S03E05
Глава 6. О семейных делах и репродуктивных стратегиях Глава 8. Брачные ритуалы чейнджлингов

Глава 7. Дружеская беседа

Шестеро пони и один юный дракон сидели вокруг стола в тронном зале замка Твайлайт. Сама хозяйка ничком полулежала на столе, раскинув передние ноги, и время от времени глубоко вздыхала.

— И… как долго она вот так валяется? — приподняла бровь Эпплджек.

— Уже день примерно, — Старлайт пожала плечами. — После возвращения из Кантерлота с ней всё было в порядке, но вчера она получила какое-то письмо.

С очередным тяжёлым вздохом Твайлайт вытянула конверт из-под морды и толкнула его через стол. Проскользив по гладкой поверхности, он остановился перед Флаттершай, которая нерешительно приподняла его за край.

— Ох, — грустно сказала она, бегло просмотрев документы внутри. — Это из дворца. Здесь… незаполненные бланки для развода с королевой Кризалис.

— Я наверняка потеряю её, — простонала Твайлайт, не поднимая головы, пока другие пони с разной степенью сочувствия посмотрели на неё. — Я всё испортила, и у меня никак не получается пережить сделанное ей, и я не могу полюбить её, пускай и люблю, и я навсегда останусь одна…

— Нет, всё будет в порядке! — весело сказала Пинки, подпрыгивая рядом с троном Твайлайт. — Мы всё-всё сможем исправить! Тебе надо взбодриться и хорошенько поразмыслить! И лучше всего тебе поможет вечеринка!

Она рывком водрузила праздничную пушку на стол и пальнула прямо над головой Твайлайт. Взрыв конфетти обдал гриву аликорны, разукрасив её с одной стороны, но никакого другого эффекта не возымел.

— Прости, Пинки, — уныло сказала Твайлайт, — но не думаю, что вечеринка поможет мне.

Уставившись на Твайлайт, Пинки моргнула. Затем ещё несколько раз.

— Я узнаю слова, но не понимаю, какую фразу ты из них составила, — наконец-то сказала она.

— Слуш, я не вижу, в чём проблема, — пренебрежительно махнула копытом Рейнбоу Дэш, когда Пинки плюхнулась обратно на своё место. — Чего такого, что ты получила бумажки из дворца? Просто не подписывай их.

— Всё не так просто, — вздохнула Твайлайт. — Если я не подпишу, то тем самым оспорю развод. Тогда нам придётся идти в суд, чтобы уладить вопрос, и… я бы предпочла не втягивать Кризалис в это.

— Ну, а если бумаги «случайно» испортятся? У тебя же в рабочем кабинете полно свечей, так? Тогда…

— Уничтожение официальных дворцовых документов уголовно наказуемо.

— Ладно, тогда что насчёт, если ты потеряешь их? Я так припрячу их, что ты никогда не найдёшь их!

— Под одним из столиков в «Сахарном уголке», — с очередным вздохом сказала Твайлайт.

— Откуда ты… в смысле, нет, я говорю о действительно укромном месте!

— Изнанка вставленного в рамку постера Спитфайр с автографом.

— Прекрати!

— Суть в том, что… я ограничена во времени. Если я вскоре не подпишу и не верну бумаги, то это станет судебным вопросом. Газеты постараются устроить из него целое представление, а мне бы очень хотелось избежать подобного. Не только ради самой себя, но и… — Твайлайт снова вздохнула. — Если я просто подпишу документы, всё закончится тихо. Да, когда правда всплывёт наружу, поднимется шумиха, но Кризалис это ничуть не коснётся. Она будет в своём улье, и будьте уверены, ни один чейнджлинг не пропустит репортёров внутрь. Но если с моей подачи развод будет оспорен, если нам придётся пойти в суд, ей придётся увидеть меня снова. Последнее, что ей нужно сейчас, когда она пытается… пытается забыть обо мне. И после всего, на что она уже пошла — смирилась, что я никогда не любила её, а затем поклялась всей Эквестрии завоевать моё сердце — будет жестоко провести её через орду репортёров, когда ей придётся идти в судебный зал. Я не могу так поступить с ней.

— Хорошо, тогда что если мы как-то задержим? — не унималась Рейнбоу Дэш. — Мы могли бы…

— Дэш, пожалуйста, — Твайлайт наконец-то подняла голову со слабой улыбкой смирения на мордашке. — Я ценю твоё старание помочь, но… не думаю, что можно сделать что-либо. Думаю, всё кончено.

— Дело не только в тебе, — Рейнбоу Дэш обиженно уселась обратно и скрестила передние ноги. — Пострадают и другие пони.

— О чём ты говоришь? — в замешательстве спросила Твайлайт, склонив голову набок. — Неужели ты так обеспокоена моими любовными отношениями?

— Нет, просто… — Рейнбоу Дэш оглянулась на своих друзей, смотрящих на неё, и вздохнула. — Слуш, ты действительно нравишься королеве Кризалис. Даже очень. Ты делаешь её счастливой. И это делает счастливыми чейнджлингов. И… они впрямь крутые, понятно? После того, как я одолела их на твоей свадьбе…

— Кха-фин-кхах-гал! — внезапно закашлялась в копыто Эпплджек. — Кх-двха-скхло-кх-ман-кхых-реб-хр-ра!

— И после того, как я отбилась от них, — продолжила Рейнбоу Дэш, повысив голос, — мы вместе сходили в бар и выпили немного. Да честно говоря, и нет между нами вражды. И… как я сказала, они действительно довольно клёвые. Я начала встречаться с парочкой из них. Мы даже дерёмся время от времени… ну как, боремся скорее. Вот только вся эта фигня с разумом улья реально раздражает, потому что едва один выдумывает приёмчик против меня, все тут же узнают о нём. У меня все силы уходят просто, чтобы поспевать за ними!

— Кхго-кхняли-тхебхя-вкх-кхвостх-и-кхгри-кхву-вскхю-кхпро-хшлую-кхне-дхелю!

— Кажется, у тебя что-то в горле застряло, — прорычала Рейнбоу Дэш, свирепо уставившись на сидевшую напротив пони-фермершу. — Принести кувшин с водой? Например, тебе на голову?

— Поосторожней, сахарок, — сказала Эпплджек с ухмылкой, достойной перевёртыша. — Я ж могу быть чейнджлингом, и тогда у тебя ба-а-альшие неприятности.

Флаттершай прерывисто вздохнула.

— Но ты же не чейнджлинг?

— А если бы и была, имеет значение? — пожала плечами Эпплджек.

— В общем, Твайлайт, — Рейнбоу Дэш повернулась обратно к ней, перестав обращать внимание на остальных пони. — Я пытаюсь сказать, что если ты впрямь подпишешь эти бумажки, несчастными станут все пони. Королева Кризалис, чейнджлинги и даже ты. Не знаю, любишь ты её или нет, но видно ж, как много ты волнуешься о ней. Просто… — она сделала глубокий вдох и продолжила: — Короче, ты — моя подруга, и чейнджлинги — мои друзья, и я просто хочу видеть тебя счастливой, ладно? И… мне кажется, если ты останешься с королевой Кризалис, вы обе будете счастливы.

— Думаешь? — затаив дыхание, спросила Твайлайт, и Рейнбоу Дэш неловко кивнула. — Почему?

— Ну ёж мой хвост… — Дэш заёрзала, но широко открытые, полные надежды глаза Твайлайт заглядывали прямо ей в душу. — Ты в курсе, как именно смотришь на неё иногда? Ты улыбаешься и… так, ну это совсем сопливо, но… ты выглядишь, словно она значит целый мир для тебя. И даже, когда ты сердишься и кричишь на неё, то никогда не кажешься по-настоящему разозлённой. Просто расстроенной. Словно не удивляешься её выходкам — чего бы ни случилось — но ожидаешь большего от неё. И, ну… я думаю, именно так действуешь, когда любишь пони-будь.

— Дэш… — пытаясь сморгнуть несколько слезинок, Твайлайт потянулась копытом через стол к голубой пегаске. — Спасибо… я никогда не знала, что ты так проницательна в отношениях…

— Да ладно, брось, — проворчала Рейнбоу Дэш. — Я просто говорю тебе, что видела. Не пытайся превратить меня в очередную типа Рэрити, одержимую любовными романами и пытающуюся заставить всех пони перелюбиться, — она указала на трон с тремя бриллиантами на спинке, занятый сейчас Старлайт Глиммер. — У нас и так хватило проблем пробраться сюда незамеченными. А уж мимо меня и Рэрити вы точно не проберётесь.

Твайлайт скорчила мордашку, затем расслабила её в улыбке.

— И всё-таки спасибо тебе. Правда спасибо.

Дэш беспечно отмахнулась копытом, и Твайлайт села, выпрямив спину и решительно оглядев друзей. Впервые с тех пор, как они увидели её этим днём, она снова выглядела самой собой.

— Вот именно зачем я пришла поговорить со всеми вами, — уверенно заговорила она, постукивая копытом по столу. — Я знаю, с вашей помощью я смогу разобраться, как посмотреть в лицо моим чувствам. В конце концов, вы все поддерживаете меня.

Тишина стремительно нависла над столом, отчего большинство друзей беспокойно заёрзали и изо всех сил попытались не смотреть ей в глаза.

— Никто из вас не думает, что я должна оставаться с Кризалис? — неуверенно спросила она.

— Я думаю! — выпалил Спайк сбоку, с энтузиазмом размахивая лапкой.

Рейнбоу Дэш подняла копыто и хмурым взглядом обвела остальных за столом. Флаттершай шевельнула плечами, будто хотела поднять копыто, но в последний миг передумала. Копыто Эпплджек остановилось почти на полпути, затем медленно опустилось обратно на столешницу. Пинки Пай продолжала таращиться в пустоту. А Старлайт вовсе не шелохнулась, упрямо скрестив передние ноги перед грудью.

— Почему? — Твайлайт опустила уши, её голос звучал тихо и потерянно.

— Потому что она подлая, — к удивлению каждого, первой заговорила Флаттершай; она даже нахмурила брови. — Гильда тоже, почти что. Но, по крайней мере, Гильда не наслаждается этим, как Кризалис. Ей кажется забавным толкать пони, или ставить им подножки, или унижать их. Она мила с тобой, но… не с кем-то ещё. И мы знаем, она нравится тебе, и ты по-настоящему нравишься ей. Не то, чтобы мы не хотим видеть вас вместе, раз уж тебе хочется быть с ней… но мы боимся, что она не совсем подходит тебе. Ты — принцесса Дружбы, и по всему выходит, что твоим особенным пони должен стать кто-то дружелюбный.

— Ты же не думаешь, что для меня не подойдёт кто-то чуточку недружелюбный? — умоляюще спросила Твайлайт. — Я могу научить её дружбе! Разве в этом нет больше смысла, чем просто быть с пони, которому я нравлюсь?

— Я не говорю, что у тебя не получится, и вы двое не сможете быть счастливы вместе, — Флаттершай опустила голову и посмотрела на Твайлайт из-под чёлки. — Просто… мы беспокоимся о тебе. Я поддержу тебя при любом решении, просто я не уверена, что подумаю о том, если королева Кризалис и дальше будет оставаться рядом.

— О, это… понятно, полагаю.

Твайлайт уткнулась взглядом в поверхность стола, и Флаттершай нахмурилась.

— Прости, я не хотела сказать…

— Нет, всё в порядке, — подняв копыто, перебила её Твайлайт. — Твоя готовность встать на мою сторону многое для меня значит. И я могу понять, что ты не будешь в особенном восторге, когда Кризалис станет постоянной частью наших жизней, пускай ты и рада за меня.

Твайлайт перевела взгляд на пони-фермершу, которая постукивала копытом по столу и задумчиво хмурилась.

— Что насчёт тебя, Эпплджек? Всего несколько дней назад ты не отвергала идею о том, что мы останемся женаты. Хотя предположу, у тебя была парочка оговорок по поводу всех этих покушений…

— И по-прежнему есть, — подняла взгляд Эпплджек, её глаза оказались вровень с глазами Твайлайт. — Но именно это не волнует меня — ну или прям сейчас не волнует. Всё-таки Флаттершай права. Не чувствуется, что Кризалис подходит тебе. Она… нечестная. Я не говорю лгунья — даж я признаю, что вообще не слыхивала, как она внаглую врёт, по крайней мере, не тогда, когда расхаживала в своём истинном облике, но не лгать и быть честным — эт две большие разницы. Она… скользкая. Она всюду изворачивается. Она чейнджлинг, и они по натуре такие, и мы не должны осуждать их… но всё ж я нервничаю. Недомолвки всё равно считаются ложью, а она выглядит весьма довольной, когда порет какую хошь чушь.

— И поэтому ты тоже считаешь, что она не подходит для меня?

— Ну нет, я такого не говорила. С виду она жуть какой счастливой тя делает, и я не собираюсь приказывать тебе держаться подальше от пони, которая так любезничает с тобой. Прост… она дурно на тя повлияет. Как бывает: она нравится тебе, ты соглашаешься со всем иль закрываешь глаза на её поступки, а следом ты уж действуешь как она, манипулируешь всеми вокруг и всякое такое.

— О, — Твайлайт виновато посмотрела на Эпплджек. — Это насчёт того, как я поначалу врала всем вам о моей любви к ней?

— Промашка, Твай, — усмехнулась фермерша. — Я тут думаю, единственная, кому ты лгала, была ты сама.

Твайлайт смущённо улыбнулась.

— Ну, возможно…

— Как сказала Флаттершай, мы прост беспокоимся о тебе, и всё. Мы хотим быть уверены, что твоя особенная пони сможет правильно с тобой обходиться — так, как нужно обходиться с нашей подругой. И королева Кризалис с натяжкой вписывается в эту картинку, хоть мы и видели, как она обращалась с тобой за последние месяцы.

— Она правда может быть очень милой, — упрямо сказала Твайлайт. — Просто вы не находитесь рядом с ней подолгу, а её саму тянет припасать большую часть приязни исключительно для улья и меня. И ей всегда приходится вести себя как «настоящая королева» на публике… вам просто не довелось увидеть, какая она на самом деле.

— Признаю, наверняка тебе есть, чего порассказать, — кивнула Эпплджек. — Так какая она наедине с тобой? Чего такого в ней тебе так сильно нравится?

— Ну…

* * *



Уткнувшись лицом в кровать, Твайлайт закряхтела в простыню, когда копыта Кризалис поднялись по её хребту, и чейнджлинг негромко усмехнулась.

— Тебе правда стоит чаще расслабляться, — пожурила она ёрзающую под собой пони. — Я провела год в Кантерлоте под видом массажистки, прежде чем сумела подобраться к Кейденс, и ни разу у меня не было клиента, чьи мускулы были так же напряжены, как твои.

— Не совсем это мне хотелось бы услышать, чтобы расслабиться… — пробурчала Твайлайт, но все её дальнейшие возражения исчезли в протяжном вздохе, едва Кризалис прижала копыто аккурат промеж её крыльев и вдавила со всей силы. В отличие от пони из спа-салона, у Кризалис хватало как сил разминать жёсткие аликорньи мышцы Твайлайт, так и умений, чтобы не причинить вреда пони.

— Ну-ну, завоевания и похищения замечательно снимают стресс, — Кризалис издала горловой смешок, принявшись массировать быстрее. — Хочешь попробовать? Скажем, Кантерлот, через несколько дней…

— Ммм, извини, но я на твои уловки не попадусь, — Твайлайт вздохнула. — Тебе придётся лучше постараться, если хочешь уговорить меня на нечто подобное…

— Уговорить, значит?

Копыта Кризалис начали спускаться по её спине, выписывая круги и разминая каждое попадавшееся на пути напряжённое местечко. Без остановок они прошлись до самого низа и оказались прямо над её бёдрами, медленно массируя бока. Твайлайт испустила тихий стон; Кризалис слегка передвинулась, и аликорна почувствовала горячее дыхание чейнджлинга на ухе. Медленно копыта Кризалис двинулись навстречу друг другу и сошлись прямо над крестцом пони. На мгновение они будто бы собрались двинуться дальше вниз, но затем стремительно поднялись вверх, мягко массируя спину пони, что совсем не походило на глубокие, снимающие напряжение поглаживания ранее.

Твайлайт изо всех сил постаралась сдержать стон. Она точно знала, чего добивалась Кризалис, и не собиралась доставлять чейнджлингу удовольствия, показывая, что её попытки превратить массаж — простой массаж, который можно получить в любом уважающем себя спа-салоне — в нечто более интимное приносили плоды. И конечно же Кризалис с её крепко прижатыми к спине Твайлайт копытами всё равно ощутила стон и снова усмехнулась.

Давление на спину внезапно пропало, и секунду Твайлайт гадала, что произойдёт дальше. Внезапно два копыта схватили и раскрыли её крыло, и она тихонько хрюкнула, когда ноющие, редко используемые мышцы были столь резко растянуты.

— Тебе нужно больше летать, — цокнула Кризалис, покачав головой. — Нехорошо держать крылья сложенными всё время.

— Говоришь как Рейнбоу Дэш, — проворчала Твайлайт.

Она прерывисто вздохнула, когда Кризалис принялась чистить её перья. Собственные зубы Твайлайт — широкие и тупые — хорошо справлялись и с чисткой перьев, и с выдёргиванием повреждённых. Но зубы Кризалис были заострёнными, и ей нравилось поскрябывать ими кожицу крыла Твайлайт, заставляя пони вздрагивать от невыразимого удовольствия.

Массаж был приятным, дразнящий намёк на нечто большее… интриговал, мягко говоря; всё это доставляло чистое блаженство, и Твайлайт испустила вздох и размякла на кровати, пока Кризалис медленно обихаживала её крыло.

* * *



Друзья пристально смотрели на Твайлайт. Затихнув, она больше ничего не сказала, но её пылающая всеми оттенками красного мордашка яснее ясного говорила о воспоминаниях, которым она предалась.

— Она относилась ко мне, словно я — единственная для неё во всём мире, — наконец-то произнесла Твайлайт, смутившись ещё сильнее от понимания, о чём она думала на виду у друзей. — И… у неё сильные копыта и острые зубы.

— Я… не стану спрашивать, к чему ты упомянула последнее, — сказала Эпплджек с озадаченной и слегка сконфуженной мордой. Она отвернулась, не прекращая лёгонько барабанить копытом по столу, затем вздохнула и повернулась обратно. — Слух, — сказала она с суровым и уже знакомым всем упрямым выражением. — Буду честна с тобой. И не только из-за моего Элемента. Королева Кризалис… не самая приятная пони, чтобы проводить с ней много времени. Я первой признаю, что она не так плоха, как мы думаем, и я правда разок-другой видела её явно доброй к другим пони. Но она по-прежнему одна из самых подлых, мерзких зубастиков, которых я когда-либо встречала. Я никогда не встречала пони, злившуюся бы так из-за количества посыпки на кексе! И уж точно эт не совсем та пони, с которой ты должна проводить своё время, не говоря уж об оставшейся жизни.

— Но… — продолжила Эпплджек, видя, как Твайлайт снова опустила уши, — она любит тебя. Кто угодно подтвердит! Даж не представляю, что ещё заставило бы её делать то, что она на моих глазах делала для тебя. Вряд ли найдётся много пони, которые давали бы тебе столько же, как она. Или отказывались от чего-либо своего. И видя, как ты страдаешь, я начинаю думать, что ты испытываешь то же самое к ней, пусть и не можешь пережить кой-каких её прошлых выходок. Так что меня устраивает, если вы двое останетесь женаты. Как по мне, прост не забывай, чего она устраивала раньше, но прости её, ведь даже она заслуживает иметь любящую пони. Ну, а раз ты не собираешься забывать, то ты не позволишь ей устроить нечто подобное снова, и уж точно она не сможет испортить тебя. Поэтому, возможно, все мои заморочки по поводу её дурного влияния имеют не больше смысла, чем помои, которыми я кормлю свиней. Колючку в нос, если подумать, ты и впрямь можешь сделать её лучше.

— Эпплджек?.. — вполголоса спросила Твайлайт. — Значит ли это…

Она притихла, и Эпплджек помотала головой.

— Не-а. Я не говорю, что вы должны оставаться женаты. Но и не говорю, что не должны. Я говорю… я верю тебе. То же самое я сказала, когда впервые узнала о твоей женитьбе. Думаю, ты знаешь что делать, и не собираюсь навязывать чего-то ещё. Тебе не нужна ни одна из нас, чтобы сказать себе, что делать.

Мгновение Твайлайт смотрела на неё, затем впервые за день по-настоящему уверенно улыбнулась.

— Спасибо, Эпплджек. Это многое значит.

— Не за что, мадам, — растягивая слова, сказала Эпплджек, ухмыльнувшись и слегка коснувшись шляпы.

— Итак, теперь, — Твайлайт перевела взгляд, — остаётся…

— Пони, которую Кризалис изо всех сил пыталась убить, замучить и вышвырнуть из замка, — перечислила Старлайт, резко вскинув голову, и Твайлайт вздрогнула.

— Это не…

— Нечестно? — приподняла бровь Старлайт. — Не вполне разумное описание её поступков? Или не совсем то, что случилось?

— Я хотела сказать, что это не вся история…

— О, верно. Я забыла ту часть, где она сделала всё это просто потому, что не могла оставить тебя жить в одном здании с другой пони. Теперь все её поступки полностью оправданы. Извините за чрезмерную реакцию.

— Она просто защищала…

— Твайлайт, она ревнивое чудовище! — Старлайт выразительно ударила копытом по столу. — Уж мне-то кое-что известно о том, чтобы быть ревнивым чудовищем.

— Конечно же она ревнует, ведь она любит меня! — вышла из себя Твайлайт. — И мы женаты! Как, по-твоему, она должна реагировать, что я живу с другой пони, пока ей самой приходится оставаться в своём улье большую часть времени?

— Уж всяко не пытаться убить!

— Значит, она уважает тебя… — аликорна содрогнулась от одного взгляда на лицо Старлайт. — Я не говорю, что это хорошо, она сама по себе такая. И она же сбавила напор после того, как я попросила её, разве нет?

— О да, это была фантастика, — голос Старлайт истекал сарказмом, пока она закатывала глаза. — В конце концов, теперь мне надо беспокоиться о том, что меня всего лишь искалечит королева чейнджлингов, обозлившаяся от ревности к совершенно платоническим отношениям между учителем и учеником.

— Погоди, искалечит? Это неправда, я разрешила ей только немножко покромсать, — Твайлайт снова вздрогнула от выражения лица Старлайт. — Извини-извини, плохая шутка.

— В том-то и заключается моя проблема, — с сердитым взглядом Старлайт подалась вперёд. — Ты позволяешь ей просто… каждый раз выходить сухой из воды! Она сжигает здание? О, она заплатила за ремонт и теперь знает, что так делать нельзя. Она пытается убить меня? О, она просто слегка ревнует, что мы живём вместе, теперь она всего лишь попытается причинить мне боль. Она пытается убить принцесс? О, она просто отстаивает своё превосходство, это несерьёзно.

— Старлайт, она не…

— Не говори, что она не имеет этого в виду! Как раз имеет! И единственное — единственное! — что сдерживает её — твои просьбы не делать того и сего. Ты совершенно уверилась в любовь этой маньячки и считаешь, что она охотно оставит свои привычки исключительно потому, что ты так сказала.

— Эм, прости, но звучит так, словно на самом деле ты доказываешь, что я должна оставаться с Кризалис, — робко сказала Твайлайт.

— А знаешь, что больше всего бесит? — спросила Старлайт спустя невыносимо долгое мгновение, пока сердито смотрела на Твайлайт. — Она ни разу не извинилась ни за одно из преступлений. Королева Кризалис пыталась захватить Эквестрию, поработить всех пони, и что же ты говоришь? «Ох, ну что ж, чейнджлинги есть чейнджлинги». Ей даже не пришлось падать ниц и просить прощения у всех пони! Ей не приходится проводить каждый день, пытаясь возместить всё, что она сделала! Ей не приходится выполнять уроки дружбы!

— Старлайт… — Твайлайт склонила голову набок. — Я не уверена, к чему ты клонишь.

ТЫ ЖЕ НЕ ДУМАЕШЬ, ЧТО Я НЕ ХОЧУ ЗАХВАТИТЬ ЭКВЕСТРИЮ?! — прокричала Старлайт, вскочив и грохнув копытом по столу, а другое прижимая к груди. — Я исписала планами три тетради с тех пор, как пришла сюда жить! О, но я же не могу претворить любой из них? Нет, малейший шажок в сторону — и мне наверняка запихнут радуги туда, где им не полагается быть. Но потом заявляется эта маленькая мисс Идеальная Чейнджлинг, трясёт крупом перед твоей мордой, дарит тебе кольцо, и внезапно всё у тебя в порядке с «бывшим» врагом, которая становится твоим другом и одновременно пытается захватить Эквестрию. И внезапно это «мило» и «забавно».

Твайлайт недоверчиво моргнула, глядя на Старлайт.

— Ты… завидуешь ей?

— Нет! — с раздражённым фырканьем Старлайт уселась обратно, снова скрестив передние ноги.

— Послушай, Старлайт… — Твайлайт колебалась мгновение, затем продолжила. — Я всегда буду твоим другом. Ведь ты же знаешь это? Но… у меня также есть и другие друзья. А пони, подобная Кризалис — очень особенный друг, который значит для меня больше, чем остальные друзья. Не в том смысле, что ты и все мои друзья стали менее важны или не так особенны для меня, чем раньше, просто мои чувства к Кризалис… отличаются. Видишь ли, когда двое пони действительно нравятся друг другу…

— О Селестия, — Старлайт уткнулась мордочкой в копыта. — Я прекрасно знаю, что такое любовь и брак, и что они означают. Я не завидую и не ощущаю, будто она собирается как-то «отнять» тебя у меня! Я просто беспокоюсь, что ты даёшь ей слишком много свободы действий. И к тому же это воняет лицемерием. Меня заставили извиниться и начать учиться дружбе, но на её поступки ты просто махнула копытом. Чем же мои попытки захватить Эквестрию были так хуже?!

— Ты почти разрушила мир путешествиями во времени, — указала Рейнбоу Дэш после неловкой тишины. — В смысле, Кризалис просто пыталась захватить Эквестрию… и-и-и-и… всё, молчу.

Старлайт отвела свирепый взгляд от Рейнбоу на Твайлайт.

— С Кризалис всё… иначе, — Твайлайт заёрзала под взглядом Старлайт. — Она совершенно иной вид пони. По факту, она вовсе не пони, а чейнджлинг. Запрещать ей пытаться завоёвывать равносильно приказать пегасу не летать. То, что она совершает… просто такова её натура. И она не совсем всерьёз делает это. Если бы она действительно хотела завоевать Эквестрию, то уже завоевала бы. Признаю, она достаточно ослабила мою бдительность, чтобы я проглядела наступление. Но она не собирается завоёвывать Эквестрию. Она как раз делает всё возможное, чтобы я останавливала её. Не думаю, что её волнует, победит она или проиграет — главное, что попытается. И насколько я могу судить, пока была рядом, ей не очень-то и хочется победить. Ведь она знает, что я от этого почувствую.

Твайлайт глубоко вздохнула и спокойно посмотрела на Старлайт.

— И ты не такая пони. Я думаю, ты искренне хочешь быть другом для всех, ты хочешь двигаться дальше от прошлого и стать другой пони, чем которой привыкла быть. Разве я ошибаюсь?

Старлайт вздохнула и закрыла глаза.

— Нет, Твайлайт, не ошибаешься. И… я действительно не хочу больше захватывать Эквестрию. Не всерьёз. Составление этих планов, записывание… просто способ очистить от них моё мировоззрение. Я до сих пор время от времени чувствую сильное желание, и вот как я справляюсь с ним.

— И это хорошо! — подбодрила её Твайлайт. — Ты всегда можешь прийти ко мне поговорить, если нужно. Как Кризалис всегда может рассчитывать на меня, чтобы срывать её планы.

С раздражённым стоном Старлайт всплеснула копытами.

— Сдаюсь. Ты реально влюбилась в неё?

— Почти наверняка уверена, — кротко сказала Твайлайт с лёгкой улыбкой. — Может быть… на девяносто пять процентов уверена.

— Не понимаю, что ты увидела в ней, — Старлайт медленно покачала головой. — Я уж точно ничего не вижу. Но если тебе хочется дойти до конца… я не остановлю тебя. Я никогда не встану на пути счастья моих друзей, пускай и не понимаю его. И если Кризалис всё же станет жить с нами, я приложу все усилия, чтобы ужиться с ней. Надеюсь, настоящий брак с тобой хоть чуточку смягчит её, — подавшись вперёд, Старлайт ткнула копытом в Твайлайт. — Однако скажу тебе прямо: я не доверяю ей. Точь-в-точь как ты не доверяла Трикси… но, по крайней мере, она исправилась. И когда твоя жёнушка выкинет что-то эдакое, и мне придётся всех спасать, я с превеликим удовольствием напомню, что я говорила.

— Верно подмечено, — улыбнулась Твайлайт, и кивнувшая в ответ Старлайт села обратно. Но как только это произошло, улыбка медленно сошла с мордашки Твайлайт, и она принялась вновь изучать поверхность стола.

— Права ли Старлайт? — через минуту аликорна подняла голову и посмотрела на друзей. — Неужели идея оставаться с Кризалис настолько плохая? Она опасна, тут Старлайт права. И раз у меня не получается найти внутри себя любовь, так может быть… лучше просто позволить Кризалис держаться подальше, как она хочет? Просто списать всё на большое недопонимание, на нечто, что могло бы сработать, но в конечном счёте не сработало?

— Это крайне плохая идея, — впервые с начала беседы подала голос Пинки; все пони удивлённо посмотрели на неё, но она не подняла взгляда и продолжила лениво выписывать копытом круги по столу. — Представьте, что будет делать королева Кризалис. Мы знаем, что она любит тебя всем сердцем, а в случае чейнджлинга любви может быть ужасно много — в зависимости от её питания. Но представь, если ей придётся удерживать всю эту любовь внутри себя годы… может быть, даже десятилетия. Она не будет притворяться, что тебя не существует, Твайлайт. Пускай она говорит о своём нежелании видеться с тобой, но ты же догадываешься, что она будет наблюдать за тобой так же, как раньше. Если не больше, поскольку ты будешь ежедневно общаться с чейнджлингами, когда они станут подданными Эквестрии. Ты можешь не видеть её, но тебя она будет видеть в разуме улья каждый день. Она начнёт искать предлоги, чтобы чейнджлинги навещали тебя, и сможет видеть твой образ в их воспоминаниях несколько лишних минут. «Почему не я? Что я сделала неправильно?» — она будет спрашивать себя изо дня в день. И некогда столь чистая любовь в её сердце станет загнивать, превращаться в чёрную желчь, которой она будет давиться при всякой мысли о тебе. Со временем это перерастёт в ненависть, но Кризалис будет так одержима к тому времени, что даже не заметит перемен, и в конце концов она спустит свои легионы на Эквестрию, твёрдым копытом сокрушит всякое сопротивление и возьмёт тебя силой. Но к тому времени не останется никакой любви. Она попытается любить тебя, и даже решит, что любит, но на деле будет чувствовать одну лишь ненависть, тёмную и горькую, от которой не сможет избавиться, невзирая на все усилия. И эта извращённая пародия отношений, которую она заставит тебя иметь с ней, превратят жизни вас обеих в бесконечные адские муки, от которых не будет спасения.

На лицах Твайлайт и её друзей появилось одинаковое выражение: как у сбитого телегой пони, который пытается понять, что собственно случилось и почему он лежит через пол-улицы от того места, где стоял четверть секунды назад.

— Если же она не сделает этого, то всё может закончиться ещё хуже для каждого. Из-за тебя, — продолжала Пинки, ничего не замечая. — Ты знаешь, что любишь её, но не признаёшь, не можешь заставить себя почувствовать это. Отныне в каждом новом отношении это всегда будет стучать на задворках твоего разума. «Люблю ли я этого пони так же сильно, как Кризалис? Что случится, если я внезапно осознаю, что люблю Кризалис?» Эти мысли будут отравлять каждую твою попытку полюбить другого пони, ядом протекая через твоё сердце. Ты ожесточишься, проклиная Кризалис за свои неудачи в отношениях. Со временем ты замкнёшься и перестанешь даже пытаться завести отношения на тот случай, если вдруг решишь отказаться от кого-либо ради Кризалис. И так ты будешь ждать, одна в своём замке, а твоя любовь будет застывать в твоём сердце до тех пор, пока ты не сможешь чувствовать вообще ничего. И наконец, после невесть скольких бесконечных тоскливых лет ты сдашься. Ты придёшь к Кризалис и объявишь, как любишь её, упрашивая взять тебя обратно. И она согласится, потому что любит тебя так сильно, что даже не заметит твоей лжи. А ложь будет, не так ли, Твайлайт? Ты вовсе не будешь любить Кризалис. Нет, не после стольких лет. Не после стольких проклятий за неудачи в каждой попытке построить отношения. Ты будешь обидчива и язвительна. Она будет делать неправильно, каждое несовершенство в ваших жизнях будет её виной. Однако она будет пытаться раз за разом, умирая от жажды и вымаливая хотя бы каплю твоей любви. И кто же встанет у алтаря? Ты, охладевшая и ожесточившаяся старая дева, ненавидящая свою жену всеми фибрами своего существа, хоть даже и неосознанно. И королева Кризалис, низведённая до раболепной подхалимки, отчаянно ждущая от тебя хорошего слова, ласкового прикосновения. Капельки любви, которую никогда-никогда не получит.

Пинки затихла, по-прежнему выводя круги копытом. Она не замечала, как её друзья таращились на неё в потрясённом молчании, с широко раскрытыми глазами и разинутыми ртами.

— Ух… в смысле, ого, Пинки, это… — первой придя в себя, заговорила было Твайлайт, на что Пинки подняла голову, моргая, будто очнулась ото сна.

— Что? О, приветик, Твайлайт! Извини, ты что-то сказала? Я тут просто размышляла о вечеринках!

— Эм… — открыв рот, Твайлайт подняла копыто, затем откинулась назад и потрясла головой. — Просто… мне интересно, что ты думаешь, остаться ли нам с Кризалис вместе? Или не оставаться?

— О, вы определённо должны остаться женаты! — Пинки энергично закивала. — Вы вместе такие прелестные! К тому же, если вы разойдётесь…

Она притихла на мгновение, и каждая пони в комнате затаила дыхание.

— Если вы разойдётесь, все пони будут супер-пупер грустными!

Порыв ветра пролетел по комнате от слитного выдоха всех пони.

— Так тебе нравится Кризалис? — с беспокойством спросила Твайлайт.

— Она такая забавная! — радостно сказала Пинки, несколько раз подпрыгнув на своём троне. — Ей прямо как мне нравится устраивать розыгрыши! Хотя ей, кажется, не слишком нравятся сюрприз-вечеринки… вот почему я решила пользоваться бумажными украшениями, которые сгорают очень быстро и начисто, поэтому в следующий раз мы сможем обойтись без пожарных! К тому же я достану лишние воздушные шарики, раз уж ей нравится так сильно лопать мои!

Другие пони в комнате переглянулись и тотчас молча решили притвориться, что Пинки ничего не сказала до того, как Твайлайт задала вопрос.

— Ну, остался ещё кое-кто, с кем я должна поговорить, — Твайлайт улыбнулась дракончику рядом с ней, — но мне кажется, я уже знаю его мнение.

— Мне нравится Кризалис, — почти застенчиво сказал Спайк. — И чейнджлинги тоже. Они все были очень добры со мной. Словно… у меня стало две мамы.

Твайлайт смутилась от смешков друзей, но затем её лицо посерьёзнело.

— Две мамы… интересно… — задумчиво забормотала она. После нескольких секунд, когда её друзья стали беспокоиться, она встряхнулась. — Извините, я просто тут подумала. Кризалис всегда добра к своим чейнджлингам… конечно, поначалу так не всегда выглядит, но позднее её доброта становится явной. А раз она добра и к Спайку… то вполне может видеть в нём моего чейнджлинга, мой «улей».

— Ну, это довольно интересно, наверное, — пожала плечами Эпплджек.

— Нет, разве ты не понимаешь? — возбуждённо сказала Твайлайт. — Вот почему она так жестока со всеми! Ну, ладно, неправильно выразилась. Вот почему она добра к чейнджлингам и ко мне со Спайком. Мы часть её улья, а она занимается именно тем, чтобы улей оставался счастливым и в безопасности. Если же ты не часть улья… то ты враг, или, по крайней мере, тот, кто недостоин внимания. Должно быть, после стольких лет одиночества и защиты своих чейнджлингов она только так может смотреть на всё. Это не особенно меняет что-либо, но, по крайней мере, мы на шаг приблизились к пониманию, к тому, чтобы убедить её более непринуждённо общаться с пони, — Твайлайт медленно выдохнула. — В том случае, если… я верну её. Если захочу её вернуть.

— Твайлайт… — Старлайт потрясла головой в отчаянном замешательстве. — Ты только что потратила пять минут, доказывая мне, что она ни в чем не повинный милый маленький жучок, который очень много значит для тебя. А теперь ты говоришь так, словно вы двое расстались навсегда и ты не хочешь снова видеть её. Прости, конечно, но прими уже решение!

— Я пытаюсь! — безнадёжно провопила Твайлайт, шлёпнувшись лицом вниз на стол. — Но едва мне кажется, что я разобралась в своих чувствах, как неожиданно возникает что-то ещё, и меня кидает в другую сторону! Просто всё так запутанно, что я не могу разобраться, чего хочу!

— Ну, — несмело сказала Флаттершай спустя секунду, — я знаю кое-кого, кто действительно хорошо разбирается в вещах, не имеющих смысла…

— Нет! — вскинула голову Твайлайт. — Не называй его имя, даже не вздумай…

— Опоздали! — радостно возвестил Дискорд, высовывая голову из-за её трона. — Даже вскользь упомяните меня — и я тут как тут!

С широкой улыбкой он оглядел тронный зал.

— Приятно видеть, что все здесь, и дела у всех идут хорошо… Твайлайт! — воскликнул он, будто бы внезапно заметив, кому отвечал, когда очутился в комнате. — Так здорово видеть тебя! И больше не в виде камня! Селестия разобралась со всей этой неразберихой гораздо быстрее, чем я ожидал.

— Я… что ты…

— Упс! Вот те на, неужто я не там, где подумал? — он нацепил на конец морды очки для чтения и сосредоточенно всмотрелся в книгу в потрёпанном кожаном переплёте в одной лапе. — А, ну да, конечно же! Ты ж та, кто женилась на жучиной королеве. Видишь ли, в Мерино-Гортопово я свернул налево, а не направо, чтобы добраться сюда.

— О чём ты… — проследив за пальцем Дискорда, Твайлайт перевела взгляд на страницу, которую он сунул ей под морду — и резко отдёрнула голову, прикрыв глаза копытами. — Тартар тебя подери, что это такое?!

— О, ты будто никогда не видела гипермультипространственного путеводителя раньше, — недовольно проворчал Дискорд, возводя глаза к потолку.

— Я никогда не видела ничего подобного раньше! — она содрогнулась, по-прежнему прикрывая глаза копытами. — Что за язык это был? И… рисунки? Карты? Я не думаю, что это вообще было изображениями! Ух, у меня голова болит при мыслях о них! Даже не голова, а сами мысли болят!

— Ну хорошо, я уберу это, — Дискорд зашвырнул книгу себе за плечо, и она исчезла во вспышке. — Но кое-кому со временем придётся научить тебя, как путешествовать по квантово-фрактальным дорогам и скакать из многомерностей в Ди-Браны, и если твоя маленькая принцесса солнца не потянет, то я вполне могу.

— Если это будет похоже на что-либо подобное, тогда нет, спасибо, — Твайлайт села, потирая голову и свирепо смотря на Дискорда. — Зачем ты пришёл?

— Я собирался спросить тебя о том же самом! Я просто услышал твой зов и пришёл на помощь, — он вытянулся на столе, устроив голову на ладонях, и захлопал ресницами, глядя на Твайлайт. — Так что я могу сделать для тебя?

— Совершенно ничего! Вообще-то мы как раз заканчивали, поэтому…

— Мы говорили о женитьбе Твайлайт на королеве Кризалис, — сказала Флаттершай, заставив аликорну простонать. — Твайлайт не уверена, любит ли она Кризалис или нет, а королева разводится с ней сейчас.

— Хмм… — Дискорд потёр подбородок лапой, с виду на самом деле всерьёз задумавшись. — Каверзный вопрос. Конечно, любовь может быть довольно хаотичной, но не скажу, что она мой конёк. Поэтому, возможно, мне придётся…

Внезапно он прищёлкнул пальцами, затем удовлетворённо посмотрел на застывших пони вокруг стола.

— Хорошо, теперь мы сможем поговорить наедине.

— Что ты… — Твайлайт также посмотрела на друзей и внезапно осознала, что все они стояли неподвижно, даже не дыша. — Ты что наделал?!

— О, я просто остановил время на мгновение, ничего такого, — отмахнулся Дискорд. — Хотя времени у нас — именно нашего времени — не так уж много, чтобы поговорить.

— Почему немного?

— Давай представим, что у тебя есть двигатель, работающий на полной мощности. А затем ты решаешь схватить и остановить коленчатый вал. Долю секунды всё будет хорошо, но что случится с ним после… совсем-совсем немного после?

— Он… взорвётся? — осмелилась предположить забеспокоившаяся Твайлайт.

— Именно! А теперь представь, что двигатель — это время, — Твайлайт сглотнула, и Дискорд кивнул. — Всё правильно. Кроме того, вполне очевидно это не срабатывает на аликорнах, и Си-Си расстраивается всякий раз, когда я не тороплюсь вернуть всё на место.

— Ладно, прекрасно, тогда давай, выкладывай свои шуточки, и покончим с этим, — со вздохом сказала Твайлайт.

— Шуточки? Moi? [1*] — Дискорд приложил лапу к груди. — Если бы я собирался пошутить, то не кажется ли тебе, что я оставил бы зрителей?

— Тогда к чему это всё?! — нетерпеливо рявкнула Твайлайт.

— Я просто хочу сказать, что ты конечно же любишь эту очаровательно ужасную королеву.

— Я… — моргнув, Твайлайт замолчала. — Что?

— Задумайся на минутку, моя миленькая маленькая принцесса книг. Во всех мирах, по всему времени и пространству что причиняет больше хаоса, нежели любовь? Вы двое истекаете ею всякий раз, когда находитесь вместе. На самом деле я вижу это у любых влюблённых друг в друга пони. Держу пари, ты не в курсе, что из меня могла бы выйти почти такая же хорошая сваха, как из Кейденс, — приблизившись к Твайлайт, он понизил голос: — Не говори ей, но в былые дни мне на самом деле предлагали титул «Принцессы любви». Но я отверг его. Тиара не сочетается с моей бородой, — хаосит вернулся в прежнюю позу и продолжил: — И не считая любви, ваша парочка породит огромное количество хаоса, из чего получится несомненно восхитительное шоу! Я имею в виду армию чейнджлингов, которые мирно вторгнутся в Эквестрию и попытаются адаптироваться к культуре пони. И пони, которые попытаются сосуществовать вместе с теми, кто живёт за счёт их эмоций. Да такой хаос уступит лишь перспективе насилия и кровопролития!

— Ты… стоп, что?!

— Позволь мне объяснить, — голос Дискорда упал до угрожающего рыка. Твайлайт сглотнула и вжалась спиной в спинку трона, когда над ней навис драконикус, чьи глаза теперь горели красными углями. — Любовь, которую разделяешь ты с королевой Кризалис, представляет из себя настолько большой хаос, что он соперничает даже с самыми блистательными моими работами. Не видеть вас двоих вместе противно самой моей сути. И я желаю, чтобы вы двое жили вместе счастливой семейной жизнью — больше, чем когда-либо хотел погрузить Эквестрию в хаос. Другими словами… я шипперю вас так сильно, что это искажает реальность.

— Эм… — дрожа и обливаясь потом, Твайлайт огляделась по сторонам.

В комнате стало темно и угнетающе, из теней покатились клубы густого тумана. Силуэты скрывались во мгле, силуэты, кажущиеся пони при первом взгляде, но чем дольше аликорна смотрела на них, тем больше они казались противоестественными, скрученными и изогнутыми так, как невозможно ни для одного живого существа. Слабо, на краю слышимости, она могла различить шепотки, обещающие ей все ужасные наслаждения, которые она вожделела дальними, тёмными уголками своего сердца; наслаждения, в желании обладать которыми она никогда не признавалась даже самой себе.

— И более того, — продолжил Дискорд. — Несмотря на твои возражения, я твой друг. И поэтому я хочу видеть тебя счастливой. И ты не представляешь, насколько счастливой Кризалис сделает тебя. Я сказал недавно «счастливая семейная жизнь», но только потому, что не знаю слов выразительнее, чем «счастье». И вы двое разделите его. Ваш брак превратится в легенду, на многие века обозначит собой вершину, к которой могут стремиться двое влюблённых. Если ты преодолеешь ваш маленький глупый развод, я могу гарантировать, что позже ты пожалеешь. Но это будет лишь лужицей по сравнению с океаном сожаления, которое ты испытаешь, если узнаешь, каким чудесным и сладостным мог бы быть ваш брак. Твайлайт, вне зависимости от направления, в каком твоя жизнь пойдёт с этого момента, я могу пообещать тебе: не существует будущего, в котором ты была бы счастливее, чем будущее, в котором ты останешься женатой на королеве Кризалис и наконец-то вобьёшь в свою головку, как сильно-сильно ты любишь её.

— Ты… — Твайлайт моргнула в сильном удивлении. — Ты говоришь, я люблю её? И ты думаешь, мы будем счастливы вместе?

— Конечно, — ответил Дискорд свистящим шёпотом. — О чём, по-твоему, я тут распинаюсь?

— Ну, просто твои глаза горят красным, и всё это с комнатой и темнотой…

— Что? — Дискорд повернулся, чтобы взглянуть на свои глаза в воспарившее рядом с собой зеркальце. — Упс!

Он развернулся и замахал лапами на туман, медленно развеивая его.

— Извини, я уже давненько не делал этого. Переключатель всё ещё установлен на «зловещем» положении. Должны были появиться пушистые розовые облака и пони-херувимы с луками и стрелами с наконечниками-сердечками!

— Ну, если бы ты сподобился прийти на генеральную репетицию… — сказала одна из тёмных фигур через плечо, медленно уходя вместе с туманом.

— Серьёзно, Джерри, ты собираешься обсуждать это прямо сейчас? — сердито фыркнул Дискорд. — Ты же профессионал, как мне казалось. Слушайте, просто возвращайтесь в гримёрку и найдите наряды херувимов. И уберите все эти нагоняющие жуть вещи обратно на склад.

— Ммхм, ещё непрофессионалом меня называет… — пробормотала фигура перед тем, как окончательно исчезнуть.

— На самом деле Джерри замечательный парень, — извиняясь, сказал Дискорд. — Просто в последнее время у него постоянный стресс, да и отношения с подружкой не складываются… я должен сделать что-нибудь приятное для них, например, пригласить их на ужин в изысканном ресторане…

— Я, ээ… — Твайлайт потёрла лоб. — Могу я просто притвориться, что ничего не случилось?

— Наверное, так будет лучше.

Дискорд прошёл по столу и уселся на краю рядом с Твайлайт. Она напряглась, когда драконикус протянул лапу, но он просто мягко сжал ей плечо.

— Послушай, Твайлайт, — сказал он серьёзным голосом. — Я мог бы и дальше рассказывать о том, что вы двое связаны хаотичной любовью, подобной которой я не видел прежде, и так далее, и тому подобное… но вряд ли это будет что-то значить для тебя. Поэтому скажу просто. Я достаточно насмотрелся на вас обеих и уверенно знаю, что ты любишь её. Вам двоим хорошо вместе. Да, она причинила боль твоей семье, но мне кажется, ты сможешь отринуть прошлое и увидеть её такой, какая она есть, увидеть, сколь многое ты для неё значишь. Если уж меня ты смогла простить за все ужасные вещи, которые я сделал, то у тебя должно получиться сделать то же самое для неё. Иди к ней. Полюби её. Вот чего хочет твоё сердце.

— Это… — Твайлайт вытерла слезинку из глаза. — Это было прекрасно. Спасибо, Дискорд.

— Да ну… — он поднялся и отошёл от неё, поэтому она не могла видеть выражение его морды. — Вот почему я захотел поговорить с тобой наедине. Мне нужно поддерживать репутацию.

— О, хорошо понимаю, — фыркнула Твайлайт, затем с внезапным подозрением взглянула на него. — Так это неправильно, что теперь я куда сильнее запуталась? Я хочу любить её, но меня смущает, что ты тоже хочешь этого, и заставляет думать, что я должна поступить строго наоборот. Извини, но мне по-прежнему трудно верить тебе.

— О, в этом нет ничего неправильного, — тихо сказал Дискорд. Внезапно в комнате вновь стало черно, а лицо Дискорда прижалось к её морде, его глаза полыхнули двумя провалами в адское пекло. — Это просто значит, что ты учишься.

Он щёлкнул пальцами, и комната вернулась к нормальному облику, но уже без драконикуса. Моргая, Твайлайт дико заозиралась, и друзья уставились на неё.

— Ты… в порядке, Твайлайт? — спросила Рейнбоу Дэш с беспокойством в голосе. — Тебя как будто по башке чем-то тюкнули.

— Что?.. Но… Дискорд только что был здесь, и… тени… — с запинками забормотала Твайлайт, пытаясь связно объяснить произошедшее.

— Эм, извини, но нет, его не было, — извиняющимся тоном сказала Флаттершай. — Я пригласила его, но он ответил, что у него планы на ужин. Однако просил передать, что желает тебе удачи. Эм, и что Джерри тоже желает… хотя я не уверена, кто это…

— Аргх, этот надоедливый су… кхм, — Твайлайт на мгновение выпрямилась, затем поникла снова. Она оглядела стол, каждого из друзей по очереди, затем отвернулась и вздохнула.

— Мы не слишком сильно помогли? — ушки Флаттершай опустились.

— Нет-нет, вы помогли! Девочки, благодаря вам мне теперь есть, над чем подумать. Просто… — Твайлайт испустила ещё один вздох, который плавно превратился в стон. — Мне не нужно больше думать об этом. Теперь мне надо знать, что делать дальше. Я надеялась, что вы все согласитесь и придёте к компромиссу, которым я смогу воспользоваться как копытоводством. Но взамен я услышала лишь те же самые аргументы, которые кручу в голове последние несколько дней.

— Звиняй, Твай, но тебе уже стоило догадаться, что ничего не будет так просто, — покачала головой Эпплджек. — Как и о том, что решать придётся тебе самой, раз уж мы не пришли к согласию. Не рассчитывай получить от нас простой ответ.

— Рассчитывать? Простой ответ? Вот оно! — просияла Твайлайт, радостно улыбнувшись друзьям. — Я доверяю вам всем, поэтому вы просто проголосуете, и какой бы ответ ни набрал большинство голосов, именно так я и поступлю!

— Постой…

— Хорошо, кто думает, что я должна остаться женатой на королеве Кризалис?

Рейнбоу Дэш, Спайк и Пинки Пай подняли свои копыта (и лапку) в воздух.

— Я также голосую за вечеринки! — вставила Пинки Пай. — За вечеринки и тортик!

— Приняла к сведению, — вполне серьёзно кивнула Твайлайт. — Теперь, кто думает, что мы должны разойтись?

Старлайт вскинула копыто и принялась размахивать им.

— Нет! — сказала Эпплджек.

— Хорошо, двое проголосовали «против»…

— Я имею в виду: нет, ты не можешь поступать так!

— Погоди, так это значит «да»? Эпплджек, тогда тебе следовало проголосовать в первом туре.

— Да ети кобылу, кончай притворяться, что не понимаешь, о чём я! — рявкнула Эпплджек, ударив копытами по столу. Твайлайт отшатнулась, моргнув, затем обмякла с виноватым, робким выражением на мордочке.

— Просто это так сложно…

— Знаю, что сложно, но это не звиняет тебя за попытку жульничать или срезать путь, — секунду Эпплджек свирепо смотрела на Твайлайт прищуренными глазами. — Я как раз собиралась привести сюда нашего местного эксперта по любви, чтобы помочь тебе разобраться раз и навсегда.

— Нет! — Твайлайт резко подскочила с выражением ужаса на морде. — Я исправлюсь! Пожалуйста, только не это!

— Даже не знаю, она может вставить мозги тебе на место… — Эпплджек принялась размышлять вслух с хитрой усмешкой на морде.

— Всё получится ровно наоборот, поверь мне, — взмолилась Твайлайт. — Ты говоришь, я сама должна решить, чего я хочу, и ты права! Но если она будет здесь, я как раз не смогу сама решить. Ты же точно знаешь, что она скажет мне делать, и не примет отказа. Она скажет…

— Твайла-а-а-а-й-й-т, где ты-ы-ы? — внезапно по всему замку прозвенел голос Рэрити, и все пони вокруг стола застыли. — Я же знаю, ты где-то здесь…

— Бежим, — выдохнула Твайлайт.

Она и Старлайт магией похватали всю свободную мебель в тронном зале и забаррикадировали ею вход. Закончив с этим, Твайлайт быстро вспорхнула к одному из окон и распахнула его настежь.

Рейнбоу Дэш выскочила первой, быстро превратившись в исчезнувшую вдалеке голубую точку. Хоть и не так быстро, Флаттершай последовала за ней; затем вспыхнуло, когда Старлайт со Спайком на спине телепортировалась на подоконник рядом с Твайлайт. Она выпрыгнула наружу, и обернувшаяся вокруг неё магия мягко спустила её к земле, и уж теперь аликорна повернулась мордой к комнате.

— Хорошо, ты первая, Пинки… — заговорила она и осознала, что розовая пони куда-то пропала.

— Первая что? — раздался голос позади, и крутанувшаяся Твайлайт моргнула при виде Пинки, сидящей рядом на подоконнике и вопросительно смотрящей на неё.

— Эм… первая чтобы… уйти теперь, когда убрались все, кто может летать, — нерешительно сказала Твайлайт.

— О, хорошо! Пока! — радостно помахав копытом, Пинки прыгнула из окна и спиной заскользила вниз по крутой стене замка. — Уи-и-и-и-и!

Когда звуки её веселья стихли вдалеке, Твайлайт повернулась к последней остававшейся в зале пони.

— Погоди-ка, Эпплджек, — сказала она, махая крыльями.

Она едва сдвинулась с места и тут же резко остановилась, когда в двери тронного зала заколотили, сотрясая наскоро возведённую баррикаду.

— Тебе больше негде прятаться, Твайлайт! — прокричала разъярённая Рэрити. — Поэтому впусти меня немедленно!

Твайлайт поколебалась, спешно переводя взгляд с Эпплджек на двери.

— Даж не смей, Твай! — взвизгнула Эпплджек как раз в тот момент, когда с верхушки баррикады упал столик, и дверь приоткрылась на дюйм.

— Я скажу всем, что ты погибла героиней! — крикнула Твайлайт через плечо, выскакивая в окно.

— Ты паршивая, дрянная, трусливая!..

Шумные возмущения Эпплджек прервались, когда двери распахнулись, раскидав мебель по залу, и дымящаяся от ярости Рэрити ворвалась внутрь.

— О, Рэрити! Вот так сюрприз увидеть тебя…

Где она? — прорычала пони-модница, прорысив вперёд.

— Я не знаю, о ком ты… О, ты говоришь о Твайлайт? — нервно хохотнула Эпплджек, изучая потолок в отчаянной попытке избежать взгляда Рэрити. — Я тут слышала на днях, она говорила чего-то о желании… навестить Санбёрста, во! Знаешь, старый друг Старлайт, тоже изучающий магию? Они собирались встретиться, чтобы обсудить… ухх, магию. Поэтому я думаю, она прямо сейчас в Кристальной империи!

Рэрити пришлось остановиться, удивлённо моргнув. Теперь, увидев напряжённую морду Эпплджек, она усмехнулась и направилась к ней.

— О, Эпплджек, тебе ли не знать, что лгать нехорошо. Особенно мне. Ну же… расскажи мне всё.

Эпплджек сглотнула и попыталась попятиться, но и так уже находилась так далеко от двери, насколько могла, когда ворвалась Рэрити. Поэтому она смогла лишь заскулить и сползти на пол, пока Рэрити наступала на неё со зловещей улыбкой на морде.

* * *



Остаток дня прошёл в весёлой погоне по Понивиллю, во время которой Твайлайт как-то ухитрялась держаться на шаг впереди навязчиво-решительной Рэрити дольше, чем предполагала. Под конец, когда Рэрити всё же настигла её, обе пони так вымотались, что преследовательница смогла только прорычать несколько нелицеприятных слов принцессе прежде, чем они устало разошлись по домам.

Но ночью всё было иначе.

По ночам у пони всегда пробуждается хмурое настроение. Луну часто спрашивали, нарочно ли она так делала, но та всегда отвечала одной лишь загадочной улыбкой. Весёлые и радостные днём, пони становятся задумчивыми и мрачными, когда падает ночь, и темнота охватывает мир. Оптимистичные мысли становятся пессимистичными, и худшие исходы всегда кажутся более вероятными.

Поэтому Твайлайт расхаживала по своему озарённому свечами кабинету. Время от времени она поглядывала на рабочий стол, где дожидались подписей бумаги из дворца.

Она сделала выбор, который повлияет не только на её жизнь, но и на жизнь её близких, а возможно, и жизнь каждого в Эквестрии. С глубоким вздохом она прекратила расхаживать и попыталась собрать мысли в простые фразы.

Королева Кризалис любила её. А она любила королеву Кризалис… разве что у неё не получалось почувствовать эту любовь.

Между ними случилось слишком много всего, Кризалис сделала слишком много и слишком далеко зашла. Теперь Твайлайт знала, что всё это — в большинство своём — было сделано во имя любви. Всё это было способом Кризалис выразить свою любовь, и она думала, что Твайлайт знала об этом и соглашалась. Но Твайлайт не знала, и теперь ей было слишком тяжело отличить поступки самой Кризалис от поступков её же как Королевы. Она могла понять и даже принять всё это разумом, но у сердца было другое мнение.

Несмотря на всё это, ей по-прежнему хотелось дружить с Кризалис. Ей даже хотелось любить её, вернуть её глубокую, неистовую привязанность. Она пыталась любить чейнджлинга, пыталась изо всех сил и даже больше: она месяцы ходила на свидания с Кризалис, обратилась к друзьям и семье за советом… но ничто не могло прорваться сквозь незримый барьер. Ей по-прежнему не удавалось почувствовать ни малейшей частицы любви сверх той, которую она чувствовала к любому из друзей.

Боялась ли она? Просто боялась влюбиться? Или просто всего сделанного Кризалис было слишком много для её сердца, чтобы оно смогло простить? Была ли её любовь навсегда утрачена из-за простого недопонимания?

Может быть и так. Кризалис несомненно уверилась в этом и ушла. Частью оттого, что осознала тщетность попыток почерпнуть любовь из сухого колодца… и частью от собственной любви к Твайлайт, дабы освободить её от любых обязательств попытаться полюбить её. Прощальным жестом любви освободить пони, которую она любила, чтобы та смогла пойти и найти свою истинную любовь.

Что хуже всего… Кризалис была права. Не имело смысла притворяться; Твайлайт могла притвориться влюблённой, у них даже мог получиться настоящий брак и настоящие отношения. Не то чтобы она не любила Кризалис, её просто переклинило на некоторых проблемах. Определённо, со временем и достаточной любовью от Кризалис…

Но слова Пинки врезались глубже, чем Твайлайт думала. Теперь она могла увидеть иное будущее, где она и Кризалис притворялись, что любят друг друга. Это могло сработать с любым другим пони… но не с Кризалис. Не с чейнджлингом. Неважно, как они будут притворяться, Кризалис будет знать. И чем дальше всё будет заходить, тем больше они будут лгать друг другу, тем горше и злее будет становиться Кризалис. Нет, этот путь закончится лишь катастрофой.

Поэтому, если Твайлайт не могла изобразить, что любит Кризалис, и если у неё не получалось по-настоящему полюбить её…

…тогда Кризалис имела право уйти. Возможно, так и должно было быть.

Твайлайт медленно подошла к столу. Документы лежали на нём и ждали. Опустившись на стул, она начала перелистывать стопку бланков. Все они выглядели довольно стандартными; поставить инициалы здесь, подписать там, вписать дату сюда, и та пони, на которой ты женилась, навсегда уйдёт из твоей жизни. От этой мысли Твайлайт ощутила знакомый укол грусти, но вовсе не от размышления о Кризалис. Помимо этого… она не ощутила ничего необычного.

Поэтому она начала заполнять бумаги. Поставить инициалы здесь, подписать там, вписать дату сюда… Она работала медленно, шаг за шагом. Она не хотела чего-либо перепутать, не хотела всё затягивать. Закончить здесь, покончить с этим аккуратно. Как и хотела Кризалис. Большего Твайлайт уже не могла для неё сделать, но она могла сделать это правильно. Как прощальный подарок королеве. Вот почему она держала перо копытом, а не магией; это было слишком сокровенное.

Наконец Твайлайт дошла до последней страницы. Здесь надо было поставить последнюю подпись, подтверждающую, что все предыдущие подписи верны, и что именно этого хотела пони. Последний ключик, который, повернувшись, накрепко запрёт все оковы. Эта подпись навсегда удалит Кризалис из её жизни.

Твайлайт смотрела на пустую строку, дожидающуюся её подписи, и… не чувствовала ничего особенного. Ничего, чего не чувствовала бы прежде. Поэтому твёрдым копытом она вывела своё имя.

Затем она откинулась на спинку стула и посмотрела на свою подпись, по-прежнему держа перо копытом. Вот и всё. Теперь Кризалис ушла, окончательно. Всё это было написано здесь, в официальных дворцовых документах, и подписано ею, принцессой. Теперь волею железного копыта закона она никогда, совсем-совсем, не увидит королеву Кризалис снова. Утверждающие это слова были прямо перед ней, в равнодушных чёрных чернилах. Жестокая реальность того, что это действительно означает, лежала на её столе, и это осознание начало биться в её голове в такт её сердцу.

Её копыто задрожало.


...приблизившись к Твайлайт, он понизил голос: — Не говори ей, но в былые дни мне на самом деле предлагали титул «Принцессы любви». Но я отверг его. Тиара не сочетается с моей бородой.

...