Автор рисунка: Siansaar

Глава 1

Глава первая, в которой Флаттершай узнает о Лунных цветах и отправляется в путешествие

Флаттершай практически бесшумно ступала вверх по горной тропе. Гора предстала перед ней и во тьме ночи, она казалась скорее куском пустоты среди звезд, чем реальным физическим объектом. Пегаска хотела взлететь, но в темноте полет становился очень опасен — слишком, слишком опасен! Конечно у Рэйнбоу Дэш не было никаких проблем с ночным полетами, но ведь голубая пегаска была смелой пони, не то что Флаттершай, к тому же она проходила специальные тренировки в летной школе Клаудсдейла. Все же, время от времени, Флаттершай предпочитала чувствовать под своими копытами твердую землю — она успокаивала пегаску и прибавляла храбрости в этом опасном путешествии.

Она испытала облегчение, посмотрев вверх и увидев пустой небосклон без признаков луны. Для пегаски было очень важно найти поляну до её восхода. Но тени гор, падающие на дорогу впереди, делали ее путь все опаснее. Ее сердце грозило вот-вот вырваться из груди. Это было всего лишь второе ее восхождение, и предвкушение найти поляну и увидеть их снова, смешивалось с чувством опасности от восхождения, наполняя тело нервным возбуждением.

Позади неё, в Понивилле, в древесном доме, все её друзья-животные (за исключением сов, разумеется!) уснули очень быстро, и она отправила Энджела в кровать пораньше, тем самым вызвав у маленького кролика резкий обвинительный взгляд. Но этой ночью Флаттершай не могла терпеть его капризов и он, получив свою вечернюю морковку, отправился спать.

— Прости, Энджел, — обратилась к нему Флаттершай: — Я так люблю тебя, но сегодня — моя Особенная ночь.

Она знала, что приближается к поляне. Луна все еще не взошла, и когда вершина стала ближе, за горой внезапно вспыхнули звезды, заполнив небо миллионом сияющих огней. Пегаска вздохнула с облегчением, узнав каменный хребет, стоящий между ней и секретной горной поляной. Она успела.

***

Месяц назад Твайлайт пришла к подруге в гости в древесный дом, чтобы показать пегаске вещь, прочитанную в книге.

— Флаттершай, ты ведь много знаешь о цветах, правда? — спросила Твайлайт.

— О, да! — ответила Флаттершай, — Я люблю ВСЕ виды цветов. Все виды флоры и, конечно же, фауны!

— Хорошо, тогда это точно по твоей части... — Твайлайт пролеветировала принесенную с собой книгу. Она повисла перед подругами, быстро раскрывшись на нужной странице.

Стоило Флаттершай увидеть написанное, как её глаза широко распахнулись, — Лунные цветы? — произнесла пегаска, — Я никогда не слышала о них прежде.

Твайлайт кивнула:
— Я знала, что ты захочешь посмотреть на них. «Лунные цветы» — начала читать единорожка, — Являются редчайшими цветами во всей Эквестрии. Расцветают лишь в свете полной луны, все остальное время являются невидимыми, следовательно, обнаружить их почти невозможно.

— Невозможно? — вздохнула Флаттершай, — О, я хотела бы увидеть их.

— Здесь сказано почти невозможно, — улыбнулась Твайлайт, — «Почти» не значит «невозможно». И тебе повезло.
Из седельных сумок выплыла другая книга, застыв перед подругами и раскрывшись на заложенной странице.

— Легенды гласят о роще лунных цветов на горе рядом с Понивиллем? — прочла Флаттершай.

Твайлайт кивнула:
— На той же самой горе, где у нас было приключение с драконом, — подумав, единорожка добавила:
— Во время твоего звездного часа, Флаттершай.

Флаттершай ничего не ответила, залившись румянцем и опустив глаза. Но когда она подняла их опять, в них читались волнение и решимость.
— Но ведь полная луна восходит этой ночью!

— Ты должна пойти и попытаться найти их, — предложила Твайлайт.

Взобраться на гору? Ночью?! Пегаска задрожала.
— Гм, Твайлайт... почему ты не можешь пойти со мной?

Единорожка покачала головой:
— С удовольствием. К сожалению я всегда провожу магические эксперименты во время полной луны. Лунный свет резко усиливает эффект всех видов магии. Так что я действительно не могу сходить с тобой, но, разумеется, ты должна пойти туда!

И теперь, не смотря на свой страх перед ночным восхождением по горе, Флаттершай наконец нашла поляну лунных цветов, во время лунного заката. Они только начинали закрывать свои лепестки, растворяясь в воздухе, но за эти несколько секунд их красота покорила сердце пегасочки, и она поклялась вернуться назад к следующему полнолунию, чтобы увидеть весь цикл цветения.

***

И сейчас, придя сюда во второй раз и вовсю крутя головой, она, наконец, открыла настоящую красоту лунных цветов.

Луна только начала восходить, пролив серебряно-лазурный свет на маленькую горную поляну, и везде, где падали её лучи, стали появляться крохотные цветы. Их лепестки сияли подобно жидкому серебру на тонком льду, и Флаттершай казалось, будто сами звезды упали на землю, превратив её в отражение небес. Сердце пони вырывалось из груди, пытаясь улететь в небеса, пегаска застыла на месте, её глаза наполнились слезами счастья, как две капли воды похожих на серебряное пламя поляны лунных цветов.

В конце концов она очнулась от оцепенения лунных грез, пленивших её разум, и сделала первые шаги, спускаясь к поляне. Ей не терпелось пройти через цветы, вдохнуть сладкий аромат, ощутить мягкость лепестков и порезвиться среди них, словно маленький жеребёнок. Но что-то остановило её — странное чувство преградило ей путь и заставило дрожать от страха. Пегаска бросилась прочь, забежав за безопасный выступ — и как только она добежала, сияние цветов усилилось, будто на поляну с небосвода опустилась сама луна.

Сердце пегаски трепетало и подпрыгивало в груди, но опьянение желанием увидеть красоту лунных цветов придало ей храбрости, и она снова высунула мордочку из-за камня. Там, среди цветов, пегаска увидела её — саму Принцессу Луну.

Коснувшись копытами земли, Луна сложила свои прекрасные крылья, изящно приземлившись среди лунных цветов. Её шкуру цвета ночных теней, появляющихся под светом звезд могла затмить лишь грива цвета неба на границе ночи, не говоря уже о застенчивых зеленых глазах, напоминавших льдистые изумруды.

И пока Флаттершай наблюдала, Принцесса Луна начала свой танец.

Она поднялась на своих длинных ногах, закрыв глаза в трансе и потрясая гривой, развевающейся на ночном ветру, подобно мерцающим одеяниям полярных созвездий. И когда переднее копытце Принцессы вновь коснулось земли, она не спеша сорвалась вперед, её изящные и стройные ноги несли аликорна среди лунных цветов, собирая пыльцу в крошечные сверкающие облачка, сверкающие алмазной пылью.

Лунные цветы околдовали Флаттершай своей красотой, но их сияние совершенно затмила Принцесса Луна, танцующая среди них. В каком-то мистическом трансе пегаска завороженно следила за каждым плавным движением изящного тела, за каждым сияющим следом изящных копытец, за каждым прыжком и трепетом крыльев — и сердце Флаттершай изнывало от желания встать рядом с Принцессой и танцевать с ней среди лунных цветов.

Она набралась достаточной смелости, чтобы сделать первые шаги вниз к поляне, когда Луна внезапно взмыла вверх, развернув свои крылья и стремительно поднявшись в небо. Флаттершай могла видеть слезы, сверкающие серебряной лазурью, льющиеся из глаз Принцессы. Сердце пегаски пропустило удар и она шумно выдохнула.

Луна внезапно замерла, паря в небесах и подергивая ушками. Она повернулась к месту, где Флаттершай следила за ней, и её глаза вспыхнули темно-зелёным огнем.

Флаттершай охватил внезапный ужас, она развернулась и побежала, наполовину летя, наполовину галлопируя вниз по крутой горной дорожке, камни выскакивали из-под её копыт с каждым шагом, и она остановилась лишь захлопнув за собой дверь своего древесного домика.

В своей клетке, кролик Энджел внезапно проснулся и сонно уставился на пегаску.

— Прости, кролик Энджел, — Флаттершай задыхалась. Сердце пегаски все еще бежало в её груди.
— Я... я разбудила тебя?

С досадой покачав головой, кролик ничего не ответил. Прыгнув обратно в постель, Энджел скрылся под одеялом, оставив открытым лишь маленький хвостик.

Флаттершай подбежала к собственной кровати и бросилась на неё, спрятав мордочку под подушкой. Она еще долго не могла уснуть, с ужасом вспоминая свечение темно-зелёных глаз, напомнивших пегаске ужасающую Найтмер Мун. Но все же веки Флаттершай закрылись от усталости и она впала в тревожный сон.

***

Флаттершай очнулась идущей по иссиня-чёрным просторам в компании с крошечными точками света. Тьма разбивалась брызгами с каждым шагом копытца, расходясь слабой рябью вокруг неё и оставляя после себя колеблющиеся и дрожащие белые точки.

— Где я? — громко просила она. Её голос немедленно потонул во тьме, окружавшей её со всех сторон и она ощутила внезапную волну страха в своём сердце. Лёгкий ветерок, отдающий прохладной свежестью, обдувал лицо пегаски, развевая шелковую гриву и играя с мягкими перьями её крыльев.

— Ты в моих владениях, — ответил голос, который, как казалось, звучал отовсюду — На просторе ночного неба, где находится мой дом. — Это был глубокий и звучный голос, тёплый и женский, но звучавший так, словно сами небеса могли говорить. Флаттершай тревожно оглянулась вокруг. Слева, не так далеко от неё, она увидела две точки зелёного света, двигающиеся то вверх, то вниз, неуклонно растущие в размерах. И вскоре она поняла, что это были глаза, глубокие зелёные глаза, обрамлённые длинными чёрными ресницами.

Подобно тому как лунные цветы соединялись в реальности, они образовали тело Луны в мире грёз. Сначала звёзды просвечивали сквозь полупрозрачное синее тело, но они быстро скрылись от взора Флаттершай, стоило принцессе появиться полностью.
— Ты здесь желанный гость, Элемент Доброты. — её голос больше не отдавался эхом в окружающем пространстве и звучал он мягким мальчишеским контральто, который она слышала от Луны, освобождённой от духа Найтмер Мун.

Флаттершай сделала шаг назад. Она уже не была так напугана, как несколько часов назад, на горе, но волнение вновь нахлынуло на неё под божественным взглядом этих глаз. Пегаска преклонила колени и опустила глаза, с удивлением почувствовав теплую влагу между своими ножками.
— Мне очень жаль, Принцесса Луна. Мне не хотелось прерывать ваш танец на горе.

Луна засмеялась и звёзды вокруг её головы подрагивали в такт её смеху. Она подошла близко к Флаттершай и прикосновением своей иссиня-чёрной мордочки, дала пегаске знак поднять лицо, что та застенчиво сделала. Луна улыбалась, глядя на неё — и глаза её, хоть и зелёные, как арктический лёд, были добрыми и тёплыми.

Флаттершай поднялась и отступила назад, покраснев.
— Это... мой сон? — спросила она.

Луна кивнула.
— Твой сон — а также мой. — Она прогарцевала вокруг пегаски, с развевающейся гривой, и искорками смеха в глазах. Флаттершай крутилась на месте, стараясь уследить взглядом за плавно скользящей аликорной, из-под копыт которой вырывались чёрные брызги.

— Значит.... это не по настоящему? — Флаттершай ощутила волну странного разочарования, нахлынувшую на неё.

Луна прекратила играться и серьезно посмотрела на Флаттершай:
— Это сон, но правдивый сон, — произнесла аликорна, — Как и каждый сон, навеянный моей полной луной.
Аликорна внезапно прервала свой бег, резко повернув голову, она наконец заметила следующую за ней Флаттершай, а так же действия пегасочки.

Вскоре Луна перешла в галоп и Флаттершай с трудом удавалось держаться рядом с принцессой. Слева и справо от них завывал звездный ветер, а их копытца разбивали отражения звезд, пока сами они летели над ними.

И сейчас их копытца больше уже не рассекали тёмное пространство космоса, ныне их путь проходил по дорожке из серебряной пыли, простиравшейся от их ног и до самой небесной вершины. И Флаттершай поняла, что они путешествуют по поверхности ночного неба

— Это берег Млечного Пути, — сказала Луна

— Здесь так красиво! — воскликнула Флаттершай.

Немного погодя, они замедлили свой бег, перейдя на шаг и Луна плавно скользила позади неё.
— Я благодарна тебе за это — улыбнулась она. — И хотя я могу быть здесь, это твоя страна грёз — и вся красота здесь, это отражение красоты, сокрытой в твоём сердце.

Флаттершай в изумлении огляделась по сторонам и тихо вздохнула:
— Я сотворила всё это?

Луна кивнула:
— Лишь тот, кто по настоящему любит мою ночь, может позвать меня в свой сон. — объяснила она.

— Ночь? — изумилась Флаттешрай. — К-конечно я люблю ночь. Звёзды, сияющие на небе такие красивые, и... и я люблю тишину и одиночество. А ещё ночью так много моих друзей-животных, обитающих во тьме всю свою жизнь!

— Мне приятно слышать это от тебя, Флаттершай. — сказа Луна. От звука своего имени, пегаска покраснела. — Я хочу, чтобы ты знала — тебе не нужно было убегать. Тебе следовало остаться и присоединиться ко мне среди лунных цветов и танцевать! — зелёные глаза Луны сверкали. — Я так давно ждала, чтобы кто-нибудь потанцевал со мной...

— Мне... мне хотелось, — сказала Флаттершай. — Но вы напугали меня. Ваши глаза... — Она опустила взгляд. Страхи, снедавшие её ранее, казались такими глупыми сейчас.

Неожиданно Луна рассмеялась и отчетливый, легкий, ясный смех Лунной Принцессы, напоминающий звон хрусталя, разносился по просторам ночного неба, и Флаттершай с удивлением слушала его.

— Ты всего лишь испугала меня, — сказала Луна. — Ни один пони, кроме моей сестры, никогда не видел моего танца среди лунных цветов. Я была...смущена тем, что ты видела меня.

Флаттершай подняла глаза вверх, поражённая робостью в голосе Принцессы.
— Мне...мне так жаль, Принцесса...

Луна рассмеялась вновь, а затем подошла поближе к Флаттершай так, что их плечи были на одном уровне. Она наклонила голову к пегаске и прошептала ей на ушко.

— У тебя есть другая возможность — сказала она. — Ты потанцуешь со мной сейчас, здесь, на берегу Млечного Пути? — Луна скользила прочь, удаляясь от пегаски, сияющий серебряный песок под копытцами принцессы, похрустывал с каждым её шагом. — Это тайное место и оно дорого моему сердцу. Ни один пони, кроме моей сестры, никогда не приходил сюда. Но я так рада, что сейчас у меня есть возможность поделиться этим с тобой.

Флаттершай подалась вперёд, но она ощущала страх. Ей хотелось быть вместе с Луной и играть с ней среди звёзд, но что, если она не сможет танцевать? Что, если она сделает что-то не так? Что, если она...?

Глаза Луны мерцали зелёным светом:
— Если ты не пойдёшь на риск, то тебе никогда не исполнить сокровенные желания своего сердца, Флаттершай. Ты будешь навеки одна, какой была я тысячу лет и ты останешься такой же одинокой, как и сейчас.

— Но я не одинока. — возразила Флаттершай

— Это на самом деле так? — спросила Принцесса. И вновь её ледяные глаза засверкали, сквозь чёрные прутья тюрьмы из угольно-чёрных ресниц.

Было ли это правдой? Флаттершай задумалась. Возможно её стеснительность держала кобылку в стороне от других. Ей часто хотела обладать такими качествами, как смелость Рэинбоу Дэш или спокойная уверенность Эпплджек. Заводить друзей было бы гораздо проще! Возможно из-за своей стеснительности, она предпочитала компанию животных остальным пони. И может быть именно по ЭТОЙ причине у неё никогда не было... партнёра.

Жеребцы всегда проявляли к ней интерес, но она была чересчур пугливой, чтобы позволить им узнать себя получше. Одно лишь лёгкое прикосновение — и пегаска убежит прочь с бешено бьющимся сердцем. Подобные вещи были для неё тайной, и эта неизвестность пугала её больше, чем что-либо ещё. Но глубоко внутри себя, Флаттершай желала, чтобы рядом был особенный пони, с которым можно поделиться всем самым дорогим, любить его и быть рядом.

На глаза кобылки навернулись слёзы, и её нахлынувшая печаль ощущалась довольно остро, такая горячая и реальная в мире грёз.

Луна поднесла свою мордочку поближе к Флаттершай. Кобылка ощущала дыхание принцессы на своём лице. Холодное и пахнущее приятным ночным жасмином.

— Принцесса Луна? — Флаттершай ощутила сильное волнение и неуверенность в себе.

— Шшшш... — сказала Луна. — Тебе не нужно говорить ничего. Я прочла это в твоём сердце. Одиночество означает одиночество, — Коротким и нежным прикосновением губ, она дотронулась до мордочки Флаттершай, своими поцелуями убирая текущие слёзы. — Я видела это одиночество в твоих глазах, этой ночью, на горе.

Флаттершай прикрыла свои глаза, ощутив, как Луна, потёрлась о её щеку. По какой-то причине, морозный поцелуй принцессы и чувство прохлады, исходившее от её шёрстки, успокоили Флаттершай. Вдруг она ощутила, что здесь, в её мире грёз, вместе с Луной, она могла делать всё, что ей хочется. Ей больше не нужно было бояться.

И потому Флаттершай открыла свои глубоки голубые глаза и сказала:
— Теперь мне уже не так страшно, Принцесса Луна.

Луна кивнула:
— Значит мы потанцуем?

Сквозь серебряное пространство берега Млечного Пути, неслись, обгоняя друг друга две пони, смеясь и скача бок о бок сквозь сугробы звёздной пыли. Чистое веселье наполнило сердце Флаттершай, когда она бежала вместе с Луной. А затем они полетели, Флаттершай громко вздохнула, не в силах сдержать удивления, глядя на звёзды, стремительно проносящиеся мимо них головокружительными спиралями, и хотя она не могла видеть что-либо, кроме Луны, летевшей впереди, подобно голубой звезды, страх, который она всегда ощущала, медленно уступил место возбуждению и она закричала, не в силах сдержать восторга.

Внезапно Луна, подобно синей комете, ринулась прямо наперерез их пути. Оказавшись позади Флаттершай, она обхватила кобылку передними копытцами, и стремительно закрутившись, подобно спирали, они принялись падать вместе. Тьма проносилась мимо них с невиданной скоростью.

— Принцесса Луна! — вскрикнула Флаттершай. — Мы падаем слишком быстро!

Луна всего лишь улыбнулась ей, а затем сказала:
— Пока я рядом, ничего плохого с тобой не случится. — она раскрыла свои большие синие крылья и они медленно опустились на серебряный песок Млечного Пути. Крылья Луны окутывали их обеих и сердце Флаттершай забилось быстрее. Принцесса поднесла свою мордочку поближе к Флаттершай и прошептала:
— Что случилось, Флаттершай? Возможно это было слишком волнующим для тебя? — пегаска слегка покраснела и робко кивнула.

Луна погладила мордочку Флаттершай от шеи до самого ушка — кобылка всё ещё подрагивала, не в силах вынести возбуждения от полёта — и наклонив её голову, она быстро поцеловала пегаску в губы. Глаза Флаттершай расширились и напуганная, она отступила назад. Прикосновения Луны заставили её трепетать всем тельцем, но её поцелуй прокатился сквозь неё подобно электрическому разряду. Всё это было так странно для Флаттершай и это напугало её. Удовольствие от близости с Луной и внезапно всколыхнувшийся страх, перемешались в её сердце. Она чувствовала холодное дыхание Луны и пламя её губ, растекающееся по телу пегаски подобно рубиновому льду и это было гораздо страшнее и пугающе, чем их падение на песок Млечного пути.

— Останься со мной. Здесь, этой ночью, Флаттершай. — выдохнула Луна.

Слова, подобные драгоценным камням, наполненные надеждой, эхом отдавались в её ушах, когда Луна принялась мягко целовать её гриву, и с каждым поцелуем, Флаттершай дрожала, чувствуя на месте поцелуя, след от холодного огня.

А затем она ощутила, как огонь взметнулся и охватил её. Это было так, будто всё её тело состояло из живого пламени и оно полыхало в ней всё быстрее — взрывая в одно время в двух местах сразу: в её сознании и в другом месте... ниже, между её задних ножек. Текучий огненный жар кипящего наслаждения сводил её с ума, сокрушая небо мира грез и отправляя звезды в падение на землю, как ледяные цветы, разрушаемые ветром — И Луна растворилась в воздухе, растаяла словно лёд под утренним солнцем, и её прикосновения, те самые, что вознесли Флаттершай до таких высот, исчезли вместе с ней — но принесённое ими удовольствие, растекалось по ней волнами наслаждения.

Флаттершай очнулась в своей постели в древесном домике, уткнувшись мордочкой в подушку. Она ощущала жар во всём теле, а ещё она вся была мокрой. Испарина, выступившая по всему телу очень скоро впиталась в кровать. Но одна часть тела кобылки всё ещё была мокрой — та, что между ножек.

Она опустила копытце вниз. Это была...кровь? — удивилась она. Но липкая жидкость не была кровью.

Ей хотелось выбраться из кровати и помыться, но, как оказалось, она была не в состоянии двигаться, а усталость, окутавшая всё тело, вернула её обратно ко сну — на этот раз без сновидений, в чёрный и пустой мрак прекрасных зелёных глаз, цвета морского льда и пылающего прикосновения морозных губ.

**********************

— Может ли пони... воспламениться? — Твайлайт повторила вопрос. Она потрясла головой. — Что ты конкретно имеешь ввиду под

’воспламениться’?"

— О ты знаешь Твайлайт... просто воспламениться. Как взрыв! — Флаттершай широко раскинула свои передние копытца. — Огромный взрыв, разрывает на части твое тело охватывая все огнем. И ты таешь... местами. — Она покраснела.

— Местами? — Твайлайт нахмурилась. — Это самый странный вопрос, который мне кто либо вообще задавал. Может ты имеешь в виду какой нибудь вид магического взрыва?

Флаттершай согласно кивнула:
— О да. Определенно, он был магическим.

Твайлайт почесала голову:
— Я гляну в своих книгах, но не обещаю что найду что нибудь.

— Спасибо, Твайлайт! — Флаттершай неожиданно заволновалась. — И еще, Твайлайт?

Единорожка посмотрела на пони, оторав взгляд от своей книги.
— Да?

— Как ты думаешь, если пони ... восплеменился ... возможно ли что это сново с ним повториться?

Твайлайт закатила глаза:
— Ну, если он пережил первый взрыв, я думаю он сможет пережить столько взрывов,сколько захочет!

Флаттершай засияла:
— Спасибо, Твайлайт! Ты так сильно мне помогла!

— Кстати, — спросила Твайлайт в то время, как Флаттершай уже собиралась уходить. — Ты когда нибудь находила лунные цветы вновь?

Флаттершай покачала головой:
— Вообще-то нет.

— Очень жаль, — сказала Твайлайт, возвращаясь к своей книге. — Надеюсь в следующее полнолуние повезет больше.

— Да...в следующее полнолуние. — сказала Флаттершай застенчиво и таинственно улыбнулувшись.

Комментарии (12)

0

:D

DrDRA #1
0

Желаю удачи флатти в следующее полнолуние).

centaur #2
0

Отличный рассказ. Надеюсь, продолжение будет?

Ответ автора: Я тоже на это надеюсь, сейчас его не нахожу. Однако в ближайших планах перевод других рассказов того же автора.

Никус #3
0

О нет! Ладно, РБД туда затащили, но Флатти — не надо. Как известно, лесбиянство — хуже пьянства! Выдайте лучше Флатти жеребца.. толку больше будет.

GHackwrench #4
0

Тогда гейство — худшее злодейство...

Кайт Ши #7
0

Не подлежит сомнению!

GHackwrench #8
0

Тогда гейство — худшее злодейство...

Как поэтично звучит эта истина.

Прямпампатор #10
0

Раз уж пошла такая пьянка... Вообще, очень интересен тот факт, что есть десятки рассказов, где кобылки (или жеребцы) спят друг с другом, однако при этом поразительное мало таких, где то же самое происходит между разными полами

Хеллфайр #5
0

Ну, как говорится, кто же мешает это поправить? Я вот правлю как могу: Спарити, Ад жеребца, есть (правда неопубликованные) даже варианты "Вампир Флаттершай является на Землю, чтобы выпить человеческой крови, но в обмен исполняет желание человека, а тот желает переспать с ней", или "В Эквестрии за неуплату отключили магию, в связи с чем пони выписывают с Земли инженера, чтобы тот всё починил, а пока приходится получать магию из секса... всё с тем же бедолагой-инженером, попутно трансформируясь в танки (трансформеры — тоже торговая марка Хасбро, если что)", но до однополого извращения — не, такого не будет никогда!

GHackwrench #9
0

Воу-воу-воу! А где продолжение?! Такой классный рассказ и замечательный перевод просто требуют второй части! Даёшь вторую!!!:)) И сразу — третью!

Dwarf Grakula #6
0

Восхитительно! Увидеть бы ещё эти лунные цветы.
Спасибо автору и переводчику!

Dream Master #11
0

Флаттершай и Луна... Хорошая парочка. Доброта и волшебство...

Спасибо!

Mordaneus #12
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...