Автор рисунка: MurDareik
Глава 8. Брачные ритуалы чейнджлингов Эпилог: Кейденс (Финал)

Глава 9. Церемония, дубль второй

В библиотеке замка Твайлайт всегда царил порядок. На многочисленных полках и в шкафах мирно стояли книги, тщательно расположенные по очередной системе, которую Твайлайт предпочла на этой неделе. Вдоль полок мягким светом сияли хитрые заклинательные руны, сохраняя книги в безопасности, другие же пересекали стены, заглушая звуки снаружи. Сонная тишина наполняла комнату, как и приличествовало столь возвышенному храму знаний.

Тишина раскололась вместе с витражным окном, и внутрь влетел спутанный клубок из фиолетовой и чёрной фигур. Грохнувшись об пол, мешанина из ног разлетелась в стороны уже основательно избитыми пони и чейнджлингом.

Твайлайт проскользила по полу, раскидав несколько столов и стульев, пока не остановилась в груде мебели. Кризалис же швырнуло на колонну, отскочив от которой, она пронеслась через комнату и врезалась в противоположную стену так сильно, что книги на полках подпрыгнули, даже несмотря на защитные заклинания.

Пошатываясь, обе противницы поднялись обратно на копыта. Первым неосознанным порывом они украдкой посмотрели друг на друга — как будто убеждались, что ни одна из них не пострадала. И только затем занялись собой, вытягивая ноющие конечности или возвращая на место взлохмаченные волосы.

Внезапно Твайлайт напала, швырнув через комнату настоящий шторм из стульев. Но Кризалис была уже начеку и мощным магическим лучом спалила их на середине полёта. Вновь ненадолго воцарился покой — две кобылы кружили по комнате, пригнув головы и сближаясь.

Опять Твайлайт первой выбила дробь из кристального пола, кинувшись с опущенной головой и выставленным рогом. И так же с рогом на изготовку Кризалис побежала навстречу ей. Но за мгновение до сшибки Твайлайт исчезла в пурпурной вспышке, явившись позади чейнджлинга и запустив в неё огромным снопом магии. Однако она забыла, что Кризалис неотрывно следила за каждым её шагом последние годы. Тот приём, которым бывшая единорожка воспользовалась против Найтмер Мун, не стал сюрпризом для королевы, и магия Твайлайт безвредно расплескалась по прикрывавшему спину Кризалис магическому щиту.

Победная ухмылка королевы сменилась потрясением, когда бросившаяся обратно к ней принцесса встала на дыбы и ударила копытами по щиту. Обычно он выдержал бы, даже бей она со всей силы, на что сейчас вымотавшаяся Твайлайт была уже не способна, но битва порядком истощила и магические силы обеих, и под внезапной атакой щит треснул. Ещё два удара — и он разлетелся на куски, а пони с чейнджлингом повалились на пол.

Следующие минуты они просто боролись, катаясь по полу библиотеки, молотя копытами и изворачиваясь в попытке взять верх. Оказываясь наверху, Твайлайт пыталась придавить чейнджлинга, но ей никак не удавалось: более крупная королева попросту стряхивала её. Однако и сама Кризалис не могла удержать вёрткую пони на месте; всякий раз меньшая противница изворачивалась и ускользала на свободу.

Они разошлись, тяжело дыша и выжидая момент слабости. На этот раз Кризалис атаковала первой, когда скудными остатками магии схватила несколько стульев и разом бросила их в Твайлайт, одновременно кинувшись вслед за ними. Одним взмахом крыльев принцесса просто перескочила через стулья — и едва коснулась пола, как подскочившая Кризалис обрушила на неё копыта.

Но вместо пони они встретили на пути только пурпурную вспышку и впустую ударили пол. Твайлайт появилась ровно над тем местом, где была миг назад, и пустила в Кризалис парализующий заряд, вложив в него остатки магии.

Заряд пронзил лишь воздух. Снова предугадав использование любимого заклинания пони, Кризалис выскочила из собственного телепорта прямо над Твайлайт. Пускай и оставшись без магии, она ударила и угодила обоими задними копытами по спине аликорны, послав ту с воплем на пол.

Мгновением позже Кризалис приземлилась позади неё, нетвёрдо встав на ноги. Широко раскрытые глаза обернувшейся Твайлайт были полны ужаса, и она немедля начала отползать прочь. Подтянувшись на передних ногах, ей удалось подобрать задние под себя, и она попыталась встать.

Едва она сделала это, как Кризалис напрыгнула на неё.

Приземлившись на Твайлайт, она рухнула на пол вместе с ней. Принцесса ожесточённо забилась, дёргаясь телом из стороны в сторону в поисках спасения, но Кризалис успевала за каждым её движением. Согнувшись над пони, она копытами загоняла её ближе и ближе к себе, пресекая каждую попытку улизнуть. Наконец, Твайлайт больше не смогла двигаться, оказавшись крепко прижатой под чейнджлингом. Ещё несколько раз она слабо поёрзала, сопротивляясь всеми остатками сил, но с таким же успехом могла пытаться сдвинуть скалу.

Они пролежали немного, переводя дух. Твайлайт лежала на спине, с крепко стиснутыми передними ногами между ней и Кризалис, с прижатыми под её телом крыльями. Кризалис стояла на полусогнутых ногах над ней, задними удерживая тело Твайлайт на месте, а передними упираясь по обе стороны от головы пони.

Наконец, Твайлайт повернула голову набок и приподняла подбородок, открыв шею, с намёком посмотрела на чейнджлинга. Широко улыбнувшись и полностью обнажив клыки, Кризалис с открытым ртом начала опускаться.

Прямо как в первый раз Твайлайт закрыла глаза. Ей хотелось сполна насладиться моментом.

Она ощущала телом крепкую хватку копыт Кризалис. Она слышала дыхание чейнджлинга, прерываемое тяжкими вздохами от усталости после боя и от предвкушения. Она чуяла запах панциря Кризалис, напоминавший слабый аромат чёрной лакрицы. Однако в тот миг, когда Твайлайт почувствовала горячее дыхание на шее и скользнувшие по шёрстке клыки, Кризалис остановилась. Затем она отодвинулась, и Твайлайт открыла глаза, недоумённо и обеспокоенно посмотрев на неё.

— Кризалис? — нервно спросила она. — Что-то не так?

— Нет, — медленно ответила чейнджлинг, покачав головой, — но хотя мне льстит, что ради меня ты прошла через свадьбу чейнджлингов… я бы предпочла закончить её, как заканчивают пони.

Пони продолжала озадаченно смотреть, и Кризалис улыбнулась ей.

— Я согласна, — тихо сказала она. Смущение Твайлайт исчезло, и его место заняла сияющая, тёплая улыбка. — Я согласна.

Кризалис снова начала наклоняться, но затем чуть не отскочила в удивлении, когда Твайлайт рванула навстречу, обхватила копытами чейнджлинга за шею и неистово поцеловала её.

То не был ни чмок в щёчку, ни робкое наслаждение от удивительно нежного свадебного поцелуя, ни обычный поцелуй на ночь. Твайлайт растворилась в объятии Кризалис, наконец-то позволив себе выразить все чувства, месяцы томившиеся внутри неё. Все тревоги, все страхи и печали, всё невыразимое желание вырвались наружу в этом неистовом, страстном поцелуе.

На мгновение они остановились, прислонившись лбами друг к другу, глубоко и прерывисто дыша, а затем вновь сомкнули друг с другом раскрытые рты.

Кризалис бережно опустила Твайлайт на пол, крепко обнимая её. Неуверенно, почти робко, памятуя, что случилось в прошлый раз, когда она так поцеловала Твайлайт, Кризалис мягко ткнулась языком в губы пони. Вновь принцесса смутилась от непривычного ощущения раздвоенного языка возле рта, но лишь мимолётно, и пони и чейнджлинг вместе громко простонали, углубив поцелуй.

Бесконечное, восхитительное время они лежали на полу библиотеки, лаская рты друг друга, потерявшись в чистом удовольствии от возможности наконец-то выразить свою любовь, и оно лишь усиливалось от предчувствия, что дальше будет только больше.

В какой-то миг, сквозь туман радости в голове Твайлайт поняла, что Кризалис беззвучно плакала. Осторожно отстранившись от чейнджлинга, она грустно взглянула на неё, не замечая, как плачет сама, затем придвинулась и ласково собрала губами слёзы со щёк Кризалис. На вкус они оказались горькими, но она не кривилась и не прекращала, пока мокрые дорожки не исчезли полностью. В то же время Кризалис увидела слёзы пони, и Твайлайт захихикала, когда раздвоенный язык щекотно прошёлся по мордочке и слизал влагу.

— Мне так не хватало тебя, — хрипло прошептала Кризалис. — Я думала, что навсегда потеряла тебя…

— Как и я, — в горле Твайлайт перехватило и широко открытыми от удивления глазами она смотрела на любимую мордашку, мягко поглаживая Кризалис по щеке. — Я думала, что никогда не смогу найти в себе любовь к тебе, а затем подписала те глупые документы и осознала, что тогда ты уйдёшь навсегда…

Она замолчала и прерывисто выдохнула, тут же зарылась мордочкой на шее Кризалис и стала покрывать её хитин поцелуями. В свою очередь та обхватила пони передними ногами и стиснула, устроившись в любимой позе и умостив подбородок на макушке Твайлайт.

— Я люблю тебя, — гортанно прошептала чейнджлинг в гриву Твайлайт. — Ты тоже любишь меня?

— Ты знаешь, что да, — счастливо вздохнула Твайлайт. — Прошла бы я через все эти беды, если бы не любила? Кроме того, ты можешь ощутить на вкус.

— Да, но это совсем не то же самое, когда ты говоришь вслух, — настаивала Кризалис. — Я так долго ждала услышать слова от тебя, услышать и увидеть, как твой рот произносит их, и знать, что они искренни.

— Я люблю тебя, королева Кризалис, — признала Твайлайт с улыбкой обожания. — Ты значишь всё для меня. Нет ни одного пони в Эквестрии, в целом мире, которого я предпочла бы тебе. Всё, что я хочу сделать…

Она замолчала; ей пришлось, когда Кризалис принялась осыпать её мордочку поцелуями, и пони вернула любезность. В конце концов, Кризалис угомонилась и устроилась, просто крепко обняв пони. А спустя мгновение она подняла голову.

— Так что ты любишь во мне?

— Серьёзно? — сдержанно спросила Твайлайт, подняв бровь.

— Я провела шесть месяцев, говоря тебе, как сильно и почему я люблю тебя, — надув губы, ответила Кризалис. — Разве я не заслуживаю того же?

— Ну… — Твайлайт медленно провела копытом вверх-вниз по шее Кризалис. — Я люблю твой хитин. Он такой гладкий и крепкий, но гибкий.

Прильнув, Твайлайт прислонилась лбом ко лбу Кризалис.

— И я люблю твои глаза. Так много оттенков зелёного, смешанных в два идеальных круга. Я словно смотрю в пару самых красивых изумрудов, какие только можно представить.

Она взяла и подняла переднюю ногу Кризалис.

— Я люблю твои копыта и каждое отверстие в них.

Она начала целовать копыто, которое держала, но едва приблизилась к одной из дыр, как Кризалис внезапно отдёрнула ногу, а на её морде появилось нечто, подозрительно похожее на румянец.

— О, так они чувствительные. Ясно, ясно… — Твайлайт усмехнулась, но при виде обиженной морды чейнджлинга смягчилась. — Я люблю твои крылья, и как они блестят на свету, — Твайлайт провела копытом вниз по спине Кризалис. — Люблю мягкость твоего панциря… Я всё люблю в тебе, моя королева.

Дрожь прошла по телу чейнджлинга от этих слов, но затем она отвернулась, посматривая на Твайлайт лишь уголком глаза.

— Так ты любишь меня лишь из-за моего тела?

Твайлайт простонала, закатив глаза, но всё-таки продолжила.

— Ну, я люблю твою самоуверенность…

— Уверенность, — вмешалась Кризалис, негодующе засопев.

— И я люблю, что благодаря ей ты отказываешься признавать ошибки, даже зная, что ошибаешься. Я всегда могу сказать, когда ты знаешь, потому что у тебя появляется очаровательно недовольный взгляд, и ты отказываешься разговаривать, — Кризалис свирепо посмотрела на неё, надув щёки, и Твайлайт рассмеялась. — Да, именно так.

С фырканьтем Кризалис отвернулась, но Твайлайт прижала копыто к щеке чейнджлинга и мягко повернула её голову обратно, чтобы заглянуть ей в глаза.

— Ещё я люблю, как сильно ты заботишься — да вообще обо всём. Особенно обо мне. Такой напор иногда заставляет тебя совершать то, от чего я не совсем в восторге… но я не изменю это ни за что на свете.

— Спасибо. Это… всё, что я могу сказать, — Кризалис широко улыбнулась, слёзы блестели в уголках её глаз. Твайлайт могла припомнить время, когда от вида этой улыбки ей хотелось бежать в поисках укрытия… но сейчас она только улыбнулась в ответ.

— Во всяком случае, я должна быть благодарна тебе. Если бы ты… не ошиблась так сильно и не начала всё это, я никогда бы не узнала, что способна на такие чувства. Поэтому спасибо тебе.

— Назовём это ничьей, — сказала Кризалис, откинув волосы и ещё шире улыбнувшись.

Они снова коротко поцеловались, затем отодвинулись, чтобы посмотреть глаза в глаза.

— Итак… — сказала Кризалис спустя мгновение, — где бы нам провести медовый месяц? Я подумываю о Кантерлоте. В конце концов, нам нужно предъявить права на наши новые троны.

Твайлайт резко повернулась, смерив Кризалис прищуренным взглядом, и Кризалис с хихиканьем отдёрнула голову.

— Или ты предпочтёшь Кристальную Империю? И то, и другое подойдёт мне. Наши легионы способны захватить контроль над обеими столицами в течение часа.

Мордочка Твайлайт смягчилось, и на ней появилось нечто, похожее на ухмылку, не будь в той столько любви.

— Я не откажусь посетить Кристальную Империю — она красивая, и мне не терпится показать её тебе — но нам лучше обождать какое-то время. По крайней мере, пока не будут улажены некоторые дела. Что касается вторжения наших легионов в столицы… нет, они не вторгнутся.

— Прости? — спросила Кризалис, грозно сдвинув брови. — С чего ты так уверена в этом?

— Потому что, — самодовольно сказала Твайлайт, — одна из их королев сказала им, что по меньшей мере на сегодня любые подобные действия должны быть одобрены обеими королевами.

Кризалис уставилась на неё, разинув рот. Затем захлопнула, и в её глазах полыхнула ярость.

— Ты перескочила у меня над рогом?! — прорычала она.

— Не совсем над… скорее, просто обошла, — ответила Твайлайт, по-прежнему улыбаясь. — Это и мои легионы тоже?

Впившись в неё взглядом, Кризалис молча шевелила ртом в попытке хоть что-нибудь возразить, затем отвернулась.

— Да, — признала с ворчанием.

— Я не сделаю этого снова, Кризалис, или хотя бы не слишком часто буду делать, — мягко сказала Твайлайт, прикоснувшись к плечу чейнджлинга копытом. — Но сегодня очень особенный день, и я хотела, чтобы он всецело принадлежал нам. Ни вторжений, ни похищений, только… мы. Влюблённые и поженившиеся.

Внезапно её копыто крепко ухватило плечо, и она перевернула Кризалис, прижав спиной к полу.

— И не думай, что с этого момента ты будешь так или иначе оставаться безнаказанной! — прорычала она в лицо Кризалис. — Теперь ты навсегда связана со мной, и я буду останавливать тебя. Каждый. Раз!

Кризалис моргнула почти со страхом, затем на её морде появилась улыбка.

— Хорошо, — проурчала она. — С нетерпением жду этого.

— Чейнджлинги заняты прямо сейчас, — сообщила Твайлайт спустя мгновение и улыбнулась, при виде вопрошающего взгляда Кризалис. — Они готовятся к переезду в новый улей.

Мгновение выражение на морде Кризалис не менялось, но потом она ахнула.

— Ты говоришь… ты попросила их переехать сюда? И построить новый улей под твоим замком?

— Правильно. Они должны прибыть завтра, чтобы начать обследовать местность и планировать земляные работы. К счастью, в замке достаточно комнат для гостей, и более того, я уверена, что понивильская гостиница не будет против нескольких сотен лишних постояльцев на время строительства.

Внезапно улыбка спала с мордочки Твайлайт.

— О, это же нормально? Я теперь тоже королева, но я не хочу наступать тебе на копыта и начинать всё время командовать ими, а велеть им покинуть нынешний улей было довольно большим шагом, и всё…

— Нет-нет, всё в порядке, — поспешила успокоить её Кризалис, погладив по гриве. — Я говорила тебе, что планировала переезд улья под твой замок, а ты вспомнила и отдала приказы на этот счёт. Не вижу проблемы, когда ты приказываешь нашим чейнджлингам исполнять решения, которые я… мы… уже сделали. И в довершение, ты королева, как и я. Твои приказы — это мои приказы, и наоборот.

Уголок её рта изогнулся в ухмылке.

— Но если ты желаешь править истинно как королева, тебе придётся избавиться от привычки извиняться. Королевы не просят прощения, ты просто приказываешь, и твои желания исполняются. И нечего тут обсуждать.

— Что ж… кое-что ещё, с чем мы будем соглашаться и не соглашаться. Во всяком случае, поэтому поводу у нас обеих найдётся, чему мы можем научить друг друга, — Твайлайт тряхнула головой. — В любом случае, возможно, я немного опередила события с этим приказом. Я даже не знаю, позволено ли возводить такие сооружения в Понивиле. Нам придётся привести сюда официальных землемеров, просмотреть законы о собственности и кадастровые законы, получить разрешения из офиса мэра…

— Офиса мэра, говоришь? — задумалась Кризалис, затем удивлённо скосила глаза к переносице, когда Твайлайт ткнула её в нос кончиком копыта.

— Ты не посмеешь осаждать ратушу снова! — повысила голос Твайлайт.

— Пха! «Переход улицы в неположенном месте»… да что это за закон вообще?! Я не собираюсь платить штраф за простую прогулку по улице, которой владею!

— В последний раз, ты не владеешь Понивилем! И я тоже! И если бы ты просто появилась на назначенное слушание и извинилась, они бы не стали взыскивать квитанцию! — морда Кризалис приобрела угрожающее выражение, и Твайлайт закатила глаза. — Я не имею в виду выпрашивать прощение. Но тебе надо было просто прийти и объяснить, что ты не хотела сделать ничего плохого. И всё. А вот чего не надо было делать, так приводить три полных легиона чейнджлингов в Понивиль и штурмовать ратушу из-за квитанции на десять битсов! И тебе точно не стоит повторять этого! Наша мэр проявила великодушие после того, как мы всё уладили, но поверь, последнее, что нам стоит делать, так это испытывать её доброжелательность.

Кризалис возразила было, затем остановилась, нахмурившись.

— Возможно, ты права, — уступила она. — Должна признать, охранники ратуши оказались гораздо крепче, чем мы ожидали. И сама мэр… — Кризалис слегка поёжилась. — Думаю, мне повезло, что другие пони-чиновники не имеют её… упорства. Или её свирепости. Если бы Селестия владела подобными качествами, под стать своим размерам и положению, моё первое вторжение могло бы не окончиться так хорошо, как получилось.

— Не хочу сказать ничего против принцессы, но… — Твайлайт виновато осмотрелась, затем продолжила. — Селестия — принцесса Эквестрии «на всю жизнь», как говорится. А мэр избрана народной волей. Ей приходится бороться, чтобы сохранять свою должность, а это довольно быстро закаляет пони.

— К тому же она не просиживает дни напролёт на своих больших ляжках, поедая торты, — обратила внимание Кризалис.

— Не говори так! — запротестовала Твайлайт, неуютно заелозив, пока Кризалис не успокоила её ураганом поцелуев. — И всё же есть ещё одно, над чем нам нужно поработать, — уже всерьёз сказала Твайлайт, когда они ещё уютнее прижались друг к другу.

— О?

— Да. Это… касается свадьбы.

— Свадьбы? Ну конечно! — Кризалис счастливо зацокала копытами. — Нам нужно устроить ещё одну свадьбу в Кантерлоте! Со всеми твоими друзьями и семьёй, и со всеми чейнджлингами!

— Я не об этом…

— Мы можем устроить ещё один девичник, а Рэрити сошьёт нам новые платья…

— Я не… постой, с чего нам новые платья? Наши старые ещё в полном порядке! Прошло всего шесть месяцев!

— Мы не можем надеть старые платья на новую свадьбу! — в ужасе ахнула Кризалис. — К тому же теперь всё по-настоящему! Всё должно быль идеально.

— Ты провела слишком много времени с Рэрити, — простонала Твайлайт. — Ладно, хорошо, будут тебе новые платья. В любом случае, она не станет возражать. И позже мы непременно обсудим остальные детали. Но… это не та свадьба, о которой я говорила.

Кризалис недоумённо посмотрела на неё, и Твайлайт сделала глубокий вдох.

— Я имела в виду первую свадьбу. Ту, на которой мы встретились.

— О, — теперь Кризалис неуютно заёрзала. — Ты по-прежнему хочешь услышать извинения? Пускай даже я делала то, что должна была.

— Да, я хочу услышать извинения, — кивнула Твайлайт. — Я не буду спорить, было ли необходимо всё сделанное тобой. Мы уже прошли через это. Однако я по-прежнему хотела бы извинений от тебя за случившееся.

Она подняла копыто.

— Есть одно «но». Я хочу, чтобы ты сделала это искренне, Кризалис. Не проси прощения только ради моего удовольствия. Тебе необходимо на самом деле понять, что ты сделала, что заставила меня почувствовать, всех нас почувствовать. Если ты понимаешь это, если в самом деле раскаиваешься за то, что сделала, тогда скажи. Но я не хочу извинения, которое не идёт от твоего сердца.

Помедлив, Твайлайт продолжила.

— И… не подумай, что тебе обязательно извиняться. Я не стану любить тебя больше или меньше, чем сейчас. Твои проступки ужасны, но… у тебя были веские причины, хотя твои действия нельзя назвать добрыми или полными благих намерений. И я думаю, что уже довольно давно простила тебя. Даже когда кто-нибудь делает что-нибудь ужасное, сложно не простить их, если они поступают так по зову любви и долга. Поэтому, да, мне хотелось бы услышать твои извинения, но я не настаиваю и не хочу, чтобы ты извинялась, если не раскаиваешься.

Тишина воцарилась в библиотеке. Твайлайт в буквальном смысле чувствовала внутреннюю борьбу Кризалис, пытающуюся прийти к решению: чейнджлинг ёрзала, вдыхала для ответа, потом останавливалась и выдыхала в почти молчаливом вздохе. Когда Твайлайт уже смирилась с мыслью, что Кризалис не извинится, чейнджлинг подняла голову. Рог Твайлайт сверкнул.

— Твайлайт… — медленно заговорила она, не задерживаясь взглядом на глазах пони. — Я… сожалею. Я сожалею, что просто не поговорила с тобой, с любым из вас. Если бы я знала то, что знаю сейчас, я бы просто поговорила с тобой и дала знать о своих чувствах, или, возможно, даже попыталась бы договориться с Селестией. Даже если завоевание — дело справедливое и благородное, и именно так я поступаю — так, как предпочитаю поступать — я сберегла бы столько времени и усилий, не принесла бы столько горя, если бы просто спросила.

Кризалис вдохнула и выдохнула.

— И… я сожалею о том, что сделала с Кейденс. Мне… мне казалось, что я умру, когда я потеряла тебя, и Кейденс, наверное, чувствовала нечто подобное, когда я заменила её. Чуть-чуть, по крайней мере. Более того, я могла не поступать так именно в день её свадьбы. Оттого я задела её за самое сокровенное, хотя у меня не было причин. Больше всего… больше всего я сожалею о том, что причинила тебе и всем, кого ты любишь. Вы все собрались ради особенного дня, а я испортила его. Я навредила тебе и твоей семье, и это ранит меня.

Она расстроено вздохнула и безжизненно пожала плечами.

— Ну вот оно извинение. Настоящее и, возможно, первое, которое я когда-либо давала кому-то, кроме моих чейнджлингов.

— Спасибо, Кризалис, — рог Твайлайт снова засветился, пока она обвила и крепко сжала копытами лежащую со страдальческим видом королеву. — Ты не представляешь, как я счастлива, что ты сделала это для меня.

Кризалис вздохнула, но обняла её в ответ.

— Мне пришла в голову мысль. Только тот, кто любит меня и счастлив со мной может быть таким на вкус, как ты прямо сейчас.

— И только подумай! — возбуждённо продолжила Твайлайт. — Это лишь первое из многих, многих извинений, которые ты принесёшь за всю оставшуюся жизнь! Ты станешь чудесной принцессой пони, сердце моё.

— Что?! — Кризалис резко подняла голову. — Ты выжила из своего понячьего умишка, если думаешь, будто я когда-либо снова извинюсь за то, что сделала или сделаю!

— Даже перед моими друзьями и семьёй за свадьбу, как ты только что сделала для меня? — надула губы Твайлайт.

— Особенно не за это!

— Хорошо, прекрасно, — рог Твайлайт засиял, и с ближайшего стола взлетели несколько кристаллов, окружённые её магической аурой.

Посередине находился большой, тёмно-фиолетовый яйцеподобный кристалл, покрытый множеством граней. Слабый отблеск исходил из его глубины, где танцевали пятнышки света. Его окружали четыре других, меньших кристалла. Эти четыре были белыми и полупрозрачными, выглядящие почти пустыми.

— Что… это? — заинтересовалась Кризалис, пока из-за магических манипуляций Твайлайт свет внутри большего кристалла стал ярче. Свет заиграл на гранях, а затем потёк наружу и собрался в четыре луча, соединившихся с меньшими кристаллами.

— О, этот потрясающий артефакт я нашла в Кристальной Империи, когда мы победили Сомбру, — довольно сказала Твайлайт. Свет в большем кристалле пропал, оставив меньшие светиться тускло-фиолетовым.

Рог Твайлайт засиял чуть ярче, подняв один из них выше. Она пустила магический заряд из рога, и в воздухе ожило изображение.

— Твайлайт… — сказала призрачная, парящая на месте Кризалис. — Я… сожалею.

Настоящая Кризалис разинула рот, когда в воздухе заиграло её идеально воссозданное извинение.

— Разве не очаровательно? — легкомысленно спросила Твайлайт, перекрывая голос призрачной королевы. — Главный кристалл может записывать любое событие, происходящее в пределах воображаемого куба пяти метров в поперечнике, и затем в точности воспроизводить его в любое время. И столько раз, сколько захочешь! А меньшие кристаллы могут копировать что угодно, что записал главный, поэтому можно распространять идеальные копии записанной сцены стольким пони, сколько у тебя есть кристаллов!

— Н-нет, — заикаясь, Кризалис тщетно попыталась встать, пока скопированные кристаллы поплыли прочь. Ей удалось подобрать ноги под себя и потянуться к кристаллам — ровно в тот миг, когда они исчезли во вспышке пурпурного света.

— Нет! Нет-нет-нет! — подскочила Кризалис, дико размахивая копытами по воздуху в том месте, где были артефакты. — Куда они делись? Верни их назад! Верни их назад сейчас же!

— Я отправила их в безопасные места, о которых знаю только я, — ответила Твайлайт. — Я собираюсь показать по копии моим родителям, Кейденс и Шайнинг Армору, моим друзьям и принцессам. Затем я сотру каждую запись.

Кризалис развернулась, в её глазах горели чистая ярость и паника.

— Ты не можешь. Ты… ты не можешь!

— Я могу, Кризалис, — спокойно сказала Твайлайт. — Я хочу, чтобы они увидели тебя. Настоящую тебя, а не монстра, не единожды напавшего на их королевство и испортившего свадьбу. Может быть, всего один раз, но я хочу, чтобы они увидели, какая ты на самом деле. Чтобы поняли, хоть ты и охотно сотворила то зло, которое они испытали… в этом не вся ты. Они могут научиться терпеть тебя со временем, возможно, даже ты им понравишься, но если они увидят твоё извинение за сделанное, всё станет быстрее и намного, намного проще.

Тяжело дыша, подёргивая глазом, Кризалис начала наступать на Твайлайт дрожащим шагом.

— Но… если ты не хочешь, чтобы я показала им, если в самом деле не хочешь, то я не стану. Я знаю, как тебе важен твой образ, и что ты думаешь, будто выглядишь слабой, принося извинения. Если ты и впрямь не переносишь этого, я уничтожу записи. Я просто хочу, чтобы ты знала, как важно для меня, чтобы ты позволила мне показать записи. Я люблю тебя и хочу, чтобы все в моей жизни точно знали причину. Я знаю, что ты никогда не покажешь им себя охотно, и вот почему я… ну, немножко разыграла тебя. Я даже планировала подождать и попросить у тебя прощения, если бы у меня не нашлось ничего удобного для записи, когда мы закончили бы нашу свадьбу. Я делаю это, потому что люблю тебя, «хисс читтэр чирп». И я хочу установить между тобой и другими моими любимыми мир и счастье, насколько это возможно. Я позволяла тебе делать многое, с чем я была не согласна — вроде пытаться убить всех моих друзей в прошлом — потому что любила тебя, и я понимаю, что ты просто привыкла так делать. Поэтому… если ты по-настоящему любишь меня, тогда прошу, позволь мне тоже поступить по-своему.

Кризалис добралась до по-прежнему лежащей на полу Твайлайт и встала над ней. Теперь она свирепо смотрела вниз на пони, моргая широко раскрытыми глазами.

— Ты… — проговорила она скрипучим голосом. — Ты… шантажируешь меня? Пользуешься нашей любовью, чтобы заставлять меня делать нечто против моей воли?!

— Нет, — с улыбкой сказала Твайлайт, покачав головой. — Тебе не надо ничего делать, если ты не хочешь. Вне зависимости, я буду по-прежнему любить тебя.

— Шантажируешь! — хриплым голосом настаивала Кризалис, трясущимся копытом указав на Твайлайт. — Это не выбор, если ты говоришь, что я соглашусь, если люблю тебя!

— Я не это… — Твайлайт прервалась, пискнув, хотя и не перестала улыбаться, когда копыто Кризалис прижалось к её горлу с отнюдь не незначительной силой.

— Ты лжёшь, шантажируешь меня, чтобы по своему маленькому плану заставить меня выглядеть слабой, — рычала Кризалис, наклоняясь вперёд, прерывисто дыша. — Ты используешь нашу любовь как рычаг, заставляя меня делать то, что ты хочешь, против моей воли…

Чейнджлинга затрясло, в глубине её горла заклокотало.

— Ты… ты…

Внезапно Кризалис рванула вперёд, её клыки клацнули вплотную от мордочки пони, взъерошив шёрстку, а Твайлайт даже не вздрогнула, и самодовольная улыбка не исчезла с её губ.

— Ты… будешь блистательной королевой чейнджлингов, — торжественно объявила Кризалис и поцеловала её.

...