Автор рисунка: Noben
Глава 3. Тайны, что мы храним

Глава 4. Последователи

Тем временем где-то в чаще Вечнодикого леса.

— Ненавижу дежурство! 
— Думаешь от этих слов тебе станет легче..?

Чаща Вечнодикого леса всегда славилась своей дурной репутацией. Опасные растения, тропы, животные, и это только начало списка. Стояла тихая ясная ночь, тишину которой лишь изредка нарушали уханье сов и далекий вой древесных волков. На небольшой полянке, площадью в десять метров, стояли два пони в чёрных плащах, стороживших сзади вход в тёмную пещеру, углубляющуюся в небольшое возвышение из скал.

Первый пони не выдержал паузы и c протяжным вздохом продолжил:

— И где, Дискорд подери, его носит?
— Он отправился в Понивиль, а оттуда где-то два дня ходьбы, — отвечал второй, — так что хватит ныть! Придёт, никуда не денется.
— Ну почему ему просто нельзя воспользоваться телепортацией?!
— Потому что господин сказал, что это может привлечь лишнее внимание. — Пони покосился на напарника и риторически добавил: — Тебе хочется сидеть в кантерлотской тюрьме? Вот лично мне — нет.

Собеседник улыбнулся и закивал, поняв, что тут можно поиронизировать.

— Ну знаешь, в отличие от той, в которой был я, — а это было в Кристальной Империи, — там хоть нормально кормят...

Последние слова стражника не дали никакой ответной реакции второго: тот лишь поправил край своего плаща и продолжил смотреть в ночную пустоту.

Ночное дежурство было, по правде сказать, выматывающей ношей, которую ненавидел каждый Пожиратель Смерти, включая пони всех рас, и дело здесь далеко не во времени. Вечнодикий лес не любил чужаков, которые нарушали природную гармонию, и тому было много доказательств и примеров. Взять хотя бы один из них, и, пожалуй, самый жестокий. Три месяца назад, чуть поодаль от того места, где сейчас дежурят два приспешника зла, находился небольшой наблюдательный пункт, что тогда представлял из себя небольшой натянутый полог с укрытием из скал. Тогда это уже являлось стандартной практикой — выйти наружу, пройти к пологу и дежурить до утра, покуда принцесса солнца вновь не поднимет яркий светоч дня. Однако такая постоянность со стороны тёмных волшебников привлекла внимание опасных хищников эквестрийских лесов, что являлись настоящим ужасом во плоти, не уступая даже древесным волкам — химеры. 

При первой встрече с такой тварью, каждый путешественник или случайный гость невольно задаётся вопросом, как мать природа может быть такой извращенкой. Существо представляло из себя некоего мутанта, с признаками нескольких зверей, таких как: лев, скорпион, змея и т.п.. Один удар лапой с острыми как бритва когтями превращал обычный лист стали в изорванный кусок ткани, один крепкий укус в момент разрывал на части любую жертву, с хрустом ломая ей кости и срезая плоть, и один укол жалом, что было на хвосте, не оставлял шансов на выживание любому существу с крепким иммунитетом или толстой кожей, попавшемуся на пути у этого чудовища...

Не сложно догадаться, что произошло с теми бедолагами, что тогда несли дежурство на окраине леса. Когда прошла смена и на замену тех пришли другие, они обнаружили, что от тел бывших дежурных не осталось абсолютно ничего — только конечности и кое-где валяющиеся внутренности. Сам же наблюдательный пост превратился в настоящий уголок ужаса, где, то на изорванном пологе, то на земле, преобладали яркие красные цвета, разбрызганные подобно современным картинам экспрессионизма...

От одних только воспоминаний об этом кошмаре у ворчливого стражника тёмных волшебников засосало под ложечкой. Но всё в мгновение ока отошло, после того как послышался шум листвы и веток на окраине, в высоких кустах волчеягодника. 

Рефлексы, накопленные за долгое несение службы в королевской гвардии, дали о себе знать обоим дежурным. Встав в стойку и направив рога с магической аурой в сторону подозрительного шума, они прислушались, и стали внимательно следить за движением.

Но состояние настороженности пропало, после того как из кустов показались прикрытая капюшоном мордочка пони и грязные от недавнего дождя копыта. Чужак, казалось, даже и не обратил на стражников внимания, продолжив идти вперёд как ни в чём не бывало. Однако его движение было прервано поданным знаком "остановиться" одним из дежурных пони. Пришельцу лишь оставалось лениво выполнить приказ. 

— Стой! Пароль! — потребовал первый пони от него.

Вышедший из неоткуда путник, будто вымотанный подобными приказами настолько, что уже хотелось дать в тыкву каждому, кто потребует подобного от него опять, тяжело вздохнул и как можно спокойнее ответил:

— Луна сегодня полнее, чем вчера.
— Зато звёзды ярче. — подтвердил пароль второй страж, — Надеюсь у тебя благие вести, Фаер.

Путник подошёл к стражникам поближе и не без усилий улыбнулся, похлопав одного из товарищей по плечу.

— Не сомневайтесь. Знайте, рад бы с вами пообщаться и всё такое, но мне нужно нести отчёт. — Глаза пони покосились из-за накинутого капюшона на одно из пожирателей, — Теперь вы меня пустите..? Спасибо... 

Не дождавшись одобрительного жеста, чужак чуть растолкал охрану и вновь направился вперёд, пробормотав что-то ругательское.

Он спустился в пещеры и пошёл по каменным тоннелям. Вокруг было сыро, кое-где пробегали крысы, а по стенам свисали факелы, горящие ярким красным пламенем. Дойдя до конца, пони упёрся в сырые каменные двери, которым уже было не перечесть сколько лет. Произнеся шёпотом какое-то заклинание, перед путником образовался проход в огромный каменный зал. 

Он вошёл в него. Кругом была стража в тёмных плащах. Посередине был огромный, в высоту тридцать метров, голубой кристалл, освещавший всё вокруг, а сразу возле него, на ступенчатой возвышенности, находился трон с восседавшим на нём тёмным силуэтом. 

Темная фигура повернулась к пришедшему гостю и торжествующе заголосила:

— Фаер Грин! А уже начал волноваться. Проходи.

Путник снял капюшон и подошёл к подступам трона. Это был единорог тёмно-зелёного цвета шерстки, чёрной гривой и голубыми как море глазами. 

На его лице сияла белоснежная улыбка. Всё-таки не каждый же день идёшь докладывать об успешно выполненном шпионаже.

— Мой Господин, — подойдя к трону и поклонившись перед восседавшим, начал единорог, — я принёс вам благие вести! 
— Я весь во внимании. — ответил силуэт.
— В Эквестрию попал ещё один человек. 

Силуэт задумчиво почесал подбородок.

— Хмм... Интересно, интересно... 
— Я подслушал разговоры хранителей элементов и проследил за ними. — продолжил единорог, — Они держат его в доме Твайлайт Спаркл, в Понивиле.

Фигура одобрительно закивала. Информация о новом госте была очень кстати. Но помимо этого, единорог должен был выполнить ещё одно поручение, про которое он, почему-то, сразу докладывать не стал. Это означало для господина два варианта: либо единорог просто забыл рассказать о выполнении задания, либо тот до сих пор его не выполнил, что было весьма вероятно, так как для человека эти создания мира гармонии были очень предсказуемы. 

— Отлично сработано, Фаер. — наконец сказал повелитель, — Но позволь поинтересоваться, — Он чуть наклонился вперёд, — Вы нашли группу?

Улыбка единорога сразу же улетучилась. Задание то он выполнил, а вот результат выполнения был не очень хорошим... весьма не хорошим.

— Они...эм... Нет, мой господин, следов нет. Я уверен, они сгинули в лесу.

Сказать правду было единственным верным решением, так как босс не любил лжи и видел её насквозь у каждого, не смотря на то, кто это: пони или человек.

Силуэт встал с трона и зашагал к путнику. В свете факелов теперь можно было увидеть кто он. Это был человек в чёрном плаще лет сорока, с заплетёнными в косу черными волосами и шрамом на всё бледное, как у мертвеца, лицо.

— Фаер, — приглушённо говорил он, — я сильно разочарован. Ты же знаешь, мне нужны реальные доказательства, а не твои слова. Похвально, что ты говоришь правду, но как говориться: правда порой бывает слишком горькой.

Единорог сглотнул от страха — тёмная фигура была в двух шагах от него. В мыслях промелькнула картина грядущего наказания. Не проучит каким-нибудь заклятием, так пошлёт куда-нибудь на нижние этажи пещеры, зачищать проходы от надоедливых роев насекомых, которые день ото дня не дают покоя новым хозяевам тёмного убежища. Однако у предводителя была другая мера наказания — тест на верность.

— Ладно, Фаер, — после недолгой паузы продолжил человек, похлопав ошарашенного страхом единорога по спине, — считай тебе повезло. В качестве наказания, у меня есть к тебе ещё одно поручение.

Единорог стал по стойке смирно, как солдат, и заговорил уверенным басом:

— Мой господин, я готов выполнить любое ваше поручение, дабы исправить свою ошибку! 
— Не сомневаюсь... — тихо отвечал маг.

Волшебник прошёл дальше по залу и, не обратив внимание на собеседника, позвал его, от чего стены пещеры отозвались густым эхо:

— Идём Фаер, я тебе кое-что покажу...

Выйдя из зала и пройдя через узкую, спиралевидную лестницу, волшебники попали в каменный коридор с решётчатыми дверьми по сторонам. 

Это была темница. Абсолютно все камеры были пусты, кроме двух. В одной сидел красного цвета пони, а в другой пегас — он был золотистого цвета. Копыта, шея, и даже мордочка последнего были закрыты в ржавые кандалы, а сам он сидел посередине комнаты подвешенным на цепях. 

Камера, в которой он находился, была особенной. Здесь хранились так называемые орудия пыток для "случайных гостей". Именно отсюда время от времени раздавались возгласы бедных и несчастных пленников, которыми часто оказывались обыкновенные, заблудившиеся путники. Но по сравнению с прошлым, камера имела уже другой вид. Посередине комнаты когда-то стоял стол и стулья, которые были зачем-то отодвинуты в сторонку. На столе были те самые орудия пыток, лежавшие на запачканной кем-то кровью белой ткани: проржавевшие садовые ножницы, пила, щипцы и т.д. — была даже горелка. Чуть поодаль от мебели, у стены, лежал закрытый деревянный сундук, из щели которого виднелся небольшой уголок какого-то письма или посылки...

От осмотра знакомой не понаслышке комнаты единорога отвлёк подавший голос чародей:

— Посмотри Фаер, — он подошёл к пленнику и поднял его мордочку, — Никого не напоминает?

Пони оторопел от ужаса. 

— Мой господин, это же... 
— Да, всё верно. — подтвердил волшебник, — Это Стар Голд. И он — предатель.

Волшебник достал из чехла палочку и, подойдя к другому концу комнаты, открыл деревянный сундук. Как оказалось, в нём лежали различные письма, записки и книги, верхушка которых, была готова вот-вот выпасть из сундука.

— Это мы нашли, когда обыскивали его комнату. — указывая свободной рукой на содержимое, говорил маг, — Но среди этого хлама самое интересное вот это. 

При помощи левитации человек вынул из сундука небольшое письмо и развернул его.

— Здесь сказано о всех наших агентах среди королевской знати, наши лазейки и потайные ходы, а кроме того и наша численность. — продолжил маг, — А так же что мы, Пожиратели Смерти, готовы вот-вот возродить Тёмного Лорда и устроить государственный переворот. И представляешь, кому это адресовано? — отвлёкшись от письма, сказал чародей, — Принцессе Селестии!

Волшебник подавился громким смехом, эхо которого расползлось по всей пещере. Но спустя пару секунд смех прекратился, лицо сделало серьёзную гримасу, а голос господина перешёл на зловещий тон:

— Какая жалость. — не без иронии, сказал тот, — Один из моих самых верных соратников, которому я доверял самые ответственные миссии и задания, предал нас всех... Печально.

Маг так же, с помощью левитации положил письмо обратно в сундук и закрыл его. Потом, положив руки за спину, он медленно зашагал к дальнему углу комнаты, при этом продолжая свою речь:

— С предателями Тёмного Лорда у нас разговор очень короткий, Фаер Грин. Ты знаешь, о чём я...

Единорог так же стоял на месте. Он знал этого пегаса, ведь именно он пригласил его вступить в Пожиратели смерти. Стар закончил академию Лас-Пегауса и нуждался в заработке, когда встретил Фаер Грина. Тот поведал ему об идеальном мире без изъянов, который хочет создать Тёмный Лорд и его последователи — естественно в ярких красках: огнём и мечом. Это впечатлило молодого пегаса настолько сильно, что он умолял главу отряда принять его сразу же в разведчики и работать на передовой. После того как Стар показал свои хорошие физические навыки и умственные способности он был принят в элиту Пожирателей, где Фаер Грин стал его напарником. Они вместе выполняли самые сложные миссии, такие как: добыча информации, разведка местности, охота и иногда даже саботажи против королевской гвардии.

Но что же сейчас? Сейчас Фаер Грин видит напарника закованным в цепи, и, возможно, стоит перед самым ужасным выбором в своей жизни. 

— Ты знаешь что делать. — продолжил маг, — Убей его. А иначе, вы умрёте оба.

Фаер подошёл к пленнику и с помощью заклинания отстегнул кандалы. Тот лишь сплюнул ржавчину, попавшую на зубы и, не обращая внимание на напарника, стал отряхивался от засохшей на копытах грязи.

— Стар, как ты мог? Что ты сделал? — спросил наконец единорог.
— А ты не видишь? — ответил пегас, отвлекшись от занятия, — Предал твоего господина. В отличие от всех вас, — он обвёл присутствующих в комнате, — я осознал свои ошибки. К чему эта кровь и насилие, если есть другой выход?

Единорог посмотрел в глаза напарника ещё внимательнее и заметил, что под ними виднелись опухшие от недавней расправы кровавые синяки.

— Но ты же сам принял выбор. — продолжил единорог, — Ты же поклялся служить Тёмному Лорду до конца своей жизни!
— Был глупцом. — отрезал тот. — Я пытался быть незаметным, но ты же знаешь, у меня это всегда плохо получалось...

Как же всё идёт хреново, когда планы в один миг рушатся. Стар планировал как можно незаметнее выбраться из пещер и сбежать в Кантерлот, чтобы передать весточку принцессам, но к сожалению, внеплановая проверка, организованная ни с того ни с сего командирами групп, разрушило план до основания. Когда пожиратели обыскивали комнату, то обнаружили тайник с письмами, спрятанный в стене. Именно это и выдало молодого солдата, из-за чего тот попытался сбежать, но безуспешно. Всё закончилось дракой и цепями.

Встав на все копыта, пегас посмотрел за спину напарника, прямо на стоящего в дальнем углу человека. Тот лишь мирно наблюдал. 

— Выбора у тебя всё равно нет. — говорил пленник, — Умру в любом случае...

Признаться, Фаер не мог убить своего давнего друга и товарища. Он слишком много прошёл бок о бок с этим пацаном, чтобы вот так вот закончить его жизнь. Убить не в бою, как избавить солдата от мучительной раны, а убить в темнице, как ничтожного предателя.

— Фаер! — подал голос маг, которому уже окончательно надоела такая драма, — Время не ждёт. Действуй, если хочешь жить.

Фаер лишь застыл в нерешительности. Сердце бешено стучало в грудь, а мурашки пробежали по коже подобно дуновению ветра. 

Пегас подошёл к единорогу вплотную и положил копыто на его плечо. И почему его только сейчас осенило? Почему именно сейчас, за последние несколько месяцев он осознал, что дружба это не просто пустое место, и что она рождается не только в совместной работе, но и в добрых делах? Ответы мы, к сожалению, никогда не узнаем, так как Стар Голд решил похоронить их вместе со всей своей накопленной злобой и эго. Но Стар не может уйти в мир иной вот так, не попрощавшись с тем, кто поставил его на путь понимания жизни, так как именно сейчас пришло осознание того, что такое братья по оружию...

— Всё нормально, друг. — ответил пленник, похлопав по плечу единорога, — Это твой выбор, а это мой. Просто прими это как данное: это был мой главный, и, к сожалению, последний жизненный урок... Не принимай мою смерть близко к сердцу, брат, иначе ты погубишь себя самого...

Пегас сделал шаг назад и, встав на задние копыта, закричал во всё горло:

— ЗА ЭКВЕСТРИЮ!

Единорог больше ждать не мог. Либо он, либо их. Ударил яркий зелёный луч света, и последнее что увидел Фаер, улыбку своего напарника. Прощай, мой дом...- это последнее, что сказал про себя пленник...

Пегас упал замертво. Всё его тело от кончика носа до копыт побледнело и стало похоже на охолодевший от сильного мороза труп...

Он сделал это. Он убил его. Того, с кем прошёл огонь и воду и только потому что хотел выжить. И какой же он после этого боец? Он убийца, и точка. Фаер молча смотрел на напарника и был готов вот-вот ринуться с места, чтобы убедиться жив ли он или нет. Может он промахнулся? Может, есть шанс..? Но на все эти вопросы был только один ответ: Нет. Его друг мёртв, и больше никогда не встанет...

Послышались хлопки со стороны человека, который медленно стал подходить сзади.

— Я в тебе не сомневался Фаер, — сказал маг, присев рядом и обхватив правой рукой единорога, — Тёмный Лорд будет рад таким верным последователям как ты. — он глубоко вздохнул, — А теперь можешь идти. Завтра я чувствую, у тебя будет трудный, но насыщенный день.

Единорог послушно развернулся и пошёл по коридору, мысля о содеянном. 

Да, у каждого из нас будет своё мнение по поводу случившегося. Одни скажут: потерял честь; другие: можно было освободить его и вместе убить этого проклятого темного мага. Но Фаер просто... испугался. Он хотел жить не меньше Стар Голда, а его дальнейшая судьба и так была предрешена. Если бы Фаер не сделал этого, то его и напарника ждала бы самая ужасная и мучительная смерть он заклятия Круцио, а это намного хуже обычного убивающего заклятия, уж поверьте. Так что у него (у Фаера), фактически не было выбора...

Он углубился в тёмные коридоры и дошёл до каменных казарм в стене. Войдя в них, Фаер, не обращая внимания на остальных сидевших в комнате, дошёл до своей кровати и камнем упал на неё. Он обнял подушку. Из глаз потекли слезы, а сам единорог стал тихо всхлипывать, осознавая то, что сделал и то, что уже не вернуть...

Через несколько минут из темницы вышел и волшебник, обтряхивая одежду от каменной пыли пещеры и мысленно проклиная это место. 

В своих мыслях ему, конечно, было плевать на случившееся, ведь он видел и участвовал в расправе и похуже таких. Однажды, после одного из шпионских заданий в Министерстве Магии, он и несколько его коллег вернулись с весьма неприятной для Тёмного Лорда вестью: министерство начало действо против тёмных магов, узнав все планы от какого-то перебежчика из рядов пожирателей. В результате, несколько шпионов были раскрыты, задержаны и отправлены в частично отстроенный Азкабан. 

Тёмному Лорду не понравилась эта новость. Его последователи дали этим знак того, что они пренебрегли поставленным задачам и потеряли контроль над ситуацией. По заранее составленным планам, пожиратели должны были сделать всё скрытно: свергнуть власть Министерства, установить тотальный контроль над волшебниками и диктовать им свои правила. Но эти планы, а точнее их внезапность, в один миг канули в лету. В ту ночь, господина и его ребят ждала расправа. Жестокая... и до боли застревающая в душе. В память о тех пытках, Лорд оставил магу клеймо на память, которое он до сих пор носил на лице. 

Но это было лишь началом. Потом началось самое страшное, после которого маг окончательно потерял чувство жалости. Ему пришлось убить своих же соратников, таких же молодых и амбициозных ребят, старавшихся сделать всё, что в их силах, но по стечению обстоятельств, промахнувшихся в расчётах и попавшие в плен министерства.

После расправы, Тёмный Лорд отпустил его. Увидев такую верность, глава пожирателей повысил волшебника в должности, и отправил его вместе с группой на ответственную миссию в параллельный мир, название которому Эквестрия. 
Тёмный маг понимал, что если Гарри Поттер доберётся до всех крестражей, то он умрёт. Это значит, что нужно отправить один крестраж в другой мир, дабы до него точно не добрался ни мальчик, ни Орден Феникса.

Поддержка эквестрийцев смогла посодействовать в этом. Как бы это странно не звучало, но даже в жестокости некоторые пони, да и не пони тоже, видели ноту справедливости. Так что неудивительно, что спустя несколько лет после случившегося в Бингувере, Пожиратели Смерти смогли найти среди эквестрийцев союзников, и вместе с ними упрятать крестраж далеко в пещерах Веснодикого леса. 

Тёмный Лорд не прогадал. Гарри Поттер действительно нашёл все крестражи и уничтожил их; об этом магу позже доложили выжившие Пожиратели, в последний момент прыгнувшие в портал. Никто из группы даже и поверить не мог, что тот, кто был всесилен и могуч погиб и снова остался без сил...

Именно с тех самых пор последователи Тёмного Лорда пытаются возродить своего хозяина. Но только для этого им нужна была кровь, и не простого волшебника, а самого доброго, с чистым сердцем и душой. Такого среди тёмных магов, уж точно не было, а вот в их родном, человеческом мире, однозначно мог быть. 

До Мистера Поттера добираться было бесполезно, ведь он входил в число лучших мракоборцев и был под охраной министерства. Оставалось только одно: искать среди обычного люда. Эффект заклинания воскрешения, естественно, поменяется, и у Тёмного мага будет не так много сил, как хотелось бы, но это уж лучше, чем ничего. 

Забыл упомянуть, и среди эквестрийцев тёмные маги пытались найти избранного. Но, к сожалению, все попытки были тщетны, так как во первых, в воскрешении они были бесполезны, а во вторых, местные начали догадываться о пропажах горожан. Конечно, всё это со временем удалось уладить, — известным методом кнута, — но теперь маги боялись красть местных горожан, так как излишнее внимание было ни к чему, а бежать всё равно не куда.

В Эквестри магия действует немого по другим законам; волшебник убедился в этом сам за прошедшие несколько лет. Как оказалось, закон чёткого подбора крови между магами здесь не действовал, а значит, любой добрый волшебник мог стать приоритетной целью пожирателей. Но вопрос: кто? Да и в нахождении потенциальной персоны из мира людей был минус — перемещение. Если бы телепорт можно было держать в одном укромном месте вечно, то проблемы можно было бы избежать, но, к сожалению, он крайне нестабилен при долгой работе. Могло случится что угодно: детонация, исчезновение, или даже образование пространственной дыры. И по этому, Тёмный Лорд дал главному чародею список заклинаний, позволяющих пересекать границу миров. Но они были в ограниченном количестве, что усложняло задачу. 

Составить подобное заклинание было очень трудным. Подбор нужных слов занимал несколько лет, а их дальнейшая расшифровка ещё дольше. Можно даже сказать, что эта магия была тонким искусством владения магической энергией...

Тёмные маги долго искали потенциальных жертв, но всё было тщетно. В конце концов, когда терпение волшебников окончательно сошло на нет, группа разделилась на два лагеря. Одни хотели вернуться в свой мир и сдаться властям, другие же, остаться и продолжить воевать за верность Тёмного Лорда. Руководителем последних был наш знакомый тёмный маг со шрамом. Думаю, вы догадывайтесь, кто победил и кого ждала жестокая расправа. 
Спустя несколько лет после случившегося все уладилось, но появилась новая проблема: и в рядах победившей группы волшебников стало происходить дезертирство. 

Волшебники просто сдавались, не желали больше признавать Тёмного Лорда, что очень злило их вождя. Маг вычислял предателей довольно быстро, — благодаря сыворотке и заклинаниям правды, — и поэтому дезертиры не успевали вовремя доложить руководству страны о лазутчиках. Так что не удивительно, что последователи до сих пор оставались в тени. 

Но радоваться было рано. Министерство как-то узнало о перемещениях Пожирателей смерти между мирами, и в строгой секретности, организовало группу специалистов, выбранных из лучших отрядов мракоборцев, дабы разобраться с террористами и, по возможности, разузнать о новом мире по подробнее. Схваченные последователи, возвращавшиеся тогда с рейда на потенциальную жертву, выдали группе заклятия перемещения, и та незамедлительно отправилась в другую реальность. 

Основной группе Пожирателей Смерти на стороне Эквестрии повезло и не повезло одновременно. Повезло, что группа телепортировалась прямо в чащу Вечнодикого леса и не подала признаков присутствия местным, и не повезло, что доказательств того что группа мертва не было, а это значит, вероятность её встречи с представителями Эквестрии сохранялась. 

Любой здравомыслящий военачальник, конечно же, первым делом отправил бы разведку для прочёски леса. Но от группы мракоборцев и след простыл. Прошло вот уже пять дней, а результата ноль...

Темный волшебник, находясь в своих мыслях, даже и не заметил, как подошёл к своей комнате и открыл дверь. 

Помещение было полностью выбито из камня и особенно не выделялось. Каменные полки со светильниками, каменная тумбочка и даже шкаф. Единственное, что здесь было не из камня, так это мягкий матрас с подушкой и покрывалом. По словам местных, когда-то, эта пещера была местом уединения Найтмер Мун; кристалл и своеобразный трон с облицованным гербом аликорна на спинке это, в принципе, подтверждал. Чародей часами разглядывал огромный по высоте кристалл из прозрачного, как стекло, материала, но его структуру так и не понял. Вроде кристалл как кристалл, но от него явно несло магией и довольно тёмной по меркам мага, которую, если повезёт, можно даже использовать в своих целях. Боятся незваных гостей в пещеры глупо, так как о её существовании знали единицы, да и то, считавшие её сказкой, а вот местных жителей этих темных закоулков, насекомых, стоило. Огромные членистоногие были не столько огромны, сколько опасны, и дело тут далеко не в челюстях, здесь дело в их способностях жалить и впрыскивать смертельный яд, подобный чёрной мамбе. От этих вредителей приходилось избавляться с очень усердной натяжкой, так как группа добровольцев была очень мала, а профессионалов в области борьбы с насекомоподобными тварями насчитывалось жалкими единицами...

Уложившись на мягкую кровать, маг уставился вверх и тут же перевёл взгляд на небольшую подставку для побрякушек, где особо выделялся круглый золотой амулет с тёмно-синим камнем посередине. На облицовке амулета была выгравирована надпись на эквестрийском: Да здравствует ночь! Очень интересная вещица, если учесть, что именно из-за него все беды Пожирателей Смерти. 

Скоро, мой господин. Очень скоро. - сказал про себя господин, и укрылся одеялом как можно глубже, дабы не замерзнуть от пещерного сквозняка...

***

Он бежал... бежал без оглядки туда, куда можно было протиснуться. От его шагов шелестели кусты и ломались ветки под ногами, но ему было всё рано. Сзади доносился вой и рявканье волков, которые все ближе и ближе подбегали к потенциальной жертве. Наконец, бежавший от погони увидел проход между деревьями, где было видно выход на опушку. Он побежал что есть сил к нему. Оказался он на лужайке, с которой открывался вид на небольшую речку и городок. Задавать вопросы было некогда, и путник с разбегу бросился в речку, за пару секуд доплыв до ближайшего коряжника одного из упавших деревьев. Течение было не большим, да и глубина была по грудь, так что двуногий смог удержаться на месте.

Из леса показались сверкающие пары глаз, пересчитать которых человек не мог из-за их огромного количества. Они ещё некоторое время виднелись на окраине леса, а потом погасли, дав знак о том, что потеряли добычу.

Поняв, что угрозы больше нет, путник переплыл речушку и вылез на берег. Обхватив колени ладонями, он отдышался.

— Твою... мать... — сказал маг, смотря в землю, — Грёбаные волки, хрен вам, а не моя жизнь.

Отдышавшись, он осмотрелся. Стояла ясная ночь, на небе мерцало огромное количество звёзд, а впереди, начинались то ли яблочные сады, то ли акры. Звук сверчков, лёгкого ветерочка и бегущей по речке воде немного настораживал путника, но это было намного лучше того, что он слышал за последние пять дней проведённых в лесу.

Нет. - подумал волшебник. - На сегодня знакомств с местными хватит. Надо бы высохнуть и согреться где-нибудь...

Человек наломал несколько сухих веток с яблонь и, с помощью магии, разжёг небольшой костёр. Одежду пришлось снимать. Всю. Кожаные штаны, куртку, сапоги, серую майку и подсумок с личными вещами, оставшись в одних трусах. 

Чародей стоял и грелся у костра, выставив руки перед собой, около . Высушив всю одежду магией, он оделся. Ему сильно хотелось спать. Он измотался от долгих пробежек по лесу от этих тварей, которые походили на ходячие брёвна с зубами, нежели на обычных волков. Связи с остальными товарищами нет, идти на поиски бесполезно, так что теперь он был сам по себе.

Создав защитные заклинания от незваных гостей в нескольких метрах от лагеря, и без магии сделав небольшое укрытие из веток и из растущего неподалёку камыша, волшебник улёгся на бок.

Перед ним горел костёр, что согревал от прохладного ветерка чуждого мира. Сзади шелестел камыш, а надоедливое пение сверчков, как колыбель, стало погружать чародея ко сну все глубже и глубже.

Кстати, забыл представить. Это Грегори Чельвистер — парень лет тридцати двух, с небольшой щетиной на лице и боксёрской стрижкой. Так уж распорядилась судьба, что именно он оказался участником экспедиции в далекую страну, под до сих пор странным для него названием Эквестрия. Он не был героем войны, не был какой-то важной шишкой в отряде, а был, как сказали бы военные, старшой, которому, к счастью, повезло больше чем остальным.  Другие члены экспедиции растерялись по всему лесу, и не велика вероятность, что их уже постигли смертельные ужасы и опасности этого богом проклятого места...

-Господь, дай мне вернуться обратно. подумал чародей, закрыв глаза, - Влип ты Грег... Окончательно влип.

Он протяжно вздохнул. До сих пор не верится, что это случилось. Все те, кого он встретил и с кем выживал последние пять дней, погибли только из-за того, что стали чей-то целью. А ведь они тоже хотели жить...

Я найду вас ребят. Вы только верьте... - И чародей медленно погрузился во сны.

 

Продолжение следует...

...