Автор рисунка: Noben
Глава тринадцатая

Глава четырнадцатая

— Господин... — склоняясь, нерешительно подошла Темпест к Космосу, стоявшему на балконе Башни Луны. — Возможно ли осмелиться вам напомнить…

— Да, самое время, раз ты уже говоришь таким тоном, словно слабосильная рабыня! — аликорн поднял голову от окуляра громадной трубы, чудом пережившей разруху. — Я обещал восстановить твой рог — и я это исполню. Ты знаешь, где хранятся в этом замке Элементы Гармонии?

— Принцесса Селестия не сказала об этом, но, по счастью, у неё хватило трусливых слуг, — с презрением бросила Лайтнинг Даст, стоявшая рядом.

— Тебя не спрашивают, — огрызнулась Темпест и посмотрела на Космоса. — Да.

— Принеси их в зал и я покажу тебе заклятие, которое восстановит твой рог и обеспечит нашу окончательную победу. Из-за сил этого Дискорда я не могу приблизиться к Элементам — зато ты сможешь... — голос Космоса стал глух и страшен. — И передай Найтмер — пусть отведёт всех жителей в пещеры под городом. Не хочу, чтобы Твайлайт Спаркл как-то освободила их!

— А как быть с принцессами?

Король Космос оскалился. 

— После того, как Элементы будут у нас, я предложу им принять меня своим правителем. И если они не согласятся — что же, останутся статуями!

— Интересно, что же с ними произошло... — из любопытства задала вопрос Даст Космосу, когда Темпест, молча поклонившись, вышла. — Вы отправили их во Тьму Вселенной до тех пор, пока они не научатся хорошим манерам…

— Я могу и тебя туда послать, — посуровел жеребец. — Вежливость, скромность и молчаливость тебе бы не повредили.

— Простите... — Лайтнинг испуганно понурилась.

— Какие вы жалкие, пони! — возмутился Космос, прохаживаясь рядом с пегаской. — Бессильные, безвольные, готовые служить что дающему пряник, что стегающему кнутом! Глупая раса, уповающая на слабую магию любви и её слабейшую ветвь дружбы! 
Лайтнинг вскрикнула — рог Космоса ярко заполыхал и её прекрасные латы стали тускнеть и исчезать. 

— Даже дирфланки умнее вас, — бросил под конец жеребец. — Убирайся с моих глаз!

Лайтнинг насупилась, замахнувшись копытом для возмущённого цоканья, но остановилась, не решившись противостоять самому Космосу. По крайней мере, на пике его могущества. Но теперь в её душе пробежала трещина, проломившая её коросту. Даст начала понимать, что если подобные злые властители и одаривают кого-то, то лишь ради продвижения собственных планов. А когда этот дар в копытах другого пони будет не нужен , согласно плану — избавит безо всякой застенчивости.

— Повинуюсь, — Даст резко развернулась и прыгнула за перила, распахивая крылья и планируя в город.

Внизу уже происходили волнения. Дирфланки, чей повелитель что-то очень поспешно побежал во дворец, выставили копья и сопровождали жителей Кантерлота к огромной трещине, прорезавшей улицы города по воле Найтмер. Пони спускали в алмазные пещеры, где лишённых магией пленников было куда легче охранять сильным и вооружённым стражам. Сопровождала их сама Найтмер, наблюдая за тем, чтобы пегасы или фестралы не вздумали удрать по воздуху. Уродливые корабли оленей были подняты в воздух и продолжали поддерживать заслон из туч над Эквестрией, скрывая происходящее здесь от стран-соседей.
Мрачная, монотонная и грустная картина, тяжёлая, как эти самые тучи. Нет разнообразия, яркости, даже не разлетаться, чтобы не врезаться в уродливый "жирибабль". А за них Лайтнинг и любила прошлую Эквестрию, при всех её недостатках. Космос обманул ожидания, подарив власть над толпами пугливых добродушных пони, но уже лишённых их прошлой приветливости. Сам мир лишался сияния и огней — зато Космос мерцал всё ярче и радостнее.

Лайтнинг оглянулась на дворец. Больше не сверкающий, он стоял с покосившимися башнями и больше походил уже на руины Замка Двух Сестёр, где Даст одно время скрывалось. На душе у пони стало очень тоскливо — во что же с её помощью этот негодяй превратил Кантерлот? Всю Эквестрию?

— Не задирайте носы, подданные! — разорялась Найтмер. — Солнце теперь вам будет разве что сниться! Хотя быть может Дэйбрейкер и посветит вам, чтобы вы лучше видели все прелести своего заточения! Вы не хотели служить мне — послужите теперь Королю Космосу!

Она бы ещё очень долго разорялась и Старлайт, понуро опустившая голову, прижалась к боку Трикси от расстройства и безнадёжности, когда вдруг поднялся ветер. Он взметнул гривы пони, бросив песок в глаза стражам и вызвав у пленников удивлённые вскрики.

— Смотрите! — громче всех воскликнул Флеш Сентри. — Ваше Высочество!

— Принцесса Твайлайт! — закричала и Октавия Мелоди.

— Что?! — кажется, Найтмер сейчас должен был хватить удар — так её поразил портал-воронка, из которого на растрескавшуюся землю Кантерлота спрыгнула принцесса Дружбы. — Откуда ты здесь?!

— Ахаха, тебе не спрятаться от меня, клуша не ощипанная! — от этого выкрика жёлто-зелёной единорожки, первой спрыгнувшей из переливающегося круга на истрескавшуюся землю, ахнула и Найтмер, и её пленники. Только по совершенно разным причинам.

Но Владычица Кошмаров сориентировалась куда быстрее измотанных, введённых в ступор пони, которых уже не понукали раздвоенными копьями дирфланки. Зарычав и встав на дыбы, Найтмер вызвала из туч множество молний, только чёрных, погружающих на несколько секунд после своего удара Кантерлот во мрак.

И яркими искрами в этом мраке сверкнули глаза антиТвайлайт. Пока принцесса Дружбы и её друзья ошарашенно оглядывались по сторонам, а Найтмер рванулась в атаку, единорожка шагнула вперёд и её тёмная магия вспыхнула перед синей кобылицей. Та вскрикнула, когда через её тело прошли десятки разрядов, отчего злая сторона Луны споткнулась и упала на землю. 

— Всегда мечтала это сделать! — воскликнула антиТвайлайт.
— Ийаааарррх! — вторила ей довольная, как никто, Эпплджек-два, перекувыркиваясь в воздухе и приземляясь прямо на спину Найтмер, крутанувшись с топором в выставленном копыте. Если бы тёмная аликорн не нагнулась вовремя — лишиться бы ей головы!

Некоторые их наблюдавших за битвой пони упали в обморок. Почему-то яркие, но смертоносные лучи пугали их меньше холодного оружия, проливающего кровь.
Удивительно, но и Найтмер перепугалась на меньше — взмахнув крыльями, она скинула с себя синюю кобылу и взмыла в воздух. Настоящая Эпплджек была тут как тут — раскрутив над головой лассо из верёвки, отобранной у остолбеневшего стража, пони кинула его и зацепила Найтмер. Кобылица рванулась назад, потащив за собой кобылку, но Рейнбоу Дэш и антиФлаттершай зашли на неё с боков и дружным ударом скинули на облако, так вовремя подставленное антиДэш. Оранжевая земнопони и её отражение рванулись вперёд, ловко связав копыта и крылья аликорна.
— Вот так мы поступаем со всеми, — тёмно-зелёная Пинки запрыгнула на спутанную кобылу, нацепляя ей наручники на голову, одним сковывая рог, а другим — морду, — кто увиливает от прямых обязанностей! Луна тебя заждалась, уклонистка!
Найтмер чуть не побелела от злости и беспомощности. Её опять одолели мелкие пони! Но самым обидным было то, что она потеряла весь авторитет в собственном мире отражений, и даже её подданные не боялись теперь над ней издеваться.

— А что вы встали? — обернулась Твайлайт к своим подданным. — Отберите оружие у дирфланков и пусть сами спускаются в пещеры!

— И побыстрее! — вторила ей антиПинки, пока её розовая подружка наводила чужую пушку на рогатых. Те тоже сразу догадались, что заряжена она совсем не шутихами, а потому поспешно бросили оружие на землю и сами зашагали в трещину, откуда выбежали освобождённые пони.

— Твайлайт! — опередив их всех, Старлайт кинулась на шею подруге. — Но как вы... Что с вами случилось?

— Долго объяснять, — ответил ей Спайк.

— Очень долго, — подтвердила Геена. — А время не ждёт. Ваш Космос ещё может взять верх. Если мы и можем победить его, то нужно действовать сейчас! За мной, Спайк!

АнтиРэрити тем временем подошла к Найтмер и пристально посмотрела на неё. 

— Бедняжка, — сказала она, и хотя произнесла это слово негромко, пони притихли и сотни глаз уставились на неё. — Этот осколок тёмной стороны вашей принцессы Луны был разбужен, а кому понравится, если прерывают здоровый крепкий сон? Его надо как можно быстрее вернуть хозяйке.

— Интересно... — почесал гребень Спайк, — а почему у принцесс отражения сидят в них, а у вас, подруги, они гуляли на свободе?

— Ваши принцессы в давние времена спасли нашу вселенную от двоих тиранш единственным доступным их способом — слили их с собой, подавляя их своей волей, — объяснила сама чёрная единорог. — Поэтому наш мир был относительно спокоен. Всего лишь тирания единорогов, банды пегасов... В общем, полная альтернатива Эквестрии, как вы можете догадаться.

— У нашей вселенной не будет альтернативы, если мы не остановим Космоса! — воскликнула Твайлайт. — За мной! 

* * *

Космос был в бешенстве. В таком бешенстве, что даже Дэйбрейкер покинула тронный зал, сочтя за лучшим не вмешиваться. Но вот король дирфланков оставался спокоен.

— Это твоя идея, не моя, — заявил он. — Я не пошлю своих солдат убивать пони. Во-первых, мне нужны рабы, а живыми пони управлять легче. Во-вторых, захватывать и подчинять — одно, а убивать — совсем другое.

— Да ну? — вспылил аликорн. — Ты сделаешь, что я приказал, или...

— Или? — олень зажёг свои рога. — Ты хочешь драться со мной и моими подданными, глупец?

Космос задохнулся от ярости — и особенно от того, что его сёстры, слабые и почти безжизненные, всё равно грустно улыбались, словно видя его позор. Рог аликорна запылал чёрной магией и визжащий дирфланк вдруг оказался поднят в воздух.

— Я здесь единственный король! — выпалил Космос.

— А твоим воинам, кажется, всё равно, от кого погибать — от неспособных защититься цветных колбас или от моих слуг? У меня и без вас, рогатых болванов, хватает слуг! Врагом больше или меньше — больше богатств останется выжившим!

— В отличии от тебя, звезданутый, — сощурившись, Дарасс не убоялся ответного оскорбления, — я не считаю своих родичей пушечным мясом.

— Зато считаешь им себя... — протянул, хохотнув, Космос, оборачиваясь к вошедшей в зал Темпест.

Рог кобылицы был на месте... И теперь сверкал шестью цветами радуги!

— Ваши драгоценные Элементы больше не помогут вам, — оскалился Король. — Они теперь принадлежат мне.

— Вообще-то — этой единорожке... — пискнул Дарасс.

— Они принадлежат мне, — поправил его Король. — Не так ли, Темпест? Я сдержал слово.

— И я верна своему, — кивнула пони.

Темпест слабо, но счастливо улыбнулась королю дирфланков. А, возможно, не ему, а самой себе. Ведь сейчас ей предстояло испытать свою здоровую силу, взращенную соединёнными Элементами Гармонии, в действии! Если даже сломанный рог мог творить невероятные разрушения, как же он поразит врага целым! То, что было неподвластно ни одному единорогу, разве что принцессам, есть у Темпест за её верность и преданность!

Жаркий, разноцветный, переливающийся жгучий луч даже не прожёг, а стёр, слизал Даресса из бытия, пробуравив стену дворца и за ним. Из-за пропавшей колонны обрушился верхний этаж, обваливаясь на улицы кусками потолка. Но и самой Шедоу удар дался не просто — её сильно откинуло назад. Как в пространстве — до противоположной стены... Так и в мировосприятии.

— Отличная работа.. — захохотал Космос... И осёкся тут же. Потому что через пролом он увидел мчавшуюся к замку толпу пони с принцессой Дружбы во главе.

— Проклятие! — он притопнул копытом. — С этой пони действительно много проблем! Дэйбрейкер! Останови их! А ты, Темпест, приготовься встретить наших друзей! 
Темпест не ответила.

Она, поднимаясь, тоже заметила цветную толпу, стремящуюся ко главной цитадели. Теперь в ней присутствовали не только яркие цвета, но и тёмные, дополняя спектр новой, свежей силой. Пони, охваченные одной идеей, напомнили Темпест собственное детство. Ещё не будучи инвалидкой, Физзлтвист веселилась с другими жеребятами — и между них не было одного, главного, которому необходимо были служить. Все были равны, каждый был готов стоять горой за остальных — а Темпест особенно. Ради друзей она не побоялась даже Медведицы. Конечно же, лишилась она тогда рога... Но ведь теперь рог вернулся к ней! Вот только разве она хотела этого вот такой ценой? 

— Я... Я остановлю их! — воскликнула пони и бросилась вперёд, выбежав из пролома следом за Дэйбрейкер. Та рассмеялась, поднимаясь в воздух, но обомлела, увидев, что часть пони тащили на повозке связанную Найтмер Мун.

И стоявших подле неё пони — бок о бок оригиналы и противоположности, неподвластные Космосу.

— Сжаришь нас — убьёшь и сестру! — поддразнила заложницей тёмно-синяя Флаттершай.

— Да что болтать с горячими головами? Гаси их! — выставила копытце вперёд Пинки-два.

Темпест еле успела выставить щит — и то лишь потому, что действовала инстинктивно. Сама по себе она бы ни за что не могла сотворить какую-то магию, кроме поражающей — опыта не было в том.

Два луча, скрестившиеся над Дэйбрейкер, заставили огненную кобылицу снизиться — но тут магий по ней начали стрелять и другие единороги. Луч Старлайт едва не зацепил отражение Селестии — та развернулась в сторону... И тут сверху на неё упали пегасы, ведомые Рейнбоу Дэш. Вихри закружили её, вместо рыжих туч появились чёрные и сильнейший дождь обрушился на Дэйбрейкер. Тут же магические лучи сомкнулись на неё — и кобылица упала вниз. Тут же пони, словно сговорившись, бросились в разные стороны.

А вот у Твайлайт-принцессы и Твайлайт-единорожки были свои проблемы — они оказались мордашками к мордашке Темпест.

— Отрубить — и дело с концом... — перекинула тёмная Эпплджек топор из одного копыта в другое, но оригинал её остановила:

— Слишком много труда. Пусть другие этим займутся…

И Твайлайт действительно занялась — но не во вражде... А в попытке примирения.

— Темпест, ты же знаешь, что Элементы созданы для того, чтобы помогать дружбе и уничтожать злодеев... Но мы-то не желаем зла пони! Напротив, нам позарез надо помочь им! И ты можешь помочь, применив свою новую силу во благо всех старых друзей! Ты ведь можешь выбирать теперь то, что просит душа!

Темпест и сама была растеряна. Но она ещё не решилась на возвращение к стезе добра:

— Король Космос помог мне, когда я была одна! Не пони! Только он!

— Он только использовал тебя! — воскликнула аликорн. — Как только он с твоей помощью справится с нами, то перестанет помогать тебе!

— Откуда тебе знать?

— Он же только всегда и делает, что предаёт! Неужели ты думаешь, что он позволит оставаться рядом кому-то, обладающему такой силой, как силой Элементов! Наших Элементов! — Твайлайт кивнула на рог. — Я чувствую их!

— Ну нет! — рассвирепела единорожка, по гриве которой начали пробегать слабые молнии. — Теперь эти элементы мои! Ничто на всей планете, кроме них, не могло меня излечить, и я теперь навсегда обладаю ими!

— Лишь пока этого хочет Космос, поверь мне! — согласилась с оригиналом отражение Спаркл.

— Но если мы победим, то ты можешь оставить их себе навсегда и радоваться! Потому что дело не в Элементах! — продолжила единорожка. — Элементы — всего лишь воплощение нашей дружбы! Не будет дружбы — не сработают и они!

— Зато сработает моя магия! — рассвирепевший Космос вышел из-за крупа Шедоу. — Чего ты ждёшь, Темпест? Уничтожь их!

— Дарасс бы опроверг вашу ложь, — Темпест произнесла перед тем, как наконец перейти от слов к делу и накрыть противостоящих ей Хранительниц потоком неуёмной энергии. А дальше... Произошло нечто странное, необыкновенное.

Если отражения быстро выцвели, испарившись в жаре луча силы Гармонии, то настоящие, родные Эквестрии пони наоборот, вдруг выросли на целую голову, начали светиться, преобразившись в героев из легенд, а глаза их зажглись светом преданности и счастья. Магия Темпест, разрушив площадь, не тронула ни дома, ни укрывшихся в них жителей, лишь несколько особо рьяных дирфланков попали под её воздействие и исчезли. А следом рог Темпест померк, а после и вовсе растворился разноцветной дымкой. 

— Мы ещё живы? — удивилась Эпплджек.

— Потому что она и не ставила целью вас убить… — ответила Твайлайт, смотря на Темпест.

От резкого спада сил копыта единорожки подкосились и пони едва не упала, но нашла в себе силы развернуться к ошеломлённому аликорну.

— Вот только кое-кто уничтожил Дарасса, — она зло посмотрела на Космоса. — Элементы принадлежат этим пони. Но это не мой рог!

У Космоса правый глаз дёрнулся. Его верная слуга — предавала его! Вместо того, чтобы уничтожить этих пони, она вернула им Элементы! И аликорн зарычал по-звериному:

— Это глупейшая из ошибок, которую только ты могла совершить.

— Только вот её можно исправить! — кривой, но яркий и смертоносный залп Шедоу ударил по аликорну первым. Мощная шестицветная радуга, ниспосланная дружбой хранительниц, лишь последовала и довершила дело.

С воем и содроганием Дейбрейкер увидела, как смело бурными потоками Космоса, как он прогнулся, а потом и свалился от той силы, к которой он стал так уязвим из-за Дискорда…

— Всё кончено, Космос! — воскликнула Твайлайт Спаркл. — Верни нам принцесс и отзови дирфланков!

— Или что? — фыркнул аликорн, с трудом поднимаясь на копыта и расправляя крылья. — Вы... Слабые, жалкие пони...

Он рванулся вперёд и его рог засиял чернейшей магией. Силы исчезнувших Дэйбрейкер и Найтмер Мун, растворившихся вместе с отражениями пони, силы Селестии и Луны, наполнили его. Лишь одного Космос не учёл. Мелкого, но весьма важного.
Крылатая тень Гарпии промелькнула над истерзанной, превращённой даже не в руины, а в кратер площадью. Маленький дракончик падал не высоко, но метко. Кое-что он успел забрать у лже-Пинки, прежде чем она уничтожилась в пламени Дружбы и Гармонии — а именно ещё пару кандалов, предназначенных для задних конечностей. Ну или для рога и морды невнимательного аликорна.

— Ну что, с вас ещё один памятник? — спрыгнув с Космоса, Спайк потёр передние лапы, пока сорвавшаяся в пике грифоница завершала начатое, быстро обвязывая взревевшего аликорна захваченным мотком такелажа.

Это дало пони время. Твайлайт и её друзья встали в круг возле поверженного аликорна и с их Элементов на Космоса полилась яркая магия. Аликорн растворил оковы и верёвки, но слишком поздно — магия золотой и синей волной слетела с его рога, затем в воздух поднялся шарик переполненной энергии и взорвался. Весь Кантерлот осветила яркая вспышка — отобранная космосом энергия возвращалась к пони. Чёрные статуи в тронном зале покрылись трещинами и лопнули, освобождая правителей Эквестрии. У стен дворца набравший силы Дискорд закрутил в танцах десятки дирфланков, ещё пытающихся присмирить Эквестринских пони. Ещё секунда — и всё было кончено. Космос остался лежать на земле, в то время, как магия друзей угасла.

Да, друзья однажды уже спасали Эквестрию ценою убийства — расправившись с Сомброй. Но тогда... Тогда они не видели последствия своей работы. Недвижимое тело аликорна было куда более зловещим памятником победе, чем кристаллическая статуя дракона и сердца.

— О-о-ой! — Флаттершай испугано попятилась. — Что мы наделали!

Твайлайт села на круп. Космос... Был негодяем, но... Но неужели он смог сделать негодяев из них?

— Встань, брат! — вдруг услышала она слабый, но такой родной голос Селестии. — Хватит притворяться.

Космос и вправду встал. С трудом, теперь заставив отпрянуть всех пони от него. Чёрный рог аликорна сверкал ярчайшей магией, а злые глаза смотрели прямо на Селестию. 

— Не думай, что это конец! Это мой позор — и твоя погибель!

— Космос, я приняла сестру после всего, что она натворила, — дневная Принцесса, оставаясь строгой, пыталась проявить милосердие и доброту к брату, если тот пожелает исправиться.

— Тогда лови! — захохотал жеребец, срывая заряд искристой темноты на аликорницу.

Та загородилась крыльями от потока чёрной энергии, но она бы всё равно не сдержала его. Ей повезло лишь, что этот залп был коротким. Слишком быстро он оборвался, когда Темпест, осознавшая, что этот злодей неисправим, добила его взрывной магией из задымившегося обломанного рога.

Аликорн взвыл, его крылья расправились, разбрасывая во все стороны обгорелые перья, после чего жеребец рухнул на землю. Шерсть слетела с него, обнажая уродливый череп и скелет, а через мгновение на месте Космоса остался лишь пепел.

— Всё кончено, — негромко сказала Луна, помогая своей сестре устоять на месте. — Не все проблемы можно решить дружбой. Иногда и боевая магия может помочь.

— Если бы не сила дружбы, мы бы не добрались сюда, — вздохнула Твайлайт. — Но... Мне кажется, что это для него лучший исход.

— А для Эквестрии — вообще самый лучший, — вышел вперёд Спайк, поднимая палец на передней, а потом кашлянув в ладонь. — Ну так что насчёт памятника? Можно и конный, то есть, парный — меня и Темпест Шедоу, мне не жалко. А с ваших преданных учениц хватит и нового витража — всё равно дырку в стене дворца надо чем-то заделывать.

Несмотря на всю мрачность и торжественность момента, несмотря на гибель брата и всю ту работу, которую ещё предстоит провести для восстановления былого счастья страны, обе сестры переглянулись и расхохотались. И от этого отлегло охот сердца у всех пони.

— Что?! — Спайк развёл руками в притворной непонятливости. Но сам он с самого начала знал, на что шёл.

— А ты неплох, хитрый хвост, — бесшумно подошёл к дракончику драконикус. — Не хочешь попробовать стать моим учеником и посылать мне Письма Добродушных Проказ? Заодно продолжим нашу ролевую по переписке.

— Тогда уж и Бига бери... — обернулся чешуйчатый в сторону Понивилля, — как он там сейчас, дружище…

— У нас ещё осталась маленькая проблемка с дирфланками, — напомнил Шайнинг Армор, вместе с женой наконец-то появляясь у развалин. — О, Селестия, что здесь произошло!

— Ты меня спрашиваешь или просто удивляешься? — улыбнулась аликорн. — Но о дирфланках не волнуйся. Настал мой час показать, на что способны аликорны Эквестрии. Только... Для этого мне нужно чистое небо.

— Предоставьте это мне! — с готовностью воскликнула Рейнбоу и сразу же взвилась в воздух.

— А что случилось с нашими отражениями? — поинтересовалась Рэрити, стараясь не смотреть на место гибели Космоса. — Они погибли?

— Они никогда и не существовали, — поправила её Луна. — Отражения были придуманы Космосом, вызваны им, чтобы расправиться с вами и нами. Но вы смогли победить их…

— Но мы и не враждовали с ними... — развела копытами Пинки, пожимая плечами.

— Что, неужели вы даже со своими Найтмерами смогли подружиться? — восхитилась солнечная. — Наверное, уже мне стоит начать брать у вас уроки дружбы!

— Дело даже не в ней... — скромно и тихо заметила Флаттершай. — Если бы мы сразу стали учить добру наши негативные отражения, ничего бы не вышло — нас бы просто не выслушали. Но мы поставили себя на их место — и поступали так же, чтобы сродниться с ними, начать отношения через нечто общее! А исправлять недостатки можно и потом...
Жёлтая пегасочка несколько секунд раздумывала, хорошую ли речь повела, или вновь всё испортила, но лучшей наградой, лучшими овациями ей стала круговая радуга, растекавшаяся по небу. В честь главных героинь сегодняшнего дня, пожертвовавших собою ради победы, цвета шли в обратном порядке.

— Жаль их всё же... — Рэрити вздохнула, вспоминая своё отражение. — Быть может, мы когда-нибудь встретимся с ними ещё раз…

— Ну уж нет! — хором воскликнула пятёрка пони.

Селестия вышла на улицу, вместе с сестрой и племянницей. Пони, высыпавшие из своих убежищ, затопали копытцами и радостно замахали хвостами.

Розовый, золотой и синий луч взметнулись в небеса. Три принцессы посмотрели на Твайлайт — и та вышла к ним. Её фиолетовый луч свился с магией трёх кобылиц и вспыхнул, волнами энергии расходясь по всей Эквестрии, сдувая прочь корабли дирфланков и их самих. Грустно улыбнувшись, Селестия поспешила обратно в свой дворец — восстанавливать разрушенное и прятать слёзы. Её сестра подняла магией оставшуюся от Космоса пыль, кивнула Темпест и поскакала следом за Селестией.

* * *

Прошло время.

Послы из королевства Дирфланков, прибывшие с вестями об избрании нового правителя и просьбой не держать зла на их народ, успели как раз к началу праздника, посвящённого воспрявшей Эквестрии. На площади перед дворцом действительно установили памятник... но это была могила Космоса, хранящая его прах и изображавшая его же. "Всё равно мы тебя любим" — так гласила эпитафия. Темпест Шедоу, прощённая принцессами, стояла рядом с Флеш Сентри, который командовал салютом — единороги отправляли в небеса яркие лучи.

— Вот так всё и закончилось, — улыбнулась Лира, когда музыканты доиграли траурную музыку, не так уж и часто звучавшую в Эквестрии. — Хорошо, что дирфланки согласились восстановить наши дома и помочь с уборкой! А то в Понивилле у нас с Бон-Бон осталась только скамейка.

— Но всё же какой странный конец... — Октавия Мелоди похлопала копытом по своей виолончели. — И какой страшный!

— Как завершилось, так и завершилось, — пожала плечами Лира. — А теперь давай сыграем что-нибудь для праздника! 

Винил Скретч выжидающе посмотрела на Октавию. Задумавшаяся было серая пони подняла смычок, и, подёрнув им струны, запела. А случалось такое не чаще, чем звучали траурные мелодии, но было намного приятнее и красивее:

— Если с другом вышел в путь...

...