Автор рисунка: Siansaar
Глава 11 Глава 13

Глава 12

Дверь запасного выхода захлопнулась за Спайком, тот чертыхнулся про себя, подбежал к окнам и проверил, не было ли погони или, что ещё хуже, стражи, которая окружает дом. Его опасения развеялись, когда сквозь небольшие щелки он осмотрел улицу со всех сторон, но так и не увидел ничего подозрительного. Он сразу выдохнул и расслабился, но всё же поставил галочку над пунктом «Поговорить с пони и обсудить всю эту ситуацию».

— Спайк, ты в порядке? — от неожиданного вопроса дракончик подскочил на месте и резко обернулся, немного загнанно смотря на Мундэнсер. Единорог стояла у лестницы на второй этаж и рассматривала друга, явно удивлённая тем, что он так рано вернулся, ведь собирался же походить по городу и собрать какую-нибудь информацию. — Ты что-то быстро вернулся, — всё же сказала она и подошла к полкам на кухне — стала искать среди баночек и мешочков нужное ей.

— Я сейчас, быстро, никуда не уходи. Позову Флаттершай, Пинки и всё расскажу, — сказал он, после чего ринулся на второй этаж, что пони поняла по топоту на лестнице и небольшому грохоту в комнатах выше.

Она хмыкнула, скептично приподняв брови на подобное неосторожное в их положении поведение, но все же продолжила искать злополучный кулёк с чаем, попутно магией поставив на огонь небольшой чайник. Наконец, небольшой льняной мешочек с травами был найден в одном из крайних ящиков, куда его, скорее всего, запихнула Пинки. С крючков на стене слетели несколько чашек, в которые сразу же было добавлено по небольшой щепотке чая, паре ложек сахара и всё это залито кипятком, и вот по кухне уже разносился запах ягод. Когда все спустились, сев за небольшой стол, к каждому сразу же подлетели чашки с дымящимся ароматным напитком.

— Ура-ура-ура, Спайк принёс какие-то замечательные новости, раз ему так не терпится ими поделиться! — Пай захлопала копытцами, чуть взвизгнув от восторга, на что дракон лишь поморщился, явно не разделяя подобный оптимизм. — Давай же, мне прям так интересно, что я с трудом могу на стуле усидеть.

— Да, я понял, Пинки. В общем, я как обычно отправился ближе к зажиточным домам, чтобы разузнать хоть что-нибудь, даже не заметил, как врезался в прохожего. И лучше бы я тогда просто извинился и побыстрее ушёл с того места, потому что это был тот тип, который за Темпест везде ходил. Граббер, кажется. Я не успел никак отреагировать, был слишком удивлён подобной… встречей. А он потащил меня за кондитерскую, около которой это случилось и начал нести какую-то чушь про революцию, что с Твайлайт всё в порядке и за ней присматривает сама Темпест. Я толком ничего не понял, но он предложил встретиться там завтра, в то же время.

— И он не позвал стражу? — недоумевала единорог, которая так и не заняла место за столом, а расположилась на стульчике около окна.

— В том-то и дело, что нет, поклялся на мизинчиках, мол не ловушка это всё. Я просто убежал, а то мало ли что он задумал…

— О, а можно с тобой пойти? — воодушевлённо спросила Пинки, на что получила не самые одобрительные взгляды Спайка и Мундэнсер.

— С чего ты взяла, что кто-то куда-то пойдёт? Это абсолютно точно ловушка, не стоит верить этому зверьку, — сказала последняя, но задумчивое выражение мордочки противоречило словам единорога.

— Бросьте, он на мизинчиках поклялся, а это вторая нерушимая клятва, после кексика! Так что не-е-е, он не может врать. Да и к тому же, зачем ему было тебя отпускать? Если бы он и правда хотел поймать, то откуда бы знал наверняка, что ты придёшь? — Пинки чертила копытцами в воздухе какие-то схемы, явно соответствующие её рассуждению, но понятные лишь ей одной.

— К моему удивлению, но я не могу не согласиться с Пинки… Он не обладает магией, чтобы не отправляя стражников, проследить за тобой, поэтому единственный способ — отправить кого-то. Но за тобой, Спайк, никто ведь не гнался, да и тревогу не подняли? — кобылка дождалась удовлетворительного кивка со стороны дракона, а после замолчала на какое-то время, явно обдумывая полученную информацию. — Учитывая то, что Твайлайт объявилась, при ней теперь та единорог, а жизнь пони на деле возвращается в прежнее русло… это довольно похоже на правду — принцесса переманила на свою сторону двух слуг Шторма, одна из которых имеет немалую власть, и теперь намеревается свергнуть этого глупца. Стоит рискнуть… Возможно. Я не уверена, но просто так ждать чего-то тоже нельзя.

— Если есть возможность помочь Твайлайт, то почему бы не попытаться? — тихонечко проговорила со своего места Флаттершай, но как только на неё все обратили внимание, пегас стушевалась и опустила ушки, опустив взгляд на свою чашку. Для неё было непривычно подобное, но она прекрасно понимала, что стоит высказать своё мнение, особенно когда решается такой важный вопрос.

— Спайк, я понимаю, что это рискованно, но тебе действительно стоит пойти. Это не значит, что ты один будешь там, я приду пораньше и притаюсь где-нибудь, чтобы в случае реальной опасности помочь тебе и магией скрыть нас, — несколько книг появились в воздухе перед единорогом, и она стала просматривать их, скорее всего ища необходимые заклинания, но в какой-то момент, словно что-то вспомнив, резко повернулась к остальным двум пони, — Пинки, Флаттершай, сами понимаете, вам не стоит выходить отсюда, поэтому пойду только я и Спайк. И никаких «но», Пинкамина, это даже не обсуждается. Не хватало ещё, чтоб нас всех поймали, в случае полного провала! — дополнила она, как только кобылка начала строить жалостливую мордашку, с явным намерением поучаствовать в наклёвывающейся авантюре.

— А меня никто спросить не хочет, нет? — с некоторыми нотками паники и раздражения в голосе спросил Спайк, разведя лапами в стороны.

— Не переживай, Спайки-вайки, я уверена, что наша дорогая Мундэнсер позаботится о твоей безопасности, а мы с Флатти будем с нетерпением дожидаться вас тут! — Пинки приободряюще обняла его, желая поделиться позитивом со своим другом. Вот только не ей предстоит идти на сомнительную встречу с прислужником короля-захватчика, так что Спайку от этого спокойнее не становилось. Но он и сам понимал, что должен сделать все возможное, чтобы хоть как-то помочь Эквестрии. Помочь Твайлайт.

***

С самого утра Темпест казалось, что день не задастся основательно. Это предположение зародилось от одного только взгляда на серые тучи, простилавшиеся на всё небо, не дающие солнцу согреть пони, вдобавок влекущие за собой и без того холодный ветер. И все равно ведь, ладно, подумаешь, холодная погода, для неё это было не в новинку. Только вот удрученное из-за этого настроение Твайлайт было не самым приятным зрелищем для неё, ведь одной из немногих радостей в замке было наслаждаться солнцем, проникающим сквозь незавешанные витражи и окна. И это была лишь малая часть того, что ухудшало этот день.

Небольшой звоночек тревоги появился совсем внезапно, когда они пересматривали очередные бумаги. Темпест разбиралась с многочисленными отчётами со всей Эквестрии, подписывала новые указания для армии, пока принцесса работала над, в большинстве своём, абсурдными приказами Шторма. Хорошо, что подобные нелепые идеи как появлялись в голове Шторма без повода, так и исчезали — внезапно и бесследно. Иначе просто нельзя объяснить, почему он не задавал вопросов вроде: «А что там с указом про печать обоев с моим портретом?».

Единорог отвлеклась ненадолго от своей работы, разминая шею, попутно смотря на аликорна, которая с пресной мордочкой просматривала уже упомянутые приказы, среди которых порой проскакивали письма от обычных пони. Кто-то жаловался на снесённую ветром торговую палатку, кто-то на пропадающую с грядок морковь, сразу из нескольких деревень, близ Вечнозелёного леса, пришли жалобы о странных звуках из лесной чащи. Звоночек стал пронзительнее, когда Твайлайт, открыв одно из редких писем, сначала улыбнулась, а потом стала мрачнее, чем была до этого. Всё так же держала в копытах бумагу, но уже смотрела словно сквозь неё. Было понятно, что просьба в обращении не малозначительна, раз так сильно затронула принцессу, которая отчего-то не спешила показать её Темпест, сложив письмо на стол и не переставая смотреть на него.

Кобылка вернулась к своей работе, решив, что если Твайлайт захочет, то всё сама расскажет, не стоит допытываться. Только вот неясное чувство того, что этот день ещё преподнесёт свои сюрпризы, не проходило, а наоборот нарастало с каждым часом. Поэтому даже на встрече с Штормом, тревога не оставляла её ни на секунду. Так, вплоть до самого обеда, она провела за ожиданием худшего. И это, к её несчастью, случилось.

Спаркл неуверенно подошла к ней, когда та сидела за столом, теперь уже обновляя график дежурств стражников на ближайшие пару недель, и положила (Темпест могла бы поклясться, что это было то самое письмо) перед ней бумагу. Ничего не ответив, Темпест начала читать письмо про себя.

Уважаемая принцесса Дружбы,

Приносим свои извинения за столь невостребованную при нынешнем положении дел просьбу, но увы, не можем не обратиться к Вам. Приглашаем Ваше Сиятельство посетить Кантерлотский приют для жеребят, в связи с установленной принцессой Селестией ежегодной традицией, в удобное для вас время. Наши воспитанники будут крайне рады, если Вы окажете нам честь принять Вас.
Не смеем больше отвлекать, и искренне благодарим за всё, что Вы делаете для Эквестрии.

С искренним почтением, директриса Рининг Джой.

— Я знаю, что вроде как пленница здесь… Да и, хех, наверное, это было бы глупой затеей. Просто я подумала, что, ну, вдруг есть хоть небольшая возможность пойти, но я пойму, если нет, — сбивчиво пробубнила Твайлайт, уже жалея о том, что сделала. Ей было всё ещё неловко о чём-либо просить Темпест, даже несмотря на то, что та догадывалась без слов.

Глядя на Твайлайт, смущённо опустившую вниз глаза, хотелось сделать если не всё, что угодно, то по крайней мере очень многое, лишь бы развеять её печаль. И Темпест в эти секунды была готова сделать это, забыв про предостерегающее чувство. «Это вполне возможно», — слетело с губ раньше, чем она смогла трезво обдумать всё, но отступать было уже поздно. По крайней мере счастливая улыбка, в этот раз подаренная лично ей, стоила того, чтобы переступить через тревогу. Эта улыбка стоила даже большего, чем подобная мелочь, как посещение приюта для жеребят.

Откладывать на следующий день не было смысла, поэтому, разобравшись с оставшейся документацией, они выдвинулись к месту. Довольно неприятной преградой стали назойливые стражники у малого выхода из замка, которые всё не переставали предлагать свою помощь в сопровождении пленницы по городу. Благо, Шедоу довольно красноречиво объяснила, что король Шторм отправил их не на церемониальное шествие по городу, а обычное посещение приюта, а с подобным она и сама в силах управиться. Было заметно, как чуть расслабилась Спаркл, когда они всё же отделались от надоедливых монстров, а выйдя на территорию города, и вовсе вздохнула с облегчением.

День постепенно переходил в вечер, и для Кантерлота это был самый разгар суток, когда многие пони сновали по улицам, поэтому решено было идти по небольшим улочкам, чтобы не привлекать слишком много внимания. Как назло, Граббер, который уже неплохо излазил Кантерлот и знал неприметные места, ушёл в город раньше их, и найти его не представлялось вообще никакой возможности. Но в данной ситуации вполне спасали плащи, как раз подходящие для столь неприятной погоды. Но подобные неприятные стороны этого дня меркли, когда Темпест посматривала на радостную до невозможности принцессу, которая так и излучала счастье, что аж смело могла заменить солнце. Она с некой жадностью всматривалась в улочки, дома, редкие магазинчики и вообще всё, что её окружало. Запоминала всё это, радовалась тому, что наконец смогла выбраться из замка не под воздействием обстоятельств, а просто заглянуть в приют, провести немного времени с жеребятами, насладиться наконец небольшой свободой вне её тюрьмы.

Приют, к которому они подошли спустя несколько минут, выглядел вполне себе ухоженно. Небольшие, но красивые клумбы вместе с колоннами украшали бело-синий фасад двухэтажного здания из кирпича. Вывеска над входом гласила: «Кантерлотский приют для жеребят». Без лишнего промедления, Твайлайт поднялась по ступеням ко входу, сняла капюшон плаща и, оглянувшись на Темпест и получив одобрительный взгляд, трижды постучала.

Спустя несколько секунд по ту сторону послышался размеренный топот копыт, после чего дверь открылась и навстречу принцессе вышла единорог с белоснежной шерсткой и красно-коричневой гривой, заплетенной в аккуратную и большую косу, свисавшую со спины.

— Здравствуйте, добро пож… Ваше Высочество! — радостно воскликнула единорог мягким и немного низковатым голосом. — Вы все же пришли! Как я рада! Ох, мы же даже не успели нормально приготовиться к вашему приходу, даже не зная, придёте ли вы вообще со всей этой обстановкой, простите нас за это… — начала было тараторить пони, но Твайлайт, поняв, к чему это идёт, быстро остановила её поднятым вверх копытом.

— Пожалуйста, не беспокойтесь об этом. Приготовления были бы не к чему, правда, мы просто пришли навестить жеребят. Главное, чтобы они были на месте и были в полном порядке, и хотели встретиться со мной, — максимально спокойной и тёплой интонацией попыталась сказать аликорн, но её нетерпение уж больно сильно отражалось на её голосе.

— Нет, нет, что вы, об этом не стоит беспокоиться, наши воспитанники всегда будут рады видеть вас или других принцесс! — бодро ответила директриса и пригласила принцессу вместе с её сопровождающей пройти. Как только кобылка заметила главнокомандующую армией Шторма, то немного растерялась, но всё же взяла себя в копыта и пошла впереди, прямиком к игральной комнате. — У нас тут живут шесть кобылок и одиннадцать жеребят, увы, все остались без родителей из-за несчастных случаев. Сами понимаете, никто от этого не предостережён, — она открывает белую дверь с детскими рисунками на ней и цветочным орнаментом на раме. Внутри жеребятки играли в игрушки, несколько сидели за столом и рисовали, кто-то спокойно рассматривал книжки с цветастыми картинками. — Дети, у меня для вас просто замечательная новость! Сегодня к нам пришла наша замечательная принцесса Дружбы, Твайлайт Спаркл!

Несколько десятков пар глаз уставились на гостей, сначала в удивлении, а после небольшой паузы, засияв от счастья, с радостным писком побежали обниматься с принцессой, которая и сопротивляться-то толком не могла от такого наплыва внезапного внимания. Они наперебой что-то говорили, спрашивали и просто смеялись, пока мисс Джой всё же не удалось их чуть успокоить и попросить не носиться вокруг гостьи, словно рой пчел. Жеребята кинулись сразу занимать свои места на большом махровом ковре, напоминающем траву, а прямо напротив них села сама Твайлайт, отказавшись от предложенного ей стула. Несколько жеребят проводили взглядами Темпест, которая осталась стоять возле окна, позади всех малышей, и быстро потеряли к ней интерес… кроме одного. Земной пони чуть косился на неё, а после и вовсе начал с интересом рассматривать, даже не смутился, когда на него посмотрели в ответ, лишь чуть улыбнулся и обратил всё внимание на главную гостью.

— Итак, я крайне рада, что у меня получилось прийти к вам. Я бы очень хотела поговорить со всеми, но вас так много, так что давайте вы будете по очереди задавать вопросы, а я постараюсь ответить, заодно и познакомимся. Просто поднимите копытце, если вам есть, чем поделиться, — сказала Твайлайт, рассматривая светящиеся от радости мордочки пони и поднятые вверх копытца. — Ох, ну не все же сразу! Каждый сможет задать вопрос, не переживайте, просто вы такие шустрые, что за вам довольно трудно успеть, — хихикнула она, заприметив одного из жеребят. — Так, привет, как тебя зовут?

— Здравствуйте, Ваше Величество, я Свит Кэнди! — ответила розовая единорог с вьющейся жёлтой гривой, чуть не подпрыгнув со своего места. — Я очень рада, что вы пришли к нам, вы просто потрясающая! А вы много знаете заклинаний? Можете что-нибудь показать?

— О-о-о, погоди секунду. Давайте сразу договоримся, чтобы вы все называли меня просто Твайлайт, хорошо? И да, я знаю очень много заклинаний, от обычной левитации предметов, до довольно опасных, например обмена кьютимарками. Я бы с радостью что-нибудь наколдовала вам, но для начала стоит просто поговорить, ведь у меня, к несчастью, не так уж много времени, — несколько пони удрученно вздохнули, а Твайлайт понадеялась, что пока они общаются, невыполнимая на данный момент просьба маленькой Кенди будет забыта. Пускай Шторм и согласился улучшить условия для жизни принцессы в обмен на внедрение в доверие пони, но магию ей пока никто возвращать не собирался.

После ещё нескольких вопросов, Твайлайт всё же предложила говорить всем по порядку, с помощью мисс Джой и ещё одной наставницы рассадив детей полукругом. Некоторые пони говорили до того забавные вещи, как например: «Если бы можно было заменить деньги на что-то другое, то вы бы выбрали: пирожные или кексы? Хей, да ладно вам, это правда очень важный вопрос!» — что даже взрослых пробивало на смешок. Твайлайт со всей своей добротой и желанием подарить детям эти счастливые часы, благодаря их разговорам, растолковывала свои ответы, порой шутила и не могла налюбоваться на таких же радостных жеребят, которые с жадностью слушали всё, что им говорили. Но даже несмотря на это, дети заканчивали задавать вопросы по второму кругу.

— А где остальные принцессы? Почему о них ничего не слышно? — чуть тише спросил один из жеребят. — Они тоже сейчас в замке? Это правда, что король Шторм заточил их в камень?

— Я не думаю, что это хорошая тема для разговора, но да, увы, они в камне, — Твайлайт немного стушевалась от столь внезапного вопроса, к которому стоило подготовиться. Это же дети, они, со своим безграничным любопытством не могли не спросить про остальных правительниц Эквестрии. — С их статуями всё в порядке, не переживайте, очень скоро… когда всё наладится, они вновь вернутся, будьте уверены!

Больше никто не стал спрашивать о судьбе принцесс. Темпест смотрела на всё это со стороны и поверить не могла, что перед ней действительно дети, потерявшие всё. Своих родителей, дома, некоторые — само детство. Они настолько были открытыми и жизнерадостными, стремящимися к чужому вниманию и любви, что в её голове не укладывалось подобное. Несколько жеребят, заметив чуть погрустневшее состояние Спаркл после вопроса об остальных аликорнах, встали со своих мест и просто обняли её, извинившись за то, что расстроили её. Так понимающе и совсем не как дети они делились с ней всей своей любовью, оказывали поддержку, некоторые, пока была не их очередь спрашивать, успели нарисовать несколько рисунков и подарить их, чем очень растрогали Твайлайт, да и саму Темпест. А принцесса, в свою очередь, обнимала их в ответ с таким трепетом, словно это были её маленькие братья и сёстрички.

Когда было решено немного передохнуть от разговоров и поиграть, Твайлайт предложила детям самим выбрать что-нибудь, чтобы были задействованы все. Остановились на рисовании общего плаката в честь того, что к ним пришла принцесса. Какие-то жеребята активно выводили карандашами линии на бумаге, некоторые говорили своим друзьям, что ещё следует нарисовать, а ещё несколько пони делали разные объёмные фигурки, чтобы разнообразить их творчество.

Однако, один из жеребят, хоть и помогал остальным с работой, все же не стремился так быстро вливаться в общее дело. Джентли Винд — жеребёнок дымчатого цвета с белыми хвостом и гривой. Он порой оборачивался к Темпест, явно с желанием что-то сказать, но всё же отворачивался и дальше давал советы своему другу.

При виде того, как Твайлайт взахлёб наслаждалась временем с детьми, становилось и радостно, и чёртовски противно от самой себя, что Шедоу позволила случиться всему тому ужасу… Как она смогла простить её? Как смогла доверять ей после того, как она лишила её банальной возможности поговорить с кем-то, кроме неё самой и Граббера? И это ещё без упоминания об устроенной революции и жестоком заточении в подземелье.

— Вам грустно? — вопрос оказался слишком внезапным, поэтому Темпест сначала пришлось найти взглядом его источник, оказавшийся внизу, а после удивлённо поднять брови.

— Ты меня совсем не боишься? — спустя несколько секунд, холодно ответила вопросом она, посмотрев свысока. Не стоило расслабляться, даже в столь безобидном месте.

— Ну так у тебя вроде нет страшных клыков, ну или там, не знаю, огромных рогов и когтистых лапищ, как у чудовищ из Леса, — начал он перечислять, осматривая её вновь. — Почему вам грустно? — всё не унимался жеребёнок, но никакой реакции не последовало. — Мне мама говорила, что если кому-то грустно, то его надо обнять, и тогда грусть пройдёт. Что, мол, нет плохих пони, есть те, кого «недообняли», хе-хе… Она очень хорошей была, правда, только вот пропала, вместе с папой. Мне тоже иногда бывает очень грустно. Я тогда не очень-то и хочу играть, а ребята смотрят на меня, а потом тоже обнимают и говорят, что все будет хорошо. Мне это всегда помогает… Хотите, я вас тоже обниму?

Темпест, изрядно опешив изначально, отчего-то не может сказать и слова, но, после почти минутного размышления, решает пойти к нему навстречу. Она наклоняется к жеребёнку, ложась на ковёр, позволяя маленьким копытцам обвиться у шеи. Она не уверена в том, что делает, но становится немного лучше, что не может не радовать. Напоминание о её прошлом дёгтем растекаются в сознании, спутывая мысли.

— Задиры с улицы говорят, что нас бросили, потому что мы никому не нужны, но мисс Джой их ругает и говорит, что это не так. Я знаю, мои родители не могли просто уйти, они очень-очень меня любили и я их тоже… — под конец голосок немного надламывается, но всхлипов нет, лишь объятья становятся чуть крепче. — Но даже если и так, я не обижаюсь, правда-правда. И все же… почему вы грустите?

— Меня считали монстром… ни за что, — коротко ответила она, но это не мешает воспоминаниям нахлынуть с новой силой: издевательства, насмешки, ненависть. Она была ребёнком, таким же, как эти дети, но её упорно не ставили, как равную.

— Ну, значит, это были очень грубые пони. Не слушайте вы их. Я отчего-то абсолютно уверен, что вы очень хорошая, вы же защищаете принцессу Твайлайт, но не как стражники, вы не обижаете её, и вы пришли с ней сюда, — почти сразу сказал Джентли и, отстранившись, улыбнулся так широко и приободряюще, что сердце дало слабину, оттаяв от холода ненависти. — Значит, она не видит в вас ничего плохого, а если она не видит, то и я тоже. Мисс Джой говорит, что те, кто обижают кого-то, сами несчастны. И что нужно научиться прощать. Ну, потому что… я не уверен, но, как бы, если не можешь простить ты, то как можно простить тебя, правильно ведь? — Темпест не отвечала. Не могла ответить, слова не то что застревали в горле — они вообще не могли выбраться наружу из той кипящей пучины мыслей в голове.

— Если хотите, можете присоединиться к нам и помочь с плакатом, — спустя пару минут молчания закончил он и, кротко обняв Шедоу ещё раз, вернулся к своему другу.

Он не расстроился, когда Темпест так и осталась стоять на своём месте, зато сама она смотрела на этого жеребёнка и была, мягко говоря, в шоке. Может ли ребёнок говорить такие слова, осознавая в полной мере их значение и принимая его? Похоже, что да, ведь он был настолько искренним, что и сомневаться бессмысленно. Но как, как жеребёнок осознавал и говорил вещи, о которых немногие взрослые способны говорить хоть с каким-то знанием дела?

Она уже иначе посмотрела на всех этих детей. Судьба сыграла с ними самую страшную шутку, но они, при этом, не потеряли своей чистоты и открытости. Её невероятное замешательство и смятение заметила Твайлайт, но подойти не решилась, лишь обеспокоенно смотрела на неё, пока взгляды не встретились, и в лазурных глазах плескалось столько всего, но больше всего — потерянность. Что-то рушилось внутри, разрушалось на части в эти самые мгновения. Растапливаемый аликорном лёд дал несколько сильных трещин, гулом отдающихся в сознании.

Её простили, несмотря на весь создаваемый ею хаос. Её простили, несмотря на жестокость. Её простили, несмотря на холодность и отчуждённость. Она чувствует, что не готова просто так забыть ту сжигающую изнутри боль, но хочет попробовать и научиться это делать. Пускай пока лишь меньшей своей частью, но это уже многое значило. Твайлайт уже готова была встать и спросить, всё ли в порядке, но получив еле заметную улыбку и вновь спокойное выражение на мордочке, вернулась к развлечению с детьми, хоть и сделав себе заметку о том, что надо бы поговорить с Темпест позже.

***

Найти наиболее подходящее место для укрытия получилось не сразу. Во-первых, надо было отлично видеть довольно узкий и темный переулок, чтобы держать ситуацию под контролем. Во-вторых, было крайне мало мест, из которых можно было незаметно наблюдать и при этом, если вдруг что-то случится, поспешить на помощь. Было принято решение спрятаться чуть дальше по тому самому переулку, в небольшом промежутке между домами, которые выходили на параллельную улицу. Пускай не самое комфортное и обозримое место, зато наиболее непримечательное.

Со всех сторон доносился гул улиц, топот и разговоры пони, идущих с работы или просто прогуливающихся, зазывающие голоса торговцев — всего этого было не отнять у Кантерлота даже в самые темные времена, хотя бы не в полной мере. И даже затянувшие небо хмурые тучи, вот-вот грозившиеся обрушить на землю ливень, вкупе с редкими раскатами грома не были причиной сидеть в домах. Зато неплохо так могли испортить встречу, ведь не на каждом углу висят часы, пони куда легче ориентироваться по солнцу. Ну, по крайней мере, если бы пошёл дождь, было бы меньше пони, некоторые из которых из любопытства разглядывают улочки, а некоторые чисто случайно обратят внимание на закоулок за кондитерской. Ещё хуже будет, если на месте пони окажется один из стражников. Если бы единорог не прислушивалась, то и не заметила бы среди суеты, как кто-то завернул за пекарню и стоял всего в нескольких метрах от неё, что-то тихо бубня под нос. Она использовала небольшое заклинание, чтобы подать знак Спайку, притаившемуся за несколько домов от нужного места.

— О, ты всё же пришел! — чуть приглушенно удивился Граббер, но всё же протянул лапу для рукопожатия, но его смерили недоверчивым взглядом, после чего он сделал шаг назад и неопределённо пожал плечами. — Ну, видно, что ты до сих пор не очень-то мне веришь. Ла-а-адно, так и быть, спрашивай первый.

— Что с Твайлайт? — не выдержал дракончик, хотя понимал, что должен был сказать совсем другое, только вот волнение за подругу всё равно брало своё.

— С ней всё замечательно, насколько это может быть. Она с Темпест то что-то напишет, то что-нибудь подпишет, придумает, порой переписывает вообще, читает много, в общем, с пользой проводит времечко, и даже не в подземелье, — попутно загибая пальцы, перечислял он, хотя скорее всего сам не понял, насколько спутанным вышел ответ.

— Почему я должен тебе верить? — всё же решил перейти сразу к делу Спайк. — Ты и та единорог охотились за Твайлайт, свергли принцесс, заточив их в камень и забрав их магию! В чём смысл?

— Ну-у, как бы она не зря является принцессой Дружбы, да? Как бы считай, что она даже будучи в столь… нехорошем положении, нашла себе друзей. Не, если бы я знал, я бы там, ну не знаю, расписку принёс, что с ней всё в порядке там, или что-то вроде того. Что вообще в таких случаях приводят в качестве доказательств? — неподходящая ситуации весёлость ежа делала всё происходящее нелепым, словно это была чья-то шутка.

Дракон всерьёз задумался, а действительно, какие доказательства могут быть в данной ситуации? И ведь ведёт себя так естественно, словно его каждый день спрашивают у самочувствии принцессы, а он в ответ предлагает присоединиться к революции. Ровно так же было и с Мундэнсер, которая никак не могла понять: это такая слишком хорошо спланированная ловушка и этот зверёк столь хороший актёр, или он всерьёз всё говорит?

— Ты серьёзно?

— Ну да.

— Так ладно, допустим, я тебе верю и всё…

— О, замечательно, наконец ты мне поверил!

— Я сказал: «Допустим». Не надо перевирать мои слова, — шикнул на него Спайк, оглянувшись на всякий случай не привлекли ли они чьё-нибудь внимание. Как назло прозвучал особо сильный раскат грома, и с неба хлынули ледяные капли. Оба, словно по команде, накинули на головы капюшоны от небольших плащей, в то время как по улицам радостно скакали жеребята, а основная часть пони ускорилась, чтобы скрыться от непогоды. — Допустим, я тебе верю и всё, что ты сказал — правда. Надо же как-то действовать? Помочь Твайлайт свергнуть Шторма. Какой у вас план?

— На самом деле, пока что прям революция-революция в планах не числится. Принцесса и Темпест постепенно занимаются всякими указами и действуют из тени. Без магии аликорнов мало что можно сделать, поэтому они ещё думают, как же её вернуть, — Граббер чуть вздрогнул, словно что-то вспомнил, а после обреченно завыл. — Я совсем забыл предупредить, что у меня не так уж много времени. Я как бы в основном должен находиться во дворце, при Темпест, так что давай закругляться.

— Ох, ладно, так, сейчас, я что-то ещё должен был спросить, — он расхаживал из стороны в сторону, насколько позволяло пространство, пытаясь вспомнить, что именно они обсуждали с Мундэнсер. — Как я пойму, что… ну… вот как бы, пора там, планировать что-то, все дела.

— Ну, об этом я, если честно, не совсем подумал… — ёж осмотрелся, явно пытаясь придумать выход из столь нелепой ситуации. А ведь действительно, как только можно было не продумать подобное? Хотя, стоит признать, он вообще изначально предполагал, что всё будет настолько хорошо, что дракон покажет и место, где скрывается, чтобы в случае чего сразу заявиться с новостями. Наивно с его стороны. — Я довольно часто захожу в эту кондитерскую… А значит, если вдруг, что-нибудь, как-нибудь да будет известно, я, скорее всего, вернее даже наверняка, быстренько сюда куда-нибудь спрячу записку. Вот сюда! — он замечает небольшую щель между каменной кладки дома. — Да, положу сюда записку с днём и временем следующей встречи! Вот я как лихо придумал, а!

— Да тише ты, я понял-понял, — пускай и лил дождь, но осторожность в таких делах никогда не помешает. — На этом и договорились. Я не могу тебе пока полностью доверять… но не похоже, что ты врёшь. Посмотрим, что будет дальше, — Граббер на это лишь улыбнулся, показав большой палец вверх, уже развернулся, чтобы уйти первым. — И передай Твайлайт, чтобы она не лезла на рожон, а то я знаю её.

— Будет сделано, — чуть громче, чем следовало, ответил тот и скрылся за поворотом по направлению к замку.

Из своего укрытия вышла Мундэнсер, однозначно довольная тем, что всё прошло гладко и без каких-либо подстав. Она молча кивнула другу, что, мол, всё, пора возвращаться, на данный момент ты сдёлал всё, что мог. И от этого осознания становилось легче на душе, ведь, как бы это не выглядело странно, но у них теперь появилась небольшая ниточка связи с Твайлайт. Осталось не испортить всё и действовать аккуратно.

Читать дальше

...