть хрипловато из-за того, что Дэши слишком сильно стискивала шею. Но в отличие от него, она была недостаточно большой, чтобы прижать противника к облаку, и поэтому он попросту стоял, а она висел у него на шее. Он упал на спину, опять придавив Рэйнбоу.

“Снова! Блин!”

Дэши вывернулась из-под пегаса и попыталась отбежать к краю облака, но Соарин схватил её поперёк туловища. Она замахала крыльями, вырывалась и даже смогла сдвинуться на пару шагов ближе к краю, но он всё равно прижал её в облаку. Видимо, ей нужно будет потренироваться в борьбе.

— Отпусти!

— Ха, а ты заставь!

“Сам напросился!”

Она саданула локтём ему в нос, использовала момент его дезориентации, чтобы повалить его, и вцепилась зубами в гриву. От резкой боли он сердито зарычал, они покатились...

...и сорвались с облака. Край с которого они рухнули стал быстро отдалятся. Она рефлекторно раскрыла левое крыло, но правое было плотно прижато к груди Соарина.

Соарин среагировал так же. Он расправил крылья, и их падение перешло в медленное скольжение. Рэйнбоу всё ещё не выпускала гриву из зубов, отчего его голова выворачивалась вбок. Пони скользили по неуправляемой траектории.

“Ой, а что это тут у нас?”

Одно из его крыльев было прямо перед ней. Протянув свободную ногу, она зажала крыло лодыжкой. Скольжение снова перешло в падение.

— Да отпусти ты! — Соарина едва было слышно из-за свиста в ушах.

Она выплюнула его гриву.

— А ты заставь!

— Мы падаем!

Да, это, конечно, был аргумент. Она посмотрела на землю, чтобы оценить расстояние. Около шестисот метров. Ещё полно времени!

— Ты первый! — крикнула она в ответ.

Повисла тишина. Ей даже показалась, что сквозь свист она услышала как у него в голове роятся мысли.

— Нет, сначала ты отпусти!

— Нет, ты!

Четыреста пятьдесят метров.

Соарин вздохнул.

— Это глупо! — выкрикнул он. — Давай оба отпустим на счёт три, хорошо?

Ничего хорошего Дэши в этом не видела, но земля была уже ужасно близко.

— Ладно. Один.

— Два, — как она поняла по движению губ. Его голоса она просто не могла услышать.

— Три! — они одновременно отпустили и оттолкнулись друг друга, крылья в тот же момент раскрыли, переводя падение в скольжение. Не говоря ни слова, они парили по небу, пока не сели на облако неподалёку. Солнце окончательно провалилось за горизонт.

С расправленными крыльями они замерли в паре шагов друг от друга, пытаясь отдышаться. Тело Дэши трясло из-за переизбытка адреналина от падения и, конечно же, борьбы. Сердце стучало где-то в горле.

Она была действительно, реально напряжена.

Соарин смотрел на неё, переводя дыхание. Его бока быстро поднимались и опускались. Из носа бежала тонкая струйка крови. Она вспомнила, как ударила его локтем, и на секунду почувствовала вину. Но потом она вспомнила, как он прижал её к облаку, заломив ногу, и это чувство куда-то улетучилось.

— Так значит не любишь проигрывать, да? — спросил он, делая шаг навстречу к ней. В его глазах зажглась какая-то звериная искра, видная даже в сумерках.

— Хах. Можно и так сказать. — Она тоже сделала шаг в его сторону. — Прости за нос.

— Да ничего, бывает. — Он сделал ещё шаг, затем ещё один и ещё один, пока наконец не оказался всего в паре сантиметров от неё. Его тело блестело от пота, дрожало от возбуждения, как и сама Рэйнбоу. Он потянул к ней копыто, но резко остановился с нерешительностью во взгляде.

Ох эти жеребцы, все такие трусы! Дэши резко приблизилась и припала к его губам, агрессивно залезая языком в рот. Он был слишком ошеломлён, чтобы ответить.

К счастью, только на мгновенье. Пегас тоже двинулся вперёд с такой силой, что чуть не уронил её на круп. Поцелуй превратился в своеобразную борьбу, где каждый пытался перехватить инициативу, побороть своим языком чужой. Она почувствовала, как его копыто проскользило по шее и до боли вцепилось в волосы.

О да, теперь он безусловно готов.

Она тихо застонала, но звук терялся где-то между их ртов. Глубоко в душе какая-то часть Рэйнбоу так и хотела просто сдаться натиску, позволить крутить и вертеть собой, кусать, пока она не взмолится: “Возьми меня!”. Она уже представляла, как он снова прижмёт её к облаку и будет делать всё что захочет, несмотря на её беспомощную борьбу, и она ничего не сможет сделать, кроме как кричать от удовольствия.

Эта мысль была довольно привлекательна. Настолько, что от одного желанья у неё внизу стало влажно. Как жаль, что это не её стиль.

Она сделала подсечку, отчего Соарин, вскрикнув, резко плюхнулся на облако. Он перевернулся на спину, и, прежде чем он успел сделать что-то ещё, Дэши запрыгнула на него верхом, расставив ноги по обе стороны, и погрузилась в очередной поцелуй. Длился он почти минуту, и, закончив, они со вздохом оторвались друг от друга.

— Хорошо, но, во-первых, — начал он, переводя дыхание. Его грудь быстро вздымалась и опускалась. Приятное ощущение. — Нехорошо пинать других пони, Рэйнбоу.

— Ну-у... — Она пожала плечами. Ей никогда не нравились все эти рассусоливания “вежливых” неженок. Да и если так посмотреть, было как-то не видно было, чтобы он расстроился. Она прижалась к нему бёдрами.

Да, он определённо не расстроен. Её веселила его реакция.

— Во-вторых, — немного помолчав, продолжил Соарин. — Я люблю быть сверху.

— Что, правда? — Дэши почувствовала, что его член упёрся в её живот. Она медленно потёрлась об него промежностью, наслаждаясь ощущением. — Забавно. Я тоже люблю быть сверху.

— Похоже, у нас проблема.

— Нет, похоже, у тебя проблема, — поправила она его. — Лично у меня всё отлично, — проговорила она и, подчёркивая свою точку зрения, снова прильнула к его губам. Поцелуй всегда лучше разговоров.

Какое-то время они оставались неподвижны. Соарин лежал на спине, а Рэйнбоу сидела сверху. Поцелуй так и не прекращался. Она чувствовала, как у него подёргивался под ней, и уже представляла, какие развратные мысли наполняли его голову. Желание взять её, поиметь. При одной только мысли на лице возникала улыбка. В окружающей темноте уже становилось трудно рассмотреть хоть что-то. Краски блекли, оставляя немые серые фигуры там, где только что были пони.

Долгий поцелуй, наконец, разорвался.

— Ты действительно этого хочешь? — спросил Соарин.

— Да.

— Хорошо. Но ты сама этого захотела.

Его тело напряглось, и в то же мгновенье он резко оттолкнулся крыльями от облака и поднял их обоих в воздух. Жеребец обхватил её и выкрутил передние ноги за спину, едва она успела хоть что-то понять, и когда в следующий миг они врезались в облако, то он с лёгкостью вмял её лицом в мягкую пушистую вату.

“Ха, снова?”

Как она вырвалась в прошлый раз? А, точно! Дэши заворочалась, норовя заехать копытом ему в лицо, но в этот раз он с лёгкостью пресёк её попытку плечом.

“Ну и что дальше?”

Он снова всем телом прижал её к облаку. Беспомощная, она задрожала, когда он прильнул губами к её уху.

— Уже не такая самодовольная, да? — прошептал Соарин. — Что, нечего сказа-а-а..?

Он едва успел отдёрнуть голову, как в том месте щёлкнули зубы. Рэйнбоу попыталась ещё раз, но снова промах. Она уже хотела попытаться укусить и в третий раз, но пегас уткнул её лицом в облако.

Дэши стала подводить итоги.

“Так, мои крылья в ловушке. Он весит вдвое больше меня, так что с места мне не сдвинуться. Шансов ударить или укусить нет. Похоже, этот раунд за ним”.

Конечно, победа в данном случае понятие относительное. Она махнула хвостом, задевая его член. Эта дрожь и вздох были бесценны.

“Может, мы оба выиграем”.

Он убрал своё копыто с шеи, но вместо этого нежно приласкал поцелуем, легонько потрепал зубами и куснул за ухо, вызывая у неё протяжные стон удовольствия. Копыто же скользнуло ниже, пройдя вдоль живота, и замерло между её ног. Когда он, наконец, коснулся заветной щёлочки, Рэйнбоу показалось, будто для неё взошло своё маленькое солнце.

Единственное, о чём она могла думать, это движение его копыта. Все мысли о борьбе, сопротивлении о том, чтобы опрокинуть его и оседлать, просто улетучились. Да, да, вот там, о да, вот так.... Кроме того, он выиграл честно, но ничего, в следующий раз она отвоюет у него место сверху.

Он мучал её копытом, двигая им вверх-вниз и иногда касаясь того замечательного места выше. Её тело захлестнула ещё одна волна удовольствия. Но она хотела большего...

— Соарин? — позвала она, облизывая губы.

Молчание. Его копыто прекратило движение.

— Да?

— Ты будешь дальше меня дразнить или, может, уже трахнешь? — бросила она ему.

На секунду он просто застыл. Даже его горячее и тяжёлое дыхание замерло. Он чем-то походил на статую, окаменевшую в момент порыва страсти. Горячую и возбуждённую, но всё же статую.

Когда он снова шевельнулся, то всё делал медленно и осторожно. Он разместил задние копыта по обе стороны её бёдер, а головка его члена коснулась промежности. Она вжалась в облако, готовая его принять, и отодвинула хвост в сторону, убирая последний барьер между ними.

Он вошёл, и в этот же момент его зубы сомкнулись у основания шеи. Причём укус был не то, что прежде — это был самый, Селестия его дери, настоящий укус, от которого останется след по меньшей мере на пару дней. Вой боли и безграничного удовольствия вырвался из неё и медленно канул во тьме ночи.

Когда Дэши всё же пришла в себя, Соарин уже полностью был в ней. Он перестал её кусать и сейчас, будто извиняясь, покрывал шею и щёки быстрыми поцелуями. Она издала тихий смешок и стала шевелить бёдрами.

Он понял намёк. Не прекращая осыпать её поцелуями, он вытащил член, оставив внутри только кончик, — и одним быстрым мощным толчком погрузился снова, встряхнув всё тело. Он подобрал ровный темп, понимая подсказки её тела и вызывая тоненькие, будто девчачьи вскрики — она бы поморщилась, услышь она себя в ясном рассудке. Дэши зажмурилась, внутри всё сжималось с каждым ударом. В один миг напряжению стало невозможно сопротивляться, и волна наслаждения захлестнула её, как гроза, что проносится по степям, оставляя после себя лишь влагу, опустошения и тишину.

Он продержался не дольше. Покрытый соками, он вошёл в её конвульсивно сокращающееся влагалище последний раз, глубже и сильнее, чем прежде. Она почувствовала взрыв тепла глубоко внутри, а затем они, задыхаясь, растянулись на облаке, с трудом глотая воздух.

Она открыла глаза и посмотрела на лицо пони, лежащего рядом, всего в паре сантиметров. Какое-то время они не двигались, глядя друг на друга, незримые в темноте, которую рассеивал лишь тусклый свет луны. Его губы зашевелились, и она пододвинулась поближе, чтобы расслышать...

* * *

Рэйнбоу Дэш проснулась и, задыхаясь, с криком подскочила на кровати. Луна, блестя серебром, отбрасывала тень оконной рамы на стёганое одеяло. Та почти не сдвинулась — похоже, Дэши спала не дольше часа.

Пегаска почувствовала холод и осознала, что вся взмокла от пота и кое-чего ещё... Она раздосадовано что-то промычала и, спрыгнув с кровати, стала скидывать мокрый пододеяльник, наволочки и простынь, надеясь, что на завтрашнее утро у Эпплов не будет вопросов, почему она решила учудить такое посреди ночи. Когда холод вновь охватил её, она залезла обратно в кровать.

“Завтра приедет Рэрити. Наконец мы снова соберёмся вместе, устроим вечеринку, прямо как в старые добрые времена”, — твердила она себе снова и снова, пока слова не стали сливаться в один непонятный звук. Дрожь прошла, пот высох. Сердце замедлило свой ритм, дыхание успокоилось, и к ней снова незаметно начал подкрадываться сон.

“Призраков не бывает“, — сказала бы сейчас ей Твайлайт.

Но это не значит, что её не преследует что-то другое.

Продолжение следует...

...