Автор рисунка: Siansaar
Глава 2. Дивный новый мир Глава 4. Последователи

Глава 3. Тайны, что мы храним

Принцесса, как и говорила Твай, приехала точно в срок. Она редко откладывала дела, чтобы встретится со своей ученицей лично, но сегодня было исключение. Знакомство с пришельцем из другого мира — это однозначно везская причина для пропуска очередных и надоедливых встреч с парламентёрами. 

— Здравствуй, Твайлайт. — спокойным тоном сказала гостья.
— Здравствуйте, принцесса. — поникшим голосом ответил единорог, стоявший перед ней.

Аликорн посмотрел сначала на человека, а затем, перевёл свой спокойный как у слона взгляд на ученицу. Её сиреневые уши были прижаты, а в глазах так и читалась грусть и печаль.

— Что-то случилось? — спросила принцесса. 
— Я думаю… вам лучше обо всём расскажет Бак… — отвечала единорожка, всё с тем же поникшим голоском.
— Буду с тобой солидарна, моя ученица. — после недолгой паузы, ответила Селестия. — А сейчас, ты и Спайк не могли бы оставить нас наедине?
— Да, конечно… Спайк, идём.

Твайлайт и дракончик пошли вверх по лестнице. Когда поняша остановилась и повернула голову назад, то последним взором окинула всё ещё печального Бака и прибывшую принцессу. Простояв так несколько секунд, Твай, с опущенными ушками, повернулась и продолжила путь наверх...

Подойдя к человеку, принцесса использовала изоляционное заклинание, дабы никто не слышал их разговор. Парень смотрел куда-то в сторону, и его половина лица была скрыта ладонями. Глаза были немного красными от недавних слёз, а дыхание было дрожащим и неровным. 

— Мистер Крофтон, вы в порядке? 
— Да-да… — вытирая глаз рукой, сказал человек. — Я в порядке, спасибо, просто воспоминания… Извините, ваше высочество.
— Не нужно извинений, я всё понимаю. 

Она присела на диван напротив человека.

— Твайлайт присылала мне письмо с вашей историей, — смотря куда-то в сторону, продолжала она, — и то, что она была правдива. Но теперь, я хочу убедиться в этом лично. Итак, сейчас я задам вам несколько вопросов, на которые вы должны отвечать как можно честно. Вы готовы?
— Да, готов. — выпрямился Бак, готовясь к самым проницательным вопросам собеседницы.
— Ну что ж, тогда приступим…

Её рог засветился еле заметным светло-желтым светом.

— Вы — Бак Крофтон?
— Да.
— И вы — из мира людей?
— Да.
— Вы когда-нибудь совершали злодеяния?
— Нет.
— Теряли близких?
— Да. К чему это?

— Простите, но мне это нужно. — ответила на мысли человека принцесса, — Далее: Вы когда-нибудь убивали себе подобных?
-…Да. 
— Как вы думаете, вы представляете опасность для моего народа?
— Возможно...

Свечение погасло. Главные вопросы, которые нуждались в ответах, принцесса задала, и на каждый человек ответил правдиво, как она и ожидала. 

— Ну а теперь, — вздохнул аликорн, — попрошу вас ответить на мои личные вопросы. — Она прокашлялась, — Могу ли я вам доверять?
— Да, ваше высочество, можете. — уже чуть более уверенно, отвечал Бак, — Клянусь, я никого не трону.
-… Последний вопрос: почему вы так стремитесь защитить нас? Я вижу все ваши мысли и, простите, но они мне кажутся слишком натянутыми. 
— Потому что — без тени смущения в том, что принцесса читает мысли, отвечал человек, — потому что знаю, что если такие же как я прибудут в ваш мир, то они попробуют подчинить его грубой силой, а видя ваш мирный народ, я не могу этого допустить.

Принцесса задумалась. Доверять или не доверять — вот в чём вопрос. Если он убил себе подобного, то не составит ли ему труда убить и пони? Если он готов защитить её народ от себе подобных, то велика ли та самая вероятность, что помимо него, в мир Эквестрии попадут ещё несколько человек, которые окажутся злодеями?

На эти вопросы Селестия должна была получить ответы только риском. Она была мудрой правительницей, и не хотела сразу верить плохим доводам о том, что этот человек опасен. Но, к сожалению, прожитые две тысячи лет и нажитый горький опыт показали, что дружба и любовь у некоторых либо спрятана очень глубоко, либо попросту похоронена, что в свою очередь означало принадлежность либо к силам зла, либо к изгоям. Поэтому…

— Бак Крофтон… — обратилась Селестия к человеку, встав с дивана, — Я дарую тебе шанс исправить своё прошлое. Прошу лишь одно: воспользуйся этим шансом, дабы я увидела, что ты можешь познать дружбу, как нечто большее, чем слова.

Бак сел на одно колено перед Селестией.

— Я клянусь вам, ваше высочество, что сделаю всё, что в моих силах, а если я нарушу клятву, гореть мне в аду.
— Не кори себя такими клятвами. — спокойно отвечала принцесса, — Встань. 

Она копытом помогла человеку встать на ноги, как бы, поддержав снизу. 

Дальше, принцесса попросила рассказать человека о той истории, которую он недавно рассказал Твайлайт. Аликорн слушал эту трагичную историю с таким спокойным взглядом, что казалось, он выслушивал подобное и участвовал в этом не раз.

-…И вот так всё и закончилось. — договорил волшебник.
— Хм… вы сказали, что они называли себя Пожирателями смерти… — задумчиво, прижав копыто к мордочке, говорила принцесса, — И что они, последователи Тёмного Лорда.
— Да, так и есть. — подтвердил маг. 
— Поправьте, если я ошибаюсь: его зовут Волан-де-Морт?

Бак со скрытым страхом посмотрел на принцессу. Он, как и все волшебники того времени, боялся даже в мыслях произносить это имя, ведь оно сулило только несчастье, страх и отчаяние. А лично для волшебника, это имя было ничем иным, как проклятием или даже клеймом на всю жизнь.

— Простите за вопрос, принцесса, — сказал человек уже более серьёзно, — но развейте мои сомнения: Для вас я не первый человек, кого вы встречайте или о ком вы слышали, ведь так?

Селестия закрыла веки с длинными красивыми ресницами и глубоко вздохнула.

— Да, вы правы…

Затем, принцесса поведала человеку одну тайную историю её королевства. Историю о маленьком городке, которого постигла самая тёмная магия, за всю историю страны.

***

Это случилось больше семисот лет назад, в тихом, ничем не примечательном городке Бингувере, расположенный далеко на севере страны. Был поздний вечер. На улице дул слабый ветерок, немного покачивающий ветки осенних деревьев, а за небольшими холмами светили лучи уходящего за горизонт солнца.

Этим вечером, жители городка прогуливались по парку, наслаждаясь уходящим летом. Кто-то играл с детьми, кто-то просто прогуливался, а кто-то сидел на лавочке со своей второй половинкой и наслаждался минутами первого любовного свидания.

Конечно, погода была прекрасной, но она ничего не значила для стражников королевской гвардии, которые тем временем, стояли на посту перед въездом в городок.

— Во имя Селестии!..- ругался серый единорог, в рыцарском шлеме и латах, на поясе которого висел меч с позолоченной рукояткой, а метку изображал парус, — Чтобы я ещё раз заменил Колина — не в жизнь.
— Да ладно тебе! — успокаивал собеседника белый единорог с таким же обмундированием и меткой в виде клевера, — Ну подумаешь, приболел. С кем не бывает?
— Да я сегодня видел, как он сосался с одной пегаской из третьей гвардии…

Единорог тяжело вздохнул.

— Завтра я ему точно всё выскажу… Ох он у меня попляшет!

В ответ на это, его собеседник усмехнулся:

— Завидую, мне бы такие пропуски: ночь, свечи, стол на двоих, шампанское. Только ты и она. Эх, романтика. 
— Это сначала романтика, а потом: свадьба, семья, дети. Я уже это по себе зна-…

На дальнем конце опушки стражник увидел яркую вспышку белого света из-за чего и замолк.

— Ты видел? — спросил он. 
— А? Что? — непонимающе откликнулся собеседник.
— Вспышка. Ты видел её? Вон там.

Страж указал копытом в сторону леса. Его товарищ сначала присмотрелся ещё внимательнее, а затем сделал шаг вперёд. 

— Наверно у тебя глюки. — заключил он. 
— Возможно. — Протянул страж. — Но это было как-то странно.
— Ничего, — успокаивал другой, — когда стоишь в ночную смену пять раз подряд, и не такое может приви-..

Неожиданно из ночного мрака на дорогу вылетело чёрное нечто, похожее на призрака. Оно приземлилось в десяти метрах от стражников, и, растворившись, из него вышла высокая чёрная фигура в черном плаще и капюшоне.

Стражники среагировали молниеносно. Вытащив мечи из ножен, они направили их в сторону неприятеля.

— Стой! Кто это? — заговорил серый единорог.
— Проход для чужаков закрыт, кто вы? — дополнил другой.

Но этот силуэт лишь медленно шагал в их сторону, будто и не слышал предупреждения.

— Сэр, немедленно остановитесь! — угрожал серый единорог, — Именем принц-

Чужак взмахнул рукой, и белый единорог почувствовал брызги со стороны товарища. Повернувшись, единорог увидел своего друга на земле в луже крови и предсмертных конвульсиях: пришелец перерезал ему горло.

— СЕЙЛ! АХ ТЫ СУ-

Единорог хотел напасть на пришельца, но не успел. Чародей схватил его за шею с помощью заклинания пут, и поднял над землёй.

— Надо же! — подобно змее зашептал незнакомец, рассматривая стражника, — Никогда бы не подумал, что встречу разумного единорога, да ещё и в латах.
-…К-к-то… ты… такой? — пытаясь освободится, через удушье, спросил страж.

Тот в ответ усмехнулся, и, подойдя к воину, прошептал. 

— Я — Лорд Волан-де-Морт. 

Взмах палочки, звук лезвия ножа по мягкой плоти и брызг крови. Жизнь покинула и второго стражника...

Час спустя...

Всё было охвачено паникой. Кто-то улетал, кто-то телепортировался, а кто-то убегал, но не многие успевали спастись от злобы пришельца. Город пылал в огне, по улицам везде лежали трупы. Кто-то был изрезан, кто-то валялся просто бездыханным телом, не подавая никаких признаков жизни. 

Тёмный маг не щадил никого: ни стражников, ни горожан, ни стариков, ни женщин... ни детей. Всех тех, кто вставал у него на пути, ждала и без того царившая в округе смерть...

Проходя по пылающему городу, среди горы трупов, пришелец добивал тех, у кого ещё оставался шанс на спасение. Но когда из другого конца улицы показался силуэт, бесстрашно идущий в сторону мага, тёмный волшебник остановился и поднял голову. Это был невысокий единорог серого цвета, в синем плаще и острой шляпе, с длинной седой бородой.

Два чародея смотрели друг на друга, как на дуэли, готовые вот-вот ринуться в бой. Первым заголосил новоприбывший:

— Именем правосудия! Я, Стар Свирл Бородатый, приказываю тебе немедленно остановиться, сдаться в плен и покаяться за свои злодеяния! Бросай палочку!

Волшебнику не понравилось вмешательство единорога, и поэтому он решил ударить первым. Зелёное свечение полетело в сторону единорога, но тот успел защититься и отрикошетил заклятие.

И тут дуэлянты одновременно ударили заклинаниями, которые слились в одну петлю. Со стороны единорога она была белой, а со стороны мага — зелёной.

Казалось, в этой дуэли выиграет тёмный маг, так как зелёный луч подходил в сторону старика все ближе и ближе. Но в эту битву вмешалась ещё одна сторона, которая разорвала заклинания двух чародеев, приземлившись с громким взрывом. 

После яркой вспышки, из белой пелены с палочкой в руке вышел ещё один человек. Он был одет в длинный, серебряный халат, а его лицо заполняли морщины и светлая как серебро борода...

— Том, — сказал незнакомец, смотря на тёмного мага, — ты же знаешь, что нельзя нарушать континуум двух миров. Это приведёт к хаосу нашего и этого мира.
-…Ты! — вставая от ударной волны, прошептал волшебник, с которого до сих пор не спал капюшон,  — А я уже начал волноваться. 
— Том… это твой последний шанс. — продолжил чародей, — Либо ты будешь заточён пожизненно в Азкабане*, либо-
— Либо что? Убьёшь меня?
— Если так будет надо, убью. 

Ударил зелёный луч, но волшебник успел его отбить.

— Так бейся, старик! — закричал силуэт. 

И в этот момент с двух сторон ударили заклинания. Одно было зелёным, а другое красным. Казалось, дуэлянты смотрели друг на друга испепеляющим взглядом, ведь никто из них не хотел проигрывать. Эти два волшебника были словно воплощениями двух сторон: тьмы и света, добра и зла...

Красный луч подходил к тёмному магу всё ближе и ближе, пока тот не разорвал заклинание, и не растворился в ночной мгле. Чёрное нечто покинуло поле боя и оставило за собой самый тёмный кровавый след, который до этой поры не видел ни один житель Эквестрии...

Старик подошёл к единорогу, который тем временем вставал на ноги.

— Вы в порядке? — спросил чародей.
— Да. — ответил единорог, встав на ноги, — Спасибо вам за помощь… Кто вы?
— Считайте я ваш коллега. — с улыбкой ответил тот, убирая палочку в чехол.
— А ваше имя? 
— Альбус… Альбус Дамблдор*. Не бойтесь, я такой же волшебник и учёный, как и вы... Позвольте спросить, а как ваше имя?
— Стар Свирл… 

Они пожали друг другу руку и копыто.

— Мистер Дамблдор, — обратился единорог, — как чародей-чародея прошу вас о помощи: нужно немедленно потушить пожар в городе и вернуть всё как было. Мои силы иссякли, и на что-то большее я уже не способен...

Альбус ответил согласием. Спустя некоторое время чародеи потушили и вернули город в прежнее состояние. Но эти трупы… Эта пролитая кровь ни в чём не повинных жителей Эквестрии… Всё это можно было исправить только одним способом: похоронить падших далеко в лесу, а воспоминания о них стереть. Стереть навсегда, чтобы никто не узнал о том, что произошло этим вечером; чтобы больше никто не вспомнил эти утраты и не скорбил…

Когда с работой было покончено, Дамблдор поведал своему коллеге о том, кто был этот тёмный маг, а так же что следует ждать от него в дальнейшем. После затянутого разговора, Стар Свирл, в знак благодарности, подарил волшебнику необычное яйцо янтарного цвета, сказав, что существо, вылупившееся из него, будет защищать владельца до конца его жизни. Волшебник, конечно, говорил отказами за такой подарок, но, в конце концов, ему, в знак уважения, пришлось забрать трофей... 

Когда Дамблдор уже хотел вернуться в свой мир, единорог окликнул его:

— Альбус, и ещё. Прошу, выполни мою просьбу.
— Слушаю. — повернулся волшебник.

Тот тяжело вздохнул и собрался с мыслями.

— Назови его Фоукс*.

В ответ человек улыбнулся.

— Обязательно, друг… Надеюсь, свидимся. — И с яркой вспышкой, чародей исчез…

Старик подошёл к окну и посмотрел на клетку с красной, как огонь птицей, которая грустно смотрела в ответ.

— Не волнуйся, Филомина. — сказал единорог, — С ним всё будет в порядке, обещаю...

Жаль, что эту историю не напишут в учебниках и не расскажут старцы. Ей суждено остаться у власти страны до тех пор, пока зло вновь не вернётся. Эта тайна хранилась в одном далёком, пыльном и тайном архиве Кантерлота, в небольшой папке под грифом «Секретно». 

***

Рассказанная история оказалась шоком для Бака. Выходит, что до него здесь действительно были люди, и не какие-то там обыкновенные чародеи, а самые великие и могущественные волшебники всех времён, и они наверняка знали заклинания перемещения из одного мира в другой...

После диалога с человеком, принцесса попрощалась с ним и со своей ученицей, сказав напоследок, что обязательно попробует найти заклинание телепортации в библиотеках Кантерлота...

Когда Селестия покидала дом, на дворе уже стояла тихая безветренная ночь. Уставший за весь день Бак, ничего не сказав Твайлат, отправился наверх спать, дабы забыть все плохое за сегодня. Сняв одежду и уложившись в кровать, он закрыл глаза и попытался уснуть. Однако судьба решила поступить с бедным человеком иначе...

***

Где-то далеко в небе, на облаке, сидела одна красивая пони, любовавшаяся ночным небом. Оно всегда было для неё чем-то необычным: сама не знала почему. Возможно, всё дело было в этих красивых звёздах, которые наводили на неё одновременно радостные и грустные воспоминания из уже довольно долгой жизни. Если бы мы были рядом, то больше бы любовались не звёздами, а именно ей, ведь она была действительно прекрасна так же, как и это ночное небо. Тёмно-синяя шёрстка, рог, крылья, метка в виде полумесяца, и переливающаяся сотнями тысяч звезд грива. Кобылка была прекрасна, но одинока... душевно одинока.

Позади себя она услышала взмахи крыльев. Кто-то решил навестить её, и этот кто-то оказался высокий, белый аликорн.

— Здравствуй, Луна. — сказал он, и присел чуть правее полуночницы.
— Привет, Сели. — ответила пони, и обняла его.

Принцесса Селестия выбралась из объятий сестры и посмотрела на неё.

— Выглядишь задумчивой. Всё хорошо? 

Сестрица вздохнула и, посмотрев на ночное небо, слабо улыбнулась. 

— Сестра, ты помнишь нашу коронацию?
— Это когда в первый же день мы от волнения обе не справились с небесами? — с улыбкой уточнила та, — Да, помню. Свирл тогда был не в себе от злости, когда узнал что мы перепутали всего лишь ударения...
— Которые мы потом заново учили неделю, не вставая. 

Они обе засмеялись. История была действительно смешной, от чего теперь на душе у сестёр стало спокойно.

— Да, как же это было весело и давно. — отсмеявшись, сказала Селестия.

Луна улыбчиво перевела взгляд на ночное небо; то же самое сделала и её сестра.

— Скажи, Сели, — не отрывая взгляд, говорил синий аликорн, — ты скучаешь по тем временам?

Селестия улыбчиво повернулась к сестре и приобняла её. Как же хорошо, когда есть тот, о ком нужно заботиться и с кем всегда приятно пообщаться вдалеке от царской суеты. И почему же раньше она этого не замечала?

— Ох, Луна,- поглаживая гриву младшей сестрёнки, отвечала старшая, — Ты бы знала, как...

Немного просидев в сестринских объятиях, Селестия отстранилась и вновь обратилась к Луне:

— Сестра, прости, но мне к тебе есть одно поручение. 
— Какое? — спросила младшая.

Селестия подошла к краю облака. 

— Взгляни.

Она обвела рогом пролетавшее мимо маленькое облачко, и в нем, как на водной глади, появилось отражение человека, спящего тем временем в домике Твайлайт. Было видно, что тот стонал сквозь сон, будто видя самый страшный кошмар...

Луна внимательно разглядела пришельца. Она никогда ещё не видела подобных существ. В голове стали вертеться вопросы, но Луна понимала, что сейчас ей никто не даст ответы; даже стоящая рядом сестра, потому что было не подходящее время.

— Это он? — спросил младшая сестра.
— Да. — кивнула старшая, — Мне нужно, чтобы ты помогла ему отбросить свои страхи. Иначе, так он будет мучиться до конца своих дней.
— То есть ты выяснила, что он не опасен?
— Да, он не опасен. В его душе я видела лишь горечь и страдания от содеянного и пережитого. — Она глубоко вздохнула, — Прошу сестра, помоги ему.

Немного задумавшись, Луна вновь продолжила разговор.

— Но он же не пони, Сели, а существо из другого мира. Разве нам стоит помогать таким, как он? 

После недолгой паузы, Селестия ответила:

— Да Луна, стоит. Не дели других на белое и красное. Если мы поможем ему, то, я уверена, и он поможет нам. Не поверишь, но в его душе я видела стремление защитить нас от своего народа. Странно, но... думаю это знак.

Немного помолчав, Луна закрыла глаза и вздохнула. Интерес перерос в беспокойство. А вдруг сестра ошибается? Вдруг она просто не видит того, чего видит другая? Хоть Селестия и мудрый правитель, но ведь никто никогда не бывает прав. Буря беспокойств уже была готова нахлынуть с большей силой, но аликорн смог укротить её, после чего дал ответ:

— Хорошо сестра. Если ты так уверена в этом, то я сделаю всё что в моих силах.
— Спасибо, сестрёнка. — отозвалась принцесса света.

Луна расправила крылья и поднялась ввысь.

— До скорого, Сели! — выкрикнула кобылка, паря над облаками. 
— До скорого, Луна. — тихо ответила сестра.

В один миг, синегривый аликорн скрылся за ближайшим облаком и спикировал к городу, оставляя в глубоких думах свою сестру...

Странно, не так ли? Верховный правитель Эквестрии, проживший больше двух тысяч лет, имеющий огромные обязанности, стремится помочь пришельцу так, будто тот ему давний друг или родственник. 

Буду честен. На этот счёт у принцессы была причина: изучить это существо как можно тщательнее и, при возможности, сдружиться с ним. Разве дружба и союз — это не самые важные вещи в отношениях разных народов или разумных существ? Конечно важные! Хоть и теперь магия дружбы по большей степени принадлежит ученице, принцесса не должна забывать, что именно она поставила Твайлайт на этот путь, а, следовательно, она знает о дружбе гораздо лучше, чем кто-либо другой. 

Признаться, для Селестии дружба была намного важнее всяких государственных бумажек, командировок или праздников, и поэтому, иногда она могла пойти на уступки и помочь нуждающимся в поддержке — но это только иногда. Да, пускай Бак и не из мира Эквестрии, но он же не причинил нипони вреда до сих пор. Мысля об этом, принцесса лелеяла надежду о том, что так оно и останется и человек сделает то, что теперь должен...

Селестия подняла голову и посмотрела на знакомое созвездие. Оно чем-то смахивало на аликорна, гордо поднявшего крылья и парившего в ночном небосводе. Воспоминаний много, а смысл один...

- Мама, прошу тебя, дай нам сил. 

Где-то в ночном небосводе промелькнула падающая звезда, уходящая куда-то за гору, где располагался горящий множеством огней Кантерлот. 

***

Принцесса ночи довольно быстро добралась до человека. Открыв окно, она бесшумно приземлилась перед его кроватью. 

Комната была с одним большим окном с правой стороны от двери, в дальней стене располагалась кровать, а рядом с ней была маленькая тумбочка с потухшим подсвечником. Человек лежал под белым одеялом, ворочась из стороны в сторону, и бубня что-то себе под нос.

Луне было жалко его. Ведь она видела подобные кошмары в детстве и знала что это такое. Однажды, поздним летним вечером, она и сестра отправились в Вечнодикий лес за приключениями, где их учуяли древесные волки, из-за чего им пришлось спасаться бегством. Телепортация, как назло, не работала, казалось весь лес восстал против чужаков, пытавшихся нарушить покой дикой чащи. Луна бежала позади своей старшей сестры, но неожиданно споткнулась об корень одного из деревьев. Она упала на опавшую листву, и вдруг, через закрытые глаза, почувствовала приземление кого-то большого. Открыв глаза, она увидела над собой то самое страшное создание Вечнодикого леса. Деревянная волчья морда, зелёные глаза без зрачков и острые как бритва клыки. Волк хотел было вцепиться зубами в шею кобылки, но его успела остановить прибывшая вовремя сестра. Телекинезом используя одну из валяющихся по всему лесу огромную опавшую ветвь, она со всей силы ударила волка прямо в морду, отчего тот упал на спину и заскулил от боли. "Бежим, скорее!!!"- кричала она младшей сестре. Вставшая на ноги Луна, вместе с Селестией, галопом ринулись до ближайшей опушки леса, оставляя преследователей позади. Когда они вышли на опушку леса, волки больше их не преследовали. Тогда они поклялись, что никому не расскажут об этом, ведь если об этом узнают, их ждёт самое суровое наказание не только от родителей, но и от их учителя — Стар Сквирла. Они вернулись в замок, но той ночью, маленькая ночная кобылка просто не могла уснуть. Как только она закрывала глаза, в её сне вновь всплывали эти зелёные, полные ужаса глаза самого опасного хищника Вечнодикого леса. На её памяти, это был самый страшный кошмар за всю её жизнь.

Отступив от этих воспоминаний, Луна вновь посмотрела на человека. 

Ну что-ж, приступим... - помыслила она, и её рог тут же засветился светло-синем свечением, озаряя всё вокруг. Яркая вспышка, и она попала в мир сновидений человека...

***

Луна почувствовала траву, нежно поглаживающую её копыта. Похоже, она оказалась на какой-то лужайке. Рядом с ней красовался огромный двухэтажный дом, похожий на коттедж, а на улице стоял ясный день; похоже, было уже где-то за полдень.

Вдруг, она услышала какой-то разговор сзади себя, и, обернувшись, увидела человека, лежащего возле пледа для пикника. Это была светловолосая блондинка с веснушками на лице, в бежевом платье и такого же цвета тканевыми розами на поясе. Она махала вдаль и кричала кому-то подбадривающие речи.

— Давай сынок, у тебя получится!

Присмотревшись вдаль куда махала девушка, Луна увидела ещё двух человек: взрослый мужчина и маленький мальчик. Мужчина был высокого роста, с темно-каштановыми волосами, в рубашке цвета хаки и длинными штанами. Мальчик же был ему чуть выше пояса, в явно большеватой ему клетчатой рубашке и в темно-коричневых брюках. Отец помогал чаду забраться на левитирующую метлу. Всё это было очень странно для Луны, так как подобные "технологии" она видела впервые в реальности и думала, что это выдумки для детских сказок.

Посадив мальчика как следует, отец оттолкнул метлу от себя, и она медленно полетела вперёд. Мужчина не волновался за сына, так как высота полёта была плюс минус полтора метра. Но отец стоял в стойке, растопырив ноги, и готовый в любой момент сорваться с места и помочь сыну.

— Вот так, хорошо! — говорил он, не отводя взгляд от метлы, — А теперь, развернись и лети на меня.

Мальчик сделал все как сказал отец. На его лице читалась гордость за свои, пусть и первые, навыки полёта.

— Пап, смотри! У меня получается! — с восторгом кричал мальчик.
— Молодец-молоде-

Отца прервало резкое пошатывание сына в сторону.

— Воу-воу, спокойнее! Не торопись, ковбой. — сказал он.

К счастью, мальчик не упал. Он долетел и спрыгнул с метлы прямо в протянутые вперёд руки отца. Они оба упали на траву и засмеялись.

— Молодец, чемпион! — трепая волосы сынка, сказал мужчина...

Луна, подошедшая за это время к ребятам поближе, посмотрела на них со счастливой улыбкой на лице. Это было так мило для неё. У ночной кобылки не было своих детей и фактически не было матери и отца. Единственным близким родственником оставалась только её старшая сестра, которая редко уделяла младшей должного внимания. 

По правде, Луне очень хотелось иметь своих собственных детей. Прижать их к груди и нежно гладить по их маленькой гладкой гриве, лёжа где-то на полянке. Ей так этого хотелось, что она была бы готова отдать все своё могущество ради таких светлых и добрых моментов. Но к несчастью, она была вторым правителем страны, и обязанностей у неё было не меньше чем у Селестии. Поэтому у них обеих до сих пор не было своих детей, так как народ и был тем самым капризным ребёнком, которого нужно было постоянно нянчить и следить, чтобы с ним ничего не случилось...

Пока Луна была в раздумьях, отец и мальчик лежали молча на траве, — где-то полминуты, — пока последний не обратился к отцу.

— Пап, как думаешь, я когда-нибудь стану ловцом?- мечтательно спросил сын.
— Станешь, конечно станешь... — сказал мужчина, и тут его что-то осенило, -Кстати, посмотри сюда.

Мужчина приподнялся и полез в карман рубажки, доставая от туда маленького деревянного человечка на метле.

— Это, — лёг он обратно, — мне подарил твой дедушка. Он сказал, что этот талисман всегда будет помогать тебе и хранить ото всех опасностей и бед. Где бы ты ни был, куда бы не пошёл... Кстати, он мне когда-то помог познакомиться с твоей мамой.

Отец отдал фигурку мальчику, который всё это время спокойно лежал и смотрел на неё.

— Теперь, он твой...- продолжил отец, — Храни его, и когда-нибудь, ты точно станешь ловцом, а может даже найдёшь что-то большее, чем квиддич.

Мальчик повернул голову к отцу и протянул мизинец правой руки.

— Обещаешь? 

Отец, с улыбкой на лице, сделал такой же жест, обхватив мизинец мальчика своим.

— Обещаю. — сказал он.

Позади послышался женский возглас.

— Мальчики! Идите есть!
— Хорошо мам!..- крикнул мальчик и тут же встал с травы вместе с отцом.

Местность постепенно расплылась, и теперь перед Луной был другой фрагмент воспоминаний... 

Стояла дождливая погода. Всё тот же луг, двухэтажный дом. На опушке под деревом стоял мальчик, но чуть постарше, и возле... могилы. На ней гласила надпись: Тревор и Элизабет Крофтон. Помним, любим, скорбим... 

На глазах у мальчика выступали слёзы, а в руке он держал ту самую фигурку, некогда подаренную отцом. К нему подошла женщина лет сорока, и положила свою руку на плечо мальчика. Мальчик повернулся, и обняв женщину, стал плакать в её накинутый дождевик.

— Ну-ну, тише... — тихо говорила женщина, — Всё хорошо, я с тобой Баки...

Луна с грустью на мордочке смотрела на них. 

Она понимала, что это всего лишь воспоминания, но она так хотела помочь ему. Она видела подобные сны у одного пони-подростка, который потерял своих родителей при землетрясении в одной далёкой эквестрийской деревушке. Тот мальчик был на таком же перепутье воспоминаний, и лишь Луна смогла помочь ему. Она сказала ему, что "даже если родные умирают, то они всегда остаются внутри нас... внутри нашей души... внутри сердца, и они никогда нас не покинут. Они всегда будут помогать нам в самые тяжкие времена. Не смотря ни на что".И эти слова, жеребёнок запомнил на всю жизнь. Позже он отошёл от той депрессии, закончил с отличием школу, поступил в академию, нашёл там свою любовь, завел детей, а позже, у него появились и внуки. В общем, он прожил самую счастливую жизнь. 

Но тогда это был ребёнок, а эти воспоминания принадлежат уже довольно взрослому существу, а значит, избавить его от этих кошмаров получится только если он сам этого захочет...

Картина луга в мгновение ока сменилась серыми коридорами какого-то замка. Кругом царил хаос, где-то в дальнем конце коридора сражались четверо волшебников. Двое были в черных плащах, а двое в студенческой форме. Последние два были подростками — мальчик и девочка. Подросток ударил каким-то заклятием в одного из чародеев так, что тот отлетел на несколько метров назад и выпал из окна, разбившись насмерть. Оставшись одним, чёрный маг пытался пробить заклятия двух волшебников, но безуспешно. И тогда, он решил применить свою последнюю надежду на победу — ударную волну, из-за чего мальчик отлетел к стене и его засыпало каменными обломками какой-то статуи, а девочка отлетела дальше по коридору в другой стороне. Встав с пола, девушка попыталась вновь продолжить дуэль, но взмах палочки чародея ранил волшебницу в ногу, из-за чего её инструмент магии выскочил из рук. Мальчик, чуть приоткрыв глаза, смотрел на них из-под каменных обломков. Он еле-еле поднял руку с палочкой, и хотел было направить её на мага, но его силы иссякли окончательно, и теперь он мог только наблюдать...

Что было дальше, вы уже знаете. Луна смотрела на этот момент с ужасом в глазах. Теперь она поняла насколько эти существа порой бывают жестоки, и почему Бак так стремится защитить их. Этот тёмный маг напомнил Луне о Найтмер Мун — тёмной стороне личности ночной принцессы, которая была такой же жестокой ко всем, кто пытался её остановить. Бесконечная ночь и тирания — вот что ждало бы всех подданных, если бы она победила и её не смогла остановить её же сестра, заточив на тысячу лет в далекой тюрьме, под названием луна. Но если бы вместо неё, в Эквестрию вторглись подобные тёмные волшебники, то... даже представить страшно, что было бы со страной и её жителями.

Воспоминания так же расплывчато отступили, и теперь пред принцессой было белое пространство, а по нему, с непониманием в лице бродил высокий и уже знакомый принцессе человек.

***

Бак не знал, как он попал сюда. Сначала, он видел те самые плохие сны, а потом, неизвестно как, переместился сюда. Обернувшись на цокот копыт, человек увидел перед собой принцессу Луну. Он уже знал кто она, из рассказов Твайлайт, но понятия не имел насколько она красива.

— В-ваше высочество? — спросил чародей, до сих пор не понимая что происходит, и одновременно удивляясь такой красивой внешности принцессы.
— Можно просто Луна. — ответил аликорн, — Пройдёмся?

Они молча бродили минуты три, а потом, не выдержав напряжения от вопросов в голове, Бак решил завести разговор вновь:

— Принцес-... то есть, Луна... а где мы?
— В твоём сознании. — спокойно ответила кобылка.
— А почему оно такое... 
— Пустое?
— Ну... да. 

Луна остановилась.

— Бак, прости, что отвечаю вопросом на вопрос и спрашиваю подобное, но скажи, ты скучаешь по тем, кого потерял?

Человек развернулся. Отойдя на несколько шагов от Луны, и положив руки на пояс, он посмотрел куда-то вдаль.

— Очень... Я бы всё отдал, чтобы вновь увидится с ними и... с ней.

После недолгой паузы, Луна спросила:

— А кто она?
— Мэри Одли. — ответил человек, — Мы познакомились с ней ещё на втором курсе. Она была чуть старше меня, и была сиротой. Я помогал ей, как мог: с домашней работой, с защитой от хулиганов из Слизерина. Но однажды моих родителей не стало, и первый человек, кто сочувствовал мне, была она... — по его щекам покатилась слеза, — Она была единственным моим другом, кто тогда помог мне. Она помогла мне, хоть и немного, побороть то прошлое что меня съедало изнутри. И тогда я пообещал, что сделаю всё, что в моих силах, чтобы защитить её от любой угрозы... 

Бак повернулся к аликорну.

— Тогда я ещё не понимал, что между нами промелькнуло нечто большее, чем просто дружба. 

Он шмыгнул. Мысль о том, что тогда он сглупил и ничего не понял терзала его ещё больше, чем смерть родных. А ведь всё могло быть иначе... совсем иначе.

— Я не выполнил обещание. — продолжил маг, — И теперь она мертва... Мертва, как и все, кого я не смог защитить... а должен был! Потому что если бы не они, я бы сейчас валялся где-нибудь в гробу со своим эго, а не радовался и жил!

Человек отвернулся. Выждав подходящий момент, Луна подошла к чародею поближе. Как же сильно его терзала мысль о случившемся. Было видно через этот плачь, что глубоко внутри него поселилась та самая коварная и жестокая болезнь, убившая уже немало бедных и несчастных душ — депрессия.

— У меня тоже были родители, друзья, близкие, которых я теряла прямо на глазах. — спокойно, словно колыбельная, говорила принцесса, — Они любили меня всем своим сердцем, и я очень сильно страдала, когда их не стало. Я хотела вернуть их назад и мечтала об этом почти всю свою жизнь, но лишь со временем осознала, что напрасно мечтать и надеяться на пустую веру и надежду, которой никогда не суждено воплотиться в жизнь. Одна лишь мысль о том, что их не вернуть ломили меня словно тяжкий груз на спине, и я очень долго не могла от него избавиться.

Луна была готова тоже расплакаться, но сдержала эмоции.

— Ты готов следовать с этим грузом всю свою жизнь? — спросила она, чуть повысив тон, — Готов терпеть эту тяжкую боль? Разве все, кого ты потерял, хотели бы видеть тебя таким?.. Разве Мэри... хотела видеть твои страдания?

Во время реплики принцессы, Бак лишь стоял спиной, но когда он услышал имя своей некогда возлюбленной, то повернулся к аликорну и посмотрел на него заплаканным взглядом. Потом, он тяжело вздохнул и сел на корточки, закрыв лицо руками.

Луна подошла к человеку вплотную. 

— Бак, — сказала она, положив одно копыто на плечо мага, — ты хороший человек с добрым сердцем, а такие как ты, не должны страдать от того, что помнят. Попробуй вновь начать всё с чистого листа, с новой жизни... Просто... отпусти их.

Силуэт принцессы медленно исчез, подобно песку, и теперь перед Баком стояли его близкие: мать, отец, тётушка и... Мэри. Когда маг увидел её, то подбежал к ней и попробовал взять её за руку, но её ладонь прошла сквозь его ладонь, как у призрака.

— Сынок, ответь мне... Ты хочешь быть счастливым? — спросил отец.
— Ты хочешь найти своё место в этом мире? — спросила мать.
— Ты хочешь найти настоящую дружбу? — спросила тётушка.
— Ты хочешь найти свою любовь? — спросила Мэри...

Бак посмотрел в её глаза. Она же так близка, так, казалось бы, жива и невредима, но чародей понимал, что мертвые никогда не возвращаются и никогда не оживают.

— Да, — шмыгнул Бак, как будто ему снова десять лет — хочу.
— Так отпусти нас. — сказала волшебница, — И если когда-нибудь, мы тебе понадобимся, ищи нас не в воспоминаниях... а в своём сердце... Я люблю тебя, Баки.

Все они медленно превратились в маленькие свечения, и прошли сквозь Бака... прямо в сердце. Он почувствовал тепло в своей груди. Странно, но магу показалось, что это тепло было реальным, настолько, что он даже забыл, что находится во сне. Все вокруг стемнело, и он оказался на залитой солнечным светом тропинке, ведущей вглубь знакомого лондонского парка. Втянув свежий воздух, Бак решил пройтись по знакомому месту, теперь окончательно позабыв, что бродит во сне...

Тем временем, на лице спящего в кровати человека, сквозь слезы, прояснилась улыбка.

Луна укрыла соню спавшим с кровати одеялом и тихо вылетела в окно. Теперь она была уверена, этот человек, с чистой душой и добрым сердцем в груди, способен любить, и на тропе его ждёт яркая и счастливая жизнь. Последним взором окинув жилище Твайлайт, принцесса улыбнулась, и, развернувшись, улетела в красивое ночное небо, удаляясь всё дальше и дальше.

Справка:

Альбус Дамблдор* — (полное имя — Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор) профессор трансфигурации, директор Школы Чародейства и Волшебства «Хогвартс», кавалер ордена Мерлина первой степени, Великий волшебник, Верховный чародей Визенгамота, Президент Международной конфедерации магов. Один из сильнейший волшебников мира людей.

Фоукс* — птица-феникс, питомец Альбуса Дамблдора, подаренный Стар Свирлом Бородатым за спасение его жизни.

Читать дальше

...