Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 12. Стёкла и зеркала Глава 13. Бессмертие

Интерлюдия 3. Растущий раскол

Потеря.

Начиная со дня Апокалипсиса, каждый из нас постоянно что-то терял. Жизни, дома, друзей, семью и даже надежду. Я потеряла почти всё из этого списка. Я потеряла жизнь, которую знала раньше, став гнилой тенью пони, которой я была. Я потеряла два города, которые когда-то называла своим домом, Клаудсдейл и Понивилль. Что касается семьи и друзей, у меня не было никого из первых, но последних я лишилась в огромных количествах. Я бы могла перечислить их всех по именам, но думаю, что ты, читатель, наверняка знаешь имена всех Министерских кобыл. Несмотря на то, что я никогда не была в их близком кругу, я считала их своими друзьями, особенно Флаттершай. Тем не менее, у меня был шанс завести несколько новых друзей.

Мэй теперь была моим самым старым и самым дорогим моему сердцу другом, мы подружились ещё со дня падения мегазаклинаний. Мы провели вместе больше, чем целую жизнь, путешествуя по Пустоши, которая когда-то была процветающей Эквестрией, пытаясь изменить этот мир. Мы обе потеряли друзей, а она — ещё и любовь всей её жизни, но мы пытались сделать всё возможное для того, что осталось. Тем не менее, Мэй постепенно теряла надежду. Разрушение Троттингема было потерей её надежды на возможное излечение от гулификации, и я даже не могла представить, какое влияние это оказало на её психику.

Роттингтейл, которого мы с Мэй встретили в Троттингеме, и кто был мне ближе, чем Мэй в совсем ином плане. Он также перенёс слишком много потерь. Сначала, его сестра и зять, которых он потерял из-за падения мегазаклинаний. Затем, он потерял Эппл Крамбла, племянника, который остался на его попечении, которого он поклялся и не смог защитить. И, наконец, он потерял свой город, Троттингем, и почти всех его жителей. Он был среди тех, кто помог превратить город в убежище для гулей, каким он когда-то и был, и вид его уничтожения изменил Роттингтейла, заставив его потерять часть себя и свою веру в других пони.

Были и другие, многие, многие другие. Блинки Пай, которая потеряла всю свою семью во время войны, а затем и сама канула в историю. Стронгхуф, потерявший свою жену, сына и надежды на создание мирного места на Пустоши. Гизмо, потерявший свою жизнь, а вместе с ней и шанс превратить могущественную силу во что-то большее. Эмеральд, потерявшая своих родителей, свой дом, лучшего друга и невинность из-за варварства Пустоши, и навсегда израненная ею, превратилась в искажённое, тёмное отражение самой себя. Снипс, потерявший свою возлюбленную Рэрити, а затем и его разум, пытался вернуть то, что уже никогда не дано повернуть вспять. Так много потерь. По крайней мере, Брайт и её последователи, похоже, благополучно добрались до места назначения, я больше ничего о них не слышала.

Теперь обо мне. Что же я потеряла? К моменту начала войны, у меня не осталось семьи, таким образом, мне было некого терять во время войны. У меня было несколько друзей, которые, по всей вероятности, погибли в день катастрофы. Однако, прошло уже более ста лет с того дня, и боль от этой утраты уже давно утихла. У меня было два дома, Понивилль и Клаудсдейл. Последний я потеряла в день самого первого падения мегазаклинания, едва избежав собственной смерти. Первый же, я потеряла в первые годы жизни на Пустоши. Опять же, эти потери произошли много лет назад, и с тех пор, боль от утрат поутихла.

Однако, была одна потерянная вещь, которая для меня имела огромное значение; отсутствие её ощущается очень явно. Это моя индивидуальность. Как и у любого другого гуля, моя шкура, кожа, грива, голос и кьютимарка были потеряны вследствие некроза, вызванного экстремальным облучением. Временами, я чувствовала себя монстром; я даже похожа на него. Я не старею, мне не нужно есть, спать или пить, и, хотя перспектива была размытой, у меня уже никогда не будет ребёнка.

Теперь, всё, что у меня осталось от моей индивидуальности — это мой рассудок. Пока он в порядке, я по-прежнему пони, верно? К сожалению, даже его я смогла потерять, в каком-то плане. Я была бы невинна всю свою жизнь, если бы не эта война. По крайней мере, мне удалось избежать чужой крови на копытах, поскольку война шла в основном на чужой территории. Однако, Пустошь вынудила меня вступить в борьбу в том месте, что я называю домом... скольких я убила? Не могу даже сосчитать, и это именно та причина, по которой я начинаю терять себя.

Что мне остаётся делать? Оставшаяся часть меня надеется на мою душу. В прошлом, я не очень много думала об этом, но с тех пор, как я столкнулась со Снипсом, у меня не выходят из головы его слова. Он говорил о душах, как о части своего безумного эксперимента, а потом в его зеркале появилось моё отражение. Прежняя я, неизменённая с молодых лет, улыбающаяся, смеющаяся, играющая с пупырчатой плёнкой. Я хочу верить, что часть меня живёт где-то там, вдали от ужасов Пустоши.

Как бы плохо это ни звучало, это только начало моих потерь. Говорят, что время лечит все раны, и я думала, что потери, которые я я перенесла, в конечном итоге останутся позади, когда я буду шагать вперёд. В короткие сроки, я узнаю, сколько ещё всего мне предстоит потерять.

Переводчик: Julia_Craft93

Редактор: Shade Past

Читать дальше

...