Автор рисунка: Siansaar
— Интерлюдия 1 — Журнал исследований — Акт 1 — Глава 3 — Вопросы в лабиринте

— Акт 1 — Глава 2 — Принцесса в библиотеке

Рарити показалось, что прошла целая вечность, пока она и принцесса участвовали в импровизированном конкурсе гляделок. Всё это время маленькая сова то и дело переводила взгляд с одной кобылки на другую.

— Ты Книжник? — спросила принцесса, не получив ответа от потрясённой единорожки.

Всё шло не так, как представляла себе Рарити. Пусть она и не планировала встретиться с духом принцессы Эквестрии, но она ожидала больше... криков и леденящих душу завываний. По крайней мере, она смогла чуточку расслабиться, видя, что неотрывный взгляд принцессы не был полон злости или гнева.

Это был скорее взгляд любопытства с капелькой... раздражения? Рарити показалось, что аликорн оценивает ситуацию, которая, учитывая обстоятельства, была получше, чем Рарити предполагала, убегая от принцессы. Её душа могла быть изгнана в Тартар за незаконное проникновение или она могла сама превратится в духа, но пока всё шло неплохо.

— Нет, ты не он. Ты была в секции космологии, а он никогда не будет искать неправильное в неправильном месте, — наконец сказала принцесса, сменив тему разговора несколько сухим тоном. Она остановилась на мгновение, как будто ожидая от Рарити хоть какого-то знака, намёка на понимание, но, когда растерянная кобыла не подала этот знак, принцесса объяснила: — Ты искала книгу по геологии в секции космологии.

То были первые слова, которые принцесса сказала ей, а, возможно, и какому-либо другому пони за последние столетия. Можно было подумать, что она спросит «кто ты?» или «что ты здесь делаешь», или самое популярное — «как ты посмела потревожить мой вечный покой, глупая смертная?! Прочь!»

Вместо этого она выбрала...

— ... и книги о драгоценных камнях находятся в секции геологии, которая является пятьсот пятьдесят первым классом по десятичной системе классификации книг Старсвирла, тогда как космология является сто тринадцатым классом.

... ворчливую лекцию о десятичной системе классификации книг Старсвирла.

Рарити не была уверена, как именно она должна реагировать, что сказать или что делать. К счастью, ей не пришлось слишком долго думать об этом; когда принцесса закончила свою речь, сова полетела к Рарити, села на свое любимое место на ее голове и с любопытством похлопала её ухо крылом.

Темис! — с негодованием воскликнула принцесса, плавно опустилась на книжный шкаф и топнула по нему копытом. — Ты не должен быть дружелюбным с посторонними, пока я не закончу их допрашивать, — она повернулась к Рарити и снова спросила. — Ты не Книжник, верно?

Рарити потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что к ней обращается принцесса, особенно учитывая то, что она всё ещё переваривала информацию о сложившейся ситуации.

— К-книжник?

Кто это?

Когда Рарити покачала головой, принцесса прищурилась.

— Тогда зачем ты пришла сюда?

Рарити, не находя слов, несколько раз открывала, и снова закрывала рот. Разве это не вопрос на миллион? Что подтолкнуло её спуститься под дерево и увидеть всё, что в нём есть? На это скорее всего повлияло любопытство, да, но было что-то ещё. Легенда о «Четырех принцессах» некогда была для Рарити сказкой, под которую она жеребенком засыпала каждую ночь. Возможно, это было не столько любопытство, сколько то, что маленькая кобылка внутри неё, которая страстно хотела спасти принцесс, никогда по-настоящему не уходила.

— Ради... тебя?

Принцесса нахмурилась и подняла копыто, как будто собиралась снова топнуть по книжному шкафу.

Ради меня?! — воскликнула она глубоко потрясённым и гневным голосом. Но после гнев утих и обернулся удивлением. — ... Меня, — тихо повторила она, опустив и копыто, и уши. Она села на задние ноги и моргнула. — Меня? — шепнула она, поднеся копыто к мордочке и нахмурившись. — Никто никогда не возвращался ради меня... Кроме Диск...

Рарити так и не услышала конца предложения: принцесса стремительно поднялась и распахнула крылья, в гневе стиснув зубы и зло вперившись в неё:

Почему я? — спросила она холодным, обороняющимся тоном, её рог начал светиться. — Что ещё тебе нужно от меня? Как ты смог вернуться?! Ты был повержен!

— В-вернуться?! П-повержен? — Рарити сделала несколько шагов назад, наступая на рассыпавшееся содержимое седельной сумки, магией подняв журнал с пола и используя его в качестве импровизированного щита. Она была слишком юна и прекрасна для того, чтобы быть разорванной на кусочки злым духом! — Я-я в жизни никогда не была здесь! Я просто искала свою младшую сестру в Вечнодиком лесу и наткнулась на вашу библиотеку!

Лжец! — рявкнула принцесса. Её рог начинал светиться сильнее. В тот момент, когда она посмотрела вниз и заметила корону, лежащую у ног Рарити, и вновь перевела взгляд на единорожку, казалось, её ярость утроилась. — Откуда это у тебя?! Так это ты!

— Нет! Я нашла её недалеко от дерева! — взмолилась Рарити, тряся головой и Темисом, всё ещё прикрывающим крылом её ухо. — Честное слово! Мне просто было любопытно! — но её оправдание осталось неуслышанным или проигнорированным.Разгневанная принцесса топнула по книжному шкафу.

Прекрати мне лгать! — приказала она, поднимая Рарити в воздух своей магией и швырнув в сторону ближайшего шкафа, как будто единорог была не более чем тряпичной куклой.

Шкаф заскрипел и покачнулся от столкновения. Будто удара со всей силы головой об шкаф было недостаточно, от столкновения на неё обрушился целый град тяжёлых книг.

Рарити приземлилась с громким глухим грохотом, пыль из книг разлетелась повсюду, из-за чего единорог раскашлялась и захрипела, пока пыль вокруг не осела. Она попыталась пошевелить левой передней ногой, но почувствовала колющую боль, достаточно острую и неожиданную, чтобы к глазам подступили слёзы.

— Ты…

Услышав голос принцессы, Рарити распахнула глаза и затаила дыхание, и пока она лихорадочно пыталась придумать выход из этой ситуации, из этого места с разгневанным духом аликорна, мысли в голове неслись ураганом. Она могла попытаться побежать к выходу и, возможно, спровоцировать очередную атаку, или могла замереть и надеяться, что ярость принцессы поутихнет. Ни один из вариантов не выглядел сильно обнадёживающим, но прежде чем она решила, как быть, голос раздался вновь.

— Почему ты не защищаешься?! Это очередная уловка?

Несмотря на нахлынувший страх, Рарити наконец развернулась — а это было весьма болезненно — и посмотрела на принцессу. Кобыла ответила тем же, грозно распахнув крылья, но всё же с намёком на сомнения во взгляде.

Рарити сумела — осмелилась —  выдавить из себя лишь прерывистое «ч-что?».

— Зачем ты пришёл?! — спросила принцесса, голосом, не допускающим возражений, но жестокая ярость пропала из её позы. — Кто ты?

— Р-Рарити! — выпалила та в ответ. — Моё имя Рарити, и-и я заглянула сюда лишь из любопытства! — скорее безрассудства, подумала она.

Принцесса отступила, медленно опуская крылья.

— Так ты не Дис-?.. Я-я…

Рарити перевела взгляд с принцессы на выход, прикидывая, сможет ли она до него добраться прежде, чем принцесса поймёт, что происходит. Она решила, что это, возможно, единственный шанс выбраться отсюда живой, учитывая растерянно выглядящую принцессу. Несмотря на то, что подвёрнутая лодыжка явно не помогала набрать скорость, не говоря уж про пульсирующую головную боль, страх пересилил боль, и Рарити решила рискнуть, нежели остаться в библиотеке ещё хоть на секунду. Она поднялась и рванула к выходу, стараясь подавить стоны от боли в ноге.

— П-подожди!

В четырёх шагах от тоннеля её настиг голос принцессы, вслед за которым появилась она сама, телепортировавшись прямо перед выходом. Единственный путь к свободе был заблокирован, но Рарити не собиралась легко сдаваться. Глубоко вдохнув, она призвала всю магическую энергию, что у неё была. Конечно, это практически ничего не сделает бестелесному духу принцессы, но по крайней мере у неё появится столь необходимая возможность. Едва заметив, что она перешагнула свои разбросанные вещи, Рарити сфокусировала всю свою магию в ошеломительный выстрел, ударивший принцессу прямо в лицо.

Как и ожидалось, заклинание лишь слегка отвлекло аликорна, чего, тем не менее, вполне хватило. Сердце Рарити бешено колотилось, она вдохнула побольше воздуха и помчалась через проход, открывшийся в тот момент, когда принцесса невольно отшагнула в сторону. Она бежала к лестнице настолько быстро, насколько позволяло её травмированное копыто, но когда она была уже всего в нескольких метрах от неё, раздался голос принцессы.

Подожди! Прошу, не уходи!

Рарити резко остановилась как вкопанная. Сама не зная почему, она обернулась и увидела принцессу, стоящую на другом конце тоннеля. Та подняла копыто, словно в попытке зайти в тоннель, но когда она попыталась, появился полупрозрачный розовый барьер и, потрескивая, заставил её, поджав уши, отступить.

Пожалуйста. Мне очень жаль. Прошу, не уходи, — умоляла её принцесса ломающимся голосом.

Вместо ответа Рарити просто отвернулась и зашагала прочь. Поднимаясь, она перескакивала через две ступени за раз и вскоре увидела дневной свет… свобода.

Как только она выпрыгнула из отверстия в земле, то сразу с облегчением выдохнула. Она не имела понятия, чем же спровоцировала духа напасть на неё, но её это не волновало. У неё хватило ума и сил выбраться оттуда.

Знание того, что ей никогда больше не придется проходить через всё это, было более чем достаточно для того, чтобы компенсировать боль в ноге. «Менее чем через двадцать минут, дома, я буду в безопасности» — подумала она, идя в сторону Понивилля и мысленно уже представляя себе отдых в бутике Карусель. «И принцесса может нападать на кого-нибудь другого, на кого только пожелает, и оставаться в этой библиотеке одной... хоть целую вечность...»

Несмотря на все её усилия забыть произошедшее, она не могла ни прекратить думать о несчастной принцессе, ни перестать слышать мольбы, в которых та просила не бросать её в одиночестве. Она остановилась и оглянулась на люк, уши прижались к её голове, и она прикусила губу.

Это… какая-то бессмыслица, разве нет?

Если бы принцесса хотела убить её, разве она не сделала бы это в тот момент, когда увидела Рарити? Кроме того, почему принцесса спасла её от башен из падающих книг? Там было достаточно энциклопедий, чтобы вырубить Рарити, и было бы гораздо легче избавиться от неё, когда она лежала беспомощная, не в состоянии защитить себя.

Почему она не атаковала её раньше?

— Так ты познакомилась с духом принцессы, верно?

Рарити повернулась к люку и обнаружила рядом с ним жеребца. Он был облачён в темный плащ с капюшоном, который закрывал большую часть лица, оставляя открытой только теплую, но усталую улыбку. Судя по той немногой шёрстке, что она видела, та была больше серая, чем охристо-желтая, какой должно быть была в пору его юности. В сочетании с длинной роскошной бородой казалось, что его лучшие годы уже прошли, но он всё ещё был в хорошей форме, учитывая, как далеко он ушёл от города.

Рарити в ужасе сделала шаг назад, что побудило старого жеребца поднять копыто.
— Пожалуйста, не бойтесь! Я не причиню вреда. Я часто прогуливаюсь по лесу, и мне просто стало любопытно, кого это сюда занесло, учитывая, что немногие пони осмеливаются бродить здесь.
— К-кто вы? — спросила Рарити, деля ещё один шаг назад. Что это творится с Вечнодиким лесом и пони, которые, казалось, в буквальном смысле приходят прямо из сказок? Что-то в жеребце заставило её задуматься над вопросом принцессы. — Вы Книжник?

Жеребец засмеялся.
— Так вот как она меня прозвала? — он погладил бороду, мягко улыбаясь. — Как восхитительно метко! Мои предки и я, должно быть, уже принесли ей тысячи книг! И если эти старые кости не подведут меня, возможно, я смогу принести ещё сотни!

Сотни книг? Это же значит, что Книжник, и, должно быть, вся его семья, приходили сюда на протяжении веков, но...

— Как так получилось, что она никогда не видела вас? Не прошло и десяти минут, как она начала меня преследовать.

Книжник задумчиво наклонил голову.

— Да, но вы трогали ее книги, не так ли? Вы могли бы бродить по библиотеке неделями, и она не заметила бы вашего присутствия, пока вы не потревожили бы её книги, — ответил он, переведя взгляд с Рарити на люк. — Однако я не удивлен. Жить в этой библиотеке век за веком, не имея никого, кроме книг, составляющих тебе компанию? Они являются такой же частью её, как она является частью их.

— Вы ранены? — спросил он, глянув на копыто Рарити, когда та зашипела, шагнув вперёд. Он покачал головой и вздохнул.

— Ай-яй. Всё так же поспешны в суждениях, не так ли, принцесса Твайлайт? Полагаю, это ещё одна причина почему я не спешу с ней знакомиться. Осмелюсь сказать, я бы не отделался травмой копыта, если бы она подумала, что я – он.

— Он? — теперь, когда она была вне опасности, Рарити стало любопытно, за кого её приняла принцесса.

Книжник с прищуром покосился на неё.

— Разве вы ещё не догадались? — он снова погладил бороду и нахмурился. — Так, как же там звучал этот абзац? Ага! — просветлев лицом, он победоносно улыбнулся, и, приосанившись, прочистил горло и с чувством продекламировал:— Младшая Принцесса спряталась в секретной библиотеке,построенной по собственным чертежам и погребённой под растущим дубом. Однако за считанные дни до того, как она планировала начать искания, житель близлежащей деревни выдал её местоположение Духу в обличии странствующего пони.

«Конечно! И почему я сама не вспомнила о нем?» – вопросила Рарити саму себя. Теперь вся ярость и все обвинения Принцессы обретали смысл.

— С какой ужасающей судьбой ей пришлось столкнутся! — продолжал рассуждать он. — Быть запертой в библиотеке до конца вечности! Не имея ни выхода, ни возможности перемолвится словом хоть с кем-будь, не считая двух безответных сов! Хм, интересно, разговор с ними сильно отличается от разговора с самим собой? А теперь страхи бедной кобылки отпугнули ещё одного пони.

Он снова вздохнул, покачав головой.

— Какое одинокое существование!

Чем больше жеребец говорил, тем больше Рарити жалела... Принцессу Твайлайт.

Можно ли обвинять её в жестокости, если она думала, что Рарити – Дух? И, тем более, она смотрела на неё после нападения с таким раскаянием.

— Но ты всё ещё здесь!

Скорбь на лице Книжника сменилась довольством.

— Как восхитительны могут быть причуды судьбы. Вы нашли принцессу Твайлайт именно в Ночь поисков! Это почти как попасть в сказку. Правда ведь? — его улыбка становилась всё шире. — Вашу собственную сказку!

Денза правая, это звучит заманчиво, не так ли? Её личное приключение, прямо как в романе. Рарити прикусила губу и взглянула на дерево.

— Но... — она обернулась на Книжника. — В сказке... ничего не говорится о том, как освободить их – принцесс.

— Чего дух не знал, однако, — начал цитировать старец. — Так это того, что, когда потерянные реликвии принцессы магии будут возвращены на своё законное место в глубинах библиотечного дерева, заклинание, удерживающее принцессу в ловушке, будет разрушено, и мир в королевстве будет восстановлен.

Рарити нахмурилась, открывая и закрывая рот несколько раз.

— Н-но... я никогда не слышала раньше не слышала эту часть предания, — прошептала она. — Этого не может быть!

Книжник хмыкнул.

— Пони, боюсь, довольно забывчивые существа, и, возможно, прошло более тысячи лет с момента событий сказки. Вещи теряются со временем, и среди них правда о том, что действительно произошло так давно. Осмелюсь предположить, что должно быть существует  более пятидесяти различных версий сказки, если не сотни!

— Но тогда какая из них – правда? — спросила Рарити, делая шаг навстречу жеребцу.

Он лишь засмеялся в ответ.

— Зачем спрашивать меня? Меня не было в живых, когда это случилось! Я понимаю, что не выгляжу так уж молодо, но могу заверить вас, что я не такой старый, дитя! — ответил он, широко улыбнувшись, когда Рарити торопливо пояснила, что не имела в виду, что ему было несколько столетий. — Тем не менее, я по счастливой случайности знаю полную сожалений принцессу, которая могла бы рассказать вам, что на самом деле произошло!

Он улыбнулся и указал на землю под Рарити.

— Сомневаюсь, что она забыла, что привело к её заключению. Как вы считаете?

Он прочистил горло и поправил плащ.

— Однако мне должно уже откланяться. Час поздний, а у моей супруги ужасный характер, особенно когда я слишком сильно задерживаюсь! Опасаюсь порой, что она была бы не прочь со скалкой в зубах полюбоваться искрами из моих глаз! — он весело подмигнул. Снова прочистив горло, он начал поворачиваться.

— Ну, что же, всего вам наилу…

— П-постойте! — окликнула его Рарити. — Если вам всё это известно, то почему вы сами не пытались искать эти потерянные реликвии?

Книжник рассмеялся.

— О, я пытался! Но, к сожалению, без особого везения. Но вы... — он улыбнулся и погладил бороду. — Есть у меня какое-то дивное предчувствие, что именно вы можете добиться успеха там, где я потерпел неудачу, моя маленькая пони.

— Но откуда вы всё это знаете? Почему вы даже не…

— Ну, ну, всему своё время! — перебил он её, кивая в сторону дерева. — Если вы решите посещать это место и впредь, то мы увидимся вновь! Если же нет, тогда, полагаю, принцесса Твайлайт может просто подождать кого-либо другого, кто мог бы помочь ей. Не правда ли?

С этим он ушёл, оставив Рарити наедине с её мыслями и его прощальными словами.

Ничто не мешало ей развернутся и отправится домой, в Понивилль, но... это ли настоящее её желание? Могла ли она уйти теперь, зная всё то, что она узнала?

В раздумьях повернувшись к люку, она долго не отводила от него взгляд.

«Прошу, не уходи!»

Эхо этих слов, произнесённых тихим, неуверенным тоном, до сих пор раздавалось в ушах. Что... что, если Принцесса Твайлайт всё ещё сидит там, всё ещё ждёт её возвращения? Наконец, тяжело вздохнув и убедившись, что она, должно быть, сошла с ума, Рарити магией открыла люк и вошла внутрь.

«Безумие!» — эта мысль не покидала её, пока она спускалась по лестнице так быстро, как позволяло её раненое копыто. «Горячечный бред!» — продолжила она, трусцой  двигаясь к свету в конце туннеля. Рарити старалась не думать слишком много о том, что обычно подразумевают под этим выражением.

Дойдя до конца туннеля, она махнула копытом перед входом и, когда барьер не появился, осторожно заглянула внутрь.

За столом, что стоял поодаль, она увидела сидящую принцессу Твайлайт. Сова — «Темис, кажется?» — подпрыгивая вокруг, с интересом смотрела в журнал. Вместе с ним все вещи Рарити были подобраны и аккуратно разложены на столе.

Покосившись на обложку, принцесса вздохнула и магией подняла к глазам журнал Рарити.

— Любопытно, что же это такое – «Мэйнхеттен»? — размышляла она вслух, положив журнал вниз, чтобы посмотреть на Темиса. Тот только ухал в ответ. Принцесса уставилась на него на мгновение, ни с того ни с сего, швырнула журнал в стену с разочарованным стоном.

Но прежде чем тот ударился о шкаф, Твайлайт остановила его и аккуратно вернула на стол, склонив голову и в то же время вздыхая. Рарити даже стало обидно, что с журналом обращались лучше, чем с ней. Но всё же он стоил целых двадцать пять битов, и она была благодарна за бережное обращение.

— Это город, — сказала Рарити, ошарашив своим заявлением не только принцессу, но и саму себя.

Твайлайт и Темис повернулись и уставились на Рарити, будто это она была привидением.

— Ты… всё ещё здесь? — аликорн встала и направилась к Рарити, несколько раз открывая и закрывая рот, очевидно не зная, что сказать.

Рарити прокашлялась.

— А, да… — она неуверенно шагнула в комнату, морщась каждый раз, когда наступала на раненное копыто.

Единорожка заметила, что принцесса Твайлайт тоже поморщилась. «Надеюсь это потому, что она сожалеет о содеянном».

— Я… Далеко не каждую ночь доведётся встретить... принцессу!

Она надеялась, для Твайлайт её смех не показался столь же вымученным, как ей самой.Та, в свою очередь, лишь смотрела на неё с каменным лицом.

Решив проигнорировать очевидный шок принцессы, Рарити указала на её затруднение с «Стиль Мэйнхеттенцев: неделя моды», лежавшим на столе.

— Мэйнхеттенец – это житель города Мэйнхеттен, — пояснила она, делая шаг назад, в ответ на шаг аликорна к ней. Это не осталось незамеченным, и принцесса в спешке попятилась назад. После небольшой заминки Рарити продолжила. — Это журнал моды, выходящий раз в два месяца.

Этого оказалось достаточно, чтобы вывести аликорна из транса. Её уши мгновенно оживились, услышав новую информацию.

— Журнал? — она посмотрела вниз на книжицу и открыла её, с интересом перелистывая страницы. Тем временем, Рарити неловко стояла около минуты, пока принцесса не заговорила вновь.

— Удивительно! Никогда не видела подобных книг! Как слово «журнал» приобрело такое значение? А эти иллюстрации такие правдоподобные. Ваши художники используют магию, чтобы добиться такой реалистичности? Это какая-то продвинутая магия? — она подняла журнал и постучала по обложке. — Из какого пергамента это сделано?Неожиданно она телепортировалась прямо к Рарити, чуть не напугав её до полусмерти, и вновь открыла журнал. Она показала изображение позирующей модели и указала на камеру, висящую у той на шее.

— А это что такое?

— Эм, это фотографическая камера или просто фотоаппарат, — пробормотала Рарити, внезапно заметив, что теперь, когда принцесса стояла близ неё, стало очень холодно. — Эти «иллюстрации» – это фотографии, сделанные камерой.

Она никак не могла прекратить искоса поглядывать на любознательную пони, всё ещё не привыкшая к неожиданному и радикальному изменению её поведения. Возможно, радикальные перепады настроения шли в комплекте со всеми штучками «принцессы-призрака».

«Является ли она принцессой, если она… мертва уже несколько столетий? Превращение в бестелесного духа вообще считается смертью?» Принцесса Твайлайт вовсе не выглядела мёртвой. Разве призраки не должны быть прозрачными и мертвенно-бледными? Рарити чуть не поддалась искушению попытаться провести копытом сквозь аликорна, но подавила столь неподобающий для леди импульс любопытства. Она посмотрела на лицо принцессы и осознала, что королевская особа выглядела… необъяснимо привлекательно в своих попытках понять что же такое камера.

Твайлайт медленно кивнула.

— Фотографическая камера.

Она телепортировалась, уселась обратно за стол и посмотрела на многочисленные ряды книжных шкафов.

— Элара, пожалуйста, принести мне свежий пергамент! — сказала она, прежде чем вернуться к журналу. Огромная книга появилась рядом с ней.

Но прежде чем Рарити смогла хотя бы спросить себя, что это ещё за пони — Элара, ответ пришёл в виде громкого уханья. Ещё одна маленькая сова – на этот раз белая — взлетела вверх вдоль спиральной лестницы с нижнего этажа, неся в когтях поношенную сумку с веточками, торчащими из неё. О, во имя небес Эквестрии, это – свежий пергамент?

Как только Элара достаточно приблизилась, принцесса Твайлайт подняла ветви из мешка и вспышкой своего рога превратила их в три листа пергамента. Она листала страницы журнала Рарити и делала заметки. Время от времени открывала свою собственную книгу, видимо, чтобы получить справку. Она полностью погрузилась в себя, лишь изредка делала короткие замечания для Темиса и Элары. Последняя приземлилась на стол и теперь возилась с разбросанными листами, аккуратно складывая их клювом в стопку.

Поскольку Принцесса Твайлайт совершенно перестала обращать на неё хоть какое-то внимание, то теперь, когда библиотека была ярко освещена, Рарити сочла возможным осмотреться получше. Нижний ярус притягивал интерес, и оставалось только задаваться вопросом, насколько глубока библиотека на самом деле. Сколько ещё этажей, заполненных книгами и секретами, погребено под землей?

И всё же она чувствовала, что было бы неправильно исследовать библиотеку без согласия Принцессы Твайлайт. Это, безусловно, во всех смыслах, был дом Принцессы, а лазить по домам пони без их разрешения, по общему мнению, считалось дурным тоном.

— Принцесса Твайлайт? — позвала Рарити, пытаясь пробудить пони из её экспедиции в мир современной моды. Но эта попытка не увенчалась успехом, поскольку принцесса была слишком занята, записывая что-то прочитанное ею в журнале. Спустя минуту, не получив ни ответа, ни даже признака того, что её услышали, единорожка снова позвала, слегка повысив голос: — Кхм, принцесса?

Будто в сцене из фильмов ужасов, Принцесса Твайлайт и обе совы совершенно синхронно обернулись посмотреть на неё без какого-либо выражения. Сразу же пожалев о том, что прервала их, и пересиливая желание убежать отсюда прямо сейчас, Рарити судорожно прочистила горло и спросила:— М-могу ли я осмотреться здесь? Уверяю, что ничего не буду трогать.

Принцесса Твайлайт окинула взглядом библиотеку, а потом и саму Рарити.

— Я... Да, можешь, — ответила она, наконец, отложив перо, которым писала.

— Хорошо, тогда не смею вас дальше беспокоить, — торопливо проговорила Рарити.

Принцесса, казалось, была с головой поглощена тем, что она писала, и Рарити не хотелось быть тем раздражителем, которым стоило бы запустить в книжный шкаф. Снова. Она почувствовала толику облегчения, как только принцесса повернулась к столу и подняла перо. Впрочем, это чувство быстро испарилось, когда аликорн, будто не в состоянии решить, как поступить, вновь подняла на нее взгляд.

— Наслаждайтесь журналом, — сказала Рарити, надеясь, что этого будет достаточно для решения дилеммы принцессы Твайлайт.

Она огляделась и увидела лестницы в конце ряда шкафов. С него она и решила начать. Движимая разгоревшимся любопытством, она уже было тронулась в ту сторону, но тут же о себе напомнило раненое копыто. С первым же шагом неожиданная, резкая боль, пронзила всю ногу, и ей, к своему удивлению, пришлось через эту боль глубоко вдохнуть.

Этого было достаточно, чтобы аликорн окончательно отложила перо. Она телепортировалась к Рарити и стала внимательно осматривать раненую конечность, не замечая мелькнувший в глазах единорожки страх.

— Сильно болит? — спросила принцесса Твайлайт, глядя на Рарити почти бесстрастно, но на грани беспокойства.

— Вовсе нет! — попыталась соврать Рарити. Но это у неё получилось очень плохо, особенно когда для демонстрации она попыталась пробежаться, но не смогла удержаться от болезненной гримасы. Остановившись, она повернулась к принцессе и нервно рассмеялась. Та лишь подняла бровь, не впечатлённая актерским мастерством Рарити.

— Да, я вижу.
В воздухе перед принцессой появилась книга, которую та начала быстро листать.

— Здесь есть целительное заклинание, оно должно убрать боль, — объяснила она, найдя нужную страницу и начав читать. — Пожалуйста, стой смирно.

Аликорн повернулась к Рарити и её рог засветился.

Единорожка хотела бы остановить себя, но, только увидев свечение рога Твайлайт, не могла сдержаться от порыва закрыть глаза и в отчаянии скрестить ноги перед собой.

— Нет, нет, нет! Пожалуйста, нет! Я в полном порядке, пожалуйста, не используйте магию, прошу! — беспомощно умоляла она, пятясь, несмотря на боль.

Когда же она вновь открыла глаза, сожаление нахлынуло на неё. Может, Рарити и пыталась спрятать свою боль, но принцесса этого не могла. Её уши прижались к черепу, на лице читалось нечто большее, чем просто оскорбление или смятение от реакции кобылки. Это была боль.

— П-принцесса Твайлайт, я… я не хотела…

— Я понимаю.

Без малейшего труда с её лица исчезла каждая унция эмоций.

— Приношу свои извинения.

Она захлопнула парящую рядом книгу, и та исчезла. Без дальнейших разъяснений принцесса телепортировалась обратно за стол, взяла перо и начала писать. По крайней мере притворилась, что пишет, учитывая, что она не макала перо в чернила уже несколько минут.

Рарити чувствовала себя абсолютно отвратительно. Принцесса ведь всего лишь пыталась помочь, и что получила в ответ? Реакцию глупой, запуганной кобылки. Если она сейчас уйдёт, Твайлайт, скорее всего, даже не попытается её остановить.

— Принцесса Твайлайт? — единорожка всё же решилась окликнуть её. Она сглотнула ком в горле, когда аликорн неожиданно прекратила писать, лишь безмолвно уставившись на пергамент. — Я не хотела так себя вести, особенно когда вы были так добры и предложили то лечебное заклинание.

В ответ лишь тишина.

— Принцесса Твай…

— Это моя вина.

Именно так ответила принцесса, и Рарити почувствовала себя только хуже. Сама по себе мысль, что она оправдывала действия аликорна, швырнувшего её в книжный шкаф, была немного смешна, но ей казалось это правильным.

— Принцесса, пожалуйста, я вовсе не…

— Это моя вина, — аликорн всё так же смотрела на пергамент, перо парило в воздухе. — Это моя вина, — вновь повторила она, и у Рарити появилось впечатление, что Твайлайт не только говорила сама с собой, но и не отсылалась уже не к инциденту с единорожкой. И снова три слова повторились шёпотом. Снова и снова, и снова.

Рарити больше не могла терпеть это.

— Нет, — громко и чётко сказала она, выбив принцессу из транса, ставшего западнёй. — Это не ваша вина.

Твайлайт повернулась к ней и необычайно спокойным голосом спросила:— Разве? — повернувшись обратно к пергаменту, она молчала какое-то время, прежде чем окончательно отложить перо. — Обмен.

— Обмен?

Принцесса взглянула на Рарити.

— Ты… искала книгу о драгоценных камнях, — ответила та, снова глядя в журнал. — Жди здесь.

И принцесса телепортировалась прочь, Рарити могла лишь слышать различные шумы из другого конца комнаты. Тем временем две совы подлетели к единорожке и примостились у неё на голове по разные стороны от её рога. И с каких это пор её голова – любимый насест для сов? Но возможности ответить на этот вопрос ей не представилось. Аликорн появилась в нескольких метрах от неё в компании толстой книги, которую она тут же расположила перед Рарити.

— Это единственная доступная копия «Полной энциклопедии изысканных камней». Лучшая книга по драгоценным камням, что у меня есть, — объяснила она. Её рог засветился, и на полу появилась деревянная коробочка, заполненная карточками.

При более близком осмотре Рарити заметила, что карточки были заполнены различной информацией о книгах. Книгах, взятых из библиотеки столетия назад. На них были имена пони, адреса, даты, когда они брали книгу, но нигде не было даты возвращения. «Неужели все эти книги всё ещё где-то там?» Неожиданно в голове всплыли слова Книжника.

«Чего дух не знал, однако, так того, что, когда потерянные реликвии принцессы магии будут возвращены на свое законное место в глубинах библиотечного дерева, заклинание, удерживающее принцессу в ловушке, будет разрушено, и мир в королевстве будет восстановлен».

Может… может быть, эти книги и были потерянными реликвиями, содержащими ключ к освобождению принцессы?

— Библиотека больше не выдаёт книги. Раньше я позволяла пони брать книгу-другую, но сильно сомневаюсь, что они их когда-то вернут. Мои книги – это всё что… — она остановилась. — Они мне очень дороги. Но, — её взгляд опустился на книгу, предложенную Рарити, — тебе я всё же позволю её взять, а я возьму твою кни… журнал.

Ежинорожка кивнула, хотя едва обращала внимание на слова принцессы. «Здесь не меньше тридцати карточек! Тридцать книг, разбросанных по всей Эквестрии, или даже за её пределами! И как я должна их най…»

Стоп. Когда это она успела решить, что будет их искать?

— Хорошо, — продолжила Твайлайт, — но ты должна заполнить библиотечную карту, просто для порядка. — Перед ней вместе с пером появилась новая чистая карточка, — ты ведь Рарити, верно?

Пауза повисла в комнате, после чего принцесса подняла взгляд на кобылку, пристально уставившуюся на содержимое деревянной коробки.

Единорожка на мгновение погрузилась в мысли, но клевок одной из сов быстро вернул её к реальности, заключавшейся в беседе с принцессой–духом.

— Ох! Кхм, да, — ответила она, наблюдая, как Твайлайт кивнула и продолжила писать.

— Рарити, — та медленно повторила, не прекращая записывать. — Место жительства?

Очередной клевок вырвал Рарити из потока мыслей.

— П-пардон?

— Место жительства, — сухо повторила принцесса, приподняв бровь.

— Понивилль?

Настоящее место жительства, пожалуйста, — ответила Твайлайт, нахмурившись.

— Э-это моё насто…

— Понивилль был уничтожен давным-давно, и некоторые добрейшие семьи остались без дома, хотя, учитывая, что никто не возвращался ко мне, это не самое страшное, что с ними стало, — перебила её принцесса достаточно жёстким голосом, чтобы Рарити сделала шаг назад. Это не осталось незамеченным, и её выражение немного смягчилось. Она вздохнула и бегло сделала запись, — какой сейчас лунный месяц и солнечный год?

— «Лунный месяц» и «солнечный год»? — спросила Рарити. «Что это за календарь?», — она пыталась вспомнить школьные знания о древнем летоисчислении Эквестрии, и припомнила, что больше тысячи лет назад он действительно носил другое имя. — У нас… только обычные месяцы и… «эквестрийские» года, — нервно поправила она.

— Вы… изменили его? Зачем понадобилось… Ох, — принцесса замолчала, наблюдая за пером и карточкой, парящими рядом. Не поднимая взгляда, она тихо спросила: — Что случилось с прин… — но вдруг остановилась и потрясла головой.

— Что случилось с кем? — всё же поинтересовалась Рарити.

Принцесса посмотрела на неё.

— Кто каждый день поднимает солнце и луну?

— Поднимает солнце и луну?

«Какое это имеет отношение к»… И тут Рарити снова вспомнила старую сказку.

«Старшие сёстры-принцессы — прекрасные и бессмертные, как поднимаемые ими солнце и луна, правили в унисон».

Ох.

Единорожка осознала, что принцесса Твайлайт, вероятно, не имела ни малейшего представления, что произошло после её заключения. Она не знала, что Дух сбежал из королевства, а другие принцессы были… пленены где-то в Эквестрии. Единственным источником информации были книги, принесённые Книжником.

«Что принцесса Твайлайт знала? А чего не знала? И главное, почему не спросила про мир за пределами библиотеки с самого начала?»

— Кто-нибудь поднимает солнце и луну? — спросила аликорн, вырывая Рарити из её мыслей.

— Принцесса Денза, она поднимает и солнце, и луну, — ответила единорожка, надеясь, что следующий вопрос будет про то, что произошло столетия назад.

Твайлайт от такого откровения потупила взгляд.

— Принцесса Денза?

Рарити лишь медленно кивнула.

— Принцесса Каденза Армор X. Она и остальные члены семьи Армор веками были нашими монархами и каждое поколение поднимали небесные светила, — разъяснила она. — Это было традицией, впервые новая принцесса опускает солнце и поднимает луну на своей коронации.

Принцесса Каденза Армор IX умерла около двадцати лет назад, и тогда к правлению пришла Каденза десятая — или принцесса Денза, как она просила её называть. Рарити была маленькой кобылкой, когда это произошло, так что к её великому сожалению, она не могла присутствовать на торжественном событии.

— ...Армор? — медленно повторила принцесса, — так Кейденс и Шайнинг Армор удалось… — её уши поникли, а её выражение изменилось…

Это была тоска.

Тоска и боль. Рарити даже не представляла, что взгляд может выражать столь сильные эмоции. Это было даже больнее, чем когда она отказалась от лечебного заклинания. Всё любопытство Рарити о старой сказке было смыто и позабыто. Взгляд принцессы был потерянным, расфокусированным, далёким, но для Рарити всё было ясно. Эти глаза были окнами, ведущими в душу пони, забытую на столетия, и Рарити была переполнена необъяснимым, удушающим желанием утешить аликорна.

Но она не могла.

— Я… я… — принцесса сделала шаг назад, часто моргая.

Она пыталась сдержать слёзы?

Карточки и перо были телепортированы на дальний стол, пока принцесса продолжала медленно пятиться.

— Я… я должна уйти, — запинаясь, сказала она, закрыв глаза и делая глубокие вдохи. — Книгу нужно вернуть через семь дней.

Впервые за эту длинную ночь Рарити не была рада видеть, как принцесса удаляется от неё.

— Да, но прин…

— Ты вернёшься? — перебила её Твайлайт, открыв глаза, чтобы посмотреть на единорожку. Как и несколько часов назад, она смотрела с молчаливой мольбой.

Рарити замерла на мгновение.

— Я-я обещаю, но…

Принцесса так и не услышала окончания фразы. Прежде чем единорожка успела что-либо сказать, она телепортировалась, получив нужный ответ, унеся с собой все ответы, что искала Рарити. Телепортировалась прежде, чем Рарити смогла спросить, что случилось, или попытаться во всём разобраться.

Две совы полетели в глубь библиотеки, без сомнения, последовав за своей хозяйкой. Как только они удалились, люстра на потолке замерцала, и всё вокруг погрузилось во тьму. Рарити наблюдала как одинокий подсвечник спустился к полу и стал освещать оставленную принцессой книгу. Единорог подняла книгу магией и направилась в сторону выхода в сопровождении канделябра, освещавшего ей путь.

Разве что…

Она остановилась, развернулась и пошла к столу, на котором остались библиотечные карты. Свет канделябра лёг на стол, позволяя без проблем просматривать карточки и читать имена на них. Она остановилась на карте книги про погодные условия, взятой неким Биттервайнд Синдером, жившим в… восточном портовом городе? Её школьные знания географии оставляли желать лучшего, но разве местность около Филлидельфии несколько веков назад не считалась одними из крупнейших портов Эквестрии?

И разве Сноуи Синдер, играющая принцессу Селену на этой Ночи Поисков, не переехала именно из Филлидельфии несколько лет назад?Рарити положила книгу, взяла чистую карту и заполнила её. Когда перед ней уже лежала идеальная копия библиотечной карточки, она остановилась ненадолго, думая о том, что только что сделала и что это означало. Неужели она собиралась искать все эти книги? Их вообще возможно найти? И самое главное, хотела ли она их искать?

«Если вы решите посещать это место и впредь, то мы увидимся вновь! Если же нет, тогда, полагаю, Принцесса Твайлайт может просто подождать кого-либо другого, кто мог бы помочь ей. Не правда ли?»

Что, если никто больше не придёт помочь принцессе Твайлайт? Эти сомнения окончательно укрепили решение Рарити взять свою новую библиотечную карту и положить её в седельную сумку вместе с остальным содержимым, за исключением журнала и короны. Их она оставила на столе для аликорна. Вместо них в сумку отправилась предложенная ей книга, после чего единорожка вновь пошла к выходу из тоннеля. Канделябр всё это время следовал за ней.

Она вошла в тоннель и начала идти по нему, пока несколько глухих ударов и неожиданное отсутствие света не остановили её. Рарити обернулась и увидела подсвечник, парящий у входа. Он пытался и дальше следовать за ней, но, к её потрясению, тот же самый барьер, ранее остановивший принцессу, появился вновь и блокировал путь канделябру. Рарити смотрела на бесплодные попытки того покинуть библиотеку.

Почему барьер не останавливал её?

Как бы не было ей жаль бедную вещицу, ничего нельзя было с этим поделать, и наконец Рарити развернулась, зажгла свой рог и пошла к выходу. Поднявшись по спиральной лестнице и выбравшись наружу, она закрыла люк за собой. Ей казалось, прошло не меньше пяти минут, пока она смотрела на дверь, прежде чем поднять взгляд на вывеску, прибитую к дереву.

Открыто на пожертвования  принцессы Твайлайт Спаркл.

Единорожка подняла копыто и провела им по имени принцессы, но её мысли были прерваны, а уши навострились услышав, что кто-то выкрикивает её имя вдали. Не отрывая копыта от таблички, она оглянулась в направлении звуков. Как долго её не было?

Когда она сможет вернуться?

Она вообще вернётся?

Рарити опустила копыто на землю и отвернулась от дерева, направилась к краю провала и с некоторыми трудностями выбралась из него. Она пустилась галопом в направлении зовущих её голосов, игнорируя внутренний голос, говорящий вернуться к дереву и спуститься по ступеням обратно в затерянную библиотеку к одинокой принцессе.

Воспоминания о ней продолжали роиться в её голове. С момента, когда та спасла Рарити, до её просьб остаться и предложения обмена, и самое главное, того выражения, выдавшего многие века грусти и одиночества, каких Рарити ранее не видывала.

Одиночества, которое будет преследовать её мысли, пока она будет идти домой с Флаттершай и Даймонд Даском. Одиночества, которое будет наполнять её сны в эту ночь, призывая вернуться в библиотеку. Одиночества, которое будет преследовать всё её естество, облачённое в данное обещание вернуться, и единственное имя, которое она никогда не забудет.

Твайлайт Спаркл.

Принцесса в библиотеке.

Читать дальше

...