Автор рисунка: BonesWolbach

Если бы этим утром солнце и любопытные птицы решили заглянуть в кухонное окно дома Эпплов, что на ферме Сладкое Яблоко, их ожидало бы редкостное зрелище. Прямо за окном стояли кухонные столы, и все они буквально ломились от всевозможных яблочных лакомств. Яблочные тарты, такие хрупкие и воздушные, что их можно было принять за облачка, соседствовали с чашами яблочного мусса, сияющими, словно горшочки с золотом, которые, по слухам, прячутся там, где кончаются радуги. В тени огромных яблочно-коричных тортов выстроилась целая шеренга яблок в карамели, их сладкая броня сияла, как истинная драгоценность.

Но всё это великолепие просто меркло по сравнению с пирогами. Их были десятки, они были сложены на отдельном подносе и поставлены повыше, чтобы быстрее остыли. Их упоительный запах наполнял кухню, а идеально подрумянившаяся корочка походила на крышку от пиратского сундука, скрывающего сладкие сокровища. Провизии хватило бы уже на целый пир, но невзирая на это, Эпплджек продолжала работать. Кухонный таймер рядом с плитой  — настоящее семейное сокровище, предназначенное исключительно для яблочных блюд — отсчитывал последние минуты, пока земная пони смешивала очередную порцию яблочной начинки.

— Так, два молнияблочных пирога уже в духовке, затем я закончу с этой парочкой, и дело с концом, — сказала Эпплджек, добавив в миску последние компоненты.

— Эпплджек, что я тебе говорила? Никакие это не молнияблочные пироги. Посмотри на молнияблони, ты видишь на них плоды? Ты что, забыла про ту банку джема, что добавила в начинку? Это пироги с молнияблочным джемом. Знатная стряпня, и они заслуживают, чтобы ты называла их правильно.

— Да, Бабуля, — почти не задумываясь, ответила она, затем фыркнула и начала помешивать в миске. Вскоре начинка была готова; настало время заняться тестом. Подойдя к холодильнику, Эпплджек вытащила из него идеально охлаждённое осевшее тесто и вытряхнула его из миски на посыпанный мукой стол. Затем она потянулась за скалкой.

— Не стоит сразу раскатывать такой здоровенный кусок, лучше сначала помни́ его копытами.

Отложив скалку, Эпплджек вновь не смогла сдержать смешка:

— Да, Бабуля. — Она ополоснула передние ноги в раковине и принялась за тесто. Под сильными уверенными нажатиями копыт, оно постепенно превращалось в лепёшку. На секунду пони остановилась и кашлянула, затем тихонько шмыгнула носом и прижала его к плечу.

— ЭйДжей, ты что, больна? Я не позволю тебе печь пироги, если ты больна.

— Нет, Бабуля, просто… что-то в горло попало, — покачала головой Эпплджек.

Когда тесто стало почти плоским, она вновь потянулась за скалкой, прихватив заодно стоявшую на столе мисочку муки. Аккуратно зачерпнув муку копытом, она потрясла им над тестом. При каждом её движении, казалось, начинался маленький снегопад.

— Молодчина, Эпплджек! Если чутка припудрить, его будет куда легче раскатать. А ещё не забудь обвалять в муке скалку. Ты ведь посыпала стол перед тем, как выложить тесто?

— Да, Бабуля, — ответила земная пони. Окунув копыто в муку тончайшего помола, она щедро нанесла её на скалку и начала раскатывать тесто. Её копыта размеренно двигались, ритмичное постукивание скалки было похоже на тиканье метронома, задающего такт прекрасному танцу, зовущемуся выпечкой. Вперёд-назад, вперёд-назад, пока кусок теста, превратившись в тонкий блин, не растянулся почти на весь стол.

Что ж, вроде всё как надо. Аккуратно отложив скалку, Эпплджек подошла к раковине и запустила в неё копыто. Из чашки с мыльной водой она выудила монету в один бит. Как следует сполоснув под краном, она поднесла её к самому краю раскатанного теста. Поставив монетку на ребро, она осторожно надавила на неё и склонила голову, чтобы получше её рассмотреть.

— Верно, Эпплджек. Правильное тесто для пирога должно быть такой толщины, чтобы скрыть кончик рога Селестии, выбитой на монете. Доверься нашей принцессе, ведь она чеканит биты, так прекрасно подходящие для выпечки.

Эпплджек фыркнула и вытащила монетку из теста. Держа её в копыте, она разглядывала её несколько секунд, а затем крепко прижала к груди. Земная пони глубоко вздохнула, её плечи дрогнули, и она мягко стряхнула её обратно в раковину. С негромким всплеском бит приземлился в ту же самую чашку с мыльной водой, откуда и появился.

— Разумеется, Бабуля.

Прозвенел таймер, и Эпплджек быстро повернула голову к плите. Привычным движением схватив зубами прихватку, висящую рядом, она открыла духовку и аккуратно достала из неё противень с пирогами. Это были первые два пирога с молнияблочным джемом из запланированной четвёрки. Пони быстро поставила противень на плиту и захлопнула дверцу.

Она как раз успеет закончить с последними двумя, пока разогревается духовка, набирая тепло, ушедшее, когда Эпплджек доставала предыдущую партию.

— Никогда не бывает слишком много форм для пирогов, особенно в такой большой семье, как наша. Сегодня они все пойдут в дело.

— Да, Бабуля. — Эпплджек открыла буфет и выудила из него две формы, последние из оставшихся в доме. Одна из них была подарком Филси Рича. На её обратной стороне красовалась эмблема «Сельских товаров Рича», но несмотря на это сомнительное достоинство, форма была едва ли не лучшей из всех, которыми они владели. Обычно её доставали лишь в особых случаях или когда готовили для Филси Рича, что для Эпплджек было случаем ещё более необычным.

Второй формой она особенно дорожила. Не столько из-за её качеств, сколько из-за связанных с нею воспоминаний. Это была та самая, которую Эпплджек привезла с ярмарки на Радужных Водопадах, та, что ей подарила Рэрити после их маленькой размолвки. Форма была слегка погнутой и помятой, но в ней до сих пор получались изумительные пироги. Во многих отношениях она напоминала Эпплджек её дружбу с Рэрити.

Она поставила их на стол и принялась вырезать из теста круги. Вырезав пару, Эпплджек опустила их в формы. Затем пришла пора начинки, которую она бережно намазала сверху, равномерно распределив по стосковавшемуся тесту. Собрав оставшееся тесто в одну кучку, она вновь раскатала его, затем достала монетку и в последний раз проверила толщину. Лишь после этого она вырезала ещё два круга и с любовью накрыла ими начинку, так, словно накрывала изысканный стол роскошной скатертью. Всё получилось идеально: ни морщинки, ни малейшего изъяна.

— Не забудь посыпать сверху корицей и защипнуть края, как я тебя учила. Если начинка полезет наружу, ты испортишь пироги, а то и духовку.

Копыта Эпплджек уже уверенно двигались вдоль кромки пирога, сжимая и загибая края верхней и нижней половинок, чтобы соединить их вместе.

— Да, Бабуля, — сказала она, закончив. Уверенная, что начинка не сбежит, она осторожно припудрила макушки пирогов молотой корицей.

— А ещё не забудь про дырочки, чтобы выходил пар. И да, ты не можешь, как городские, проделать три штуки посерёдке — наши яблоки слишком уж сочные для этого. Ты должна, как я учила, сделать из дырочек целое кольцо.

— Да, Бабуля, — повторила Эпплджек, вновь деликатно кашлянув в плечо. Прижавшись к нему носом, она застыла на несколько секунд, чтобы успокоиться, а затем вернулась к работе. Взяв особый нож, она проделала в пирогах по десятку аккуратных дырочек, расположившихся ровно посередине между макушкой и краем и образовавших изящные окружности.

Отложив нож, она отошла назад, чтобы полюбоваться плодами своих трудов. Последняя пара пирогов с молнияблоневым джемом была почти идеальна.

— Молодец, только не стой как пень, пора ставить их в духовку и браться за взбитые сливки!

У Эпплджек вновь перехватило дыхание, но она нашла в себе силы кивнуть:

— Да, Бабуля. — Взяв чистый противень, она положила на него пироги, поставила в духовку и включила таймер. Не теряя времени, она подошла к холодильнику, где её уже дожидалась миска заранее приготовленных сливок.

Эпплджек достала старую механическую взбивалку для яиц, взяла её в зубы и положила передние копыта на рукоятки. Было не очень удобно крутить их, балансируя на задних ногах, но лишь с этой взбивалкой получались самые лучшие взбитые сливки. А сегодня всё должно быть самым лучшим.

— ЭйДжей?

Эпплджек вздрогнула и потеряла равновесие, чуть не уткнувшись носом в миску со сливками. С трудом удержавшись на ногах, она, позволив взбивалке плюхнуться в миску, повернулась к окну. Несколько секунд она просто смотрела, не понимая что к чему, пока её разум не вернулся в реальность. Лишь тогда она смогла заговорить:

— Рэйнбоу, что ты здесь делаешь?

— Ты просила меня зайти, когда придёт пора отправляться на вокзал за Эппл Блум.

— Вот жеж, ничего себе, время летит! — взглянув на часы, Эпплджек ругнулась под нос и вновь повернулась к Рэйнбоу. — Хорошо, что я успела поставить пироги в духовку. Иди к двери, я буду через минуту.

Кивнув, пегаска скрылась из вида, а Эпплджек торопливо убрала миску со сливками в холодильник, вместе со взбивалкой. Им вполне хватит времени, чтобы добраться до вокзала и вернуться обратно, пока не испечётся последняя партия.

Закрыв дверцу холодильника, она оглядела кухню. Всё было в порядке. Правда не мешало бы здесь прибраться, но это может и подождать. Подойдя к раковине, Эпплджек быстро сполоснула копыта и вытерла их висящим рядом обрывком холста. Она потрусила к двери. Её знаменитая шляпа и красная лента висели на вбитом в стену крючке. Эпплджек медленно надела шляпу, но к ленте и не притронулась. Вместо этого она взяла другую, лежащую на краю ближайшего стола. Несколькими ловкими движениями копыт, она перевязала свою гриву новой лентой. Чёрной.

Напоследок глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, она открыла дверь. На пороге её терпеливо дожидалась Рэйнбоу, каким-то образом умудряясь оставаться неподвижной, стоя на коврике перед входом. Когда появилась Эпплджек, пегаска смотрела в сад. Она обернулась к подруге и мягко улыбнулась. Грива Дэш была убрана и больше не торчала во все стороны; её ослепительные цвета приглушала чёрная вуаль. На левой передней ноге был чёрный браслет, застёгнутый вокруг щиколотки.

Они обнялись на пороге.

— Эй, прости, не хотела прерывать тебя, — сказала Рэйнбоу.

— Да нет, я потому и просила тебя зайти. Знала, что потеряю счёт времени. — Эпплджек похлопала подругу по спине и разорвала объятия. — Нам лучше поспешить. Я хочу быть там, когда Эппл Блум сойдёт с поезда. За то, что решилась приехать, она заслуживает того, чтобы старшие брат и сестра встретили её на станции. По пути мы захватим с собой Биг Мака.

Рэйнбоу кивнула и сошла с коврика. Последовав за ней, Эпплджек покинула кухню. Выйдя за дверь, она оглянулась, чтобы попрощаться с Бабулей, но увидела лишь пустую комнату. Неска́занные слова застряли у неё в горле, и она застыла, не в силах оторвать копыто от дверной ручки.

— Эпплджек, ты как? — спросила Рэйнбоу, заметив, что подруга вдруг встала как вкопанная.

— Д… да, просто… задумалась, вот и всё. Давай, за дело! Встретим Эппл Блум, вернёмся сюда и заберём в город всё необходимое для… то есть, там же соберётся просто уйма пони. Бабуля хотела бы, чтобы мы были уверены, что каждому достанется что-нибудь вкусное, даже на её собственных…

Она закрыла дверь. Последнее слово, отказавшись слететь с губ, застряло в горле, словно она подавилась чем-то мерзким и никак не  могла выплюнуть это обратно.

Медленно подойдя поближе, Рэйнбоу вытянула копыто, и земная пони упала в объятия подруги. Они застыли, Эпплджек дрогнула, её дыхание сбилось. Она была готова заплакать, но… она не могла встречать сестру с заплаканными глазами. Нужно потерпеть ещё немного, ещё чуть-чуть, а потом… все они смогут поплакать позже. А пока, тёплая дружеская поддержка Рэйнбоу дала ей достаточно сил, чтобы сдержаться.

— Спасибо, сахарок, — сказала она, когда они наконец разомкнули объятия.

Пегаска похлопала её по плечу, повернулась, и они отправились в город.

— Не за что.

Эпплджек шла позади подруги, но не успели они отойти на десяток шагов, она не выдержала и оглянулась в последний раз. Копыта несли её вперед, но глаза, устремлённые на окно, видели лишь пироги, которые она оставила остывать. В её голове вновь зазвучали голоса из прошлого, но в этот раз первым был её собственный, только намного, намного моложе.

— Бабуля, что ты делаешь?

— Что за вопрос? Пеку яблочный пирог нам на ужин.

— Я могу помочь?

Перед мысленным взором Эпплджек ясно проступила тёплая, счастливая улыбка Бабули.

— Канеш’н, милая, но будь готова делать всё так, как я скажу. Семья Эпплов хранит рецепты лучших на свете лакомств из яблок, так что нужно много учиться, чтобы делать всё правильно. Ты уверена, что готова к этому?

Не в силах оторвать глаз от окна, Эпплджек остановилась и почувствовала, как по щеке скатилась слеза. Она улыбнулась, кивнула и повернулась, чтобы догнать Рэйнбоу.

— Да, Бабуля, — сказала она, и её голос дрогнул. — И спасибо тебе.


От автора:

Этот рассказ посвящается памяти моей бабушки,

покинувшей нас в марте 2017 в возрасте 88 лет.

Она была сильной женщиной и до самого конца справлялась со всем самостоятельно,

а семейные рецепты, которые я узнал от неё, я сохраню до конца своей жизни.

...